Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Д.Н. Вергун. Что такое Галиция?
от 02.02.17
  
Выразе


Се бо Ондере iмiяхомь якевь iе iнь Парунець I се вержде врзе на хрбетеще i такожде отрще главы iе i жещеть о небы i кiдь нiе о моря i пуще



Д.Н. Вергун. Что такое Галиция? Петроград. 1915
Содержание
Русское население Прикарпатья 7
Прикарпатская Русь 19
Карпатская лавра 35
Скит Манявский 45
Освобождаемая Галиция 53
Д.Н. Вергун. Что такое Галиция? Петроград. 1915. Второе исправленное и дополненное издание. 65с.
http://booksee.org/book/748518 1.75Мб
Русское население Прикарпатья Карпатские горы играли роковую роль в истории русско-австрийских отношений. При дележе Польши австрийская императрица Мария-Терезия настаивала на присоединении Карпат к Aвстрии, главным образом, на том основании, чтобы не дать Росcии утвердиться на Ближнем Востоке. Ошибка русской дипломатии могла быть исправлена на Венском конгрессе, если бы русская дипломатия не была тогда в плену у кн. Меттерниха. В крымскую и последнюю турецкую кампанию Россия сильно пострадала оттого, что Карпаты не были в ее руках. В 1854г. Россия должна была допустить преобладание Aвстрии в дунайских княжествах, - Молдавии и Валахии, в 1876г. согласиться на австрийскую оккупацию Боснии и Герцеговины взамен за австрийский нейтралитет...

Прикарпатская Русь. 1914, н.1. с.5
Русь у Карпат (см. карту)
Карпатские горы играли роковую роль в истории русско-австрийских отношений. При дележе Польши австрийская императрица Мария-Терезия настаивала на присоединении Карпат к Aвстрии, главным образом, на том основании, чтобы не дать Росcии утвердиться на Ближнем Востоке. Ошибка русской дипломатии могла быть исправлена на Венском конгрессе, если бы русская дипломатия не была тогда в плену у кн. Меттерниха. В крымскую и последнюю турецкую кампанию Россия сильно пострадала оттого, что Карпаты не были в ее руках. В 1854г. Россия должна была допустить преобладание Aвстрии в дунайских княжествах, - Молдавии и Валахии, в 1876г. согласиться на австрийскую оккупацию Боснии и Герцоговины взамен за австрийский нейтралитет…
Карпатский передовой театр Авcтро-Beнгрии имеет и сейчас крупное значение. Провинция Галиция и Буковина составляют базис для развертывания австрийских сил. В 1772 году, по соглашению России, Австрии Пруссии, состоялся первый раздел Польши, по которому Австрия получила нынешнюю Галицию, составившуюся из следующих земель: части Червонной Руси (между реками Саном и Днестром), Покутья (между р. Днестром и Карпатами), части Подолии (севернее р. Днестра), Лодомерии (испорченное немецкое название Владимирии, бассейн р. Буга), Краковского округа и Силезских княжеств Освенцима и Затора. Новая провинция получила название «королевства Галиции и Лодомерии» от древнего Галичского княжества и города Владимира Волынского, на который в начале войны был направлен весь австрийский натиск.
В 1775г. к Aвcтpии было присоединено княжество (герцогство) Буковина, уступленное Портою Австрии, с согласия Екатерины Великой, в благодарность за нейтралитет и за содействие ее при заключении мира.
С тех пор территория королевства и княжества несколько раз менялась. В 1795г. были присоединены к Галиции - Люблин и Холм, отпавшие затем от нее в 1809г., когда нами быль отвоеван и Тернопольcкий округ. В 1815г. присоединена часть Подолии, но возвращен Тернополь, и, наконец, в 1846г. включена Краковская республика после неудавшегося польского возстания.
