Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Всеподданнейший отчет графа М.Н. Муравьёва по управлению Северо-Западным краем
от 22.01.17
  
Выразе





Всеподданнейший отчет графа М.Н. Муравьёва по управлению Северо-Западным краем (с 1 мая 1863 г. по 17 апреля 1865г.). Русская старина. 1902(6). с.487-510
http://zapadrus.su/bibli/arhbib/960-bcepoddannejshij-otchet-grafa-m-n-muraveva-po-upravleniyu-severo-zapadnym-kraem.html 9.7МгБ
В мае месяце 1863 года, я призван был державною волею вашего императорского величества к умиротворению Северо-Западного края. Имея в виду, что вспыxнувший в то время мятеж был прямым последствием польского безумия и снисходительности нашего правительства, я тогда же имел счастие всеподданнейше повергнуть на благовоззрение вашего императорского величества, что только энергические меры, не могущие понравиться Европе и даже некоторым из наших правительственных лиц, одни будут в силах возстановить законный порядок в крае, где, под терроризмом революционеров, мятеж охватил всю Северо-Западную окраину нашу и даже Белорyсские губернии до бывших границ 1772 года. Bместе с тем я изъяснил общий взгляд мой и систему предположенных будущих действий, который удостоились высочайшего вашего императорского величества одобрение.
С помощию Божиею и при содействии доблестных войск вашего императорского величества, вооруженное возстание было скоро прекращено; но, так как минувший мятеж был страшен не числительностью вооруженных шаек, а силою и таинственностью революционной организации, покрывшей своею сетью всю страну, терроризмом, распространенным мятежниками, то главною задачею моих действий было открытие и задержание главных секретных деятелей мятежа и ограждение сельского население, оставшегося верноподданным вашему императорскому величеству, от насилий неистовств мятежников, от которых страдала и личность и собственность каждого; с достижением этой цели, упрочивался yспеx окончательного умиротворение края.
Повергая на всемилостивейшее благовоззрение вашего императорского величества краткий обзор за время управление моего Северо-Западным краем в течение двух лет, я считаю своею обязанностью предварительно изложить тот порядок вещей, который нашел я при вступлении своем в управление.
Возстание 1863 года в западных гyберниеx не есть внезапное явление; оно приготовлялось систематически в течение многих десятков лет. Продолжительная снисходительность правительства к польско-католической пропаганде, к разным революционным заявлением явно начавшимся еще с 1857 года, послужила поводом к тому, что революционеры получили полное убеждение в безнаказанности своих действий, которые сначала, имея вид частных противоправительственных заявлений, разных публикаций и в особенности, воззваний к народу и ремесленному населению городов, с 1860 года перешли в торжественные народные манифестации, совершение панихид по убитым и казненным в Варшаве мятежникам. Bпоследствии, политическая зараза, разжигаемая ксендзами и женщинами, охватила все население и выразилась в вооруженном возстании, благодаря которому открылись у нас глаза. Mестные власти, состоявшие почти исключительно из поляков, не только вполне бездействовали, но в некоторых случаях открыто становились на сторону мятежников. Полицейские суды, учрежденные для суждение лиц, замешанныx в политические безпорядки, служили только наглядною насмешкою над слабым правительством и усиливали дерзость крамольников; суды сии не могли привести по сущности своего устройства никаких практических результатов, сколько-нибудь полезных для правительства. Сборы на мятеж производились повсеместно в крае и прикрывались именем благотворительности. Так, не смотря на воспрещение правительства, помещица Бучинская образовала общество Винцентинок и самопроизвольно открыла свои действие и денежные сборы; из заведений дворянки Домбровской ежегодно раздавалось по целомy краю несколько десятков тысяч кружек для денежных сборов, в расходовании которых, вопреки высочайше утвержденных вашим императорским величеством правил, не было представляемо никаких отчетов.
Римско-католическое духовенство, разжигая вначале народные страсти и содействyя тайно мятежу, дерзнуло наконец стать открыто во главе возстания; римско-католические монастыри, прикрываясь недоступностью светскомy контролю, сделались центром революционной организации и пропаганды. В городах целого края учреждались революционерами публичные библиотеки, с целью соединение молодежи и распространение между ними заговора противу правительства, противу которого распространены были повсюду мятежные брошюры в воззвание. Под предлогом хозяйственных съездов, для устройства быта крестьян, делались по всем yездам зоговоры против законной власти вашего императорского величества и избирались явные и тайные делегаты для наблюдение за действиеми правительства; учреждались революционные комитеты, устраивались магазины для продажи будто бы местныx изделий лицами, прибывшими из Варшавы с целью подготовления средств к мятежу и, под видом сношение с главными производителями в крае, делались привлечение к мятежу и собирались пожертвование на оный. Мировые посредники-поляки составляли с умыслом отяготительные для крестьян уставные грамоты и старались внушить им, что свобода дарована была не вашим императорским величеством, а прежними их помещиками, и что упавший на них отяготительный оброк есть следствие распоряжений правительства. Польский язык, введенный оффициально в училища, и польская пропаганда, допущенная в средних и низших учебных заведениеx в крае, воспламеняли юношей противу правительства и, приучая народ, что целый край тот не русский, а польский, окончательно стали подавлять собою русскую народность, тем более, что помещики-поляки, в период, предшествовавший вооруженному возстанию, стараясь сблизиться с народом, открывали во множестве польские школы, а революционная партия распространяла в народе противоправительственные брошюры и прокламации. На польском языке выдавались оффициальные документы и велась даже оффициальная переписка. Tак римско-католическое духовенство с 1860 года начало выдавать метрики и вести переписку, вопреки закону, по-польски; даже римско-католическая коллегия в С.-Петербyрге, по моему требованию, только недавно прекратила сношение свои на польском языке с духовенством Северо-Западнаго края. Православные храмы и помещение для причтов находились в самом жалком и униженном состоянии; нередко случалось, что в местностях, исключительно населенных православными, не было церквей, вместо которых строились великолепные костелы, с видимою целью совращение православных в латинство; заявление православного духовенства по этому поводу ни к чему не служили; начатые следствие по настоящему предмету лежали без движение в течение десятков лет; православное духовенство, зависевшее от польских помещиков, нищенствовало, между тем римско-католическое духовенство, во всем и вполне обезпеченное, шло безпрепятственно к предположенной цели ополячение края, строило, вопреки закону, самопроизвольно костелы и подготовляло мятеж, усыпляя мнимою своею покорностью и без того весьма малую бдительность правительства. Польское дворянство с самого начала политических безпорядков в Варшаве отшатнулось прямо от русского общества и прервало всякие с ним сношение, с явною дерзостью заявляя свое нерасположение к законному правительству вашего императорского величества. Мелкие чиновники-поляки, шляхта и городское население преданы были всею душою революции. Гимназии и уездные училища доставляли живой элемент для шаек, ибо из сказанных заведений разбрелось по лесам и ушло в мятеж более 2 тыс. воспитанников. Короче, я нашел край в самом сильном разгаре анархии, так что личность и собственность каждого не были обезпечены, революционная же организация имела весьма прочное устройство не только в городах, но и в уездах целого края; всюду были назначены воеводы, коммиссары, приставы и т.д., приказание которых исполнялись лучше, чем приказание правительства. Даже в самой Вильне находился давно воевода, как главный начальник Литовского края, с дирекциею почт, военным министерством, полициею, гражданскою коммиссиею, бывшею в сношении с Варшавским и С.-Петербургским революционными комитетами. Трудная задача состояла в отыскании организации; за уничтожением ее, уничтожились и самые шайки, которые без того, хотя истреблялись войсками, но формировались снова. Таким образом предстояло, кроме подавлений открытого возстание, предупреждать преступные замыслы и отнять самую возможность продолжать мятеж, а с другой стороны-способствовать всеми силами к объединению края с остальною Россиею. Исполняя высочайшую волю вашего императорского величества, 14-го мая 1863 года я прибыл в Вильну. К возстановлению вполне утраченной правительственной власти, вытесненной отовсюду подпольным революционным комитетом, приняты были немедленно следующие меры:
1) Я старался возвысить достоинство и права доблестного войска вашего императорского величества, которое, по воле начальства, переносило с самоотвержением, на всяком шагу повторявшееся, уничижение от польского население.
