Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Нет ничего в мире сильнее свободной научной мысли - В.И. Вернадский
от 12.03.17
  
Будиславль


Славим славно славу Славов славных


Владимир Иванович Вернадский (12.03.1863 - 6.01.1945)
Быстро исчезает человеческая личность, недолго относительно храниться любовь окружающих, несколько дольше сохраняется память о ней, но часто чрезвычайно долго в круговороте текущей, будничной жизни сказывается ее мысль и влияние труда.
Невольно и часто бессознательно она работает над жизнью, потому что для нее эта работа является необходимым и неизбежным элементом существования
Нет ничего в мире сильнее свободной научной мысли. Нет ничего более ценного и ничего требующего большего бережения и уважения, как свободная человеческая личность
Я сам был ближе всего к анархическим государственникам, но я не видел возможности их проявления в данном…Вчера для меня стало ясно, что в структуру ноосферы входит человеческая мысль
В.И. Вернадский. Самосознание обществ
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_33.htm
Из записок. Август 1892г. Вдумываясь в окружающую, будничную жизнь, мы можем наблюдать в ней проявление основных идей и верований текущего и прошлого поколения, можем видеть постоянное стремление человеческой мысли покорить и поработить себе факты совершенно стихийного на вид характера. На этой будничной жизни строится и растет главным образом основная сторона человеческой мысли. Быстро исчезает человеческая личность, недолго относительно храниться любовь окружающих, несколько дольше сохраняется память о ней, но часто чрезвычайно долго в круговороте текущей, будничной жизни сказывается ее мысль и влияние труда. Невольно и часто бессознательно она работает над жизнью, потому что для нее эта работа является необходимым и неизбежным элементом существования. Коллективной работой массы людей жизнь человеческих общин и самого человечества получает стройный характер - постоянно на этой жизни мы можем наблюдать проявление сознания, причем сами явления жизни получают характер непреложных законов, слагающихся как под влиянием сознания отдельной личности, так и сознательно однообразной работы, массы мелких человеческих единиц. Такой законообразный характер сознательной работы народной жизни приводил многих к отрицанию влияния личности в истории, хотя, в сущности, мы видим во всей истории постоянную борьбу сознательных (т.е. не естественных) укладов жизни против бессознательного строя мертвых законов природы, и в этом напряжении сознания вся красота исторических явлений, их оригинальное положение среди остальных природных процессов. Этим напряжением сознания может оцениваться историческая эпоха. Влияние идеи и мысли на текущую будничную жизнь широко и постоянно; оно несколько веков становится сильнее и могущественнее. Этот процесс обещает много впереди; его непрерывность зависит от неуклонного к нему стремления отдельных сознательных личностей. В явлениях текущей жизни каждая личность тем более имеет влияния на жизнь, тем более ведет к победе мысли (т.е. гармонии и красоты); чем сознательнее постоянно и серьезно она ищет проявления основных идей в окружающей текущей жизни, чем непреклонно и яснее оценивает каждое явление со стороны общих, дорогих ей принципов и чем более выясняет себе, что именно с точки зрения Мысли и Идеи каждое событие текущей, будничной жизни, что надо делать, чтобы оно шло по пути идеи и мысли. Тогда каждая отдельная личность в своей жизни является отдельным борцом проникновения сознания в мировые процессы, она своей волей становится одним из создателей и строителей общего закона, общего изменения, изменения сознательного, тех или иных процессов, и этим путем участвует в глубоком процессе - переработке мировых явлений в целях, выработанных Сознанием. Сила личности и влияние ее, понимание ею жизни (а тут работа над пониманием есть сама по себе общественное дело великой важности для всякой личности, не живущей на необитаемом острове) увеличиваются по мере вдумывания в процессы будничной жизни. Вдумывание в эти процессы имеет еще и другое значение, так как в них сказывается мысль и других сознательных личностей и на них познается, пробуется всякий принцип, всякая идея другими личностями. Понятно поэтому, что многое новое и отсутствующее в остальных естественных явлениях должно раскрываться и уясняться для всякого человека при вдумывании в совершающуюся вокруг него мелкую, глухую жизнь. Так ли глуха эта жизнь, как она кажется? Так ли она бесформенна и случайно-бесцельна, как представляется? Так ли бессильна личность противиться уродливым проявлениям жизни и не есть ли отсутствие ясного понимания и оглашения этой уродливости отдельными личностями самая основная причина и главная сила всех уродливых течений жизни? Общество тем сильнее, чем оно более сознательно, чем более в нем места сознательной работе по сравнению с другим обществом. Всякий его поступок тем более правилен, то есть находится в гармонии с общим благом, с maximumом доступного нашей эпохе напряжения сознания в мировой жизни, чем ярче он является