Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
От Карпато-Русского Освободительного Комитета
от 07.02.17
  
Выразе





Карпато-Русский Освободительный Комитет
В самом начале кампании 1914 года, по инициативе одного из офицеров Русской службы, видные представители Галицкой культурной и общественной жизни, оказавшиеся, благодаря счастливой случайности, к этому времени в России, составили в г. Киеве особый Комитет, все значение которого легко взвесить, если принять во внимание, что в состав его вошло несколько членов Галицкого Народного Совета.
29 июля 1914г. состоялось в Киеве учредительное собрание Комитета, названного Карпато-Русским Освободительным Комитетом. Председателем его избран Ю.А. Яворский, известный Галицкий писатель, живущий постоянно в Киеве; в секретари С.А. Лабенский, редактор газ. Прикарпатская Русь и член Народного Совета; в состав комитета вошли членами: адвокат М.Ф. Глушкевич, изв. защитник Бендасюка, вице-председатель Народного Совета, адвокат Михаил Емельянович Сохоцкий, секретарь Народного Совета, и адвокат Юлиан Ильич Секало, уездн. организатор Русской Народной Организации.
Цель и задачи Карпато-Русского Освободительного Комитета:
1. Осведомление Русского общества и Освободительной Русской Армии об исторических переживаниях и современном национально-культурном и политическом положении русского Прикарпатья.
2. Забота о военных беженцах и пленных русских Галичанах.
Средствами для этого служат:
а) Издание периодич. органа - газеты, назван. Прикарпатская Русь и летучих листков;
б) Устройство публичных собраний и бесед.
В случае оккупации восточной части Галичины Русскими войсками, К.Р.О.К. переносится во Львов
…Редакторы газет:
21. Прикарпатская Русь - Семен Андреевич Лабенский (Переех. в Киев 28/VII 1914г.)
22. Голос Народа - Илья Иванович Церох.
Современная Галичина: этнографическое и культурно-политическое состояние ея, в связи с национально-общественными настроениями: записка составл. при Военно-цензурном отд. Упр. генерал-квартирм. штаба главнокомандующего армиями Юго-западного фронта (июль 1914г.). с.30, карт.
http://dlib.rsl.ru/01004102748 28Мб Российская Государственная Библиотека
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_188.htm

К.Р.О.К. (Карпато-Русский Освободительный Комитет) продолжает свою деятельность издаючи в Киеве под редакцией С.А. Лабенского закрытую во Львове австрийскими властями газету Прикарпатская Русь. Между прочим Комитет издал также прокламацию до галицко-русского населенья. В Киеве появились два первых номера Прикарпатской Руси (от 10 и 17 августа). Коли русские войска заняли Львов, редакция переехала в Броды и тут появился 3-ий номер Пр. Руси (от 26 августа), вмещающий в собе также отдел для газ. русского крестьянства Голос Народа.
Члены К.Р.О.К. ишли разом с русскими войсками и попутно освобождали из тюрем нашим узников. Особенную ревность проявил в том деле гр. В.А. Бобринский, который вступил добровольцем в армию яко гусарский корнет, щобы, як раньше словом, так теперь и делом защищать свовю любимую Галичину.
Дальший н-р Пр. Руси появился уже во Львове 12 сентября и с тех пор та газета начала появлятись правильно
Голос Народа. Н-р 30. Львов. четверг. 27 ноября (10 декабря) 1914, с.2 (Редактор И.И. Цьорох)
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_752.htm

Прикарпатская Русь
Повременное издание Карпато-Русского Освободительного Комитета.
N 2. Киев. Воскресенье 17 августа 1914