Величина тepитории королевства Галиции и княжества Буковины с тех пор не изменялась и лишь в административном отношении область получила в 1861 году новое устройство, будучи разделена на три провинции: западную и восточную Галицию (соответственно племенному различаю населения) и Буковину. Но такое разделение продолжалось только пять лет, и уже в 1866г. произошло снова слияние двух половин Галиции в одно целое.
В настоящее время Галиция обнимает собою територию 78.497 кв. кил. или 73,566 кв. верст, с населением в 8.025,675 человек, и Буковина 10,441 кв. кил. или 9767 кн. верст с 801.365 жителями.
Для определены численности русского населения Руси Галицкой, Буковинской и Венгерской (Угорской) нельзя принимать во внимание ни данных последней народной переписи 1910 года, помещенных в отчетах «императорской королевской центральной статистической комиссии в Вене, ни данные статистического справочника галицкой земской управы,
послужившего основой для распределения избирательных округов при проведении последнего избирательного закона в Львовский сейм от 1914 года, ни, наконец, данных королевской венгерской статистической комиссии в Будапеште для вычисления угро-русского населения. Эти данные заведомо подтасованы и неправильны.
Критерием для определения русской национальности в Прикарпатской Руси должно служить:
1) Православное вероисповедание (в Буковине сплошное, - и отдельный общины в Галиции и Beнгрии).
2) Восточный обряд греко-униатской церкви.
3) Обиходное местное русское наречие в части населения, официально приписанного к римско-католической церкви в восточной Галиции.
4) Сознание принадлежности к «старой вере» (o-hid) среди омадьяренного населения северо-восточной Венгрии и название «orosz» (русский).

Приложение к Прикарпатской Руси. н.1. 1914. Карта русских областей Австро-Венгрии (Русь Галицкая, Буковинская и Угорская)

Этнографическая карта театра военных действий. Д.Н. Вергун. Что такое Галиция? Петроград. 1915. с.28-29

Этнографическая карта составленная Д.Н. Вергуном в современном виде
Если руководствоваться этим критеpиeм, то русскими нужно будет одинаково признать и те деревни на западной стороне от реки Сана, в которых говорят уже по-польски, но молятся еще по-русски; и те деревни в Спишском, Шаришском, Абауй-Торнянском и Земплинском комитатах Beнгрии, которые приписываются к Словакам, но в которых, благодаря сохранению восточного обряда, не исчезло еще сознанию принадлежности их к русскому племени (Сотаки, Цеперяки и Карпяки); и тех «латиников» восточной Галиции (их до полумиллиона), которые ходят в костелы, но дома пользуются местным русским наречием, и, наконец, тех Венгерцев Мармарошского, Бережского и Заболочского (Саболча) комитатов, на западе от гор. Густова, в которых не исчезло сознание принадлежности к «старой вере» и русскому («orosz») племени не только в Мукачевской и Пряшевской, но и в Гайду-Дорожской yниатской епархии в Карпатах.
Таким образом, западную границу русского племени нужно вести, переходя из Холмской губ., по реке Сану, притоку его р. Вислоку до истоков Дунайца, затем, перевалив Карпатские горы, по Попраду и водоразделу притока Дуная р. Вага и западных притоков реки Тиссы по р. Шая. Южной границей русского племени нужно считать верховья реки Тисы до города Токая, восточной границей - истоки реки Вышевой, притока Тисы.
На пространстве земель от указанной границы и до пределов наших губерний: холмской, волынской, подольской и части бессарабской, живет около шести миллионов русского населения. Несмотря на шестивековое отторжение его от русского корня, оно не утратило сознания своей принадлежности к русскому мирy. Идея национального «украинского» сепаратизма захватила только небольшую горсть местной полу-интеллигенции, зависевшей тем или иным образом от Венского и Будапештского правительств. В толщу населения идея сепаратизма не проникла и успехи, которыми так гордились украинские деятели, объясняются экономической подкладкой.