2) 24-го числа издана была инструкция, в которой определялись власть и круг действий военных и гражданских начальников, поставленных в уездах, и излагались правила преследования мятежных покушений, с соучастием самих обывателей; главное состояло в том, что каждый ответствовал за свой участок, и виновные обыватели облагались денежными штрафами, независимо от законной ответственности.
3) Штрафы служили самыми главными средствами к остановлению мятежных покушений владельцев, ибо задевали за чувствительную струну материального их быта, и мера эта могла быть тотчас приводима в исполнение. Таким способом были остановлены: траур, пение, манифестации, попытка римско-католического духовенства, в подражание Варшавскому, не звонить в колокола, разные политическая процессии, совершавшаяся в честь воспоминание соединение Литвы с Польшею, и самая посылка городских обывателей в шайки, ибо каждый ответствовал за свое семейство и находящихся у него людей. Собранные контрибуционные суммы сосредоточивались в казенных палатах и расходовались установленным порядком, указанным в законах, по моим предложением и начальников губерний.
4) Высылка из края главного духовного деятеля мятежа, епископа Красинского, и несколько примеров строгого взыскание с крамольного римско-католического духовенства в скором времени ослабили преступное его влиение на местное население.
5) Уничтожение бродяжничества и свободного безпаспортного перехода лиц, в особенности римско-католического духовенства, приведение в точную известность всего население, по участкам, составление обывательских книг, - все это положило начало спокойствие края, ибо никто без ответственности не мог переходить с одного места на другое, без ведома ближайшего начальства.
6) Обложение 10% сбором всех помещиков польского происхождение, при самом разгаре мятежа, и отнятие у них тем средств поддержание вооруженного возстания, на которое они жертвовали всем своим достоянием, скоро положило конец их преступным замыслам по содействию мятежу.
7) Призвано было сельское население к наблюдению за крамольною шляхтою и к содействию правительству по усмирению мятежа составлением сельских вооруженных караулов и сельской стражи, что и было исполнено с усердием и неподдельною преданностью вашему императорскому величеству.
Уверенность, что всякое приказание главного начальника края будет немедленно и в точности исполнено, окончательно поставила помещиков и прочих сочувствующих мятежу в колебание, и виюле месяце, когда большая часть главных зачинщиков тайной организации была захвачена, и правительственная власть была всюду возстановлена в полных ее правах, мятеж видимо ослабел, и началась подача адресов к вашему императорскому величеству, с просьбою о помилований и отречением от соединение Литвы с Польшею. Адреса эти, хотя и не составляли искреннего желание многих, но уже выразили торжество правительства над революцией, тем более, что поляки, сколько бывают горды в успехе, столько низки, искательны и подлы при неудаче крамольных их замыслов.
Когда, таким образом, начал уже смиряться Северо-Западный край и всюду законное правительство приобрело утраченную им прежде власть, тогда Варшавский революционный комитет принял окончательные меры для возрождение мятежа и, прибегнув к кинжалам и яду противу главнейших деятелей, увеличил терроризм учреждением жандармов-вешателей. Но преступные попытки их, милостию Божиею, были скоро обнаружены; еще виюле месяце, покусившиеся на убийство виленского губернского предводителя дворянства Домейко и на зоговор противу меня, варшавские агенты были схвачены, и целая шайка организованных кинжальщиков вг. Вильне была в течение 7 дней открыта, суждена и казнена в пример и страх другим. Таким образом, к половине августа уже и последняя попытка варшавского жонда была уничтожена, и виновные преданы законной ответственности; при чем был открыт и весь тайный заговор Варшавского революционного комитета, с таковым же, существовавшим в западных губерниях; были схвачены воеводы, коммиссары и т.п., и пламя мятежа видимо ослабело; самые шайки, по безнадежности на покровительство революционных властей, стали расходиться, народ же, увидев силу законного правительства, стал оному содействовать; сельская вооруженная стража окончательно захватывала разбревшихся мятежников.
