Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким. Колядки
от 04.01.17
  
О памянте



В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун

Колядки и Щедровки, записанные по ту сторону р. Сяна, на Северозападном Погорье Карпат, у Лемков
Русины-Лемки
Наконец погорье Низкого Бескида, от р. Сяна по самую Попрадскую долину в Сяноцком Уезде, заселяет современный Галицкой Руси народ, который называет сам себя Русинами или Русняками, а у соседей известен под именем Лемков (Лемко, Лемак, жен. р. Лемчанка). Название Лемки стало известно только в самое новейшее время, по чему и нельзя сказать, на сколько оно древнее. Не смотря на это Шафарик считает вероятным, что известные в III и IV стол. Sarmatae Limigantes были предками нынешних Лемков.
Алексей Торонский составил в 1860г. обстоятельное описание этого замечательного племени (Русины-Лемки в Галицкой Заре, Львов). Он производит название Лемков от частицы лем, которую горцы той стороны употребляют вместо лишь-только. Торонский находит это прозвище совсем естественным: так как наречие лем - не Русское, а, с многими другими словами, заимствованное у Словаков, то легко могло статься, что неправильный их говор показался странным для соседей русских, и, они, подсмеиваясь над ним, начали называть и говорящих лем Лемками…

1. Запевы Колядок

IV 2(3), зап. в с. Калнице, Сяноцкого у. (у Лемков)

В Сяноцком же Округе, у Лемков, так начиналось:
3 Эй, подеме мы по колядонце,
Подеме,
По месяченьку, на всю ноченьку.
Эй, дома сь пане, господарь милый!
Бог в тебе!
Отворь оконко, покажь личенько,
До себе!
Мы тя любиме, не обходиме,
Бог в тебе!
Покажь личенько, наше серденько,
До себе!
Хозяин (газда) выглядывая в окошко, говорит из комнаты: Весельтеся, весельте!
После того вайда становится в средине пред передними окнами, за ним все колядники полукругом и, обнимаясь руками, поют, слегка покачиваясь по сторонам, прежде хозяину дома, потом хозяйке, детям (если-есть), т.е., парням и мальчикам, наконец девушкам, взрослым и малым, даже грудным младенцам, называя всякое лицо по имени, с припевом к каждому стиху.

2. Колядки, поемые хозяевам (газдам, господарям)

II 1-2(1-2), 5-6(7-8), 8(12), 12-13(17-18)

1 В нашого пана, пана крайника,
Писано, ей писано,
Злотом му терем писано.
Тисовы сходы, яворовы сени;
По сходах ходит молода пани,
Молода пани ключами дзвонит.
Помалы дзвонет, золоты ключи,
Помалы дзвонет, пана не збудет.
Бо наш панойко з войны приехав,
З войны приехал, з Угорской земли,
Прийшли до нёго та братя ёго,
Стали ся в него выведовати:
Ой брате, брате, що там слыхати,
Шо там слыхати в Угорской земле?
- В Угорской земле добре слыхано,
Ой бо там уж е пречь поёрано,
Злотом засеено, заволочено,
Заволочено, пречь погороджено -
Дай же вам Боже, счастья, здоровья,
А из своею господинею!
В стайници радость, в хижи веселость,
Дай вам, Боже!

2 В нашего пана суть три соколы,
Соколе сивый, соколе,
Не летай ранейко у поле!
Едень полетев в чистое поле,
Другий полетев быстров реченьков,
Третий полетев в темны лесойки.
Тот, що полетев в чистое поле,
Тот же ми принес перепелойку,
Перепелойку пану на снеданя;
Тот, що полетев быстров речейков,
Тот же ми принес щуку рыбойку,
Щука рыбойка пану на обед.
Тот, що полетев в темны лесойки,
Тот же ми принес чорну купойку,
Чорна купойка пану на шубойку.

7 Коли не была з нещада света,
Подуй же, подуй, Господи,
Из святым духом по земли!
Тогды не было неба, ни земли,
Ано лем было синое море,
А серед моря зеленый явор,
На яворойку три голубоньки,
Три голубоньки радоньку радят,
Радоньку радят, як свет сновати:
Та спустимеся на дно до моря,
Та достанеме дробного песку,
Дробный песочек посееме мы,
Та нам ся стане чорна землиця;
Та достанеме золотый камень,
Золотый камень посееме мы,
Та нам ся стане ясне небойко,
Ясне небойко, светле сонейко,
Светле сонейко, ясен месячик,
Ясен месячик, ясна зорниця,
Ясна зорниця, дробны звездойки.

8 З за тамтой горы, з за высокои,
Славен есь, славен есь, Боже,
На высокости, славень есь!
Выходит нам там золотый хрест,
А под тим хрестом сам милый Господь,
На нём сорочка та джунджовая,
Та джунджовая, барз кирвавая,
Никто не видев мою порану,
Лем ми видело девча Жидовча,
Ой ишло воно в Дунай по воду,
По воду ишло, тай увидело,
Же Руский пан Бог из мертвых устав,
Скоро видело, вотцу повело:
Ой девче, девче, ты Жидовина,
Кобы сь ты не так моя детина,
Казав бы мь я тя в Дунай шинути.
Втоды Руский Бог из мертвых устане,
Коли тот каплун спредь меня злетит,
Под облаки сяде, красне запее. -
Есть перед Жидов тарел точений,
А на нем лежит каплун печеный,
А каплун злетев, на облак си сев,
Краснейко запев, а Жид остовпев.

