Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Карпато-русские писатели. Ф.Ф. Аристов
от 26.10.16
  
О памянте


I да Ореовiе завiете любыте Света зелена i жiвотнiа I любыте друзе сва I быте мiрнiе мезде Родi


В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун

Заседание, посвященное памяти Федор Федоровича Аристова
3 мая 1983г. состоялось заседание Этнографической комиссии Московского филиала Географического Общества СССР, посвященное 95-летию со дня рождения крупного советского ученого - слависта и востоковеда, профессора Московского университета, члена Географического Общества СССР Федора Федоровича Аристова (1888-1932) (1).
С докладом о его жизни и деятельности выступила Т.Ф. Аристова (2), которая на протяжении многих лет занимается изучением историко-этнографического и литературного архива ученого. Надо сказать, что именно благодаря ей был сохранен и значительно пополнен этот уникальный архив.
Ф.Ф. Аристов не успел издать большую часть своих трудов (он умер в расцвете творческих сил 44 лет от роду); но судя по сохранившимся рукописям и архивным материалам (3), это был яркий, бескомпромиссный и бескорыстный исследователь, педагог и пропагандист отечественной науки. История, этнография, литературоведение, языковедение, география, музееведение, археология - таков далеко не полный перечень отраслей знания, привлекавших его внимание.
Ф.Ф. Аристов родился 14/26 октября 1888г. в г. Варнавино Костромской губернии. Демократические и гуманистические традиции он воспринял от своего отца - профессора Петербургской медико-хирургической академии, оставившего кафедру ради практической деятельности. У мальчика рано пробудился интерес к гуманитарным наукам. Еще в детстве он серьезно и с увлечением занимался историей, литературой, географией, изучал западные языки.
В 1907г. Ф.Ф. Аристов закончил Первый Московский кадетский корпус. Высшее образование он получает, занимаясь одновременно в Московском университете на Историко-филологическом факультете и (в качестве слушателя) в Московском коммерческом институте на экономическом отделении (где изучил несколько восточных языков).
Докладчица познакомила аудиторию с архивными документами, свидетельствующими о преследованиях, которым подвергался Ф.Ф. Аристов в студенческие годы за участие в революционных кружках (4).
В 1914г. Ф.Ф. Аристов ушел добровольцем на Карпатский фронт. Став позже военным корреспондентом, он смог наблюдать жизнь и быт населения Карпат, узнать его насущные интересы. Собранные здесь материалы были впоследствии использованы им в его трудах.
В первые годы Советской власти ученый защитил докторскую диссертацию.
В 1918-1920гг. он преподавал в Тбилисском университете, затем в Феодосии. С 1922г. Ф.Ф. Аристов - профессор Московского университета. Умер он в 1932г.
Говоря о научной деятельности Ф.Ф. Аристова (5), докладчица отметила, что он много занимался духовной культурой славянских народов; исследовал их этническое самосознание, этнонимику, язык, фольклор, верования, традиционное музыкальное и прикладное искусство и т.д. В своих трудах «Словацкая литература» и «Словенские поэты», до сих пор не опубликованных (6), он посвятил специальные главы демографии и этнографии, литературе и языкам славянских народов. Кропотливо собирал ученый и материалы о значении для зарубежных славян русского языка и творчества классиков русской литературы - Гоголя, Некрасова, Толстого, Тургеньева, Пушкина и др.
Большое место в деятельности Ф.Ф. Аристова занимает изучение коренного населения Галицкой, Угорской и Буковинской Руси, т.е. Прикарпатья и Закарпатья. В 1907г. ученый создает в Москве просуществовавший до 1917г. Карпато-русский музей, в котором насчитывалось до 100 тыс. экспонатов по истории, литературе, этнографии, географии, искусству Прикарпатья и Закарпатья. Эти материалы были им использованы для капитального труда «Карпато-русские писатели». Первый том вышел в 1916г. и в конце 1918г. был удостоен премии Российской Академии наук, что послужило моральным стимулом для продолжения работы над вторым и третьим томами. Большое внимание Ф.Ф. Аристов уделял позднему этапу этнической истории коренного карпатского населения, его борьбе за право на культурные связи с Россией, и особенно за право пользоваться родным языком.