Согласно разрешению вашего императорского величества, я признал тогда возможным мерами снисхождение и прощение отвлечь заблудшихся мятежников из лесов, в которых они скитались. Таким образом было объявлено всемилостивейшее прощение всем, возвращающимся с чистосердечным раскаянием. Сим средством в продолжение нескольких месяцев более 3 тысяч человек покинули шайки, приведены к присяге на верноподданность вашему императорскому величеству и водворены на места, под ручательством обществ за их благонадежность. Те же из них, которые, по своей неблагонадежности, не были приняты, по закону отправлены были на водворение в Сибирь. Таким образом своевременными мерами кротости, свойственными благодушному царствование вашего императорского величества, я мог вызвать из шаек мятежа невинные жертвы увлечение и водворить в семейства, из которых они нередко исторгались насилием и угрозами мятежников; хотя впоследствии и бродили еще кой-где мятежные шайки, но встречалось весьма мало случаев, чтобы возвратившиеся добровольно поступали в таковые. Неистовства же польских мятежников, разразявшиеся на крестьянах, преданных России и престолу вашего императорского величества, но введенных весьма часто в заблуждение крамольным тамошним дворянством, именующим себя дворянством польского происхождение, римско-католическим духовенством и в особенности мелкою шляхтою, сословием столь вредным для спокойствие края, которое, по примеру польской республики, всегда готово было на всякие безпорядки и ныне оказывало деятельное содействие мятежу, могли быть прекращены только мерами строгости и взаимной круговой ответственности всех лиц, находящихся в околодке, где происходили смертоубийства и которые допускались или по сочувствию к мятежу, или по нежеланию содействовать правительству в поимке жандармов-вешателей. Таким образом за повешенных злодеями в разное время нескольких православных священников и до 500 человек крестьян, отставных солдат и разного рода лиц, преданных вашему императорскому величеству, окольные жители должны были заплатить сильную контрибуцию. Мера эта увенчалась полным успехом. При ее приложении, уходили сами жандармы-вешатели, а с ними прекращался и терроризм который держал целый край в оцепенении и страхе. Так как быстроте умиротворение Северо-Западного края препятствовало царство Польское, откуда безпрерывно вторгались мятежные шайки и высылались эмиссары для поддержание безпорядков и терроризма, то по высочайшей воле вашего императорского величества в августе месяце 1863 года Августовская губерния была подчинена моему управлению. Одно появление туда гвардии вашего императорского величества и введение строгого военно-гражданского управление, на основании вышесказанной Инструкции 24-го мая, послужили к окончательному укращению там мятежа, а так как оный главным образом поддерживался дворянством и гминными войтами, то я приказал всех неблагонадежных из последних заменять таковыми же из крестьян. Эта мера послужила к окончательному подавлению революции, а с освобождением крестьян 19-го февраля 1864 года покой и законный порядок возстановились всюду, так что менее, чем в год, губерния эта приняла вид не принадлежности Царству Польскому, а русской губернии. Крестьяне одного только просели, чтоб отделиться от управление Царства Польского и присоединиться к России, тем более, что Августовская губерния, кроме Ломжинского уезда, исключительно населена литовцами, старообрядцами и немцами. Кроме всего вышесказанного, принято было много частных мер, сообразно с обстоятельствами края, клонившихся к предупреждению безпрестанно изменявшегося плана действий мятежников; надобно было зорко следить за ними, тем более, что когда они действовали вначале большими массами, уничтожение их было весьма легко; впоследстии же они разсыпались по целому краю, малыми бандами, от 5, 10, 15 человек, производившими грабежи и неистовства всюду, и следовательно были уловимы только одними мерами строгого взыскание с обывателей, укрывавших их и дававших средства к существованию. Вот почему меры строгости были необходимы, и хотя много было возгласов противу того, но этим только можно было прекратить окончательно к октябрю месяцу мятеж; так что после этого времени осталось еще несколько человек разбойников, которые и были уничтожены в начали 1864 года.
Описывать в настоящем обзоре целый ход мятежа и последовавший за ним ряд моих распоряжений как по военному, так и гражданскому управлением, и излагать все фазисы этого крамольного возстания, безпрерывно изменявшиеся, я не буду. Это напрасно обременило бы только внимание вашего императорского величества, тем более, что подробное описание минувшего мятежа составляется, по моему поручению, артиллерии генерал-майором Ратчем. Не лишним однако же считаю присовокупить, что так как мятежники находили укрывательство в лесах и болотах, то разновременно сделаны были распоряжение, к удобному передвижению войск, посредством проведений в лесах просек обывателями, на счет помещиков, к очищению дорог по болотам, в коих укрывались шайки, к уничтожению запасов и складов, которые делали помещики, для продовольствие шаек; сделано было неоднократное полное обезоружение края; учреждены летучие отряды, с пособием от обывателей, для скорого преследование мелких мятежных банд; учреждены повсюду сельские караулы, под наблюдением воинских команд и поставлены в более важных пунктах военные начальники; словом, постоянно принимались все, по непрестанно изменявшимся обстоятельствам, меры к безпрепятственному действованию храбрых войск вашего императорского величества и к доставлению оным всех средств к скорому передвижению и доставлению повсюду продовольствие при преследовании мятежных скопищ. Благодаря Богу, полный успех увенчал начатое дело, исполненное по указаниям вашего императорского величества. Доблестные войска армии и в особенности, смею сказать, безпримерная в усердии, мужестве и самоотвержении гвардие вашего императорского величества могут засвидетельствовать пред целым светом, что ничто не может устоять пред русским народом, когда он движется истинною преданностью своему государю и отечеству и направляется религиозным побуждением возстановление и утверждение Православие и своей народности; - польское дело было проиграно, как скоро русские восчувствовали свое могущество, так что мятеж был укрощен не одними только материальными силами, но и моральными сочувствием России, которая вступилась за край, едва нами не потерянный. Мы лишились бы его непременно по собственным нашим ошибкам и заблуждению: мы сами называли польским; сами допустили торжество латинства, столь враждебного нам, по своей пропаганде. Россия заговорила, - и Европа умолкла, увидев успехи скорого подавление мятежа в Литве. По окончании вооруженного возстание, хотя и оставалось приступить к возстановлению и упрочению русской народности и Православие в крае, в котором они были подавлены многие десятки лет и совершенно забыты, ибо и сами русские, жившие в тех губерниях, не считали себя русскими, а край тот считали принадлежностью Польши, но я осмелился просить ваше императорское величество освободить меня, за укрощением мятежа, от тяжкого управление краем, ибо разстроенное мое здоровье не позволяло мне надлежащим образом продолжать занятие, которые требовали свежих сил и продолжительного действования в том же духе и направлении; я же ни по летам, ни по здоровью не мог разсчитывать на себя. Но ваше императорское величество удостоили меня милостивым рескриптом и повелели продолжать управлять краем до тех пор, пока позволят мои силы.
Всегда безусловно покоряясь воле вашего императорского величества, я остался в том крае, и первою моею заботою было утвердить благосостояние сельского население, выведенного из крепостной зависимости и большею частию разоренного польскими панами, не знавшого даже всех своих прав, которые ваше императорское величество даровали Положением 19-го февраля 1861 года. Ещё- в самом разгаре мятежа я признал необходимым обезпечить быт сельского население, преимущественно русского и православного, загнанного, морально и материально уничтоженного польским гнетом и латинскою пропагандою. Все мировые посредники, бывшие до мятежа из местных дворян, как главные деятели возстание и угнетатели русской народности, были мною одновременно отрешены в мае 1863 года от должностей, в ответ на сделанное польским революционным комитетом распоряжение, чтобы все поляки оставили службу вашего императорского величества; виновные из них по участию в матеже были преданы военному суду, а за прочими был учрежден строгий надзор. Словом, я вынужден был в мае месяце того года закрыть все мировые учреждение и сделать вызов русских людей для занятие должностей мировых посредников. Россие и на это отозвалась с свойственною ей готовностью; отовсюду явились русские деятели, с искренним желанием помочь русскому делу и утвердить в крае русский быт и Православие; отовсюду стекались весьма замечательные личности, которые постепенно были разсылаемы во все уезды на должности мировых посредников, - для обьявление крестьянам прав, вашим императорским величеством им дарованных, и для ограждение их от тяжкого ига польских панов.
