Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким. Распределение и Оглавление песен
от 18.12.16
  
О памянте




В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун

Чтения в Императорском Обществе Истории и Древностей Российских при Московском Университете. 1876 г., н.1,
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я,Ф. Головацким и изданные О.М. Бодянским. Продолжение дополнений:
I. Народные обычаи, обряды и песни в Буковине Русского народа
II. Карпатская Русь: Галичина, Северовосточная Угрия и Буковина
III. Историко-этнографическое обозрение всех их троих
Чтения в Императорском Обществе Истории и Древностей Российских при Московском Университете. 1876 г., н.1, с.531-670

Чтения в Императорском Обществе Истории и Древностей Российских при Московском Университете. 1876 г., н.3,
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким и изданные О.М. Бодянским. Продолжение дополнений:
1. Сведения о собирателях песен.
2. Распределение и Оглавление песен.
3. Систематическое оглавление песен.
4. Азбучный указатель по началу песен, и проч
Чтения в Императорском Обществе Истории и Древностей Российских при Московском Университете. 1876 г., н.3, с.145-201
Год издания: 1846-1908
Всего томов 218
http://www.runivers.ru/lib/book8180/

Распределение и Оглавление песен народных песен Галицкой и Угорской Руси
Распределение народных песен по содержанию представляет немалые затруднения. Следуя общепринятому разделению всякой поэзии, на эпическую, лирическую и драматическую, казалось бы уместным применить эти три отдела и к народным песням. Но так как драматической поэзии вовсе не находим в народных песнопениях, разве, может быть, зародыши ее кроются в некоторых обрядных песнях, то остаются нам два первые: поэзия эпическая и лирическая. Первая отличается предметным (объективным) представлением события, происшествия, или состояния, лирическая же изображает личные (субъективные) впечатления души, или такое же излияние чувств.
Эти два рода поэзии иногда так тесно переплетаются между собою, что их не всегда можно разъединить: много песен подходит к одному и другому разряду, и по тому они не поддаются строгому приурочению к тому, или другому разряду (категории), а представляют собою что-то среднее между ними, но с преобладанием той, или другой, стороны. Отсюда видно, что, народные песни, будучи произведением самодельного творчества, произведениями народного вдохновения, не легко подчиняются условиям какой ни будь книжно-ученой системы, а, при своем разнообразии, требуют распределения простого, но основанного на естественных началах народной жизни и народного быта, сложившегося в силу исторических, географических, этнологических и религиозных условий долговременного существования народа.
В тридцатый, сороковых годах, когда я приготовлял к печати песни, помещенные в первой и в начале второй части настоящего издания, нельзя было распределить их в такой порядок, какой представляется ныне возможным. В ту пору у меня весь запас песен состоял из одних эпических и лирических (Дум и Думок), да из нескольких обрядных и плясовых. Некоторые отделения были слабы, другого рода песен вовсе не имелось. Я разделил собранные мною тогда песни на два вида: Думы и Думки (Ч.I), и Обрядные и Плясовые песни (Ч.II), в таковом виде они и печатались в «Чтениях в Императорском Обществе Истории и Древностей Российских», в 1863 и 1864г., под наблюдением Секретаря Общества, О.М. Бодянского, и в то же время делались особые оттиски.
Положив в основание разделение поэзии на эпическую и лирическую, я распределил песни, вошедшие в 1-ю часть, на песни эпического и лирического содержания, присвоив первым, народное название Думы, а последним Думки. Во второй же части я поместил Обрядные и Плясовые песни, из коих первые смешанного свойства, вторые же почти всегда лирического.
После того я, во время печатания II-ой части, собранные мною и другими лицами песни, сообщал в Чтении и в таком виде они были напечатаны, как прибавления. Когда же, по истечении нескольких лет, у меня опять накопилось значительное количество разного рода песен и разночтений их, то я пересмотрел вновь все собранное, старался привести его в порядок, не изменяя при том в существе своей первоначальной системы.
И так с 1870г. стали печататься: Разночтения и Дополнения к песням, составившие III-ю и IV-ю части, в которых опять повторилось первоначальное деление песен.
Таким образом, по необходимости, строгий порядок деления не мог быть соблюден с начала до конца, в чем вина должна быть приписана, конечно, одному лишь собирателю. Только теперь, после напечатания всех, собранных мною песен, можно эту разнообразную массу упорядочить, подвести под известные разряды. Позволяю себе сделать здесь еще одно замечание.