На заре народной свободы

Долга и беспросветна была карпато-русская ночь. Тяжел и кошмарен был шестивековый народный сон. Мучительный сон в горбу заживо погребенного народа, то окутанный сплошь черными, уродливыми тенями внутреннего безсилия, то судорожно пронизываемый лютыми молниями ненасытной вражеской злобы и шипящим заревом мученических костров. Нестерпимо ныла и обливалась кровавым потом истерзанная народная грудь, тревожно метался и задыхался в смертельной тоске прибитый, оскверненный, обезличенный народный дух. Черна и безпробудна была карпато-русская ночь!
Но, загнанный и замученный до полусмерти, изувеченный и истерзанный до уродства, он все-таки нетленно жив и непокорен, наш многострадальный народ-богатырь.
Сквозь вековую тьму и бурю, сквозь вражеские костры и тюрьмы, он вынес благоговейно и верно свой святорусский облик, свою прадедовскую речь и веру, свою подлинную душу живую. И в сокровенных тайниках народного сознания он сохранил бережно и свято, словно заветную каплю чудодейственной живой воды, аркую надежду на грядущее освобождение, на братскую помощь и ласку своей державной родни...
Долго, безконечно долго тянулось это томительное ожидание свободы и света. Поколенье за поколеньем падало во тьме в рабскую могилу, к безплодной борьбе и тоске сгорали лучшие жизни и души одна за другою, зловеще редели изнуренные ряды последних борцов, а лютые цепи вьедались в народное сердце все проникновеннее и глубже. Казалось, близок уж последний, смертный час народа, уж нет ему надежды никакой.
Но, утерянный случайно и нелепо в кровавой тьме веков, косно и малодушно обойденный и оставленный на произвол судьбы в последующее время собирания и обьединения Русской Земли и, наконец, уж совершенно заброшенный и забытый родной, великой Россией, он, этот верный народ-страдалец, с неизменной любовью и верой устремлял свои потухшие взоры на братский Север и чутко, последними силами истомленной души своей, ждал от него благовестного луча освобождения, соединения, немеркнущей народной правды и любви...
И пробил великий, святой час. Над селами, повитыми извечной тьмою и тоской, гребнями Карпат вдруг, по чудотворному мановению Судьбы, забрезжило, просияло воскресной зарею долгожданное утро золотое. И, злобно шипя, разступается могильный мрак, исчезают зловещие тени неволи, распадаются ржавые, едкие цепи. Вместо диких криков палачей и унылого рабьего стона, поднимается к просиявшему небу победный всерусский гимн и горячая воскресная молитва возстающего из многовекового гроба народа. Радостно и доверчиво раскрываются на встречу освободителю-брату раскованные братские обьятия, восторженно и умиленно раскрывается ему на встречу благодарное сердце народное.
Ярко и благовестно занимается над воскресающей Карпатской Русью долгожданная заря любви и свободы.
Разсеются скоро и последние разсветные тени, исчезнут навсегда кошмарные воспоминания ночи. И сквозь кровавый туман святой освободительной жертвы взойдет победно и незакатно торжествующее, вечное солнце!
Ю. Яворский

Витязям южной дружины

Стоите вы у поля битвы
И смелой грудью рветесь в бой.
К вам, к вам прикованы молитвы
И взор любви Руси святой.

Сияют перед Вами горы, -
Там та же Русь седых Карпат;
Заставы ваши и дозоры
Уж занимают древний скат.

Грохочет бой, - и ты, дружина,
Шагнешь вперед за Прут, за Сан.
И силой мощной исполина
Разсееш ты коварный стан.

Скорее братьям дай свободу,
В разстрелах гибнущим, в крови,
И вековую их невзгоду
Развей ты подвигом любви...

Неси же стяг на поле битвы
За Древний Галич наш родной,
Благословят тебя молитвы
И взоры всей Руси святой.

Михаил Балясный

Из прошлого и настоящего Карпатской Руси.
Современная Галичина.
Заметки и справки С.А. Лабенского.
(Продолжение)

Национальный состав населения городов, местечек и сел Галичины.
A. В восточной русской части края

