Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Карпато-русские писатели
от 20.10.16
  
О памянте




В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун

II. Библиотека карпато-русских писателей под редакцией Ф.Ф. Аристова
Одновременно с трехтомным изследованием Карпато-русские писатели, Ф.Ф. Аристовым было предпринято издание многотомной научно-критической Библиотеки карпато-русских писателей, представляющей уже не биографии-характеристики деятелей общерусской литературы в Карпатской Руси, а самые сочинения карпато-русских писателей. В своем редакторском предисловии проф. Ф.Ф. Аристов следующим образом определяет задачи этого научно-критического издания:
«Карпато-русские писатели отразили в своих сочинениях идею национально-культурного единства русского народа, т.е. тот основной факт нашей истории, который известен под именем «собирания Русской Земли». По горькой иронии судьбы, собирание русской территории в свое время как-раз не коснулось Карпатской Руси, которая в течение всей своей истории постоянно ратовала за эту идею. Известно, что первый митрополит Московский - Петр, внушивший московским князьям мысль о необходимости собирания всей Руси, был родом из Галичины, которая воспитала в нем любовь к русской национальной идее. С тех пор и до настоящего времени идея общерусского национально-культурного единства являлась основным фактором всей общественной жизни Карпатской Руси, где даже разделение на два главных политических течения основано на этом принципе: «руссофилы» выступают как убежденные поборники единства, «украйнофилы» же, наоборот, стоят за сепаратизм.
«Выдающиеся Карпато-русские писатели, хотя и касаются в своих произведениях местных тем, однако, при этом постоянно стремятся показать важность идеи обще-русского национально-культурного единства, почему их сочинения имеют огромное воспитательное значение и должны быть своего рода национальным катехизисом для каждого русского человека.
«Действительно, стоит только, хотя бы в самых общих чертах, ознакомиться с характером сочинений писателей Карпатской (Галицкой, Буковинской и Подкарпатской) Руси, чтобы увидеть, сколько в этих произведениях заключается для русского общества нового, интересного и в высшей степени поучительного.
«Первымъ по времени карпато-русским писателем общерусского направления является Денис Иванович Зубрицкий, написавший «Историю древнего галичско-русского княжества», которая познакомила русских галичан с их историческим прошлым и положила начало историческому изучению Галицкой Руси. Рядом с Д.И. Зубрицким работают его ученики: Яков Федорович Головацкий, поэт, этнограф, историк литературы и языковед, напечатавший четырехтомное собрание «Народных песен Галицкой и Угорской Руси», а также Антоний Степанович Петрушевич, неутомимый русский историк и археолог, написавший несколько сот сочинений, в числе которых наиболее видное место занимает его шеститомная «Сводная галичско-русская летопись»; за свои ученые заслуги автор был избран почетным членом Русской Академии Наук. Одновременно с Галичиной совершается национальное возрождение и Угорской (Подкарпатской) Руси, где работают: Адольф Иванович Добрянский, человек энциклопедического образования, политический вождь угро-руссов и выдающийся писатель, Александр Васильевич Духнович, поэт, драматург, историк и педагог, деятельность которого составляет целую эпоху в истории Подкарпатской Руси; Александр Иванович Павлович, поэт, собиратель народных песен и сподвижник А.В. Духновича и священник Иван Иванович Раковский, которому принадлежит заслуга широкого распространения общерусского литературного языка в угро-русской журналистике, а также воспитание целого поколения в русском национальном духе и преданности восточному христианству; после смерти И.И. Раковского воспитанное им поколение угро-руссов открыто перешло из унии в православие. Вслед за учеными и народными деятелями выступают и поэты: так, в Галицкой Руси пишут стихи: Николай Леонтьевичъ Устианович и Иван Николаевич Гушалевич, которые в своих произведениях стремились очищать галицко-русское наречие от чужеземных слов и выражений и тем самым сближать его с общерусским литературным языком. Высшей точки развития достигает литературное движение в лице Ивана Григорьевича Наумовича, который написал несколько сот сочинений публицистического, повествовательного и научно-популярного характера, был депутатом Львовского сейма и Венского парламента и еще и при жизни получил почетное название Просветителя Галицкой Руси.
В 1861 году возникла во Львове большая политическая газета «Слово», выходившая первые десять лет под редакцией Богдана Андреевича Дедицкого, неутомимого журналиста, писателя, поэта и народного деятеля. На поприще журналистики выдающиеся заслуги принадлежат Осипу Андреевичу Маркову, издававшему ряд газет, литературных сборников и отдельных сочинений карпато-русских писателей. Брат его - Дмитрий Андреевич Марков тоже известен как талантливый публицист, много сделавший для распространения общерусского языка в Галичине, а кроме того, в качестве депутата, произнесший впервые речи на русском литературном языке в Венском парламенте - 26 июня (9 июля) 1907 года и во Львовском сейме - 1 (14) февраля 1914г. Живым звеном, соединявшим галицко-русскую журналистику с остальной славянской, был Владимир Осипович Щавинский, ежедневно помещавший в газете «Прикарпатская Русь» «Письма из Вены», которые знакомили русских галичан с общественной и парламентской деятельностью славян в Вене, отличались хорошим языком, и были проникнуты непоколебимою верою в торжество русско-славянской национальной идеи. В Угорской (Подкарпатской) Руси общерусская литература имеет в этот период таких представителей, как Анатолий Федорович Кралицкий, весьма разносторонний и плодовитый писатель, оставивший после себя ряд сочинений по русской истории и разсказов из народной жизни; Иван Антонович Сильвай (Уриил Метеор), самый выдающийся угро-русский беллетрист и автор интересных автобюграфических воспоминаний; Евгений Андреевич Фенцик, поэт и журналист, основатель и редактор журнала «Листок» (выходившего в течение 19 лет) и автор повести «На родине без отечества»; и Юлий Иванович Ставровский-Попрадов, один из наиболее ярких и талантливых поэтов Русского Подкарпатья, певец природы и последователь идей А.И. Добрянского, в общении с которым находился, будучи настоятелем прихода в его имении - селе Чертежном. В Буковинской Руси в это время работал Григорий Иванович Купчанко, издававший в Вене журналы «Русская Правда» и «Просвещение» и написавший много сочинений научно-популярного и повествовательного характера.