результатом работы большего числа людей, могущих мыслить. Когда есть ряд человеческих обществ и в этих обществах, государствах, в одних широко дана возможность мыслящим единицам высказывать, обсуждать и слагать свое мнение - в других такая возможность доведена до minimumа - то первое общество гораздо сильнее и счастливее вторых обществ. Если же в первых, сверх того, необходимые коллективные поступки делаются на основании правильно составленного мнения лучших людей, а во вторых обществах на основании мнения случайного характера людей случайных - то сила первых обществ еще более увеличивается. В этом случае неизбежным образом для вторых обществ ставится на карту вопрос их существования и жизнь в них становится труднее и безобразнее. Между тем совершенствование первых обществ возможно лишь при охвате ими всех людей, живущих в условиях необходимости внешних сношений, и возможно лишь при необходимом усложнении всех сторон будничной жизни. Вследствии этого правильность коллективных общин 2-го типа становится меньше, а следовательно, условия жизни входящих в их состав единиц с каждым годом все менее благоприятны. Жизнь человечества все более усложняется, сношения между людскими общинами увеличиваются, коллективные поступки других общин становятся все правильнее - а потому ошибочность в поступках общин 2-го типа увеличивается и ненормальное их устройство становится яснее и серьезнее. В таком случае является необходимость найти исход из ненормального положения. Мыслимы три случая. Или такая община, или такое государство достаточно физически сильно и может направить данную силу дурно, то есть противно людскому благу и интересам прогресса; или оно не может победить прочих государств и должно медленно или быстро разрушаться, или в нем достаточно людей с сильной волей и ясным сознанием, и эти люди могут изменить ненормальные условия жизни. Существование таких людей необходимо во всех случаях. Их колическтво и качество решает судьбу государства. Между тем все условия жизни в таких обществах препятствуют, вообще говоря, их образованию - а потому те, которые почему бы то ни было могли образоваться в таком государстве, должны особенно напрягать свои силы. В типичном подобном положении находится Россия, перед нами как раз теперь стоят все эти вопросы, перед каждым из нас лежит обязанность уметь дать ответ в тех трудных обстоятельствах, какие ставятся нам жизнью. Нет кругом талантов или могучих публицистов, которые могли бы являться передовыми вождями - борцами и вести всех мыслящих, всех сомневающихся к одной великой, беспощадной борьбе со злом, мраком и несчастьем, охватившими нашу родную землю. Нет людей, которые могли бы растолковать и обьяснить пагубное течение русской жизни. Является поэтому обязанностью и делом простых русских граждан пытаться публично разбираться самостоятельно самим в сложных явлениях жизни, растолковывать их, обсуждать сообща, пропагандировать их среди русского общества. Рядом таких случайных писателей заменяется недостаток - очень печальный - в нашей жизни сильных и талантливых публицистов и критиков. С этой целью попытаюсь и я, простой наблюдатель, изложить в этих отрывках мысли и желания, которые являются у меня под влиянием размышления над нашей характерной русской жизнью. Мы поставлены в тяжелое положение, у нас завязан рот, заткнуты уши, мы не имеем почти возможности влиять на поступки того государства, гражданами которого являемся, не можем исповедовать веры, какая нам дорога и проч. и проч.; но есть и характерная сторона в нашей жизни - это то, что для нас особенно дорог, что нам особенно близок и красив тот идеал свободы, который для наших западных соседей является не предметом желания, а предметом обладания. В нашей русской жизни особенно ясна его красота, гармония и сила (на этом рукопись обрывается)
О свободе Из работ В.И. Вернадского
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_22.htm
В.И. Вернадский Эмпирическое обобщение
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_248.htm
В.И. Вернадский. Несколько слов о ноосфере
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_153.htm
B.И. Вернадский. Автотрофность человечества
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_47.htm
В.И. Вернадский Вопрос о естественных производительных силах в России
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_38.htm
http://vernadsky.lib.ru/e-texts/archive/sily.txt
В.И. Вернадский. О необходимости возобновления работ комиссии по истории наук
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_210.htm
В.И. Вернадский. Мысли о современном значении истории знаний
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_225.htm
В.И. Вернадский Задачи науки в связи с государственной политикой в России
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_212.htm
В.И. Вернадский Русская интеллигенция и новая Россия
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_138.htm
В.И. Вернадский Проблема времени в современной науке. Часть 1, 2, 3, 6
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_143.htm
В.И. Вернадский. Угорская Русь с 1848г.
