Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Трiзень Трi Вiеде - Овсiена Влiка - Восеньскiя Дзяды
от 02.11.05
  
Выразе


Осенние Деды (Восеньскiя Дзяды) православные отмечали на третьей неделе после Покрова

Космос крестьянской хаты делился двумя потолочными балками на три части, которые символизировали не что иное, как связь между поколениями. Первая балка, что ближе к двери, отделяла пространство для гостей. Вторая же являлась своеобразной семейной книгой памяти - на ней вырезались имена умерших членов семьи. Если в другие праздники столы ставились вдоль хаты от красного угла к порогу, то поминальный стол - вдоль поминальной балки. Во главе стола было место хозяина - отца или деда, после которого все по очереди садились по старшинству. Принцип этот соблюдался неукоснительно, потому что считалось, что смерть должна забрать раньше того, кто первым сядет за поминальный стол. Мужчины рассаживались с правой стороны стола (от порога), женщины - с левой. Жены - напротив мужей. Для несовершеннолетних накрывался отдельный стол. Как правило, празднование Дзядо, как и Каляда, начиналось после появления на вечернем небе первой звезды. Хозяин зажигал свечу и передавал ее всем по кругу вокруг стола. Каждый должен был подержать эту свечу в руках. Потом читали Отче наш.., перечисляли всех умерших родных вплоть до седьмого колена. Перед самой трапезой хозяин обязательно приглашал за стол души предков: Святыя дзяды, завем вас! Хадзiце да нас! есць тут усе, што Бог дал, чым толькi хата багата. Просiм вас - ляцiце да нас! - Потом вставала мать, брала стос блинов и, деля их крест-накрест на 4 части, раздавала всем по старшинству. Первую ложку кутьи клали на порог или подоконник - для дзядо. Только после этого начинали есть сами...За поминальным столом назывались имена предков вплоть до седьмого колена. Поэтому и блюд должно было быть семь. Кутья и блины - обязательно. Каждое блюдо подавалось парно в четном количество (если 7 блюд, то на 14 тарелках). Тем самым уравновешивалась ситуация, когда не должны быть в обиде ни живые, ни умершие
http://sb.by/article.php?articleID=32373


АВ V. 24. К разным богам как к верховным владыкам

Заговор обращен к разным богам и к отцам - умершим предкам с просьбой помочь в осуществлении различных обрядов. Его стихи построены по одной схеме: сначала названо божество и его сфера действия (ее нет у отцов в трех последних стихах), затем следует длинный рефрен с перечислением всех ритуальных действий и благочестивых замыслов, для которых ожидается помощь.
12 - Отец Марутов - Таковым является грозный бог Рудра, имя которого здесь рассматривается как табу
14...отцов pitrnam - Отцы (pitarah- также в стихе 15) - умершие предки, которые живут на высшем небе, пируют вместе с Ямой и получают жертвоприношения от потомков
16 Отцы ближние tata avare...- Здесь, как и в стихе 17, отцы обозначены словом из детского языка tata-; ср. русское тятя. Не случайно, что так названы ближние отцы, которых видимо, еще помнят
17 Отцы, деды tatas tatamahas...- Общепринята эмендация текста на tatas

1 Савитар(-побудитель) - верховный владыка побуждений. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!

2 Агни - верховный владыка лесных деревьев. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!

3 Небо-и-Земля - двое верховных владык-дарителей. Да помогу они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!

4 Варуна - верховный владыка вод. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!

5 Митра-и-Варуна - двое верховных владык-дождя. Да помогу они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!

6 Маруты - верховные владыки гор. Да помогу они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!

7 Сома - верховный владыка растений. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!

8 Ваю - верховный владыка воздушного пространства. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!

9 Сурья - верховный владыка взглядов. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!

10 Луна - верховный владыка созвездий. Да поможет она мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!

11 Индра - верховный владыка неба. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!

12 Отец Марутов - верховный владыка скота. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!

13 Смерть - верховный владыка существ. Да поможет она мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!

14 Яма - верховный владыка отцов. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!

15 Отцы дальние - да помогут они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!

16 Отцы ближние - да помогут они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!

17 Отцы, деды - да помогут они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!

