Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
История Орейбуржья. Когда хунны напали на Русь?
от 28.02.17
  
Выразе


А тоi Орiе СтарОтець рЪще Iдемо од земЪ тоя iдЪже Хунiе наша братчi забiуть


О, Славия! О, Славия! Имя сладких звуков,.
Но горестных воспоминаний! Сколько раз
Тебя разбили в дребезги, однако вновь
Ты каждый раз вставала в прежней силе.
- Ян Коллар. Дочь Славы (ДС II, 138)

I то грендiехомь трудете сен о всак ден
молбы твряе
i Суре пiящете
якожде допрiжь яхомь
I ту пентократы опыiемо дены
i хвалехомь Богы нашiа о радосще тоiе
яко сен осуре млеко нашiе
на прпыте нашiе
I крмь iде о кравiе до ны
i тiемо жiвiемо
I траве злащнiе оуварiехомь ове до млекы
i тако яждiехомь кажедь щасте свое
i тещахомь
Дощ.26 И вот идем (мы) трудиться всякий день, молитвы творя, и суру пьем ту, как и в прежние времена (мы) имели (то). И ее пять раз пьем в день и восхваляем Богов наших о радости этой, когда (она) осурится. Молоко наше, для пропитания нашего и прокорма, идет к нам от коров, и тем мы живем. И травы злачные - варим их в молоке, и так едим каждый часть свою и идем трудиться

Всеволод Сергеевич Таскин (2 февраля 1917, посёлок Пури Забайкальской области - 1 июня 1995, Люберцы) - советский китаевед, переводчик и научный редактор. Его отец, Сергей Афанасьевич Таскин, депутат Государственной думы России, член Забайкальского правительства атамана Г.М. Семенова в 1919 году эмигрировал в Маньчжурию. В 1933г. окончил 7-летнюю гимназию при Педагогическом институте в Харбине. С сентября 1945 по октябрь 1947г. В.С. Таскин работал переводчиком в Отделе переводов Управления КЧЖД в Харбине, занимался переводами с китайского языка для харбинского корпункта агентства ТАСС. Переехал в СССР с женой, двоими детьми, сестрой и матерью. С июля 1954 по май 1955г. работал в Северном Казахстане в должности диспетчера автопарка МТС им. А. С. Пушкина. Переехал в Московскую область, где в поселке Малаховка ему удалось найти жилье. 4 июня 1955г. стал внештатным редактором в «Гослитиздат». 30 сентября 1957г. его зачислили младшим научным сотрудником в Институт китаеведения. В 1970 г. зачислили на должность старшего научного сотрудника...Работал вместе с Р. В. Вяткиным (1910-1995) над переводом «Ши цзи» Сыма Цяня, он также принимал деятельное участие и в составлении Большого китайско-русского словаря, над которым трудился большой коллектив китаистов во главе с И.М. Ошаниным (1900-1982). В 1968 защитил кандидатскую диссертацию на тему «Материалы по истории сюнну (по китайским источникам)» и опубликовал ряд трудов по истории связей Китая с соседними народами - сюнну и киданями

р. Хуанхэ около г. Ланьчжоу, провинция Ганьсу, Китай, 2001 (группа русских специалистов. обьект 504)
Введение

Публикуемые переводы, касающиеся истории древних сюнну, представляют собой отдельные главы, выбранные из знаменитого произведения китайского историка Сыма Цяня «Исторические записки» («Ши цзи»). Лишь одна глава «Жизнеописание Хань Ань-го» извлечена из «Истории династии Хань» («Хань-шу»), текст которой более детализирован...
В.С. Таскин. Материалы по истории сюнну (по китайским источникам)
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_498.htm
...Несмотря на огромные усилия и затрату колоссальных средств, династия Цинь владела Ордосом всего лишь немногим более десяти лет. Летом 210г. до н.э. Ши-хуан скончался в Шацю на территории современной провинции Шаньдун, возвращаясь из очередной инспекционной поездки по восточным районам страны.
На престол вступил его младший сын Ху Хай. Не обладая ни умом, ни волей Ши-хуана, молодой император пытался продолжать во всем политику своего отца, но его деспотизм и жестокие поборы вызвали резкое противодействие, против которого он оказался бессильным.
Первыми подняли восстание Чэнь Шэн и У Гуан, и, хотя это восстание было подавлено, оно явилось толчком, который привел в движение все антициньские силы. Мятежи вспыхнули по всей стране. Самым крупным из чих было восстание Сян Юя на территории современной провинции Хубэй. Позднее к нему присоединился представитель низшей чиновничьей прослойки Лю Бан. Под мощными ударами восставших в 206г. до н.э. династия Цинь погибла и началась ожесточенная борьба за власть между Сян Юем и Лю Баном. В 202г. до н.э. Лю Бан добился победы и провозгласил создание династии Хань.
Воспользовавшись смутами в Китае, сюннуский шаньюй Тоумань переправился на южный берег Хуанхэ, и сюнну снова стали пасти скот на землях Ордоса.
У шаньюя Тоуманя было два сына. Согласно обычаю, на престол после его смерти должен был вступить старший сын Маодунь. Тоумань хотел сделать шаньюем младшего, поэтому отдал Маодуня в заложники юэчжи, жившим в западной части современной провинции Ганьсу. Затем он неожиданно напал на юэчжи, надеясь, что они убьют его сына. Тщательно задуманный план не удался, так как Маодунь сумел выкрасть коня и бежать обратно к отцу. Восхищенный смелостью сына, Тоумань назначил его командовать 10 тыс. всадников.
Вскоре после этого Маодунь, обучив своих всадников в духе безропотного повиновения, убил отца и захватил престол. Он разбил сначала живших на востоке дунху, а затем на западе прогнал кочевавших там юэчжи. Сюннуское государство небывало разрослось, на востоке до Кореи, а на западе до современного Синьцзяна. Численность войск сюнну определяется источниками в 300 тыс. лучников, а созданная ими держава была настолько сильна, что китайцы сравнивали ее со Срединной империей.
Покорив восточных и западных соседей, Маодунь обратил взоры на Китай. К этому времени междоусобная война в Китае закончилась победой Лю Бана, который основал династию Хань и стал укреплять центральную власть. В ходе ожесточенной междоусобной борьбы Лю Бан щедро раздавал своим соратникам высокие титулы князей и огромные земельные наделы. Но, поскольку сильная центральная власть несовместима с феодальной раздробленностью, после победы он стал отнимать розданные титулы и владения, что нашло выражение в известной формуле «кроме носящих фамилию Лю, никто не может быть ваном».
