Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Славянский сборник. О Галицкой Руси
от 08.12.16
  
О памянте



В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун

Гордый та пышный, пан господарю,
Ой дай Боже!
Пан господарю, на имья Василю,
Ой згорда собе ба й починаешь,
По над Хотенье коником граешь,
Хотинци мовьят: То наш пан еде -
А вдова мовит: То мой сын еде -
По чем же сь его, нене, спознала?-
- По кошуленце, по белым коню:
На нем кошуля, як бел беленька,
Як бел беленька, як лист тоненька;
Де вона прана? - В краю Дунаю.
А де кручена? - Коню в копыте;
Де вна сушена? - В туря на розе;
Де вна тачана? - В Львове на столе,
В Львове на столе, та у костеле;
Чем вна тачана? - Винным яблочком,
Винным яблочком, золотым прянничком.

Славянский сборник. Т.I. СПб.: Издание С.-Петербургском Отделе Славянского Благотворительного Комитета, 1875
Предисловие
…Мысль о Славянском Сборнике возникла в С.-Петербургском Отделе Славянского Благотворительного Комитета в начал прошлого года, и, благодаря живейшему усердию и неустанному содействию И.П. Корнилова (Иван Петрович Корнилов - председатель С.-Петербургского Отдела от 24 сент. 1872 по 18 апр. 1876) и А.Д. Башмакова, быстро и успешно стала приходить в исполнение. Решено было обратиться и к отечественным и к заграничным знатокам, ученым и писателям по Славянскому делу

Оглавление
Предисловие (Н. Страхов)
Карпатская Русь. Географическо-статистические и историко-этнографические очерки Галичины, северо-восточной Угрии и Буковины. 1) Карпатские горы. 2) Реки и их притоки. 3) Проходы через Карпаты и пути сообщения. Я.Ф. Головацкого
О Галицкой Руси. И. Наумовича
О современном положении Русских в Угрии
Положение Угорских Русских под управлением Степана Панковича епископа Мукачевского. Уриил Метеор
Очерк политической и литературной истории Словаков за последние сто лет. I-VII. Пича
Несколько данных и замечаний из области общественной экономической статистики Чехии, Моравии и Австрийской
Силезии за последние годы. А.С. Будиловича
Положение районов современной Боснии. Н.А. Попова
Видные деятели западно-Славянской образованности в XV, XVI
и XVII веках. Историко-литературные и культурные очерки. Предисловие. Введение. I-XII. В.И. Ламанского
О современном положении и взаимных отношениях Славян западных и южных. А.С. Будиловича
Очерк истории старообрядцев в Добрудже
Словаки и Русские в статистике Венгрии
Русская печать за пределами России
Славянские журналы, на которые принимается подписка в почтовых конторах (1875)
Алфавитные указатели: I. Личных имен. II. Имен географических

И. Наумович. О Галицкой Руси
Часть Польши, присоединенная к Австрии в 1772 году под именем Галицко-Владимирского королевства, или Галиции, заключает в себе два миллиона с половиною душ настоящих Мало-или Южно-руссов, придерживающихся крепко как отеческой Греко-восточной церкви, так и Русской народности.
Этот народ живет сплошною массою от восточной и северной границы Галиции на юг до Карпатских гор и за ними, на запад до рек Сяна и Попрада и за ними, где уже более или менее смешан с Мазурами, настоящим Польским народом. В разных местах он имеет и разные местные названия, как-то: Лемки, Бойки, Гуцулы и Подоляки.
