Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Галичский клад. Абашевская культура. Абашевская культура на Южном Урале
от 12.03.17
  
Выразе


12 марта 2017, 17 часов 54 минуты - Полнолуние


О, Славия! О, Славия! Имя сладких звуков,.
Но горестных воспоминаний! Сколько раз
Тебя разбили в дребезги, однако вновь
Ты каждый раз вставала в прежней силе.
- Ян Коллар. Дочь Славы (ДС II, 138)

I то грендiехомь трудете сен о всак ден
молбы твряе
i Суре пiящете
якожде допрiжь яхомь
I ту пентократы опыiемо дены
i хвалехомь Богы нашiа о радосще тоiе
яко сен осуре млеко нашiе
на прпыте нашiе
I крмь iде о кравiе до ны
i тiемо жiвiемо
I траве злащнiе оуварiехомь ове до млекы
i тако яждiехомь кажедь щасте свое
i тещахомь
Дощ.26 И вот идем (мы) трудиться всякий день, молитвы творя, и суру пьем ту, как и в прежние времена (мы) имели (то). И ее пять раз пьем в день и восхваляем Богов наших о радости этой, когда (она) осурится. Молоко наше, для пропитания нашего и прокорма, идет к нам от коров, и тем мы живем. И травы злачные - варим их в молоке, и так едим каждый часть свою и идем трудиться

Чертеж земель в окрестностях г. Галича Костромского (Мерянского). Подлинник. 1677 Документ зафиксировал исторический ландшафт и коммуникации в окрестностях Галича Костромского, существовавшие в эпоху позднего Средневековья. На чертеже особо отмечены; галичские посад и старое городище, пригородные Зачатьевский, Фроловский, Николаевский, Паисиев, Рождественский, Новоезерский, Рыбная слобода, Посадская и Боярская слободки, села Козмодемьянское, Михайловское, Большое и Малое Салково, Игнатово, Сынково, Туровское и Лихорево, деревни Оздемерова, Артемьевская, Шокша, Манылово, Большие и Малые Пенки, Васнецово, Селище, Марфинское и Подол, усадьба Ртищево, усадище Толтуново, Бушневская (зимняя и летняя), Унженская, Чухломская (летняя) и Шаритская дороги, гора Богоявленская, озеро Галичское, реки Векса, Едомша, Глушица, Средняя Шокша, Кешма и Липовица, омуты, безымянный прудец, водяные мельницы лесные массивы, земельные угодья с обозначением межевых граней и "признаков". Историческая справка: Выполненный в красках чертеж окрестностей Галича Костромского был создан в Поместном приказе в 1677г. в ходе разбирательства дела о размежевании земель села Михайловского, принадлежавшего боярину князю А.А. Голицыну, и владений галичских посадских людей (к настоящему времени не сохранилось)
http://fotki.galich44.ru/main.php?g2_itemId=144
Много лет назад при рытье карьера у станции Рассолово на пятиметровой глубине были найдены кости мамонта, бизона, шерстистого носорога и пещерного льва. Все эти находки были переданы в зоологический музей Ленинграда.
Доселе известны стоянка в селе Быки, расположенная на высокой дюне, стоянка на Песках или пляже близ Умиленья, стоянка около села Брюхово на реке Вексе. Кроме того, в литературе названы стоянки «у села Фрола и Лавра» и две стоянки на устьях впадающей в озеро с восточной стороны речки Середней.
Отдельно от всех обозначена стоянка у села Туровского на Заячьей горке, при устье речки Лыкшанки. Раскопками В.А. Городцова (1929г.) здесь было открыто 9 землянок и хорошей выделки посуда красноватой глины с ямочно - гребенчатым орнаментом. Эта стоянка прославилась еще раньше находкой в речке Лыкшанке клада медных орудий, среди которых были медный топор с вислым обухом и медные идольчики оригинального вида...

Место находки: Костромская губерния, Галичский уезд, село Туровское, бронза, литье, высота 14 см, (из собрания Строгановых)
На берегу Галичского озера на территории стоянки бронзового века, имеющей неолитический облик, найден клад вещей, который связывают с абашевской культурой. В Галичском кладе найдены бронзовые статуэтки мужчин. Одна из них изображает солнечное божество - его голова окружена лучами, другая-лунное божество: на его голове три полумесяца. С этими статуэтками найдены бронзовые фигурки ящериц, вислообушный топор, кинжал, ножи, браслеты. Вероятно это вещи употреблялись при религиозных обрядах и принадлежали родовому коллективу...
Письмо Преосвященнаго Павла, Епископа Черниговскаго, на имя Секретаря Общества. Русский исторический сборник, издаваемый Обществом истории и древностей российских. Редактор Профессор Погодин. Т.I. М.: Университетская типография, 1837. с.101-105
Сего 1836 года Июня 22 дня, по случаю обозрения мною Костромской Епархии, бывши в селе Туровском, что близ города Галича, в доме Г-жи Натальи Ивановны Челеевой, получил от ея племянника Дмитрия Сергеевича Бестужева несколько металлических вещей, весьма любопытных, потому что напоминают собой языческий быт предков наших. Г. Безстужев сказывал, что сии вещи найдены осенью прошлаго 1835 года в берегу речки Лыкшинки, протекающей под высокою горою, на коей стоит село Туровское, крестьянами их копавшими землю для плотины; и что по оплошности довольно сих вещей побросано ими в речку, а из уцелевших также довольно отправлено им в Москву к родственникам своим, и особенно все старинныя монеты. Подаренныя мне Г. Безстужевым вещи следующия:
Медные предметы из Галичского клада (ок. 13 в. до н.э.) и фрагменты ямочно-гребенчатой керамики
Медные предметы из Галичского клада (ок. 13 в. до н.э.) и фрагменты ямочно-гребенчатой керамики
Небольшой языческий идол, вылитый из красной меди,
Медный нож, довольно изоржавевший, вероятно жреческий,
Небольшое медное животное,
Медная голова небольшаго идола,
Значительной величины медное кольцо,
Небольшая медная вещица,
Несколько серебряных вещиц также разнаго вида,
Два небольшия черепа глинянаго горшка, в котором находились означенныя вещи.
(Рисунки приложены будут в следующей книжке).
Не благоугодно ли будет вам означенныя любопытныя вещи принять, и представить в Общество Истории и Древностей Российских; - при сем еще, и для того же, прилагаю любопытный печатный отрывок из Новаго Завета, печатанный при Государе Петре Первом на Славянском и Голландском языках, и еще несколько разных монет.
С совершенным почитанием и преданностию честь имею быть и проч.
Павел, Епископ Черниговский. Москва. 2 ноября 1836 года
http://starina44.ru/galichskiy-klad  

