Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким. Колядки
от 02.01.17
  
О памянте



В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун

Колядки и Щедровки, записанные в сю сторону р. Днестра и Сяна, в Галицком Подоле, Ополье и Полесье
5 Подоляне и Ополяне
Не менее плодородна страна на левом берегу Днестра, известная под названием Подоля или Подолии, страна благословенная или как Длугош писал, земля млеком и медом текущая. Подолье собственно начинается от р. Липы (в Галичине) и простирается на восток к Каменцу, издревле называемому Подольским; это древнее Русское Понизье (ПСРЛ II, c.167,169), страна не богатая лесами, но весьма плодородная. Народ воспевает в песнях Подолье и красивые Подолянки:
Ты, девчина из Подоля,
В твоих руках моя доля!
А с Подоля ветер вее,
Подолянка гречку сее,
Сее, сее, досевае,
За козаком поглядае.
До 1772г. существовало Подольское Воеводство, состоявшее из трех Уездов (Поветов): Каменецкого, Летичевского и Червоногородского. Этот последний Уезд достался Австрии и составляет ныне Чортковский Уезд или Австрийскую Подолию (Нередко весь Тернопольский Уезд и даже часть Бережанского называется Подольем. В 1809г. Тернопольский и Чортковский Уезды по р. Стрыпу были присоединены к России, но, в следствие Венского договора, в 1816г. они опять отданы Австрии).
На севере собственного Подоля лежащая безлесная страна называется у народа Опольем (Ополья, Поля), которое простирается от м. Козовы к Збаражу и Волочискам. Это название не принималось бывшим Польским правлением и не дошло в книжное употребление, между тем оно кажется древнее и звучит уже в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях в выражениях: Поле, Поля (Изяслав же отступи в Поле, а Половци идоша домов - Лавр.Лет. с.332; Иван же тогда уполошився, еха в Поле к Половцем - ПСРЛ II с.83; Оттуда идоша в Онут (село в Буковине, на Бессарабской границе, над Днестром), и идоша в Поле - там же с.161).
В таком же значении и до сих пор народ в Галичине употребляет эти выражения: Пошов в Поле; или - в Поля на жнива; нанявся за огульника, за сноп, в Полю; остався на зиму в Поле, в Полях. Замечательно, что и за Карпатами тоже выражение в ходу: в Мароморошских горах народ называет надТисские равнины: Поля, Польща. Жителей Ополья называют обыкновенно Ополяне, Поляне, или уничижительно Ополюхи. Гуцулы же называют жителей Коломыйских равнин Поленами, Поляницей:
Ой серака Поляниця кукурузу сее,
А упадча Гуцулия на то ся надее
(II, 357)
Так как по 1722г. пограничная полоса с местностями: Подкамень, Збараж и Волочкова принадлежала к Кременецкому Уезду Волынского Воеводства или древней Волыни, то эта полоса и до сих пор называется Волынья, а народ Волынцы, Волынюки и Волянюки.
6 Полесье и Полешукы Далее, по направлению к западу, следует лесистая равнина над реками Стыром и Бугом, которой народ усвоил название Полесье, от чего местный люд и называют Полесюки, Полешуки. Полесье упоминается у Польских летописцев Кадлубка, Богухвала, которые Ятвяг называли Полесянами, т.е. жителями Полесья. По Русским историческим памятникам мы можем определить местоположение Полесья следующим образом. В первый раз Полесье упоминается в Ипатьевской летописи под 1274г. в нынешней Минской губернии, Слуцком и Новогородецком (Новогрудском) Уездах (ПСРЛ II с.296). В Ревизии пущ Воловича с 1554г. называется Полесьем страна между городами Пинском и Луцком (Ревизия пущ и переходов звериных, сост. Григор. Воловичем 1559г. Вильна, 1867, с.6). После Люблинской Унии 1569г. вошли в употребление правительственное название Подляшье, Подляхия, но оно не вытеснило прежнего исторического названия, и выражения: Полесье, Польская пуща в Брестской Економии повторяются до последних лет существования Польши. Но по народному понятию и часть Белзского Воеводства и Червонной Руси называлась Полесьем.
Кроме этих не встречаем других географических названий, разве по главным городам: Львовяне, Львовцы (уже в половине XIV столетия в мирной грамоте Литовских князей с королем Казимиром, тоже названы Львовцы: Аже придут Татарове на Львовскую землю, тогда Руси на Львовьце не помогати; аже поидуть Татарове на Ляхы, тогда Руси неволя поити с Татары - Акты Археогр. Комм. СПб, т I, с.1), Перемышляки, Самборяне, Самборци, Галичане, которые хотя редко, но употребляли, самые древние имена: Хорваты, Древляне, Дулебы, Бужане и пр., совершенно изгладившиеся ныне из народной памяти, разве только некоторые названия сел: Хревт, Хревет (Сяноцк. У.), с. Деревляне (Золочевск. У.), три селения Дулебы (Дулибы), одно в Стрыйском, другое в Бережанском, третье в Чортковском У., и наконец г. Бужск и с. Побужане (Золоч. У), глухо напоминают о существовавших когда-то на Руси Славянских племенах.