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_14.htm
В.И. Вернадский О диалектическом материализме
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_45.htm
В.И. Вернадский Научная мысль как планетное явление
http://vernadsky.lib.ru/e-texts/archive/thought.html
Владимир Иванович Вернадский. Из дневника 1920г.
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_656.htm
http://militera.lib.ru/db/vernadsky_vi/index.html
В.И. Вернадский. Самосознание общества
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_33.htm
Открытие Народного университета
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_215.htm
В.И. Вернадский. Восстанавливая старинный тысячелетний университетский обычай
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_100.htm
Телекомпания Народное кино представляет
https://vk.com/video119557161_162226063

В.И. Вернадский с женой Н.Е. Вернадской и дочерью в г. Петрограде. Фото 1921г. АРАН. Ф.518. Оп.2. Д.119а. Л.3.
Нет ничего сильнее жажды познания, силы сомнения...И это искание, это стремление - есть основа всякой ученой деятельности... ищешь правды, и я вполне чувствую, что могу умереть, могу сгореть, ища ее, но мне важно найти, и если не найти, то стремиться найти ее, эту правду, как бы горька, призрачна и скверна она ни была! - В.И. Вернадский (из письма жене Н.Е. Старицкой)
Видения и провидения Вернадского
Принято делить ученых на романтиков и классиков. Первые - генераторы идей, вдохновенные творцы и фантазеры. Вторые - собиратели и обобщатели фактов, создатели обстоятельных трудов.
Владимир Иванович Вернадский - признанный классик естествознания. Он основал новые отрасли знаний: биогеохимию и радиогеологию, был одним из создателей генетической минералогии, геохимии. Никто из ученых XX века не имел соразмерных достижений. Венцом его научного творчества стало учение о биосфере, области жизни на планете. Оно явилось синтезом идей и фактов, относящихся к десяткам наук!
Ученые-романтики проявляют свои таланты в молодые годы. Например, чрезмерно прославленный физик А. Эйнштейн до тридцатилетнего возраста создал фотонную теорию света, теорию броуновского движения, специальную теорию относительности (на основе преобразования К. Лоренца). В последующие 45 лет жизни у него не было сколько-нибудь значительных открытий, не говоря уж о том, что он был автором физических теорий, а не основателем новых дисциплин или комплексных учений. Об этом приходится упоминать не для того, чтобы умалить достижения Эйнштейна - человека достойного и талантливого, но для осознания грандиозности результатов научного творчества Вернадского, который вдобавок был замечательным историком знаний и выдающимся организатором научных учреждений.
В молодые годы вспышки озарений испытывают многие мыслители. Это относится не только к поэтам, но также к математикам, физикам. В естествознании так не бывает. Оно требует, помимо всего прочего, обширной эрудиции и способности к синтезу самых разнообразных идей и фактов. Вот почему гениальное учение о биосфере оформилось в сознании Вернадского, когда творцу было уже около шестидесяти лет.
Понять этот феномен помогает, как мне представляется, одно странное событие его жизни: пророческое видение. Это произошло в начале 1920 года, когда он болел сыпным тифом и находился на грани смерти (лечивший его врач умер). Предоставим слово самому Владимиру Ивановичу: «Мне хочется записать странное состояние, пережитое мной во время болезни. В мечтах и фантазиях, в мыслях и образах мне интенсивно пришлось коснуться моих глубочайших вопросов жизни и пережить как бы картину моей будущей жизни и смерти...Это было интенсивное переживание мыслью и духом чего-то чуждого окружающему, далекого от происходящего. Это было до такой степени интенсивно и ярко, что я совершенно не помню своей болезни и выношу из своего лежания красивые образы и создания мысли, счастливые переживания научного вдохновения...И сам я не уверен, говоря откровенно, что все это плод моей больной фантазии, не имеющей реального основания, что в этом переживании нет чего-нибудь вещего, вроде вещих снов, о которых нам несомненно говорят исторические документы. Вероятно, есть такие подъемы человеческого духа, которые достигают того, что необычно в нашей обычной изодневности. Кто может сказать, что нет известной логической последовательности жизни после известного поступка? И м.б. в случае принятия решения уехать и добиваться Инст[итута] Жив[ого] Вещ[ества], действительно, возможна та моя судьба, которая мне рисовалась в моих мечтаниях».