Одним из получивших титул вана был Хань Синь - представитель аристократии древнего владения Хань (западная часть современной провинции Хэнань). Существование чужого владения в центре империи не устраивало Лю Бана, поэтому он вскоре дал Хань Синю новое владение в Дай, в северной части провинции Шаньси.
Земли в Дай располагались по соседству с сюнну, которые часто вторгались в них. Осенью 201г. до н.э. Маодунь окружил Хань Синя крупными силами в городе Маи. Хань Синь несколько раз посылал к сюнну гонцов, стремясь уладить конфликт миром, но император, узнав об этом, заподозрил Хань Синя в измене и отправил к нему чиновника с выражением порицания.
Опасаясь за свою жизнь, Хань Синь сговорился с сюнну о совместном нападении на Хань, поднял восстание, сдал город Маи и напал на округ Тайюань. Зимой 200г. до н.э. ханьский император лично нанес поражение Хань Синю у города Тунди и обезглавил его военачальника Ван Си. Хань Синь бежал к сюнну.
В это время Маодунь из Дайгу, где размещались его войска, выслал более 100 тыс. всадников, которые завлекли Лю Бана в засаду на горе Байдэн. Семь дней авангард китайской армии во главе с императором оставался в окружении без запасов продовольствия. Критическое положение вынудило Лю Бана отправить гонца, который якобы тайно передал жене Маодуня богатые подарки, а та сказала своему мужу: «Вы, два государя, не мешаете друг другу. Если ныне и будут захвачены ханьские земли, все равно ты, шаньюй, никогда не сможешь жить на них. Кроме того, у правителя Хань также могут быть хитрые замыслы, подумай об этом, шаньюй» (Сыма Цянь, Исторические записки, гл.110, л.12а).
Гонец был послан по предложению советника Чэнь Пина, но, как сообщают источники, подробности «о плане Чэнь Пина, который являлся секретным, современники не смогли узнать» (Бань Гу. История династии Хань. гл.40, л.17а).
Комментатор Ни Шао утверждает, что Чэнь Пин посоветовал императору приказать художнику нарисовать портрет красавицы и отправить его жене шаньюя со словами: «У Хань есть такая красавица и ныне император, оказавшись в затруднительном положении, намерен поднести ее шаньюю». Жена шаньюя, испугавшись, что муж может охладеть к ней, уговорила Маодуня снять осаду.
Однако, вероятнее всего, Маодунь снял осаду из-за того, что своевременно не получил обещанного подкрепления от Хань Синя. Тем не менее распространенная в китайской литературе версия о существовании загадочного плана Чэнь Пина достаточно ярко говорит об унижении, которое пришлось пережить ханьскому императору, попавшему в окружение сюнну. Возможно, чтобы прикрыть военное бессилие, и возникла подобная версия, позволявшая китайцам говорить о тактическом превосходстве Лю Бана над его врагами.
Выход Лю Бана из окружения не прекратил военных действий. В то время многие ханьские военачальники переходили на сторону сюнну, а Маодунь часто нападал на земли округа Дай и грабил их.
Непрерывные набеги тревожили императора, а поэтому он обратился за советом к сановнику Лю Цзину. Лю Цзин предложил: «Если Вы, Ваше Величество, сможете отдать Маодуню в жены старшую дочь от главной жены и послать ему щедрые подарки, он поймет, что дочь ханьского императора может принести варварам богатства, а поэтому, соблазнившись на них, непременно сделает ее своей женой, а когда у нее родится сын, непременно объявит его наследником, который станет вместо него шаньюем. Почему произойдет так? Из-за жадности к дорогим ханьским подаркам. Вы же, Ваше Величество, отправляйте в подарки, в соответствии с сезонами года, то, что имеется в избытке у Хань, но недостает у сюнну, справляйтесь о здоровье шаньюя и, пользуясь подобными случаями, посылайте лиц, обладающих красноречием, чтобы они незаметно наставляли его в правилах поведения.
Пока Маодунь жив, он, разумеется, будет вашим зятем, когда же умрет, шаньюем станет сын вашей дочери. А разве когда-нибудь было слышно, чтобы внук относился к деду как к равному? Так можно без войны постепенно превратить сюнну в своих слуг» (Сыма Цянь, Исторические записки, гл.99, лл.4а,4б).
Лю Бан взял девушку из простой семьи, выдал ее за свою старшую дочь и отдал в жены шаньюю, обязавшись ежегодно посылать определенное количество подарков, являвшихся, по сути дела, замаскированной данью. Так, в 198г. до н.э. было положено начало унизительным для Китая договорам с кочевыми соседями, известными в истории как договоры о мире, основанные на родстве.
В 195г. до н.э. Лю Бан умер. Поскольку его сын, наследник, был малолетним, страной стала управлять императрица Люй-хоу - жена Бана. Период ее семилетнего регентства отмечен ожесточенной борьбой придворной аристократии за власть, поглощавшей все силы и время.
Пользуясь благоприятной обстановкой, Маодунь не только совершал многочисленные набеги на пограничные районы, но и сделал попытку приобрести весь Китай. В 192г. до н.э. он предложил императрице выйти за него замуж, рассчитывая получить всю китайскую империю и качестве приданого. Императрица ответили отказом, ссылаясь на свою старость. Между сторонами по-прежнему продолжались отношения, установленные договором о мире, основанном на родстве.
После смерти императрицы Люй-хоу страной правил император Вэнь-ди. Несмотря на прилагаемые им большие усилия к укреплению мира, в 177г. до н.э. сюннуский правый сянь-ван поселился на землях к югу от Хуанхэ, откуда совершал набеги на округ Шанцзюнь.
Вэнь-ди выслал в Гаову армию из 85 тыс. человек. Это была первая военная операция, предпринятая династией Хань после неудачи, постигшей Лю Бана на горе Байдэн в 200г. до н.э. Для поднятия духа войск к месту военных действий выехал сам император. Сюнну отступили, не приняв боя. Но, когда император хотел уже перенести войну в степь, произошло восстание Цзибэй-вана, заставившее Китай отказаться от дальнейшей борьбы. В свою очередь, сюнну тоже не продолжали военных действий. Они ввязались в новую войну с жившими на западе юэчжи. В письме Маодуня императору Вэнь-ди упоминается об этой войне, в нем же объясняются причины столкновения с Хань и содержится предложение о восстановлении мира.