Этнографическая карта русского народонаселения в Галичине, северо-восточной Угрии и Буковины. Составлена Я.Ф. Головацким. 1876
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_448.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_240.htm
Б. Колядки и Щедровки, записанные в сю сторону р. Днестра и Сяна, в Галицком Подоле, Ополье и Полесье
1. Колядки и Щедровки, поемыя хозяевам, или одному хозяину (господарю)

IV, 3(1) Колядка записана в с. Болшеве, Станислав. у.


1 Ой изышлися три товарищи,
Славен еси! славен еси,
Наш милый Боже на небеси!
Един товариш бел месяченько,
Другий товариш ясне соненько,
Третий товариш та дробен дождик.
Месяц же каже: Нема над мене:
Як же я зойду ввечер под повни,
Освечу ж бо я горы й долины,
Горы й долины, поля, дубровы,
Поля, дубровы, гостем дороги. -
А сонце каже: Нема над мене.
Як же я зойду в неделю рано,
Обогрею ж я горы й долины,
Горы й долины, поля, дубровы,
Поля, дубровы, церкви, костёлы. -
А дождик каже: Нема над мене:
Як же я поду три разы в Маю,
Розвеселю ж я горы й долины,
Горы и долины, поля, дубровы,
Жита, пшеници, всяки пашници
(3aпиc. в Болшове, возле Галича, от Mapии Стрельбицкой)

IV, 26(34), зап. в с. Стенке, Станислав. у.

34 В господаренька, на имя, Ивана,
Ой дай, Боже!
На подвореньку нова светлонька,
А в той светлонце тисовый столик,
Коло столика все стары люде,
Радя радоньку старосветскую,
Ой як Жидове Христа мучили,
Як они его на муку брали,
Всяке дерево за ногта били,
Всяке дерево за ногта не йшло,
Червива ива та й согрешила
- З палця мезинця кровцю пустила:
Где кровця кане, церковця стане,
Церковця стае с трёма верхами,
С трёма верхами, с двома окнами,
С двома окнами, с райскими дверьми:
В едно оконце сонёчко сходит,
В друге оконце сонце заходит.
Райскими дверьми сам Господь ходит,
Сам Господь ходит, службеньку служит,
Службеньку служит за господаря,
За господаря, за его жону.
(В Cтенке от Михаила Боечка)

IV, 5(4), 8(10), 24(31), Щедровки, запис. в. с. Зарванице, Тернопольск. у.

4 Ци дома, дома, пан господарю?
Щедрый, добрый, святый вечер!
Ой нема дома, а в темном лecе,
Що ж вон там робит? - Камень лупае,
Камень лупае, церковь муруе,
Церковь муруе, с трёмя верхами,
С трёма верхами, с трёма олтарами:
В едном вершочку дзвоночки дзвонят,
В другом вершочку служба Божа ся правит,
В третем вершочку светлонько горит;
Дзвононьки дзвонят за господаря,
Служба Божа ся правит за господиню,
Светлонько горит за всю челядку.
(Запис. в Зарванице Тарнопольск. Окр. от Луця Микитина)

10 Ой дома, дома, пане господарю?
Славен еси, и похвален есь,
Наш, милый Боже, на небеси!
Ой есть вон дома, в новой стодолце.
Що ж вон там дое? - Пшеницю вее;
Ходемо мы му заколядуймо,
Чей же вон нам даст хоч вод веёчки,
Хоч вод веёчки на подсевочки.
Ци дома, дома господинечка? -
Есть вона дома, в новой светлонце;
Що ж вона робит? - Колачи пече;
Ходемо мы ей заколядуймо.
Чей вона нам даст по колачеви,
По колачеви и по книшеви.
Ци дома, дома, его сынонько? -
Ой есть вон дома, в новой стаенце.
Що ж вон там робит? - Коники чеше;
Ходемо мы му заколядуймо,-
Чей же вон нам даст хоч по конику.
Ци дома, дома, доненька его?
Есть вона дома, в новом тереме;
Що ж вона робит? - Щитенко шие;
Ходемо мы ей заколядуймо,
Чей вона нам даст хоч по хусточце.
(В Зарванице Тарноп. Окр. от Луца Микитина)