Докладчица охарактеризовала также деятельность Ф.Ф. Аристова как востоковеда, подчеркнув широту его интересов - история Ближнего и Среднего Востока, кавказоведение, дальневосточная тематика (7). Неутомимую исследовательскую и педагогическую деятельность и как славист, и как востоковед Ф.Ф. Аристов развернул на Кавказе. В Грузии наряду с преподаванием в университете, он участвует в работе Закавказского общества деятелей русской культуры и школы и Организационном комитете Кавказского библиографического института. Там же он скрупулезно собирает материал о русском и коренном населении Закавказья, о грузинах. Занимаясь комплексно историей, литературой, географией, этнографией, искусством, библиографией советского и Зарубежного Востока (Ближнего и Дальнего) и ведя специальные курсы в Московских институтах востоковедения и журналистики, Федор Федорович немало сил вложил именно в этнографические исследования. Сферой его интересов являлись главным образом малые народы и этнографические группы, их этническая история, духовная культура. Фундаментальными, но, к сожалению, опубликованными только частично остались труды Ф.Ф. Аристова: «Восток и Россия»; «Европа и Азия», равным образом как и несколько обстоятельных работ с большим числом карт, схем, иллюстраций о русских исследователях Азии, а также специальные биобиблиографические словари (8).
Став биографом В.К. Арсеньева и П.К. Козлова, он создал монографии об этих замечательных ученых (9).
Докладчица отметила, что имя Ф.Ф. Аристова и его работы по славяноведению, карпатоведению и востоковедению известны не только в СССР, но и за рубежом (ЧССР, ПНР, Франция, США) и, главное, что некоторые из отстаивавшихся им идей и концепций получили признание в современной науке.
Ф.Ф. Аристова по праву можно назвать пионером советского карпатоведения. К заседанию докладчица подготовила выставку опубликованных работ Ф.Ф. Аристова, ставших библиографической редкостью, и литературы о нем, а также фотовыставку, на которой были представлены портреты (редкие, порой уникальные) общественных деятелей, связанных с Карпатами. Демонстрировались также некоторые рукописи ученого.
В обсуждении доклада приняли участие ученые разных специальностей: историки, этнографы, археологи, географы (В.А. Артамонов, Абдулла Г., Н.Г. Ковальская, И.И. Крупник, А.А. Лебедева, Н. М. Пашаева, В.П. Пьянков, В.Н. Савченко, В.В. Сушкин, А.М. Членов). Все они отмечали важность работы по сбору и сохранению большого историко-этнографического наследия ученого, проделанной Т.Ф. Аристовой.
Заседание показало, что многие темы, разрабатывавшиеся Ф.Ф. Аристовым, требуют дальнейшего исследования. Присутствовавшие высказали мнение о необходимости публикации работ Ф.Ф. Аристова, прежде всего второго и третьего томов исследования «Карпато-русские писатели», а также о желательности издания к 100-летию со дня рождения ученого книги, посвященной его деятельности.
Примечания
1. Аналогичное заседание состоялось в Ленинграде 28 января 1983г. в Отделении этнографии Географического Общества СССР.
2. Т.Ф. Аристова - дочь. Ф.Ф. Аристова, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института этнографии АН СССР.
3. Интерес представляют, например, письма Ф.Ф. Аристова к А.М. Горькому, акад. С.Ф. Ольденбургу и другим видным деятелям отечественной культуры, хранящиеся в Центральном государственном архиве литературы и искусства (ф. 140, oп.1, ед. хр.92) в Москве и в Архиве АН СССР (ф.2, oп.1, д.5) в Ленинграде.
4. Центральный государственный исторический архив, ф. 417, оп.7, д.58, л.4.