Научное течение представляют в Галицкой Руси: Исидор Иванович Шараневич, профессор австрийской истории во Львовском университете и автор целого ряда трудов по истории и археологии Галичины, и Филипп Иванович Свистун, ученый всестороннего образования, работавший в областях русской истории и литературы, педагогики и публицистики, а кроме того, принимавшей самое видное участие в общественной жизни, состоя одновременно директором библиотеки «Народного Дома» и председателем «Общества имени Мих. Качковского». Разсказы из народной жизни писали: Владимир Федоровичъ Луцык (Бодак Музыка), Иван Ильич Процык (Иван Кум) и особенно Владимир Игнатьевич Хиляк (Иероним Аноним), произведения которого изданы в пяти книгах и являются любимым чтением русских галичан. Народную жизнь Галицкой Руси талантливо изображает также Амвросий Афанасьевич Полянский, которому принадлежат, кроме того, большая заслуга в деле развития драматической литературы и введения по галицко-русским деревням любительских народных театров. А.А. Полянский очень много путешествовал по различным частям света и свои наблюдения изложил в целом ряде путевых очерков, благодаря которым занимает совершенно своеобразное и почетное место в литературном развитии Галицкой и вообще Карпатской Руси. Первое место среди беллетристов занимает Василий Дмитриевич Залозецкий, основная заслуга которого, как писателя, заключается в том, что он является создателем общерусской художественной прозы в пределах Карпатской Руси. В своей замечательной автобиографии (составленной для труда Ф.Ф. Аристова «Карпато-русские писатели»), В.Д. Залозецкий выступает как глубокий мыслитель, не только художественно излагают свою жизнь и деятельность, но и философски освещающий основные проблемы Руси, Славии и Евразии в их взаимоотношениях с Западом и Востоком. Самым выдающимся публицистом Карпатской Руси является Осип Андреевич Мончаловский, неутомимый труженик на поприще русской литературы, издававший журналы «Страхопуд» и «Беседу» и принимавший видное участие в газете «Галичанин» и «Литературном Сборнике Галицко-Русской Матицы», а также работавший во всех крупных львовских русско-народных организациях. Прямыми учениками и последователями О.А. Мончаловского являются: Дмитрий Николаевич Вергун, прекрасный поэт и славяновед, редактор-издатель двухнедельного журнала «Славянский Век» (Вена, 1900-1904гг.) и автор изследования по истории немецкой колонизации на территории Славии; Юлиан Андреевич Яворский, самый крупный в настоящее время карпато-русский ученый в области древне-русской письменности и народной словесности, уделяющий также внимание критике, библиографии и художественному творчеству в качестве поэта и беллетриста; Maриан Феофилович Глушкевич, лучший лирический поэт Карпатской Руси, отпраздновавший в 1929 году 30-летний юбилей своей литературной деятельности. Несколько особняком стоит Николай Павлович Глебовицкий, даровитый галицко-русский беллетрист, издавший два тома разсказов, в которых изображается народный быт, а также жизнь городского общества; из публицистических работ Н.П. Глебовицкого обратила на себя внимание не только в Карпаторосии, но и в России, его юбилейная статья (1909г.) - «Н.В. Гоголь и национально-культурное единство».
В Буковинской Руси, всегда в общем идущей позади Галичины и Подкарпатья в отношении развития художественного творчества, в годы перед мировой войной была значительно представлена русская наука благодаря cуществованию Черновецкого университета. Из ученых должны быть названы профессора: Емельян Иеронимович Калужняцкий, лучший знаток вопроса о русском влиянии на румынскую письменность и автор множества трудов по славяноведению; Владимир Милькович, написавший историческое изследование «Восточная Европа», изданное по-немецки (в «Истории человечества» Гельмонта) и переведенное на русский язык; по широте охвата темы и оригинальности мысли такой работы не было написано даже в России; Евгений Авксентьевич Козак, специалист по славянской филологии в частности - по изучению надписей. В Угорской (Подкарпатской) Руси в конце XIX века историческую роль сыграла книга заслуженного народного деятеля, литературного изследователя, критика и публициста Евмения Ивановича Сабова - «Христоматия церковно-славянских и угро-русских литературных памятников» (Ужгород, 1893), на которой воспитывалось целое поколение угро-руссов в любви к своей родине, могущей успешно развиваться только на основe общерусского языка, литературы и культуры.
«Таким образом, Карпатская Русь со времени своего национального возрождения (1848г.), т.е. в течение 70-летия, дала целую плеяду выдающихся писателей, с которыми уже успели познакомиться не только славяне, но и все культурные народы Запада и Америки. Теперь очередь за русским обществом, для которого эти писатели не иностранные, а свои же, родные. Пора заполнить пробел в нашем образовании и тем самым доказать, что труд карпато-русских писателей не был только для одной Карпатороссии, но и для всей России: ведь они писали свои сочинения, имея в виду весь русский народ от Карпат до Камчатки.
«Труд карпато-русских писателей настолько значителен, что заслуживает самого подробного ознакомления со стороны русского образованного общества.
«Будем верить, что в России карпато-русских писателей, наконец, узнают, а узнав оценят и полюбят».
Это редакторское предисловие проф. Ф.Ф. Аристова неоднократно издавалось (с некоторыми дополнениями) накануне и во время Мировой войны. Обращаем внимание читателей на то, что данное предисловие по существу представляет собой прекрасную энциклопедическую статью, дающую сжатый, но насыщенный содержанием, обзор развития художественной литературы и науки в пределах Галицкой, Буковинской и Подкарпатской Руси с эпохи национального возрождения и до конца мировой войны (1848-1918)

Но помимо этого общего предисловия ко всей «Библиотеке карпато-русских писателей», Федор Федорович весьма тщательно, внимательно и, главное, любовно составлял свои научно-критические предисловия и к каждому издаваемому им автору в отдельности. Такие специальные предисловия, написанные болee 15 лет тому назад не только не устарели, но могут служить руководством и в настоящее время, представляя строго-научную программу издания сочинений отдельных карпато-русских писателей.
В качестве не только прекрасного образца, но и живого призыва ко всей карпато-русской общественности, помещаем полностью предисловие проф. Ф.Ф. Аристова, посвященное вопросу о необходимости издания полного собрания сочинений Александра Васильевича Духновича.
Библиотека карпаторусских писателей
под редакцией Ф.Ф. Аристова.
Полное собрание сочинений
Александра Васильевича Духновича
(С критико-биографическим очерком, вступительными статьями и примечаниями, портретами писателя, хронологическим и алфавитным перечнями всех его сочинений)
Москва. 1915
Предисловие
В 1915 году исполнилось полвека со дня смерти выдающаяся народного деятеля и писателя Закарпатской Руси - Александра Васильевича Духновича. Он был одновременно поэт, педагог, драматург, историк и публицист; он справедливо считается родоначальником русского периода в литературном развитии Русского Подкарпатья; он, наконец, много потрудился как народный деятель в эпоху национального возрождения родной Подкарпатской Руси, этой небольшой, но стойкой части необъятной Русской Земли.
Поэтому пора, давно пора, выпустить в свет полное собрание сочинений А.В. Духновича, до сих пор разбросанных в разных сборниках, журналах и газетах, или же остающихся в нигде ненапечатанных рукописях.
Жизнь и деятельность А.В. Духновича составляют одну из интереснейших и поучительнейших глав истории общерусского национального самосознания.
Мировая война, конечно, задержит выход в свет сочинения А.В. Духновича, но подготовительная работа к такому изданию должна вестись безостановочно, потому что, как только Подкарпатье освободится от иноземного владычества, то первым долгом вспомнит самого своего любимого народного писателя и борца за счастливую долю родного края. Имя А.В. Духновича явится тогда знаменем национально-культурного единства Подкарпатской Руси и России, братского объединения всех ветвей одного великого могучего русского народа - от Карпат до Камчатки - на почве созданных общими трудами: русского языка, литературы и вообще культуры.
Полное собрание сочинений А.В. Духновича даст научно-проверенный текст всего им написанного, при чем исторические работы, составленные по-латыни, будут напечатаны как в подлиннике, так и русском переводе.
Всему изданию предшествует обстоятельный критико-биографический очерк («А.В. Духнович, его жизнь и деятельность»). Кроме того, каждое произведение снабжается пояснительным примечанием о времени и месте его напечатания (или составления, если речь идет о нигде еще не обнародованной рукописи), историко-литературной ценности и общественном значении; наконец, к изданию прилагаются два указателя - хронологически и алфавитный.