В крупных городах, каковы: Львов (200,000 насел.), Тернополь, Золочев, Станиславов, Коломыя, Стрый, Самбор, Перемышль, Санок, Ярославль (все с насел. 15-30 тысяч), русское население живет в значительном меньшинстве (20-35%). Большинство поляки и евреи - причем, за исключением Львова, евреи значительно преобладают над поляками.
В остальных городах и местечках этой части края (от 3-х до 15-ти тысяч нас.) поляки находятся в значительном меньшинстве, или даже составляют только небольшие группы временно оседлого населения (чиновники, ремесленники, редко торговцы); немногочисленные давно оседлые поляки, наравне с русским населением, занимаются земледелием и в домашнем обиходе пользуются часто местным руским говором. В небольших местечках русское население, в большинстве случаев, имеет перевес над поляками и евреями.
Села восточной Галичины сплошь русские. Селения с одним польским населением попадаются весьма редко. Обыкновенно крестьян-поляки живут в селе рядом с русскими крестьянами, причем численный перевес всегда зa последними. Поляков-крестьян сравнительно много в полосе жел.-дор. линии Подволочиск-Львов-Перемышль и в уездах галицкой Подолии. В последних живет, между прочим, также значительный контингент так наз. латиниников - русских крестьян римско-католиков, причем по польски говорить они не умеют, но молятся в костелах. Последнее десятилетие ознаменовалось энергичным напором городских польских организаций в направлении ополячивания этих русских латиниников. Следует отметить, что эта работа поддержанная школой и костелом венчалась значительными успехами.
В карпатских селениях, a также селениях подгорской области, по жел.дор. линии Черновцы-Коломыя-Станиславов-Стрый-Самбор-Санок, польских крестьян почти вовсе нет. Мало их также в бассейнах Днестра и Буга.
Б. В западной, польской части края
Города, местечки и села населены исключительно поляками и евреями, причем в городах и местечках евреи нередко имеют абсолютный перевес. В гор. Кракове и в других городах западнее Кракова - много немцев и чехов.
Экономические классы и социальные группы.
Галичина природою одарена весьма щедро. В области Подолии и бассейна Днестра, Сяна, Буга и Вислы первоклассный чернозем. В Карпатах богатые лесные угодья. На склонах Карпат неисчислимые источники соли, нефти, земя, воска, каинита и разных минеральных вод высоких лечебных качеств. Не хватало только у ее правителей хозяйственного ума и распорядительности. Польская шляхта в Галичине, добившись решающего голоса в решении хозяйственных дел края, повела эти дела по старой памяти покойной Речи Посполитой. Экономически следя за неприкосновенностью своих классовых привилегий и выгод, шляхта оставила хозяйство края на произвол судьбы. Оно скоро сделалось жертвой широкой, нездоровой спекуляции. Если тут и там, под влиянием национального инстинкта, она была милостива к западной Галичине, то для восточной, русской части края она, как хозяин края, была злой мачехой. Всесильная шляхта игнорировала голоса протеста и требования реформ. Польский Львовский сейм, прислушиваясь чутко к нуждам польской части края, во имя национальных соображений и политики момента был глух к воплям о помощи, раздававшихся в восточной Галичине. Венское правительство интересовалось только одним - правильным получением налогов и недоимок, все же другие дела автономной Галичины его не касались. Результатом подобных отношений явилось полное обнищание края и его населения, которое уже свыше десятка лет назад польский публицист-экономист Щепановский изобразил в ужасающем виде в своем сочинении - Нищета Галичины в цифрах (Nedza Galicyi w cyfrach). Недостаток дешевого кредита для крестьян породил ужасающее своими размерами лихоимство. Еврейские ростовщики превратили крестьянскую землю в обьект доходной спекуляции, отсюда пошло неимоверное повышение цен на землю, лишение неимущих крестьян возможности обзавестись собственным хозяйством и, следовательно, быстрый рост и без того многочисленного сельского пролетариата. Создавшиеся общие условия не миновали своим действием и виновников этих условий. Шляхта-помещики в подавляющем большинстве случаев не успели примениться к условиям современной хозяйственной жизни. Политиканствуя на сеймах и сеймиках или проводя время за границей, они вынуждены пользоваться услугами исторических Янкелей, которые в последние десятки лет все чаще из роли кредиторов и посредников польских помещиков переходят в положение самих помещиков, продавая с молотка и покупая имения последних. Этот переход крупного землевладения в еврейские руки (сейчас 35% помещичьей земли в руках евреев-собственников) гал. русские крестьяне определяют весьма образно: У нашего пана пейсы выросли - говорят они.
В таких условиях современная хозяйственная жизнь не наложила на жизнь края своего яркого отпечатка. Торжествует прошлое с его типичными подразделениями эконом. классов и социальных групп. Панский двор и мужицкая хата - вот очаги двух основных экономических классов и двух социальных групп, взаимодействие которых друг на друга и на общее положение красной нитью проходит через все фазисы серой общественно-политической борьбы в крае.
Национальный состав класса крупного землевладения: поляки и значительный процент евреев; русских в этом коассе почти совсем нет. Несколько (буквально) несколько русских помещиков-хуторян лишены какого-бы то ни было значения. Поляки сохраняют свое положения в качестве владельцев латифундий. Поляки - помещики средней руки уступают свои позиции евреям. Привилегированное положение класса поддерживается полной независимостью его членов от громад (гмиц). В правовом отношении поместья, под названием дворских обшаров, являются самостоятельными административными единицами…
Национальный состав класса мелкого землевладения (социальная группа: крестьянство в восточной русской части края - русский, при незначительном проценте польского элемента: в западной Галичине - польский. Значительный процент крестьянской земли во всей Галичине в еврейских руках: фактическое же землепользование в еврейских руках в этом классе - редкость. Мелкое землевладение в руках евреев - это своего рода земельный запас для целей спекуляции, служащий юридическим прикрытием ростовщических сделок, подчас явного грабежа.