Галичский клад, клад медных изделий культового назначения (около 13 в. до н.э.). Найден в 1835 вблизи г. Галича. В состав клада входили медные статуэтки мужчин (солнечное божество и лунное божество), фигурки ящериц, топор, кинжал, ножи, браслеты и т.п.
Тип цивилизации, создавшей галичский клад, относится к Абашевской культуре, широко представленной в Европейской части России и Южном Урале. Абашевская культура родственна Срубной и Андроновской культурам. Ее представители одними из первых стали применять боевые колесницы, владели искусством выплавления меди и бронзы. По антропологическому типу это были европеоиды с широким лицом и выдающимся носом (это хорошо заметно по галичской скульптуре).
Абашевцы относились скорее к палеоевропеоидам, чем к финно-уграм, чьи предки пришли в Европу позднее.
Галичский клад является современником египетского фараона Рамзеса II...
http://galich.com/index.php?option=com_content&task=view&id=248
На оз. Галичском у с. Туровского, в устье р. Лыкшанки, расположена стоянка, обнаруженная на месте находки известного Галичского клада бронзовых вещей. Ее исследование выявило остатки девяти жилищ, два из которых имели кладовые в виде пристроек, множество каменных и кремневых орудий, нож из бронзы и керамику, уже знакомых нам типов: позднюю ямочно-гребенчатую, бомбовидную с высокой шейкой и «сетчатую». На Галичском озере имеются еще три подобных стоянки в местности Пески и в устье р. Середней в восточном конце озера. Приведенные выше материалы, характеризующие более поздние памятники, показывают, что древний уклад неолитических рыболовов-охотников претерпел существенные изменения. Они заключались в появлении металла и металлургии, в появлении первых домашних животных, возможно, в появлении земледелия. На усложнение способов приготовления пиши указывает то разнообразие типов и форм посуды, которое выявляется в поздних стоянках. Можно говорить также о начале обмена; металл, например, мог попасть в Верхнее Поволжье только этим путем. Галичский клад который только что упоминался, имеет несомненное происхождение из области Волго-Камья: он имеет параллели в Сейминском и Турбинском могильниках, в Абашевских курганах Чувашской АССР и в Верхнеуральском кладе из Приуралья (П.Н. Третьяков. К истории доклассового обшества Верхнего Поволжья. Изв. Гос. Акад. истории матер. культуры. Bып. 106, 1935. с.132-134). Любопытен также факт появления около отдельных жилищ помещений хозяйственного назначения, что имеет место и в поздненеолитических памятниках низовьев р. Оки, но ни разу не было встречено в ранних стоянках
Петр Третьяков. К истории племен Верхнего Поволжья в первом тысячелетии н.э. Материалы и исследования по археологии СССР. н.5. М., 1941. с.16-17. Книжная серия ИИМК/ИА АН СССР. М., М.-Л., Л.: 1941-1972. Серия выходила с 1940 по 1972г. Всего опубликовано 175 выпусков. Некоторые номера не были присвоены (134,137,138,143,147,159,162,170,171,175,181,183,186), а н.172 присвоен дважды
http://www.twirpx.com/topic/6416/
http://archaeolog.ru/?id=276
Галичский клад. Абашевская культура. Абашевская культура на Южном Урале
...Галичский клад который только что упоминался, имеет несомненное происхождение из области Волго-Камья: он имеет параллели в Сейминском и Турбинском могильниках, в Абашевских курганах Чувашской АССР и в Верхнеуральском кладе из Приуралья (П.Н. Третьяков. К истории доклассового обшества Верхнего Поволжья. Изв. Гос. Акад. истории матер. культуры. Bып. 106, 1935. с.132-134)
Абашевская культура
Новая археологическая культура бронзового века получила название от курганной группы, расположенной близ с. Абашево Чебоксарского района ЧАССР. Абашевские курганы впервые описал В.К. Магницкий, эти материалы затем использовал С.М. Шпилевский в известной монографии «Древние города и другие булгарско-татарские памятники в Казанской губернии». В 1921г. абашевские курганы обследовал В.Ф. Смолин. Спустя четыре года он провел раскопки трех курганов, вскрыл в них 11 погребений. По своеобразию погребального материала В.Ф. Смолин выделил курганы абашевского типа в особую археологическую культуру и датировал ее 2-м тысячелетием до н.э. Результаты исследования он опубликовал в книге «Абашевский могильник в Чувашской республике», изданной в Чебоксарах в 1928г. В книге выделены характерные черты погребального обряда абашевцев. Описан могильный инвентарь, полученный при раскопках, и отмечено своеобразие височных колец, аналогичных с находками на Северном Кавказе, что отражало, по мнению Смолина, южное влияние на абашевскую культуру.
В 1926-1927гг. палеонтологический отряд Средневолжской комплексной экспедиции ГАИМК под руководством П.П. Ефименко проводил обследование абашевских курганных групп на территории Чувашии: близ селений Верхние Олгаши, Тюрлема, Катергино, Таушкасы и Досаево. После этой экспедиции в течение 18 лет абашевские памятники не изучались.
После Великой Отечественной войны в 1945 г., О.А. Кривцова-Гракова возобновила раскопки Абашевских курганов. Под ее руководством раскопаны 2 кургана (3-й и 9-й по нумерации В.Ф. Смолина). Внимание исследователя привлекало сходство форм абашевской посуды с позднефатьяновской керамикой. У абашевцев могилы сооружались, как у фатьяновцев, точнее - балановцев, в грунте по истечении некоторого времени засыпались общей насыпью. На основе выявленных аналогичных признаков погребального обряда абашевцев и балановцев О.А. Кривцова-Гракова высказала предположение об их генетических связях. Формирование абашевской культуры она датирует началом третьей четверти 2-го тысячелетия до н.э...
О.А. Кривцова-Гракова. Абашевский могильник. КСИИМК. Вып.17. М.,1947, с.92-99
К.В. Сальников. Памятник абашевской культуры близ Магнитогорска. КСИИМК. Вып.35. М.,1950, с.91-97
А.Е. Алихова. Абашевские курганы близ села Земского Рязанской области. КСИИМК. Вып.64. М.,1956, с.141-143
К.В. Сальников. Новые памятники абашевской культуры в Южной Башкирии. КСИИМК. Вып.67. М.,1957, с.83-89
Санжаров С.Н. Абашевский погребальный обряд в Подонцовье и его идентификация в среде местных древностей. КСИА. Вып. 226. М.: Языки славянской культуры. 2012, с.134-149
Ахмедов И.Р., Луньков В.Ю., Лунькова Ю.В. Абашевские комплексы Старшего Никитинского могильника (по материалам исследований 2002-2004 гг.). КСИА. Вып. 230. 2013, с.162-181
Краткие сообщения Института истории материальной культуры. Краткие собщения Института археологии
http://kronk.spb.ru/library/ksiimk-ksia.htm
Наиболее западный памятник-курган открыт в бассейне Верхней Оки, в местности «Михайлова Гора» близ с. Огубь Малоярславского района Калужской области. Большая группа курганов обследована в Верхнем Поволжье, у Плещеева озера в районе Переславля-Залесского. В 1939 г. 3 кургана этой группы раскопаны П.Н. Третьяковым, в них были найдены абашевская керамика и украшения. Южный район распространения абашевских могильников охватывает современную Воронежскую область. На Южном Урале открыты селища абашевцев. В 1951г. К.В. Сальников исследовал поселение Баланбаш, открытое еще в 1934г. В 1948-1950гг. им раскопаны Малокизильское поселение и остатки погребения, давшие абашевский материал, в котором прослеживаются аналогии с андроновскими и срубными вещами. В 1951г. в бассейне р. Белой К.В. Сальников открыл ряд селищ с керамикой баланбашского типа (Уняк, Салихово, Ахмерево), относящихся к позднему этапу абашевской культуры.
Таким образом, абашевские племена занимали обширную территорию, охватывающую Верхнее и Среднее Поволжье, Прикамье и Южный Урал, современные республики Чувашия, Марий Эл, Татарстан, Башкортостан, Пермский край, Кировскую, Ульяновскую, Самарскую и Воронежскую области. В этих областях выявлены многочисленные курганные группы, в восточной части ареала, на Южном Урале, расположены позднеабашевские поселения. Абашевцы занимали всю эту территорию не сплошным массивом. Основные группы памятников абашевской культуры сосредоточены на территории Среднего Поволжья - в бассейне рек Илети, Цивиля, Свияги, низовьях Камы...
К.В. Сальников. Абашевская культура на Южном Урале. СА Вып. XXI, 1954, с.52-94
A.X. Халиков (Казань). Новые памятники абашевской культуры в Волго-Вятском междуречье. СА 1959(2), с.148
О.Н. Евтюхова. О происхождении абашевской культуры. СА 1966(1), с.23
А.Д. Пряхин (Воронеж). О поселениях абашевской общности в юго-занадпых районах Среднего Поволжья. СА 1975(4),с.154
Либеров П. Д. О хронологии абашевской культуры. СА 1977(2)
И.Б. Васильев, А.Д. Пряхин. Бескурганный абашевский могильник у Никифоровского лесничества в Оренбуржье. СА 1979(2)
Советская археология (СА)
http://www.archaeolog.ru/index.php?id=259
http://annales.info/sbo/contens/sa.htm