31 Там на воде на Ордане,
Гей, гей, лелея!
Иисус Христос сам Сын Божий и Mapия!
Там Пречиста Дева свого сына породила,
Там Пречиста Дева свого сына породила,
Там Пречиста Дева свого сына повивала,
Там Пречиста Дева свого сына колисала,
Там Пречиста Дева свого сына бавила.
(В Зарванице Tapнoпол. Oкp. от Луця Микитина)

II, 19(26), эап. в с. Туре, Золочевск. у.

26 Ой изойшли три товариши,
Ой дай, Боже!
Един товариш - ясне сонячко,
Другий товариш - светлый месячок,
Третий товариш - та дробный дощик.
Сонячко каже: Нема над мене:
Як же зойду в неделю рано,
Обогрею же я горы й долины,
Горы й долины, поля й дубровы,
Поля й дубровы, церкви и костёлы -
А месяц каже: Нема над мене:
Як же я зойду в вечер под повню,
Освечу ж бо я горы й долины,
Горы й долины, поля й дубровы,
Поля й дубровы, гостям дороги -
А дощик каже: Нема над мене:
Як же зойду три разы в маю,
Розвеселю ж я горы й долины,
Горы й долины, поля й дубровы,
Поля й дубровы, жита пшеници,
Жита пшеници, всяки пашници.

IV, 17(21), 23(30), зап. в с. Ожидове, Золочевск. у.

21 Чий же то плужок найраньше выйшов?
Бринели! бринели, волойки, а все чотыре в золоте!
Иванов плужок найраньше выйшов.
А Святый Спас волойки напас,
Святый Михаил волы напоив,
Святый Петро волы погонив,
Пророки яли, волы запрягали,
Святый Микита, занос затыка.
Сам Господь Бог за плужком ходит,
Пресвята Дева естоньки носит:
Орете, сынки, довгои нивки,
Будем сеяти жито, пшеницю,
Буде житенько, як очеретец,
Буде пшениця, як тростениця,
А будут женци самы панянки,
Будут вязальиики самы молодчики.
Будут снопоньки, як дробен дождик,
Будут кононьки, яко звездоньки,
Будут стоженьки, як месяченьки,
Будут молотнички все паробочки.
А що снопочок хлеба бохоночок,
Що колосочок, то пирожочок,
Що зернаточко, то проскурочка.
Все ж тото буде для господаря.
(В Ожидове Золочев. Окр от Ониська Данилишиного)

30 Та в славном месте а в Вифлееме,
Радуйся! Зрадовалися усе Святыи!
Пресвята Дева сына породила,
Сына породила, в пелены повила,
В пелены повила, в ясли положила,
В ясли положила, сеном прикрыла,
Сеном прикрыла, найменовала.
Ясная звезда з востока выйшла,
З востока выйшла, три Цари вела,
Три Цари вела, Царя йменовати,
Царя йменовати, що Царю эа имя дати?
Дати Царю имя пророк Илия.
Пресвятая Дева то не ухвалила,
То не ухвалила и не улюбила,
Не улюбила, до церкви не вступила,
До церкви не вступила, Царям ся не поклонила.
Та в славном месте а в Вефлееме,
Пресвята Дева и проч.
Дали Царю имя Святого Петpa,
Пресвята Дева то не ухвалила.
То не ухвалила, та не улюбила,
Не улюбила, до церкви не вступила,
До церкви не вступила, Царям ся не поклонила.
Та в славном месте а в Вефлееме,
Пресвята Дева сына породила,
Сына породила, в пелены повила,
В пелены повила, в ясла положила,
В ясла положила, сеном прикрыла,
Ясная звезда с востока выйшла,
З востока выйшла, три Цари вела,
Три Цари вела Царя йменовати,
Царя йменовати, що Царю за имя дати.
Дати Царю имя Исуса Христа.
Пресвята дева то ухвалила,
То ухвалила, та улюбила,
Та улюбила, до церкви вступила,
До церкви вступила, Царям ся поклонила.
(В Ожидове Золоч. Окр. от Ониська Данилишиного)