Прикарпатская Русь. Повременное издание Карпато-Русского Освободительного Комитета. N2. Киев. Воскресенье 17 августа 1914г. N2
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_753.htm
Нищета Галичины в цифрах (Nedza Galicyi w cyfrach)
...Каким было экономическое положение Галиции в 80-х годах XIX века, можно представить, в частности, на основании данных, содержащихся в книге польского автора, промышленника и общественного деятеля, депутата галицийского сейма и австрийского парламента Станислава Щепановского, под выразительным заголовком Нищета Галиции в цифрах (Nedza Galicyi w cyfrach), опубликованной во Львове в 1888 году.
Отличительной особенностью Галиции была аграрная перенаселенность. Согласно галицийской статистике 74% населения края было занято в сельском хозяйстве, но С.Щепановский, замечая, что большая часть людей, отнесенных статистикой к работникам неопределенных занятий, фактически так же занималась сельским трудом, указывал, что в действительности эта величина превышала 80%. Следовательно, на 1 квадратный километр в Галиции приходилось как минимум 60, а то и 64 человека, работающих в сельском хозяйстве. Тогда как в Англии на 1 кв.км приходилось 27 человек, занятых в сельском хозяйстве, во Франции - 32, в Королевстве Польском, т.е. в той части Польши, которая входила в состав Российской империи - 38 человек.
Сравнивая объем производства продукции на душу населения в Галиции и в соседнем Королевстве Польском, автор отмечал, что в Галиции этот показатель вдвое ниже, чем в Королевстве. Так же вдвое меньшим в сравнении с российской Польшей был в Галиции и средний доход на душу населения; в сравнении же с Англией он был ниже в 9 раз.
Если потребление зерна на душу населения в год составляло в Англии 217 кг, во Франции - 284 кг, то в Галиции - 114 кг. Мяса потреблялось в Англии - 50 кг на душу населения, во Франции - 34 кг, а в Галиции - только 10 кг. Зато в среднем житель Галиции потреблял в год 310 кг картофеля, тогда как житель Англии - 160 кг, а житель Франции - 255 кг.
С.Щепановский писал, что в среднем галичане питаются хуже, чем обитатели английских приютов для нищих, а так как определенная часть населения Галиции все-таки обеспечивает себя нормальным питанием, то положение остальных жителей в этом отношении является совершенно бедственным. Количество и качество питания галичан было недостаточным не только для воспроизводства рабочей силы, но и для поддержания здоровья и жизни. Из всех коронных земель Австро-Венгрии Галиция давала наибольший процент людей, непригодных к военной службе. С.Щепановский констатировал, что «господствует у нас поражающий недостаток здорового и соответствующего питания для всего населения. Относительно значительное потребление алкоголя и табака ничем этого недостатка не возмещает».
Производительность труда среднего жителя Галиции составляла едва ли четвертую часть соответствующего показателя в высокоразвитых странах. Английский предприниматель Брассей заметил подобное соотношение производительности труда английского и галицийского рабочего при производстве земляных работ на строительстве Львовско-Черновицкой железной дороги. Хотя галицийский рабочий не получал и пятой части зарплаты рабочего той же категории в Англии, земляные работы в пересчете на метр кубический стоили в Галиции столько же, сколько и в Англии.
Несмотря на то, что галичане жили тогда в одном культурном пространстве с Европой, от которой их не отделял никакой железный занавес, тем не менее они значительно хуже питались, хуже работали и раньше умирали, причем не только в сравнении с жителями высокоразвитых западноевропейских стран, но и в сравнении с соседней российской Польшей.
За 21 год, считая с 1860 года, численность населения Галиции увеличилась на 24%, при этом рождаемость выросла на 17%, а смертность на 29%. Высокая смертность в Галиции официально объяснялась эпидемическими болезнями, но среди учитываемых статистикой причин смертности нельзя было найти одной страшной рубрики, а именно - голодной смерти. «Однако нет ни малейшего сомнения, - писал С.Щепановский, - что если слабая сопротивляемость против эпидемий и болезней есть результатом физического истощения, а это истощение происходит от недостатка питания, то ведь и первичной причиной смерти является не эпидемия с греческим названием, но тот недостаток питания, т.е. голод, - другими словами, что это не смерть от эпидемии, но смерть от голода».
Сравнение австрийской Галиции с российской Польшей, сходной по климатическим условиям, в которой проживало подобное в расовом отношении население, доказывало, что причиной высокой смертности в Галиции был исключительно недостаток питания, вызванный отсутствием заработка для увеличивающегося населения. Если в 1860 году население Галиции и Королевства Польского было почти одинаковым, составляя по 4,8 млн. человек, то через 27 лет при одинаковом уровне рождаемости, в 1887 году в Королевстве проживало 8,0 млн. человек, а в Галиции - 6,4 млн. человек. Исключая влияние фактора миграции, отсюда можно было сделать вывод, что за 27 лет в Галиции умерло на 1,5 млн. человек больше, чем в российской Польше.
С.Щепановский писал: «Ежели поэтому у нас, при населении той же расы, первоначально такой же численности, с той же самой первоначально цифрой рождений, за те 27 лет умерло на полтора миллиона больше - разве надо искать истолкование в эпидемиях, а не в доказанном недостатке питания, в недостатке заработка и неслыханно слабо развитом производстве. Это значит, только другими словами, в нищете, в голоде, в голодной смерти. От нищеты, следовательно, погибло у нас за 27 лет 1.500.000 человек, которые бы выжили, если бы у нас имели такой же заработок, какой имеют люди по ту сторону границы. Составляет это ежегодно 55.000 человек. Ежели поэтому хотим знать, сколько нам стоит наша экономическая немощь в человеческих жизнях, то имеем на это точный ответ, т.е. голодная смерть по крайней мере 50.000 человек в год».
Леонид Соколов. Осторожно: "украинство" (2009). «Королевство Голиции и Голодомории» или Каким был жизненный уровень галичан под властью Австрии. c.303-312
http://made-inussr.livejournal.com/338377.html
http://bert-s.livejournal.com/316973.html
http://mikle1.livejournal.com/3081628.html