К.В. Сальников. Абашевская культура на Южном Урале. Советская археология Вып. XXI, 1954, с.52-94
…По состоянию наших знаний к настоящему времени можно видеть, что памятники абашевской культуры размещены на большой площади: от Ярославля и Калуги на западе до Магнитогорска на востоке. При этом они не занимают сплошной территории, а разбросаны пятнами, содержащими в большинстве один памятник. Пока выделяются две области, где открыто несколько памятников. Одной из них является территория Чувашской АССР с прилегающими районами Татарской АССР, другой - Южный Урал, точнее - южная Башкирия, где намечаются две группы памятников - стерлитамакская и магнитогорская, или зауральская. Абашевским памятникам южной Башкирии, исследованным нами, посвящается настоящая статья.
Первым по времени обнаружения на Южном Урале абашевским памятником следует считать коллекцию бронзовых украшений, происходящих, повидимому, из погребения; коллекция была доставлена в 1900-х годах в музей Оренбургской ученой архивной комиссии из с. Кусеево 2-й Бурзянской волости Орского уезда Оренбургской губернии (ныне Баймакский район Башкирской АССР) (1). На наличие на Южном Урале памятников абашевской культуры было обращено внимание много позже, когда во время починки мельничной плотины па р. Малом Кизыле на землях Верхне-Кизыльского поселка (ныне Агановский район Челябинской области) был случайно найден клад бронзовых вещей и при нем маленький сосудик типично абашевской формы(2).Клад был определен как принадлежащий к абашевской культуре и опубликован Н.Н. Бортвиным (3).
Первые находки абашевских вещей на Южном Урале были встречены с недоверием. Казалось невероятным, что так далеко от Чувашии, где исследованы курганы, давшие наименование этой культуре, могли обитать те же или родственные племена (4). Однако в дальнейшем каждая новая экспедиция, работавшая в южной Башкирии, приводила к открытию новых следов абашевской культуры. И теперь не остается сомнения, что только отсутствие планомерных полевых поисков в южной Башкирии было причиной того, что мы так долго не имели данных об абашевских памятниках Южного Урала. С развертыванием систематических археологических обследований, ведущихся Южно-Уральской археологической экспедицией (5), открываются все новые и новые памятники описываемой культуры.
Селище Баланбаш, открытое в 1934г. по трассе Уфа-Ишимбай, явилось первым поселением абашевской культуры (6). В 1948г. нами установлено место находки Верхне-Кизыльского клада.
По словам находчика, которого позднее нам удалось разыскать, бронзовые вещи были заключены в кожаный мешок, рядом с которым, помимо сосуда, находился комок истлевшей ткани, рассыпавшийся при прикосновении. Часть металлических предметов была использована находчиком для хозяйственных целей. На месте находки клада нами было открыто поселение абашевской культуры (7). Раскопками, поставленными здесь в 1949 и 1950гг., вскрыты часть жилища, жертвенная площадка и несколько погребений (8).
В 1951г. были произведены вторичные раскопки на селище Баланбаш.
В этом же году, а также в следующем разведочным отрядом Южно-Уральской археологической экспедиции (руководитель отряда В.П. Викторов) в бассейне р. Белой в районе Стерлитамака и Ишимбая было открыто несколько селищ - "Урняк, Салихово I, Ахмерово и др., содержавших керамику Типа баланбашской (9)".
Таким образом, Южный Урал бесспорно является одним из основных районов распространения абашевских племен. Здесь открыты первые поселения этой культуры, здесь производились раскопки абашевских памятников. Введение в научный оборот новых материалов по абашевской культуре на Южном Урале и сопоставление их с ранее опубликованными весьма желательны для более продуктивных дальнейших исследований абашевской культуры, столь слабо изученной.
1 Коллекция хранится в Чкаловском краеведческом музее
2 Коллекция хранится в Свердловском областном краеведческом Музее
3 N.N. Bortvin. The Verkhny-Kizil find. ESA, III, 1928
4 А.В. Шмидт. Очерки по истории северо-востока Европы в эпоху родового общества. ИГАИМК, вып.106, 1935, с.59, прим.: А.П. Смирнов. Очерки древней и средневековой истории народов Среднего Поволжья и Прикамья. МИА, н.28, 1952, с.13, прим.
5 Экспедиция организована Уральским университетом при участии Челябинского и Магнитогорского музеев
6 Н.А. Дмитриев и К.В. Сальников. Раскопки на линии Уфа-Ишимбай. Сб. «Археологические исследовании в РСФСР 1934-36гг.», М.-Л.,1941
7 К.В. Сальников. Памятник абашевской культуры близ Магнитогорска. КСИИМК, вып.XXXV, 1950
8 К.В. Сальников. Археологические исследования в Курганской и Челябинской областях. КСИИМК, вып.XXXVII, 1951; он же Южно-Уральская археологическая экспедиция. КСНИМК, вып.XLV, 1952
9 Раскопками 1953г. установлена принадлежность селища Урняк к абашевской культуре