Еще во время мятежа сделано было распоряжение о производстве новых выборов старшин и устройств крестьянского самоуправление, в котором до тоговремени были главными деятелями шляхта и лица римско-католического исповедание, поставленные бывшими помещиками; приказано было возвратить крестьянам все земли, которые помещики, коварно заявившие желание свое в 1857 году устроить быт крестьян, отняли у них впоследствии и пустили многих из них по миру, ссылаясь в этом случае на то, что это делается по воле Правительства, дабы подготовить их темь к мятежу и поставить противу законной власти вашего императорского величества; оставлены были крестьянам пастбища, ибо иначе они потеряли бы свой скот; не дозволялось лишать их права пользование лесом, ибо в противном случай они были бы в большой кабале у помещиков, которые стали бы их облагать отяготительными повинностями; наконец, сделано было распоряжение об обезпечении 3-х десятинным наделом земли безземельных батраков, которые, будучи угнетаемы помещиками, уходили в шайки, в надежде, что, по обещанию революционного комитета, им дадут землю. Все эти меры в совокупности, сделанные в самом разгаре мятежа, убедили сельское население в могуществе законного правительства и желании обезпечить его быт полным ограждением от насилие панов. Таким образом многие тысячи возвратились из шаек, в надежде обезпечить будущее благосостояние своих семейств. Само собою разумеется, что меры эти, необходимые для умиротворение края и справедливые в своих началах, возбудили ропот со стороны польских и немецких католических помещиков; все возопило, и жалобы стали доходить до престола вашего императорского величества. Я все это знал, но оставался тверд и непреклонен в исполнении начатого дела, столь необходимого для утверждение русского владычества в этом крае, ибо одно только сельское население и старообрядцы того края, столь усердно содействовавшие к потушению мятежа, преданы вашему императорскому величеству; так называемая же шляхта, паны и ксендзы были и будут всегдашними нашими врагами; их преданности и уверением не должно никогда верить; крамола и обман есть основа их чувствований и воспитание; они изменяли России и венценосцам ее всякий раз, когда встречали к тому возможность; они изменяли и собственному их правительству Речи Посполитой и были виновниками ее падение. Они теперь ползают и уверяют в преданности, тогда как на душе у них таятся кинжалы, яд и убийства.
В последствии времени учреждены проверочные коммиссии, которым я должен был дать более прав, чем они имели; ибо утверждать уставные грамоты в том виде, как они были составлены, не представлялось решительно никакой возможности; крестьяне были бы тогда окончательно разорены и покупали бы за слишком дорогую цену клочки земель, разбросанные в разных местах и на больших пространствах от их жилищ и не приносившие им хозяйственного обезпечение. В этом-то именно и состояла цель тамошних помещиков-католиков, которым надобно было окончательно разорить крестьян именем вашего императорского величества, так как в грамотах, составленных крамольными мировыми посредниками, скрывалась основа будущего окончательного бедствование крестьян. Я вынужден был приказать разсмотреть эти грамоты; уничтожить все беззаконное, в них заключавшееся, поверить самые угодья и произвести правильную оным оценку; этим только способом, возбудившим возгласы аристократии: Радзивиллов, Хребтовичей, Витгенштейнов и других, я мог положить твердое основание к будущему благоустройству края и утверждению нашего владычества в оном. Теперь две трети крестьянского дела уже окончены; надеюсь, что те, которым вашему императорскому величеству благоугодно будет поручить управление краем, не отступать от принятых начал и довершат окончательное утверждение крестьянской собственности и водворят на прочном основании начало русской народности и Православия. Я говорю - русской народности и Православие, потому, что все дело наиболее заключается в сельском населении, которое в душе русское, но было загнано и забито. Паны называли его быдлом. Мировые же учреждение, составленные ныне из русских, возвысили в народе русский дух, ввели, с содействием местного учебного управление, русские школы, русскую грамотность, и русская родная речь всюду утверждена среди население, которое еще так недавно думало, что на веки уже порабощено поляками и должно забыть святую свою веру и родное слово.
При сем священным для себя долгом считаю выразить пред вашим императорским величеством, что дело устройства быта крестьян в Западных губерниях и Великороссийских не может быть одинаково. В последних не должно разъединять сословие, ибо помещики и крестьяне суть истинно русские и верноподданные вашего императорского величества, - там должно всеми мерами поддерживать в законных правах все звание и сословие, составляющие могущество и основу России. В Западном же крае наоборот: здесь ренегаты, польские помещики, бывшие прежде того русскими, сделались римско-католиками и заклятыми врагами вашего императорского величества, России и Православие; под предлогом возстановление отчизны они желали только получить прежние права самоуправства над крестьянами и прочим податным населением, которыми они неограниченно пользовались при Речи Посполитой; здесь одни только крестьяне, сохранившие Православную веру и даже насильственно принявшие римско-католичество, остались верными сынами России и преданными престолу вашего императорского величества; их необходимо поднять, возвысить и поставить в совершенно независимое положение от польских панов. Тогда только мы можем бороться с польскою пропагандою, постоянно уничтожать ее и привести в ничтожество. Очень сожалею, что правительство не исполнило неоднократного моего ходатайства об увеличении средств русских помещиков оказанием им льгот и пособие; финансы государства непременно бы больше выиграли от умножение в крае русского элемента.
Положив главное основание не на бумаге, а на самом исполнении, упрочение быта крестьян и русской народности в крае и приняв все зависившие от меня меры к возведению и обновлению православных храмов на счет состоявших в моем распоряжении контрибуционных сумм, взысканных с местных крамольных помещиков, я в апреле месяце 1864 года, с изволение вашего императорского величества, прибыл в С.-Петербург и, полагая, что исполнил, по мере сил и уразумение своего, возложенное на меня вашим императорским величеством временное поручение по укрощению мятежа, осмелился просить вновь об освобождении меня от тяжких занятий, превосходящих мои силы, при видимом упадке здоровья. Вашему императорскому величеству благоугодно было всемилостивейше повелеть мне продолжать управление краем и соизволить назначить мне временно, в качестве помощника по гражданскому управлению, генерал-майора Потапова.
