Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким. Колядки
от 24.12.16
  
О памянте



В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун

5. Колядки, поемые хозяйским сынам, парням и мальчикам (газдовским сынам, леденям, паробкам и хлопцам)
IV, 114-118(1-4) зап. в с. Космач Коломыйск. уезда (у Хуцулов)

1 (Ср. 711; II, с.54,63,64)
Гордый та пышный Пане Василю,
Гой, дай, Боже!
Эй, що ж ты собе започиваеш?
Лиш по под Ильвов конем играеш?
Конем наверне - Львов се издрыгне,
Що все вершечки пообпадали.
Bсe се мещаче повыхапяли:
Пане Василю, просимо тебе,
Просимо тебе, не роби того;
Ой най мы тебе перепросимо! -
Выводя ему коня у сребле.
Не подививсе, не поклонивсе.
Гордый та пышный и проч.
Лиш по подо Львов конем играе,
Конем наверне, Львов се издрыгне,
Що все вершечки пообпадали,
Все се Жидове повыхапяли:
Пане Василю, просимо тебе,
Просимо тебе, не роби того;
Ой най мы тебе, перепросимо! -
Вынося ему сребло та й золото.
Не подививсе, не поклонивсе.
Гордый та пышный и проч:
Лиш по подо Львов конем играе,
Конем наверне, Львов се издрыгне,
Що все вершечки пообпадали,
Все се Панове повыхапяли:
Пане Василю, просимо тебе,
Просимо тебе, не роби того;
Ой най мы тебе перепросимо! -
Выводя ему девочку в венку:
И подививсе, и поклонивсе.
Ой на здоровье, Пане Василю!
Ой здоров, здоров, та не сам собов,
Нe сам собою, с вотцем, маткою,
С вотцем, маткою, с всев челядкою,
С всев челядкою та с домовою.
Гой, дай, Боже!

2 Ой гордый та пышный Пане Василю,
Гой, дай, Боже!
Ой з горда собе та и починаешь.
По под Хотенье коником граешь.
Гой, на коня сев, фур, фур подо Львов,
На Львов наверне, Львов ся здрыгне,
А все Львовяне, а все мещане,
Выносе ему сребло а злото,
Вон на тото ни подивився,
Шапку не знев, ни поклонивсе.
Ой гордый та пышный и т.д.
Выносе ему сто червоных и пр.
Ой гордый та пышный и т.д.
Выносе ему красную девку,
Красную девку в крещетом венку,
А вон то то та й подивився,
Шапочку здоймив, та й поклонился:
Дякую вам, велики Паны,
За вашу волю, за мою долю.
Гой, дай, Боже!
А по сем слове бувай нам здоров! и проч.

3 Гордый та пышный Пане Василю,
Гой, дай, Боже!
З горда ты собе ба й починаешь,
По под Хотенье конем играешь,
Хотенски замки та й розбиваешь.
Хотенцы кажут: То наш Пан еде. -
Его мамка выйшла: То мой сын еде.
- По чём же ты го та испознала?
- Познала его по кошуленце:
Его кошуленька як бел беленька.
- Де вна золена? - В новых зольницях.
- Де вона прана? - Края Дуная.
- Де вна кручена? - В кони в копытах.
- Де вна сушена? - В тура на розех.
- Де вна тачена? - В новом дворе.
А в новом дворе, на тисовом столе.
- Де вна вбирана? - На райских дверях. -
Гой, дай, Боже!
Ой за сим словом, будь, сынку, здоров,
Не сам с собою, з вотцем, з мамкою,
Всев с челядкою та й домовою.
Гой, дай, Боже!
Та й встань идь нам, та й подекуй нам,
Що мы коледовали с коледничками,
С коледничками коледовали,
От ек зазульки защебетали
От ек ластовочки в новом побое,
Ек вывужечка при тузе в лузе,
Ек перепеличка в ярой пшенице,
А бысте сесь рок в мирности опроводили
А другого та й дочекали!