Что касается рисунков, то предположено воспроизвести все портреты писателя и дать снимки с некоторых его рукописей и редких печатных изданий. Все сочинения А.В. Духновича, по характеру их содержания, будут распределены по следующим четырем отделам:
I. Художественный произведения
Стихи (около 50 стихотворений).
Проза: драмы «Добродетель превышает богатство» и «Головный тарабанщик»; «Частные размышления»; «Забавки»; «Загадки и логогрифы»; «Басня против стыдящихся своей народности» и др.
II. Педагогические труды (руководства)
«Книжица для начинающих»; «Краткий землепис»; «Литургический катехизис»; «Хлеб души»; «Сокращенная грамматика письменного русского языка»; «Народная педагогия».
III. Исторические изследования
«Истинная история карпато-россов»; «История Пряшевской eпapxии»: «Естественно-духовные разсуждения»; «Правила Чина св. Василия Великого»; «Устав Пряшевского соборного причта»; «Биография Василия Поповича».
IV. Публицистика. - Письма
Корреспонденции. - Письма. - Автобиографические «Записки».
Москва, 11 мая 1915 года.
П.С. Федор. Проф. Федор Федорович Аристов. К 25-летию его научно-литературной деятельности. Издание культурно-просветительн. Об-ва им. Александра Духновича. Ужгород 1930г. Типография Школьной Помощи. Выпуск 86
http://rusyns-library.org/f-f-aristov-pavel-fedor/ 2.7Мб
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_463.htm

Профессор Ф.Ф. Аристов с дочерью

П.С. Федор. Проф. Федор Федорович Аристов. К 25-летию его научно-литературной деятельности. Временник Ставропигийского Института на 1932 год: Временник. Научно-литературные записки Львовского Ставропигиона. Под редакцией В.Р. Ваврика. Львов. 1932, с.80-89. Обзор П.С. Федора, закарпатского литер. деятеля, печатается в весьма сокращенном виде из-за неимения места
http://libinfo.org/index.php?id=10729
Письма Петра Григорьевича Богатырева Федору Федоровичу Аристову

27 VI 1928:
Глубокоуважаемый Федор Федорович!
Простите, что отвечаю с опозданием. Семейные дела (я отправлял жену и ребенка из Праги в Москву) выбили меня из колеи.
В Праге в 1923г. вышла работа Geograficka bibliografie Podkarpatske Rusi, содержащая 1316 названий работ о Подкарпатской Руси, затем в 1928г. вышло продолжение этой библиографии за годы 1923-1926, содержащая 840 названий. Обе брошюры обнимают всю библиографию (географическую, понимается в самом широком смысле этого слова) Подкарпатской Руси. Есть здесь упоминание и о Вашей книге. Конечно, как во всякой библиографии, и здесь имеются отдельные пропуски.
Укажите мне, какие отделы в брошюрах Krala Вас интересуют, и я пришлю дополнения к ним, поскольку смогу сделать эти дополнения (Jiri Kral, Geograficka bibliografie Podkarpatske Rusi (Prague, 1923); Jiri Kral, Geograficka bibliografie Podkarpatske Rusi za rok 1923-1926 (Prague, 1928)).
Интересного вышло за время от 1918г. о Подкарпатской Руси довольно много.
Выпустили ряд ценных книг О-во Просвiта особенно Науковые сборники, где помимо местных принимали участие украинские и русские ученые (проф. А. Петров, Ю. Яворский).
За последние годы большую культурную работу ведет О-во А. Духновича, выпустившее ряд книг, представляющих научное значение. Ряд крупных работ Петрова, Перфецкого и др. вышло на чешском языке. Первая часть работы Geograf. Bibliografie, вероятно есть у проф. Н.К. Дурново, есть она также у проф. Д.К. Зеленина. Одновременно с этим письмом посылаю мою статью
Этнографические поездки в Подкарпатскую Русь, конспект моего доклада, прочитанного на I съезде славянских этнографов и географов (в Праге в 1924г.). К сожалению у меня нет при себе оттисков других работ о Подкарп. Руси. Раздобуду, пришлю.
Буду Вам искренне признателен, если Вы пришлете мне Вашу книгу Карпато-русские писатели. Если послать ее за границу трудно, то перешлите, пожалуйста, моей жене по адресу: Москва, Б. Якиманка. д.22 кв.87. Т.Ю. Богатыревой.
Относительно кафедры по изучению карпато-русской литературы, точных сведений собрать не успел. Читает лекции проф. Вергун.
В ожидании Вашего второго письма остаюсь уважающий Вас П. Богатырев.
19 VII 1928:
Глубокоуважаемый Федор Федорович!
Пишу с опозданием, т.к. меня не было в Праге, когда получилось Ваше любезное письмо. Отвечаю на Ваши вопросы. Журнал Slavia печатает довольно медленно; большая очередь. Приблизительно приходится ждать до года. Ваши статьи, как имеющие непосредственный интерес к народам, входящим в Чехословакию, м.б. будут напечатаны быстрее. Спишитесь обо всем этом с проф. Мурко. Только предупреждаю, что теперь в Праге мертвый сезон и ответа скоро не получите. Легче и скорее напечатать, но только по-чешски или по словацки в журнале Casopis pro moderni filologie; в журнале очень солидном Bratislava.
Относительно издательской деятельности Об-ва А.В. Духновича затрудняюсь сейчас сказать…Об обществе Духновича и возможностях там что-либо напечатать советую Вам обратиться к библиотекарю о-ва Духновича - д-ру Е. Недзельскому. Это живой человек и он Вам все разузнает о возможностях печатания. Адрес такой: Д.р. Е. Недзельский. Маломостовая N7. Об-во А. Духновича. В письме к нему сошлитись на меня. Я думаю, что О-во могло бы послать Вам свои издания бесплатно. Только дайте адрес научного учреждения, по которому Вам посылать карпаторусские издания, чтобы не было недоразумений на таможне.
Относительно магазина, из которого можно выписывать, я рекомендовал бы магазин не в Ужгороде, а в Густе Slavjanskyi Sojuz. Рекомендую потому, что я мог бы оказывать на этот магазин влияние в подборе для Вас книг и т.п. В Ужгороде есть целый ряд магазинов. К сожалению я не знаю их точного адреса…
К сожалению, в Праге мертвый сезон, и я никого не вижу. Полагаю, что Ю.А. Яворский пошлет Вам свои работы. Автобиографию и перечень работ пошлет.

Посылаю мой пересказ одной статьи об об-ве Духновича. М.б. для Вас будет интересно.
С глубоким уважением. П. Богатырев
26 III 1929:
Глубокоуважаемый Федор Федорович!
Был на днях у проф. Л. Нидерле. Он сказал мне, что видеть перевод своего труда на русском языке для него большая честь. Но теперь возникает вопрос, что из всего его труда переводить? Он считает, что первые выпуски его устарели, а переделать их теперь не сможет. Лучше всего перевести с сокращенного исправленного французского издания.
Познакомились ли Вы с русским изданием 1924г. Быт и культура древних Славян ( http://nashaucheba.ru/v19098/?cc=1&view=pdf ). Книга эта есть, кажется, у Ю.М. Соколова. Во всяком случае о переводе Вам лучше всего лично списаться с проф. Л. Нидерле.
Собираетесь ли Вы приехать в Прагу осенью на съезд Славистов. Посылаю Вам карточку Нидерле с его адресом.
Преданный Вам П. Богатырев.
Простите, что не ответил на Ваше старое большое письмо. Меня не было в Праге, а проф. Ю. Яворский сообщил мне, что он ответил Вам на заданные Ваши вопросы.