5. Подробнее см.: Аристова Т.Ф., Ваврик В.Р. - Ф.Ф. Аристов. 1888-1932. Краткие сообщения Ин-та славяноведения АН СССР. М., 1959, N27, с.87- 93; Славяноведение в дореволюционной России. М.: Наука, 1979, с.55; Краткая литературная энциклопедия. Т.I. М., 1962, с.296-297 и др.
6. О рукописи Ф.Ф. Аристова «Словацкая литература» см.: Aristova Т.F., Bogdanov J.V. О rukopise F.F. Aristova «Slovenska literature».- In: Prispevky k medzislovanskym vztahom v ceskoslovenskych dejinach. Bratislava, 1960, s. 255-267.
7. Материалы архива Ф.Ф. Аристова легли в основу ряда работ, вышедших в последние годы. См., например: Федин С.И. Жизнь и деятельность Владимира Клавдиевича Арсеньева (По материалам из архива Ф.Ф. Аристова и опубликованным данным). - В кн.: Страны и народы Востока. В. XX, кн. 4. М., 1979, с. 21-47.
8. Об этом Ф.Ф. Аристов сообщал академику С.Ф. Ольденбургу - см. Архив АН СССР (ф. 2, on.1, д.5, л.338) в Ленинграде.
9. Части этих работ были опубликованы. См., например: Аристов Ф.Ф. Владимир Клавдиевич Арсеньев (Уссурийский). - Землеведение, 1930, т.XXXII, в.3-4, с.208-243.
Н.М. Пашаева (Москва). Заседание, посвященное памяти Ф.Ф. Аристова. Советская этнография. 1983(6). с.131-133
http://annales.info/sbo/contens/se.htm
http://www.booksite.ru/etnogr/index.htm

Федор Федорович Аристов с женой Сатеник Иосифовной (урожденная Авакимян) и старшим сыном Юрием (Семейный архив Аристовых 1913-1915гг.)

Аристов Юрий (сын)

Аристов Федор Иванович и Кубинская Александра Александровна (родители)
Федор Федорович Аристовъ родился 14 октября 1888 года в городе Варнавино Костромской губернии. Отец его - Федор Иванович Аристов был заслуженным врачем, известным профессором медицинских наук, человеком обширных культурных и общественных горизонтов, человеком передового образа мышления.
Также и мать будущего ученого Александра Александровна Аристова, урожденная Кубинская, была всесторонне образованной женщиной, большой начитанности.
В воспитании мальчика большую роль сыграла старшая сестра Mapия Федоровна Аристова, - его первая учительница. Это она учила брата первым шагам в области русского языка, подготовила маленького Федю к поступлению в кадетский корпус.
Среднее образование Федор Федорович получил в Первом Московском кадетском корпусе, - высшее образование на экономическом факультете Московского коммерческого института и на историко-филологическом факультете Московского государственного университета.
В первую мировую войну Федор Федорович Аристов пошел рядовым солдатом. Позже, по окончании Александровского военного училища, он был оставлен при нем на краткое время в качестве курсового офицера, а затем снова пошел на фронт.
Демобилизовался уже после октябрьского переворота, и всецело посвятил себя научной и преподавательской деятельности...

Сегодня, в период гласности и демократии, несказанно возросло значение архивных документов, раскрывающих истинную историю нашего общества, на благо которого самоотверженно служили, особенно в конце 20-30-х годов лучшие сыны Родины, подвергавшихся вместе с женами и детьми жестоким, необоснованным преследованиям, гонениям и репрессиям.
К ним относится и мой отец - профессор МГУ Федор Федорович Аристов (1888-1932). Будучи известным ученым славистом и востоковедом очень широкого диапазона (историк, этнограф, литературовед, литературный критик, пушкинист-русист, искусствовед, географ, экономист) он активно боролся за создание советской школы и науки, за воспитание образованных кадров. Его неустанно волновала проблема преемственности лучших традиций культуры, развитие которой, по ео убеждению, было немыслимо без глубоких исследований и новых открытий. Так, в девятнадцатилетнем возрасте Федор Федорович приступил к основанию в Москве Карпато-русского музея, просуществовавшего 10 лет и бесследно погибшего в 1917г. Это был не только единственный в России, но и во всем мире музей, содержащий 100000 всевозможных экспонатов, а также уникальные исторические, этнографические и литературные материалы и иллюстрации о бывшей Карпатской Руси, о ее крупнейших деятелях науки и культуры.