В те годы страшной гражданской войны у ученого стали складываться первые соображения о планетном (он не употреблял модного ныне словца «планетарный») значении совокупности живых организмов, населяющих Землю и преображающих ее, живого вещества. Это было предчувствием учения о биосфере, которое складывалось в его подсознании, воплощаясь в яркие образы.
Выздоравливал Вернадский от тяжелой болезни в Крыму. Белая армия терпела сокрушительные поражения, несмотря на иностранную помощь. Началась поспешная эвакуация. Ученому и его семье было забронировано место на британском военном корабле (об этом позаботилось Королевское общество, в котором состоял Владимир Иванович). А у него среди видений было одно из наиболее отчетливых: морской берег, светлые здания с хорошо оборудованными лабораториями. Это - руководимый им Институт Живого Вещества, находящийся в США.
Казалось бы, настала пора реализовать свои подсознательные устремления: ехать в Англию, а затем в США. Он - ученый с мировым именем, его новаторские идеи будут поддержаны. А что ждет его на родине? Победа большевиков (в ней он не сомневался уже в 1919 году, когда ездил в штаб Деникина за ассигнованиями на Украинскую академию наук, создателем и президентом которой он являлся). Разруха и голод. Гегемония пролетариата и подозрительность к интеллигенции. Отсутствие средств на серьезные научные исследования...
Вернадский пошел наперекор судьбе. Даже предполагая свои видения вещими, он не мог избавиться от привычного духа сомнений. Решил остаться на родине. (Покинул навсегда Россию сын Георгий, обосновавшийся в США и ставший видным историком.) Институт на берегу Атлантики остался в мечтах. Владимир Иванович так и не произнес доклад «О будущности человечества» и не написал «Размышлений перед смертью», хотя и то и другое явилось ему в вещем сне.
Однако некоторые его предвидения сбылись. «Умер я между 83-85 годами, почти до конца работая над Размышлениями.
Я писал их по-русски». Он умер действительно в таком возрасте, в 1945 году (родился в 1863). Это документально зафиксированное свидетельство о собственной смерти производит мистическое впечатление. Ведь оно сделано за четверть века до события! До конца своих дней он работал над «Размышлениями», хотя и не «...перед смертью», а «...натуралиста» и над воспоминаниями «Пережитое и передуманное».
Не менее точно осознал Владимир Иванович свои научные достижения. В полузабытьи он вдруг ощутил свои незаурядные интеллектуальные силы. До этого, даже став академиком, он сомневался в них. А тут словно произошло внезапное озарение: «Я ясно стал сознавать, что мне суждено сказать человечеству новое в том учении о живом веществе, которое я создаю, и что это есть мое призвание, моя обязанность, наложенная на меня, которую я должен проводить в жизнь - как пророк, чувствующий внутри себя голос, призывающий его к деятельности. Я почувствовал в себе Демона Сократа. Сейчас я сознаю, что это учение может оказать такое же влияние, как книга Дарвина, и в таком случае я, нисколько не меняясь в своей сущности, попадаю в первые ряды мировых ученых...
Так почва подготовлена была у меня для признания пророческого, вещего значения тех переживаний. Но вместе с тем, старый скепсис остался»...