IV, 141. Запев к Щедровкам

В навечерие Богоявленского праздника, после вечери, собираются взрослые девушки и ходя по селе от хаты до хаты, под окнами поют песни нааываемые щедровками, или щедруют, точно как в третий день Рождества Христова (на Роздво) парни ходят по селе и поют колядные песни, или колядуют. Пришедши перед окна хаты, одна из девушек говорит:
Пане Господарю,
Цы спите, цы чуете?
Цы дома ночуете?
Цы скажете щедровати,
Свой дом звеселити,
Дробны дети побудити,
Сами веселыми быти?
(В окрестности местечка Щирца Львовского уезда)

IV, 11(14), зап. в с. Любич, Жолковск. у.

14 А ластовойка прилетае,
Щедрый, добрый, вечер!
Сподарейка пробуджае:
Ой устань, устань, сподарейку!
Побуди свою челядойку,
Пошли их по оборойках,
Чи ся коровы потелили?
Пошли их по стаенках,
Чи ся вовци покотили?
А так поди по пасечейках,
Чи ся пчолы пороили?
(В Любоче от Андрея Навроцкого)

IV, 5(3), зап. в с. Cкле, Жолковского у.

3 А Святый Боже, на вечереньку,
На Святый вечер!
Ходит сам господарь по светлойце,
Ставит столики у три рядойки,
Кладе убрусы всем шовковыи,
Кладе тарелци всем среберныи,
Кладе ножики вс!м сталеныи,
Просит Боженька на вечерейку.
Посадив Бога посередь стола,
Святу Пречисту при другом столе,
Усе Святыи та коло нее;
Приймае Бога зеленым вином,
Святу Пречисту солодким медом,
Усе Святыи шумнов горевков,
Свою челядку чистов водою,
И сам пье воду с своев женою;
Светит им сонце во едно воконце,
А ясен месяц в друге воконце,
Ясныи зоре светят до вкола.
(Запис. в Любиче Жолков. Окр. от Андрея Навроцкого)

IV, 12(15), запис. в местечке Вишне, Перемышльск. у.

15 Ци е ты дома, пан господарю?
Щедрый, добрый, вечер!
Ой нема в дому, в сосновом бору,
Соснойку втворит, Богу ся помолит:
Дай же ми, Боже, три користойки:
Першу користойку - яру пчолойку,
Другу користойку - жовтый вощочок,
Третю користойку - солодок медок;
Яру пчолойку на роботойку,
Жовтый вощочок на Божу хвалу,
Солодок медок на поживленейко.
(В Вишне от Павла Сверчевского)

2. Щедровки, поемые хозяйкам (господиням)
IV 31(2-3), зап. в с. Пилипче, Чертковского у.

Ци е ты дома, господинечка,
Ой лелия!
Господинечка, на имя Maрия?
Служеньки кажут: Нема ей дома,
Нема ей дома, гей у комнате.
- Що ж она дее? - Золото пряде.
Ходем до нее колядовати,
Ой, чей же нам даст по колядочце,
По колядочце, хоть водзадячко,
Хоть водзадячко, хоть водпрядочки,
Хоть водпрядочки на шареночку.
(В Пилипчу от Федора Шмигельского)

3 Наша панечка господинечка,
Ой лелия!
Господинечка, на имя Mapия,
По двору ходит, ключами дзвонит:
Ой ключи ж мои та и золотыи,
Ой не дзвоньте, не голосьте!
Ой таперь пан мой з Угор приехав,
Ой привез мене три подарунки:
Перший подарунок - шовкова шуба,
Другий подарунок - золотый кубок,
Tpeтий подарунок - тоненький рубок;
Шовкова шуба след заметае,
Золотый кубок братство частуе,
Тоненький рубок головку склонив
(В Пилипчу от Федора Шмигельского)

II 51(20), зап. в c. Typе, Золочевского у.

20 Ой там за двором, за чистоколом,
Ой дай, Боже!
Стоит ми, стоит, зеленый явор,
А в тим яворе три користоньки:
Една ми користь в верху гнездонько,
В верху гнездонько, сив соколонько;
Друга ми користь а в середине,
А в середине, в борти пчолоньки;
Третя ми користь у корененька,
У корененька чорнии бобры.
Сив соколонько - пану на славу,
Яри пчолоньки - Богу на хвалу,
Чорныи бобры - та на шубоньку,
Та на шубоньку господинонце.
А за сим словом бувай здорова,
Бувай здорова, чом газдиненько,
Не сама з собов, с господареньком,
З господареньком, з усев челядков,
И з сыноньками, и з доненьками,
А з усем родом, и проч.