Р. Денисов. Светлой памяти Семена Юрьевича Бендасюка, Календарь Лемко-Союза на 1967
http://lemko.org/books/index.html
Братска гробница русских журналистов на Лычаковском кладбище города Львова приняла в свои нидра 5-го января 1965 года Семена Юрьевича Бендасюка, достойного наследника плеяды талантливых тружеников пера Галицкой Руси: Б.А. Дидицкого, О.А. Мончаловского, В.Ф. Луцыка, О.А. и Д.А. Марковых, Н.И. Пелеха и многих других.
Кого же проводил узкий круг друзей и почитателей в послидний путь?
С кончином Семена Юрьевича сошол в могилу на 88 году праведной жизни человек, котрый всю свою трудову жизнь посвятил родному народу, не претендуючи ни на ниякы материальны выгоды, ни на ниякы почетны звания, умер человик хрустального характера, умер як нищий анахорет-отшельник, оставивший по соби память безгришного человика.
…С.Ю. Бендасюк родился в 1877 году в родини деревенского псаломщика и, закончивши гимназию в Коломыи в 1900 году, поступил на юридичный факультет львовского университета, посли окончания котрого в 1905 году был зачисленный в нотариальны кандидаты. Така должность не увлекала, еднако, Семена Юрьевича и он, слидуючи влечению свойого сердца, зачислил себе в "чиновники русского народа". Стал працовати в библиотеке Русского Народного Дома во Львови, сотрудничуючи едночасно в редакции ежедневной газеты "Галичанин при редакции О.А. Мончаловского и посли смерти того послиднього при редакции О.А. Маркова. В газ. Галичанин" был напечатаный в 1904 году первый його литературный опыт "Многострадалица" (т.е. Галицка Русь).
Коли в Австрии в 1907-1908гг. розвернулася кампания по выборам в парламент на основанию новоизданного закона о всеобщых, непосредственных, прямых и тайных выборах, Семен Юрьевич с самоотвержением включатся в тоту кампанию, розъизжаючи по карпатскых селах и устроюючи вича-собрания, на котрых выступат с пламенными патриотичными речами. Отзвуком той його поизкы являтся ряд статей п.з. "Сверхсчестный кандидат, котры отражают богатый етнографичный материал карпатскых сел.
Kpoми упомянутой выше "Грамматики русского языка" Семен Юрьевич пише ряд монографий, в котрых проявлят себе, як популяризатор русской художественной литературы: А.В. Кольцов (1909), Н.В. Гоголь (1909), И.С. Никитин (1910), Л.Н. Толстой (1911) и др.
Стараючися о воспитанию молодого поколиния, Семен Юрьевич принимат с чувством глубокой любви и высокой ответственности возложение на него с 1909 года общественне поручение по дилу организации на надлежащом уровни русскых бурс и женскых пенсионов, котры при його умилом и скрупулезном содийствию розвиваются кроми Львова в такых галицкых городах, як: Броды, Бучач, Горлицы, Городок, Дрогобыч, Жолков (Нестеров), Золочев, Каменка Струмилова (Бугска), Коломыя, Новый Санч, Перемышль, Рава Русска, Рогатин, Самбор, Стрый, Станиславов, Сянок, Тернополь, Турка, Чортков, Яворов.
В тот же самый час Бендасюк посвящат много часу журналистики помищаючи свои очеркы и статьи в изданиях Общества им. Мих. Качковского, в ежедневной газети "Прикарпатска Русь", в изданиях "Галицко-русской Матицы", Временник Ставропигийского института, студенческом журнали "Новая Жизнь" и др.
Освобожденный из тюрьмы в июню 1914 года и очутившися за границом Австрии, Семен Юрьевич весь час трудится с глубоком виром в освобождение подъяремной Руси от подневольного ига, пребывания временно в Роcтoви на Дону, в Таганроги и Бердянски и посвящаючи особенно заботом о воспитанию биженской галицко-русской молодежи. В чacи занятия русскыми войсками города Львова призжат сюда, штобы працувати в редакции "Прикарпатской Руси" и в школьной комиссии при "Русском Народном Совити Прикарпатской Руси". С уходом русской армии пришлося йому вести скитальческу жизнь в России. С продвижением австрийцов и нимцов к Чорному морю весном 1918 года Семен Юрьевич пробератся через Сибирь и Японию в США, где организуе и редагуе газету "Прикарпатска Русь" в Нью Йорку, а посли прекращения той газеты редагуе газету "Правда" в Филадельфии. Голос сердца звал, еднак, Семена Юрьевича на Родину и в 1928 году он вертатся во Львов и зараз впрягатся в общественну роботу, працуючи хранителем Ставропигийского музея. В тот час он печатат ряд научно-историчных робот: "Осип Андреевич Мончаловский" (1929), "Учено-литературне общество Галицко-русская Матица" (1930), "Первы памятники русской перепискы Д.И. Зубрицкого" (1932), "Ставропийгийский музей в настояще время" (1932). "Временник Ставропигийского
института. Историко-библиографический очерк, к 70-летию издания" (1933), "Общерусский первопечатник Иван Федоров" (1935), "Пушкинский год на Галицкой Руси" (1337), "Историчне розвитие украинского сепаратизма" (1939), "Австро-Угорщина и Талергоф" (1938).
Принимат тоже участие в редагованию "Талергофского Альманаха" (вып.3 - 1930 и вып.4 - 1932)...
Светлой памяти Семена Юрьевича Бендасюка
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_705.htm