Всего хорошего. П.Б.
Российский архив литературы и искусства (РГАЛИ), Фонд 196 (Федор Федорович Аристов), оп.1 ед. хр.11
http://rgali.ru/object/11002800?lc=ru
Особо следует упомянуть Петра Григорьевича Богатырева, который, не будучи эмигрантом, в довоенные годы посещал Подкарпатскую Русь и посвятил этому краю много публикаций. Выпускник Московского университета и сотрудник Московского исторического музея, он был в 1921 году назначен переводчиком дипломатической миссии Советской России в Праге, где оставался до конца 30-х годов. Советский дипломат, по образованию специалист-славист, он стал интересоваться этнографией русинов и словаков. П.Г. Богатырев, начиная с 1923 года, неоднократно приезжал на Подкарпатскую Русь, собранные им материалы хранятся в архивах Москвы. П.Г. Богатырев печатался в Праге, Братиславе, Париже. Это серия статей, посвященных обрядам, народным суевериям, приметам, толкованию снов у русинов. Его крупная работа, касающаяся магических действий и верований в Закарпатье, была опубликована на французском языке в Париже (1929), затем на русском в Москве (1971) и на японском в Токио (1988). Так весь мир узнал немало нового о фольклоре и обычаях подкарпатских русинов.
***
Сбор материала к книге «Магические действия, обряды и верования Закарпатья» был начат мною в начале двадцатых годов. Кроме собственного материала я привлек богатые фольклорные данные из архива чешского исследователя культуры Западной Украины Франтишка Ржегоржа (в рукописи). Архив содержит записи конца XIX и самого начала XX веков. В книге были также использованы и печатные работы по украинскому фольклору, вышедшие в свет в конце XIX и в начале XX веков. Поэтому читателю следует иметь в виду, что исследуемый в моей книге «Магические действия, обряды и верования Закарпатья» материал должен отличаться от ныне бытующего в Закарпатье фольклорного и этнографического материала. Ведь прошло около пятидесяти, а в некоторых случаях и больше лет. Естественно поэтому, что собранный мною и привлеченный архивный и печатный материал следует рассматривать как исторический: несомненно, многие обряды, обычаи и магические действия исчезли, а другие изменили свою форму и функции; изменилось и их толкование местными крестьянами; некоторые мотивированные действия и обряды, зафиксированные в двадцатых годах, исполняются ныне как немотивированные или носят эстетическую функцию...
Обычно в Закарпатской области крестьяне именовали тогда себя «руський», «русин» и пр. Я оставляю то наименование, которое давал мне информатор.
Сентябрь 1969 г.
П.Г. Богатырев. Магические действия, обряды и верования Закарпатья
http://lib.vkarp.com/2015/01/10/%D0%B1%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D1%82%D1%8B%D1%80%D0%B5%D0%B2-%D0%BF-%D0%B3-%D0%BC%D0%B0%D0%B3%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D0%B4%D0%B5%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B8%D1%8F-%D0%BE%D0%B1%D1%80/
Деятельность общества имени Александра Духновича в Подкарпатской Руси
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_766.htm
Высокопочтенному г. Губернатору Подкарпатской Руси Д-ру А.Г. Бескиду. В Ужгороде
Высокопочтенный г. Губернатор.
Общество им. А. Духновича на днях получило от проф. Федора Федоровича Аристова письмо, в котором он извещает, что в настоящее время заканчивает большую работу на тему "Угорская Русь в прошлом и настоящем" и убедительно просит прислать с научной целью все издания О-ва по адресу: Москва Трубниковский пер., дом N26, кв.37., проф. Ф.Ф. Аристову. Желая исполнить просьбу уважаемого ученого, Правление О-ва, направляя Вам пакет с книгами и письмо на имя профессора, убедительно просит Вас, г. Губернатор, не отказать в содействии, чтобы этот пакет был через мин. загр. дел или советскую миссию доставлен по назначению, что при Вашем высоком авторитете является возможным. Надеясь на Ваше сочувствие, г. Губернатор, пребываем с искренним уважением к Вам и глубокой преданностью.
Правление: Архидиакон Евмений Сабов (председатель), Д-р Степан Фенцик (секретарь-делопроизводитель)
Ужгород, 5-VII-1928
Глубокоуважаемому проф. Федору Федоровичу Аристову. Москва Трубниковский пер., дом N26, кв.37
Глубокоуважаемый г. Профессор.
С чувством великой и искренней радости было получено Ваше извещение о проделанной Вами работе. Одновременно с настоящим письмом Правление Общества обратилось с просьбой переслать Вам все его издание для научной работы, которую мы ожидаем с большим интересом. Биография достопочтенного нашего председателя о. Евмения Сабова была уже нами напечатана и Вы её найдете в Народном Календаре О-ва за 1927 год ( https://drive.google.com/file/d/0ByEPC8MjcH3oWVdUck9EcUhqeDQ/view ). Что же касается автобиографии, то Архидиакон ответит Вам лично. Его портрет Вы найдете также в наших календарях. О деятельности нашего О-ва исчерпывающий материал найдете в особой брошюре "Календаре" за 1928г. ( http://rusyns-library.org/russkij-narodnyj-kalendar-1928-god-obshh-im-a-duxnovicha/ ) и журнале "Карпатский Свет" ( http://rusyns-library.org/category/karpatskij-svet/ ), кроме того о Годичном собрании 1928г. в Мукачеве, где было до 5000 наших членов, прилагаем местные наши газеты.
Относительно изданий о Подкарпатской Руси рекомендуем Вам книгу Д-ра Иржи Краля , Прага, 1923., отзыв о которой Вы найдете в журнале "Карпатский Свет" N1-3.
Сочинения А.В. Духновича, как Вам, вероятно, известно, изданы были "Просвитой" под редакцией Д-ра Фр. Тихого , но в искалеченном на украинский манер виде и с соответствующими замечаниями. В настоящем году мы выпустили стихи Попрадова-Ставровского в том виде как они печатались в свое время, и готовим к выпуску Е.А. Фенцика-Владимира и Уриила Метеора (Сильвая). Были бы Вам чрезвычайно признательны за присылку "Истинной истории Карпатороссов" в Вашем издании (см. Русский Архив, 1914г., I, с.529-559
http://www.runivers.ru/upload/iblock/126/144%20tom_Russkiy%20arhiv_1914_1-4.pdf 24Мб), а также хотя бы выписки, если можете, в целом виде Ваши статьи о Духновиче, которые мы еще раз опубликуем в нашем журнале и местной прессе. М.б. Вы не откажете нам поместить Ваше почтенное имя в список сотрудников нашего журнала "Карпатский Свет" и дадите для него материял, который мы примем с искренним благодарением. Примите знак глубочайшего уважения к Вам и искреннего уважения и преданности Правление: Архидиакон Евмений Сабов (председатель), Д-р Степан Фенцик (секретарь-делопроизводитель)
Ужгород, 9-VII-1928
Культурно-Просветительному Обществу имени А. В. Духновича в Ужгороде
Поздравляю Общество по случаю двойного юбилея: 5-летия его существования и 125-летия со дня рождения Александра Васильевича Духновича.