4 (ср. Т.II, с.8,16,17)
А в мене поле близко дороги,
Гой, дай, Боже!
Там оре плужок осмеречкою,
А за ним ходит та наш Пан Василь,
Приходит дь нему его пан отец:
Ой ори, сынку, из дробна нивку,
Посеем на ней еру пшеничку.
А вроди ж, Боже, серебло стебло,
Серебло стебло, женцеви зерно,
Сберемо женцев хлопцев молодцев,
А вязаночок файных девочок.
Сберемо возы на три обозы,
Завезем его края Дуная,
Там скидаем стог, як на небе звезд,
Завершим его сивым соколом,
Сив сокол сидит, в Дунай се дивит,
В Дунай се дивит, с визов говорит:
Ой визо, визо, славная рыбо!
Де бы нам бути с тобов у купе?
Ой будемо ж мы в Пана Василя,
В Пана Василя там на обеде.
Ой тобов, визо, стрельбы костити,
А мнов, соколом, стрельбы перити.
Ой на здоровье, Пане Василю!
Гой, дай, Боже!

II, 63(15), зап. в с. Микитинцах, Коломыйск. у.

15 Ой в чистим полю, по оболоню,
Ой дай, Боже!
Кречный молодец коником грае,
Коником грае, войсько збирае,
Восько збирае, под Львов рушае.
Вийшли идь нему два Киевляне,
Два Киевляне, оба мещане,
Винесли ему мысу червоных,
А вон на тое и не погляне.
Ой в чистом полю, и проч.
Вивели ему коника в дар,
А вон на тое и не погляне.
Ой в чистым полю, и проч.
Вийшли идь нему два Киевляне,
Два Киевляне, оба мещане,
Два Киевляне и две Киянки,
И две Киянки, обе панянки,
Вивели ему кречную панну,
А вон ся им кречно кланяе,
Барзо дякуе, шапочку здоймае.
Взяв же вон еи за белу рученьку,
Повев же еи все долинами,
Все долинами, все дубровами,
Та крещачими все барвенками;
Привев же ей идь пан отцеви,
Идь пан отцеви, идь пани матци:
Ой мой пан отче, та й пани матко!
Привев емь вам за невесточку,
За мнов дружити, вчити робити,
Вчити робити, шитенка шити.

IV, 53(28), 58(33), зап. в с. Ляховцах Станислав. у.

28 Ой из за гор, а з полонины,
Ой дай, Боже!
Выйшла ж ми вотти турма овечок,
Ай а за ними три вовчарики,
Вынесли coбе две, три, трубоньки:
Ой един вынес ба й роговую,
А другий вынес ба й костяную,
А третий вынес ба й золотую.
Ой як затрубит а в роговую,
То чути ж було а в Московщину;
Ой як затрубит а в костяную,
То чути ж було а в Угорщину;
Ой як затрубит а в золотую,
То чути ж було по под небеса,
Пo под небеса, аж на небеса.
(В Ляховцах от Михайла Бесагия)

33 Кречный молодче, на имя Василю,
Ой дай, Боже!
Що з горда ходишь, з бучна починаш?
Хвалився конем перед Королем:
Такого коня нема в Короля,
Та як у мене у молодчика:
Золота грива коня покрыла,
Шовковый хвостик землицю мете,
Срёбны копыта кремёнь лупают,
Кремёнь лупают, церковь муруют.
Церковь муруют на две оконци,
На две оконци, на трети дверци:
В едно оконце сонёчко сходит,
В друге оконце месяц заходит ,
А в третьи дверци сам Господь ходит;
На нём шубонька за сто червоных,
Кобы ж мы знали, где вна куплена?
- А вна куплена в Львове на торзе.
- Кобы мы знали, где вна плачена?
- А вна плачена на тисовом столе.
- Кобы ж мы знали, где она прана?
- А она прана в краю Дунаю.
- Кобы ж мы знали, где вна сушена?
- А вна сушена в тура на розе.
- Кобы ж мы знали, чим вна тачена?
- А вна тачена срёбным праничком,
Срёбным праничком, винным яблочком.
(В Ляховцах от Михайла Бесагия)

IV, 41(11), Ч.II, 60(12), 65(18), 69(24), зап. в c. Глубоком, Станислав. у.