Атхарваведа (Шаунака). Т.1: кн. I-VII. Перевод с ведийского языка, вступительная статья, комментарий и приложения Т.Я. Елизаренковой. Посвящается памяти мужа Владимира Николаевича Топорова. - Восточная литература. РАН. Москва. 2005
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_605.htm

Трiзень Трi Вiеде (Восеньскiя Дзяды)РигВеда X, 15. К умершим предкам

Автор, по анукрамани, Шанкха, потомок Ямы (Cankha Yamayana). Тема - умершие предки (отцы - pitarah). Размер - триштух, стих 11 - джагати. Стихи этого гимна исполнялись в различных похоронных ритуалах и входят в основном в Книгу мертвых (XXIII) АВ (в иной последовательности). Возможно, как считает Ольденберг, гимн связан с похоронными обрядами риши Васиштхов (см. стих 8), которым принадлежит мандала VII
1a-b…ближние…дальние…средние - dvare…parasah…madhyamah - Эти эпитеты истолковываются неоднозначно. Скорее всего, имеется в виду время их смерти, хотя не исключено, что также их локальная характеристика: расположились ли они на земле, на высшем небе или в воздушном пространстве, - в РВ эти границы выражены неотчетливо
1c Кто…ушел в жизнь духов - asum ye iyur avrkah - Понятие asu в РВ означает, как показал Б. Шлерат - жизнь, существование, индивидуальное существование (после смерти)
3b Потомка - napatam. - Денотат неясен. Одно из предположенией Ольденберга, что это Агни (обычный его эпитет urjo napat - потомок силы
4d…счастье и благо без повреждения - cam yor arapah. - Отношение к отцам было двойственным. Их приглашали на поминальные жертвы, просили о помощи (прежде всего о мужском потомстве), но также их боялись и уговаривали не причинять вреда
6d…подогнув колено - Ритуалом предписывалось подогнуть левое колено
9d…сидящими вокруг горячего молока - gharmasadbhih - Отцов потчевали в поминальном обряде горячим молоком и Сомой
11a…пришедшиеся Агни по вкусу - agnisvattah - Тело умершего рассматривается как жертва, которую вкушает Агни, кремационный костер
14c-d…отправляйся…Создай - Обращение к недавно умершему человеку - так понимает Гельднер. Рену, однако, вслед за Ольденбергом считает, что Агни должен принять ту форму тела, с помощью которой он поведет дух умершего на небо


1 Пусть поднимутся ближние, под(нимутся) дальние,
Под(нимутся) средние отцы, достойные Сомы!
Кто, зная закон, ушел беспрепятственно ушел в жизнь духов,
Да помогут нам эти отцы в призывах!

2 Пусть будет сегодня это поклонение отцам,
Которые раньше, которые позже отправились,
Которые осели в земном пространстве
Или которые теперь среди племен с прекрасными жертвенными общинами.

3 Я нашел легконаходимых отцов,
Потомка и (высший) шаг Вишну.
(Те) сидящие на жертвенной соломе, что по своему желанию вкушают
Выжатый напиток, они сюда приходят охотнее всех.

4 О отцы, сидящие на жертвенной соломе, с помощью (придите) к нам!
Эти жертвенные напитки приготовила для вас - наслаждайтесь!
Придите сюда с самой благотворной поддержкой,
А также дайте нам счастье и благо без повреждения!

5 Призваны отцы, достойные Сомы,
Для приятных угощений на жертвенной соломе.
Пусть придут они, пусть послушают здесь!
Пусть заступятся они и поддержат нас!

6 Сев справа, подогнув колено,
Воспойте все эту жертву!
Не навредите нам, о отцы, чем-нибудь,
Если по природе человеческой мы совершили грех!

7 Сидя в лоне красноватых (языков пламени),
Дайте богатство почитающему (вас) смертному!
Сыновьям, о отцы, подарите из этого
Добра! Наделите здесь силой!

8 (Те) наши прежние отцы, достойные сомы,
Васиштхи, что проследовали на питье сомы,
Пусть Яма с ними, радуясь, жаждущий с жаждущими,
Вкушает (наши) жертвенные возлияния, сколько захочет!

