Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким. Колядки
от 22.12.16
  
О памянте




В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун

Непосредственные соседи Гуцулов с запада, это Горяне и Подгоряне, называемые Бойки. Это название придается Русскому народу северного Карпатского склона, начиная от реки Ломницы к западу до истоков Днестра; следовательно, бойки занимают погорье Стрыйского и Самборского Уездов.
…Замечательно, что сам народ никогда не назовет себя Бойком, а каждый отказывается от него с негодованием, на отрез, считая его обидным именем: Бойкнуло бы тобе в черев! Який я Бойко? Я такий же Русин, як и ты.
Этнографическая карта русского народонаселения в Галичине, северо-восточной Угрии и Буковины. Составлена Я.Ф. Головацким. 1876
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_448.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_240.htm

II, 14(20), 18(25), 21(30), 23-24(33-34), 27(27), 28(29), 34(40), 32(45), зап. в с. Розгорчье, Стрыйского уезда (у Бойков)

20 А в нашего господаренька,
Бог ему дав!
Господаренька, на имья Василья,
Та не завидуйте, милии братья,
По двору ему калинови мосты:
Мостами ходит сам Божий Господь:
В правой рученце свеченьку носит,
Токмит волики на три плуженьки,
А на рок буде чом на чотыре.
А в нашего господаренька, и пр.
Токмит коровы на три оборы,
А яловничок чом на чотыре.
А в нашего господаренька, и пр.
Токмит коники на три стаенки,
А жеребчики чом на чотыре.
А в нашего господаренька, и пр.
Токмит овечки та на три струнки,
А ярчатоньки чом на чотыре.
А в нашего господаренька, и пр.
Токмит пчолоньки та в три рядоньки,
А пароики чом у чотыре.

25 Гордый та пышный, пан господарю,
Ой дай, Боже!
Пан господарю, на имья Василю,
Ой згорда собе ба й починаешь,
По над Хотенье коником граешь,
Хотинци мовьят: То наш пан еде -
А вдова мовит: То мой сын еде -
По чем же сь его, нене, спознала?-
- По кошуленце, по белым коню:
На нем кошуля, як бел беленька,
Як бел беленька, як лист тоненька;
Де вона прана? - В краю Дунаю.
А де кручена? - Коню в копыте;
Де вна сушена? - В туря на розе;
Де вна тачана? - В Львове на столе,
В Львове на столе, та у костеле;
Чем вна тачана? - Винным яблочком,
Винным яблочком, золотым прянничком.

30 Чому ж так нема, як було давно?
Ой дай, Боже!
Святам Николам пива не варят,
Святам Рождествам службы не служат,
Святым Водорщам свечи не сучат,
Ой бо вже давно, як правды нема,
Бо вже ся цари повоёвали,
А царь на царя войско збирае,
А брат на брата мечом махае,
Ой бо сын вотця до права тягне,
Донька на матерь гнев поднимае,
Ой бо кум кума зводит з розума,
Сусед соседа збавляе хлеба.

33 Чому ж так нема, як було давно,
Ой дай, Боже!
Як було давно а з первовеку,
Коли Жидове Христа мучили,
Христа мучили, на муки брали,
На розпятию гей розпинали,
Клюков за ребра гей розбивали,
Терновый венец на голов клали,
Глогови шпильки за ногти били,
Всяке деревце не лезло в телце:
Червива ива ой согрешила,
Исуса Христа кровцю пустила:
Де кровця цяне - церковця стане,
Де плечи впали - престолы стали,
Де руки впали - там свечи стали,
Де очи впали - там книги стали,
Де личка впали - образы стали,
Де зубы впали - дзвононька стали,
Семи ся престолы позастилали,
Семи ся свечи позажигали,
Семи ся книги перечитали,
Семи ся образы помалёвали,
Семи ся дзвоны передзвонили,
Семи ся службы переслужили,
А все ся души порадовали,
До пана Бога хвалу давали.

34 По мостах, мостах, по золотеньких,
Ой дай, Боже!
Ой ходят по них все колядники,
Все колядники, и все братчики,
А все братчики старии люде,
А перейшла их Божая Мати,
Та почала их выпытовати:
Чи не бачили моего сына?
- Ой хоть бачили, коли не знали.
- Ой мой сынонько, господинонько,
Господинонько, добродеенько.
- Ой мы ж бачили, та в монастыри,
Та в монастыри, коло престола,
Служит службоньку все суборную,
Все суборную, заздоровную,
Та за здоровье усего миру:
На нем ризочки гатласовии,
На нем патрафиль сребный, шовковый,
А нараквички гаптовании,
На нем поясок жовтая свеча,
На нем шапочка соболевая,
На нем корона щирозлотая.