Получив письмо, император Вэнь-ди стал обсуждать, что выгоднее - война или мир, основанный на родстве. Сановники нашли: «Шаньюй только что разбил юэчжи, воодушевлен победой и сейчас нападать на него нельзя. Кроме того, если мы и приобретем земли сюнну, то жить среди озер и солончаков все равно не сможем. Выгодней всего мир, основанный на родстве»
Последовав совету сановников, император отправил к сюнну послов с богатыми подарками для заключения мира. В письме он признавал Сюннускую державу равной Китайской империи, а шаньюя называл братом. Для сюнну это было небывалым успехом; до сих пор ни один вождь кочевых народов не мечтал сравняться с Китайским императором.
Вскоре после заключения договора Маодунь умер…
В.С. Таскин. Материалы по истории сюнну (по китайским источникам). М.: Наука, 1968. 177с. В книге собраны основные сведения из китайских источников, освещающие историю кочевого народа сюнну до 101г. до н.э. от периода, предшествующего образованию государства сюнну до начала упадка государства в результате внутренних междоусобий и завоевательных походов ханьского императора У-ди - Сыма Цянь начинает описание политического строя сюнну такими словами: «Со времени Шунь-вэя до Тоуманя прошло более тысячи лет, в продолжение которых [сюнну] временами усиливались, временами слабели, распадались и делились, но это было так давно, что невозможно выяснить и последовательно изложить переходы власти от одного правителя к другому. При Маодуне сюнну небывало усилились, покорили всех северных варваров, и на юге образовали государство, равное по силе Срединному государству, поэтому переход власти от одного правителя к другому к названия государственных чинов [с этого времени] можно выяснить и изложить» (Сыма Цянь, Ши-цзи, гл.110, л.9а,9б).
http://www.twirpx.com/file/865995/
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/China/I/Ban_Gu/index.htm
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/China/I/Ban_Gu/Mat_sunnu_2/framepred.htm

Сражающиеся царства в 260 году до н.э.
...В дальнейшем, после того как Цинь уничтожило шесть царств, [император] Ши-хуан приказал Мэн Тяню 74 во главе войска численностью в сто тысяч человек 75 напасть на севере на ху. [Мэн Тянь] отвоевал обратно все земли к югу от реки [Хуанхэ] 76, создал вдоль Хуанхэ укрепления, построил сорок четыре уездных города у реки и заселил их преступниками, приговоренными к ссылке на границу; проложил прямую дорогу от Цзююаня 77 до Юньяна 78; затем срезал склоны гор, прокопал рвы в горных долинах и привел в порядок все, что можно было исправить начиная от Линьтао 79 до Ляодуна на протяжении более 10 тыс. ли 80. Кроме того, он переправился через Хуанхэ и занял земли между [горой] Яншань 81 и Бэйцзя 82.
В это время дунху были сильны, а юэчжи достигли расцвета. Шаньюем 83 у сюнну был Тоумань 84. Тоумань, оказавшись не в состоянии победить [царство] Цинь, переселился на север.
Минуло более десяти лет 85, Мэн Тянь умер, чжухоу восстали против Цинь, в Срединном государстве воцарилась смута, а все сосланные [династией] Цинь для защиты границ были снова убраны 86. Благодаря этому сюнну почувствовали свободу, постепенно переправились на южный берег Хуанхэ и стали граничить с Срединным государством по старой укрепленной линии.
У шаньюя был старший сын по имени Маодунь 87. Позднее у него появился младший сын, родившийся от любимой яньчжи 88. Шаньюй, желая устранить Маодуня и возвести на престол младшего сына, отправил Маодуня заложником к юэчжи. Как только Маодунь прибыл к юэчжи заложником, Тоумань внезапно напал на юэчжи. Юэчжи хотели убить Маодуня, но он украл у них прекрасного коня и ускакал на нем обратно. Тоумань оценил его мужество и приказал [Маодуню] командовать десятью тысячами всадников.
Тогда Маодунь изготовил свистящие стрелы и стал обучать своих всадников стрельбе из лука. Объявив приказ: «Все, кто не станет стрелять туда, куда полетит свистящая стрела, будут обезглавлены», Маодунь поехал на охоту на птиц и зверей: при этом всем тем, кто не стрелял туда, куда летела свистящая стрела, отрубил головы.
Вскоре Маодунь пустил свистящую стрелу в своего прекрасного коня. Некоторые из приближенных не осмелились стрелять, и Маодунь тут же отрубил головы тем, кто не стрелял в прекрасного коня. Некоторое время спустя [Маодунь] снова сам пустил стрелу в любимую жену. Некоторые из приближенных очень испугались и не посмели стрелять. Маодунь отрубил головы и им. Еще через некоторое время Маодунь выехал на охоту и пустил свистящую стрелу в прекрасного коня шаньюя. Все приближенные также выстрелили в него. Маодунь понял, что [отныне] он может полагаться на всех своих приближенных.
Последовав за своим отцом - шаньюем Тоуманем на охоту, он выпустил свистящую стрелу в Тоуманя; все его приближенные тоже выстрелили туда, куда полетела свистящая стрела, и шаньюй Тоумань был убит; после этого [Маодунь] предал смерти мачеху, младшего брата и сановников, не желавших повиноваться ему. [Затем] Маодунь сам вступил на престол и стал шаньюем.
Когда Маодунь вступил на престол, дунху были сильны и достигли расцвета. Узнав, что Маодунь убил отца и вступил на престол, они отправили гонца сообщить Маодуню, что хотят получить бывшего у Тоуманя коня, пробегавшего в день 1000 ли. Маодунь посоветовался с сановниками и все они сказали: «Конь, пробегающий в день 1000 ли, является драгоценным конем для сюнну, не отдавайте его». «Маодунь ответил: «Разве можно жить рядом с другим государством и жалеть для него одного коня», и отдал дунху коня, пробегавшего в день тысячу ли.
Через некоторое время дунху, думая, что Маодунь боится их, отправили гонца сказать ему, что они хотят получить одну из шаньюйских яньчжи 89. Маодунь снова стал советоваться с приближенными, и все приближенные с негодованием ответили: «Дунху не знают правил приличия, а поэтому и требуют яньчжи. Нападите на них». Маодунь ответил: «Разве можно жить рядом с другим государством и жалеть для него одну женщину», взял любимую яньчжи и отдал ее дунху.