9 Кто мучился жаждой среди богов, изнывая,
Знатоки жертвы, чьи восхваления выразились в песнях, -
О Агни, приди с легконаходимыми отцами в наши края,
С истинными кавья, сидящими вокруг горячего молока!

10 (Те) истинные, что едят и пьют жертвенные возлияния,
(Те, что) взяты Индрой (и) богами на одну колесницу (с собой), -
О Агни, приди с тысячей (этих) хвалителей богов,
С дальними прежними отцами, сидящими вокруг горячего молока!

11 О отцы, пришедшиеся Агни по вкусу, идите сюда,
Сядьте каждый на свое место, о вы, кого правильно ведут!
Ешьте жертвенные возлияния, поданные на жертвенной соломе,
А также дайте богатство из здоровых мужей!

12 О Агни-Джатаведас, когда тебя призвали,
Ты увез жертвы, сделав (их) душистыми.
Ты предал (их) отцам. Они вкусили (их) по своему обычаю.
Ешь (и) ты, о бог, предложенные жертвенные возлияния!

13 Какие отцы здесь, и какие не здесь,
Каких мы знаем и каких не узнаем, -
Ты знаешь, сколько их, о Джатаведас.
Наслаждайся по своему обычаю хорошо подготовленной жертвой!

14 Кто, сожженный Агни, кто несожженный Агни,
Посреди неба радуется поминальной жертве, -
С ними (отправляйся) как самовластный повелитель в этот путь уводящий от жизни!
Создай (новое) тело по желанию!

РигВеда. Мандалы I-X. перевод Т.Я. Елизаренковой
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_863.htm