До 1848г. только ученые слависты знали о существовании Галицко-Русского народа в Галиции. Мы помним, когда проходили на Венгерскую войну Русские полки, как офицеры удивлялись, что здесь не немецкий край; об этом крае и о его столичном городе «Лемберге» они имели совершенно другое представление. Так и Австрийские Немцы называли Галицию попросту Polen; полки, состоящие из Русских солдат, звались polnische Regimente. И ничего удивительного в этом не было; ибо народ Русский ничем не заявлял своего народного политического существования. Под напором Польско-иезуитской политики, интеллигенция, какая она ни была, стыдилась своего Русского происхождения, принимала вместе с образованием и Латинский обряд, и ополячивала даже свои Русские названия. Так из Ивановых выходили Яновичи или Яновские, из Кузьминых - Куземские, из Коваля делался Ковальский, из Савчина - Савчинский и пр. Язык Польский был общественным языком всего образованного сословия и всякого, кто обучался какому-нибудь ремеслу и переоделся в капоту (кафтан). Духовенство Русское называло себя Русским только по различию обрядности церковной от латинов, а не по языку и народности, которая у него самого была в презрении, как народность холопов; большая часть священников не только по большим, ополяченным городам, но и по чисто-Русским деревням, проповедывали даже слово Божие на Польском языке. О помещиках, купцах, промышленниках и мещанстве в больших городах нечего и говорить: они издавна отреклись от веры отцев своих и прилепились к Польше телом и душою.
Не смотря на все это, масса Русского народа по местечкам и деревням не только не изменила своей народности, но в своей среде она еще русила Польских пришельцев, переселявшихся в разные времена (как напр. в 1846 году, после ужасного наводнения в Мазурской стране) в хлебородный Русский край питаться его хлебом, так что одни из них, хотя придерживаясь латинства, приняли понемножку и язык и одежду и обычаи народные Русские, другие оставили и латинство и, приняв церковный Русский обряд, слились совершенно с массою настоящего Русского народа.
Уже в первые годы присоединения Галиции к Австрии правительственные чины не могли не узнать о существовании Русского народа как большинства всего народонаселения в крае, и Русской церкви, обнимающей две большие епархии. Как в докладах правительственных чинов центральному правительству в Вене, так и в распоряжениях и декретах тогоже правительства этого времени читается везде: russische Bevolkerung, russische Kirche, russische Geistlichkeit, и пр. Но все это писалось большею частью только в смысле вероисповедном, так как вопрос народности еще тогда не был на исторической очереди. Поляк и католик, Русин и униат - были тогда синонимы, и до сих пор еще не только в устах простого народа, но даже в разговорах интеллигенции между народностью и народным церковным обрядом не делается различия.
Пока выражения «russisch» и «polnisch» в Австрийском делопроизводстве имели только значение вероисповедное, церковное, обрядовое, пока о существовании и правах Русской
народности в Галиции еще и речи не было, до тех пор свободно можно было зваться официально по-немецки «Russen»; но когда в последствии времени к этим выражениям прибавилось и значение народно-политическое, предводители Русского народа в Галиции, верные своему законному правительству, желая не делать ему никаких затруднений и отстранить от себя даже и тень подозрения в каком-нибудь сближении с Россиею или в симпатии к ней, - вопреки постоянным клеветам Польских доносчиков о неверности Руси для Австрии, - будучи таким образом руководимы инстинктом народного самосохранения, придумали переменить неприятное Австрийским и Польским ушам название «russisch» на курияльное Римское «rutenisch», и вот откуда нынешнее официальное наименование Русского народа в Галиции, - народа по мнению Немцев специально-Австрийского, не имеющего ничего общего с великим Русским народом, - народа, нарочно изобретенного графом Стадионом в 1848 году для противовеса мятежным Полякам.