Имея в виду, что для края наступила эпоха будущей прочной организации оного, которая могла получить полное свое развитие с окончанием крестьянского дела, я осмелился представить вашему императорскому величеству на предварительное благоусмотрение о тех мероположениях, которые я признавал необходимыми для будущего устройства края в отношении политическом, с тем, чтобы меры эти, требующие продолжительного действие, не обинуясь, продолжались бы тем лицом, которое меня заступит. Вашему императорскому величеству благоугодно было утвердить главные представленные мною начала и таким образом возложено было на меня:
1) Продолжать крестьянское дело на прежнем основании;
2) устроить и, по возможности, возвысить достоинство православного духовенства, для чего ваше императорское величество соизволили приказать отпускать ежегодно по 400 т. рублей на добавочное содержание из процентных сборов;
3) заняться устройством православных храмов, для чего я испрашивал еще 500 т. рублей в добавок к расходу, производимому мною из контрибуционных сумм, - на что и последовало впоследствии разрешение;
4) умножить, по возможности, число русских школ как между христианами, так и евреями, дабы русская речь была всюду господствующею, как и подобает быть в русском крае;
5) учителей гимназий и других школ, польского происхождение, заменить вызванными из России и закрыть те публичные заведение, которые были учреждены, с целью польской пропаганды, среди шляхты и мелкого дворянства, которые, таким образом, выводились из обыкновенного круга занятий и поступали в разряд чиновников, ставших во главе мятежа;
6) прекратить самопроизвольные и самоуправные действие римско-католического духовенства, которое считало себя господствующим в том крае. В сих видах не дозволять ему:
а) строить и чинить костелы, каплицы, филии, без разрешение главного начальника края;
6) делать церковные процессии и производить оглашение, без ведома и разрешение местного гражданского начальства;
в) не допускать назначение ксендзов в приходы, без согласие главного местного начальства, и более того числа, которое должно быть по числу приходов, а также не позволять вступать в монашество и в семинарии, без разрешение главного начальства;
г) прекратить произвольное бродяжничество римско-католического духовенства, которое, пользуясь безпечностью местного начальства, разъезжало свободно по целому краю, безнаказанно проповедывало мятеж, возставало открыто против правительства и, будучи безбрачно, разжигало страсти в польских женщинах, как известно, столь легко увлекающихся;
7) Водворить на прочных основаниях русский элемент в крае, для чего поселять русских крестьян на конфискованных за мятеж землях и приглашать русских к покупке имений в том крае, с предоставлением им льгот на основании составленных в министерстве государственных имуществ и высочайше одобренных вашим императорским величеством правил, - с новыми добавлениями о наделении русских чиновников участками земли до 500 дес. и более, с разсрочкою уплаты денег в известный период времени, дабы тем самым улучшить быт русских деятелей в могущих быть там земских собраниях;
8) Для будущего прочного обезпечения власти русского правительства замещать постепенно и постоянно все главные должности, в особенности же полицейские и соприкасающиеся непосредственно с народом, лицами русскими, вызванными из сердца Империи, дабы тем самым оградить себя от того несчастного и безвыходного положение, в котором находилось начальство при начале мятежа, когда все должности были замещены поляками. Для поощрение же русских деятелей вашему императорскому величеству благоугодно было разрешить им прибавку 50% к содержанию. Относительно этой замены польских чиновников русскими было весьма много заявлений в С.-Петербурге, где многие находили меру эту несправедливою; но нельзя не высказать при этом случае искреннего сожаления, что среди правительственных лиц России, испытавшей столько бедствий и пролившей столько драгоценной русской крови от польской крамолы, находятся еще такие, в которых благоразумие по сию пору не взяло верх над чувством какой-то ложной гуманности; они забывают, что должно служить России, а не польскому делу; если нам указал горький опыт, что край, в котором все места были почти исключительно заняты польскими чиновниками, был край не русский и представлял обширное поле крамоле, то, конечно, меру замещений мест русскими чиновниками нельзя считать несправедливою, хотя бы она и была несколько стеснительна для польских уроженцев, идущих на места в видах собственных выгод и к содействию всему вредному для русского правительства; в этом случае должна быть отброшена всякая мысль о гуманности. К сожалению, я еще недавно выслушивал оффициальное суждение одного министра, который полагает, что так как Западный край остается русским, то и не должно делать исключение для тамошних уроженцев в правах, принадлежащих верноподданным вашему императорскому величеству. Опыт указал, что когда приказано было мною по целому краю сделать одновременно внезапный обыск в присутственных местах, то в оных найдено было: оружие, порох, прокламации, секретная переписка; словом, целый мятеж сосредоточивался в присутственных местах под зерцалом вашего императорского величества, в римско-католических монастырях и у польских чиновников. Пора России и всем русским убедиться в том, что с польским началом не можно и не должно делать примирение, ибо крамола должна непременно исчезнуть, но мира с нею быть не может; гуманность и уступки в этом случае суть преступление пред Россиею. Вот мои убеждение, изведанные на опыте, в продолжение 40-летняго глубокого изучение Северо-Западного края.
Возвратясь вновь, по воле вашего императорского величества, в исходе мая 1864 года, в высочайше вверенный мне край, я старался в точности исполнить вышепрописанную программу, и в этот раз Господь благословил начинание мои успехом. Крестьянское дело быстро двинулось вперед. Все, противопоставленные польскою и, к сожалению, немецкою католическою, населяющею Ковенскую губернию и Инфляндские уезды Витебской губерний, партиею помещиков, препоны устранены, и все смирились пред непреклонным исполнением одобренных вашим императорским величеством начал; русское дело восторжествовало с благоденствием крестьян, которые отовсюду посылали благодарственные адресы вашему императорскому величеству и сооружали церкви, престолы и часовни во имя св. благоверного князя Александра Невского, в воспоминание благодеяний вашего императорского величества, щедро разлитых на это угнетенное население. Мировые учреждение составленные более, чем из 400 лиц, вызванных из России, с примерным самоотвержением достигали цели, и ныне осталась одна треть всей работы, которая должна всецело кончиться к осени текущего года. Но много претерпели гонений и сии деятели; много пущено было на них клеветы и неправды, которые доходили и до вашего императорского величества. Их обвиняли в идеях социализма, в разрушении общественного порядка, в уничтожении прав собственности, словом, во всем, что могло только опорочить их честь и ослабить энергическую деятельность - подобно тому, как распускали клеветы и на доблестные войска вашего императорского величества, противу которых поляки ложно даже присягали, обвиняя их в грабеже, тогда как они свято исполняли долг верноподданных. К сожалению, не одни поляки обвиняли мировых деятелей, но и в самом правительстве находились поборники тех же мыслей, увлеченные происками польской и немецкой католической аристократий. Между мировыми посредниками встречались иногда люди, не оправдавшие доверие, но их тотчас же сменяли и заменяли достойнейшими. То же самое должен я сказать и о прочих русских деятелях, вызванных для занятие гражданских должностей в Северо-Западном крае на места поляков. Вообще, более 3 тыс. русских чиновников, учителей и семинаристов прибыло в край. В подобной массе, без сомнение, было не малое число недостойных, что весьма