11 Ой в горе, в горе, в шовковой траве,
Ой дай, Боже!
Стоит ми, стоит, высокий намёт,
А в том намете золотый стольчик,
На том стольчику гордый пан сидит,
Гордый пан сидит, на имя Василько,
Двома яблучкы подкидаючи,
Трема горешкы все цитаючи;
Выцитав коня та з под Короля.
Ой нема жь никде й такого коня,
Як у нашего пана Короля:
Золота грива коня окрыла,
Срёбны подковки землицю пишут,
Кленовы ушка рады слухают,
Шовковый хвостик следа замётав.
(В Глубоком от Павла Остапкова)

12 Зачорнелася чорна горонька,
Ой дай, Боже!
Выйшла з за неи чорна хмаронька,
Чорна хмаронька, овец турмонька,
Выйшов за ними гордый молодец,
Гордый молодец на передовец,
Заперезався, гей, ожинкою,
За тов ожинков две, три трубоньки:
Една трубонька - та роговая,
Друга трубонька - та медяная,
Трета трубонька - та зубровая.
Ой як затрубив а в роговую,
Пошов голосок ай по под лесок;
Ой як затрубив та в медяную,
Пошов голосок по верховинах,
По верховинах, по полонинах;
Ой як затрубив а в зубровую,
Пошли голоса по под небеса

18 Ой в леску, в леску, в зеленом песку,
Ой дай, Боже!
Стоит ми, стоит, шовковый намет,
На том намете золотый стольчик,
На том стольчику гордый пан сидит,
Гордый пан сидит в виграны грае,
В виграны грае, красно спевае:
Приходят дь нему три панны з Ведня,
Три панны з Ведня, в золоте, в сребле:
Помай Бог, май Бог, гордое паня!
Хто ж тебе навчив в виграны грати,
В виграны грати, красно спевати.
- Навчила ж мене родная мати
В виграны грати, красно спевати,
Три разы, разы, в ночи встаючи,
А в вине, в меду все купаючи.

24 Ехав молодец з Угор до Русиц,
Ой дай, Боже!
Та вез же собе троякий напой:
Един напоец - кудрое пиво,
Другий напоец - медок солодкий,
Третий напоец - шумна горелка.
Кудрое пиво сам буду пити,
Медок солодок любку поити,
Шумна горелка отцу та матце.
А за сим словом бувай же здоров,
Бувай же здоров, кречный молодче,
Не сам з собою, з отцем, з маткою,
З отцем, з маткою и з всев челядков,
Ой з братчиками и з сестричками,
Тай й усем родом, кречным обходом!
Дай же, ти, Боже, в городе зелье,
В городе зелье, в дому веселье,
В дому веселье барзо весельне,
Барзо весельне, на славу втешне!
Рости ж великий, будь долговечный,
Будь долговечный, будь Богу вдячный,
Будь Богу вдячный, людем величный,
Отцу и матце на утехочку,
А добрым людям на порадочку
 
Подел часу у Русинов
25 декабря 2016, 08 часов 54 минуты - Луна (Ф= 0,14) в апогее на расстоянии 405868 км (центр Земли.- центр Луны).

Ехав молодец з Угор до Русиц,
Ой дай, Боже!
Та вез же собе троякий напой:
Един напоец - кудрое пиво,
Другий напоец - медок солодкий,
Третий напоец - шумна горелка.
Кудрое пиво сам буду пити,
Медок солодок любку поити,
Шумна горелка отцу та матце.
А за сим словом бувай же здоров,
Бувай же здоров, кречный молодче,
Не сам з собою, з отцем, з маткою,
З отцем, з маткою и з всев челядков,
Ой з братчиками и з сестричками,
Тай й усем родом, кречным обходом!
Дай же, ти, Боже, в городе зелье,
В городе зелье, в дому веселье,
В дому веселье барзо весельне,
Барзо весельне, на славу втешне!
Рости ж великий, будь долговечный,
Будь долговечный, будь Богу вдячный,
Будь Богу вдячный, людем величный,
Отцу и матце на утехочку,
А добрым людям на порадочку