Рис.1. Общий вид мыса Баланбаш
Селище Баланбаш

Первое абашевское селище на Южном Урале было открыто южным отрядом (руководитель отряда К.В. Сальников) Уфимской археологической экспедиции Государственной Академии истории материальной культуры на левом берегу р. Белой у с. Красный Яр (Стерлитамакский район Башкирской АССР). Первоначально на памятнике была вскрыта площадь в 40 кв.м. Несомненные черты абашевской культуры, обнаруженные в находках на селище, не могли не привлечь к селищу внимания исследователей, но лишь открытие сходного памятника в 1948г. в Зауралье выдвинуло проблему абашевской культуры на Урале как одну из важнейших в археологии Урала.
Селище расположено в необычных топографических условиях: на крутом склоне коренного берега р. Белой, высота которого достигает 13 м над уровнем реки (рис.1 и 2). Последняя протекает к югу от селища.
В сторону реки берег, сложенный из суглинков, обрывается отвесно. В пункте, где расположено селище, коренной берег, поворачивая на северо-восток, круто, под углом 45°, спускается на ровную надпойменную террасу. Дорога с берега на эту террасу идет вдоль описанного поворота реки, образующего мыс, известный у местного населения под названием Баланбаш.
Зачистка обрыва надпойменной террасы возле мыса не дала никаких признаков культурного слоя. Следовательно поселение ограничивалось коренным берегом. Видимо во время бытования поселения река огибала мыс, а примыкающая к нему с юго-востока современная надпойменная терраса представляла собой пойму; сложена она из пойменных наносов.

Рис.2. Общий вид раскопок селища Баланбаш
К 1951г. на селище не сохранилось никаких признаков раскопок 1934г. Для определения площади распространения культурного слоя была проведена с востока на запад разведочная траншея, шириной 1 м, от основания склона, на котором находится памятник, вверх по склону на 18 м. Обрыв был зачищен на протяжении 10 м. В зачистке повсюду прослежен культурный слой.
Разведочная траншея, разбитая на девять двухметровых участков, занумерованных с востока на запад, дала другие результаты. На двух верхних участках никаких находок не оказалось. Седьмой также был слабо насыщен находками. В южной стенке пятого участка траншеи обозначился конец траншеи 1934г., отходившей от основного раскопа того года к северу. Это позволило ориентировать раскоп 1951г. по отношению к раскопу 1934г. Путем расширения траншеи в обе стороны раскоп охватил вместе с траншеей площадь в 201 кв. м (рис.3 и 4).
Селище занимает сравнительно небольшую площадь. Раскопы обоих лет, примыкавшие друг к другу, имели протяжение 20 м (с юга на север)...

Рис.5. Образцы керамики из селища Баланбаш (раскопки 1951г.)
…Большинство находок состоит из обломков керамики, которая по своему назначению разбивается на две группы. Основная масса представлена бытовой посудой (рис.5-8), меньшее количество обломков принадлежит плавильным чашам на ножках (рис.9). В глине бытовой посуды обычна большая примесь толченых раковин. Поверхность посуды тщательно сглажена, иногда лощеная, но от выпадения частичек раковин на ней получаются характерные рябинки (рис.7,3,4,6). При очень большой примеси раковин уменьшается степень прочности и черенок в изломе легко крошится, что крайне затрудняет реставрацию сосудов.
Для плавильных чаш характерны отсутствие примеси, грубость лепки, неровность поверхности.
…Всего в раскопе найдено 71 обломок чаш, причем площадь их распространения строго ограничена полосой, шириной 8 м, в средней по склону части раскопа. Обломков совершенно нет выше по склону, и всего три экземпляра оказались на нижних квадратах.

Рис.11. Селище Баланбаш. Изделия из бронзы и кости
Найдено почти 2000 черепков. Прочие изделия представлены очень ограниченным числом предметов из бронзы или меди, камня, кости, глины. Металлических вещей найдено шесть: серп, нож, шило, «шпиль», спиральное колечко и обломок, по-видимому, серпа (стержень для насада на рукоятку).
Серп слабо изогнут, длиной 21.5 см, при ширине 2.5 см, одинаковой почти на всей длине; конец его скруглен, противоположный конец - место скрепления с рукояткой - несколько сужается и отгибается в сторону, противоположную лезвию. Этот конец обломан, и потому способ скрепления серпа с рукояткой остается невыясненным (рис.11,1).
На некотором расстоянии от серпа был найден обломок какого-то бронзового изделия в виде насада для рукоятки (рис.11,3). Не исключена возможность, что этот обломок является недостающей частью описанного серпа, хотя из-за сильной окисленности у серпа места скрепления с рукояткой решить этот вопрос не удалось.
Шило четырехгранное, обоюдоострое, с хорошо сохранившимися обоими колющими концами; длина 8 см.
Нож пластинчатый, однолезвийный, слегка изогнутый, без выраженной рукоятки: длина 13 см, ширина 2 см (рис.11,2).
«Шпилем» приходится условно называть бронзовую поделку, четырехгранную в разрезе, в виде большого (длина 18.5 см) кованого гвоздя.
Один конец изделия заострен, другой снабжен плоской шляпкой, имеющей следы многочисленных ударов, от которых шляпка значительно расплющилась (рис.11,4).
Спиральное колечко, диаметром 1.5 см, сделано из проволоки, круглой в сечении, согнутой в три оборота.
Каменные предметы: сечение ножевидной пластинки, галька-терочник, пест из гальки, обломки каменных плиток, зернотерок или точильных плит.