часто случается и внутри России; но бдительное начальство зорко за ними следило, и неоправдавшие доверие были высылаемы из края. Таким образом, в короткое время, менее года, обновился целый край: польское начало уничтожено, пропаганда утихла, крамола смирилась, русская народность возвысилась, правительственная власть утвердилась, и недостойные чиновники были заменены лучшими деятелями. Само собою разумеется, что предстоящий переворот не мог сделаться без ущерба. Кто понимает, что значит управление, тот постигнет, что сделанное с таким успехом не есть дело случая, но дружного содействия русских людей, вызванных в край, и общего сочувствия целой России; в противном разе еще многие годы не удалось бы этого совершить. Благодарение Богу, храмы православные всюду воздвигаются в крае на суммы не 10 и 5% сборов, а на контрибуционные и штрафные, взысканные с владельцев и римско-католического духовенства за их крамольные побуждение и манифестации. Таким образом более 100 церквей возобновляются и воздвигаются вновь на сказанные суммы; на отпущенный же вашим императорским величеством 500 т. руб. будут окончательно возведены православные храмы в Виленской и Гродненской губерниях, - не деревянные, а каменные, дабы и на будущее время, во славу Божию, оставались они живыми памятниками в народе. В самой Вильне, в которой было некогда более 30 православных храмов, исчезнувших под влиянием римской пропаганды, ныне вновь воздвигаются уцелевшие остатки от 2-х древних святынь, и несколько храмов переделываются и должны быть окончены к осени нынешняго года; останется неотделанным только один Митрополитальный собор Пречистые Богородицы, известный вашему императорскому величеству, который освящен был некогда митрополитом и чудотворцем всея России Алексием; но и на устройство этого собора имеется в наличности более 120 тыс. капитала, в том числе слишком 20 тыс., пожертвованных из России. Обращаясь за сим к важному делу построение церквей, я не могу не выразить искреннего сожаление, что православные храмы в некоторых губерниях, на которые вашим императорским величеством отпускались щедро суммы, не всегда строились соответственно потребностям. В предупреждение будущих ошибок, я должен высказать, что прежние православные храмы, оставшиеся от унии, большею частью крайне убоги, построены вне селений, как бы в укор православию; на тех же местах, где некогда были православные церкви-выстроены ныне великолепные костелы, нередко среди сплошного православного население, в которые, при крайней убогости наших русских церквей, привлекается православный народ, кроме римско-католической пропаганды, самым великолепием костелов и органами. Для избежание всего вышеизложенного и для удобства поселян, ныне, при постройке церквей, постановлено правилом воздвигать таковые среди селений. Эта мера крайне необходима и должна быть всюду соблюдаема для поправление собственных наших ошибок. Высказавшись о принятых к возведению православных храмов мерах, я не могу пройти молчанием о том вреде, который происходил от безпечности и от так называемой веротерпимости, дозволявшей римско-католической пропаганде проникать всеми возможными путями к достижению преступной цели - ополячение и окатоличение края; ибо католическая вера того края не вера, а политическая ересь; римско-католические епископы, ксендзы и монахи не составляют духовенства, а политических эмиссаров, проповедующих вражду к русскому правительству и ко всему, что только носит название русского и православного. Таким образом им удалось, в издревле русском крае, обратить в католичество городское население и довольно значительную часть сельского. Но надобно никогда вводить себя в заблуждение и знать, что доколе римско-католичество будет господствовать в крае и правительство не поставит его в положение зависимости, что и сделано уже мною, дотоле мы не можем быть уверены в моральном преобладании в крае, ибо все политические страсти положительно разжигаются римско-католическим духовенством. В настоящее время оно смирилось и не смеет явно противодействовать; преследовать его юридически нельзя, ибо ковы его тайны, а потому необходимо зоркое за ним наблюдение и наложение денежных штрафов за всякое нарушение установленного порядка. Вот единственная и необходимая система, без которой не остановится латино-польская пропаганда; она, как волк, врывается в наше православное стадо; самопроизвольно устрояет алтари в домах помещиков, с одного только разрешение епископов; перестраивает таковые впоследствии в каплицы, в виде фамильных кладбищенских склепов, затем обращает их в филии и, наконец, в приходские костелы, с припискою к ним православных прихожан. Таким образом, внутри православных приходов встречается постоянно по 5-10 филий и каплиц, неизвестно с чьего разрешение построенных, приписанных к отдаленным приходским костелам, в которых считается 10-15 дворов римско-католиков; живущее около них русское население постепенно соблазняется ксендзами и совращается в латинство. В 1864 году, вследствие строгого наблюдение за несовращением, более 12 тыс. душ православных, обращенных в католицизм вышесказанными средствами, опять возсоединились с православием, вследствие чего много из вышеупомянутых филий и каплиц было закрыто, на точном основании закона, по неимению достаточного числа прихожан.
Нельзя не выразить без прискорбие, что зло в этом случае происходило как от польской пропаганды, так и от безпечности гражданского и духовного начальства. Оставляя край, я должен высказать это с полною откровенностью, ибо было бы весьма грустно, если, после всего сделанного, страна эта обратится опять в польскую, тогда как опыт доказал, что в весьма короткое время польское дело там погибло, и никогда не возстанет, если только правительство будет настойчиво продолжать и неусыпно следить за происками латино-польской пропаганды. Но не надобно забывать, что, кроме определенной системы для действие со стороны правительства, нужен и выбор деятелей, способных приводить в исполнение благие предначертание вашего императорского величества; в противном случае усердие, рвение и добросовестность не помогут. Это будут одне только отрицательные качества. Самый лучший инструмент в руках плохого исполнителя будет издавать одни только дисгармонические звуки. Распространяться более о сделанном и о том, что предстоит еще сделать, не нахожу надобности. Скажу только одно: с помощью русских деятелей дело присоединения того края к России значительно подвинулось вперед; большая будет ошибка с нашей стороны, если мы подумаем, что можно одною только силою удержать его: может придти момент, чего Боже сохрани, что не поможет и сила: если не утвердится там православие и наша русская народность, особенно теперь, когда поляки, наученные опытом прошедшего в ошибочности своих действий, будут еще осторожнее и, пожалуй, смогут успеть в своих крамольных ковах. Все возгласы и осуждение противу русских деятелей, едва призванных в край и совершивших столь многое для пользы России, есть большею частью клевета и, смею сказать, преступная измена; надо понимать управление и знать, что везде и всегда в огромном деле есть много недостатков и что там, где нужно было быстро идти, не оглядываясь, вперед, чтобы потушить все охвативший пожар, там все средства, даже в обыкновенное время и нелегальные, должны были быть употреблены, ибо с законностью нас вынесли бы из края, как выносят сонных детей. И мы в 1863 году были точно в таком же положений. Границы 1772 года были почти решены и в Европе и во всем Северо-Западном крае; легальные полицейские суды, допускавшие безнаказанно в продолжение столь долгого времени все демонстрации и манифестации, клонившиеся к явному уничтожению России, с оплеванием русских людей и даже войск вашего императорского величества на улицах Вильны и Варшавы, конечно, свидетельствуют о том безвыходном положении, в которое мы себя поставили сами, а отнюдь не польский ум и польское знание.