Рудольф Баландин. Введение к книге: Владимир Иванович Вернадский. Биосфера и Ноосфера. Рольф. Москва 2002
Биосфера. Ленинград: НХТИ 1926 с.146
La Biosphere. Paris. Alcan 1929 с.232
Биосфера Москва: Изд-во АН СССР 1960 с.5-102
Biosphera. Beograd. Kultura 1960 с.233
Избр. Тр. по биогеохимии. Москва: Мысль 1967 с.222-348
Биосфера. Москва: Мир 1972 с.183
The Bioshere. London: Synergetic Press 1986 с.82
Биосфера и ноосфера. Москва: Наука 1989 с.6-115
La Biosfera. Como, Italia: Red Edizione. 1993 с.128
Живое вещество и биосфера. Москва: Наука 1994 с.315-401
La Biosphere. Paris. Diderot Edituer 1997 с.284
La Biosphera. Madrid. Visor Dis. 1997 с.218
The Biosphere. New York: Copernicus. Springer Verlag 1998 с.192
Биосфера. Москва: Ноосфера 2001 с.11-155
La Biosphere. Paris. Seuil 2002 с.284
Биосфера и ноосфера. Москва: Рольф 2002 с.31-182
Geochemistry and the Biosphere. Santa Fe. USA 2007 с.427
http://www.ras.ru/vernadsky/037b4cee-a9cc-4953-b1d8-a91a1508d958.aspx
Вторник, 25/II-9/III.1920г. Не писал более месяца. Перенес сыпной тиф. И сейчас нахожусь в состоянии выздоровления. Слаб. Пишу всего 1/2 часа - в первый раз. Мне хочется записать странное состояние, пережитое мной во время болезни. В мечтах и фантазиях, в мыслях и образах мне интенсивно пришлось коснуться многих глубочайших вопросов жизни и пережить как бы картину моей будущей жизни до смерти. Это не был вещий сон, так как я не спал - не терял сознания окружающего. Это было интенсивное переживание мыслью и духом чего-то чуждого окружающему, далекого от происходящего. Это было до такой степени интенсивно и ярко, что я совершенно не помню своей болезни и выношу из своего лежания красивые образы и создания моей мысли, счастливые переживания научного вдохновения. Помню, что среди физических страданий (во время впрыскивания физиологического раствора и после) я быстро переходил к тем мыслям и картинам, которые меня целиком охватывали. Я не только мыслил и не только слагал картины и события, я, больше того, почти что видел их (а может быть, и видел) и, во всяком случае, чувствовал - например, чувствовал движения света и людей и красивые черты природы на берегу океана, приборы и людей. А вместе с тем, я бодрствовал. Я хочу записать, что помню, хотя помню не все. То же советуют мне близкие<.. >, которым я кое-что рассказывал. И сам я не уверен, говоря откровенно, что все это плод моей больной фантазии, не имеющей реального основания, что в этом переживании нет чего-нибудь вещего, вроде вещих снов, о которых нам несомненно говорят исторические документы. Вероятно, есть такие подъемы человеческого духа, которые достигают того, что необычно в нашей обыденной изодневности. Кто может сказать, что нет известной логической последовательности жизни после известного поступка? И может быть, в случае принятия решения уехать и добиваться (создания) Института живого вещества, действительно, возможна та моя судьба, которая мне рисовалась в моих мечтаниях. Да, наконец, нельзя отрицать и возможности определенной судьбы для человеческой личности. Сейчас я переживаю такое настроение, которое очень благоприятствует этому представлению
27.II-11.III.1920г. Еще полгода назад я этого не сказал бы. Помню, как-то в Киеве - уже при большевиках - я поставил себе вопрос о моем положении как ученого. Я ясно сознаю, что я сделал меньше, чем мог, что в моей интенсивной научной работе было много дилетантизма - я настойчиво не добивался того, что, ясно знал, могло дать мне блестящие результаты, я проходил мимо ясных для меня открытий и безразлично относился к переведению моих мыслей окружающим. Подошла старость, и я оценил свою работу как работу среднего ученого с отдельными выходящими за его время недоконченными мыслями и начинаниями. Эта оценка за последние месяцы претерпела коренное изменение. Я ясно стал сознавать, что мне суждено сказать человечеству новое в том учении о живом веществе, которое я создаю, и что это есть мое призвание, моя обязанность, наложенная на меня, которую я должен проводить в жизнь - как пророк, чувствующий внутри себя голос, призывающий его к деятельности. Я почувствовал в себе демона Сократа. Сейчас я сознаю, что это учение может оказать такое же влияние, как книга Дарвина, и в таком случае, я, нисколько не меняясь в своей сущности, попадаю в первые ряды мировых ученых. Как все случайно и условно. Любопытно, что сознание, что в своей работе над живым веществом я создал новое учение и что оно представляет другую сторону - другой аспект - эволюционного учения стало мне ясным только после моей болезни, теперь. Так почва подготовлена была у меня для признания пророческого, вещего значения этих переживаний. Но вместе с тем старый скепсис остался.<...>Хочу еще отметить, что мысль образами и картинами, целыми рассказами - обычная форма моих молчаливых прогулок или сидений. В двух областях шла эта работа моего сознания во время болезни. Во-первых, в области религиозно-философской, во-вторых, в области моей будущей судьбы в связи с научным моим призванием. Кажется, в начале и затем в конце брали верх религиозно-философские переживания. Но они менее ярко сохранились в моей памяти, хотя казались мне очень ярко выражавшими мое понимание истины