Правитель дунху, еще более возгордясь, начал захватывать земли на западе 90. Между [дунху] и сюнну пролегала брошенная земля, на которой на расстоянии более 1000 ли никто не жил; и те, и другие жили по ее краям, образуя оуто 91. Дунху отправили гонца сказать Маодуню: «Брошенную землю за пределами оуто, служащей границей между сюнну и нами, сюнну не должны посещать, мы хотим владеть ею». Маодунь снова посоветовался с сановниками и некоторые из сановников сказали: «Это - брошенная земля, ее можно отдать и можно не отдавать». Крайне разгневанный Маодунь ответил: «Земля - основа государства, разве можно отдавать ее». Всем, советовавшим отдать землю, он отрубил головы...
Комментарии:
74. Мэн Тянь - Циньский военачальник (?-210г. до н.э). В 215г. до н.э. возглавил по приказу императора Ши-хуана поход против сюнну, кочевавших на территории современного Ордоса. Хотя в источниках нет никаких подробностей об этом походе, очевидно, что для китайцев война была успешной и завершилась изгнанием сюнну с занимаемых ими земель. Об этом красноречиво свидетельствуют энергичные меры, принятые Мэн Тянем для освоения Ордоса. Прежде всего, это постройка Великой стены, которая протянулась от Линьтао на западе до округа Ляодун на востоке, обеспечивая безопасность северных границ Китая. Затем от вновь созданного в Ордосе округа Цзююань до Юньяна была проложена прямая, т.е. по кратчайшему расстоянию, дорога, причем Юньян был уже соединен такой же «прямой дорогой» с Сянъяном, столицей империи Цинь. Таким образом, внутренние районы Циньской империи оказались связанными с ее северными окраинами, что имело не только военно-политическое, но и экономическое значение.
Наконец, вновь занятие земли были разбиты на округа и уезды, в которые направлялись переселенцы из внутренних районов страны. Распашка пастбищных земель и связанное с этим развитие земледелия способствовали в какой-то мере разрешению проблемы снабжения пограничных войск и согнанных на строительные работы народных масс.
После смерти Ши-хуана, из-за интриг первого министра Ли Сы и евнуха Чжао Гао, Мэн Тянь был заключен в тюрьму в Янчжоу, где покончил жизнь самоубийством (ШЦ, гл.6; 88).
75. В главах: «Основные записи о деяниях дома Цинь» (ШЦ. гл.6. л.21б), «Жизнеописание Мэн Тяня» (ШЦ. гл.88. л.1б) и «Жизнеописание Чжуфу Яня» (ШЦ. гл.112, л.13а) численность войск Мэн Тяня определяется в 300 тыс. человек, между тем как и сочинении Хуайнаньцзы (ХНЦ, гл.18, с.322) эта цифра возрастает до полумиллиона. В «Хань-шу» в аналогичном тексте говорится о нескольких стах тысяч человек (ХШ. гл.94а. л.46). Отмечая значительные колебания, китайский ученый Лян Юй-шэн не без основания считает, что приводимые цифры неверны (ШЦЧИ, гл.33. л.26а).
76. Земли к югу от р. Хуанхэ - древнее название Ордоса, известного плато в Китае внутри изгиба Хуанхэ в современном автономном районе Внутренней Монголии. Песчаные барханы с хорошим травяным покровом, солончаковые луга в низинах и многочисленные мелкие озера с пресной водой (ТТОКЦМ. с.78-119) создавали благоприятные условия для кочевого скотоводства. Этот район издавна служил местам кочевок различных северных племен. В 307г. до н.э. Улин-ван, правитель владения Чжао, ввел по примеру кочевников легкую конницу, отказавшись от громоздких, неповоротливых колесниц - основной ударной силы китайских войск. Проведенная военная реформа позволила ему оттеснить сюнну из Ордоса на север, для защиты от которых он построил стену, доходившую на востоке до владения Янь.
В конце периода Чжань-го сюнну, воспользовавшись ожесточенной борьбой, происходившей в Китае между отдельными царствами, снова заняли принадлежавшие им некогда земли, но вскоре они были изгнаны из Ордоса Мэн Тянем. После падения династии Цинь, шаньюй Маодунь вернул сюннуские земли, отобранные Мэн Тянем, и стал совершать отсюда набеги на Китай.
Для китайцев Ордос не имел экономического значения. «Жить среди озер и солончаков все равно нельзя», - говорили они (ШЦ, гл.110, л.14б). Этот район был важен для них с военной точки зрения, поскольку отсюда сюнну вторгались в Китай. При династии Хань на отобранной у сюнну территории Ордоса был учрежден округ Шофан.
77. Цзююань - округ, созданный при династии Цинь. Во времена Хань был переименован в Уюань. Одновременно появился уездный город Цзююань, в котором помещалось управление округом. Округ Цзююань занимал северо-западную часть бывшей провинции Суйюань с центром в уездном городе Уюань.
78. Юньян - название циньского дворца, построенного императором Ши-хуаном в 220г. до н.э. к северо-западу от Сяньяна в горах Ганьцюань. Известен также под названиями Ганьцюаньгун и Линьгуангун. При династии Хань здесь был создан уездный город Юньян к северо-западу от современного уездного города Чуньхуа в провинции Шэньси.
79. Линьтао - название уезда, учрежденного в период династии Цинь. При Хань входил в состав округа Лунси. Главный город уезда находился на месте современного уездного города Миньсянь в провинции Ганьсу.
80. Перевод заключительной части фразы: «Затем срезал склоны гор, прокопал рвы в долинах и привел в порядок все, что можно было исправить, начиная от Линьтао до Ляодуна на протяжении более десяти тысяч ли», представляет известные трудности. Предлагаемый вариант оправдан следующими соображениями. Начальный пункт Линьтао и конечный округ Ляодун ясно показывают, что речь идет о постройке Великой стены. Быстрые темпы постройки такого грандиозного сооружении объясняются тем, что Мэн Тянь использовал уже существовавшие ранее стены, возведенные в период Чжань-го царствами Цинь, Янь и Чжао, для защиты от набегов кочевников. Именно об использовании уже имевшихся стен и говорят слова «привел в порядок все, что можно было исправить».