Но среди этой шестимиллионной массы есть и чужеродные элементы, тяготение которых к России должно составить завоевание русской культуры. Сюда нужно отнести, прежде всего, свыше 800,000 евреев, пользующихся испорченным швабским наречием с примесью древне-еврейских выражений, как своим домашним, обиходным языком. Тут есть до 50,000 немецких колонистов, которые в последние годы были превосходно организованы членами германского генерального консульства во Львове. Тут насчитывается целый ряд колоний мазурских, т.-е. переселенных в последние годы подлинных польских крестьян, которые наравне с латиниками т. е. галичанами, переведенными в католичество должны были способствовать быстрому ополячению восточной Галиции. Тут есть армяне, из которых многие в XIX веке уже ополячились, есть караимы, (как напр. в древней столице края Галиче), пользующиеся испорченным татарским наречием.
Но островки эти тонут в море искони русского народа, живучесть которого доказана хотя бы тем, что за шесть веков своего отчуждения от общей матери России, народ этот сохранил достояние предков и сберег в главных чертах русский облик края до зари нынешнего освобождения (Из Нов. Вр.)
Дм. Вергун.
Прикарпатская Русь. Повременное издание Карпато-Русского Освободительного Комитета. N 1. Киев. Воскресенье 10 августа 1914г. N1. Дм. Вергун. Русь у Карпат. с.5-6. Карта
От Карпато-Русского Освободительного Комитета
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_478.htm
Прикарпатская Русь Пятьсот семьдесят пять лет прошло с тех пор, как польский король Казимир в 1340г. завоевал Галицко-русскую землю, оторвав эту вотчину Святого Владимира от остальной Руси. Но галичане, несмотря на политическое чужое иго, не переставали участвовать в обще-русской Жизни. Во время битвы на Куликовом поле в 1380г. галичане послали на помощь московским полкам вел. князя Димитрия Донского два своих отряда. Во главе их стоял Игнатий Рябец, родоначальник русских дворянских родов Квашниных-Самариных, Родионовых, Шиловских и др. После Куликовской битвы галицкие полки были поселены в Костромской губернии и обосновались в городах, которые носили имена их прикарпатских гнезд на родине: Галич и Солигалич.
Кроме Галича существует в Прикарпатской Руси целый ряд других городов, имеющих своих тезок в России. Так, например, галицкий Перемышль, стольный князя Володаря имеет брата в Перемышлe Калужской губернии. Соседний город на Сане, Ярославль построен тем же великим князем Ярославом Мудрым, что и Ярославль на Волге. Есть еще несколько Звенигородов, Городков, Городищ - все памятники общей истории русского Прикарпатья с остальной Русью.
Еще ранее Куликовской битвы из Галицкой Руси вышел инок Петр с р. Раты, избранный в 1308г., «митрополитом всея Руси», перенесший митрополичью кафедру в Москву к великому князю Иоанну Калитe, создавший Успенский собор, «венчальный чертог» русских великих князей и в последствии царей. За свои заслуги и добродетели он признан святым наряду с другими московскими святителями Ионой, Алексеем и Филиппом.
Инстинкт собирания русской земли, сознание необходимости племенного единения для сохранения силы, составляет отличительную черту всех уроженцев Карпатской Руси, занявших видные места в общерусской культуре. Для доказательства того не будем упоминать о теории Голубинского о том, что свет Христовой веры на Руси так быстро мог распространиться только через посредство священников-угроруссов и галичан. Достаточно указать на митрополита Петра. Не потому, чтобы в княжеско-удельном периоде русской истории не нашлось других примеров, а потому, что после татарского разгрома, в годины общего смятенья, из всех тогдашних передовых русских людей, только «червонноросс» Петр, ясно и сознательно кликнул клич о «собирании русской земли». Он, несмотря на заманивания других князей, потянулся в Москву к Иоанну Калите и, создав митрополичий престол, положил начало тому движению, которое в дальнейшем своем росте привело к женитьбе Ивана Великого на наследнице Византийского престола и определило миссию Москвы, как «третьяго Рима».