28.II-12.III.1920г. Главную часть моих мечтаний составляло, однако, мое построение жизни как научного работника, и в частности проведение в человечество новых идей и нужной научной работы в связи с учением о живом веществе. В сущности и здесь - особенно в начале болезни - проходили и ставились две идеи: одна о новой мировой организации научной работы, другая - о соответствующей ей постановке исследований в области учения о живом веществе. В конце концов, однако, мысль сосредоточилась около этой последней, так как именно к ней как будто должна была устремиться вся работа моей личности. Основной целью моей жизни рисовалась мне организация нового огромного института для изучения живого вещества и проведение его в жизнь, управление им. Этот институт, международный по своему характеру, то есть по темам и составу работников, должен был явиться типом тех новых могучих учреждений для научной исследовательской работы, которые в будущем должны совершенно изменить весь строй человеческой жизни, структуры человеческого общества. Мои старые идеи, которые неизменно все развивались у меня за долгие годы моей ученой и профессорской деятельности и выразились в 1915-1917 гг. в попытках объединения и организации научной работы в России и в постановке на очередь дня роста и охвата научными учреждениями Азии, явно сейчас потеряли реальную основу в крушении России. Не по силам будет изможденной и обедневшей России совершение этой мировой работы, которая казалась столь близкой в случае ее победы в мировой войне. Мне ясно стало в этих фантастических переживаниях, что роль эта перешла к англичанам и Америке
29/II-19/III.1920г. И вначале эти построения будущего шли по этому пути моих размышлений последних лет, попыток международных организаций, причем крупную роль в этих организациях должны бы были играть инженеры. Однако очень скоро картины этого рода - предварительные совещания немногих на яхте где-то в море, международные съезды и т. д. - отошли от меня. Мне как-то ясно стало, что эту форму работы для мировой организации нельзя совместить с своей собственной научной работой; одна организаторская работа меня никогда не удовлетворяла, как бы широка она ни была, например, когда я был товарищем министра народного просвещения России, ведавшим очень самостоятельно делами высшего просвещения и науки в России7. Я перешел к организации Исследовательского института живого вещества. В представлениях о том, как я добивался этого, мною строились целые картины свиданий и переживаний, заседаний и споров с знакомыми и вымышленными фигурами, подобно тому, как это бывает во сне или в тех фантастических рассказах и сказках, которые строишь себе иногда - лично я часто перед и после сна и во время прогулок.<...>Я отправился на несколько месяцев в США по приглашению образовавшегося там Комитета для создания Института живого вещества, собравшего большие средства, и прочел ряд лекций с большим успехом, особенно в Балтиморе, пропагандируя идею о необходимости изучения живого вещества. Среди американских речей имела успех особенно одна, о ближайших задачах и целях Института живого вещества и о необходимости его создания в Америке, вызвавшая приток денежных пожертвований, позволивший довести нужный капитал до нескольких десятков миллионов долларов (до 70!). В конце концов, уже во время этой поездки было выбрано место для создания Института и началась выработка его плана. Место было выбрано на берегу моря, Атлантического океана, аналогично морским биологическим станциям в южных штатах Северной Америки. К постройке и организации Института было приступлено немедленно. Основы его организации были мною продиктованы Наташе8 - я их здесь оставляю. При Институте площадь земли с лесом, которая является неприкосновенной для сохранения нетронутой культурой природы. Постройка Института шла усиленным темпом. Мы переехали туда, когда все было готово, месяца за два до официального открытия. Я видел каким-то внутренним зрением весь Институт - огромное здание, расположенное недалеко от океана. Кругом дома для научного персонала и служащих среди парка и цветов. Для директора отдельный дом недалеко от Института. В Институте огромная библиотека. Его организацию в общих чертах я продиктовал Наташе. Неясно и спорно было для меня объединение его с геохимическим институтом, необходимость которого неизбежно вытекала по ходу работ Института живого вещества. Когда мы переехали - все было готово; там уже был весь штат, организовывавший соответственные отделения - из старых сотрудников и друзей.<...>Во главе отделов стояли лица разных национальностей.<...