Почти повсюду погребенье считалось как бы законным и должным сочетаньем человека с землею, его матерью и кормилицею. А поминовенье усопших полагалось в обязанность живущим. По верованью римлян, согласно с этрусским ученьем, тени являлись на земле троекратно в году - в конце августа, в начале октября и ноября. Дни этого таинственного сообщения мертвых с живы<ми> почитались священными и вместе черными. Тогда не предпринимали никаких важных дел. В это время римляне совершали таинственные обряды, мало нам известные. Это был род праздни<ка> всех душ, празднуемого католиками и совпадающего с русскою осеннею Родительскою, которая предпочтительно пред прочими Родительскими празднуется народом. Римляне творили заупокойные пиры как жертвы теням. Вино, мед, масло, яицы, плоды и цветы приносились на гробницы. Древние евреи иждивали хлебы свои при гробе праведных, преломляли в стенании хлеб на гробе родителей и вкушали чашу утешения. В Литве в одно время с нашей осенней Родительской празднуются Осенины, Большие осенины, Дедины. Праздник Деды или Праотцы (Dziady) ведет свое начало от языческих времен.
В Белоруссии около так называемого поминального дня (задушнего дня) простолюдины заказыва<ют> обедню, собираются всем семейством в церковь, раздают милостыню бедным и потом отправляются на кладбище, где с полчаса все громко рыдают над могилами своих родственников, наконец возвращаются домой и вечером начинают поминать усопших: тайком готовится пир в какой-нибудь часовне или в пустом доме близ кладбища; ставят блюда с кушаньем, напитки, овощи; вызывают души покойников, зажигая вино и лен; по цвету пламени судят о явлении душ, призываемых следующ<ими> словами: Чего потребуешь, душечка, чтоб попасть в небо? Не хочешь яства и питья, оставь нас в покое, а если не послушаешь просьбы, то во имя отца и сына и св. духа! видишь господский крест, акыш! Простой народ уверен, что такое угощение и песни доставляют отраду душам, находящимся в чистилище, и что покойники внушают за это какую-нибудь добрую и полезную мысль или дают совет. Где поблизости нет кладбища, там пир учреждается в доме. По окончании этого стола хозяин берет утиральник и один конец его вывешивает за окно, а на другом ставит рюмку или стакан воды и кладет по частице от всех кушаньев, приготовленных для покойников. К утру говорят, будто все пропадает, что же и остается, то раздают нищим. Вместе с Дедами или Большими осенинами в Минской и в смежн<ых> губер<ниях> отправляют 6-го ноября прикладины, то есть обкладыванье могил дерном. Малые или меньшие осенины празднуются в госпожку.
В православной церкви считается семь вселенских панихид: 1-я в пяток вечера пред постом Филиповым, 2-я в субботу пред Рождеством Христовым, 3-я в мясопустную неделю, 4-я марта пятнадцатого числа, 5-я в субботу пред сошеств<ием> св. духа, 6-я в субботу пред Петровым днем и 7-я в субботу пред успеньем богородицы. Но главные поминки - чествуемые народом в Радуницу или Пасху усопших, в Троицкую субботу, в Дмитровскую субботу и в Покровскую субботу. В церковном уставе 1668 года предписывается 1 октября посылать на убогие домы архимандритов и прочее духовенство для совершения общей панихиды. Народ и на весеннюю Радуницу и на осеннюю Дмитровскую плачет слезно. В Нерехте доселе ведется поговорка о плачущем неутешно: Расплакался как усопшая радуница! Дмитриевой слывет суббота от Дмитрия Солунского, празднуем<ого> 26 октября, или от великого князя Димитрия Донского в поминовение Куликовского побоища, или, вероятнее, от того и другого вместе. В Костром<ской> и в смежн<ых> губерн<иях> она называется Дедовою. Когда бывает там на эту родительскую оттепель на раннем зазимье, тогда обыкновенно говорится: На Дедовской неделе родители отдохнут. Сия суббота поминовенья учреждена в то самое время, когда уже существовали в северной России Скудельницы или убогие домы и общее на них поминовенье весною и осенью. Дмитриевская Родительская суббота больше уважается простым народом, чем другие Родительские; она сопровождается большею торжественностью, чем прочие, по удобству времени, по изобилию в эту пору продовольствия и по извечному обычаю. К этому дню, как будто к годовому празднику, поселяне пекут пироги, блины, а в Смоленской губер<нии> резни (тонкие из теста угловатые или клиноватые лепешки), готовят кутью или канун, кисель с сытою и молоком, брагу или пиво. После панихид оделяют священников и причетников блинами и пирогами, так что это обильное угощение вошло в народную пословицу: Не всегда поповым ребятам Дмитриева суббота. Во время этих поминовений считается неприличным предпринимать какие-нибудь важные дела. Время между Казанскою и Дмитровым днем или осеннею Родительскою доселе считается (между простолюдьем) неблагоприятным для свадьб.
Н.В. Гоголь. Осенняя Родительская (извлечения из труда И.М. Снегирева)
http://feb-web.ru/feb/gogol/texts/ps0/ps9/ps9-425-.htm
с.110
с.111