Иероглиф бянь *** обычно употребляется в значении существительного - «край», «бок», «берег», «кромка» и т.д. Но в данном случае, согласно закону параллелизма, это слово, так же как и иероглиф цянь *** («копать», «рыть»), должно иметь глагольное значение «делать край», «образовывать край», т.е. срезать пологие склоны гор, чтобы образовывался отвесный склон. Тем самым Мэн Тянь делал горы недоступными для конницы кочевников.
81. Яншань - название гор, лежавших на северо-западе Уратского аймака в бывшей провинции Суйюань (современный автономный район Внутренней Монголии).
82. Бэйцзя - название местности, расположенной к западу от древнего уездного города Цзююань на территории бывшей провинции Суйюань (ЧГДМДЦД, с.95).
83. Шаньюй - титул верховных правителей сюнну. Становится известным в Китае не позднее периода Чжань-го. В частности, источники сообщают, что в середине III в. до н.э Ли Му, военачальник царства Чжао, нанес поражение войскам шаньюя, вторгнувшимся в округ Яньмынь (ШЦ, гл.81, л.11б). В данном тексте этот титул впервые связывается с определенным лицом, а именно Тоуманем.
По мнению Бань Гу, «шаньюй - означает 'обширный' и показывает, что носитель этого титула обширен подобно небу» (ХШ, гл.94а, л.7а). Иными словами, называя своего правителя шаньюем, сюнну хотели сказать, что под его властью, словно под небом, находится вся земля.
Как и само название сюнну, термин шаньюй надолго пережил народ, в среде которого он зародился. После распада сюннуской державы этот титул употреблялся ухуанями (ХХШ, гл.80, л.7б). сяньбийцами (ЦШ, гл.108, лл.1а,2а), ди (ЦШ. гл.113, л.4б) и т.д. В 402г. н.э. вождь жоужуаней Шэлунь первый официально назвал себя каганом (ВШ, гл.103, л.3б), и с тех пор верховные правители различных племен Центральной Азии перестали именовать себя шаньюями.
Тем не менее термин шаньюй не исчез бесследно; он продолжал бытовать в Центральной Азии и в Китае, но уже не в качестве официального титула, а как почетное звание верховного вождя. Например, во главе владения уйгур, в период их зависимости от киданей, стояло управление шаньюя (ЛШ, гл.46, л.25б). Сунский посол Би Чжун-ю, ездивший в 1055г. к киданям, в своем стихотворении пишет о том, что в день нового года он посетил двор шаньюя, подразумевая под шаньюем киданьского императора, официально носившего титул кагана. (В. Таскин, Опыт дешифровки киданьской письменности, - «Народы Азии и Африки», 1963, н.1, с.131-132).
Этимология термина шаньюй окончательно не выяснена.
84. Тоумань (?-209 г. до н.э.) - первый шаньюй, имя которого становится известным в истории. Немецкий синолог Ф. Хирт связывает это имя с китайской транскрипцией тюркского tuman или tuman - «десять тысяч» («Sinologische Beitrage zur Geschichte der Turk-Volker», I. Die Ahnentafel Attilas nach Johannes von Thurocz. - Изв. Имп. Ак. Наук, 1900, т. XIII. н.2, с.230). Поскольку это же слово в аналогичном значении существует в монгольских и тунгусских языках, японский ученый Сиратори относит его к группе монголо-тунгусо-тюркских слов. Предлагаемые интерпретации базируются на простом созвучии имени Тоумань с тюркским или монгольским «tuman» и не подкрепляются никакими вескими аргументами.
85. Японский ученый Такегава под сроком «более десяти лет» понимает период в тринадцать лет - с 221г. до н.э., когда Ши-хуан объявил себя императором, до 209г. до н.э., когда произошло восстание Чэнь Шэ (ЛДГЦЧЦХБ, с.20, прим.9).
86. Эта же фраза в переводе Н.Я. Бичурина звучит таким образом: «По прошествии десяти лет Мэн Тьхян умер: удельные князья восстали против Дома Цинь. Срединное государство пришло в смятение, и гарнизоны из преступников, поставленные Домом Цинь по границе, все разошлись» (Собрание сведений, с.46). Согласно этому переводу, гарнизонные войска из преступников разбежались самостоятельно, воспользовавшись восстанием, охватившим страну.
Формально иероглиф цюй *** может быть передан словом «разошлись». Однако сопоставление различных данных, приводимых Сыма Цянем, исключает подобное понимание текста. Дело в том, что после смерти Мэн Тяня командование пограничными войсками перешло к военачальнику Ван Ли (ШЦ. гл.87, л.11б), который несколько позже возглавил поиска по подавлению антициньского восстания, но был разбит Сян Юем у города Цзюнлу (ШЦ. гл.7, лл.10а, 10б). Действии пограничных войск под командованием Ван Ли разобраны китайским исследователем Чжу Шао-хоу и статье «К вопросу о судьбе 300-тысячной армии, оборонявшей северные границы Китая » конце династии Цинь» («Шисюэ юэкань», 1958, н.4. с.10-11).
Очевидно, иероглиф цюй следует переводить не в значении «разошлись», а словами «сняты», «убраны» и т.д.
87. Ф. Хирт сближает имя Маодунь (?-171г. до н.э.) с китайской транскрипцией тюркского ba?аdur (батыр, богатырь) («Sinologische Beitrage zur Geschichte der Turk-Volker», I. Die Ahnentafel Attilas nach Johannes von Thurocz. - Изв. Имп. Ак. Наук, 1900, т. XIII. н.2, с.239-261); Сиратори - с монгольским bogda, bogdo (святой, божественный) (Сиратори Куракити. Происхождение монгол, - «Сигаку дзаси», 1907, т.18, н.3, с.243-244).
Имя Маодунь в научной литературе обычно связывается с Огуз-каганом - эпическим предком тюркского народа. Основанием для этого служит поразительное сходство биографии Огуз-кагана в тюрко-персидских рукописях (Рашид-ад-Дин Хондемир, Абульгази) с биографией Маодуня в китайских источниках (вражда отца с сыном и убийство последнего, направление и последовательность завоевательных походов и т. д.), на что впервые обрати внимание Н.Я. Бичурин (Собрание сведений, с.56-57).
В наше время убежденным сторонником такого взгляда является А.Н. Бернштам, сделавший попытку по-новому разработать и обосновать эту параллель на основе данных археологии и лингвистики. Основные доказательства А.Н. Бернштама сводятся к следующему (ОИГ. с.224-235).