Прикарпатская Русь. Орган Русской Народной Организации в Галичине. Ежедневная политическая, общественная и литературная газета. N 1453 Львов, Вторник 28 октября (10 ноября) 1914
С. Бендасюк. Паразиты

1. С завоеванием русской армией Карпатской Руси отходит от Австро-Венгрии к России не только громадная территория, но и свыше десяти миллионов народонаселения, в своем составе довольно разнообразного, с яркими этническими оттенками и весьма различным политическим прошлым.
В русской печати и обществе начинают понемногу разбираться и высказывать предположения относительно будущей судьбы и роли каждой из заселяющих наш край народностей, сожительства и группировки вновь вступивших в русское подданство русских, поляков и евреев.
Остановимся пока на последних.
Задаются в последнее время все чаще вопросы, какое положение следует занять в виду евреев, число которых увеличивается ныне в России на круглый миллион.
Интерес к ним совершенно естественен. И без них, ведь, в России евреев довольно много, возни с ними пропасть, чтобы не следить за развитием этого вопроса в новой стадии, когда весь русский юго-запад очутится под более усиленным еврейским засильем, чем было доныне. Вспомним, вдобавок, известную кастовую исключительность и солидарность, сплоченность оседлости, дух и силу удивительной предприимчивости и изворотливости евреев среди нашего малорусского, забитого, добродушно доверчивого, тяжелого на подьем, и даже просто безпомощного простонародья, а тогда общественное внимание, посвящаемое ныне нашим евреям, станет вполне понятным.
Кстати, одна оговорка. Нас, русских галичан, часто допрашивают со всех сторон, какого мы взгляда на еврейский вопрос, не желаем ли мы вообще удалить их совершенно из нашего края, или же допускаем по отношению к ним некоторую долю терпимости?
Заметим, что нам вопроса в такой форме предлагать не следует. Нам известно, что в России существуют, по партийному антагонизму во взглядах на евреев очень сильные разногласия, и высказываются подчас резкие суждения. Принимать сторону одних, желающих изгнать из Империи всех евреев, или других, требующих для них чуть ли не больших прав и привилегий, чем для самого хозяина земли - русского народа, нам не приходится. Мы знаем только наших, доморощенных, соками нашей земли упитанных, потом и кровью нашего мужика выхоленных евреев, и только относительно них можем всесторонне и по совести высказать свое суждение.
Нам хотелось бы представить фактическую действительность, бросить луч света на положение, занимаемое доселе нашими евреями по отношению к нашему народу, в России и ко всему русскому, и на роль, которую они могут у нас сыграть в будущем.
Прежде всего присмотримся ближе к карте разселения миллионной еврейской массы в Карпатской Руси. Мы видим, что на сравнительно небольшом пространстве и в перемешку с русским большинством, живет самый высокий процент евреев в северо-западной половине Буковины; этот процент несколько понижается в восточной Галичине, в направлении с востока на запад, и еще ниже становится в западной Галичине. Или же, - выражаясь прямо, - евреи, особенно и с незапамятных времен облюбовали и избрали себе те места, где живет сплошной массой русский народ, неохотно же и не смело садятся на места, занятые другими народностями. Они и сами с откровенным цинизмом обьясняют это явление тем, что русского мужика обирать легче всего. В этом отношении вполне характерен ответ, который дали они в свое время бар. Гиршу, желавшему приобресть и подарить для переселения своих разорившихся единоверцев целую провинцию в южной Америке, именно, что они согласятся переехать туда разве тогда, когда, до их приезда, там будут находится по крайней мере по 10 галицко-русских крестьян на одного еврея, которых бы можно эксплуатировать.
Громадное большинство здешних евреев заселяет города и местечки, а только отдельные семейства живут разсеянно по селам. В некоторых городах (напр. в Бродах) и в многих местечках их столь много, что число их превышает цифру всех жителей других народностей, вместе взятых. В прочих же городах они, хотя и не составляют большинства, все таки придают им свой яркий еврейский отпечаток и высокой степени (в отрицательном смысле) влияют на их жизнь, характер и строй.
В общем без преувеличения можно сказать, что полнота власти в этих городах находится всецело в руках евреев. Произошло это в особенности оттого, что евреи посредством своего капитала закрепили за собой всю торговлю и промышленность в крае.
Замечательно при этом, что наши евреи, принадлежа почти поголовно к социалистической организации и, как особенно крикливые ея члены, возставая и протестуя против капиталистического общественного строя и капиталистической тирании, вместе с тем, свои капиталом последовательно и планомерно закрепощают весь рабочий пролетариат, а весь социалистический шум и крик адресуется не к ним, а только вообще к капиталистам...
Кроме этого, огромную долю нынешней своей власти захватили евреи коммерчески обманным путем, выдавая себя, как всегда и везде, за принадлежащих, в национальном смысле, к народности, в данной момент политически более сильной (к немцам и румынам в Буковине, к полякам в Галичине и к мадьярам в Венгрии) - это т. наз. поляки, немцы, румыны и т.д. - мойсеева закона -. Поразительно, право, сколько политически зрелых народов, в наш век повышенного национального самосознания, дало себя евреям поймать на эту хитрую уловку.
В последние два десятка лет евреи жадно бросились скупать в нашем крае землю, не с целью вести на ней рациональное хозяйство, а с чисто торговым разсчетом выжать из нее последние соки, не вкладывая в нее взамен ничего, а затем перепродать ее с многократным барышом. Сельское хозяйство евреев стало для страны прямо опустошительным. Оно и ложилось страшным бременем на убогое малоземельное или вовсе безземельное сельское население, тяжкий труд которого одинаково безсовестно эксплуатировали и еврей-помещик, и еврей арендатор.
Став землевладельцами, купцами картельниками и промышленниками капиталистами, евреи сделались полными хозяевами края не только в экономическом отношении. Они стали решающим и всемогущим политическим фактором, с которым пришлось считаться другим нациям и самому правительству. Не вдаваясь в подробности, припомнил только их роль и подвиги во время парламентских и сеймовых выборов. В последние годы полякам бойкот прусских товаров отчасти удавался, но борьба с еврейским натиском оказалась далеко непосильной, лишенной даже тех скромных успехов, которыми могли похвастаться их соотечественники в Царстве Польском.
Прямым последствием роста политической силы наших евреев был быстрый захват и подчинение себе политической печати во всей Габсбургской империи. Этим фактом и обьясняется, главным образом, решительно руссофобский, враждебный России и Славянству, тон последней.
Дальнейшим же последствием политического преобладания евреев явилась страшная публичная порча нравов, вносимая им в общества, сословия, и даже в высшие круги наций и государства. Подкуп, политические шантажи и скандалы исходили преимущественно от евреев. Если приходилось когда нибудь поднимать шум и протесты против взяточничества в австрийских судах и администрации, до покупки орденов и кресел в верхней палате парламента включительно, то всегда зачинщиками и маклерами во всех этих темных делах являлись непременно евреи.