Как ни смешно это дело, но оно при настоящих обстоятельствах Галицкой Руси тем важнее, что от этого названия «Ruthenen» зависят условия развитая ее народной и политической жизни. Австрийское правительство, как конституционное, дав гарантию всем народам, что под его защитою всякая народность может свободно развиваться, довольно благосклонно смотрело на Галицкую Русь в начале ее народного возрождения с 1848 года, как на партию непоколибимо-верную империи и династии Габсбургов, и способствовало ее народному развитию до тех пор, пока граф Голуховский, Поляк по происхождению, не взял правление края в свои руки. С этого времени Русь, все более и более прижимаемая к стене и потеряв уже надежду на справедливость Австрийского правительства, подняла отчаянный вопль о своем народном и литературном единстве со всем прочим Русским миром. Вследствие того посыпались из Польского табора на Русинов безчисленные доносы, в Вене считали Галицкую Русь второю Венециею, и решено было Русскую народность уничтожить (niederhalten). На место Русского языка в школах введен везде Польский; Польский язык признан во всех ведомствах и судах правительственным; помещикам дано исключительное право представления священников на Русские приходы; и так сделалось, благодаря Польскому влиянию, что всякий, кто убивает Русь Галицкую, мнится служить службу Австрии.
В таком печальном положении твердая Галицкая Русь выдержала все возможные испытанья не теряя надежды на лучшую будущность. Со времени катастрофы под Седаном, когда Польский вопрос перестал быть уже вопросом Европейским, значение Польской партии в Австрии тоже глубоко упало, а тем самым поднялись акции Галицкой Руси. Предводители ее обратили в настоящее время наибольшее внимание на образование народных масс, на возбуждение в них Русско-народного сознания, и, стремясь неусыпно всеми силами к этой едино-спасительной цели, подвизаются под именем «Ruthenen» как в Галицком сейме, так и в Венской державной думе для блага своего отечества.
Русским читателям любопытно будет узнать кое-что об этом закоулке древнего Русского края, - каковы его жители, в чем они сходны со всею Русью, какими народными оттенками различаются их различные группы.
Все жители Галиции, принадлежащие к Греко-восточной церкви, униаты, зовутся Русинами, только в некоторых местностях зовут их Руснаками, в противоположность Полякам. Русины, живущие на всем хлебородном пространстве Галиции и занимающиеся преимущественно земледельем, не имеют особого названия; только жителей в окрестности Тернополя и Черткова зовут Подолянами; за то жители гор в разных местностях Карпат представляют разные типы и имеют различные названия. Все Русины земледельцы, от Российской восточной границы до Сяна и за него, сходны между собою и наречием, и костюмом, и обычаями; но между жителями гор Лемками или Бойками, живущими в самом близком соседстве, есть большая разница в наречии, в сложении тела, в одежде, в нравах и обычаях; а еще больше различаются Лемки и Гуцулы.
Мы опишем вкратце все эти группы Русского народо-населения Галиции, начиная от самого рубежа Русского края, от Лемков.
О. Алексей И. Торонский, родом Лемко, превосходно описал родную свою сторону и земляков своих в „Зоре", сборнике посвященному покойному митрополиту Галицкому, Григорию Ехимовичу, изданном во Львове в 1861 году. Из пространной его статьи заимствуем в сокращении следующее:
Русины-Лемки живут по обеим сторонам Бескид (Карпатских гор) в Галичине и Угорщине. Галицкие Лемки занимают узкую полосу подкарпатской страны, начиная от городка Пивничной на Попраде. За Попрадом есть только четыре их деревни: Шляхтова, Яворки, Бела-Вода и Черна Вода. В стране Лемков находятся следующие города: Грибов, Горлицы, Жмийгород, Дукля, Риманов, Новотанец, Буковско. Число душ русинов Лемков 90.000 на 50 кв. милях пространства.
Земля Лемков заселенная, по большей части бесплодные горы, где процветает только скотоводство. В Лемковских горах есть славные минеральные купанья в Щавнице, Кринице и в Ивониче.
Название Лемков происходит от слова „лем", которое они употребляют в значении „лишь", „только.
Наречие Лемков Русское, только замечательно, что ударение у них всегда на предпоследнем слоге, как у Поляков. Все они придерживаются крепко своей народности и восточно-униатского вероисповедания.
Только в приходах заселенных Лемками встречается такое явление, что в иных самых больших деревнях нет ни одного латинника, - в остальной Галичине это редко бывает.
Как все жители гор, они очень благочестивы, но есть у них и много суеверий разного рода, ничем неискоренимых.
