Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Мадьярская гегемония в Угрии (Венгрии) и Угорская Русь
от 25.11.16
  
О памянте


Обе корреспонденции, по понятным причинам, подписаны не фамилиями авторов, а произвольно выбранными буквами. Автор первой, как помнится, один из видных, национальных славянских деятелей в Угрии


В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун

Мадьярская гегемония в Угрии (Венгрии) и Угорская Русь: I. Мадьярский "глобус" на глиняных ногах. II. Горькая судьба угроруссов.: Корреспонденции из Угрии, в свое время прошедшии бесследно. Переизд. д-р славяноведения А.Л. Петров. Град Св. Петра: тип. Гл. упр. уделов, 1915

В 1892г. в малораспространенном, к сожалению, органе СПб. Славянского Благотворительного Общества Славянское Обозрение (под ред. покойного А.С. Будиловича), в апрельской (с.567-572) и июньской (с.160-172) книжках напечатаны были две корреспонденции - из Будапешта и из Кошиц, и тогда оставшиеся совершенно незамеченными, а теперь, конечно, никому неизвестные. Между тем, хотя они написаны более 20-ти лет назад, но и доселе сохранили все свое значение, а для широкой публики, уверен, представит интерес новизны. Кое-что является почти пророчеством.
Одна корреспонденция знакомит с возникновением и ростом мадьярской гегемонии, подмечает ее слабые стороны и отсутствие почвы для окончательного успеха великой мадьярской идеи, успеха, который превратил бы Угрию в Мадьярию; другая наглядно рисует положение несчастной угрорусской ветви русского народа в девятидесятых годах XIX ст. Протекшие после этого годы придали, несомненно, картине еще более мрачный колорит.
Обе корреспонденции, по понятным причинам, подписаны не фамилиями авторов, а произвольно выбранными буквами. Автор первой, как помнится, один из видных, национальных славянских деятелей в Угрии, автор второй не угорcкий гражданин, а иностранец, близко, однако, ознакомившиеся с угорской Русью.
Ответственности за выводы авторов не берем, конечно, на себя, но за осведомленность и добросовестность последних готовы поручиться.
Издатель

Из Будапешта
Нынешнее положение мадьяр в Угрии. Причины их силы и слабости. Вероятный исход борьбы мадьяр с прочими народами Угрии