Прикарпатская Русь. Орган Русской Народной Организации в Галичине. Ежедневная политическая, общественная и литературная газета. N 1454 Львов, Среда 29 октября (11 ноября) 1914
С. Бендасюк. Паразиты
II
В предыдущей статье нами брошен был только беглый взгляд на нравственно-политический характер нашего еврейства.
Кажется невероятным, да и трудно себе представить, что с присоединением к России Карпатской Руси, они стали вдруг другими, чтобы, насилуя свою натуру, круто и сразу переменили свой образ мыслей, действий и, главное, приемов. Все это следует иметь постоянно в виду при решении еврейского вопроса в нашем крае. Решать же его по тем проектам, которые то и дело выдвигаются в глубокой России, здесь невозможно.
Недавно облетела почти все русские газеты статья кн. П.Д. Долгорукова с предложением - расширить некоторые права евреев в России, - мысль в общем высоко умённая и благородная. Автор ея, очевидно, имея в виду патриотические манифестации и даже подвиги одной части евреев, полагает, что желательно ныне же, еще во время войны, вознаградить за это всех евреев исполнением некоторых их притязаний. В своем великодушном предложении автор, кажется, не имел в виду также и наших евреев, к ним оно относиться не могло хотя бы потому, что тут со стороны евреев имели место совершенно другие военные подвиги, о которых будет речь ниже. Внимательное ознакомление с еврейским вопросом на месте не может открыть всякому честному русскому человеку глаза и не показать воочию, что с завоеванием Карпатской области, России, достается крупное количество евреев совершенно другой породы, несравненно более стремительной и коварной.
Перейдем к частной характеристике отношения евреев к галицко русскому народу.
Наше забитое и высшей степени обездоленное крестьянство было доселе обречено на милость и немилость евреев и вынуждено вечно стонать под их опекой и прибегать к их гибельной помощи. Но даже в тех случаях, когда оно пользовалось последнею в виде 200 прц. краткосрочного займа, оно называло еврея не иначе, как кровопийцей, - слово, в гораздо более сильной степени и рельефнее определяющее роль еврейства, чем то, которое поставлено в заголовке нашей статьи..
У нас было много случаев наблюдать быструю перемену во взглядах на еврейство у многих русских друзей еврейства, приехавших к нам из глубокой России, после первого же близкого ознакомления с отношениями между нашими евреями и нашим населением. Тотчас по прибытию в любой наш город их начал смущать ряд характерных явлений: все крупные торговые и промышленные фирмы - с еврейскими фамилиями, центр города занимают везде почти исключительно евреи, они и домовладельцы и собственники самых удобных и дорогих участков, и арендаторы городских угодий, русское же, а кое где даже польское мещанство вытеснено далеко в предместья; если же в большом городе поразили их везде непроходимая грязь и безпорядок, то они могли быть уверенны, что в нем и бургомистр, и большинство членов думы - евреи.
Но уже совсем терялись свободолюбивые русские гости, когда при сматривались к русско-еврейским отношениям в деревне.
Тут еврей и помещик, и арендатор, и кочмарь, и лавочник и скупщик всякого живого и мертвого товара, начиная с того, который затем развозится им по домам терпимости в Константинополе, Буйнос-Айресе и др., и кончая лошадиным хвостом, - словом всем, за исключением одного только сгона свиней, недопускаемого ветхозаветным уставом. Он же непременный посредник в поставках всякого сырья и сбыта промышленных изделий, и банкир, дающий сельской бедноте под невероятно высокий процент в заем деньги.
Вырваться из этой, истинно проклятой западни нет у мужика никакой возможности. Он совсем безпомощен. Всякая, самая скромная его попытка устроить свою, хотя бы самую скромную, бакалейную лавочку парализуется бойкой еврейской конкуренцией и целым рядом др. мер, с которыми ему бороться не под силу. Подкупом администрации еврей добивался отказа в разрешении крестьянину открыть лавку, лишения его разных законных льгот, обременения его такой кучей формальностей, податной волокиты и полицейских придирок, что он скоро в отчаянии опускал руки и бросал дело. Если он же преодолевал и эти затруднения, то евреи организовывали всякими неправдами бойкот его лавки, затрудняли ему в городе покупку и перевоз товаром, проникали в общинные советы и управления и добивались принятия ими неблагоприятных для крестьянина-лавочника решений и т.д. и т.д., коротко, пускали в ход всю свою купеческую хитрость, не жалея средств, использовывали личные связи, с целью убить многотрудные попытки крестьянской экономической самозащиты в зародыше.