Но это не единственная фундаментальная работа исследователя. В 1916г. Ф.Ф. Аристов издал 1-й том (из трех созданных) под названием Карпато-русские писатели, получив при В.И. Ленине премию Российской Академии наук. Одновременно, Федор Федорович взял на себя миссию главного редактора по изданию тридцати томов сочинений карпатских писателей, в том числе своих современников.
Кроме того, он тщательно изучил историю и литературу народов Чехословакии, Польши, Болгарии, Югославии, написал немало исследований.
Богатырский размах творчества ученого не позволял ему ограничиваться узкими и поверхностными исследованиями. В востоковедении ученый создал немало трудов, так же, как и славяноведении, на актуальное значение которых обратил серьезное внимание соратник В.И. Ленина В.Д. Бонч-Бруевич. Большую помощь в оформлении трудов оказывала Федору Федоровичу жена - С.И. Аристова, художница и скульптор.
Однако большая часть законченных рукописных работ Ф.Ф. Аристова, преимущественно созданных им безвозмездно (как по славяноведению, так и по востоковедению, была конфискована в сталинское время при неоднократных обысках на квартире ученого. Это, например, рукописи книг Восток и Россия, Европа и Азия, монографии о выдающихся путешественниках В.К. Арсеньеве, авторе бессмертных произведений Дерсу Узала, Сквозь тайгу и других, П.К. Козлове - ученике Н.М. Пржевальского и других.
Но Ф.Ф. Аристова, его стального духа и принципиального бескорыстного отношения к науке не могли сломить ни издевательства в московских тюрьмах, ни многочисленные доносы завистников и клеветников. Из-за их неуемных стараний он долго ходил без работы, лишившись места в МГУ, а старший сын Юрий был сослан на Север. Да и материальное положение в семье, состоявшей из семи иждивенцев (тяжело большая жена, четверо детей, старушка-мать, брат-инвалид), становилось из года в год все хуже и хуже. О своем бедственном положении он писал М. Горькому, что голодает с семьей, что «физические силы падают с каждым днем, но дух еще бодр». Неожиданно в самый тяжелый год ученый получил, наконец, работу библиотекаря в школе ФЗУ «Трехгорной мануфактуры» и тем самым смог спасти от гибели не только себя, но и всю семью. Трехгорцы по-человечески откликнулись и помогли моему отцу. И это был не единичный случай. Были и другие ученые, которые также получили «убежище» на Трехгорке. Безусловно, это очень важная страничка истории комбината. Несмотря на то, что Ф.Ф. Аристов умер очень рано (ему было всего лишь 44 года) и многие его ценные труды пропали, В СССР и за рубежом пишут о нем, как о выдающемся русском, советском ученом. Академия наук СССР (Археологическая комиссия) специальным заседанием под председательством доктора исторических наук, профессора С.О. Шмидта, почетно отметила 100-летие со дня его рождения.
Т. Аристова, кандидат исторических наук (в 1949г. закончила Московский институт востоковедения, затем аспирантуру института этнографии АН СССР. В 1953г. защитила диссертацию, работала в институте этнографии. Татьяна Федоровна - младшая дочь Ф.Ф. Аристова. В настоящее время занимается сбором материалов об отце, его биографией. Она готовит книгу о своем отце). Знамя Трехгорки 15 мая 1989г. N16-17 (6618-6619)


Федор Федорович со своими детьми Николаем, Татьяной и Тамарой во дворе своей квартиры по Трубниковскому переулку
Из письма Ф. Аристова М. Горькому (16 июня 1928г. Москва): «Теперь я второй год без службы, буквально голодаю с семьей в 8 человек, обед стал редким явлением в моем обиходе (обычная пища - картофель, черный хлеб и чай), физические силы падают с каждым днем, но дух все же бодр, потому что воспитан на великих творениях русской литературы, где одно из почетных мест занимает Ваша «Песня о Соколе»...Дайте же практический совет, как быть, чтобы не умереть с голоду, как издать научные работы, чтобы получить средства к существованию».