II, 22(31), 33(47), Ч. IV, 3(2), 17(22) зап. в с. Синеводске, Стрыйского уезда (у Бойков)

31 О з давных давен а з первовеку
Ой дай, Боже!
Стоит ми церковця нова,
Церковця нова побудована,
Побудована, з трома вершечки,
З трома вершечки, з двома оконцы,
З двома оконцы, з райскими дверцы,
А коло неи стежечка лежит,
Надойшло ж нею два мысливчики,
Та й высмотрели два голубчики,
Та й взяли вни гей померяти,
А они взяли дь ним промовляти:
Меряй, померяй, а в нас не стреляй!
Ой бо ж ми не е два голубоньки,
Але ж бо мы е два ангелоньки.

47 Ой нема дома господаренька,
Ой лелея!
Господаренька, на имья Василя,
Поехав же вон до Судомира,
Що ж там поехав? - Суды судити.
Що ж ему дано за тото суды?
Ой дано ж ему та три селечка:
А в одном селе - старии люде,
А в другом селе - все парубочки,
А в третем селе - усе девочки.
Старыми людьми село порадне,
Порубочками село горьежне,
А девочками село весело.

2 Ой у нашего господарентя,
Бог ему дав!
Не завудуйте, милые братья,
Бог ему дав!
Господарентя, на имя Ивана,
Подворенко му красно вметено,
На том подворенькю светлонька стоит,
А в той светлонце тисовы столы,
А по тых столах тонки убрусы,
А на тых убрусах все колачеве,
Все колачеве, житны, пшеничны,
Коло колачев жовтыи чаши,
Жовтыи чаши с зеленым вином,
С зеленым вином, с солодким медом,
С солодким медом, с вареным пивом;
За столом сидят три товарищи:
Перший товариш ясен месячик,
Другий товариш светлое сонце,
Третий товариш сам Бог небесный,
Перед ними стоит господаречко,
Господарентя, на имя Иванко;
Ой стоит, стоит, шапочку держит,
Шапочку держит, низко ся кланят:
Ой я вас прошу, три товариши,
Ой я вас прошу, на що ми Бог дав,
Ой я вас прошу, ежьте, та пийте! -
Выхвалюеся перший товариш,
Перший товариш, ясный месячик:
Як же я зойду з вечера поздно,
Ой я освечу горы, долины,
Горы, долины, господарентя. -
Выхвалюеся другий товариш,
Другий товариш, светлое сонце:
Як же я зойду в неделю рано,
Я обогрею горы, долины,
Горы, долины, темны лесове,
Темны лесове, чистое поле,
Чистое поле господарентя. -
Третий товариш, сам Бог небесный:
Як же я спущу дробного дожджу,
Зрадуе ми ся весь мирный светок,
Весь мирный светок, жито, пшениця,
Жито, пшениця, всяка севбиця,
Всяка севбиця господарентя
(Запис. в Синеводску Вышнем Стрыйск. Окр. от Гриня Турчина)

22 Ци дома, дома, господаронтю?
Ой дома! Не поведаут, ой дома!
Що ояон дее? - Служит служебку,
Служит служебку та у престола;
Ходем же ему заколядуйме,
Чей же й нам вон даст по колядочце,
Чей нам отправит хоть по службочце.
Ци дома, дома, господинова?
Що ж она дее? - Колачи пече,
Ходим же мы ей заколядуйме,
Чей же нам вна даст по колядочце.
По колядочце, по колачеви.
Ци дома, дома, сыноньки ёго?
Що ж они деют? - Листье читаут,
Ходем же мы им заколядуйме,
Чей же нам дадут по колядочце,
По кодядочце, по червоному.
Ци дома, дома, доченки ёго?
Що ж они деют? - Хустоньки шиут
Ходем же мы им заколядуйме.
Чей нам дадут по колядочце,
По колядце хоть по хусточце
(В Синеводске Стрыйск, Окр. от Гриня Турчина)

IV, 12(16), 14(17-18), 16(20), 20(25-26) зап. В Тишовнице Стрыйского уезда (у Бойков от Пилипа Саблаташа)