IV 34(7), зап. в с. Любиче, Жолковского у.

7 Де ся взяла сива зазулейка,
Щедрый веечр!
И все осады облетала,
Ино в едном не бувала,
Де ся церковь муровала,
Муровали ей три ворлоньки,
Ино един не муровав,
Но им только розказовав:
Кладете на спод беле каменье,
На каменью беле залезо,
По залезу сыру дубину,
По дубине клениноньку,
По клениноньце явориноньку,
Под самый верх беле залело,
На самый верх золотый хрест.
В той церковце сам Бог Попом,
А Дячата Яннолята;
Самы ся свечи посветили,
Самы ся книги почитали,
Самы ся службы поводправяли.
(В Любече от Андрея Навроцкого)

II 166(18), зап. в с. Скле, Перемышльского у.

18 Выбералась Пани
Рано до церковци;
(припев:)
В неделеньку,
Пораненько.
Выбералася
На три возойки;
На три возойки,
Bсе три кованы;
На чтыре кони
Вороненькии;
На еден возик,
Свеченьки клала;
На другий возик
Книжейки клала;
На третий возик
Сама седала;
Та приехала
Перед церковцю,
Сами ся звоны
Та зазвонили;
Сама сь церковця
Та вотворила;
Самы сь свечейки
Та запалили;
Сани ся книги
Та розтворили;
И сам Господь Бог
Службойку правит;
Бувайте ж здоровы
Емусцененько!
Не сами с собою.
С всев челядкою!
В неделеньку
Пораненько, и проч.

3. Колядки и Щедровки, поемыя хозяйским сынам, парням и мальчикам

IV 37(4), 50(24), Щедровки зап. в с. Порхове, Станиславск. у.

4 Ой ехав я з гор, пукнув я у двор:
Ой выйди, кречная панна, ты до нас!
- Зачекай ты хоть годиноньку малую,
Та най я постелю батеньку постель белую!
- Toбе ж бо добре по новой светлонце ходячи,
А мене тяжко на морозоньку стоячи. -
Ой ехав я з гор, пукнув я у двор:
Зачекай ты хоть годиноньку малую,
Та най я постелю матенце постель белую.
- Тобе ж бо добре по новой светлонце ходячи,
А мене тяжко на морозоньку стоячи.
(В Пopoxoве от Ивана Кузьмина)

24 Ой служив Василько в Польского Кроля.
Лелея!
Та его ноженьки в щиром золоте горели!
Ой служив служив, верненько служив.
Ой як гук, так гук, под Китай город (другие поют - под Китай гору)
Приездя они под Хотен место,
Ой зжаснулися ycе панове,
Вывели ему в седле коника,
Вон ся на тое а ни поглянув,
А ни поглянув, шапочки не сдоймив...
Шапочки не сдоймив, низко ся не вклонив.
Ой служив Василько в Польского Кроля,
Ой служив, служив, верненько служив,
Ой як гук и проч.
Ой сжаснулися усе Жидове,
Вынесли ему полумисок грошей.
Вон ся на тое а ни поглянув,
А ни поглянув и проч.
Ой служив Василько в Польского Кроля,
Ой служив, служив, верненько служив,
Ой як гук, так гук, под Китай город.
Приездя вони под Хотен место,
Ой сжаснулися усе мещане,
Вывели ему кречную панну,
Вон ся на тое барзо поглянув,
Барзо поглянув, шапочку здоймив,
Шапочку здоймяв, низко поклонився.
(В Порхове от Ивана Кузьмина)

IV 39(7), зап. в с. Стенке, Станислав. у.

7 Ой ходя, блудя, семь сот молодцев
Oй дай, Боже!
Доблудилися ть доброму пану,
Ть доброму пану, пану Василю:
Пане Василю, переночуй у нас!
Колись мы тобе станем в пригоде,
Як будешь ехав в Угри по девку,
Поставим мосты з белои кости,
Заснуем лесы паволоками,
Засеем поле дробнов жемчугов:
Забриня мосты з белои кости,
Зашумя лесы паволоками,
Заряхтит поле дробнов жемчугов
(В Степке от Mиxaйлa Боечка)

IV 42(12), 51(25), зап. в с. Пилипче, Чортков. у.