Народные песни одни другими пополняются; взаимная связь их нерасторжима; оттуда происходит, что не возможно поставить грань одних против других, так как часто вовсе нельзя означить, где кончается эпическая и начинается лирическая поэзия. Думы и Думки сливаются нередко в одну струю. Колядки и Гаивки переходят в Бытовые и Житейские песни. Коломыйки и Думки весьма похожи друг не друга, а по содержанию своему иногда почти одно и то же. Коломыйка - это зерно отдельно взятое, одинокий полевой цветок, или распрысканный ключ воды; Думка же - это соединенные в цепи звена, пучок связанных цветов, или собранные капли ключа.
Приступая вновь к систематическому распределению всего собрания "Песен Галицкой, Угорской и Буковинской Руси, я принял в соображение исторические, этнологические и географические условия, под влиянием которых пелись и поются песни.
Прежде всего надлежит принять во внимание, что древнее других Обрядные песни. Не смотря на позднейшие наслоения, источник их в доисторической старине, как и самая обрядность, ныне во многом загадочная, происходит от доисторической же древности. В некоторых Обрядных песнях уцелели явные остатки мифической старины, нередко под Христианской оболочкой. Колядка, совпадающая ныне с праздником Рождества Христова, это, по понятию древне-языческому, был праздник рождения света, или празднование начала года, следующего за зимним солнцеворотом, а по тому Колядки были песни при обрядах этого праздника. Остаток их - нынешние Колядки, которые поют хором паробки (парни) в навечерие Рождества, на Святый Вечер и в самые Рождественные праздники (на Риздво). За Колядками и вместе с ними следуют Щедровки, хоровые песни, распеваемые мальчиками, или деревенскими девушками, в вечер Водокрещения (на Святый Вечер Водокрещей), под окнами хозяев. Щедровки, по своему содержанию и назначению - те же Колядки, вероятно, перенесенные, по внушению Христианских настоятелей, с колядного Свята Вечера на Водокрещенский, который называется также Щедрым Вечером. К ним присоединяются обряды и песни, которые поются на Маланку (на канун Нового Года) и на самый Новый Год. Этим и кончается ряд праздников Коляды, или, по древнему понятию, праздника зимнего солнцеворота. Колядки и Щедровки подразделяются по своему содержанию, кому они поются: хозяевам, вдовам, парням, или девицам. Так, по крайней мере, делил их сам народ.
С наступлением весны начинается новый ряд праздников, с особыми обрядами, играми и песнями. Вот какие обряды и песни сохранились у Карпатороссов:
Во первых, Гаивки или Гаилки, хороводные песни, поемые девушками во время праздников Пасхи, в три первые дни Светлой (Святой) Недели, при особых играх и плясках. Они сохранились в большом количестве в восточной половине Галичины. Песни и игры производятся днем (до захода солнца), по большей части в церковной ограде (на цвентаре), на возвышенностях, или на других свободных местах (плацах).
Содержание их - приветствование воскресшей весны, призывания какого то мифического Деда-Лада, погребение загадочного Кострубы, иносказательные намеки на выбор жениха и невесты, наконец любовь и разные отношения семейной жизни.
После того следуют Царинные или Русальные песни, сохранившиеся только у Лемков, т.е., Карпатских жителей Западно-Русской части Галиции. Их поют тоже хором женщины при обхождении поля (царины) на Троицын День или Зеленые Свята, который праздник называют Лемки и Угророссы Русальями, Русальной Неделей.
Обряд Купала или Соботки в Ивановскую ночь сохранился также только у Лемков Сяноцкого и Сандецкого Уездов. Сожигание костра, круговая пляска около живого огня, перепрыгивание чрез горящий костер, и перегонка скота через него, водится до сих пор в этих краях с весьма ограниченным количеством обрядных песен.
За тем следуют Жатвенные песни, или песни при обжинках, по окончании жатвы пшеницы и ржи: тогда девушки плетут венок из колосьев, вкладывают его на голову одной из них (княгини молодой) и с поля идут, сопровождая ее с дружками и распевая дорогой песни, соответственным обряду. Пришедши перед дом хозяина (помещика, священника, или зажиточного крестьянина), княгиня с поклоном подносит венок хозяину, либо хозяйке, и получает за него денежное вознаграждение. После чего следует угощение жнецов и нередко толока с музыкой, а также и пляски до самой поздней ночи. Этого рода песни поются во всей Русской Галичине и Буковине, исключая Карпатское нагорье, так как в нем народ мало занимается хлебопашеством, а больше скотоводством.