Изделия из кости: листовидный наконечник стрелы своеобразной формы (рис.11,11), обломок однолезвинного ножа (рис.11,8), обломок рукоятки, по-видимому, ножа со сквозным отверстием (рис.11,9), поделка в форме лопаточки (рис.11,10), долотовидное узкое лощило на конце необработанного обломка длинной кости (рис.11,5). Найдены также три обломка кости и кусок рога, которые не представляют собой законченных изделий, со следами обработки: кусок трубчатой кости с четкими признаками поперечного отпила и два куска кости с ясно заметными продольными срезами, образующими грани (рис.11,6,7); длинные ровные следы срезов указывают на предварительную подготовку кости распариванием.
На селище найден небольшой кусочек медистого песчаника (руды) и семь небольших кусочков медного шлака. Часть последних носит следы образования на краю плавильных чаш. Предметами, имеющими непосредственное отношение к металлургии, являются также два обломка глиняных вкладышей, овальных в сечении.
Найдены, кроме того, створка раковины и кусочки обожженной глины; нередко встречались валуны без признаков обработки или обжига.
Остеологическии материал с селища зоологами не определялся, но у нас нет никаких оснований думать, что состав костей из сборов 1951г. может сильно отличаться от состава остеологического материала, добытого в 1934г. По определению проф. В.И. Громовой, кости из раскопа 1934г. принадлежали почти исключительно домашним животным - корове, овце, козе, свинье, лошади. Следовательно одним из основных занятий жителей являлось скотоводство. Наличие обломков зернотерок и в особенности находка в 1934г. крупной цельной зернотерки позволяют уверенно говорить и о мотыжном земледелии.
Находка 71 обломка плавильных чаш свидетельствует, в связи с другими находками (руда, шлак), о высоком уровне развития мастерства по плавке руды и изготовлению медных и бронзовых изделий.
…Нельзя не отметить, что серп с селища Баланбаш стоит ближе к подобным находкам на территорий распространения андроновских памятников, чем к серпам срубно-хвалынской культуры.
…Tип ножа, найденного на селище Баланбаш, заставляет вспомнить ножи Верхне-Кизыльского клада. Отсутствие выраженной рукоятки сближает его до некоторой степени и с ножом из погребения на Мало-Кызыльском селище.
Четырехгранные шилья и спиральные колечки - частые находки в памятниках абашевской культуры как в Чувашии, так и на Урале.
Аналогии «шпилю» не известны.
Таким образом, бронзовые изделия с селища Баланбаш, хотя и имеют некоторые аналогии в андроновских памятниках, более определенно связываются с абашевской культурой. Еще значительнее родственные черты прослеживаются по керамике. Ряд элементов в форме и орнаменте сосудов одинаков или близок керамике абашевских памятников Чувашии.
Еще больше общего в керамике с памятником, расположенным восточнее - с селищем на р. Малом Кизыле близ Магнитогорска.
Интересно, что ряд элементов орнамента, которыми селище Баланбаш связывается с памятниками абашевской культуры в Чувашии, не свойствен зауральской керамике абашевских памятников, и наоборот. Следовательно селище Баланбаш служит как бы связующим звеном между западными и зауральскими памятниками абашевской культуры.
В итоге исследований 1951г. можно уверенно рассматривать селище Баланбаш как памятник абашевской культуры в ее уральском варианте.
Мнение, составившееся при первом изучении селища в 1934г., о смешанном характере керамики, содержащей наравне с абашевскнми многие элементы андроновской культуры, является необоснованным. Андроновских элементов как в керамике, так и в других материалах совсем немного...
Второй важный момент, выявленный в результате раскопок 1951г., это установление многих точек соприкосновения с зауральским Мало-Кизыльским селищем, причем эти общие черты, в особенности в области керамики, касаются таких орнаментальных мотивов, которые совершенно не встречаются в памятниках других, даже соседних культур и являются специфически абашевскими. Поэтому не может оставаться никаких сомнений относительно принадлежности этих двух памятников к одной культуре и относительно обитания на Южном Урале абашевских племен.
Мало-Кизыльское селище
Другое абашевское селище Южного Урала расположено на левом берегу Малого Кизыла, в 1.5-2 км от впадения в р. Урал и в 15 км к северо-западу от г. Магнитогорска. Оно занимает береговой обрывистый мыс, образованный с одной стороны старицей реки, с другой - краем огромной балластной котловины. Территория селища занята огородами пос. Сунряк, позади которого оно расположено. Одна усадьба (Е. Левкина) находится на самом селище. Около 30 лет назад в юго-западной части мыса стояли постройки водяной мельницы, следы которых в виде ям, битого кирпича и прослоек навоза видны на поверхности и обнаруживаются в процессе раскопок. В 1924г., при починке плотины этой мельницы, в обрыве берега, откуда брали землю, был найден известный Верхне-Кизыльский клад бронзовых изделий, которому было присвоено это название потому, что земля, где он был обнаружен, принадлежала Верхне-Кизыльскому поселку, расположенному в 6 км от места находки.
В течение 1948, 1949 и 1950гг. на селище были организованы исследования. Сборами на поверхности и проведением небольшой траншеи и шурфа, заложенными на юго-восточной оконечности мыса, было выяв лено наличие здесь культурного слоя. Это позволило установить связь Верхне-Кизыльского клада с поселением и отнести последнее к абашевской культуре (рис.14).