Обычаи Лемков сходны с обычаями других жителей Галичины с местными только разницами. Все свои работы и обряды они сопровождают песнями, которых множество. Песни эти чисто Русские; Словацкая стихия не имела на них влияния. Вот некоторые образцы:
Песня свадебная при витии венца
Встала Марися рано,
Ще раньше як свитало,
Почалася журити,
Що не е з чего венца вити;
Прийшол к ней Василько ей:
Не журися, Марисенько,
Маю я талярок битый,
Куплю веночок витый,
Ой мам я и червеный,
Куплю венок зеленый,
Такий он буде красный,
Як месяченько ясный,
Таки на нем листочки,
Як на неби звездочки.
Песня свадебная при наряжении невесте женского завитя
Подумай, Марисю, соби,
Чи не жаль буде тоби
От паняночок отстати,
Межи невисты пристати.
***
Подумай, Марисю, соби,
Чи не жаль буде тоби
Той жовтой косоньки,
И дивоцкой подобоньки и пр.
Лемки, как жители гор, различаются от Русинов земледельцев и одеждою, только им одним свойственною. Верхняя их одежда „чуга", есть род длинного плаща, с пелериною на спине, на нижнем рубце которой находятся так называемые тороки, т.е. плетеные чернобелые шерстяные нитки висящие как бахрома. Обыкновенно же домашняя их одежда называется гуня: она коротка, достигает только до колен; штаны из белого сукна, узкие, шляпа широкая; вместо сапог „керпцы (кожаные лапти) или ходяки; Богатые Лемки ходят и в сапогах.
Женщины одеваются довольно красиво. На головах носят белые или синие платки, от которых один длинный конец спускается вниз; девушки не повязывают голов, а заплетают волосы в одну косу. Одежда их состоит из сподницы или кабата, в простые дни из синей материи с белыми точками, в праздничные дни из белой с цветами; в будни ходят в керпцах или ходаках, в праздники в Угорских сапогах, черных или желтых „сафиянах".
Это замечательное племя, живущее на самих рубежах Русской земли, отличается прекрасными свойствами. В своих пустых и бесплодных горах, куда мало заходит чужого, оно сохранило древнюю простоту обычаев народных и религиозных. Между лемками очень мало Евреев, потому и мало деморализации; редко слышно о воре или мошеннике; только пьянство, этот рак, точащий здоровое тело Галицкой Руси, хотя не в такой степени, как в других странах, похищает и между Лемками свои жертвы.
Горные соседи Лемков - Бойки. Они живут в части Сяноцких гор и в Стрыйских горах, и различаются от Лемков не только одеждою и наречием чисто Русским, но также и нравами. Бойко - это человек пылкого характера, от слова „бойкий" - бить, любит драться, и на войне мужественный солдат. Полки из Бойков обыкновенно употреблялись Австрийскими генералами в первый огонь, и бывали часто совершенно истребляемы, как это случилось в 1848 году, когда из всего полка Гартмана осталось только несколько человек.
В горах своих Бойки занимаются скотоводством и отчасти деревянными изделиями. Можно их видеть во Львове, торгующих орехами, сливами, виноградом и каштанами. Все это они привозят из Угорщины верхом, в бочонках привязанных по обеим сторонам лошади.
Одежда их - обыкновенный шерстяной сердак, или короткий бараний кожух, черная баранья шапка или широкая шляпа, на ногах ходаки. Женщины одеваются точно также, только сподницы у них шерстяные, на головах белые платки. Они вместе с мужьями своими ездят хорошо верхом, курят трубку, и находу, или сидя на лошади, прядут волну (шерсть).
Бойки не пользуются расположением прочих Галицких жителей. Именно между Бойками и Гуцулами существует племенная ненависть, которой причина очень загадочна. Так у Гуцула самая большая обида, если он кому скажет: Ты Бойко печеный!
Есть у них и следующая песня:
Ой, Гуцулы-Гуцулоньки, де вы Бойка дили?