16 Ой наш паночку господаречку,
В сем двору все Ангелоньки глаголят:
Господаречку, на имя Иване,
Ой подивися на кватырочку,
Господь ти ходит по подворочку,
Шаруе коровки на три желка,
А яловничок все окромешне;
А на рок Бог даст та й еще больше.
Ой наш паночку, господаречку,
Господаречку, на имя Иване,
Ой подивися на кватырочку,
Господь ти ходит по подворочку:
Шаруе волоньки на три плужоньки,
А чабанисты ба й на чотыре,
Бычки третячки все окромешне,
А на рок Бог даст та й еще больше.
Ой наш паночку, господаречку,
Господаречку, на имя Иване,
Господь ти ходит чом по стаенках,
Цугуе коники на три цугоньки,
А вороны да й на чотыре,
Ой а стрижечки все окромешне,
А на рок Бог даст та й еще больше.
Ой наш паночку, господаречку,
Ой подивися на кватырочку,
Господь ти ходит по кошароньках,
Шаруе овечки на три струночки,
А яловничок чом на чотыре,
Ой а стрижечки все окромешне,
А на рок Бог даст та й еще больше.
Ой наш паночку, господаречку,
Господаречку, на имя Иване,
Господь ти ходит по пасеченьках
Кладе пчолоньки на три лавоньки,
А первенчики чом на чотыре,
А неройнички все окромешне,
А на рок Бог даст та й еще больше.
Ой наш паночку, господаречку,
Господаречку, на имя Иване,
Ой подивися на кватырочку,
Господь ти ходит по комороньках,
Меряе гроши получвертками,
Котры червоны полумисками,
Белыми грошьми все окромешне,
А на рок Бог даст та й еще больше.
Ой наш паночку, господаречку,
Господаречку, на имя Иване,
Господь ти ходит а по избоньках,
Шаруе суконьки на три шнуроньки,
Котры блаваты чом на чотыре,
А китаевы все окромешне,
А на рок Бог даст та й еще больше.
Ой наш паночку, господаречку,
Господаречку, на имя Иване,
Ой подивися на кватырочку,
Господь ти ходит по загуменю,
Шаруе стыртоньки на три шнуроньки,
Яру пшеницю все окромешне,
А на рок Бог даст та й еще больше

17 Ци спишь, ци чуешь, господареньку,
А встань же! а встань же дь горе,
Люба ти радость на дворе!
Господареньку, на имя Иване,
Подведи свою чом головоньку,
Побуди свою чом челядоньку,
Най си походит по светонькови,
Як яры пчёлки по цветонькови,
Кличе тя Господь на порадоньку,
На оборонце любая радость,
Любая радость, Божая милость:
Коровы ти ся та положили,
Все по быкови, по чабанови;
Кобыли ти ся пожеребили,
А все коники белокопыти;
Овечки ти ся та покотили,
Все баранчики круторожкии;
Рои ся тобе та пороили,
Та пороили, попароили.

18 На вметененку красно вметено,
Дай ёму! Дай ёму, Боже, счастье, здоровье а в дому!
Красно вметено перед светлоньков,
А в той светлонце стоят столове.
На тых столовех стоят убрусы,
Стоят убрусы все ильчистые,
По тых убрусах стоят повноньки,
Стоят повноньки щирозлотныи,
Щирозлотныи, з вином повныи.
За столом сидит господаренько,
Господаренько чом Иваночко,
Перед ним стоять его служеньки,
Ой стоят, стоят, шапочки держат,
Шапочки держат, низко ся клонят:
Ой наш паноньку, господареньку,
Ой як мы тобе верно служиме. -
- Bеpнo служите, я добре плачу.
Мои служеньки барзо верныи,
Береть ключи, а все дробныи,
А гонеть волы, а все з оборы;
Ой пойдете в чистое поле,
В чистое поле, за Чорне море,
Будем сеяти жито, пшеницю,
Жито, пшеницю, всяку севбицю.
Уродит нам ся як тихий Дунай,
Богу на хвалу, людём на дору.
Будем сбирати красныи женци,
Красныи женци, девки, молодци,
А с серпочками, як с месячками;
Сберемо возы, як чорна хмара,
Та повеземо а в чисте поле,
Та искладемо широкий стожок. -
На стожку сидит господаренько,
Господаренько, чом Иваночко,
Ой сидит, сидит, в море ся дивит,
В море ся дивит, з рыбков говорит:
Ой будешь, рыбко, пану на обед,
Пану на обед, рано на уклон.

20 По загуменью плуженько оре,
Та в ёго, та в ёго дому а все Ангелы глаголят!
За плужком ходить сам Бог небесный,
А Святый Павло волоньки гонит,
А Святый Петро волоньки водит;
А выйшла ж и дь ним Божая Мати:
Ореть, сыночки, з дробна нивочки!
Будем cеяти жито, пшеницю,
Жито, пшеницю, всяку севбицю,
Уродится нам як тихий Дунай;
Будем сбирати красныи женци.
Красныи женци, девки, молодци,
А все серпочки, як месяченьки;
Будем складати на три стырсоньки;
Една стырсонька для насененька,
Друга стырсонька для челядоньки,
Третья стырсонька Богу на хвалу, .
Богу на хвалу, людем на дору.

25 В папа Ивана на ёго дворе,
Радуйся земле! Веселися, наш Боже, над нами!
Стояло древо тонке, высоке,
Тонке, высоке, листом широке;
Из того древа церковь рублена,
А в той церковце два, три, престолы:
В першом престоле Святое Роздво,
В другом престоле Святый Василий,
В третем престоле Иван Хреститель.
Святое Роздво нам радость принесло,
Святый Василий Новый Год принес,
Иван Хреститель воду перехрестив.