Да процветает долгие годы деятельность Общества на пользу русского просвещения, да озаряет оно лучами общерусской изящной словесности и науки родную Подкарпатскую Русь! Пусть заветы незабвенного народолюбца А.В. Духновича, подобно маяку, освещают жизненный путь каждого карпаторосса в его работе над поднятием духовной и материальной культуры Русского Подкарпатья! На долю А.В. Духновича выпало редкое счастье: он был общепризнанным вождем и отцом народа при жизни, а после смерти его слава еще больше возросла. Всеразрушающее время, стёршее с лица земли целые народы и государства, не ослабило, а лишь укрепило значение деятельности А.В. Духновича. Старшее поколение знает о нем по живым воспоминаниям и рассказам современников, младшему же поколению придется воссоздавать духовный облик А.В. Духновича по его разнообразным сочинениям. Рассеянным по многим, ныне редким и малодоступным повременным изданиям, или даже остающиеся в рукописях, эти сочинения требуют собрания их воедино. Лучшим памятником Александру Васильевичу Духновичу явится издание полного собрания его сочинений. Будем верить, что за это неотложное дело возьмется "Общество имени А.В. Духновича" и тем самым осуществит заветную мечту многочисленных почитателей светлой памяти покойного писателя. Да, А.В. Духнович умер, но его идеи живы, его заветы жизненны, дух великого народолюбца и сейчас побуждает всех, кому дорога русская культура, к неуклонному, мирному, иногда малозаметному, но плодотворному труду на благо русского народа. Все написанное А.В. Духновичем должно быть издано и оно, конечно, будет издано! Необходимо теперь же избрать редакционно-издательскую комиссию, любовно собирать все материалы, относящиеся к народной и литературной деятельности А.В. Духновича, оповестить в современных изданиях (газетах и журналах) о ходе роботы и объявить всенародную подписку на полное собрание сочинений А.В. Духновича. Издание должно быть непременно полным и научно выполненным. К этому обязывает нравственный долг перед светлой памятью писателя. Желательно также выпускать и отдельные произведения А.В. Духновича (напр., его стихи, рассказы и драмы), чтобы распространить их, - быть может, в виде даже безплатной раздачи, - в самых широких читательских кругах, развеять, подобно зернам, огромными пригоршнями на полу-вспаханной ниве русского просвещения, и тем самым осуществить великий завет Н.А. Некрасова: "Сейте разумное, доброе, вечное, сейте! Спасибо вам скажет сердечное русский народ!" Но общедоступное издание не должно заменить собою издание научно-полное. Сперва надо подготовить научное издание, а затем сделать из него выборку, извлечение для издания общедоступного. Поступить иначе, значит, распылить внимание читателя, не дав ему целого представления о заслугах А. В. Духновича в истории развития общерусского национального самосознания. Занимаясь в течение многих лет изучением жизни и творчества А.В. Духновича, я еще в 1915 году предполагал приступить к изданию полного собрания его сочинений. Но мировая война помешала осуществить это начинание, так как "гроза военной непогоды" повсюду отодвинула на задний план (а то совсем пресекла) научную и вообще культурную работу. При сем прилагаю точную копию, выпущенного мною в 1915 году, печатного извещения о задачах научного издания полного собрания сочинений А.В. Духновича. Это мое редакторское предисловие (своего рода проспект или объявление), как первый по времени опыт в вопросе об издании сочинений А.В. Духновича, может быть использовано литературно-редакционной комиссией для работы по обнародованию сочинений А.В. Духновича в одном из изданий Вашего Общества, как свидетельство горячего сочувствия коренного москвича, географически далекой, но идейно близкой и дорогой, Подкарпатской Руси. От души желаю успеха Вашему Культурно-Просветительному Обществу и готов, по мере своих скромных сил, содействовать изданию полного собрания сочинений А.В. Духновича.
Проф. Ф.Ф. Аристов
Москва, 1 августа нов. ст. 1928
Ф. Аристов - Е. Недзельському. Москва 12.VIII 1928
Глубокоуважаемый Евгений Леопольдович, Дорогой Русский Брат!
Сегодня получил Ваше многоценное, сердечное письмо, которое растрогало меня до слез…Прошло уже 10 лет со дня окончания мировой войны, Подкарпатская Русь стала более свободной, чем раньше, а я, 20 лет отдавший исследованию Карпатороссии, только теперь получил первую весточку из столь любимого мною Русского Подкарпатья! Как бы я мечтал получить научною командировку от Академии Наук или какого-либо другого ученого учреждения (не знаю, как это надо сделать), чтобы попасть на несколько месяцев в Ужгород и на месте над многим поработать, над подготовкой к изданию целого ряда памятников, а также прочесть курс лекций по истории русской литературы вообще и о жизни и творчестве карпато-русских писателей в частности. Неужели когда-либо осуществится эта мечта всей моей жизни! Для устройства такой научной командировки за границу, видимо, важно не столько иметь согласие от одного из ученых учреждений России, сколько соответствующую официальную бумагу, приглашение из-за границы, адресованную в копиях в Академию Наук, Народный Комиссариат Просвещения и Комиссариат по Иностр. Делам (который выдает разрешения на выезд). Если командировка будет продолжаться не больше 3 месяцев (напр., с октября до конца декабря), то мне лично на все это время понадобится 500 рублей (не считая дороги туда и обратно и заграничного паспорта, стоимость которых не знаю). Подумайте над этим вопросом, а лично за мной задержки не будет. Точную справку о всех формальностях, вероятно, сможет дать Петр Григорьевич Богатырев, как состоящий на службе в русском консульстве в Праге. Теперь перехожу к вопросам Вашего любезного письма и даю на него точные ответы:
1. С удовольствиям пришлю к 25 августа нового стиля для напечатания в журнале "Карпатский свет" свою статью под заглавием - "Александр Васильевич Духнович" (размером около 2 печатных листов формата ежемесячного русского журнала, напр. "Вестник Европы", "Русская Мысль", или "Русского Архива"). Статья была написана еще во время мировой войны, и, поэтому, косвенными данными и, мне не удалось воспользоваться, что должен отметить. Ценность статьи не столько в перечни жизни и деятельности А.В. Духновича, сколько в перечне великих его сочинений и указатели литературы о нем. Этот перечень пошлю 15 авг. Точных данных о том, что все материалы об Ал. Вас. Духновиче были (во время войны) вывезены в Таганрог - у меня не имеется. Недавно ко мне заезжал председатель Киевской Академии Наук - Федор Яковлевич Савченко и просил дать для напечатания в изданиях их Академии неопубликованные материалы о карпато-русских писателях. Мы с ним беседовали целый час. Он очень заинтересовался собранными мною материалами. В ответ на мои слова, что я всегда стоял за общерусское единство, он обещал печатать мои статьи на общерусском литер. языке. Из этой беседы я узнал, что в Киеве ничего нет интересного из материалов о карпато- русских писателях (а, следовательно, и произведения А.В. Духновича не попали к ним из Таганрога; возможно что их там и вообще у них не было). В общем уже я этому украйнофилу сказал, что весь имеющийся у меня материал предполагаю передать для обнародования в "Общество имени А.В. Духновича" и в Академию Наук.
Работа г-жи Шкирпан меня очень интересует. В виду того, что этот очерк целиком будет напечатан не ранее Нового (1929) года, то просил бы выслать копию рукописи теперь уже, заказной бандеролью по моему личному адресу, чтобы в своей статье я мог откласть на него ссылки и избежать, таким образом, повторений, что обеспечит лишь место в журнале для других статей. По ознакомлении, я эту рукопись верну с благодарностью "Обществу А.В. Духновича".