Сознание единства русской земли было особенно живо на княжеском дворе Романа Мстиславича и Даниила Романовича, которых судьба из крайнего северного Новгорода перебросила в южный Галич. Князь Даниил в своих странствиях по всем русским yделам, вплоть до Золотой Орды, мог воочию убедиться в единстве племенного состава населения Сарматской равнины.
Известны гимны русскому единству, которыми, словно греческий Тиртей, усмирял распри бояр и князей червонно-русский «баян Митуса» из Перемышля, единственный из древнерусских баянов, который полным именем назван в летописи.
Судя по некоторым местам «Слова о полку Игоревe», особенно по месту о златокованном престоле галицкого князя Ярослава Осьмомысла, многие литературные историки утверждают, что и певец «Слова» был уроженец Червоннороссии, может быть в роде Митусы (уменьшенное имя Дмитрия) из Галицко-Волынской летописи.
Но гораздо, конечно, значительнее роль митрополита Петра. Просто непонятно, как этот скромный уроженец той самой Равы-Русской, у которой недавно бушевала гроза боев, мог в то время полного отчаяния всей Руси выступить с идеей, требовавшей для своего осуществления столько ума, силы материальной и духовной? Какая должна была быть вера и живучесть русского народа у этого сына Прикарпатья, чтобы умственным взором преодолеть все тогдашние невзгоды Руси, татарское иго, грабежи Литвы и Польши, княжеские усобицы, ее нищету и непросвещенность, и доказать князьям возможность «собирания русской земли?» А между тем слово его «плоть бысть»: освобождение Руси после Куликова поля и политическое единство русского народа, теперь окончательно осуществляемое, лучший свидетель его гения...
Как только Москва, этот «третий Рим», после самозванческой разрухи избрал себе нового царя из Дома Романовых, немедленно взоры всего православного мира обратились к нему. Львовское Ставропигийское братство, построившее во Львове храм, ктитором которого быль царь Федор Иоаннович, снарядило депутацию в Москву с поздравлением новому царствующему русскому дому, с перечислением претерпеваемых православными галичанами гонений за веру и с просьбой о церковной утвари и материальной помощи. В депутации участвовал перемышльский епископ Исаия (Копинский), львовский епископ Иеремия и строитель из Галича, некий Спиридон. Царь Михаил Феодорович был весьма обрадован проезду депутации из Карпатской Руси и отпустил ее с богатыми подарками для русских монастырей и братств в Галиче.
Не забывал русских людей в Прикарпатьи и царь Алексей Михайлович. Монахи из Креховского монастыря, в Жолковском уезде, из Скита-Манявского (в Карпатских горах) часто прибывали в Москву и возвращались, ободренные царской лаской. Его грамота львовскому Ставропигийскому братству доказывает, что он обещал заступничество за православных перед польским королем. Тогда-же впервые завязались сношения и с Закарпатской Угорской Русью. Пряшевский протопоп Василий Сабов удостоился в Москве царской милости и особой грамоты.
Карпатские посланцы, снабженные государевыми грамотами, собирали по пути милостыню для теснимых поляками монастырей, церквей, братств и вызывали сострадание в сердцах отзывчивого православного люда.
Не прошло двух столетий со времени кончины митрополита московского Петра, как опять сын Червоннороссии уроженец Старого Самбора, гетман Запорожских войск Петр Конашевич-Сагайдачный в битве под Хотином отражает новое нашествие басурман на южно-русские земли и на Польшу. В то же самое время уроженец Вышни Судовой, Афонский монах Иоанн Вышенский волнует своими жгучими посланиями Южную Русь и укрепляет ее в сознании правой веры и истинного христианства.
Прошло столетие, и галичане подвизаются опять в Москве, помогая Петру Великому выковывать тот «общерусский язык и ту новую русскую культуру, мировое значение и расцвет которых суждено лицезреть только нашим отдаленным потомкам. Стефан Яворский, уроженец Львова, занимает между петровскими сподвижниками одно из первых мест.