Подел часу у Русинов
Народы словенскии по за як из давных давен досягли уже досыть высокий ступень образованья и просвещенья; они запевно знали и поделити час на годы, месяци и пр. Е також подобность, що и знали якуюсь еру, часословие, ак то учен. проф. Кухарский из песни Игоря доводил из слов «на седмом веце трояновом», але ничого певного не маем; про те нам лиш того льзя догадовати ся, що в старине розличали век, столетье, яко бы век житья человечого.
Слова: рок, год, лето - и од тых же похожи: второк, втогод, такрок; на безрок, рочини (rocznica); полроку, полгода; роковой, годовый, речняк, годовик; потом головный подел року на чотыре поры: весна, лето, зима, осень - и од них похожи: весняный, летний, зимовый, осенный; весне, лете, зиме, в

осени - суть слова не только у нас Русинов уживани, але и всем прочим Словенам сполни, и показуют давнину выображения о поделе часу.
Легко також у всех народов Словенских выследити, що у предков ихже из давных давен було поделение року на месяци, т.е. же имели месячный рок, и, видит ся зачинали од лета, для того каже ся «новелето». Месяци свои числили од нового до нового, так як и доси наш народ числит и розличае месяц небесный (на небе) од книжного. Мают також нашии люде имена на мены месячни: нов, новый месяц, в песнех: молодый месяц (росийск. молодик). Месяц полный называе ся подполня; в четвертях месяц не мае иного назвиска, лише як в песнях «месяц перекрой»:
Ой месяцю, перекрою! и пр.
або як в приговорце:
Коли месяц в серп,
То чаровници
Едут на граници.
Здае ся, що месяц величано колись именем «Князя», для того у Поляков и доси
Я.Ф. Головацкий. Подел часу у Русинов. Из сборника - Венок русинам на обжинки (издан в Вене, 1847, том 2), с.240-254
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_675.htm
Очерк старославянского баснословия или мифологии

Я. Головацкий. Очерк старославянского баснословия или мифологии. Львов. Типом Ставропигийского института. 1860

Праздники и игры языческие…Третий праздник у Славян отправлялся зимою в тое время, когда солнце доходило до самой меньшости своей силы и поверталося снова на весну, когда зима борется с летом (т.е. зимовый слоноворот). - Праздник тот имее основание в обще человеческом мифологическом понятии о рождении светла. В Персии праздновали Мигрган в конце Декембрия и называли праздником рождения непобедимого солнца. Подобно тому и в Египте жрецы торжествовали рождение Озириса. У Римлян тогда отправлялись Януарские Календы, называвшейся также Natalis Solis invicti. Тот праздник принадлежал также и к поклонению Митре, называвшемуся непобедимым солнцем. У Славян был в тое время праздник, именуемый теперь Колядою.
У Славян отправлялся он в отношении религиозном в честь рождающегося солнца; из чого належит заключити, що год Славяне начинали с зимового поворота солнца (слоноворота). Святовит пораженый на время Чернобогом, возстае и начинае свою деятельность оживления природы. А понеже солнце совершае