У нас скоро предстоит празднование 25-летия со дня коронования императора Франца-Иосифа в короли Транслейтании или Угрии. Не неуместно будет бросить по этому поводу взгляд на нынешнее положение господствующей угорской народности, мадьяр, чтобы уяснить себе причины их силы и определить степень опасности мадьяризма для прочих народностей королевства, особенно же славянских.
Мадьяры занимают теперь, безспорно, господствующее положение не только в Угрии, но и в целой империи. При всем том нет, по нашему мнению, в Европе ни одного национально-пробужденного народа, которого будущность, даже существование, было бы столь мало обезпечено, как мадьярский. Это ясно сознают не только наши угрославянские политики, но и более дальновидные из мадьяр, особенно в провинциальных городах, вдали от Пешта, в среде образованные помещиков и независимой от правительства интеллигенции.
Конечно, таких людей немного. Большинство мадьярской, мадьяронской и особенно угро-еврейской интеллигенции предается самому безшабашному шовинизму, клянется “мадьярским глобусом”, мечтает об уничтожении славянства и России, но все это похоже на “пир Сарданапала” или неистовый бред человека душевно-больного. Следует отметить, что в мадьярском простонародье вовсе не видно того самодовольства, национальной гордости и презрения к другим, каким, например, глубоко проникнут простолюдин немецкий. Не особенно воодушевляется мадьярское простонародье и политическою независимостью Угрии, которая вследствие того не имеет под собою прочного национального фундамента.
При таком легкомыслии сверху и равнодушии снизу, мадьярское государство не может не представляться зданием на песке, которое рухнет при первом серьезном испытании.
В самом деле, что такое мадьяры? Небольшой пришлый народец (до 5 мил. душ), не имеющий в Европе близких и сильных родичей, довольно ленивый и легкомысленный, смешанный с другими, чуждыми ему народами, несравненно более плодовитыми, работящими и вдобавок опирающимися на заграничных соплеменников. Большой, самостоятельной образованности, которая могла бы подчинить ему соседей, он выработать не мог. Какая же будущность может предстоять подобному народцу, какой исход борьбы за жизнь с такими могущественными соседями, как немцы и славяне? Конечно, медленное слияние с ними, задерживаемое разве взаимным антагонизмом рас германской и славянской. Чтобы предупредить этим печальный для мадьяризма исход многовековой борьбы за долину среднего Дуная, еще в двадцатых годах текущего столетия признано было необходимым подкрепить его поглощением всех прочих народностей Угрии. Разочарования 1848—49гг. не остановили мадьярских шовинистов на этом рискованном пути. Со времени введения дуализма, 25 лет тому назад, они с удвоенным рвением стали мадьяризовать Угрию в надежде сделать ее прочным и однородным, национально-политическим организмом.
И дело как будто пошло на лад благодаря поддержке австрийского правительства и Германии, а также слабости отпора со стороны славян. Большинство мадьярских и мадьяронских шовинистов даже не сознавало, какое чувство пробуждают их насилия у подчиненных народностей. Гордое самообольщение и презрение к немадьярам заставляли их приписывать все протесты если не “московским рублям”, то непроходимой глупости порабощаемых народностей; принадлежность к мадьяризму представлялась этим шовинистам таким благом, которое можно и насильно навязывать.
Другие же, более благоразумные мадьяры оправдывали себя и свою политику государственной необходимостью, или — точнее—безнадежностью своего народного положения. Немалую пищу мадьярской народной исключительности доставило и жестокое подавление Австриею бунта 1848—49гг., в соединении с последовавшим затем 16-летним преобладанием немцев, при поддержке России, отчасти и австрийских славян.
Когда в 1867г. после неудачной войны с Пруссией австрийское правительство вынуждено было опереться на мадьяр и призвало их к власти, они могли дать волю своим чувствам, естественно перешедшим в крайность. Ловкие политики, они не пробовали сразу перевернуть установившиеся порядки, но, по мере упрочения своего положения, шли все далее и далее, так что и закон 1868 года, обезпечивающий свободу народностей, превратился, наконец, в мертвую букву.
По закону этому мадьярский язык объявлен, правда, государственным в Угрии, но вовсе не исключающим употребления прочих местных языков в собраниях комитатов, в сношениях административных и судебных мест и лиц с немадьярскими лицами и учреждениями, в деловодстве церковных общин, сельских управлений, а, наконец, и в правительственных школах, не исключая университетов. В настоящее время закон этот вовсе не исполняется в Угрии, так что мадьярский язык совершенно почти вытеснил все прочии языки страны, кроме хорватского в так наз. Триединой кралевине.
Но в этом забвении основных положений закона о народностях следует винить не одних мадьяр. Еще более в этом виноваты т. наз. мадьяроны, т.е. ренегаты из других народностей, главным образом из славян и особенно из словаков. Многие из таких мадьяронов не вполне даже владеют мадьярским языком. Чтобы засвидетельствовать свою принадлежность к господствующей народности, они прямо издеваются над прежними соплеменниками. Другим важным фактором ультрамадьяризма в его борьбе, со славянами являются евреи, которые играют теперь в Угрии столь-же важную роль, как и в Галичине. Главная их сила – в экономической области, но и в политических отношениях Угрии они нередко имеют решающий голос, особенно при выборах в сейм. В чисто мадьярских округах евреи являются незаменимыми агитаторами для правительственной партии, деморализуя народ водкой и взятками. В округах же, населенных немадьярами, помимо этого, они пользуются и другими средствами, обвиняя, напр., противников в панславизме, русских рублях и т.п. Будучи заклятыми врагами России, а из за нее и славянства, евреи пользуются каждым удобным случаем разжигать и в мадьярах ненависть к москалям. Владея почти всею прессой, они могут свободно влиять на общественное мнение Угрии, нимало не стесняясь при этом в выборе средств к утверждению в ней руссофобии.
Под влиянием такой прессы, Россия становится пугалом для мадьяр, которые, вследствие того, готовы на всякое насилие, чтобы задавить людей, сочувствующих ей или входящих в какое бы то ни было сношение с русскими. Даже славяне начинают, наконец, верить ежедневно повторяемым выдумкам о русском варварстве и тем легче поддаются мадьяризации.
Но не в малой мере успехи мадьяризма обусловлены нравственной слабостью угорских славян, которые во многом уступают мадьярам.
Каков бы ни был первоначальный характер мадьярского народа, занимающего в этнологическом отношении середину между финнами и турками, в настоящее время, вследствие тысячелетнего сожительства со славянами, мадьяры усвоили от них много сочувственных черт. Отсюда явное предпочтение, какое славянин оказывает вообще мадьяру перед немцем; этим объясняются отчасти и успехи Кошута в 1848г. до вмешательства русских войск. По этой же причине превращение славянина в мадьяра совершается легче и быстрее, чем в немца или другого настоящего европейца. Вот почему, кроме мадьяронов из выгоды, из разсчетов, есть между славянами и совершенно искренно преданные мадьярам люди, как бы инстинктивно сознающие, что все-таки мадьяры наши исторические союзники в борьбе с немцами. Наконец, на многих мадьярство оказывает влияние и потому, что на его стороне высшая аристократия, администрация, двор, следовательно обаяние силы и власти.
Спрашивается, возможна ли и вероятна ли при таких условиях мадьяризация всех народностей Угрии?
Положительный ответ в этот вопрос довольно труден. Мадьярские и мадьяронские шовинисты не сомневаются, конечно, по крайности на словах, что через 20—3О лет, когда выростет новое поколение, последует полное слияние всех народностей Угрии в общем мадьяризме, так что тогда исчезнут-де в Угрии и панславизм, и пангерманизм и даже романизм, которые могут уцелеть разве за пределами Транслейтании. При этом не придается значения возможности сохранения в ней подчиненных языков в низших слоях народа. Но многие серьезные мадьяры сомневаются в такой быстроте ассимиляции хотя бы верхних лишь классов угорского населения, в виду того упорства, с каким отстаивают свою национальность, напр., угорские румыны, сербы, саксы, даже словаки. Действительно, нет никакого основании предполагать, что это изменится в будущем. Поглощение одной народности другою может совершиться с некоторою вероятностью лишь там, где есть безспорный численный или культурный перевес, чего нельзя сказать о мадьярах в Угрии.
Особенно трудно это в настоящее время, в век пробуждения народностей, тем более, что Угрия не расположена где нибудь на острове или в пустыне, а окружена отовсюду оживающими ветвями германского, романского и славянского племен. Каждый успех запредельных братьев, напр., славян запада или России, самое существовало последней — все это поддерживает немадьярские народности Угрии. Материальный и нравственный гнет может уничтожить силу сопротивления более слабых населений, но в других она вызовет протест и сильнейшую реакцию народного духа и стремлений. Когда обстоятельства изменятся, за этот гнет поплатятся сами мадьяры, причем можно наверное предсказать, что при переходе власти в другие руки, теперешние союзники мадьяр, мадьяроны и евреи, оставят их на произвол судьбы.
А трудно представить, чтобы нынешнее положение Угрии продолжалось вечно. Легко могут наступить обстоятельства, при которых мадьяры должны будут отcтаивать свое господство в Угрии перед австрийцами, напр. в случае усилении империй Габсбургов, или перед славянами, в случае торжества России и ее союзников на славянском западе и юге. Конечно, при насильственном преобразовании Угрии в пользу немцев или славян следовало бы ожидать энергического отпора со стороны мадьяр, но мы не думаем, чтобы этот отпор был настолько силен, как, напр., в 1848—49 году, и чтобы он мог поднять массу народа. Тогда была борьба за свободу, теперь за господство: тогда простой народ шел за своим дворянством, теперь его влияние пало: тогда мадьяры боролись за свое самоуправление против немецкого деспотизма, теперь простой народ разочаровался в конституции, раззорившей его в пользу чиновников и евреев, и не чувствует доверия к своим политическим вождям. Если это так, то какое противодействие может выставить мадьяризм Австрии, Германии, славянству, при отмене его нынешней гегемонии?