> Я ясно представил себе торжество открытия; прибыло много гостей; пароход из Европы (и русские). Удивительно ярко и несколько раз рисовалось мне действие двух больших приборов, разлагающих организмы в количестве десятков тысяч кило. Описания и принципы приборов продиктовал Наташе. Первая проба была сделана над морскими крабами (какими-то колючими) и сразу дала результаты (будто бы открытие в значительном количестве галлия). По идее работа этих приборов - одного для сухопутных, другого для морских организмов - должна идти непрерывно, и штат химиков - по специальностям<...> работал так, как работают астрономы. Материал накапливался десятками лет. Я не буду здесь касаться тех научных тем, которые здесь подымались. Поразительно, как быстро исчезают из сознания эти освещающие как молния темноту создания интуиции и как много их помещается в единицу времени. Ясно одно - что здесь область бесконечно великая нового. В связи с подымаемыми здесь вопросами в разных отделах Института все время шла непрерывная работа над отдельными задачами, причем уже в течение ближайших лет выяснилось, что миллионные затраты окупались новыми источниками богатства благодаря открытию руд неотделимых раньше элементов (йод, редкие земли и т.д.), новыми их приложениями, приложением учения об удобрении, новыми средствами от болезней. Огромную область нового дало изучение автотрофных организмов 2-го рода9, явившегося одной из ступенек создания Института, и связанная с новыми местами микробиология. Об этих организмах особенно в связи с автотрофностью человечества я много думал, и многое стало мне ясным - но я не все запомнил и лишь кое-что записал через Наташу. Помимо любопытнейших вопросов химического характера, одновременно велись работы и в другом направлении. Прежде всего над весом организмов, причем пришлось вырабатывать методы и приемы. Этот вопрос вырешен. Затем над количеством живого вещества в разных площадях земной поверхности. Тут встретилось много неожиданного и получились интересные приложения к жизни в смысле подъема урожайности и полей, и морей.<...>. Луг, лес, поле были изучены с точки зрения количества жизни в разных местах. При помощи частных средств через несколько лет, когда авторитет Института стал высоко, была снаряжена специальная экспедиция в девственные места Южной Америки и для океана произведен учет скопления Саргассова моря в сравнении с обычными океаническими скоплениями живого вещества.<...>В обработке материала Саргассова моря я принимал деятельное участие, когда мне уже было за 70 лет. <...>
2/15.III.1920г. Внимание было обращено на энергетический учет сознания (работы человечества), и результаты этой работы, сравнимые с таким же учетом автотрофных организмов 2-го рода, составляли предмет моей речи в день первого десятилетия Института. Выдвигались и энергия светящихся организмов, и энергетический анализ разных групп строения живого вещества по классам. Жизнь шла в непрерывной работе. Институт много издавал, и много работ моих тут было помещено. В новых открытиях и среди новых вопросов шла вся моя жизнь, постоянно стремясь вперед. А вопросов и задач все более крупных являлось все больше. В свободное время по окончании работ я читал по философии, общим вопросам и великих поэтов. Почему-то не раз мне представлялось, что углубился в испанскую литературу, как новую, так и старую. Здесь я набрасывал мысли для последнего сочинения Размышления перед смертью.<...> Так шла жизнь почти до конца. Я как будто стал во главе Института, когда мне было 61-63 года, и оставался им до 80-84, когда я ушел из него и поселился доживать свою жизнь в особом переданном мне здании с садом, не очень далеко. Здесь я всецело ушел в разработку того сочинения, которое должно было выйти после моей смерти, где я в форме отдельных отрывков (maximes) пытался высказать и свои заветные мысли по поводу пережитого, передуманного и перечитанного, и свои философские и религиозные размышления...Умер я между 83-85 годами, почти до конца или до конца работая над Размышлениями. Я писал их по-русски и очень заботился, чтобы одновременно вышел точный английский перевод...Сейчас я вспомнил об одной мысли, которая ярко выливалась мне во время болезни, но к которой я подходил еще в Киеве, во время работы над первой главой своей книги о живом веществе, в связи с чтением работы Мечникова (в Полтаве) и Кащенко (в Киеве) 10 - но которые тогда же не смог изложить в удовлетворяющей меня форме. Это мысль о возможности прекращения смерти, ее случайности, почти что бессмертия личности и будущего человечества. Меня интересовали последствия этого с геохимической точки зрения. Сейчас, во время болезни, целый рой идей, с этим связанных, прошел через мое сознание. Но здесь я их касаться не хочу и, должно быть, не смог бы...