Т. Аристова. Продолжение темы. Знамя Трехгорки. 21 нояб. 1990, N22 (6658)


...Для большой семьи Аристова, на иждивении которого было 8 человек, наступили тяжелые дни безденежья, поскольку везде ему начинают отказывать в работе. «Прежде всего надо сказать, что все моральные плюсы Федор Федоровича (прямолинейность натуры, принципиальность, нежелание приспосабливаться, стремление только служить, но не прислуживаться) привели его к материальным минусам» - скажет о нем его друг - писатель и путешественник В. Арсеньев...
- Вы знаете, в те годы атмосфера подозрительности распространилась на большую часть русской интеллигенции, - рассказывает Татьяна Федоровна. - Это было предвестием массовых репрессий 1937 года. Преследованием подвергался и Арсеньев, который писал отцу. «Мое желание - закончить обработку научных трудов и уйти, уйти совсем к Дерсу». Уверена, если бы папа и Арсеньев дожили до 1937 года, их не миновала бы страшная учесть. Мама тоже не дожила, а жену Арсеньева расстреляли, трагична жизнь и его дочери. У отца было немало врагов и завистников. Кто-то написал донос на моего брата в ГПУ. Его арестовали, несмотря на то, что он был еще несовершеннолетним. Знали как побольней ударить по отцу. Старшая сестра рассказывала мне, что отец в те годы сильно постарел, стал болеть. Мама, естественно, тоже переживала. Bсе это действовало угнетающе. Я хоть и была маленькая, но помню тяжелую атмосферу, царившую в нашей семье. Особенно подавленным папа возвращался после свиданий с Юрой в Бутырке. На отца тоже писали доносы, устраивали ужасные обыски, его арестовывали, уводили, но он был честнейший человек и дела состряпать не удавалось. К тому же, люди, которые конфисковывали рукописи, вряд ли что там понимали…
От монографии «Основы национальной политики» («Национальный вопрос в России и вне ее»), вышедшей в 1918г. в Тифлисе осталась одна обложка с предисловием, из которого можно сделать вывод, что исследование, включающее теоретическую, историческую и практическую части, представляет огромный интерес для ученых и политиков и в наши дни. В подтверждении следует привести небольшую цитату: «Всемирная война и русская революция 1917 года вновь выдвинули во всем обьеме национальный вопрос и снова показали, что русское общество для решения этого вопроса оказалось малоподготовленным. В целях всестороннего освещения этого жгучего вопроса автор и решает выпустить в свет свою книгу. Настоящая книга является исследованием, которое представляет первую попытку не только у нас, но и за границей дать систематическое изложение национальной проблемы во всем ее обьеме»...
- Отец делал все для того, чтобы мы дети, не замечали и не чувствовали тяжелейшего положения, в котором оказалась наша семья - вспоминает Татьяна Федоровна. - Он всегда старался быть веселым, шутил с нами малышами, играя, а старшей, Тамаре помогал делать уроки. Часто повторял: «Потеряешь бодрость духа - тебе обидит даже муха».
Т. Аристова помнит, что отец последние месяцы серьезно болел, лежал в Боткинской больнице, знал, что положение его безнадежно, и выписался чтобы умереть дома. Она помнит, как бывшие студенты несли гроб на руках до Ваганьковского кладбища, а их, детей, везли на коляске...
Уже в наши дни в архиве ЦНИСа последнего места работы отца, дочь, нашла протокол заседания профсоюзной ячейки, в которой написано «Семья Аристова доведена до крайней степени нужды из-за чрезвычайных расходов, вызванных продолжительной болезнью покойного».