12 Цы дома бываш, пане господарь,
Встань горе! Дав ти Бог добре,
У твоим дворе, встань горе!
Твои рынойки позаметаны,
Твои столойки понадкрываны,
За твоим столом трои гостейки,
Гостейки трои не еднакии:
Едень гостейко светле сонейко,
Другий гостейко ясен месячок,
Третий гостейко дробен дожджейко;
Сонейко гварит: Нет як над мене:
Як я освечу горы, долины,
Церкви, костелы и все престолы -
Ясен месячок: Нет, як над мене:
Як я освечу темну ночейку,
Возрадуются гости в дорозе,
Гости в дорозе, волойки в стозе -
Дробен дожджейко: Нет, як над мене:
Як я перейду три раза на ярь,
Три раза на ярь месяця мая,
Возрадуются жита, пшеници,
Жита, пшеници и все ярници.

17 А на ных луках, на ных широких
Ялилуй, гей, ялилуй,
Господи, Боже, помилуй!
Ген там Волоси церьков муруут,
Ой коло споду каменичейком,
А в середине деревечейком,
А к вершечькови среблом, золотом:
Видели ми то панские слузы,
Скоро ввидели, пану повели:
Идьте же вы, идьте, Волохов возьмете,
Волохов возьмете, в темницю всадете,
В темницю всадете, сребло заберете,
Сребло, золото пану на славу!

18 В нашего ксендза господарейка,
Радуйся, радуйся, земле,
Сын нам ся Божий народив!
Краснейко в нёго и в дворе ёго:
Яворовы сенци, тисови стольци,
А на тих столцях красна княнейка,
На той княнейце среберный пояс,
На тим поясе злоцесты ключи,
А на тих ключах жовты ретязьки.
А уже наш ксендз з Угор приехав,
Посходилися к нёму кзендзове,
Сами ксендзове, ёго братове?
- Що там слыхати в Угорской земли?
- Угорска земля пречь поёрана,
Яров пшеничков позасевана,
Стрыцовым перьком поволочена,
Золотым мечом обгорождена -
Будь Богу слава з нашого слова,
Богу на хвалу, людём на славу


Это изображение представляет Русских Горцев (Лемков) Сяноцкого Уезда, села Завадки, что возле местечка Риманова и Дукли (для различия от четырех других сел того ж названия, из которых три находятся в Сяноцком, а одно в Самборском Уездах).
Завадка лежит в долине над притоком реки Яселя, называемым Балудянка. Здесь представлены трое мущин и три женщины с девочкой. Платье мущин: сорочка (белая рубашка) или кошеля, обшитая на воротнике цветными нитками и застегнутая на запонку, не спереди, а сзади, на спине, от чего рубашка имеет вид манишки. Ногавки или нагавки (панталоны), стягиваемые очкуром (гашником) и хорошни (суконные белые штаны с вышиваньем), стягнутые чересом (красным ремнем). Лайбик или бруслик (жилет) (у Сербов прслук,Хорватское пруслук) красного, или голубого сукна, с медными пуговками на груди в два ряда и в два или три ряда сзади низом, за тем черная суконная гунька (у Сербов и Черногорцев гунь) с белыми каймами, сверх нее наброшен род плаща чуга или чуганя, тоже окаймленная белыми снурками, назади же от пелерины висят тороки или свечки (длинные шерстяные кисти). Чуга всегда носится в накидку, а зашитые рукава служат вместо карманов. На ногах скорни (чорные сапоги)или кожаные керпцы, ходаки (род башмаков) зашнурованные ремешками, или волоками (шерстяными снурками). В праздники к пляске паробок должен иметь Угорские чижмы (сафьянные сапоги) с острогами (шпорами). На голове овчинная шапка с круглым суконным верхом, или капелюх (чорная валяная шляпа) с загнутыми вверх кресами (полями), повязанная стяжкою (лентой) и китайкой (снурком с кистями), за которые холостые втыкают павлиные перья, или цветы (поерейтки).
Рядом с мущинами представлены три женщины Лемчанок и позади девочка. Женское одеяние: оплечья (белая рубашка), застегнутая на шее красной лентой; юпки обыкновенно носят синии с цятками (белыми крапинками), в праздники катраны (белые, уpорчатые). Богатые женщины наряжаются в шелковые зеленые юпки, окаймленные внизу серебристыми позументами, которые юпки называются по преимуществу сподници. Передники редко употребляются. Сверх того женщины надевают корсеты (корсажи) с выемками, голубого, или красного сукна, либо какой ни будь яркоцветной материи, зашнурованные спереди. За рекою Вислоком корсажи без выемок похожи на мужские бруслики. Без корсажа ни женщине, ни девке, на работу выйти нельзя. На плеча закидывают холстяную полку (род шали), которою всегда наряжаются идя в церковь, или в гости. Сверх того они носят суконные сердаки (кофты), похожая на мужские гуньки, только в стане собранные на сборки. Голова у замужних покрыта белым, или голубым платком с желтыми точками, который накидывается на голову так, что один длинный конец назади спадает на спину и покрывает другие концы. Деушки вовсе не повязывают головы, а волосы сплетают в одну косу, которая перевязана лентой. На шее несколько ниток белых бус (нацёрки) и красных кораллов, связанных тесемками. Кроме того на шее повышены широкие шелковые ленты, спадающие на груди. Обычная обувь в будни - кожанные ходаки, но в церковь и вообще меджи люди обувают желтые, или чорные «сафьяны» (Угорские сапоги), которые, для сбережения, нередко всю дорогу идя босиком (на босака), несут в руках, а только подходя к церкви надевают на ноги. Особый наряд у Лемчанок, это мента, т.е., лисья шуба с откидным воротником, или овчинная шуба, но непременно с лисьим ковнером (воротником) и такими ж наружными краями (обновою), крытая зеленым, или голубым сукном и отороченная тесьмою. При венчании невеста и дружки должны быть в менте, хотя бы взятой у кого ни будь на этот торжественный случай.
Изображение снято с раскрашенных фотографических карточек, сделанных с натуры Священником Иларионом Нижанковским, которых подлинники были высланы мною на Этнографическую Выставку и теперь хранятся в Дашковском Этнографическом Музее в Москве.
Обьяснения к изображениям
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_268.htm
Этнографическая карта русского народонаселения в Галичине, северо-восточной Угрии и Буковины. Составлена Я.Ф. Головацким. 1876
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_240.htm
...Наконец песни северо-эападного погорья (Лемков) двояки: одни имеют Русский (местный) облик, другие же заимствованы, или переделаны, из Словацких и Польских народных песен. Первые и по языку чище, вторые же переполнены Словацкими и Польскими особенностями. Такие же по большей части и Угорско-Русские песни. Меж ними есть даже и Словацкие, так как Угророссы и Лемки поют, вместе с своими, и Словацкие «спеванки». - Я.Ф. Головацкий. Распределение и Оглавление песен