12 Ой пасе стадце чорне воронце,
Щедрый вечер!
Хто ж его пасе? - Пан Василенько,
Привертае го на золотый мост,
А вломилося золоте билце,
А втолилося пов стада коней.
Ой Василь ходит, рученьки ломит:
Не жаль же мене за пов стада коней,
Ой жаль же мене за моим конем;
Бо в мого коня золота грива,
Золота грива, сребны копыта,
Золота грива перса покрыла,
Сребны копыта бел камень збили.
(В Пилипче от Федора Шмигеского)

IV 36(3), 59(34), зап. в с. Жижаве Чортковского у.

3 Ой из за горы з за высокой,
Ой дай, Боже!
Ой десь ся взяла чорная хмара,
Але не есть то чорная хмара,
Aле но есть то два сив коники,
Ой еде ними кречный молодче,
Кречный молодче, на имя Василько,
Послав послоньки навперед себе,
Навперед себе до своей неньки,
Щобы ся ненька прилагодила,
Для свого сынка меду всытила,
Для челядочки пива зварила.
(В Жижане от Игната Луцева)

34 Ой межи двома та дорогами,
Ой дай, Боже!
Стоит церковця мурованая.
Ой а эвониця будованая,
На той звонице два сив голубы,
Ой бував туда з давна гостинец.
Ой ехав туда кречный молодец,
Кречный молодец, на имя Василько,
А взяв коника та притягати,
Взяв свого лучка та й добувати,
А до голубов та й измеряти,
Взяли голубы т нему промовляти:
Кречный молодче, не стреляй до нас!
Ой бо мы не есть два сив голубы,
Али бо мы есть два Ангелове,
Два Ангелове з неба зосланы,
Ой ци так теперь, як з первовеку:
Ци ситя меды Святому Роздву?
Ци куря корелку Святому Сбору?
Ци варя пиво Святому Стефану?
Ой не так теперь, як з первовеку,
Як з первовеку, з давна бувало:
Не сытя меды Святому Роздву;
Не куря горелку Святому Сбору,
Не варя пиво Святому Стефану,
Лишь брат на брата меч вынимав,
Сестра на сестру чаров шукае.
(В Жижаве от Игната Лyцевогo)


На изображении представлены Русские крестьяне Чортковского Уезда, села Ермаковки, лежащего в близком разстоянии от Днестра, почему жителей этой страны называют Нестровяне или Побережци. Мущина средних лет, с выбритой бородой и небольшими усами, волосы у него спереди подстрижены, сзади опущены. На нем белая рубашка в панталонах, шея повязана небольшим платочком. Он подпоясан шерстяным тканным синим кушаком (поясом), к которому привязан ремешком складной чепелик (нож). Верхняя одежда - суконная опанча, с капузой на плечах (богородицею), окаймлена и коегде вышита шнурками и кусочками синего сукна. На ногах юфтовые чоботы (простые сапоги), в руках у него соломянная шляпа, повязанная гарусной ленточкой, в другой руке бучок (палка).
Возле него стоят: замужняя женщина, молодиця, и девушка. На них длинные холстинные сорочки, с изобильным щитьем на рукавах и даже на пазушине (на прорехе). На шее силянка, т.е., повязка из бисеринок, за тем несколько десятков стеклянных бус и кораллов. В ушах ковтки с бовтицями (серги). Голова женщины повязана, в виде кокошника, цветным платком, которого концы спадают на спину; у девушки же сплетенные волосы положены в виде венка и кругом закосичены (украшены) цветами, и от них висят по спине разноцветные ленты. На висках фигли (маленькие локончики). Нижнее платье фОта (род шерстяной полосатой цлахты - Афанасий Никитин, в своем путешествии в Индию, очень часто упоминает фоту), которая, обхватывая сзади талью, перевязана несколько раз, вместе с таким же шерстяным передником (катраном), длинной шерстяной крайкою (кромкой).
Так как фота узка и без всяких сборок, то полы ее подбирают и закладывают сзади за пояс. Обе женщины обуты в желтые сафьянные сапоги, сшитые Русским кроем (на одной подошве). У девушки в руке коромысло с ключками, а возле него две деревянные коновки (ендовки), которыми носят воду. Впрочем женщины носят сердаки, бекеши и катанки.
Изображение снято с раскрашенных фотографических карточек, сделанных с натуры фотографом Л. Душкевичем.
Обьяснения к изображениям
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_268.htm
Продолжение
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_462.htm
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким. Колядки
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_453.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_449.htm
КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001