Литовцы в язычестве своем и даже при переходе от него к Христианству, ежегодно, в известную пору, особливо в Октябре, выходили на общественные кладбища и там, принося в жертву подземным богам сыченый мед, молоко и пиво, оканчивали тризну свою такими же пиршествами, какие бывают во время похорон. Сии поминки в Литве, совершаемые почти в одно время с осеннею Родительскою у Великороссиан, назывались Хавтурей, Дедины, или Осенины, большие Осенины, у Латышей Deewa deenos, Божий день, описанные в I выпуске этой книги. В Черной Руси, в Новогрудском и Пружанском уездах, частию в Минской Губернии, частию и в Белоруссии, главнейшим праздником почитаются Деды или Праотцы (Dziady) в честь усопших предков: он ведет свое начало от языческих времен.
По свидетельству Г. Мухлинского, это благоговейное и трогательное торжество прежде называлось в Литве и Белоруссии пиром козла, который был в уважении у некоторых Славянских племен. Здесь первенствовал, в качестве жреца и певца, гусляр (Guslar), у Чехов именуемый Kozlar, вещун, чародей, кудесник...Вместе с Дедами, или большими Осенинами, в Минской и смежных с нею губерниях, обыкновенно отправляют, 6-го Ноября, Прикладины, т.е. обкладывание могил дерном. Малые, или меньшия Осенины празднуются в Госпожку.
Осениною в старом русском языке называлась осень (В Летоп. под 1405г. сказано: Церковь в городке на Старице в весне почаша, а в Осенине кончена). Как в белой и малой, так равно и в великой России она была удобнейшей порою торжественных и важнейших в семейном и общественном быту обрядов, каковы: свадьбы и поминки и т.п. С окончанием полевых работ, доставляющих поселянину продовольствие на целый год, начинаются Родительские и веселые пирки, или свадьбы, коими нередко сменяются первые. Церковным обрядам предшествуют или за ними следуют старинные народные обряды, вероятно оставшиеся от Тризны...
И.М. Снегирев. Русские народные праздники и суеверные обряды, ч.4, М., 1839г., гл. 8, Осенняя родительская, с.106-117
http://yakovkrotov.info/Opis_A/00001/00210_Snegirev_4.pdf
…Расхождение между весенней датой славянского поминовения мертвых - (в начале весеннего цикла) и осенней балтийского (в конце осеннего цикла) объясняется, вероятно, так же, как и другие подобные различия: разные традиции отдают предпочтение одному из двух возможных сезонных праздников. Впрочем, и в восточнославянской традиции, и в западнославянской есть наряду с весенним обрядом поминовения мертвых (весенняя радуница или Пасха усопших) и осенний обряд - костромская Дедова неделя (ср. На Дедовской неделе родители отдохнут), осенняя Дмитриева суббота, пользовавшаяся особым почитанием по сравнению с другими родительскими днями, белорусские прикладины, когда могилы 6-го ноября укладывали дерном, Деды или Большие осенины в Белоруссии. В дни, примыкавшие к номинальному дню, иначе задушнему, близ кладбища ставились блюда с кушаньями и напитки, вызывались души для яства и питья, зажигались вино и лен: вызывают души покойников, зажигая вино и лен; по цвету пламени судят о явлении душ, призываемых следующими словами: Чего потребуешь, душечка, чтобы попасть в небо? Не хочешь яства и питья, оставь нас в покое (Гоголь, IX, с.426, см. там же, с.425, сравнение с литовским осенним родительским праздником). - с.69 Вячеслав Иванов, Владимир Топоров. Исследования в области славянских древностей. М., Наука, 1974
Деды, диды, дзяды (белорус, и польск.)
, в славянской мифологии духи предков. У восточных и западных славян особый обряд почитания Д. совершался весной на седьмой день после пасхи (семуха, весенняя радуница или пасха усопших) или осенью (деды или большие осенины в Белоруссии, костромская дедова неделя, во время которой, по поверью, умершие родители отдыхали); в жертву покойникам приносилась пища. Души умерших приглашали на угощение в дом: Деду, иди до обеду! Д. посвящалась первая ложка или первый стакан: его могли выливать под стол или ставить за окно, через которое влетали меньшие Д., тогда как большие входили через дверь. Во время белорусского обряда хозяин трижды обносил зажжённую лучину вокруг стола, совершая магическое окуривание; эта часть ритуала совпадает с карпатским обычаем жечь деда, т.е. греть покойника. Пищу, как и в других связанных с именем Белеса и Велеса славянских и балтских обрядах поминовения и кормления мёртвых, первоначально относили также на кладбище. Д. могли изображать в виде антропоморфных болванов с лучиной. К помощи Д. обращались при обряде выбора места для жилища (ср. Домовой). В Белоруссии Д. называют Ставрусскими, связывая их с преданием о Ставре и Гавре, собаках древнего языческого князя Боя. Бой приказал воздавать почести этим собакам, как своим приближённым, а после их смерти ввёл особые дни почитания, когда к месту, где были зарыты собаки, приносили пищу и питьё; пиршества продолжались до ночи, причём собак называли по именам. По поверью, отсюда берут начало Ставрусские Д. Миф о двух собаках и некоторые детали обряда имеют широкие индоевропейские и типологические параллели и могут восходить к глубокой древности (ср. Иран. фравашей и др.). Во время майских обрядов в Польше Д. предвещали девушке близкое замужество. Упоминание в болгарских ритуальных играх персонажа со сходным названием позволяет считать наименование Д. общеславянским. Мифологический словарь. В.В. Иванов, В.Н. Топоров