В одном из наиболее богатых Ноин-улинских курганов, который, по его мнению, является захоронением шаньюя Учжулю жоди, были найдены две серебряные бляхи с изображениями быка-яка. Учжулю жоди принадлежал к роду Хуянь - знатнейшему роду гуннов, восходящему к основателям гуннского племенного союза Тоуманю и Модэ. Тотемом этого рода, судя по находке, был бык, изображенный на серебряных бляхах. Древнее чтение иероглифов хуянь дает исходную форму (?) uogar, из которой образовалось монгольское uker «бык», фонетический архетип тюркского o?uz, т. е. тоже бык. Придя к таким выводам, А.Н. Бернштам пишет: «Если имя знатного рода было Бык, то, следовательно, представитель этого рода, генеалогический потомок, имел полное право наряду со своим личным именем-прозвищем именоваться и именем своего рода. Он мог иметь имя и фамилию". Имя фактического основателя гуннского племенного союза было Модэ, фамилия - Огуз, а в буквальном переводе «бык-богатырь». Из сказанного со всей очевидностью вытекает, что имя Огуз-каган может быть возведено как к имени Огуз-богатырь, так и к другим дериватам и свидетельствует прежде всего о гуннском по времени происхождении Огуз-кагана. Но будет преувеличением сказать, что сим заканчивается период догадок, и мы окончательно становимся на почву абсолютной достоверности, что Огуз-каган - гуннского происхождения, сходство его этнической биографии с биографией Модэ позволяет видеть в них обоих два проявления одного и того же исторического реального лица».
Трудно, к сожалению, согласиться с категоричностью сделанного вывода. Все рассуждения А.Н. Бернштама зиждутся на утверждении, что Маодунь происходил из знатного рода Хуянь. В том и состоят его главная ошибка. Китайские источники определенно говорят, что шаньюи сюнну, в том числе и Маодунь, носили фамилию Люаньди {ХШ, гл.94а. л.7а) или в несколько видоизмененной транскрипции Сюйляньти (ХХШ, гл.89, л.7б), а не Хуянь. Это свидетельство китайских источников подрывает в корне всю систему доказательств А.Н. Бернштама, делает их чисто умозрительными и надуманными.
88. Яньчжи - титул императриц у сюнну (ШЦ. гл.110, л.7а, прим.; ХШ, гл.94а, л.5а, прим. Янь Ши-гу); титул главной жены шаньюя, соответствующий китайскому термину хуан-хоу, - императрица (ШЦ, гл.93, л.3а. прим.).
Комментатор Лю Бинь считает приравнивание «яньчжи» к китайскому термину «императрица» «вульгарным». По его мнению, шаньюи называли так своих жен (ЛДГЦЧЦХБ, с.160). Последнее представляется наиболее правильным, поскольку в тексте Сына Цяня встречается термин «любимая жена» (ШЦ. гл.110, л.7б), являющийся несомненным эквивалентом термина - «любимая яньчжи».
Первоначально, как утверждает автор комментария Соинь, иероглифы яньчжи имели чтение хэ-ди (древнее чтение ?at-ti. ГЮШС, с.112,253), о чем свидетельствует следующий текст: «Си Цзо-чи написал князю Янь письмо, в котором говорил: «Под горой растет сафлор (Carthamus tinctorius), знали ли вы о нем ранее? Жители севера собирают его цветы, которые употребляют для окраски в оранжевый цвет; верхнюю, наиболее яркую часть цветка они срывают для изготовления яньчжи *** (название краски). Женщины собирают цветы для изготовления румян. В молодости мне несколько раз приходилось мимоходом видеть яньчжи, но только теперь я впервые увидел сафлор. Позднее обязательно пошлю вам его семена в достаточном количестве. Сюнну называют жену ***, и эти иероглифы следует читать яньчжи: думается, в прошлом вы также не читали подобным образом эти иероглифы в Хань-шу»».
Си Цзо-чи, сановник, жил в эпоху династии Цзинь (265-420гг. н.э.) и, таким образом, до него в продолжение нескольких столетий иероглифы яньчжи читались как ?at-ti. Известно, что китайцы при транскрипция иностранных слов с начальными гласными а, о, и часто пользовались иероглифами, имеющими начальный звук h, что позволило Сиратори отождествить рассматриваемый термин с asi-asi (жена) в языках тунгусской группы (ДХМЦК, с.93-95).
В своих лингвистических изысканиях Сиратори, на наш взгляд, ошибочно принимает иероглиф *** ti за *** si, из которых первый отличается от второго только наличием короткой черты внизу, а поэтому у Сиратори и получается форма asi-asi.
В.А. Панов, занимавшийся исследованием языка сюнну, также не обративший внимания на разницу в написании, предлагает для иероглифов хэти ** реконструированное чтение эт-ши, слитно этши, т. е. эчi или ari, и справедливо видит в нем несомненную передачу тюркского ач или аш - «женщина», «супруга», «жена» или же апчi-абчi - в том же значении «жена», «супруга», «хозяйка» (КИНСА. с.20-27). Ошибка В.А. Панова в чтении иероглифов хэти ** не имеет существенного значения, поскольку при записи на слух апчi или абчi вполне могло быть воспринято как atti.
Что касается более поздней формы «яньчжи», то пока вопрос о ней остается открытым.
89. Требование дунху одной из жен шаньюя, указывает на существование среди сюнну полигамии - обычая, широко распространенного среди кочевых народов Азии. Так. Марко Поло сообщает о современных ему монголах: «А женятся они вот как: всякий берет столько жен, сколько пожелает, хотя бы сотню, коли может их содержать. Приданое отдается матери жены, а жена мужу ничего не приносит. Первую жену, знайте, почитают за старшую и самую милую; а жен у них, как я говорил, много» (ПМП. с.88). «Жен же каждый имеет столько, сколько может содержать; иной сто, иной пятьдесят, иной десять, иной больше, иной меньше», - подтверждает Плано Карпини (ИМ, с.26).