Проходить еще столетие и мы видим уроженцев Червоннороссии, хотя из-за другой стороны Карпат, угроросса Лодия -первым ректором Петроградского университета, Балудьянского - воспитателем императора Николая I. Оба они еще до сих пор не оценены по достоинству, но если указать на то, что Лодий своими «Наставлениями любомудрия» создал первые научные термины чистой философии, сохранившие за собою право гражданства и до сих пор, Балудьянский же положил основание юридической терминологии, то сразу станет ясным,
какую крупную долю внесли эти сыны Карпатской Руси в общую сокровищницу русской науки и культуры.
И только немногим позже та же Угорская Русь дает России такого человека, как Иван Гуца, который известен под именем Юрия Венелина. Венелин трудами своими о Болгарии воскресил одно из забытых славянских племен и был отцом мысли об освобождении болгар. Он же, будучи домашним воспитателем в семье С.Т. Аксакова, духовно взрастил величайшего «славянского трибуна» Ивана Сергеевича Аксакова и его брата Константина и следовательно, имеет огромные заслуги в создании того направления в русской культуре, которое принято называть «славянофильством» и которое далеко еще не исполнило своего исторического назначения.
Первый из русских царей, посетивший Галицкую Русь, был Петр Великий. Возвращаясь из Вены, вследствие известия о стрелецком бунте в Москве, а затем перед Прутским походом, царь Петр проехал главные города Галицкой Руси, был в Перемышле, Львове, Раве-Русской, везде принимая депутации русского населения и щедро их награждая. В 1704 году Петр заключил во Львове с польским королем Августом союз против шведов, а в г. Жолкве было его свидание с гетманом Мазепой. После Полтавской битвы, направляясь в Прутский поход, Петр Великий еще раз посетил главные галицко-русские города. Всякий раз царь Петр заступался перед польским королем за местное русское население, указывая на безчинства иeзуитов.
Дочь Петра, императрица Елизавета Петровна и затем Екатерина II не забывали Галицкой Руси, снабжая ее церкви и монастыри богатой церковной утварью и богослужебными книгами.
В 1764г. Екатерина Великая приказала своим войскам занять Львов и другие города Галиции. Русская оккупация продолжалась до 1772г., когда Червонная Русь, по первому дележу Польши, досталась Австрии. Русская царица с болью в сердце отдавала «вотчину и дедину св. Владимира», как еще Иоанн Грозный называл эти земли, австрийской императрице Марии Tepeзии. Но она не чувствовала себя в силах воевать, кроме грозной тогда Турции, еще с Австрией и Пруссией.
После раздела Польши, императрица Екатерина II не раз думала о возсоединении Галицкой Руси. Она еще в 1794 году писала Храповицкому: «Владимир на Волыни мы заняли по причине, а со временем обменяем у австрийского императора польские губернии на Галицкую Русь, благо Галиция ему совсем не кстати».
На венском конгрессе 1815г. судьба Червонной Руси была испорчена на целое столетие. Как тогда «для прекрасных глаз Луизы Прусской» были нами уступлены немцам устья Вислы и Немана, так для Меттерниха была уступлена вся Галиция, с присоединением даже Тернопольского округа, занятого нами в 1809г. Но и император Александр I интересовался Прикарпатской Русью. Он лично посетил угорскую и буковинскую Русь, проезжая в Будапешт навестить свою сестру Александру Павловну, бывшую замужем за венгерским палатином Стефаном. В г. Бардиове он принимал депутацию угроруссов и выписал многих из них в Россию. Угроруссы потом были помощниками Сперанского при составлении свода законов.
Император Николай I думал в 1846 году, во время занятия русскими войсками Кракова, об обмене Галичины на часть Царства Польского. Он об этом переписывался с Паскевичем, но венгерский поход повернул дело иначе.
Император Александр II выписал галицко-русское духовенство для располячения Холмской Руси и в 1877 году поднял вопрос об улучшении судьбы Галицкой Руси. Он часто высказывал мысль, что раньше освобождения южных славян надо было завершить собирание русских земель. Тогда авторитет России в глазах западных славян быль бы значительно выше и, может быть, была бы избегнута стамбуловщина и милановщина, обнажившие такие глубокие язвы славянства.