деятельность свою постоянно и сначала оно являеся в малом виде, то от того образовалось понятие у всех языческих народов о рождении и детинстве светлоносного начала в годичном его быте, оттого и произошло изображение женщины (олицетворенной природы) с младенцем. - Вероятно, що то был также праздник сотворения мира, ибо в некоторых обрядных песнях о том говорится совершенно по языческим понятиям. В тое время совершалися игры и гадания розличного рода и приносилися жертвы.
В отношении семейственном той праздник имел здается то значение, що тогда составлялся хоровод на весну и освящался религийными обрядами. В земледельческом отношении имел он также свое значение. Обычаи щедровати и отчасти колядовати и виншовати на новый год у Русинов суть преимущественно земледельческие. Певцы (колядники или щедраки) под окном прославляют обилие и счастие хозяина и желают ему такогож благоденствия и на другий год. Обычай посыпания зерен на новый год имел, здается, значение освящения зерен приготовляемых для посева.
Такии то были годичныи праздники древних Славян соответствующих годовому кругу солнца, из чего видно, главным основанием що того круга было поклонение солнцу.
Я. Головацкий. Очерк старославянского баснословия или мифологии. Львов. Типом Ставропигийского института. 1860, 111с.
http://starieknigi.info/liter/G.htm pdf 7,2Мб
А за сим словом бувай же здоров,
Бувай же здоров, пан господарю,
Не з собою, из газдинею,
Из газдинкою, зо всев челядков,
Из сыноньками, из доненьками,
А з усем родом, з кречным обходом!
Дай же ти, Боже, в поли урожай,
В поли урожай, а в гумно звожай,
А в гумне хлебно, в оборе вбойно,
В дому весельно, на славу втешно!
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким. Колядки
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_453.htm

IV, 127-130(1-4), поются в Станислав. и Стрыйском у.

Колядки Стрыйского и Станиславско Округов
I. Господарю, либо паробку


1 Ой рано, рано, куроньки пели,
Радуйся, радуйся, земле,
Сын то ся Божий пародив!
Ой ище раньше наш Панок устав,
Ой устав, устав, три свечи всукав:
При одной свече личенько вмывав,
При другой свече суконки вбирав,
При третей cвече коника седлав,
Коника седлав, с конев розмовляв:
Ой коню, коню, продам я тебе.
- Ой Пане, Пане, не продай мене,
Погадай собе, цы не жаль тобе!
Я тебе вывез з под трёх побоев:
А з под одного, з под Цесарского,
А з под другого, з под Московского.
А з под третёго, з под Турецкого.
Он як емь тя вез з под Цесарского,
За нами кули як гром гремели;
Ой як емь тя вез з под Московского,
За нами кули як дождь шумели;
Ой як емь тя вез з под Турецкого,
За нами кули землю пороли.
Ой як нас Турки в Дунай загнали,
Едни втонули, други сплынули,
А я як скочив, та й не замочив,
А ни стременця, тебе молодця

II. Паробку, или хлопцу

1 (Т.II с.38,41)
По над Хотенье коником грае,
Гой, дай, Боже!
Коником грае, грае, грае,
Ездит, поездит, гордое паня,
Кличе, покличе Турского Царя:
Ой выедь, выедь, Турецкий Царю,
Най мы с собою пожертуемо,
Най мы коники потребуемо,
Чий коник швидший, чий лучок шугший! -
Нашого Пана, Пана Ивана,
И коник швидший и лучек тугший,
Зняв головоньку на копеёнку,
Занёс вон его у свои краи,
Людём на хвалу, собе на славу.
А за сим словом бувай же здоров,
Бувай же здоров, гречный молодче,
Гречный молодче, чом Иваненьку,
Не сам с собою, с вотцём, с маткою,
И с усем домом, со Святым Богов!

2 А где ты едеш, гайный Паничу,
На коню, гей, гей, на коню.
Злоте перенько по нёму?
- Ой еду ж бо я та й до батенька?
- Що ж ты му везешь за подарунок?
- Ой везу ж я му дробну шапочку.
- А где ты едеш, тайный Паничу?
На коню, и проч.
- Ой еду ж бо я та й до матёнки.
- Що ж ты ей везеш за подарунок?
- Ой везу ж я ёй тоненький рубок.
- А где ты едеш, гайный паничу,
На коню, и проч.
- Ой еду ж бо я та й до братенька.
- Що ж ты му везешь за подаронок?
- Ой везу ж я му срёбну шабельку.
- А где ты йдешь, гайный паничу.
На коню, и проч.
- Ой еду ж бо я та й до сестрици.
- Що ж ты ей везеш за подарунок?
- Ой везу ж я ей павяный венок.
- А где ты едеш, гайный паничу?
На коню, и проч.
- Ой йду ж бо я та й до милои.
- Що ж ты ей везеш за подарунок?
- Ой везу ж я ей сребный перстенец