По-видимому, сюнну также не ограничивали себя количеством жен. В 199г. до н.э. сановник Лю Цзин, предлагая императору Гао-цзу заключить с сюнну мир, основанный на родстве, говорил, что Маодунь. убив своего отца Тоуманя, «женился на матерях» (ШЦ, гл.99, л.4а). Известно, что множественность в китайском языке может передаваться добавлением различных служебных слов, в частности иероглифом цюнь ***, как это наблюдается в приводимом случае. Судя по фразе из текста «Го-юй» - «три диких животных составляют стаю» (ГЮИ, гл. I, стр. 3), иероглиф цюнь *** (стая) означал количество от трех и выше. Таким образом, у Тоуманя было по крайней мере три жены, перешедшие затем к Маодуню. Учжулю шаньюй назначил сына от пятой жены правым сянь-ваном (ХШ, гл.94б. лл.12б,13а), стало быть, у него было не менее пяти жен. Как и у монголов, у сюнну одна из жен считалась старшей, она называется в источниках да яньчжи, т.е. главная или старшая яньчжи.
90. Дунху жили к востоку от сюнну, поэтому, когда Сыма Цянь говорит, что они стали захватывать земли на западе, он имеет в виду восточные земли сюнну.
91. В наиболее раннем комментарии, предложенном Фу Цянем, жившим при Поздней династии Хань, термин оуто объясняется как «земляной дом, для наблюдения за ханьцами» (ШЦ. гл.110, л.8б. прим.). Такое толкование, как нам кажется, опровергается дальнейшим текстом Сыма Цяня. Китайский перебежчик Чжунхан Юэ, сопоставляя в споре с ханьским послом обычаи сюнну и китайцев, заканчивает свои многочисленные нападки высокомерной тирадой: «О люди, живущие в земляных домах, заботьтесь о том, чтобы не говорить лишнего, если будете много болтать, чего тогда стоят ваши чиновничьи шапки» (ШЦ, гл.110. л.17б). Вряд ли сюнну могли иметь земляные дома, если они служили для них наряду с чиновничьими шапками символом враждебного оседлого китайского общества.
Близкие по смыслу объяснения предлагают Вэй Чжао и Чжан Шоу-цзе: первый понимает под оуто пограничные заставы, а второй - пограничные наблюдательнее строения (ШЦ, гл.110. л.8б, прим.).
По-видимому, основываясь на приведенных комментариях, Н.Я. Бичурин и перевел термин оуто словами «пограничный караул» (Собрание сведений, с.47,78).
Китайские ученые нового времени отвергают значения, предложенные их предшественниками. Дин Цянь, например, понимает под оуто «бесплодную землю, непригодную для жизни человека» (ЛДГЦЧЦХБ. с.22).
Японский ученый Сиратори связывает рассматриваемый термин с oda (осман) «комната», «жилище», «дом»; otak (чагатайск.), - «шалаш», «жилище»; otok (бур.-монг.) - «стоянка»; otok (тунгус.) - «палатка»; odar (чуваш.) - «загон для овец» («Сигаку дзасси», т.18, н.3).
В.А. Панов предполагает, что под пограничными заставами или наблюдательными строениями подразумевались вестовые маяки или огневые вышки, и относит термин оуто к производным от древнетюркского от - «огонь» (КИНСА, с.28-30).
Наиболее убедительным представляется мнение Де Грота, который видит в оуто тюркское слово ordu - «ставка», «лагерь», «дворец» (De Groot, Hunnen der vorchristlichen Zeit, - «Chinesische Ur Kunden zur Geschichte Asien», 1921. с.52). Это подтверждает и текст «Хань-шу». В главе «Повествование о сюнну» термин оуто встречается несколько раз в следующих контекстах:
1. «На следующий год (60г. до н.э.) сюнну послали двадцать тысяч всадников, разделенных на четыре отряда, из левых и правых земель, которые одновременно вторглись в пограничные районы для грабежа. Ханьские войска, преследуя их, убили и взяли в плен девять тысяч человек, а также захватили живым оуто-вана, но Хань никакого ущерба не понесла. Сюнну, узнав, что оуто-ван попал в руки Хань, испугались и подумали, что он может указать [ханьским войскам] пути нападении на них, а поэтому немедленно ушли далеко на северо-запад, не смея [больше] искать траву и воду на юге, и отправили народ стать лагерем в оуто» (ХШ, гл.94а. лл.31б,32а).
2. «В том же году (68г. до н.э.) осенью [племя] сижу, захваченное в прошлом сюнну и жившее на левых землях, в количестве нескольких тысяч человек во главе с вождем, перегоняя скот, вступило в сражение с оуто, понесло очень большие потерн убитыми и ранеными, затем пошло на юг и изъявило покорность Хань» (ХШ, гл.94а, лл.36а,366).
3. Ханьский император Юань-ди (48-32гг. до н.э.), вступив на престол, отправил к шаньюю Чжичжи послом Гу Цзи, который был убит Чжичжи. В связи с этим «Хань-шу» сообщает: «[Император] Хань не имел вестей о Гу Цзи, но перешедшие на сторону Хань сюнну говорили, что по слухам из оуто, все [посланные] убиты» (ХШ, гл.94б, л.5б).
Из приведенных цитат ясно, что под оуто имеются в виду не пограничные заставы или наблюдательные пункты, а вооруженный лагерь значительных размеров, который был в состоянии успешно отразить нападение нескольких тысяч человек. В таком вооруженном лагере нашел смерть посланный к шаньюю ханьский посол Гу Цзи. Очевидно, вполне допустимо отождествлять оуто с тюркским термином ordu - орда.
Первое упоминание об ordu в Средней Азии встречается в орхонских надписях: «Враждебные нам огузы напали на орду» (ПДП, стр 42). Крупный советский тюрколог С.К. Малов в данном случае под ордой понимает «становище». Несомненно, что в VIII в. ordu была известна в Восточнотюркской империи и, по-видимому, подобная же организации существовала в конце I тысячелетия до н.э. у сюнну и их восточных соседей дунху.