Так, по возрЪнiям бЪлоруссовъ, весной, вмЪстЪ с оживанiем природы, с пробужденiем ея отъ зимняго сна, оживают и души мертвых и выходят из тЪсных гробов на вольный свЪт. Полагают, что онЪ нуждаются в пищЪ и питьЪ, что онЪ Ъдятъ и пьютъ, но рЪдко: три-четыре раза в годъ с них вполнЪ достаточно. Для удовлетворенiя этой потребности и в знак
уваженiя к предкам, пepioдически устраиваются поминальные столы, по-бЪлорусски - дзяды (в БЪлоруссiи дзяды справляются въ субботу пред мясонустною недЪлей, во вторникъ на Фоминой, на канунЪ Троицы и 24 октября - Дмировскiе дзяды). В такiе дни всЪ как-то торжественно настроены, полны ожиданiя чего-то таинственнаго. Разговоры, обыкновенно, вращаются около умерших; вспоминаются обстоятельства их жизни, вскусы, привычки; чисто случайныя явленiя приводятся в связь с обитателями загробнаго мipa: сядет, напримЪр, птичка на окно, как уж в ней видят душу покойника, который чего-то хочет от родных, о чем-то напоминает им. Начинаются догадки, предположенiя...Старики, которые уже хранят - сорочку на смерть -, видят в этом знаменiе своей близкой кончины: Это такой то, говорят они, за мной являлся; нужно готовиться в дальнюю дорогу... В этот день обязательно чистят избу, словно бы к прiемy дорогих гостей.
ДзЪдуюц поздно вечером. Покрывают стол бЪлой скатертью, кладут хлЪбъ-соль, ставят кутью; пред образами зажигается свЪча, - и всЪ молятся за усопших. ПослЪ сего хозяин выходит за дверь и призывает предков, дзядовъ, раздЪлить со всЪми домочадцами обрядовую трапезу, которая доходить до 7 блюд. Ъдятъ покладаючися, т.е. проголят ложку потравы и предоставляют то же сдЪлать дзЪдам - кладут для них свои ложки. Но, принимая во вниманiе, что дзЪдов можетъ быть больше, чЪм кладется ложек, хозяева отливают и откладывают всякой пищи на окна и под стол.
Есть обычай - ничего не убирать со стола послЪ этой вечери, чтобы дзЪдамъ было что Ъсть, когда они соберутся ночью (с.54-55)
На яго дварЪ ды стояц горы,
Ды стояц горы высокiя;
А на тых горах ды лежац брусься,
Ды лежац брусься цесовые;  
А на том брусьси ды стояц стоубы,
Ды стояц стоубы малеваные;
А на тых стоубахъ ды висяц котлы,
Ды висяц котлы отливаные;
А по-под котлами ды горяц агни,
А гарац агни ясненькiе,
Ды идуц дымки синенькiе;
Там сидзяць дзЪдки старенкiе,
Варац воски жоуценькiе,
Сучаць свЪчи двойчастыя,
Двойчастыя и тройчастыя;
и пр. (село ПогорЪлое, Игуменскаго уЪзда. с.27)
Пережитки древняго мiросозерцанiя у бЪлоруссовъ. Этнографическiй очерк А.Е. Богдановича. Гродна. 1895
мы воспользуемся обличительною рЪчью, составленною А.Н Майковым из сводки разных отрывков древних духовных писателей, обличавших языческое нечестiе русских:
О во тьмЪ блуждающiе! - восклицает один из ревнителей христiанства: Кумиры повержены, но вы рабствуете и поклоняетесь прежним бЪсамъ! Богами нарицаете стихiи, и солнце, и огонь; и огню тоже молитесь, зовете его Сварожичем! ВЪруете и в стрЪчу, и в полаз, и в птичiй грай и в ворожбу; волхвуете птицами и звЪрьми! Бог дает вам вся благая; вы же Его не познали, а все от бЪсов своих имЪти мните - и обилiе плодов земных, и растворенiе воздухов! ВмЪсто призыванiя благодати Господней на вешнiя поля и нивы, рядитесь во звЪриныя шкуры, надЪваете личины, толпами выходите вызывать Перуна или поганнаго Ярилу с криком и гамом бЪгаете по селам, ударяя в бубны, тазы, сковороды, мЪдные доски, брянча колокольчиками и бубенчиками, хлопая бичами: тЪм мните зиму и мрак прогоняти, не вЪдая того, что вся от Господа! Покараетъ ли васъ Господь, посушит поля и нивы, дабы сердца ваши окаяннiи подвиглись к Нему, - вы яко слЪпы и глухи пребываете, и паки к нечистому дЪйству прибЪгаете: обовьете дЪвку цвЪтами и травами, водите ее по полям, обливая водою, а сами, переряженые в звЪриныя шкуры, бЪгаетЪ круг нея с бЪсовскими пЪснями, с плясанiемъ и скаканiемъ. От рожденiя до самыя смерти бЪсам токмо служите: зачинаетесь в сквернЪ и грЪхЪ; бракъ ли то есть, когда собираетесь на игрища, и дЪвицу себЪ любу избрав, на конях ристающе, подскакиваете и с собой умыкаете: и то есть вам брак! И станет увЪщевать вас служитель Божiй, в продерзости отвЪщеваете; христiанскiй-де обряд вЪнчанiя годен токмо для князей и бояръ, а мы-де люди простые, живем какъ отцы и дЪды жили, и по двЪ жены имЪть можемъ!..О горе горькое, о прелесть сатанинская! И паки скажу: как вы пастыря душъ встрЪчаете? Плюете, невЪгласи, встрЪтясь со святымъ отцом, бЪсамъ заклятiя читаете и яко от недоброй всрЪчи, назад ворочаетесь! А волхвам, и скоморохам, и гудцам, пЪвунам, что толпами из села в село шатаются и поганныя требы и волхованiя творят и басни о бЪсах баютъ со струннымъ гуденiем, - ихъ послушаете и их ублажаете и чествуете, и на праздниках своих все ими указанное творите, и на кладбища с ними с огнем ходите, и окрест могил пЪсни бЪсовскiя возглашаете, и скаканiем и плясанiем святое мЪсто оскверняете! Молитвы ни единой сотверит не могуще, развЪ кто Господи помилуй со страхом скажет, заклятiй знаете множество - и к вЪтрам нарицающе их Стрибожьими чадами, и к зарЪ - яко к нЪкоей женЪ, сЪдящей на морЪ, на ОкiянЪ, въ палатахъ красна золота да чиста серебра, и к огню-сварожичу, и к печкЪ, и к инымъ, иже стихiи суть, или руками дЪланная! -
Майков. Сочин., т. II, стр. 414