Так закончилась моя жизнь. Мне хочется здесь сказать несколько слов по поводу этих Размышлений перед смертью. Для меня именно это настроение является наиболее странным. Я совершенно ни о чем подобном не думал за эти долгие месяцы и годы. Однако необходимо сказать следующее. С молодости меня привлекает форма изложения своих мыслей в виде кратких изречений, свободных набросков и отдельных, более длинных, но отрывочных размышлений. Я не раз пробовал это делать, но бросал, так как убеждался, как трудно уложить мысль, изложить ее так, чтобы это удовлетворяло; наконец, подымалась критика того, что стоит ли это записывать. А иногда не хотелось передавать в логических выражениях те, казавшиеся мне важными понимания сущего, которые я испытывал, как будто они были очень интимны, были случаи, когда приходившие мне мысли, как будто верно выражавшие мое убеждение, внушали мне страх своими неизбежными логическими выводами, раз они станут общим достоянием (таковы мысли о семье и о значении половой морали). Но как бы то ни было, стремление к такой форме книги очень меня всегда привлекало, так как оно давало большую свободу изложения, а чрезвычайная свобода в выборе тем и форм изложения, их чередование без всякого порядка казались мне отвечающими естественному ходу мыслей живого думающего человека. Такая форма лучше дневника - особенно если она идет без системы, а так или иначе подобрано то, что казалось данной личности важным и нужным сказать человечеству, внести в мировую литературу. В последнее время в связи с чтением здесь мыслей Ларошфуко, Вовенарга11, Гете, очевидно, эти старые стремления вновь оживились. Но то, чтобы они вылились в такую форму Размышлений перед смертью, чтобы эта форма так или иначе определила их, повлияла на их состав - и характер - известной строгости мысли, изложения, подбора тем - если можно сказать, элемента торжественности лицом к лицу все время с Вечной загадкой, столь многих пугающей и столь могущественной в своем влиянии на сознание человека, - этот элемент для меня совершенно неожиданный. И он дает единство бесконечному разнообразию тем и форм, какие может принять творчество этого рода. Я живу всегда - при всей отвлеченности моей природы - в сознании, что рационализирование охватывает небольшую часть духовных проявлений человеческой личности, что разум охватывает далеко не все и нельзя даже считать его главным и основным решателем жизненных проявлений личности. Через всю мою жизнь проходит этот элемент и в том чувстве дружбы и братства, который так красит жизнь, и я бы сказал, дает большую, чем что бы то ни было, возможность развернуться человеческой личности. И странным образом эта способность дружбы, создания новых дружественных связей - глубоких и крепких - не исчезла у меня и теперь в старости, так как в Киеве зародились у меня глубокие дружественные связи с Василенко, Тимошенко, Личковым12. Это все разные проявления эроса и эроса настоящего, связанного не с абстрактным человеком-рационалистом, а с живой человеческой личностью...Неужели действительно охватившие меня во время болезни состояния позволили почувствовать предсмертное состояние сознательно умирающего человека, когда выступают перед ним основные элементы его земной жизни?<...>Я записываю эти подробности по желанию Ниночки13. Но мне кажется, они являются чисто фантастическими построениями, связанными с той формой, в какую вылилась эта странная работа моего сознания. Но может быть, и в этой форме есть отблески прозрений в будущее?
Примечания
7 Вернадский состоял товарищем (заместителем) министра народного просвещения России с августа по ноябрь 1917г.
8 Наталья Егоровна (1861-1943) - жена Вернадского.
9 Автотрофные организмы 2-го рода. Открыты русским микробиологом С.Н. Виноградским (1856-1953) в 1887г. Хемоавтотрофные организмы Вернадский считал наиболее активным биогеохимическим агентом в земной коре. Ныне к ним относят так называемые прокариоты - безъядерные бактерии и сине-зеленые водоросли
10 Мечников Илья Ильич (1845-1916) - биолог и патолог, один из основоположников сравнительной патологии, эволюционной эмбриологии, иммунологии. Лауреат Нобелевской премии (1908). В популярной книге Этюды оптимизма развивал идеи достижения активного долголетия. Кащенко Петр Петрович (1858/59 - 1920) - известный психиатр и земский медицинский деятель
11 Вовенарг Люк Клапье (1715-1747) - французский моралист. Известны его Размышления и максимы (1746), которые отличались ясностью, теплотой и благородством мыслей
12 С.П. Василенко, Н.П. Тимошенко и Б.Л. Личков - украинские ученые, с которыми Вернадский сотрудничал в период создания Украинской Академии наук в 1918-1919 гг. и теплые отношения с которыми сохранились на всю жизнь. Известны два тома переписки Вернадского с Борисом Леонидовичем Личковым (М., Наука, 1979 и 1980)
13 Нина Владимировна - дочь Вернадского
Владимир Иванович Вернадский. Из дневника 1920г.
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_656.htm
Продолжение
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_504.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001