IV 6(5-6), 16(19), 22(28), зап. в с. Калнице Сяноцкого у. (у Лемков)


5 У нашого пана господарейка,
Бог ему дав!
Не заздростьте, панове братья,
Даст и вам!
Стоит соснойка серед рынойки,
В корене сосны перепелойки,
А в пне сосновом яры пчелойки,
Во вершейку сосны чорны кунойки:
Перепелойки пану на обед,
Яры пчелойки пану на медок,
Чорны кунойки паней на шубу.

6 А в нашого пана три соколойки:
Соколе! Не летай рано, ранейко, на поле!
Един полетев в чистейке поле,
Другий полетев в быстры потоки,
Третий полетев в темны лесойки.
Тот, што полетев в чистое поле,
Принес на обед перепелойку;
Тот, што полетев в быстры потоки, %
Принес рыбойку та на снеданя;
Тот, што полетев в темны лесойки,
Принес вон пану чорну кунойку,
З чорной кунойки паней шубойка.

19 На оной гopе, оной высокой,
Собота, Собота, гора высока!
Там же ми оре золотый плужок,
Там же ми оре сам милый Господь,
А Святый Петро ему поганят,
Божая Мати насеня носит,
Насеня носит все троякое:
Едно насеня пахнячий ладан,
Друге насеня зелене вино.
Пахнячий ладан до кадилници,
Яра пшеничка на проскуроньки,
Зелене вино на потешенья,
На потешенья, душ очищенья.

28 На оной гopе, оной высокой,
В раю! В раю Ангелы грают!
Там же ми стоят два явороньки,
На явороньках суть ретежоньки.
На ретежоньках колысанонька,
В колысанонце Божее дитя.
Колысала го Божая Мати;
Уколысала, твердо уснула:
Прилетела к ней ворлове птася.
Взяли дитятко аж на небеси.
Божая Мати пробудилася.
Пробудилася, зажурилася,
Пришли до ней та два Ангелы:
Божая Мати, та не журяся,
Та не журися, барз потешайся,
Твое дитятко юж на небесах,
Юж наша душка у Бога служка

II 2-3(3-4), 9(13), 13 (19) зап. в с. Суковатом, Сяноцкого у.

3 Ци дома сте, пане господарь?
Просив вас, просив вас, пан Бог
На порадойку, на беседойку до себе.
Ой дома, дома, радойки раджу,
Радойки раджу, волойки ставлю.
Суть в вас волойки у три радойки,
И теперь у три, на рок чотыри.
Суть в вас коники у три конничьки,
И теперь у три, на рок чотыри.
Суть в вас овечки три кошарочьки,
И теперь у три, на рок чотыри.
Суть в вас пчелойки у три рядочки,
И теперь у три, на рок чотыри.
Суть в вас копойки у три рядойки,
И теперь у три, на рок чотыри.
Копа на копе, а сноп на снопе,
Копы пашнисты, снопы ряснисты

4 Стоит соснойка серед дворойка
Алилуй, гей, алилуй!
Господи Боже, помилуй!
Ей в той соснойце тройкий хосень
Ей от кореня жовты лишойки,
А в середине яры пчелойки,
А под вершейком сивы соколы.
Поносуются жовты лишейки,
Же их доходят пански хортойки.
Поносуются яры пчелойки,
Же их доходят буйны ручейки.
Поносуются сивы соколы,
Же их доходят дуйны ветрове,
Дуйны ветрове, дробны дожджове.