Окончив, таким образом, весь период прекращение мятежа, я занялся устройством крестьянского дела, установлением порядка в противность польской пропаганде, устроением православных храмов и причетнических строений, находившихся в разрушенном виде, учреждением русских народных школ, которые заведены даже на Жмуди, куда начал ныне проникать русский язык; введением русских букв, вместо польских, в жмудских и латышских букварях, распространением русских молитвенников, вместо польских, бывших в употреблении среди православного население, распространении для обучение народа русских исторических и священных картин с изображением православных святых (подобных картин распространено в край более 100 т. экземпляров и заказано до 60 т. разных молитвенников в сунодальной типографии, что еще не исполнено); введением в обычай носить православным наперсные кресты, что доселе не было соблюдаемо; уничтожением вредных жмудских молитвенников, клянущих владычество России; прекращением преподавание превратным образом истории края, в которой толковалось о наезде русского правительства, о том, что русского никогда и ничего там не было и т.д. С этою целью предложено, с премиею, Московскому университету написать историю России и Западного края, и образована особая коммиссия для пересмотра Виленского музеума, в котором, вопреки высочайшего указание в Бозе почившего наследника цесаревича, все предметы содействовали не в вящшему скреплению уз, соединяющих литовские губернии с Россиею, а напоминали бывший польский гнет и польское владычество; с умыслом были даже помещены на видных местах разные вещи, принадлежащие Костюшке и иным агитаторам, чтобы наглядным образом возбудить мятежные тенденции в публике. Словом, уничтожение всех политических происков польской пропаганды-вот цель, которую я предположил себе и старался провести в точное исполнение в течение периода управление моего краем.
Ныне, оставляя оный, с соизволение вашего императорского величества, я должен всеподданнейше доложить, что с содействием начальников губерний, ревностно трудившихся к умиротворению края, цель была достигнута, благодаря благонамеренным усилием их и прочих русских деятелей. Теперь остается заняться водворением на будущее время прочного гражданского управление. Дела, собственно политические, о лицах, участвовавших в мятеже, поглощали почти все время начальников губерний, которые обязаны были разсматривать постановление как следственных, так и военно-судных коммиссий в сверх того следить и разыскивать все тайные сношение захваченных в преступлении лиц с оставшимися в крае тайными крамольниками. Таким образом целый 1864 год был употреблен местными губернаторами на возможно скорое окончание политических дел и на уничтожение в край остатков тайной мятежной организации. К сему считаю долгом присовокупить, что учрежденный по моему ходатайству, с высочайшего соизволение вашего императорского величества, жандармские команды, подчиненные в действиях своих начальникам губерний, составляя самую деятельную и благонамеренную, в видах правительства, полицию, в роде Mаveсhаusse во Франции, окончательно послужили к умиротворению края; ибо жандармы успели заслужить доверие население, так что сами крестьяне приходили заявлять им о тайных ковах и укрывательств мятежников. Таким образом, начальники губерний, следя за действиями следственных и военно-судных коммиссий и рассматривая их постановление и приговоры с содействием жандармских команд, успели открыть убежища крамольных мятежников, так что во второй половине того года окончательно очистился край от бродивших одиночных личностей и польских эмиссаров, старавшихся еще распространять и возобновлять мятежные покушение. Подобным-то образом была окончательно обнаружена тайная организация края, и взяты участники в оной. Так как все дело мятежа было основано на сети тайных сообществ имеющих значительную связь с С.-Петербургом и служащими внутри Империи польскими чиновниками, так что секретные организации не только покрывала целый край, но и далеко распространялись за пределами оного, то, с обнаружением таковых, чему я обязан начальникам губерний и членам следственных и военно-судных коммиссий, оно хотя было обнаружено и подавлено, но не подлежит сомнению, что еще тлеет под пеплом, ибо никогда нельзя надеяться на польскую преданность и покорность. Дальнейшие успехи будут зависеть от того направление, которое даст высшее правительство, и неослабно зорких и энергических действий главных деятелей, коим поручено будет распоряжение краем.
Мысль о возвращении высланных за политические преступление из края лиц, не однажды проникавшая и распространявшаяся между обывателями Северо-Западного края и, к сожалению, поддерживаемая некоторыми из главных правительственных деятелей, смею сказать, есть мысль преступная, ибо служит к безполезному пролитию русской крови в том крае. Я считаю для себя священною обязанностью предупредить об этом правительство, тем более, что это не однажды подтверждалось горьким опытом. Всякая милость правительства, принимается поляками за слабость, и если бы правительство, при самом начале проявлений польских манифестаций, вместо примирительных и так называемых легальных мер, употребило бы меры справедливой строгости, то мятеж был бы подавлен прежде полного развитие и много несчастных жертв было бы сбережено; неблагоразумная гуманность есть жестокость и, смею сказать, в последствиях своих есть преступление.
Я имел уже счастье доводить до сведение вашего императорского величества, чрез военного министра, о числе лиц, подвергшихся по судебным приговорам и постановлением следственных коммиссий различным тяжким наказанием и частью высланных на жительство вне края, в виде административных взысканий. Молва, вследствие польской пропаганды, старалась увеличить, по возможности, разсказ об этих жертвах. Ваше императорское величество изволили видеть из отчета, что число приговоренных к тяжким наказанием и лишению прав состояние едва составляет 3.500 человек на целом пространстве края, и до 5 т. простолюдинов, преимущественно из мелкой шляхты и иных разночинцев, было выслано из края для водворение на казенных землях сибирских губерний, потому что по неблагонадежности общество не приняло их на свое поручительство. Смею уверить ваше императорское величество, что все возможные меры снисхождение были употреблены, дабы уменьшить число жертв; более 9 т. человек, виновных по участию в мятеже и осужденных на административные взыскание, оставлены в крае, под надзором полиции. Цифры эти, как мне кажется, свидетельствуют достаточно, что управление Северо-Западного края старалось соединить справедливость с милосердием, столь свойственным царствованию вашего императорского величества. Менее едва-ли можно было допустить жертв тогда, когда целый край был объять пламенем мятежа и не было, может быть, ни одного дворянского и шляхетского семейства и духовного лица римско-католического исповедание, которое бы не участвовало словом или делом к поддержанию крамолы, мятежа и убийств.
Обращаясь к будущему положению края, требующему продолжение выше прописанных мер, для политического благоустройства оного, я полагаю, что с окончанием крестьянского дела, с прекращением действий в нынешнем году следственных и военно-судных коммиссий, кроме постоянной, которая должна оставаться в Вильне, следует особо заняться устройством гражданского управление и удержанием русских чиновников в крае, столь усердно содействовавших к водворению в оном законного порядка, русской народности и православие, переводом их туда и передачею им в собственность земель. К сожалению, должно сказать, что управление это всегда и искони в Северо-Западном крае было в самом неустроенном положении. Мне край тот известен 40 лет, и я могу судить о нем без увлечений, с полным знанием дела. С распространением же мятежа были разрушены там и последние основы гражданского управление; большая часть польских чиновников ушла в мятеж, или была взята за участие в оном, и только едва в 1864 году присутственные места могли начать, хотя не вполне, свои служебные действие. Имея в виду необходимость приведение в точную известность положение всех присутственных мест и управлений в губерниях, я еще в истекшем 1864 году преподал начальникам губерний подробные наставление об осмотре всех уездов, с самым тщательным изследованием положение управление и принятых мер к водворению должного устройства в присутственных местах. В предложении этом я, между прочим, указал, что с прекращением заботы об усмирении мятежа и искоренением крамолы предстоит дело упрочение на твердых основаниях законного порядка и вместе с тем забота о благоустройстве края и внутреннего управление оным. С этою целью, признавая необходимым, чтобы каждый из начальников губерний, не ограничиваясь сведениями, донесениями и распоряжениями, заключающимися в переписке со всеми подлежащими ему местами и ведомствами в губернии, удостоверился осязательно, в каком положении находятся все части управление, я поручил губернаторам лично обозреть вверенную им губернию и произвести подробную ревизию по оной всех как судебных, так и административных мест и учреждений, обращая при том строгое внимание на состав в оных чиновников, в особенности по военно-гражданскому и полицейскому управлением, и на то, вполне ли соответствуют их действие распоряжением правительства и главного местного начальства, при чем, если замечены будут какие-либо безпорядки в течении дел, уклонение от точного исполнения распоряжений, злоупотребление власти, а равно неблагонадежность должностных лиц, то вменил в обязанность принять немедленно на месте надлежащие меры к прекращению безпорядков и злоупотреблений и к устранению лиц, допустивших оные.