При императоре Александре III гр. Игнатьевым в 1888г. был, по докладной записке о. И.Г. Наумовича, снова возбужден вопрос об обмене Восточной Галиции на некоторые губернии Царства Польского. В 1890г. император Александр III, принимая в Почаевской лавре, в присутствии наследника престола, депутацию галицко-русских крестьян, сказал: «Я знаю вас, помню о вас и не забуду вас».
А нынешний Государь, будучи наследником еще, проезжая из Вены в Киев через Львов, сказал князю Лобанову-Ростовскому, указывая на эту Русскую землю: «Вот еще не собранный русский край»!
Прошло двадцать слишком лет с тех пор и теперь, наконец, наступает время, когда вопрос этот будет решен раз навсегда и Государь Император явится действительным «Возсоединителем Всея Руси».
***
Освобождаемая Галиция В отличие от благословенной Галиции в Испании, есть, или вернее, была и несчастная Галиция в Австрии. Раньше далекая и чужая, как и та испанская, она теперь, после пролитой на ней русской крови, стала многим родной и близкой. Ею заинтересовались до того, что требуют не путать ее более с Галицией в Испании и даже предлагают назвать просто Галичиной...
Но между Галичиной и Галицией - большая разница. Галичина это только восточная область Галиции, которая среди коронных земель бывшей Австро-Венгрии носила пышное название: Галиция и Лодомерия (испорченная Владимирия) с великим княжеством краковским и княжеством освенцинским и заторским -.
Вот что такое Галиция в географическом смысле. Это австрийское месиво из древней Червонной Руси и краковской Малой Польши. Когда обе части размежуются, в духе воззваний верховного главнокомандующего к полякам и русским, тогда только никто не будет смешивать Галичины с Галицией и станут отличать понятия - галицкий (т.е. галичский) от прилагательного - галицийский...

Русская народная линия. Русская Окраина. Русская Галиция. Видео 28.06.2013  
http://ruskline.ru/news_rl/2013/06/28/russkaya_galiciya/  
Чем же должна быть родною нам эта Галиция? Как взрослому бывает дорога колыбель, в которой его няньчили, так нам должна быть интересны те Карпатские горы, где стояла «колыска» нашего народа, откуда, по мнению ученых, «русская земля пошла есть». Карпаты - это единственный горный хребет русской земли, где почти все названия гор и холмов, рек и долин звучать по родному,
где каждая травка и каждый кустик обвеяны воспоминанием о младенчестве нашего племени.
В Карпаты, в Карпаты, где спит
Святогор,
Откуда виднеется русский простор
Путешествуя по Карпатским горам, русский человек будет повсюду натыкаться на свое, на родное. Как приятно будут ласкать его слух родственные названия гор в роде Галича, Поп-Иван, Попадья, Черногора, Кукуль, Ясель, Гусля, Сивуля, Хомяк, Радова и т.д.?
Все это живописные вершины oт 4 до 7 тысяч футов высоты срединных Карпат, называемых горцами «Безскидами». Их действительно ни покинуть, ни скинуть не мог русский народ, спокон века возросший на них и занявший здесь, как северные, гак и южные склоны кряжистого карпатского гребня.
Само имя Карпаты многие производят от славянского слова «Горбаты», и в виду совпадения этих звуков трудно оспаривать, что в этом книжном, а не народном, названии до нас дошло может быть исконное наименование этих гор разселившимися здесь в седой древности славянами.
Даже для кратера русский народ нашел здесь славянское прозвище. Один из заглохших и уснувших давно кратеров в Восточных Безскидах местные горцы «Верховинцы» или «Гуцулы» прозвали «Выгорля» или (Говерля), по мнению филологов, от глагола «выгорлать» т.е. выбрасывать горлом.