13 Ей долов ми, долов далеко,
Ялилуй, гей, ялилуй,
Господи, Боже, помилуй!
Там же ми роля та й не ёрана,
Та не ёрана а ни не сеяна,
Й оре ми, ей ёре вбогий седлячок;
З едного коньця ёре, з другого сее.
Лежит ми там, лежит давна стежейка,
А стежейков иде Матенка Божя,
Несе ёна, несе на ручках соколя:
Бог, помогай Бог, вбогий седлячьку! -
Бодай здорова, Матенка Божя! -
Будут ту ити Жиды и Жидовки,
Жиды, й Жидовки, й Жидовки девки,
Не поведай же ты, же я теперь ишла,
Поведай же ты, же я тади ишла,
Коли ты й орав, пшеничейку сеяв! -
Ище Мати Божя пречь гору не прейшла,
Стали ей, стали Жидове вганяти,
Жиды, Жидовки и Жидовски девки.
- Ей, Бог, помай Бог, вбогий седлячьку!
Дав ти Бог счастья, ще ти даст лепше.
Ено намо поведжь, ци не ишла тади,
Ци не ишла тади дака белаглова,
Ци не несла ёна на руках сокола?
- Ишла ёна, ишла, коли я ту ёрав,
Коли я ту ёрав, пшеничейку сеяв,
А теперь уж я пшеничейку зажав -
Стали Жидове радойки радити,
Радойки радити, що мауть робити:
Радойку врадили, назад ся вернули.
Ище Мати Божя гору не перейшла,
Стала ёна, стала хвильку спочивати,
Хвильку спочивати, сына повивати:
Стало ей ся, стало галузья кланяти,
Бучья и коренья и всяке створенья,
Лем ся не клонила проклята й осика,
Проклята й осика и прокляте терня.
Проклята й осика, Бодай есь ся трясла
До суду судного, до веку вечьного!
А прокляте терня Бодай есь кололо
До суду судного, до веку вечьного!

19 Ей через гору Галилейскую,
Ялилуй, Господи, Боже помилуй!
Там же ми бежять санки-писанки,
А в тих саночках три черчикове.
- Та де ж подете, санки-писанки?
- До Радисела, раду радити,
Раду радити, детину кстити. -
Та як же вы го найменуете?
- Та нехай буде ей святый Петро!
Матенка Божя так не любила,
Так не любила и не зволила.
Ей через гору, и проч.
Та най же буде ей святый Павло! -
Матенка Божя, и проч.
Ей через гору, и проч.
Та най же буде сам Иисус Христос! -
Матенка Божя го так зволила,
Ей так зволила и так любила.

II 4(5), 6(9), 11(16), зап. в с. Середнем Сяноцкого у.

5 З за нои горы, з за высокои,
Гей, волы, гей!
Видны ми выходят, трех братов родных,
Еден братцейко, светле сонейко,
Другий братцейко, ясен месячок,
Третий братцейко, дробен дожджейко.
Месячок ся бере заморозити
Горы, долины и верховины,
Глубок поточейки и бистры речейки;
Сонейко ся бере розморозити
Горы, долины и верховины,
Глубок поточейки и быстры речейки;
Дожджичок ся бере зазеленети
Горы, долины и верховины.
Будь Богу хвала з нашого слова!
Богу на хвалу, людём на славу!

9 З за ной ми горы, з за высокои,
Славен еси, гей, славен еси, наш милый Боже,
На высокости, в своей славности, славен еси!
Видны ми выходит тонойкий голос,
Тонойкий голос, топоры дзвенят,
Топоры дзвенят, каменья тешут,
Каменья тешут, церковь муруут,
Церковь муруут во трои двери,
Во трои двери, во три облаки;
У едных дверёх иде сам Господь,
У других дверёх матенька Божя,
У третих дверёх ей святый Петро,
Перед милым Богом органы граут,
Перед святым Петром свечи гореут,
Перед матенков Божов ружа проквитат,
А з тои ружи пташок выникат:
Не е то пташок, лем сам милый Господь,
Што грехи гладит, до неба провадит,
Буду Богу хвала з нашого слова,
Богу на хвалу, людём на славу!

16 А в Риме, в Риме, в Ерусалиме,
Радуйся, радуйся, земле,
Сын нам ся Божий народив!
Божа Мати в полозе лежит,
В полозе лежит, сынойка родит,
Сына вродила, в море скупала,
В море скупала, в рызы повила,
В ризы повила, до сну вложила;
Та зойшлося к ней сорок ангелов,
Сорок ангелов, дванайцять попов,
Взяли сынойка на Ардан реку,
На Ардан реку го охрестити.
Стали они там книги читати,
Книги читати, имья глядати,
Сына Божого а найвышшого;
Именуйме го та святым Петром;
Божая Мати то не злюбила,
То не злюбила, не дозволила;
Именуйме го та святым Павлом;
Божая Мати то не злюбила,
То не злюбила, не дозволила;
Именуйме го Паном небесным;
Божая Мати то излюбила,
То излюбила и дозволила,
То изволила и благословила.