Вы, вероятно, не получали мой проспект по поводу представления в 1915 году издания полного собрания сочинений А.В. Духновича, поэтому, что нигде в письмах об этом проспекте не упоминаете. Этот проспект я послал вместе с большим письмом на имя Правления Общества, 3 августа нов. стиля сего года. Ваше уже письмо посылаю 4 авг. Нов. стиля.
2. С грустью отмечаю, что ни одной книги "Общества А.В. Духновича" я до сих пор не получал. Мое первое письмо о. Евмению Ивановичу Сабову было послано 16 июля нов. ст., а книги Вы послали 7 июня нов. стиля, вероятно, узнав мой адрес помимо меня (за границу я вообще стал писать впервые после 10 лет перерыва, с 16 июля 1928г.) Все Ваши издания жду буквально, как манну небесную, но…, к сожалению, пока ничего не получал, хотя прошло 2 месяца со времени их отправки. Я ходил в Цекубу (Центральный комитет улучшения быта ученых) и 1 авг. нов. стиля мне сказали, что все издания из-за границы надо посылать при соблюдении двух условий: 1) адресуется лично получателю (а не на имя какого либо учреждения) и 2) обязательно заказными бандеролями установленного веса (а отнюдь не посылками). Быть может, Вы не выполнили этих формальностей, и книги поэтому лежат где-либо на таможне или иностранной цензуре. Единственное ученое учреждение, которое беспрепятственно получает все заграничные издания (минуя цензуру) - это русская Академия Наук, делая внутри посылки или бандероля пометку о том, что их необходимо переслать мне, в Москву. Я очень опасаюсь, что пройдет еще несколько месяцев, прежде чем я получу Ваши издания. Вследствие этого очень прошу Вас в каждом письме давать немного сведений о культурно-просветительной жизни в Подкарпатской Руси. Мне было весьма желательно иметь краткий ответ, напр., на такие вопросы:
а) перечень всех изданий, выпущенных Вашим Обществом;
б) с какого времени выходит журнал "Карпатский свет" (и приложить в письме хотя бы одну страницу этого издания);
в) почему "Общество" не поставило на очередь вопрос о новом издании "Христоматии" Евм. Ив. Сабова или подобного ему руководства;
г) какие портреты карпато-русских деятелей уже изданы;
д) биографии писателей Подкарпатской Руси и т.д.;
е) почему Общество именуется "имени А. Духновича", а не А.В. Духновича. По-русски больше правильно давать инициалы как имени так и отчества (даже западные славяне, не употребляющие вообще отчеств, когда пишут по-русски, то обязательно ставят отчества: напр., Игн. Вик. Ягич, Юрий Ив. Поливка, Матвий Мартынович Мурко; я уже не говорю о том, что украйнофилы и те указывают на изданиях отчества авторов);
ж) какие русские работы подготовляют о Подкарпатской Руси профессора А.Л. Петров и Е.Ю. Перфецкий (мне известны за последнее время их научные сочинения только на чешском яз.);
з) как обстоит вопрос с учреждением Народного Университета имени А.В. Духновича? Почему только народного, а не полного во всех отношениях Русского Университета в Ужгороде. Если задержка в материальных средствах, то ведь могут помочь в этом отношении своей родине американские колонисты.
3. Очень тронут просвещенным вниманием к моим научным трудам со стороны Его Превосходительства Господина Губернатора Подкарпатской Руси д-ра Антония Григорьевича Бескида. Если бы я сам мог достать в продаже свои издания, то давно бы уже выслал их в Ужгород в качестве скромного авторского дара всем достоуважаемым членам Правления и вообще лицам, принимающим ближайшее участие в деятельности "Общ. А.В. Духновича". Все мои работы о Карпатороссии (издания в количестве 2 тысяч экземпляров каждая) разошлось в течение одного месяца по выходе из печати, и теперь составляет огромную библиографическую редкость. Полного комплекта нет даже у меня. Таким образом, на очереди стоит вопрос о переиздании прежних работ. Очевидно, придется печатать не томами, а отдельными, небольшими выпусками (листов по 5-6 печатных). Я рад бы был передать права на переиздание (конечно, с дополнениями) моих книг о карпато-русских писателях "Обществу А.В. Духновича", но не знаю, будут ли Вам по силам типографские расходы (от авторского гонорара я отказываюсь).
4. О журнале "Центральная Европа" слышу в первый раз в жизни (хорошо информационное издание, которое не сыщешь днем с огнем!). Потому убедительно прошу Ваши статьи о Подкарпатской Руси прислать мне лично.
5. Кто такой д-р А.М. Гагатко? Если это галичанин Андрей Михайлович Гагатко, то он был у меня весной 1911 года в Москве и произвел очень хорошее впечатление. Правда, с тех пор прошло 17 лет и не только люди, но и страны изменились. Сообщите, пожалуйста, об этом и пришлите адрес А. М. Гагатко. Думаю, что он не откажет дать точные копии имеющихся у него произведений И. А. Сильвая (Уриила Метеора) и Е.А. Фенцика, а самые рукописи, конечно, необходимо приобрести для "Общ. А.В. Духновича".
6. Искренне приветствую мысль собрать от родственников и близких друзей воспоминания о выдающихся писателях и вообще народных деятелях Подкарпатской Руси. Надо ковать железо, пока горячо! С каждым годом будет труднее получать такие воспоминания, потому что и люди умирают, да и память начинает ослабевать. Еще перед мировой войной мне тоже приходилось обращаться с просьбою ко многим родственникам галицко-русских писателей, но все они без исключения, охотно идя навстречу моим пожеланиям, в то же время обычно просили наметить целую схему вопросов, на которые надо дать ответы, что получалось, действительно, стройное изложение и ничего важного не было бы пропущено. Даже дочь И.Г. Наумовича и дети Я.Ф. Головацкого просили предварительно выслать им такие, подробно составленные, вопросники, которые весьма облегчают дело писания и самих воспоминаний.
У Вас, видимо, этот вопрос вообще не возникал, и каждому автору воспоминаний самому придется решать, о чем ему надо писать. Это, конечно, нарушит целостность картины, поведет к повторениям и пропускам иногда очень важных моментов. Лучше сначала условиться, чем после сокращать. Не забудьте, ради Бога, собирать у родственников портреты карпато-русских деятелей; просите прислать фотографии хотя бы сроком на одну неделю (больше из семейных альбомов вряд ли дадут), переснимайте их, заказывайте хорошие клише. Из всех материалов самое трудное собирать портреты - это я знаю по опыту. Надо собрать портреты не только всех писателей, но и все портреты каждого писателя (хотя бы их было не меньше десяти). Пройдет еще несколько лет, и легко выполнимая в настоящее время задача окажется уже неосуществимой.
В следующем письме я вышлю Вам 4 портрета Адольфа Ивановича Добрянского (всего собрано мною 7 его портретов в разные периоды жизни; больше портретов, по отзывам родственников А.И. Добрянского, вообще не было).
7. Глубокоуважаемому Евмению Ивановичу Сабову я послал два письма, но ни на одно из них не получил ответа. Мне крайне необходимы его автобиография и список работ. Из-за неполучения их задерживается печатание моей статьи - "Литературное развитие Подкарпатской Руси" с 17 века и до наших дней.
8. Степану Андреевичу Фенцику буду весьма признателен, если напишет воспоминания о своем дяде - Евгении Андреевиче Фенцике и составит полный перечень всех сочинений Фенцика (по тому образцу, какой дан мною для сочинений А.В. Духновича в статье, посылаемой для "Карпатского Света" на 25 августа сего года).