Еще больше поэзии можно найти в названии карпатских рек и долин. Как метко названа хотя бы река, отделяющая у подножья Татр русские селения от польских и словацких! Она называется «Попрад» и действительно до сих пор составляет границу между восточными славянами, которые своих священников прозвали «попами» и западными славянами, называвшими их «князьями» (по-словацки) или ксендзами (по-польски). Начиная с этой реки, славяне на заре христианства радовались «попам» и отсюда, может быть, ее странное имя.
А название наших горных племен - все эти Верховинцы (с румынского «Гуцулы»), Бойки, Лемки (от «лем» вместо «лиш»), Сотаки (от «со» вместо «шо-что») и т.д., разве не доказательство признанной меткости и оригинальности русского простонародья?
В Карпатах не только для художников, но и для поэтов и ученых откроется такое обширное поприще, в них найдутся такие глубокие криницы народного творчества, что черпать из них хватить на несколько поколений.
От «Русского Верха» на границе Румынии и Буковины до польских «Горалей» в Татрах со знаменитой лечебной местностью Закопане, тянутся селения русских горцев, неизследованные, мало изученные, ибо какая охота была немцам возиться с этим чуждым им народом.
Но Россия приобретает в Прикарпатье не только до 5 миллионов стойкого народа, закаленного в борьбе за русскую веру и язык, но и много природных богатств. По обоим склонам Карпат имеется целый ряд минеральных источников, пользование которыми давно уже налажено. Лечебные места, как Шавница, Криница, Ивонич, Дорна-Ватра и др. стяжали себе известность в Средней Европе.
Богатые залежи соли, и каменной, и выпариваемой, в Величке, Бохне, нефтяные богатства в Бориславле и Дорогобиче...Горный воск (озокерит), уголь, черный в западной Галиции и бурый в восточной, цинк и олово, добыча и обработка которых только еще начинаются, позволяют питать надежды на быстрое развитие крупной добывающей и обрабатывающей промышленности.
Пути сообщения Галиции и Буковины, особенно железные дороги, сеть которых превышает 5.000 верст, являются лучшим залогом промышленных успехов. А если прибавить к ним водные пути, три больших судоходных реки - Днестр, соединяющий край с Черным морем, Вислу и Сан, связывающих Прикарпатье с Балтийским морем, причем обе системы соединены уже почти совсем готовым речным каналом, то условия торгового развития Галиции нельзя не признать прямо блестящими.
Венским и берлинским политикам Галиция представлялась не иначе, как базою для наступления на Россию. В ней они и умудрились создать кадры для осуществления двух Пьемонтов - ягеллонско-польского и «украинского». Эти кадры составляли главным образом политиканы и сбитые с толку юноши, уверовавшие в возможность, при содействии Австро-Германии, создания «Украины от Карпать по Кавказ» и Польши от «моржа до моржа».
Увлеченные австро-немецкими сиренами, юноши в Галиции не замечали ни противоестественности идей, за который они жертвовали своею жизнью, ни даже логического противоречия, которое в них заключалось.
Галицкие Пьемонты противоречили прежде всего законам физики. В природе меньшее тело не может явиться притягательным центром для большего, а взаимное притяжение происходит совершенно наоборот.
Не могла маленькая Галиция, в которой жило 4 миллиона поляков и 4 миллиона, (с Буковиной и угророссами 5-6) малороссов, явиться притягательным центром для остальных 14 миллионов поляков, живущих в России и Германии, и 26 миллионов малороссов, населяющих русский юг.
В своем ослеплении обманутые «сокола» и «сечевики» не замечали даже того, что один австрийский Пьемонт исключал другой, что если бы Австрия серьезно взялась за воскрешение ягеллоновской Польши oт Балтийского Черного морей, то в ней не было бы места для «второго Пьемонта» -объединенной Украины.