II 4(6) зап. в с. Горнем Вислове, Сяноцкого у.

6 В нашего пана господарейка,
Бог му дав, гей, Бог му дав,
Не заздростете, панове братья, даст и вам!
Ей красне в нёго и дворе ёго,
Тисови сенци, яворовы сходци,
Ходить ми по них молода княгиня,
На той княгины кованый пояс,
На том поясе золоты ретязки,
На тих ретязках медяны кличи:
Медяны кличи, тихо, тихо, дзвините,
Тихо дзвините, пана зобудите!
Бо теперь пан наш з Угор приехав,
А з Угор, з Угор, з Угорской земли.
Зыйшлися к нёму вшитки панове,
Вшитки панове, ёго братове,
Сталися ёго выведовати:
Ой пане, пане, што там чувати,
Што там чувати в Угорской земли?
- Угорска земля пречь поёрана,
Пречь поёрана и посеяна,
Павяным перцем заволочена,
Ясными мечи обгороджена,
Обгороджена од злои тучи.

II 7-8(10-11), зап. в с. Ряпеди, Сяноцкого у.

10 З за тамтой горы, з за высокои,
Славен еси, гей, славен еси, наш милый Боже,
На высокости, славен еси!
Выходит ми там золотый крижик,
А под тим крижом сам милый Господь:
Ой иде, иде, книжейку читать,
Книжейку читать, постойку глядать,
Роздвяного найшов не зповна шесть недель,
А великого зповна семь недель,
А Матки Божей лем две неделе,
А Петрового кивко Пан Бог даст,
Кто же го зпостит по справедливости,
Тому ж ми буде рай ётвореный,
Рай ётвореный, пекло замкнене,
Пекло замкнене, клич затраченый.

11 Ей в поле, в поле, в чистейком поле!
Ялилуй, гей, ялилуй,
Господи Боже, помилуй!
Там же ми й оре золотый плужок,
А за тим плужком ходит сам Господь,
Ему поганят та святый Петро,
Матенка Божя насенечько носит,
Насенья носит, Пана Бога просит:
Зароди, Божейку, яру пшеничейку,
Яру пшеничейку и ярейке житце!
Буде там стебевце саме тростове,
Будут колосойки, яки былинойки,
Будут ми женци сами молодци,
А вязальничьки сами молодчики,
Будут копойки, як звездойки,
Будут стогойки, яко горойки,
Зберутся возойки, як чорны хмаройки,
Звезуть они, звезут з поля до стодолы,
З стодолы у скрынойку, в счасливу годинойку.

IV 136 зап. Уриилом Метеором в с. Скале (Szakolcza), Соболчской столицы в Угорской Руси (см. Свет - литер. газ. изд. в Ужгороде 1868г., н.31)

Топоры звенят, бел камень тешут,
Радуйся,
Радуйся, земле!
Днесь нам сам Спас ся
Народив
Бел камень тешут, церковь будуют,
Церковь будуют с трема вершечки,
С трема вершечки, с трема дверечки
Едны дверечка - исход солнечка,
Друге дверечка - полдень солнечка,
Трети дверечка - заход солнечка,
А три вершечки суть три небеса,
На трех небесах Ангелы звонят,
Ангелы звонят на службу Богу,
На службе поют, С нами Бог! зовут;
Радуйся, земле! бежи на хвалу,
Бежи на хвалу Иисусу Христу!
Солнечно бежит: Не е над мною,
Кедь я загрею на Родство Христа,
Зрадуются ми горы й долины. -
Месяц говорит: Не е над мною,
Кедь я засвечу на Родство Христа,
Зрадуются ми речки, поточки,
Речки, поточки и гор вершечки. -
Зорничка каже: Не е над мною,
Кедь я изыйду на Родство рано,
Зрадуеся ми гость в дорозе,
Гость во дорозе, вся тварь во Бозе. -
Дождь так говорит: Не е над мною,
Кедь я упаду на суху землю,
Зрадуеся ми жито, пшениця,
Жито, пшениця и вся сеебиця.
Пшеничка каже: Не е над мене,
Без мене нигде служба не буде,
Ни в простых церквах, ни в монастырях. -
Радуйся,
Радуйся, земля!
Днесь нам сам Спас
Ся народив