3 (Т.II. 63,64,15,16,17)
А в чистом полю, на оболоню,
Грай, коню, грай, кониченьку
Темносивенький, зо мною!
Коничок грае, войско збирае,
Войско збирае под Ильвов жене,
Под Ильвов жене, Львов розбивае:
Пустив стрелонькн по верх муроньков,
Выходит дь нему три Ильвовяне,
Три Ильвовяне, славни мещане,
Выносят ему много червовых,
А вон на тое не поглядае,
Горьше буяе, войско збирае,
Войско збирае, Львов розбивае:
Пустив стрелоньки до пов муроньков,
Выходят дь нему три Ильвовяне,
Три Ильвовяне, славни мещане,
Выводят ему коника в седле,
Коника в седле, шабельку в сребле,
А вон на тое не поглядае,
Горьше буяе, войско збирае,
Войско збирае, Львов розбивае;
Пустив стрелоньки по под муроньки,
Выходят дь нему три Ильвовяне,
Три Ильвовяне, славни мещане,
Выводят ему гречную панну,
А вон на тое барзо глядае,
Барзо глядае, низко кланяе.

4 (Русалка Днеcтp. с.37)
А з горы, з долу, ветер повевав,
Ой, дай, Боже!
Дунай высыхав, зельём заростав,
Зельем трепетём, вшеляким цветом;
Дивное зверье спасае зелье,
Спасае зелье сивый оленец,
На том оленце пятьдесят рожков,
Пятьдесят рожков, один тарелец,
На том тарелце золотый стольчик,
На том стольчику чемный молодец,
На гусли грае, красно спевае,
Надойшов дь нему батенько его:
Ты, сыну, сидиш, а нич не видиш
Турки, Татаре, Подгорьи взяли,
В полон забрали, долов погнали.
- Седлай ми, тату, коня быстрого,
Злагодь ми, тату, меча острого,
Най я поеду, Турки догоню.
Мое Подгорье назад оберну,
Назад оберну, красче осаджу! -
Ой як их догонив,
Так их розронив.
Свое Подгорье назад обернув,
Назад обернув, красче осадив,
Ой осадив вон три села людьми:
Ой та одно село старыми людьми,
А друге село паробочками,
А трете село девчиноньками:
Старии люде усем судили,
А паробочки в войску служили,
А девчиноньки шитенька шили

Русский парень Стрыйского у. села Петранки и горец Станиславск. уезда села Пасечной в восточной Галичине
Два крестьянина: Подгорянин, Стрыйского Уезда, села Петранки, и Верховинец (горец), Станиславского Уезда, села Пасечной. Первый oдет в нагольный кожух (овчинный полушубок), сверх которого на один рукав накинут сердак (армяк) с голубыми петлями и окаймлен такими ж шнурками, на шее подвязанный длинными петлями с большими кистями. На голове кучма (высокая барашковая шапка) о круглым верхом. Наконец синие шаравары (убранье) и сапоги с высокими голенищами дополняют убор. В одной руке палочка, в другой люлька (трубка). Верховинец имеет шитую на воротнике сорочку, спущенную посверх шаровар, подпоясанных ремнем. Сверху того киптарь (полушубок без рукавов), окаймленный кусками белого и черного меха с красными сафьянными полосочками; на плечи накинут черный суконный сердак, шнурком отороченный; на голове шлык (шапка) с суконным верхом и меховым опушком (околышком). Он обут, как все Горцы, в кожаные красные постолы, зашнурованные черными ремешками. В руке палка. У обоих длинные локоны волос спадают на плечи. Страна гористая.
Изображение с акварелей, снятых с натуры живописцем А. Дзбанским, высланных мной в 1867 году на Этнографическую Выставку, теперь хранится в Дашковском Этнографическом Музее в Москве
Обьяснения к изображениям
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_268.htm
Продолжение
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_458.htm
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким. Колядки
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_453.htm
КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm->

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001