Чи вы его испекли, чи живого зъили?
Ни мы его испекли, ни живого зъили:
Пойшов Бойко на грибы, вовки го имили.
Далее на восток и юг в роскошных горах живут Гуцулы, Русские Черногорцы, краса и поэзия Галицкой Руси; отсюда расходится по всем сторонам неисчерпаемое богатство песней в природной их древней красоте под именем „коломыек", отсюда мелодия и танец „коломыйка", которого не может галицкий Русин ни слышать, ни видеть равнодушно, и который увлекает его волшебною силою.
Имя Гуцул взято с Румынского „хуцуль", что значит „разбойник" или по Галицко-Русски „опрышок", так как в коломыйских и Буковинских горах, в прежние времена нелегко доступных, скрывались шайки опришков, из которых один, Добош, живший в половине минувшего века, приобрел себе славу Русского Ринальдини, и живет еще в песнях народа и знаменитый богатырь и благодетель мужиков, и как гроза Ляхов, Армян и Евреев.
Гуцулы в недавнее еще время были очень богатым народом; но теперь, когда распоряжения властей вытеснили их с широких и роскошных пастбищ под предлогом сервитутных прав, они до крайности обеднели, и в отчаянии взялись за водку, которая в скверных руках евреев с каждым днем больше делается их материальною и моральною отравою; и таким образом страна эта, до 1848 года славившаяся богатством и благосостоянием, которую сами Русины звали „Палестиною, молоком и медом текущею теперь истинно уже Палестина Еврейская, а народ, вытесненный из своих первобытных гнезд, идет толпами на заработок в Молдавию и Бессарабию, и по всему белому свету.
Как гордо возносится над долинами Прута и Черемоша славная Черногора с своими сотоварищами Стохою, Попадьею и другими, так гордо стоял в своей орлиной красоте и силе Русский Гуцул над другими жителями Галичины. Свободный в горах своих, он не знал панщины, не знал плуга или серпа, лишь одну косу. Стада волов, коней и овец давали ему довольно средств к удобной жизни; он родился счастливый, рос как птица на чистом воздухе, здоровый и веселый при своих стадах, в борьбе с дикими зверями, и не имел другого дела, как беспрестанно создавать и петь песни свои. Теперь же, о горе! Грустно и тоскливо в Гуцульских горах! Перед домами Гуцулов развешаны еврейские перины, Гуцулы пасут стада, но уже не свои, а Еврейские! Только изредка можно еще видеть богатого Гуцула в полном его прекрасном народном костюме.
Гуцулы-мужчины отличаются особенною красотою лица. Волоса и глаза у них обыкновенно черные, лицо с резкими чертами, нос орлиный. Рост Гуцула высокий, походка бодрая, движения свободны и смелы. Соответственно своей горной жизни Гуцул носит короткий шерстяной сердак, черный, штаны широкие, красные или голубые, пояс очень широкий, а за поясом пару пистолетов и нож, с которыми ходит даже в церковь. На ногах ходаки, обыкновенные у всех Верховинцев. К костюму гуцула принадлежит еще и топорец, прекрасно и со вкусом сделанный и служащий вместо палицы. Женщины Гуцульские не так красивы, как мужчины, и костюм их, тяжелый и безвкусный, состоит из сердака, вышитой сорочки и шерстяной обгортки, сапогов желтых, червонных или черных.
Гуцулы и Гуцулки безпрестанно поют песни, а от них и другие жители Галиции перенимают так называемые коломыйки, коих можно набрать несколько толстых томов. Кроме коломыек, Гуцул слагает песни и на всякие исторические события; вот для образца две такие песни:
Об уничтожении панщины
Ой у той Коломыи дубовая брама,
Заказала ту панщину контролева мама.
А молода контролевна ничего не робит,
С хлопами ся записала, в вербецирци ходит.
Ой она ся записала и крест закопала,
Тогды паны за панщинов ревно заплакали.