...При всех лишениях и недостатках, которым подвержены горцы-Лемки, они бодрый, веселый и певучий народ. Особенно девушки и женщины вечно с песнями. Жнет ли Лемчанка (говорит А. Торонский), гребет ли сено, доит ли корову, или мелет на жерновах, ее работа всегда сопровождается песней. У девушки нет такого занятия, нет такого времени, чтобы она не пела песни. Нужно прислушаться при свете луны, вечером, к возвращающимся с удоем молока из кошар, девушкам, как мило по горам и лугам разносятся женские голоса песен, и звуки югасов (овчарей) наигрывающих на сопелках и фуярах свои заунывные мелодии. Случается, что одна девушка затянет задушевную песню на одном из бугорков, и вдруг ей откликнется другая с долины, а там третья, четвертая на лугу, или возле усадьбы, и вся окрестность зальется звуками одной и той же песни.
Парни редко поют при работе, разве пася скот, или при пляске: песни (спеванки) их по большой части лирического, некоторые и эпического содержания. Они обыкновенно заимствованы у Угорских Словаков, составлены на каком-то полу-Словацком наречии. Таковы же и плясовые их песни (шалалайки). Народ перенимает их на заработках, приносит домой и поет: новость нравится людям, иные подхватывают, поют за ними, заменяя Словацкие обороты своими, и песня становится своею, домашнею. Иного свойства обрядные, колядки, царинные, свадебные песни. Это песни свои, туземные: Словацкая стихия не имела на них никакого влияния, и они носят на себе признаки древности, в них сохранился Русский дух и чище Русский язык. Есть еще песни полунабожные, назидательного, сказочного содержания, которые поются на вечерницах в Великий Пост. В них говорится о ничтожестве земных благ, будущности человека за гробом и т.п.

В настоящем Сборнике помещены песни, собранные у Лемков в селах: Калнице, Суковатом, Середнем, Рапеде, Завадке, Поляне, Высове и проч.
В заключение сообщим, что Торонский составляет статью об отношениях Лемков к своим соседям и сообитателям. Ближайшие соседи Лемков - это Мазуры на северном и Словаки на южном склоне Бескидов, частью перемешанные с Угорскими Русскими (Лемаками, Маковичанами, Краиняннами и Спижаками). Не смотря на частые сношения Лемков с Мазурами, они резко отличаются друг от друга. Лемко никак не выучится по Польски; даже служащие по дворам и в войске и извощики, побывавшие в Кракове и других городах, не могут построить свой язык на Польский лад, чтобы нельзя было узнать их происхождения. Лемко не роднится с Мазуром, не перенимает от него ничего, ни платья, ни обычаев. Напротив того он охотно сообщается с Словаками, легко привыкает к Словацкой речи, любит иногда похвастать знанием Словацкого наречия, которое даже считает чем-то лучшим и высшим своего родного, Побывав на заработках или в услужении за Бескидом парни и девки легко перенимают Словацкую речь, Словенцкий наряд и часто переменяют свои имена: Натка, Феня, Парася на Словацкие: Анница, Катица или Марця. Предания, обычаи, песни, все тянет Лемка за Бескид к своим с древнейших времен единомышленникам и соседям
Этнографическая карта русского народонаселения в Галичине, северо-восточной Угрии и Буковины. Составлена Я.Ф. Головацким. 1876
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_240.htm

3. Колядки, поемые хозяйкам (газдиням, господиням)
II 38-40(57-60) зап. в с. Калнице Сяноц. у.

57 Ой долов, долов на полонине,
Славен есь, гей, славен есь,
Наш милый Боже, на высокости, славен есь!
Там же ми лежит давно стежейка,
Ой ишла ми нёв Божяя Мати,
А стречат еи светле сонейко:
Бог помагай, Бог, Божая Мати!
- Боже дай здоровя, светле сонейко!
А ты, сонейко, высоко светиш,
Высоко светиш, далеко видиш,
Ци сь не видело моёго сына?
- Нет не видело, нет не слыхало. -
Ой пошла ж она дале стежейков,
Ой стречат еи ясен месячок:
Бог помагай, Бог, Божая Мати!
- Боже дай здоровя, ясен месячок!
А ты, месячку, высоко светиш,
Высоко светиш, далеко видиш,
Ци есь не видев моёго сына?
- Нет я не видев, нет я не слыхав. -
Ой пошла ж она дале стежейков,
Та стречат еи ясна зорничка:
Бог помагай, Бог, Божая Мати!
- Боже дай здоровя, ясна зорничко!
А ты, зорничко, высоко сходиш,
Высоко сходиш, далеко видиш,
Ци йсь не видела моёго сына?
- Ой я видела, ой я слыхала,
Ой долов, долов на полонине,
Там овон стоит, веселя строит

58 А з за той горы, з за чорнейкои,
Звенели, звенели,
Чотыре волы в золоте горели,
За тима вовмы золотый плужок;
Божая Мати насеня косит,
Насеня трое, не еднакое:
Едно насеня - зелене винце,
Друге насеня - яра пшеничка,
Трете насеня - ладан пахнячий.
Яра пшеничка на Божу службу,
Зелене винце на причащаня,
Ладан пахнячий до кадилници.