При обзоре этом поручено было губернаторам обратить особенное внимание:
1) Па состояние городского хозяйства, которое вообще, по нерадению к оному самих городских обществ и вкоренившемуся злоупотреблению лиц, в руках которых сосредоточивается заведывание оным, запущено и находится в самом неудовлетворительном положении.
2) Па порядок, в котором производится исполнение податными сословиями лежащих на них повинностей, и на меры, предпринимаемые к правильному и неуклонному исполнению оных; на порядок взимание государственных податей и других общественных сборов и на причины, по которым, накопляясь и увеличиваясь ежегодно, тяготеют на обществах значительные недоимки.
3) На быт как государственных, так и временно-обязанных крестьян (крестьян-собственников) и на правильность действий по отношению к первым, - чинов ведомства государственных имуществ, а в отношение последних,-мировых посредников.
4) На устройство вообще мировых учреждений, а также на действие поверочных коммиссий как в отношении обезпечение быта крестьянского сословие дарованными ему правительством правами, так равно и землевладельцев-следующею им по закону собственностью.
5) На городские и сельские школы, равным образом на то, соответствуют ли они при настоящем своем устройстве и личном ставе наставников предположенной правительством цели; при чем особенному вниманию губернаторов поручил наблюсти, чтобы народные школытам, где нет к тому особых препятствий, находились непременно под ближайшим подчинением местного православного духовенства, и чтобы отнюдь не было допускаемо обучение в школах польскому языку, а также существование школ, учрежденных помещиками польского происхождение, без особого разрешение начальства.
6) На состояние православных церквей и быт православного духовенства.
7) Так как римско-католическое духовенство было главнейшим подстрекателем мятежа и постоянно стремилось к распространению польской револлюционной пропаганды с целью уничтожение русской народности в здешнем крае, и в сих видах оно, без установленного законом разрешение начальства, строило самопроизвольно костелы, каплицы и филии внутри даже православных приходов, то, обращая на это особое внимание губернаторов, поручил им принять зависящие от них меры, чтобы подобные случаи не могли повторяться и чтобы подобного рода сооружение, без установленного законом разрешение гражданского начальства, отнюдь не были допускаемы.  
Независимо от всех приведенных выше отдельных указаний, поручено при объезде губерний обращать тщательное внимание вообще на весь ход, внутренней администрации, на состояние городского и сельского хозяйства и на все части, касающиеся благосостояние обывателей, и подвергнув все эти предметы подробному осмотру, исправить те неудобства и вкравшийся злоупотребление, которые по оплошности, или злонамеренности должностных лиц допускаются на месте и ускользали до ныне от бдительности высшей власти, в особенности же внимание должно быть обращено на политическую сторону, управление, и принять все зависящие меры как к прекращению и искоренению революционной польской католической пропаганды, так равно к поднятию и возвышению достоинства и значение православного духовенства, и к утверждению в крае русской народности.
Хотя начальники губерний и приступили отчасти к исполнению вышеизложенного распоряжение, но рекрутский набор, назначенный с 15-го января 1865 года, отвлек их от исполнение сего важного дела. Благополучное и безнедоимочное окончание рекрутского набора прежде назначенного месячного срока, свидетельствуя об особой заботливости губернаторов и местных властей, поставленных в управлении, вместе с тем свидетельствует и о совершенном спокойствии в крае, ибо и самая трудная для набора Ковенская губерния исполнила таковой безнедоимочно. Я надеюсь, что ныне начальники губерний, будут исполнять сделанные мною распоряжение указанным им образом, и в течение года сумеют установить оный на лучших началах чем те, которые были до начатие мятежа. Край тот крайне нуждается в хорошем управлении, но, к сожалению, нужно много времени, чтобы оное водворить там, ибо нет предшествующих начал, которые могли бы служить указанием к устройству; вообще там, как сказано выше, не было никакого порядка еще давно, до мятежа, а в городах не существовало никакого хозяйства. При благодетельных указаниях вашего императорского величества ко всеобщему благоустроению Империи, конечно, будут оживлены теми же стремлениями и главные правители Северо-Западного края России; одного только должны желать, чтобы прежде, нежели вводить в оный те преобразование, которые признаны нужными в Великороссийских губерниях, был бы вполне потушен польский элемент, и чтобы учреждение прав земства не возвратило польским тенденциям новой силы и нового управление. Военное положение должно еще долго оставаться в крае; нельзя распускать бразды управление; польские помещики, шляхта и ксендзы недостойны никакой милости; они не могут быть сравнены в правах, которые ваше императорское величество даете верной и преданной вам России. Западный край и Польша, - всегдашнее гнездо крамолы и клятвопреступление, не могут быть поставлены на-ряду с русскими верноподданными вашего императорского величества. Контрибуционные сборы с польских помещиков должны продолжаться постоянно; молва о том, что контрибуции разорили край, совершенно ложна и выдумана нарочно поляками; доказательством тому служить то обстоятельство, что, при продаже имений, за долги еще ни одно не вышло у них из рук; долги контрибуций и подати уплачиваются исправно; а что край улучшился,- доказательством тому служит быт крестьян, которые исправно вносят подати. Молю Бога, чтобы главные деятели и правительство не увлекались общими европейскими идеями гуманности и будто бы однородностью обывателей во всей Империи; они должны зорко следить за северо-западными окраинами нашего дорогого отечества, неоднократно возрождавшими столь значительные для России потери. Мы не можем быть там спокойны дотоле, доколи польский элемент не будет окончательно подавлен и польские пришельцы вместе с русскими ренегатами не почувствуют, что они должны покоряться не одной только силе оружие, но и моральному слитию с великим русским народом, который господствовал искони и по ныне господствует в Северо-Западном крае, составить одно нераздельное политическое целое. Для этого же нужны русские деятели, и я умоляю ваше императорское величество обратить внимание на постоянное возвышение в том крае русского элемента.
Продолжение
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_473.htm
Дед-Дуб-Сноп наш
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_466.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001