26 Ой из за горы з за небесной,
Радуйся! Радуйся, земле!
Сын нам ся Божий народив!
Сам Святый Юрий коником играв,
Коником играв, шабельков звивав,
Шабельков звивав, бел камень лупав,
Бел камень лупав, церковь муровав,
А в той церковце трои дверечка,
Трои дверечка, трои вершечка:
Едни дверечка ой из сход сонця,
Други древечка з под полуднечка,
Трети дверечка из заход сонця.
На едни входит сам Бог небесный,
На други входит Сам Святый Павло,
На трети входит Божая Мати,
Божая Мати проскурниченька.
Сам Бог небесный службоньку служит,
А Святый Павло в здвононьки звонит,
Божая Мати проскуры пече,
Господареви за здоровленько


Русские горцы (Бойки) Стрыйского уезда села Вышнего Синеводска в восточной Галичине
Русские горцы (Бойки) Стрыйского уезда села, Вышнего Синеводска, над горним Стрыем в Восточной Гадичине. Здесь представлены два пожилых хозяина - Грин Береза и Иван Максимчук, женщина Полагна Бурдюкова, две девушки и парень, на дворе перед хатой. Мущины одеты в рубашках с шитьем на плечах, рубашка опущена по холошнях (суконных штанах) и подпоясана кожаным ремнем. Воротник ее застегнут шпинкой (металлической запонкой) с цветным стеклышком или политичкой (красной ленточкой). Далее у них надет овчинный кожух, каймленый белыми и черными кусочками козьей кожи, сверх того черный сердак (армякъ). У Гриня Березы через плечо повешена тобовка или тайстра (кожаная сумка без всяких украшений). На ногах кожаные постолы, подвязанные ремешками. На голове у одного кучма (высокая овчинная шапка с таким же верхом), другой держит в руке черную валяную шляпу с низким плоским верхом и широкими полями. Позади видны хата с еловых бревен, сложенных в ключи, соломой крытых, другие постройки и обороги наполнены сеном.
Женщина имеет на голове чепец, под которым спрятаны подстриженные волосы, за тем голова обвита холщевой завойкой, концы которой падают вниз. У девушек заплетены косы с косо-плетками и повязаны цветным платком, которого длинный конец спущен на плечо. В праздники повязывают платок с чубом, т.е., павлиными перьями и веточками из посталя (Lunaria biennis).
В уши вдевают ковточки (сережки). На шею вешают несколько ниток разноцветных бус с крестиками и медальончиками. Нижнее платье или обыкновенное холщовое, или же цветная юпка, сложенная в сборки (в ресы, ресная сподниця, сукня), с шерстяным фартухом (передником), которые опоясываются пунцовым гарусным поясом и чембором (красной лентой). Верхнее платье -черный сердак простого сукна, как у мущин, а зимой кожух (нагольный тулуп). На ногах сапоги или постолы.
Удивительное противоположение бедности нынешних Бойков в одеянии и всей обстановке с богатством и довольством, воспевается в колядках и др. песнях. Там «господарь ходит по калиновым мостам и токмит волы на три плуги, коровы на три оборы, а яловник на четыре; ставит кони на три стаенки, а жеребчики на четыре, овечки на три струнки, а ярчуки на четыре», и пр. (II, 14). Там ему «кладут коп, як на небе звезд, и стоит господарь между копами, як ясень месяц между звездами» (II, 18).
Сообразим, с какими изысканными прихотями приготовлялась девица, поджидая приезда своего милого. Она (II, 87):
«Гатила гати дорогими шаты,
Мостила мосты жуковинами,
Садила сады все винограды,
Вберала лесы паволоками,
Сеяла поле дробнов жемчугов» и пр.
Или сообразим содержание другой песни, в которой девушка величается своим нарядным платьем (II, 86):
«Кобысь мя видев рано в неделю,
Як стане мати мене вберати:
Ой на ноженьки жовти чоботки,
А на лядвонки кованый пояс,
А на плечоньки пять чемерочок,
А на пальчики сребни перстенци,
На головоньку перлову тканку» и пр.
Вот в каких высях парило когда-то воображение обедневшего ныне народа. Грустно становится слышать, как эти загнанные и убитые Бойки, ходя почти в рубищах и нуждаясь в первых потребностях жизни, безсознательно поют о богатствах и достатках, которыми некогда наслаждались их предки!
Изображение снято с фотографических карточек, сделанных на месте Священником Иларионом Нижанковским, которых подлинники хранятся в Дашковском Этнографическом Музее в Москве.
Обьяснения к изображениям
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_268.htm
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким. Колядки
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_453.htm
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_449.htm
Ф.Ф. Аристов. Карпаты - общеславянская прародина
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm
КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001