59 А в Риме, в Риме, в Ерусалиме,
Радуйся, радуйся, земле,
Сын нам ся Божий народив!
Божа Мати в полозе лежит,
В полозе лежит, сына повиват,
Ей повивачойки с самого злота,
А пеленочки та джунджовыи,
Ей зойшлися к неи та все святыи,
Зачали они гадку гадати,
Гадку гадати, як сына звати;
Найменовали: Няй буде святый Петро!
Божая Мати так не злюбила,
Так не злюбила, не дозволила.
Найменовали: Няй буде святый Павло!
Божая Мати й так не злюбила,
Так не злюбила, не дозволила.
Найменовали: Най буде сам милый Господь!
Божая Мати так полюбила,
Так полюбила, тай дозволила,
Горе устала, подяковала -
Будь Богу явно, а людём славно!

60 Коло нашого дому Божая радость,
Дай Боже, ей, дай, Боже,
Счастя, здоровя в том доме!
Ей дворы метены, столы стелены,
А за тим столом святый Никола,
Головойку схилив, слезойку вронив,
А с той слезойки ясна керничка,
З ясной кернички Богородичка,
Ризы белила, твердо заснула.
Прийшли до неи гостейки трои,
Гостейки трои, не еднакии:
Еден гостейко - ясне сонейко,
Другой гостейко - ясен месячок,
Третий гостейко - та дробен дожджик.
Сонейко гварит: Не е над мене,
Ой як я зойду, в неделю рано,
Поосвечаю церкви, костёлы,
Церкви, костёлы и все престолы -
А месяц гварит: Не е над мене,
Ой як я зойду, в ночи с повночи,
Поосвечаю гости в дорозе,
Гости в дорозе, волойки в возе -
А дожджик гварит: Не е над мене,
Ой як я впаду три раза на ярь,
Та зрадуются жита, пшеници,
Жита, пшеници и вся ярина.

II 41-42(5-7), зап. в с. Ославнце Сяноцкого у.

5 А на горойце загородойка,
Ялилуй, гей, ялилуй,
Господи, Боже, помилуй!
На тих яворах висит скобойка,
А в той скобойце колисанойка,
В той колысанце сам милый Господь,
Тамтады лежит давна стежейка,
Тов стежков иде та сем сот Жидов:
Едны ми гварят: Заколышеме!
Други ми гварят: Перевернеме!
А трети гварят: З собою возмеме! -
Божая Мати то не злюбила:
Тоды вы мого сына возмете,
Як вы на горе шовку траву зрахете,
У лесу листок, у море песок.

6 Долов ми, долов, там церква камянна,
Ялилуй, гей, ялилуй,
Господи, Боже, помилуй!
Сидит у ней, седит та Панна Найсвятша,
Сынойка колыше, на папери пыше,
На папери пише, постойку гляде:
Посту Великого, семь недель ёго,
Ей кто го зпостит а по щирости,
Буде ёму царство й отворено,
Царство втворено, а пекло замкнено.
Долов ми, долов, и проч.
Посту Петрового, е штыри недель ёго, и пр.
Посту Макового, е две недель ёго, и пр.
Долов ми, долов, там церква камянна,
Сидит у ней, сидит Найсвятша Панна,
Сынойка колыше, на папери пише,
На папери пише, постойку гляде:
Посту Роздвяного, с шесть недель ёго,
Ей кто го зпостит а по щирости,
Буде ёму царство й отворено,
Царство втворено, а пекло замкнено.

7 Ей по под Бескид по под зеленый,
Синя мгла, гей, синя мгла,
По полонине полегла!
Тамтады лежит давна стежейка,
Тов стежков ишли три черничейки:
Ой една ишла, святий крест несла,
А друга ишла, две свечи несла,
А трета ишла, святу Тройцу несла.
И стретила их Матенка Божя:
Де сте бували, три черничейки?
Де сте бували, що сте слышали?
- Были сме в Риме, в Ерусалиме,
Там ся розлучать душа от тела,
Душа до неба, тело до земли -
Честь Богу, слава з нашого слова,
Богу на хвалу, людем на славу!

II 42(8), зап. в с. Суковатом Сяноцкого у.

8 А в Риме, в Риме, в Ерусалиме,
Радуйся, гей, радуйся, земле,
Сын нам ся Божий народив:
Зорейки зорят, свечейки горят,
Дзвонойки дзвонят, службойки стоят,
Божая Мати в полозе лежит,
В полозе лежит, сына повиват,
А в полю в полю два яворойки,
А в раю, в раю ангелы грают,
На явороньках суть ретязойки,
На ретязойках колысанойки,
В колысайноце Божее дитя,
Колысала го Божая Мати,
Ей колысала, твердо заснула:
Прилетели к ней ворлове птаси,
Полетели з ним аж на небеса:
Нам буде служка, а Богу душка.

4. Колядки, поемые вдовам

II 43(9), зап. в с. Ряпеди Сяноцкого у.