Славянское Обозрение. Книга IV - апрель 1892. Письма из славянских земель. с.572
Итак, по нашему мнению, неизбежной и серьезной опасности мадьяризм не представляет. Это явление временное, преходящее; оно может повлечь за собой частные, правда, иногда тяжелые потери, но не может сгубить славянского дела в Угрии. Наоборот, в некоторых отношениях мадьяры и теперь полезны славянам: они образуют плотину против натиска в Угрию германизма, ослабляют напор иезуитского латинства, пробуждают в славянах сознание слабости отдельных ветвей и необходимости собирания сил под одним общим знаменем, наконец, служат наглядным доказательством непригодности для славян западных политических учреждений псевдо-конституционного типа.
Но все эти соображения о характере, значении и будущности мадьяризма в Угрии не должны располагать нас к бездействию. В настоящее время он представляет для угорских славян тяжелое испытание, которое может совершенно истощить их силы при долгом сохранении нынешнего положения, так что они не в состоянии будут устоять против немцев, когда они явятся в Угрии на смену мадьяр. Во всяком же случае мадьяризм, питающий ренегатство, является одним из самих опасных источников деморализации угорских народов, которая может отравить все их будущее.
К.М.
Будапешт, aпрель 1892
Антон Будилович. Славянское обозрение
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_422.htm
А.С. Будилович и А.И. Добрянский-Сачуров и Славянское единство
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_424.htm
Ф.Ф. Аристов. Карпаты - общеславянская прародина
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm
КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001