Кует-кует зазуленька у далекий край, край,
Бо занесла панщиноньку на тихий Дунай;
Ой, занесла панщиночку, села спочивати,
Стямилися Ляшки-панки, яли бановати,
Не бануйте вы, Панове, мы того хотели,
Ой, мы вам се наробили, не малим в вас веры.
Мы не вмеем молотити, наши женки жати,
А як будем у сей Польщи теперечки жити?
Хлоп умее молотити, хлоп умее жати,
Дают паны, дают гроши, он не хоче брати.
Ой, дай Боже здоровьечко нашому цареви,
Що дав полектиночку нашому краеви,
Ой, дай Боже здоровьечко и нашой царевне,
Ой, то же нас, изробила с панами на ревне.
Обь угорской войне
Загадала Ниталия Кисарика вбити,
Та хотела усе гверы капелями палити.
А як прийшов пан Радецкий, та не много радив,
За два за три часы добре Ниталию зладив.
Ишов, ишов та пан Кисар з места Кромережу
То он мае на серденьку велику огрызу.
А не тмой (тому) огрызу мае, що не ма що ести,
Але тмой огрызу мае, що не мать где сести.
А он мае ести-пити, не приймае трунок,
Бо он пише до Москаля: ставай на ратунок!
Москаль ему отписуе, що я пойти пойду,
Мене того венгерщины бить лишь до обеду
Щобы були удеяли наши сапоньеры,
Якбы не був прислав Москаль свои каноньеры?
А як прислав свое войско и свои гарматы,
Аж тогды ся врадовали все наши камраты;
Якеж було файне место, яке було ладне,
Як оно ся называло? от ведав Комарне (Коморн).
Якеж було файне место, муром на окола,
Никто его бы не розбив, лишь Москаль Микола.
Ой як яли у Комарне кульками бринети
Заплакали у Комарне и маленьки дети.
А як яли у Комарне кульками свистати,
Зачалися у Комарне муры розсыпати.
Як розбили старый косцьол и середну браму,
То вынесли перед войско беленькую фану.
А як выйшов старый Венгер, зачався просити,
А даруйте люде света, не будем ся бити.
А як выйшов старый Венгер, и впав на колена,
А даруйте люде добри, дань бутельку вина.
Мы не пришли, ты, Кошуте, твое вино пити,
А прийшлисьмо, ты, Кошуте, твое житье взяти.
Перебилим гай Кошута, ще кобы то й Бема,
Тогды бы нам чей каираты щастлива година.
Перебилим мы Кошута, ще кобы то Турка,
О так Кошут той утекав, як з леса вевюрка (белка).
О Русинах Галицких Подоляках здесь ничего не пишем, так как между ними и жителями Польши, Подолии и Украйны нет большой разницы. Мы хотели только сказать несколько слов о том одноплеменном братском Русском народе, который живет за политическими границами России и которого не убили пять веков Польско-иезуитского хозяйства.
И. Наумович
И. Наумович. О Галицкой Руси. с.13-19 - Путями истории: Общерусское национальное, духовное и культурное единство на основании данных науки и жизни. Под ред. Олега Алексеевича Грабаря. Нью-Йорк: Изд-во Свободного слова Карпатской Руси, Т.1, 1977
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_759.htm

Иван Григорьевич Наумович. Просветитель Галицкой Руси
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_654.htm
Славянский сборник. Т.I. СПб.: Издание С.-Петербургском Отделе Славянского Благотворительного Комитета, 1875, 671с.
Т.1. 1875. pdf 30,5Mb
Т.2. 1877. pdf 41,8Mb
Т.3. 1876. pdf 33,8Mb
http://starieknigi.info/liter/S.htm

Я.Ф. Головацкий и И.Г. Наумович в 1883г. По фотографии А. Страуса и К в Вильне. Опубликованно впервые в книге Ф.Ф. Аристова - Карпато-русские писатели. М., 1916
Ф.Ф. Аристов. Карпаты - общеславянская прародина

http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm
КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001