Но никакие решения профсоюзных ячеек не смогли изменить 6едственное положение семьи ученого. После смерти отца и последовавшей вскоре смерти матери, Таня и Николай попали в малаховский детский дом. Вернулся из лагеря разбитый параличом брат Юрий и некоторое время спустя умер, не дожив до 30 лет. Старшая дочь Аристова, Тамара, сохранила уцелевшую часть архива и научного наследия отца, а дело его продолжила Татьяна Федоровна - востоковед, этнограф, кандидат наук. Вот уже несколько лет она пишет книгу об отце, которая, надеюсь скоро увидит свет. Правда и сегодня находятся люди с научными степенями и званиями, не признающие богатейшего наследия ученого. Такая позиция по крайней мера странная, потому что еще более полувека назад один из образованнейших людей своего времени В. Бонч-Бруевич будучи директором Центрального музея художественной литературы, критики и публицистики (ныне ЦГАЛИ}, придавая большое значение таланту Ф. Аристова, написал в письме вдове ученого: «Многоуважаемая София Иосифовна, я очень благодарен Вам за то, что Вы прислали часть архива Вашего покойного мужа…Если у Вас найдутся еще какие-нибудь литературные материалы, все нам присылайте».
История, многочисленные подтверждения нашего безответственного отношения к талантам так ничему и не научили нас. Обидно, когда за рубежом гораздо бережнее относятся к нашему ценному наследию, от которого мы добровольно отказываемся. Вот что написал чехословацкий ученый И. Шлепецкий в письме к Татьяне Федоровне: «Имя Вашего отца останется жить вечно в наших дремучих Карпатах. Это был ученый-великан, богатырь Руси начала XX века. Видимо, никому не удастся сделать столько, сколько он создал в жизни для русского-советского народа».
Никто из наших здравствующих соотечественников не говорил ничего подобного о Ф.Ф. Аристове. А он и его труды стоят того.
Олег Аксенов. Безработный богатырь Руси. Московская Правда. 30 июля 1989, 3с.

Науке требуются истинные корни!  
Этому злободневному вопросу посвящены сегодня специальные радио- и телепередачи, многочисленные журнальные и газетные статьи. Все большую актуальность приобретает задача, как вырастить и укрепить в грядущем XXI веке ветви российского научного древа, глубокие и могущественные корни которого преднамеренно расшатывались, выкорчевывались. Если вчитаться в уцелевшие архивные источники и научные труды, вдуматься в трагические судьбы многочисленных отечественных ученых - мозгов России, то становится ясно, что корни гуманитарных наук целенаправленно истреблялись. Эта мученическая участь не миновала профессора МГУ, слависта и востоковеда Федор Федоровича Аристова (1888-1932), оставившего науке прочные основы.
Родившись в семье заслуженного врача - профессора Петербургской военно-медицинской академии, Федор Федорович унаследовал честное, бескорыстное и гуманное отношение к людям, стремление всесторонне отыскивать причины их бедствий и устанавливать максимально правильный «диагноз» различных научных проблем. Историк, этнограф, литературовед, языковед, географ, искусствовед, русист-пушкинист, переводчик - всемирно известный ученый чрезвычайно широкого диапазона оказался у себя на родине, в России, незаслуженно забытым или вовсе не известным. Его перу принадлежит неисчислимое множество статей, брошюр, книг, рецензий по тем или иным направлениям в славяноведении, востоковедении, особенно по карпатоведению, кавказоведению, арсеньеведению.
Первый биограф, большой друг и современник русских путешественников В.К. Арсеньва (автора бессмертных книг «Дерсу Узала», «В дебрях Уссурийского края», «В горах Сихоте-Алиня» и др.) и П.К. Козлова - известного исследователя Центральной Азии, ученика Н.М. Пржевальского. Ф.Ф. Аристов создал фундаментальные монографии о путешественниках, по-видимому, утраченные во время очередного обыска на квартире ученого. Систематическая научная переписка с бывшим офицером царской армии - русским «шпионом» В.К. Арсеньевым, с лидерами и активными деятелями русского национально-культурного движения в карпатском регионе, все более увеличивала подозрения завистников. Оригинальные труды профессора о западных и восточных странах и их народах (Австро-Венгрия, Чехословакия, Польша, Болгария, Югославия. Япония, Китай, Иран, Афганистан, Турция и т.д.) дали ученому возможность исследовать также «малые народы».