В 1949г. был заложен раскоп I площадью 124 кв. м (рис.15). Выбор места раскопа определялся наличием свободных, не занятых огородами участков в 40 м к юго-западу от места находки клада. На месте разбивки раскопа на поверхности чувствовалась едва уловимая округлая впадина. В раскоп попадал и участок огорода, на котором в предыдущем году было найдено бронзовое тесло (клиновидный топор), а также сосуды на очажном пятне у края заброшенной ирригационной канавы.

…На площадке выявлено три прямоугольных углубления - остатки очагов. Очаг н.1, находящийся в северо-восточном углу раскопа, имеет размеры 2.35x1.35 м и глубину от уровня пола 0.15-0.25 м. Углубление густо замощено валунами и галькой. Поверхность камней прокалена.
В 2.20 м к западу от очага н.1 находится очаг н.2 размерами 1.25х0.75 м, глубиной от уровня пола 0.10 м. В юго-восточном углу этого углубления оказалась вымостка из валунов величиной 0.50x0.30 м. На вымостке обнаружены ребра коровы и ребра и кости ног небольшого животного (ягненка или теленка).
У южной стенки восточной части раскопа обнаружен очаг 3 квадратной формы размерами 0.75x0.75 м, глубиной 0.10 м от уровня пола.
С востока очажное углубление ограничено сплошной выкладкой из мелких валунов. Отдельные валуны оказались к северу от углубления и на его дне. Почти нее очажное углубление заполнено черепками большого раздавленного круглодонного сосуда, стоявшего на очаге. Под ним хорошо прослеживается сильно прокаленный грунт на глубину до 0.20 м.
В разных местах площадки обнаружено пять круглых ямок типа ямок от столбов. Впрочем, две северо-западные ямки, диаметром 0.17-0.20 м.
имели совсем незначительную глубину - 0.10 м - и потому не могли служить гнездами для столбов. Можно думать, что эти ямки были предназначены для установки в них круглодонных сосудов; к тому же одна из них вырыта в непосредственном соседстве с очагом.
Юго-восточная ямка, диаметром 0.40 м, глубиной в северо-восточной половине 0.43 м, в юго-западной - 0.38 м от пола, заполнена культурным слоем с большим содержанием мелких пережженных костей, среди которых обнаружены редкие находки необожженных костей, в том числе трубчатых (небольшого животного). Дно ямки было покрыто прокаленным слоем мощностью 0.03-0.07 м. На этом слое у восточной стенки лежали необожженные кости конечностей коровы в сочлененном состоянии. Содержание ямки может вызвать предположение о культовом ее назначении. Однако, принимая во внимание, что ямка захвачена пятном огромного кострища, более вероятно, что содержание ее является результатом оседания в нее участка кострища. В таком случае ямку нужно рассматривать как гнездо от столба, уничтоженного до сооружения кострища.
Юго-западная и северо-восточная ямки больше других подходят к типу ямок от столбов, в особенность северо-восточная. Эта ямка, диаметром 0.17 м, глубиной 0.35 м, примыкает к земляной стенке площадки; в ней найдены отдельные угольки, волокна которых часто были направлены вертикально. Между ямкой и земляной стенкой прослежено сгнившее бревно незначительного размера, с обожженным концом (что и предохранило его от полного сгнивания), волокна которого шли горизонтально вдоль земляной стенки. Сгнившее бревно, видимо, является остатком деревянной стенки, сделанной из плах, зажатых между столбами и земляной стенкой.
Вторая ямка, диаметром 0.35 м, глубиной 0.50 м, оказавшаяся под участком сильно прокаленного слоя (до кирпичного цвета) кострища, была заполнена пережженной почвой и костями. Здесь оседание кострища в ямку бесспорно.
В юго-западной части обнаружен огромный участок, равный четверти всей площадки раскопа, представлявший собой ряд тесно расположенных, часто сливающихся кострищных пятен, границы которых невозможно проследить. Пятна по существу сливаются в одно огромное кострище площадью приблизительно 20 кв. м. Весь этот участок раскопа дал особенно много пережженных мелких костей, хотя много таких измельченных костей встречалось и вне кострищного пятна.
На кострище, в северо-западной его части, обнаружены три сильно обожженных костяка коров. Костяки лежат в ряд на боку, головами к западу, причем головы захвачены лишь частично или совсем не захвачены кострищем. Хотя костяки сильно разрушились, так что обожженные кости распадаются при прикосновении на мелкие кусочки, все же удалось установить их положение. Два южных костяка сохранились более полно: они лежали рядом, мордами друг к другу. От третьего костяка сохранилось меньше костей, по остаткам которых можно определить, что туша коровы была положена на костер правым боком.
В западной части раскопа культурный слой обнаружен на уровне грунта. Следовательно и здесь почвенный слой был удален ранее, отчего получилась также площадка, но не столь углубленная, как в восточной части раскопа. Культурный слой имел тот же характер, что и в южной части раскопа. И здесь было много небольших пятен прокала, сливающихся и перекрывающих друг друга, а среди них мелкие косточки, большей частью пережженные, и несколько костей ног коровы в сочлененном состоянии.
Среди кострищных пятен в небольшой впадинке без улавливаемых границ было обнаружено на глубине 0.70 м от современной поверхности погребение молодого человека (эпифизы не срощены). Костяк сильно обожжен, отчего сохранность костей чрезвычайно плохая. Наиболее сохранившиеся кости ступней и левые берцовые обуглены, прочие кости подверглись более сильному воздействию огня.
Трупосожжение произведено на месте, на что указывает сильный прокал грунта под костяком; но и засыпка погребения представляла собой почти сплошной прокал с массой мелких пережженных косточек. Видимо огонь был разведен и над погребением после его засыпки.
Костяк лежал на спине головой к востоку-северо-востоку, левая нога вытянута, правая согнута так, что пяточная кость почти касается коленной чашечки левой ноги. Кости рук почти не сохранились. У таза были обнаружены фрагменты костей левого предплечья, а несколько фаланг лежало у таза и на тазу. Незначительные фрагменты предплечья и плечевой кости правой руки были несколько откинуты вправо. Правая рука была, видимо, согнута в локте так, что кисть покоилась на груди; на ней сохранились отдельные фаланги. Кости позвоночника, ребра, грудная, лопатки, ключица сохранились в виде совершенно незначительных обломков. Положение тазовых костей свидетельствует, что погребенный лежал на спине. Череп, сильно раздавленный, был повернут вниз правой стороной и сохранился не полностью. У правого локтя находилось костяное пряслице в виде плоского диска, сделанное из бедренной головки какого-то животного. У правого плеча оказался медный, слегка изогнутый нож без черешка, типа ножей Верхне-Кизыльского клада. Вокруг костяка найдено несколько необожженных конечностей коровы в сочлененном состоянии.
В 1 м к юго-востоку от костяка на пятне сильного прокала, на краю ирригационной канавы, в которую упирается раскоп, оказалась груда черепков от раздавленного сосуда, часть которого была обнаружена в склоне канавы в прошлом году. Рядом с сосудом находились отдельные обожженные кости, в том числе челюсть коровы и остатки частично обугленной берестяной поделки, видимо туеска (бурачка).
Культурный слой содержал большое количество чрезвычайно мелких пережженных косточек черного и синевато-белого цвета, значительно меньше - необожженных костей, и лишь изредка в нем встречались отдельные черепки. В ряде мест найдены необожженные кости ног коровы, как правило, в сочлененном состоянии: бабки и копыта.
Помимо костей, на площадке найдено 11 черепков, два раздавленных сосуда, отщеп кремня, большой обломок зернотерки, медная поделка непонятного назначения в виде зигзага, согнутого из двух узких лент, образующих на концах петли, одна из которых разорвалась (рис.17).

Чтобы получить дополнительные данные для выяснения характера памятника, в 1950г. раскоп I был расширен к северо-западу путем прирезки раскопа II площадью 88 кв. м. Предполагалось найти здесь еще погребения. В средней части раскопа II были обнаружены два маленьких очажка в виде прокаленной почвы и скопления золы. К северу от очагов раскоп пересекался рвом, который выходил из-под западной стенки и уходил в северо-восточном направлении за пределы раскопа.
Ров, глубиной от уровня глины 0.44 м (от современной поверхности 0.95 м), шириной по дну 0.80 м, а на уровне глины - 1.20 м, был заполнен очень твердым черноземом, в котором найдено несколько костей животных, две кремневые ножевидные пластинки и небольшой черепок с гребенчатым орнаментом. Этот ров является отрезком более крупного сооружения, видимо окружавшего что-то расположенное к северу от него: последнее доказывается формой рва: он вогнут с севера и выгнут к югу.
Южный конец раскопа, примыкающий к западному выступу раскопа I,где в 1949г. было найдено погребение, занят углом прямоугольного углубления, уходящего под западную и южную стенки раскопа. Стенки углубления ориентированы почти прямо по сторонам горизонта. Глубина его от уровня грунта - 0.42 м. У середины северной стенки в углублении оказалась ямка от столба диаметром 0.25-0.30 м, глубиной от пола 0.43 м.
Нижний горизонт заполнения углубления, мощностью 0.20 м, был слегка пропитан углями, а местами, так же как и глинистый пол, прокален.
В виде угля встречались иногда остатки длинных поленьев, лежавших горизонтально. Особенно интенсивный прокал установлен в двух пунктах, где были обнаружены кострища площадью 0.50x0.75 м. В заполнении углубления встретилось несколько обожженных костей животных.
Описанное углубление является продолжением второй площадки, обнаруженной в 1949г. в западном выступе раскопа I, где также были встречены кострищные пятна.
В раскопе II также привлекает внимание бедность культурного слоя. В черноземе, на площади в 80 кв. м, найдено только 25 черепков, 6 ножевидных пластинок, 4 кремневых отщепа, 2 обломка раковин, одна кость и изделие из свинца, имеющее форму браслета.
Таким образом находки и наблюдения на раскопах I и II убеждают в том, что вскрытый здесь участок памятника носит явно ритуальный характер. Малочисленность бытовых остатков и, наоборот, большое количество пережженных мелких косточек, остатки трех преднамеренно целиком сожженных коров, много кострищ на большой площади - все говорит в пользу трактовки восточной части вскрытой площади в качестве места жертвоприношений. Наличие очагов в виде прямоугольных углублений также не может противоречить такому определению этого участка памятника…
К.В. Сальников. Абашевская культура на Южном Урале. Советская археология Вып. XXI, 1954, с.52-94
http://www.archaeolog.ru/index.php?id=259