Ужасающие результаты еврейского засилья над крестьянами ныне на лицо: громадное пространство крестьянской земли очутилось в еврейских руках. В некоторых уездах русские крестьяне, благодаря еврейской эксплуатации, совсем обезземелены. Особенно сильно пострадала в этом отношении наша бедная Гуцульщина по обеим сторонам восточных Карпат. Во всей же Галичине многие села вконец разорены еврейским беспощадным ростовщичеством.
Евреи обыкновенно не ссужают крестьянам более значительных сумм, на которые можно бы купить землю или живой инвентарь, т.е. вложить во что-нибудь производительное и прибыльное и затем в долгий срок погасить заем. А дают под высокий проц. - обыкновенно весной, когда у крестьянина выходит хлеб и заглядывает в хату голод, затем осенью, когда из хлеба продать что-нибудь трудно, а за подати у него берут власти последнюю коров и последний тулуп, - частями небольшие суммы и на краткий срок. Такие непроизводительные займы с временем быстро растут, до невозможности обременяют крестьянское хозяйство и доводят его до принудительной публичной продажи с молотка. Происходящая же отсюда общая страшная задолженность крестьянских наделов во всем крае, не проданных еще с аукциона, приводила и приводит всех экономистов-наблюдателей в изумление.
Если русское общество и русское правительство пожелают спасти от гибели наше крестьянство, то первой их мерой должно быть освобождение его земли от этой грозной задолженности.
Другою такою же важною и необходимою мерою должно быть изыскание средств и способов возвращения русскому мужику его собственной, прадедовской, потом его и кровью орошенной, трудом его вспаханной земли, временно только, думаем, доставшейся в еврейские руки путем и приемами, за которые в правовом и благоустроенном государстве сажают в тюрьму.
Здешний еврей жил - с мужика - как сами крестьяне выражаются, но мужика крайне ненавидел. Всегда тем сильнее ненавидел его, чем усиленнее крестьянин пробовал вырваться из его когтей. По тому же самому поводу ненавидел и все русское, и Россию, на которую галицко-русский мужик возлагал все свои надежды, как на спасительницу. Еврей и был всегда глубоко уверен, что с приходом ея сюда придется разстаться с добычей. Но он в приход ея не верил и - был спокоен. Но, вот, вдруг - Россия пришла, и виновником ея победного пришествия ея враги считают, главным образом, галицко-русского крестьянина и его просветителей и наставников - галицко-русскую интеллигенцию. Потому и евреи смотрят еще с большим ожесточением и бешенством на обоих. Пошли от евреев на русских людей лживые доносы, издевательства толпы, аресты, виселицы и разстрелы, в начале и во время войны. Русское общество знает эти военные подвиги, наших евреев и не забудет их, помнит их вечно будет галицко-русский народ. Но больно самое упоминание о них.
Но обратимся ко всей дорогой, непобедимой России с горячим призывом: Ты освободила нашего крестьянина от австрийского ига, и он благословит Тебя и молится за Тебя. Но Ты не завершила еще его освобождения. Спаси его еще от еврейского засилья, тогда он станет действительно свободным.
С. Бендасюк
Прикарпатская Русь. Орган Русской Народной Организации в Галичине. Ежедневная политическая, общественная и литературная газета. Львов, 1914-1915
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_754.htm
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_753.htm
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_740.htm
От Карпато-Русского Освободительного Комитета
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_478.htm
Продолжение
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_482.htm
КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001