Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
А.И. Добрянский. Наименование австро-угорских русских
от 25.11.16
  
О памянте




В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун

Вопроса о наименовании русского населения Австро-Угрии, которое в XIX в. по политическим соображениям стали официально называть „рутенским", Адольф Иванович касался еще в начале 1860-х годов в статье, напечатанной в издававшейся Ткалцем на немецком языкe газете „Zukunft", гдe была между прочим высказана теория А.И. Добрянского-Сачурова о происхождении латинского слова „Ruthenus" (русский). С 1870-х и особенно 1880-х гг. вопрос этот еще болeе обострился, так как поляки в своих интересах создали украиноманскую партию, а самых видных русских патриотов в Галичине не постыдились обвинить в государственной измене. Кроме искусственных терминов „рутенский" и „русинский", стали употреблять еще более комичные в применении к Червонной Руси, никогда не входившей в состав Украйны, выражения „украинский" и „украинско-руський".
Это и заставило А.И. Добрянского-Сачурова выступить в центральном органе австро-угорских славян - „Парламентер" (Вена, 1885г., н.7 и отдельный оттиск в 23с.) со статьею

Наименование австро-угорских русских - („Nomenclation der Osterreichisch-ungarischen Russen")

В начале статьи (с.3) автор объясняет, что о 3 с половиной миллионном русском населении Австро-Угрии правящие ее круги знают очень мало, так как оно имеет в палате депутатов всего трех представителей, а в палате господ - ни одного. Не удивительно поэтому, что и в наименовании этого народа царит большая путаница. Выяснить эту сторону дела и является задачей статьи.