При окончании косьбы ярового хлеба не бывает ни плетения венка, ни обрядных песен, разве что на обкоски принесет кто нибудь из косарей небольшой веночек из колосьев ячменя, овса, или гречки и, держа его на косе, снимает и подносит хозяину, за что получает несколько грошей, выражая свои благожелания так:
Дав вам Господ Бог
Обкосков дождати,
Еще вам дай, Боже,
Счасливо зобрати,
Звести, змолотити,
С Богом ся веселити,
И довгий век прожити!
Песен при этом никаким нет, только иногда косари при кошении споют разве, для большей охоты:
Эй тнут косари,
Хоть не рано почали.
Та багато утяли.
Этим кончается круг «Обрядных песен при общественных народных праздниках».
За тем следуют у нас «Обрядные песни при семейных праздниках и увеселениях».
Главным обрядом, или семейным праздником непременно следует считать Свадьбу или Брак, сопровождаемый рядом разнообразных обиходов и церемоний и особенными, касающимися обряда песнями. Таких песен собрано большое количество в разных краях Галицкой и Угорской Руси, хотя этот предмет далеко еще не исчерпан и самые обряды не вполне разъяснены. Самое название песен сих словом «Ладканя» (ладкати, то есть, петь свадебные песни) указывает на отдаленную древность. И в самом деле, не смотря на наслоения и подновления разных эпох, в ладканях слышатся звуки отдаленной старины. В них упоминается о насильственном захвате невесты, играются представления осады и обороны княгинина замка, борьба двух спорящих сторон - князя и княгини, стреляние из луков и мнимых пушек, торги и купля невесты, соглашение сторон, словом, народная свадебная драма, с определенными ролями, хоровым пением, которая требует большого числа участвующих: старосты (данский и бранский), сваты, свахи и свашки, дружбы и дружки, бояре и пр.
Второй семейный праздник - это Крещение дитяти (Крестины), сопровождаемое также особыми песнями. Oни записаны в Сяноцком Уезде (у Лемков), но все позднейшего происхождения. В других краях не имеется обрядных песен при крещении дитяти, а на Крестинах, как и при всяких семейных и домашних увеселениях, поются песни, которые мы ставим в особый разряд и называем Праздничными, Круговыми и Пировыми.
За сим следуют Плясовые песни, которые поются преимущественно при народных плясках. Пляска, называемая Коломыйка, сопровождается даже постоянным пением песен (Коломыек). Эти песни тоже новейшего происхождения, а присовокупляются к Обрядным только по тому, что их поют часто на свадьбах, толоках, наконец в собраниях при музыке в корчме и. т.п.
При распределении Обрядных песен обращалось мною внимание на местность, в которой они поются. В этом отношении я наблюдаю географическое положение страны, этнографические особенности народного быта и разности языка, смотря на край, был ли он более, или менее, подвержен пагубному влиянию чужестранцев и иноязычников. С этой точки зрения всего цельнее сохранилась Русская народность, а с нею и чистота обычаев и языка, даже высшее достоинство и эстетическая красота песен, в Заднестрянском крае, или собственно на северо-восточном погорье Карпат, в особенности у Гуцулов. Гуцульские песни отличаются своей неподдельной простосердечностью, простотой языка и нередко поэтичностью мыслей и выражений. Это заметно не только в Обрядных песнях, но и в Былевых и Бытовых (Гайдамацких) и даже в Коломыйках. К ним близко подходят песни Верховинцев и Бойков (Горцев Стрыйского и Самборского погорья). Песни с этой стороны Днестра (Галицкого Подолья, Ополья и Полесья) имеют менее оттенков местного племенного быта и разностей в складе, форме и видах наречий. Они более общие Галицко-Русские, хотя, впрочем, иногда красотою поэтического творчества и изяществом своим не уступают первым. Наконец песни северо-эападного погорья (Лемков) двояки: одни имеют Русский (местный) облик, другие же заимствованы, или переделаны, из Словацких и Польских народных песен. Первые и по языку чище, вторые же переполнены Словацкими и Польскими особенностями. Такие же по большей части и Угорско-Русские песни. Меж ними есть даже и Словацкие, так как Угророссы и Лемки поют, вместе с своими, и Словацкие «спеванки».
На этом основании сопоставлены мною Обрядные песни, при которых отмечена местность, где они записаны, в такой последовательности: начав с Карпатского нагорья (от Гуцулов), идя на запад к Верховинцам и Бойкам, за тем, перешагнув на сю сторону Днестра в Галицкое Подолье и Ополье (Тернопольский и Бережанский Уезды) и Полесье (Золочевский и Жолковский и пр.), после опять я подвигаюсь на северо-западное Карпатское нагорье (Лемки) и перехожу за Карпаты в Угорскую Русь. Словацкие песни отмечены особо.