В 1918г., являясь одним из первых организаторов Тбилисского университета и преподавателем в нем, Ф.Ф. Аристов перешел к глубокому изучению истории, этнографии, географии Закавказья, создан труды не только о грузинах, армянах, азербайджанцах, но и о нацменьшинствах: курдах, греках, ассирийцах и др. Однако больше внимание он уделял русскому и русскоязычному населению, опубликовав в 1918г. брошюры: Русское религиозное и национальное самосознание (переиздано в Москве в 1993г.); Русский национальный вопрос в Закавказье и книгу Основы национальной политики. Теория, история, практика. Эти проблемы Ф.Ф. Аристов продолжал развивать и после перевода на работу в Крым, в Феодосию в Народный университет просвещения. Но и здесь в 1920-1921гг. находились педагоги-выдвиженцы, завистливо относящиеся к успешной научно-преподавательской деятельности потомственного ученого. По их доносам он неоднократно страдал в заключении, под стражей и от длительных следствий, был судим военным трибуналом.
Еще в предреволюционное время юный Аристов больше всего здоровья и времени отдал самоотверженно и безвозмездно изучению коренного русского населения (русины, русичи, карпаторуссы) бывшей Галицкой, Угорской, Буковинской Руси. К изучению русичей Ф.Ф. Аристов подошел от истории и этнографии Древней Руси, открыл забытое русское племя, и проследил все фазы карпато-русской проблемы. Недаром ученые признают его основоположником современного карпатоведения, которым он занялся в предреволюционное время. Так, с 1907 по 1917г. просуществовал Карпато-русский музей в Москве. Стремясь ознакомиться с историко-литературной ситуацией в крае, Ф.Ф. Аристов в 1914г. добровольцем русской армии пошел на Карпатский фронт, куда Россия ввела свои войска, а уже в 1916г. опубликовал фундаментальное исследование «Карпато-русские писатели, удостоенное премии Российской академии наук (переиздано в США в 1977г.).
В советское время, несмотря на тюрьмы (Лубянка, Бутырка) и тяжелую болезнь, профессор упорно продолжал работу по редактированию и изданию 30-томной «Библиотеки Карпато-русских писателей». Его неослабный интерес привлекали также многочисленные процессы «О государственной измене», особенно страшнейший геноцид местных властей в отношении русинов-русских, стойко боровшихся за «русскую идею», за единство неделимой России и оказавшихся в концлагерях Талергоф, Терезин, Мискольч. Даже немощные старики, женщины и грудные дети несли государственную ответственность за русское самосознание и самоназвание.
После Октября гонимый и преследуемый профессор МГУ отыскивал работу в самых различных учреждениях: в должности библиотекаря школы ФЗУ на фабрике Трехгорной мануфактуры, экономиста в НИИ сахарной промышленности и др., являлся единственным кормильцем семьи в 8 человек, которая погибала от голода, о чем Ф.Ф. Аристов писал М. Горькому.
Сегодня, когда из закрытых фондов, фактически из небытия, вышли на свободу некоторые уцелевшие труды Ф.Ф. Аристова, а с ними и его школа, раскрылись наконец глубокие следы исследователя, о которых не ведали современные российские ученые. Трагедия в том, что в своих исследованиях они опирались на прогнившие ветви, переплетенные густой ложью. Однако пропаганде высокопрофессиональной деятельности Ф.Ф. Аристова способствуют выставки в Российской Государственной библиотеке и в Государственной библиотеке РСФСР, открывшие дорогy к истинным корням в науке.
Т. Аристова, доктор исторических наук. Независимая газета. N 17. 28.01.1994
Ф.Ф. Аристов. Карпаты - общеславянская прародина
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm
Федор Федорович Аристов и Об-во Людевита Штура
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_415.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001