Здравомыслящих людей среди галицких малороссов и среди поляков оказалось однако больше, чем этого ожидала Австрия. Героическая борьба сознательных, русских людей в Галиции, прозванных там «москвофилами», и появление среди галицийских поляков партий, не скрывавших своей «российской ориентации», - вот факты, которые не могли не предвещать австрийскому владычеству близкого конца. В противовес польско-австрийским геллоновцам в Галиции народилась в последние годы довольно влиятельная группа «Пястовцев». Заглавие издания их «Пяст» свидетельствовало об их программе, об отрешении от несбыточных мечтаний возсоздать Польшу в ее исторических пределах с малорусскими и белорусскими землями, и сосредоточения всех польских сил на объединении Польши в ее коренных этнографических границах. Такое «скромное» польское объединение не входило в разсчеты Габсбургской дипломатии, а вернее противоречило планам Гогенцоллернов и поэтому при венском дворе увлеклись программой, главным ядром которой явилось «мазепинство» - с его дерзновенными поползновениями привлеч на сторону Австрии малороссийское население нашего юга.
Габсбурги и Гогенцоллерны в последнее время разделили между собою оба Пьемонта. Гогенцоллерны, повидимому, не прочь были содействовать возстановлению саксонской династии в Польше, и в лице Саксонского нового короля Фридриха Августа III должен был возсесть на польский престол потомок того Фридриха-Августа, для которого в свое время Наполеон I создал Герцогство Варшавское. Габсбургам же предоставлялось осуществление мазепинской идеи, о чем как нельзя лучше свидетельствуют все данные австрийской стратегии с самого начала кампании.
В своих потугах осуществить мазепинскую идею австрийцы однако провалились. И там, в предгорьях Карпат, где до сих пор еще русские крестьяне показывают могилу -курган киевского князя Святополка Окаянного, там разбросаны теперь и могилы тех окаянных людей, которые стремились снова сделать Киев игралищем чужеродных стихий.
Тяжелое наследие принимает на себя русская власть ныне в Галиции, этом кладбище двух неудавшихся Пьемонтов.
Начало нашей власти в Галиции вызвало разноречивый суждения. Народные массы в Галиции, как русская, так и польськая, отнеслись с полным доверием к новой русской власти. Восточная часть Галиции, древняя «Галичина» возсоединится теперь навек с Россиею, а западная будет в свое время присоединена к объединенной Польше. Все это сулит новый расцвет, как русскому, так и польскому Прикарпатью
Д.Н. Вергун. Что такое Галиция? Петроград. 1915, 69с.
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_407.htm
А.С. Пушкину
Д.Н. Вергуна

Им хорошо, певцам Руси державной,
Им гениев своих не трудно восхвалять!
По образцам певцов плеяды славной
Легко им песни петь, легко их и слагать!

Но нам, сынам Руси той подьяремной,
Что век шестой уже ярем чужой влачит,
Нам, рвущимся на свет из тьмы тюремной,
Где нам учится петь, нас кто-же вдохновит?

И мы поем нескладно и как знаем,
И трудно нам ласкать песнолюбивый слух,
Но в песнях наших свято сохраняем
Огонь любви к Руси и святорусский дух!

Тот свет, что Владимир-князь
По всей Руси зажег,
Тот дух - на нашей родине
Давным давно бы мог
Погаснуть, улетучиться...
И в копоти чужой
Не раз уж задыхался он...
Но всякий раз живой
Пахнул дух русский в нашу Русь -
И ожил, не потух,
И вспыхнул ярким пламенем
Наш святорусский дух!
Пахнул раз дух Хмельницкого,
Козаков удалых,
Потом и Гонта мстительный
Приободрил родных, -
А там пришли будители,
Вдохнули в наш народ
Тот дух, которым до сих пор
Он дышет и живет...

И крепнет Русь Червонная,
И не погибнуть ей,
Пока стомиллионная
Там Русь стоит за ней!
- Едина, неделимая -
Храни святой завет,
Стой, стой, непобедимая,
И обнови весь свет!
О.А. Мончаловский. Родина. Сборник избранных русских стихотворений
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_689.htm
Продолжение
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_480.htm
КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001