Во спомiнь, а старая взпомнымо, воспомiньемо, i се взпомыньемо, се споменехом, споменоуте на то, спомiнмо, спомыньемо, оспомыньмо о тЪ, осьпомынъмо о то,  оспомынье ту бо ть, на то еще помiньмо, не опоменемо, то не запомыньмо овежде, i нiкii не сме на то запомнящетесе
Забiша овае сва, iмено его забоуднесете, а Грьце хотяе ны акржщате абы сме забiхом ста Бозе наше, не забуде од ны нiщо, а не забудещете iу
Рещехомь iеще словы тоiе назпаменте абыхомь не iедiны одо тiе слове не cутратете, оупамятохом доблiа наша стары часы, потщемося на памет iхо яко све земЪ Руську удобiша, да iмемо любве до памяте iех, i сiе iмяхомь држете о паменте
I да Ореовiе завiете любыте Света зелена i жiвотнiа I любыте друзе сва I быте мiрнiе мезде Родi I по те о добiе бысте седьмыдесенте конензе нашiе яко МезiСлаво БоруСлавь i КомонеБранещ i ГорыСлавь I тако iзбрященi iны о Веще I одлоущенi о Веще колiбва люды не хотящете iех Се бо тоiе конезе влiце трудiщесе I се Кышек бя велiк а моудр I тоi умре А по неi бяще iнi Кажедiе творяе нiещо благiе о Русы Паменте нашiе то удржещеть якожде iмяхомь iе Славете всак Трiзень ТрiВiеде I потщiтесе о паменть iех на сыны нашiе I нiкii не сме на то запомнящетесе яко проклент бенде о Бозiех нашiех а чловiецiех I люды iмено го охiбнуть од вiекы
Влесова Книга

С холмов кричу я деду:
О отче, отзовись...
Но тихо дремлют кедры,
Обвесив сучья вниз.

Не долетает голос
В его далекий брег...
Но чу!  Звенит, как колос,
С земли растущий снег

Сергей Есенин. Октоих
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_333.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001