Далее (с.4-8) Адольф Иванович указывает на то, что употребительное в старину и сохранившееся в Галичине названиe „русин" (как „болгарин", „сербин") имеет смысл лишь в единственном числе; что греки могли передавать русское „с" через „?", „и через „?", а все слово „русин" через ????????; что множ. число по древне-русски было „Русь", по-греч, „?? ???", а русская земля - „Русь", „?????"; что по-латыни греч. „????????" было передано через „Ruthenus", рядом с которым впрочем всегда употреблялось и правильное „Russus" (иногда „Russus seu Ruthenus"), а „Русь" -„?????" через „Russia", но ошибка была допущена во множ. ч., гдe стали употреблять выражение „Rutheni" (рядом с „Russi"); что, впрочем, термины „Ruthenus", „Rutheni", „Russus", „Russia" всегда употреблялись безразлично в применении ко всем ветвям русского народа. Bсе эти свои положения автор подтверждает примерами.
Переходя от истории к современному положению дела, А.И. Добрянский-Сачуров констатирует, что все русские люди Aвстро-Угрии и России называют себя в муж. родe „русин", „руснак "или „русский", в ж.р. только „русска", и каждый из них „утверждает, что говорит „по-русски", нисколько даже не подозревая того-если его этому не учили в школе, - что филологи и этнографы стараются различать друг от друга велико-мало-, бело-, червоно- и черно-руссов" (с.9). Народ различает наречия по старым городам: „москали" или „москвичи", „новгородцы", „галичане" и т.д. Русские говоры Австро-Угрии автор делит на две группы: а) лемковские (лемки - оставшееся русскими потомки белохорватов, 9/10 которых омадьярилось, ословачилось или ополячилось) и б) бойковские с гуцульскими, подолянскими и долишнянскими (все это потомки белосербов. Указав на то, что и лемки и бойки одинаково называют свой язык, даже духовенство и церковь - „русскими", что таковыми их считают и их соседи-словаки, поляки, мадьяры („orosz"; введенное же недавно официальное „ruthen" непопулярно среди мадьяр) и немцы („Russnak" у них употребляется лишь в уничижительном смыслн, как „Polaken" вместо „Polen"), что „русскими" называют галичан и австрийские официальные документы XVIII в., и многие серьезные ученые с Шафариком во главе, что до 1810г. во Львовском университете читались на русском язык даже лекции, а после этого года читавшие их профессора продолжали свою деятельность в России,- А.И. Добрянский-Сачуров переходит к разсмотрению взглядов по данному вопросу известного ученого проф. Бидермана (автора двухтомного капитального труда „Die ungarischen Ruthenen" - „Угорсюе рутены", Иннсбрук, 1862-67гг.), который, хотя и признает русских Австро-Угрии настоящими русскими, но советует им называть себя „рутенами" в отличие от великоруссов - обруселых финнов, татар и монголов. Указав на то, что подобное переименование „противно происхождению, чувству и совести народных масс", Адольф Иванович следующим образом доказывает несостоятельность единственного аргумента, приводимого Бидерманом:
„Ассимиляция ляшских, т.е. польских, затем финских и татарских, отчасти даже монгольских племен восточными русскими, которых в новое время произвольно называют великоруссами, так же само подтверждается историею, как поглощение литовцев, печенегов, хозар, половцев или куманов западными русскими, которых теперь называют, между прочим, рутенами; доказано и то, что последнею группою поглощались также татары и черкесы, и что даже название украинских казаков перешло на них от черкесов, которые называются по-русски „касогами".
„Относительно чистоты происхождения между обеими упомянутыми русскими группами существует поэтому, вероятно, лишь то различие, что западная группа, к которой относятся русские нашей монархии, завершила поглощение чуждых элементов уже в XIII в., значит, давно; а с тех пор сама страдает от поглощения чуждыми элементами, особенно польскими, словацкими, мадьярскими и румынскими; между тем как восточная группа все еще успешно продолжает ассимиляцию чуждых элементов, т.е. свое мнимое загрязнение.
„Поглощать чужие народы или быть поглощаемым есть исключительно проявление мощи или безсилия, словом политического положения народа в данное время, что мы можем наблюдать не только у русских, но и у немцев, хотя оба эти народа все еще могут считаться сравнительно наименее смешанными в Европе.
„Немцы в старое время ассимилировали великое множество полабских славян и брежан, поморян, мекленбуржцев, славяно-летских пруссов, а равно и нижне-австрийских и тирольских славян; они, (немцы), не только начали, но и успешно продолжали до недавнего времени также ассимиляцию латышей и финнов (эстов) в Прибалтийских губерниях, равно как и славян в Каринтии, Штирии, Чехии, Моравии и Силезии. Даже теперь немцы еще нисколько не перестали посредством поглощения славян Познани и Лужиц загрязнять свою кровь, так как они последнего не только не боятся, но даже считают себя в этом весьма заинтересованными, а потому настойчиво содействуют этому находящимися в их распоряжении средствами духовного и материального могущества.
„Несмотря на то, я не думаю, чтобы вовсе не смешанные с датскими и финскими элементами и даже менее смешанные со славянскими южные немцы в видах сохранения своего более чистого немецкого происхождения были склонны отделять себя по происхождению от северных немцев и даже сделавшееся им милым имя „немцы" („Deutsche") заменить другим, например, по аналогии выражения „рутены" („Ruthenen"), заимствованным из латинского - впрочем совершенно правильным - выражением „тевтоны" („Teutonen"). Более того, я, кажется, могу с некоторым основанием полагать, что южные немцы нисколько не сердятся на своих северных соплеменников за продолжение ассимиляции остатков славян в Пруссии и Силезии, а также в Познани и Лужицах и даже тогда едва ли бы стали сердиться, если бы вслед за полной и окончательной ассимиляциею этих славянских элементов последовала германизация расположенной на левом берегу части ныне еще во всяком случае относящегося к русской империи Царства Польского - что далеко не невозможно, а скорее, наоборот, обусловлено перенаселенностью Германии, которая неохотно отдает своих сынов Америке" (с.16-18).
К тому же стремятся и малые народы, пример чему поляки, которые в Галичине продолжают пользоваться полученным от империи могуществом для насильственного ополячения коренного населения. „Даже малюсенькие народцы, собственная сила которых ниже нуля, стараются на основании кое-каких фикций добиться от могущественных империй привилегированного положения и впадают на основании этих привилегий в манию величия, которая выражается как раз и в стремлении насильственно денацинализировать другие народы".
Как австрийские немцы не согласились бы переименоваться в „тевтонов", так и русские Австро-Угрии не хотят быть „рутенами". Да и правительству пора оставить подобные „мелочныя придирки, недостойные великой державы". До 1848г., продолжает автор, в Австрии не только русские назывались „рутенами", но и румыны в Угрии, Семиградьи и Военной Границе - „волохами" („Walachen"), а в Буковине -„молдаванами" („Moldauer"), сербы же считались „иллирийцами" („Ullyrier"). Мадьяры же, до 1849г. правильно называвшие русских „русскими" (orosz"), давали румынам имя „волохов" („olah"), сербам-католикам (так назыв. „шокцам" и „буневцам") - „рацов" (мад. „racz", лат. „Rasciani"), а православным сербам - „диких рацов" („vad racz"). По отношению к румынам и сербам эти придирки с 1849г. исчезли; одни русские все еще слывут „рутенами".
В заключительной части своей статьи (с.20-23) А.И. Добрянский-Сачуров говорит, что по-русски название „русин" так же правильно, как „болгарин" или „армянин", а в немецком языке все они безсмысленны; что название „Малая Pyсь" („Kleinrussland",„Russia minor") в применении к Галичине вполне законно, как употребительное еще с XIV века, но в применении к Поднепровью с древнею столицею Киевом оно так же недопустимо, как наименование „Великою" Руси восточной, которую ведь южане считают своей колонией; что „малорусского" языка нет и быть не может, как нет языка „малопольского": ибо в австрийской Малой Польше образованные классы говорят на общепольском литературном языке, а низшие классы - по-мазовецки; что название „малорусский" особенно неудобно потому, что „никто не хочет быть малым и вообще без нужды унижаться" (с.22); что, впрочем, ученые вольны употреблять какую угодно терминологию, но государство, не называющее своих польских граждан „Polaken", но „Polen", обязано и „своим русским гражданам давать единственно правильное название, которое живет в устах народа, соответствует духу немецкого языка и, будучи соединено с прилагательным „австрийский" или, в случае надобности, „австро-угорский", не оставляет желать ничего лучшего и в смысле ясности и точности" (с.23). Этими словами и кончается разбираемая статья.
Ф.Ф. Аристов (Заведующий славянским отделом в журнале Русский архив): Адольф Иванович Добрянский-Сачуров. Русский архив. М., 1913, кн.1-2, N3, с.377-411; кн.1-2, N4-5, с.663-706
Русский архив издаваемый Петром Бартеневым. Все номера с 1863 по 1917. Всего томов 156

http://www.runivers.ru/gal/today.php?ID=450165
А.С. Будилович и А.И. Добрянский-Сачуров и Славянское единство
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_424.htm
Ф.Ф. Аристов. Карпаты - общеславянская прародина
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm
КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001