9. Кто такой г. Тихий - хохломан или чех? Не он ли напечатал статью о национальном возрождении Подкарпатской Руси в сборнике в честь академика Пастернака: Сборника этого нет в Москве и о нем я лишь читал отзыв в журнале "Славия". Кстати, каково отношение "Общ. А.В. Духновича" к этому журналу? В этом всеславянском хоре почти не слышно карпато-русского голоса. Мне довелось прочесть в "Славии" только убийственный отзыв Романа Ю. Геровского о грамматике Панкевича. Кому понадобилось издавать такую безграмотную вещь. Я сперва думал, что ее выпустила "Просвита", но из Праги мне написали, что это издание чьё-то другое. Мне очень понравилась "Грамматика русского языка", выпущенная Вашим Обществом. Мне ее дал на два дня проф. Н.Н. Дурново, который затем уезжал на дачу. Вышла ли вторая часть, т.е. синтаксис?
10. Пожалуйста, купите и пришлите мне оба выпуска чешской "Библиографии Подкарпатской Руси"; в возмещение расхода я пришлю из Москвы ту книгу, какую Вы укажете. В заключение возвращаюсь к тому, о чем уже просил Вас в своем первом письме: надо неуклонно, изо дня в день собирать все, что относится к жизни и творчеству карпато-русских писателей. Ради бога, присылайте точные копии всех произведений писателей Подкарпатской Руси. Весь материал я буду изучать и любовно подбирать. Таким образом, исподволь будет собрано воедино все, что необходимо для издания "Библиотеки карпато-русских писателей". Труд это большой, но общими силами он вполне выполним. Всецело присоединяюсь к Вашему взгляду о необходимости разложить всю работу на несколько лиц. Главное, работать планомерно, без перерывов, так сказать, с немецкой аккуратностью.
Со своей стороны я буду счастлив трудиться совершенно безвозмездно по изучению и изданию карпато-русских писателей на благо дорогой для меня Подкарпатской Руси.
Еще раз от души благодарю Вас за сердечное, богатое содержанием и любезное письмо.
Примите, Глубокоуважаемый Евгений Леопольдович, мои наилучшие пожелания и уверения в неизменной преданности. Дружески жму Вашу руку.
Проф. Ф.Ф. Аристов.
По окончании этого письма, сейчас же, не откладывая, принимаюсь за статью "Александр Васильевич Духнович" для журнала "Карпатский Свет".

Проф. Ф.Ф. Аристов: Карпато-русские писатели: Александр Васильевич Духнович (По поводу 125-летия со дня рождения писателя-народолюбца и 5-летия существования Общества его имени в Подк. Руси). 3-е дополненное издание

...125-летний юбилей со дня рождения писателя-народолюбца было бы лучше всего ознаменовать, помимо всего прочего, изданием полного собрания его сочинений.
Мы не сомневаемся в том, что население Подкарпатской Руси достойным образом почтит память А.В. Духновича, как национального деятеля; уже одна мысль о создании «Народного Университета имени А.В. Духновича» в Ужгороде является прекрасным способом придать юбилейным торжествам характер не временного лишь чествования, а постоянного напоминания о национально-культурных заслугах благороднейшего борца за светлое будущее Русского Подкарпатья.
5-летие существования «Русского Культурно-Просветительного Общества имени А.В. Духновича» в Подкарпатской Руси, с безпрерывным ростом числа его членов, открытием все новых читален, изданием книг для народа, наконец, выпуском своего журнала «Карпатский Свет», - все это служит неоспоримым доказательством поддержки населением этого Общества, как своего народного учреждения, проводящего в жизнь заветы великого народолюбца А.В. Духновича.
Чтя светлую память А.В. Духновича, как народного деятеля, необходимо почтить его также и как карпато-русского писателя.
Зная, что идея издания полного собрания его сочинений встречает всеобщее сочувствие, мы здесь и остановимся на способах ее практического осуществления. По нашему мнению, для реализации этой идеи необходимо следующее:
1) Образованиe «Ученой комиссии по подготовке к изданию сочинений карпато-русских писателей». Такая комиссия или может входить, на правах самостоятельной секции, в составе Правления Общества, или же быть созданной при одной из существующих уже секций (напр., Литературно-Научной). Вопрос тут, конечно, не принципиальный, а чисто технический. Образование ученой комиссии вызывается тем соображением, что такая комиссия должна исключительно заняться выполнением порученной ей задачи, не отвлекаясь другими вопросами. Хотя в первую очередь ученой комиссии придется подготовлять к изданию сочинения А.В. Духновича, но попутно она должна будет собирать материалы и о других карпато-русских писателях; иначе, пришлось бы, напр.,
один и тот же редкий журнал (где напечатаны произведения не только А.В. Духновича, но и других писателей Карпатороссии) просматривать в разное время и, следовательно, несколько раз. Литературная деятельность А.В. Духновича, как и каждого писателя, вполне будет понятной только на общем фоне литературного развития Подкарпатской Руси; поэтому, собирая воедино, разбросанные по разным повременным изданиям (журналам и газетам) произведения А.В. Духновича, надо будет также собирать и сочинения, как его современников, так и продолжателей.
Этой «Ученой комиссии по подготовке к изданию сочинений карпато-русских писателей» придется выполнить большую и, главное, научно-точную работу, а именно:
а) снять копии со всех произведений А.В. Духновича и других известных карпато-русских писателей и притом в нескольких экземплярах, переписанных на машинке, дабы можно было посылать их для изучения и русским изследователям в России. До сих пор в этом отношении наблюдался какой-то заколдованный круг: редкие книги, а тем более неизданные рукописи, из Карпатороссии не высылались в Россию, а русским ученым трудно было ездить в заграничную командировку, чтобы изучать материалы на месте. Снятие же нескольких, безусловно точных, копий с каждого сочинения даст возможность не только его изучения, но и издания как на месте, так и заграницей;
б) составить хронологические перечни всего напечатанного каждым из карпато-русских писателей и в первую очередь - А.В. Духновичем;
в) составить указатель литературы о каждом писателе (биографию, характеристики, некрологи, отзывы критики об отдельных произведениях и т.д.);
г) собрать все портреты А.В. Духновича и других писателей Подкарпатской Руси;
д) собрать материалы о жизни писателей (метрики, служебные формуляры, и особенно озаботиться о том, чтобы получить воспоминания о жизни и творчестве умерших писателей от их близких родственников или знакомых).
2) На основании всех собранных материалов (как перечислено выше) приступить к изданию биографий-характеристик карпато-русских писателей. Это заинтересует широкие круги читателей жизнью и творчеством выдающихся деятелей литературы Карпатской Руси вообще и русского Подкарпатья в частности. В материальном отношении печатание биографий-характеристик не потребует больших расходов (можно будет выпускать отдельными брошюрами), а в моральном смысле - подготовить почву среди населения и обезпечит необходимое количество подписчиков на полное собрание сочинений А.В. Духновича и других карпато-русских писателей.
3) Объявить народную подписку на полное собрание сочинений А.В. Духновича, а затем и других карпато-русских писателей.
Точно вычислив типографские расходы (набор, печать и бумага), можно заранее определить то минимальное количество подписчиков, при наличии которого издание вполне оправдает себя.
Научно-редакционная работа должна быть безвозмездной: ее необходимо разсматривать как исполнение русского национально-культурного долга.
Сочинения А.В. Духновича должны быть изданы, и они, конечно, будут изданы: научно, полно и любовно!