Ригведа VII, 33. Гимн Васиштхам

Размер - триштубх
Этот гимн занимает особое место в собрании, т.к. он посвящен восхвалению не богов, а родоначальника Васиштхи и все его рода. Древние Васиштхи (создатели и хранители гимнов мандалы VII) возвеличиваются, как боги, а основоположнику рода, Васиштхе, приписывается божественное происхождение. Гимн замыкает серию гимнов Индре, с которыми он связан и по содержанию. В давние времена, когда происходила битва царя племени тритсу Судаса с окружившими его союзными царями, которые загнали его на берег реки Парушни. Судаса спас риши Васиштха, своими молитвами привлекший Индру на сторону тритсу (см. VII, 18 - Царь племени тритсу Судас (sudas - букв. хорошо дающий, sc. жертвы богам) был окружен со своим войском союзными войсками десяти царей (по-видимому, неариями, поскольку в VII, 83, 7 они названы ayajyavah - не приносящие жертв). Преследователи загнали его на берег реки Парушни - единственному пути к отступлению для него. С помощью Индры Судасу удалось переправиться через реку: Индра создал для него брод, а перед врагами река разлилась. По одной из версий привлечь Индру на сторону Судасу помог певец Васиштха (VII, 33, 3-6) (согласно VII, 83 привлечены были Индра и Варуна). Преследуя Судаса, враги его стали тонуть в водах Парушни, уцелевших добили Индра и Судас)...
Гимн состоит из двух частей. Первая (стихи 1-6) посвящена роли Васиштхи в битве десяти царей и отношениям Васиштхов с Индрой, вторая (стихи (7-14) - изображению самого Васиштхи и описанию его чудесного двойного рождения
1a Белые cvityancah - букв. беловатые, светловолосые
1b...обрадовали - abhi...pramanduh
1с...не помочь издалека...Ситуация, отраженная в этом стихе, видимо, такова. Индра, находящийся где-то очень далеко от Васиштхов на жертвоприношении у других почитателей, услышал восхваление Васиштхов. Он рад им, но колеблется, приходить ли к ним
2a...они - Т.е. Васиштхи, своими молитвами и жертвоприношением сомы заставившие Индру уйти с жертвоприношения других почитателей
2b...Мимо наполняющего пруд - tiro vaicantam - Sc. так много было выжатого сомы
2с...пересек...убил...помог - Реминисценции битвы десяти царей
4c...в стихах шаквари - стих. размер, характерный для военных песен
7c Три жара trayo gharmasah - три костра на месте жертвоприношения, на пупе земли
9с…ткут по раме - Яма выступает здесь как первый человек, проложивший путь смерти. Мысль такова, что Васиштхи, находясь среди людей, продолжают дело Ямы
9d...(нимф) апсарас - как сказано дальше в стихе 11 Васиштха был рожден нимфой-апсарас-русалки Урваши
10d Агастья - Nom. pr. Древнего риши, улаживающий конфликт между Индрой и Марутами
11b...(И) рожден из мысли Урваши urvacya...manaso...dhi jatah
11c Каплю drapsam - Т.е. семя, пролитое Митрой-Варуной во время жертвоприношения
13 Рожденные оба - (Яма и Васиштха?) во время жертвенного праздника - sattre - Саттра - многодневный праздник жертвоприношения с участием многих жрецов
14 Пратриды pratrdah - По Саяне это вариант названия племени тритсу

Индра:

1 Белые, с волосами, заплетенными справа,
Возбуждающие мысль - они ведь обрадовали меня.
Вставая с жертвенной соломы, я говорю мужам:
Моим Васиштхам не помочь издалека.

2 Индру привели они издалека с помощью сомы
Мимо наполняющего пруд очень крепкого напитка.
Соме, выжатому у Пашадьюмна Ваята,
Индра предпочел Васиштхов.

3 Вот так он вскоре пересек с ними Синдху,
Вот так он вскоре убил с ними Бхеду,
Вот так он вскоре в битве десяти царей помог
Судасу - Индра силой вашего священного слова, о Васиштхи.

Индра:

4 Из приязни, о мужи, (и) из-за священного слова ваших отцов
Я обернул ось (колесницы) - вы никак не должны пострадать! -
Когда в стихах шаквари громким ревом
Вы придали Индре мужество, о Васиштхи.

5 Окруженные в битве десяти царей, они смотрели
Вверх на небо, умоляя, словно мучимые жаждой.
Индра услыхал восхваляющего Васиштху:
Он создал для тритсу широкое пространство.

6 Как палки, которыми погоняют быков, они были
Расколоты, маленькие бхараты.
А Васиштха был предводителем,
И тогда распространились племена тритсу.

7 Трое создают в мирах семя.
Три арийских народа светоносны.
Три жара следуют за Ушас.
Их всех знают Васиштхи.

8 Свет их - как возрастание солнца,
Величие - глубокое, как у моря.
Как скорость ветра - ваше восхваление,
(Никому) другому не догнать, о Васиштхи!

9 Это они озарениями сердца приближаются
К тайне с тысячей ветвей.
Когда они ткут по раме, натянутой Ямой,
Васиштхи почитают (нимф)-апсарас.

10 Когда Митра-Варуна увидели,
Как ты выскакиваешь светом из молнии,
То это (одно) твое рожденье, а другое, о Васиштха,
Когда Агастья принес тебя племени.

11 И ты, о Васиштха, происходишь от Митры-Варуны,
(И) рожден из мысли Урваши, о брахман.
Каплю, пролитую под божественное священное слово, -
Тебя все боги удержали в лотосе.

12 Этот провидец, знающий о двойном (рождении),
Имеющий тысячу даров, всегда имеющий дары,
Васиштха был рожден от апсарас,
Чтобы ткать по раме, натянутой Ямой.

13 Рожденные оба во время жертвенного праздника, возбужденные поклонениями,
Они излили общее семя в кувшин.
Оттуда из середины возник Мана,
Оттуда, говорят, родился риши Васиштха.

14 Он поддерживает исполнителя гимнов, исполнителя мелодий.
Неся давильный камень, он должен провозглашать первым.
Почитайте его, настроенные благожелательно!
К вам придет, о Пратриды, Васиштха!

Гимн Васиштхам
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_298.htm
РигВеда. Мандалы I-X. перевод Т.Я. Елизаренковой
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_863.htm
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_622.htm
 
Атхарваведа. X. 9. На жертвоприношение коровы и ста оданА

1 Заткни глотки злоумышленникам,
Порази соперников этим ударом грома
(Ты), данная Индрой, первая, с сотней оданА,
Убийца противников, выход для жертвователя!

2 Да будет алтарем твоя шкура,
Жертвенной соломой волоски, что у тебя!
Эта узда схватила тебя.
Да спляшет на тебе этот давильный камень!

3 Да станет кропилом кисточка твоего хвоста!
Да смоет (все твой) язык, о невредимая!
Став чистой, годной для жертвоприношения,
Последуй на небо, о ты, с сотней оданА!

4 Кто готовит ее с сотней оданА,
Тому удается исполнение желаний:
Ведь довольны его жрецы,
Все идут как положено.

5 Он поднимается в мир света,
Где то третье небо небес, -
(Тот), кто, положив лепешку (ей) на середину,
Дает ее с сотней оданА.