В.С. Таскин. Материалы по истории сюнну (по китайским источникам). Вып. 1. М. Наука. 1968. Сыма Цянь. Исторические записки. Гл. 110. Повествование о сюнну
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/China/I/Syma_Tsjan/Mat_sunnu_1/frametext11.htm
Сыма Цянь. Исторические записки (Ши Цзи), Том IX. Гл. 110. Повествование о сюнну (Сюнну ле чжуань ). M. Восточная литература. 2010
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/China/I/Syma_Tsjan/
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/china.htm
Дощ.4г и 5 (осколки) Соурожiу бо Святоу бытi над ны...а iдемо камо вiждемо земЪ горiя...а луцЪморiя А i то всенко ден ко БозЪм зрящемо яковi есь СвЪт Его же рЪщемо Перун ДажБо Хор а Яр i iно iмены...тако спЪвахом Слву БзЪм а жiвехом мiлостiу Божьску донеждЪ жiвота се гонзiмо Сурожа бiе вразi наша iже соуте на Те мЪзiямi ползщiмi а гръзящi суте намо болЪма Маръм Мapою а концем жiвота всенщскiм...явiтiсе Бгу Сiлну...а бiятi теме мещем молнiiм а та iздхне...Сypiа свЪтi на нь а до нь а вiдiмо всящская...ПервЪ бо Слва Сурiу СтлуДiду етень iждене злая...Iз тея темЪ iздыся iздыбешесе зло племено дасуво А то зло племено на ПраЩурi наша нетецЪ...i налЪзе i iася мнозЪ утщенi а умарженi А тоi Орiе СтарОтець рЪще Iдемо од земЪ тоя iдЪже Хунiе наша братчi забiуть То бо то крвiвi о щас тi звЪршi скотi наша крадщi а дЪцi збiящi...А то бо то СтарОцець рЪк а тещахом до iнiя земЪ якова теще меды i млецiма А iесь та земЪ...а тещаху всi I сынове трiе од Орiю бяшетi Кiе Пащек а Горовато окудь тpie словнi племены iсткша...Сынове бящi хъробрiе водщi дружiном а такосе сЪдше на комонiя а тЪщаху...За нь Ъде дружiны мланденчi скотi кравi повензы быщi...а овцщi...тЪщашетi дЪцкi староцi матере женi якоже марънiе людiа А тако iдЪша до плоуднЪ до морЪ iа мещема разiща врзi Iдоша до горе вълiкiя а до пудi травянiя iдЪже бящетi злакоу мнозЪма...Тамосе усвесе Кiе iже бящ строiще Кiiву Тато бя стл Русек
...Многiя крвЪ стiоiща тоi iоход Славяном...Ан тiе не брегоша злом а тЪкъшя камо Орiе рЪксте iбо крвень есь сва тая А крявь наше про то рщеще же сьмы всi есьмЪ Русiщi Не слоухатесе вразЪм iже рекут нЪсте доблiя...Од ОцеОрiе iдЪмо А т
...оi щас од щасу се нарждаеця среде ны...свiяжесьськ бо есь по самоiя смьрте...на зазбеджемо сьмы Такоже Iльмцi яковi нас охранiша неiдiнЪ а с нама солсiяхусе а крявь све даяi i намо...ДрiвЪ бя на Русi хъзярiе Днесва върязi...Мы же сьмi Русiщi нiколi не врязi
...Оставхом на Сурiу млекы нашiа во травЪх За нощi утлщемо до нь щалю а iнi трвiя якоже рЪкша ПраСтарОцi а даiмо се сурiтiся Iа пiмо трiчi во Слву Богом пенто крт деннЪ...Та бо то нашiа стара потщiна БозЪм длюжна есь потребiтi...а требь та будi повязом мезi ны
...А нi Мара нi Морока не смiЪмо славiтi...Тi бо то дiвоi соуте наше нещастъ...Наше Дiдо есь ве СврезЪ
Дощ.4г и 5 (осколки) Сурожу ведь Святу быть над нами...и идем туда, где видим земли горят и Лукоморье. А и всякий день к Богам взираем, которые есть Свет, который называем Перун, Даждьбо, Хор и Яр, и иными именами...Так воспеваем славу Богам и живем милостью божеской, пока жизни не лишимся. Сурожа бьет врагов наших, которые суть на Нее пауки (мизгири) ползущие...и грозящие нам болями и Маром-Марой, и концом жизни всяческим...явиться Богу Сильну... и бить тем мечом молнийным, и они издохнут. Суря светит на нас и к нам, и видим все... Во-первых же, слава Суре, Светлому Деду, который нам изгоняет злую...Из той тьмы подкралось (iздыбешесе) злое племя Дасово. И это злое племя на Пращуров наших налетело...и напало, и сделалось много пораженных и умерщвленных. И тот Орий Старый Отец говорит: Идем из земли той, где Хуны наших братцев убивают. Это ведь кровь льется в час этих зверств. И скот наш (они) крадут, и детей убивают. И то ведь Старый Отец сказал, и (мы) направились в другую землю, которая течет медом и молоком. И есть земля та...и отправились все. А сыновья три Ория были Кий, Пащек и Горовато, откуда три Славных племени проистекали. Сыновья были храбрые предводители дружин, и так (все) уселись на коней, и отправились...А за ними едут дружины молодежи, скот, коровы, повозки бычиные и овцы...Шли (и) дети, старцы, матери, женщины, как немощные люди. Так шли (они) на полдень к морю и мечами разили врагов. Шли в горы великие и равнины травные, где было злаков множество...Там (они) поселились с Кием, который был строитель Киева. Там ведь была столица русская...Многой крови стоил тот исход Славным. А они пренебрегали скверным и двигались, куда Орий говорил им. Потому как кровь своя та, и кровь наша про то говорит, что мы все есьмы Русичи. Не слушайте врагов, которые говорят, (что) вы не добротельны...От Отца Ория (мы) происходим и т...
И время от времени нарождается среди нас...сварженский ведь остается до самой смерти...не станем лишними. Также (и) Ильмерцы, которые нас хранили неоднажды, и с нами слились, вот и кровь свою дали и нам...В древности были на Руси Хозары. Нынче всё - воряги...Мы же есьмы Русичи, никак не воряги...
...ставим на суру молоко наше во травах. Ночью растолчем в него щалю и другие травы, как говорили Прастаротцы, и даем осуриться. Ее пьем (мы) трижды во славу Богов пять раз денно. Это ведь наше старое почитание Богам, которое (мы) должны совершать как требу...и треба та будет связью между нами...
...И ни Мара, ни Морока нам не следует славить...Эти ведь двое наше несчастье...
...Наш Дидо - во Сварге
Дощечка 4
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_351.htm
Влесова книга
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_1.htm
Наследники Склавен
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_482.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_483.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_484.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_485.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_486.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_487.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_488.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_489.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_490.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_491.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_492.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_493.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_494.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_495.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_496.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_497.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_498.htm
Продолжение
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_500.htm
КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001