9 Ей верх Бескида, верх зеленого,
Синя мгла, ей, синя мгла,
Полонинойки залегла!
Ходит вдовойка, глядат сынойка,
Ей стречат еи светле сонейко,
Бог помагай, Бог, светле сонейко!
- Боже, дай здоровя, бедна вдовице!
- А ты, сонейко, яснейко светиш,
Яснейко светиш, далеко видиш,
Ци сь не видало мого сынойка,
Мого сынойка, ей Иванойка?
- Нет, не видало, нет не слыхало,
Твого сынойка, ей Иванойка. -
Ой пошла она дале стежейков,
Стречат же еи ясен месячок:
Бог помагай, Бог, ясен месячок!
- Боже, дай здоровя, бедна вдовице!
- А ты месячку, высоко светиш,
Высоко светиш, далеко видиш,
Ци сь не видав мого сынойка,
Мого сынойка, ей Иванойка?
- Нет, я не видав, нет, я не слыхав,
Твого сынойка, ей Иванойка. -
Ой пошла она дале стежейков,
Стречат же еи ясна зорничка:
Бог помогай, Бог, ясна зорничка!
- Боже, дай здоровя, бедна вдовице!
- А ты, зорничко, высоко сходиш,
Высоко сходиш, далеко видиш,
Ци сь не видала мого сынойка,
Мого сынойка, ей Иванойка?
- Ой я видала, ой я слыхала,
Твого сынойка, ой Иванойка.
Ему сваткове - в лесе птачкове,
Ему музыки - в лесе словеки,
Ему женойка - дробна рыбойка,
Ему дружина - в воде лозина.

II 44{10) зап. в с. Суковатом Сяноцк. у.

10 О в раю, в раю, Ангелы граут,
Ялилуй, гей, ялилуй,
Господи, Боже, помилуй!
Лем святый Петро тако й не грае,
Бо ёго мати аж на дне в пекле.
- Позведуй же ся, та й святый Петре,
Та й святый Петре своей матечьки!
Ци сила дала во имья Боже?
- Ей я не дала, лем пов повесма,
Лем пов повесма, пов плосконного. -
Складуй же ты их до волокенця,
Подай же ты их на дно до пекла,
Ой стане она ся того хапати. -
Подав же Петро на дно до пекла,
Стала она ся того хапати,
Стали ся на ню душки вешати,
Стала ся она отреповати:
Ей гетьте, гетьте, бо вы не дали,
Бо вы не дали во имья Боже! -
Святый Петро став, тяжко заплакав:
Ей, мати ж моя та й проклятая!
Не творилась добре, та юж и не будеш:
Не выйшла ся с пекла, та й юж не выйдеш.

II 45-46(11-12)зап. в с. Середнем Сяноцк. у.

11 Ей у попадьи у Левицкои,
Зле в ней, гей, зле в ней,
И в доме еи, зле в ней!
Мала же она девять сынойков,
Девять сынойков, десяту девойку;
Девять сынойков на розбой пошло,
Десяту девойку за крамаря дала,
За крамаря дала в Вгорскую сторону.
За девять рочьков в гостину не йшла,
Аж на десятый тож ся выбрала.
А вышла она в темненький лесок,
В темненький лесок на полянойку;
Стретило еи девять розбойников,
Ей крамарейка на смерть забили,
А з крамарейков ночь ночовали.
- Поведж, крамарейко, якогось ты роду!
- Я попадойки, я Левицкои.
- Ей Боже, Боже, що ж мы зробили:
Свого швагрейка на смерть забили,
За своёв сестрицев ночь ночовали!
Бьей ты, сестрице, звыдки сходит сонце,
Як ты нам подеш, греху ся збудеш,
А мы подеме на заход соньця,
Як мы впадеме, та й пропадеме.

12 Свята Олена долов бежала,
Ялилуй, гей, ялилуй,
Господи, Боже, помилуй!
Сынойка свого, сына глядала,
Сынойка свого, Бога милого,
Стретила она светле сонейко:
Бог помагай, Бог, светле сонейко.
- Боже, дай здравья, Мати Божая!
Светле сонейко, высоко ходиш,
Высоко ходиш, далеко видиш,
Ци сь не видело, ци сь не стретило,
Сынойка мого, Бога милого? -
Свята Олена долов бежала, и проч.
Ясен месячок и проч.
Свята Олена долов бежала,
Сынойка свого, сына глядала,
Сынойка свого, Бога милого,
Стретила она ясну зорничку:
Бог помагай, Бог, ясна зорничко!
- Боже, дай здравья, Божая Мати!
- Ясна зорничько, высоко ходиш,
Высоко ходиш, далеко видиш,
Ци сь не видела, ци сь не стретила,
Сынойка мого, Бога милого?
- Ей я видела, ей я стретила,
Сынойка твого, Бога милого.
Пощов же овон на монастыри,
Сами му ся врата й отворили,
Сами му дзвоны передзвонили,
Сами му свечи та взагаряли,
Свечи взгаряли, ангелы грали.
Поздри, панночько, у гору высоку,
А на той горе три деревини,
А на тим древе кресты роблено,
Кресты роблено, Христа мучено. -
Поздрела она на гору высоку,
На горе высокой три гробы лежит:
У едном гробе лежит сам Господь,
А в другим гробе лежит Сын Божий,
А в третим гробе Свята Пречиста,
Перед самым Богом ангелы граут,
Перед Сыном Божим свечи вгараут,
Пред Святов Пречистов ружа проквитат,
А з той ружи пташок вылетат.
Пташок вылетат по целым свету,
По целым свету то росповедат
Продолжение
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_463.htm
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким. Колядки
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_453.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_449.htm
КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm


  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001