6 Он достигает тех миров,
Которые небесные и которые земные, -
(Тот), кто, придав ей блеск золота,
Дает ее с сотней оданА.

7 О богиня, те, что разделывают тебя,
И те люди, что готовят тебя, -
Все они будут тебя охранять.
Не бойся их, о ты, с сотней оданА.

8 Васу будут охранять тебя с юга,
С севера тебя - Маруты,
Адитьи - с запада,
Спеши через агништому!

9 Боги, отцы, люди
И (те), что гандхарвы-апсарас, -
Все они будут охранять тебя.
Спеши через агништому!

10 Воздушного пространства, неба, земли,
Адитьев, Марутов, сторон света,
Всех миров достигает тот,
Кто дает ее с сотней оданА.

11 Кропящая жиром, благостная,
Богиня пойдет к богам.
О невредимая, не покарай готовящего (тебя)!
Проследуй на небо, о ты, с сотней оданА.

12 (Те) боги, которые сидят на небе
И которые в воздухе,
А также те, которые на земле,-
Им ты всегда позволяй надоить
Молока, топленого масла, меду!

13 (То), что у тебя голова, что у тебя морда,
Что уши, и (то), что у тебя челюсти, -
Пусть позволит надоить дающему (тебя)
Творогу, молока, топленого масла, а также меду!

14 (То), что у тебя губы, что ноздри,
Что рога, и (то), что у тебя глаза, -
Пусть позволит надоить дающему (тебя)
Творогу, молока, топленого масла, а также меду!

15 (То), что у тебя легкие, что сердце,
Околосердечная сумка (?) вместе с бронхами, -
Пусть позволит надоить дающему (тебя)
Творогу, молока, топленого масла, а также меду!

16 (То), что у тебя печень, почки (?),
Что внутренности, и (то), что у тебя потроха, -
Пусть позволит надоить дающему (тебя)
Творогу, молока, топленого масла, а также меду!

17 (То), что у тебя плашИ, сычуг,
Что две нижние части живота, что у тебя шкура, -
Пусть позволит надоить дающему (тебя)
Творогу, молока, топленого масла, а также меду!

18 (То), что у тебя костный мозг, что кость,
Что мясо и кровь, -
Пусть позволит надоить дающему (тебя)
Творогу, молока, топленого масла, а также меду!

19 (То), что у тебя передние ноги, что их голени,
Что плечи и что горб, -
Пусть позволит надоить дающему (тебя)
Творогу, молока, топленого масла, а также меду!

20 (То), что у тебя затылочные кости, что ключицы,
Что ребра и бока, -
Пусть позволит надоить дающему (тебя)
Творогу, молока, топленого масла, а также меду!

21 (То), что у тебя бедра, коленные суставы,
Что кострец и что у тебя зад, -
Пусть позволит надоить дающему (тебя)
Творогу, молока, топленого масла, а также меду!

22 (То), что у тебя хвост, что у тебя кисточка на хвосте,
Что вымя и что сосцы, -
Пусть позволит надоить дающему (тебя)
Творогу, молока, топленого масла, а также меду!

23 (То), что у тебя задние ноги, что отростки у копыт,
Что бабки и что у тебя копыта, -
Пусть позволит надоить дающему (тебя)
Творогу, молока, топленого масла, а также меду!

24 Что у тебя шкура, о ты, с сотней оданА,
Что волоски (шерсти), о невредимая, -
Пусть позволит надоить дающему (тебя)
Творогу, молока, топленого масла, а также меду!

25 Да станут две твои груди жертвенными лепешками,
Намазанными жертвенным маслом!
Превратив их в два крыла, о богиня,
Веди готовящегося (тебя) на небо!

26 Какая рисинка, зернышко (остались) в ступке,
На пестике или же какая в корзинке для веяния,
Или же какую ветер - Матаришван,
Очищая, стряхнул, -
Агни-хотар да сделает (ее) хорошо пожертвованной!

27 Воды небесные, медовые, сочащиеся жиром,
Я очищаю поочередно в руках у брахманов.
То желание, с которым я здесь вас окропляю,
Да выпадет все оно мне на долю!
Да будем мы господами богатств!

Одно из ведийских названий коровы - это Aghnya - невредимая, - та, которую не следует убивать. См. Крошечка-Хаврошечка
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_600.htm
На жертвоприношение коровы и ста оданА
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_620.htm
Атхарваведа (Шаунака). Т.1-3. перевод Т.Я. Елизаренковой
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_605.htm

Стыкраты пощiнасе Русе
а стыкраты розбiена бя
од полуноще до полудене...
тако скътi вЪдша ПраОцове наша
а бя Оцем Орiем до крае Руська веденi
поневждi тамо пребытi
А утрпенiа многая несоуща
ранi а хлудне
Се тако отыдша до сiу
а тако оуселiщася огнiщаны на земЪ РуштЪi
То бо се оутворi за двiе теме до суть
А по тема двЪ темi
врязi прiдоша...
земе беряi од Хъзаром
до роуце сва
тем бо одерене работахомо
Бя нароуд родiщеск Iльмерстii
а сто корежене о дво ста
Народо наш яко прiде поздЪ до Русе земЪ
а селiщеся среде Iльмерштi
Тii бо суте брачке наше
а намо...подобi соуте
Дощ. 2б Сто раз Русь начиналась и сто раз была разбита от полуночи и до полуденя (Стыкраты (на санск. - шатакрато) - пощiнасе Русе а стыкраты розбiена бя од полуноще до полудене)...так скот водили (вЪдша) Праотцы наши, и были Отцом Орием в край Русский (до крае Руська) приведены (веденi), чтобы (поневждi) там пребыть (пребытi). И тяготы (утрпенiа) многие несли (несоуща), и раны (ранi), и холода (хлудне). Вот, так отошли (отыдша) досюда (до сiу - до сю) и так поселились огнищане. То утворилось (То бо се оутворi) за две тьмы (здесь, в любом случае, больше чем за 2000 лет) до настоящего (времени) (за двiе теме до суть). И после тех двух темей (по тема двЪ темi) варяги пришли (врязi прiдоша)...и землю забрали у Хазар (беряi од Хъзаром) в руки свои (до роуце сва), у которых мы были в порабощении (одерене работахомо). Был народ (бя нароуд) родственный (родiщеск) Ильмерский (Iльмерстii - племена, селившиеся обычно по берегам озер-ильменей (?). По М. Фасмеру - Илмень - небольшое озеро, остающееся после половодья-. В древнейшие времена, может быть, так назывались озера, образовавшиеся после оледенения, как сейчас, например, в стране Озер, в Финляндии). И сто корней из двухста (а сто корежене о дво ста - т.е. были и иные (не-родственные) племена). Народ наш, как пришел позднее на Русскую землю (прiде поздЪ до Русе земЪ) и селился среди Ильмерцев (селiщеся среде Iльмерштi). Те ведь, (по) суте, братья наши и нам подобны - Тii бо суте брачке наше а намо...подобi соуте
Дощечка 2
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_349.htm
Влескнига
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_1.htm
Продолжение
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_503.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_504.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_505.htm
КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001