Кто внимательно прочтет самые песни в выше показанном порядке, да к тому еще разсмотрит прилагаемые к изданию изображения, тот увидит постепенность оттенков народных обликов и убедится в справедливости моего деления. В свое время можно будет на тех же основаниях подразделить и плясовые песни, а также Думы и Думки.
Этим оканчивается 1-й том песен в новом систематическом распределении.
Разделение II-го тома гораздо проще. Главное разделение: Думы и Думки; первые преимущественно эпического содержания, вторые - более лирического. Так различает их и самый народ. Дума - это у него «довга песня, поважна песня»; напев ее тоже важнее, протяжнее. Думы разделяются на Былевые и Бытовые. Первые подразделены на Козацкие исторические и на Думы, воспевающие события обыкновенных лиц. Бытовые же Думы разделяются на Козацкие простые, Чумацкие, или песни из Козацкого и Чумацкого быта, Гайдамацкие, или песни из быта удалых молодцов, затем Воинские, из солдатского или рекрутского быта, наконец Господарские и Скотарские, т.е., из быта земледельцев и пастухов. К ним прибавлены Думы Нравственно-Религиозные, поучительно назидательного содержания (дидактические). Думы Былевые и Поучительные поются часто лирниками, слепцами-нищими (см. изображение), при сопровождении струнного инструмента, называемого лирой. Козацкие былевые и бытовые песни, по всему вероятию, не местного происхождения, а занесены из Украины; по этой причине в сем отделении нет местных оттенков: ни Гуцульских, ни Лемковских, ни Угрорусских, кроме разночтений о Савве, Михае и нескольких переделанных (I, с.29-36), списанных мною из одной старинной тетрадки. Настоящих Украинских Дум, распеваемых бандуристами, вовсе нет.
Думки-песни лирического содержания. Они разделяются на Любовные, Семейные и Житейские, так как предмет их любовь и семейные отношения. К ним присоединены особого рода песни: Иносказательные (аллегорические), отличающиеся своей формой, и Колыбельные, или песни, поемые при усыпании ребенка.
Наконец, песни Веселые и Охочие, подразделяющиеся на Шуточные или Насмешливые (сатирические), Небыличные (сказочные), и Бражнические или Корчемные, которые поются при попойках.
Но, кроме своих собственных песен, Русский народ в Галичине, особенно в смежных с Pоcсией Уездах, любит петь также Великорусские песни, преимущественно солдатами. Они
нравятся народу своим бойким содержанием и смелым разгульным, хоровым напевом. Народ любит слушать эти песни о подвигах Русских воинов, а еще больше разсказы об них: о богатых городах, великолепных церквах и вообще обо всем, что относится к Русскому Царству и народу. Песни эти, конечно, занесены в Галичину Русскими войсками, стоявшими в 1809 и 1849 годах по деревням Галиции, особенно в период 1809-1815 годов, когда Тернопольский и Чортковский Уезды, эта житница Автрийской Империи, принадлежали России; сверх того, нередко заносят их перебежчики солдаты (Москали), которые, приютився по пограничным деревням, нанимаются в наймиты у крестьян, и часто отличаются своею молодцеватостью среди деревенской молодежи.
У них перенимают местные паробки, которые и поют их вместе, общим хором, при собраниях и пирушках в корчмах и господах, или же летними вечерами выезжая с лошадьми на ночлег (ночное пашенье рабочих лошадей). Случается, деревенские паробки в пограничных селах отправляются к чердакам (Казаков или Жандармов вышкам) покурити Московского тютюну (табаку), побалакати (покалять) и послухати Казацких песен. Вот каким путем пробирается Русская песня чрез рубеж. Но кроме того и «Дяки и Поддячии» любят похвастаться Российскими песнями: они тоже иногда поют в обществах песни, но более книжного издания, каковы, например:
«При долинушке стояла,
Калину ломала.»
Или:
«Чем я тебя огорчила,
Скажи, друг любезный мой»
Или:
«Всякому городу нравы, права,
Всяка имеет свой ум голова.»
А было время, пели и песню на «Взятие Варны,» как особенную новость:
«Где парит орел Российский,
Где герои наших стран?
Устремился он в Мизийский
Дальный край на Бусурман.
Там Сарматов мы помстили,
Поразили в месте сем,
Славу Славян защитили,
Мы оружием своим.»
Пеcни о воинах и походах Суворова, о взятии Варны, забыты уже в России, или сменены песнями с новым наслоением исторических событий, но они сохраняются до сих пор в «закордонной», заграничной Австрийской Руси, поджидая, не придут ли на смену их другие песни, в коих воспеваются новейшие события, сильно защемляющие и Русь Заграничную, смотрящую не на запад, а на восток солнца.
Вот несколько такого рода песен, которые можно иногда там и сям услышать в Галичине и Карпато-Руссии:

1. О Суворове
Волга реченька широка,
Тяжко мне плыть чрез тебя:
«Друг мой любый, друг мои милой.
Тяжко мне жить без тебя.

Скажи мила, што любила,
Скажи ты всю правду мне!-
«Забыла ж и уже тебя,
Забывай ты обо мне.»

Не туман с моря поднялся,
Не сильные дожди идут,
Но Суворов показался,
За ним полки в Польшу йдут.

Сколько ж он той Польши сходил,
Следовали полки с ним,
Ничево он больше не делал,
Только курилося за ним.

Зажурилася Варшава,
Што Суворов на ню йдет:
Эй мала та Польска слава,
Што спокойно не живет.

Ах ты Прага на салдатов,
Што, своем, ты учила,
А не жаль же ты на Бога:
Волю матушка дала.

Зажурилася Варшава,
Заплакали все места:
Эй пропала Польска слава,
Когда я стану пуста.

Раз нам Суворов прославил,
Што во Францию пора,
Мы все с радощи окрикли:
О ура, ура, ура, ура, ура!

2. Сильны тучи, сильны громы,
С за Дуная к нам идут,
Наши славны гренадиры,
С за Могилова идут.

С за Могилова идучи,
И так себе говорят:
Нам не страшны громы, тучи,
Граф Суворов с нами йдет.
(Далее, сказал певец, не помню). Эту песню поют паробьи в Золочевском, Тернопольском и других Уездах, особенно смежных с Poccиею.

3. Всякому на свете
Есть правда, привет,
Одному солдату
Только правды нет.

Мундир в рублей триста,
А в кармане грош;
Корми лошадь сыто,
А сам сухарь глож!

Генерал, Полковник
Той шампана пьет,
А наш брат за милю
По воду идет.

Над Барином, Графом,
Стоит обелиск,
А над нашим братом
Только птичий писк.

Добыв десять пушек -
Шлют крест золотой;
Потерял руки, ноги-
Ступай жить домой!

4. Наш батюшка Николай
Пошел в поход за Дунай,
А Полковник при полку
Курит трубку табаку;
(За всяким стихом припевается: Гей! гай! гей! гай! - и повторяется стих)

Курит трубку табаку,
Кличет солдат до полку:
Ты, солдате, ты, капрал,
Штобы завтра рано встал,
Штобы утром рано встал,
Штоб голову росчесал.
Штоб рубашка была бела,
Штоб солдата вошь не ела! - и пр.
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_449.htm
Ф.Ф. Аристов. Карпаты - общеславянская прародина
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm
КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001