Проф. Ф.Ф. Аристов: Карпато-русские писатели: Александр Васильевич Духнович (По поводу 125-летия со дня рождения писателя-народолюбца и 5-летия существования Общества его имени в Подк. Руси). 3-е дополненное издание. Издание культурно-просветительн. Об-ва им. Александра Духновича. Ужгород 1929г. Типография Школьной Помощи. Выпуск 55
http://rusyns-library.org/karp-pisateli-a-duxnovich-f-aristov/

Проф. Ф.Ф. Аристов: Хронологическiй перечень напечатанных сочиненiй А.В. Духновича. Издание культурно-просветительн. Об-ва им. Александра Духновича. Ужгород 1928г. Типография Школьной Помощи. Выпуск 45, 12с.; Карпатский Свет. 1928. н.7. с.221-228
http://rusyns-library.org/perechen-proizv-a-duxnovicha-f-aristov/
Письмо Ф.Ф. Аристова С.А. Фенцику. Москва, 24 (11) авг. 1928
Глубокоуважаемый Степан Андреевич!
Я уже давно собирался написать Вам, но узнав от Е.Л. Недзельского о том, что Вы вернетесь в Ужгород только в конце августа, лишь теперь посылаю Вам свое письмо.
Прежде всего обращаюсь с просьбою, исполнение которой зависит лично от Вас, а именно: не отказать в любезности прислать все, относящееся к жизни и деятельности Вашего покойного дяди - Евгения Андреевича Фенцика. Я хочу написать о нем брошюру, и поэтому мне необходимы следующие материалы:
1). Полный перечень всех его сочинений, как напечатанных, так и оставшихся до сих пор в рукописи;
2). Указатель литературы о нем (биографии, характеристики, некрологи);
3). Список всех портретов (с указанием о том, у какого фотографа и в каком году выполнен портрет и воспроизводился ли когда-либо или нет в печати). Примечание. Эти три пункта необходимо выполнить по образцу "Хронологического перечня напечатанных сочинений" А.В. Духновича, который послан мною в Ваше Общество 1 (14) августа сего года;
4). Прислать копии со всех произведений Евгения Андреевича Фенцика, а также важнейших статей о нем; наконец,
5). Просьба написать Ваши воспоминания о покойном дяде. Размер этих воспоминаний - один печатаный лист, характер же их всецело зависит от Вас: можно дать общую характеристику деятельности Евгения Андреевича, или осветить одну какую-либо сторону его работы, напр., как писателя- беллетриста, поэта, священника-проповедника, редактора-издателя "Листка" и т. п. Надо будет обратить внимание и на составление подробной биографии писателя; мне лично, напр., перед мировой войной ничего не попадалось из биографического материала, кроме кратких некрологов (в частности, в венском журнале "Славянский Век" д-ра Дм. Ник. Вергуна; там же был напечатан и портрет).
Как видите, глубокоуважаемый Степан Андреевич, моя просьба относительно материалов о жизни и деятельности Вашего дяди - блаженной памяти Евг. Андр. Фенцика - довольно обширна. Даже при всем добром Вашем желании пойти мне навстречу в этом вопросе, его нельзя разрешить в короткий срок. Я был бы весьма признателен, если бы Вы все это выполнили к Новому (1929) году; это крайний срок, дольше которого я ждать не могу.
Сейчас я, конечно, намечаю теоретическую сторону вопроса, о том же, как его лучше и быстрее практически осуществить, - мы будем иметь возможность неоднократно обменяться мыслями в нашей дальнейшей переписке. Самое главное, эту работу надо начать (напр. c 1 сентября), а так она пойдет своим чередом. Особенно подчеркиваю следующее обстоятельство: выслать материалы надо по частям, чтобы я всегда был в курсе Вашей работы и безостановочно мог бы принимать в ней участие. Выполнение этой работы положит основу для издания полного собр. сочинений E.А. Фенцика.
А теперь разрешите к Вам обратиться уже как к члену Правления и Секретарю "Общества имени А.В. Духновича". По русской пословице, председатель - голова Общества, а секретарь - его душа. В России это понимается в том смысле, что прежде чем голова успеет обдумать вопрос, душа уже на него откликнулась. Вот и я прежде всего жду отклика (и притом быстрого отклика, потому что, хотя и являюсь русским человеком с головы до ног, но люблю немецкую аккуратность и очень ценю время).
Одновременно с настоящим письмом я посылаю заявление в правление Общества с подробным своим предложением, здесь же изложу сущность вопроса кратко.
В течение 20 лет своей научно-литературной деятельности я собрал много ценных материалов о жизни и творчестве карпато-русских писателей. Часть этих материалов вошла в мое трехтомное исследование "Карпато-русские писатели" (которое совершенно распродано и сделалось редкостью), часть же напечатана в "Библиотеке карпато-русских писателей" (тоже распродано), а кроме того, многое остается неизданным. Вследствие этого я предлагаю Вашему Обществу (конечно, бесплатно) переиздать мои распроданные работы и напечатать вновь написанные. Печатать все это можно не толстыми томами, а небольшими выпусками (в 3-6 печ. листов), причем пока не разошлась одна книжка, не приступать к изданию другой. При такой постановке вопроса потребуется немного денежных средств и не будет никакого материального риска. Одно лишь пожелание: все книжки должны иметь одинаковый формат, а также быть напечатаны на хорошей бумаге и четким шрифтом. Каждой выпущенной книжки мне должно быть доставлено безвозмездно 50 авторских экземпляров.
В случае принятия Правлением этого моего предложения я буду рад выпускать одновременно два взаимно дополняющих издания, а именно: историко-литературное исследование "Карпато-русские писатели" и дать для печати три брошюры: "А.В. Духнович" (2 печ. листа), "И.И. Раковский" (1.5 листа) и "А.И. Добрянский-Сачуров" (6 печ. листов) и "Библиотеку карпато-русских писателей", в которой в первую очередь необходимо напечатать полные собрания сочинений: А.В. Духновича, E.А. Фенцика и И.А. Сильвая.
Затем другой вопрос. Если бы Ваше Общество пожелало видеть меня в Ужгороде, где бы я мог прочесть курс лекций по общерусской литературе и в частности о карпато-русских писателях, то для этого необходимо устроить мою научную командировку в Подкарпатскую Русь. Для ускорения вопроса с получением такой научной командировки, хлопоты о ней должны в первую очередь исходить не от того, кто едет, а от того, кто приглашает, т.е. от Вашего Общества. О том же подробно я уже писал Ев. Леоп. Недзельскому, который Вам и расскажет.
Наконец, третий вопрос. Высланные (и притом дважды) книги Вашего Общества я до сих пор не получил. Очевидно, эти издания лежат где-то в цензуре или на таможне. Попробуйте обратиться с ходатайством к русской Академии Наук, чтобы она разрешила посылать книги для меня по сему адресу. Все, что идет в Академию Наук, не подлежит цензуре. Иначе нет уверенности в том, дойдут ли посланные Вами книги или нет; а при таких условиях научная работа терпит ущерб. Напишите академикам Сергею Федоровичу Платонову или Евфимию Федоровичу Карскому , и они не только посоветуют, но и окажут содействие.
Ответ Правления Общества на мои пожелания и вопросы прошу прислать не позднее 16 (2) сентября, потому что затем начнется учебный год и я должен буду заранее распределить время: что тратить на лекции и что посвящать научной работе по карпатоведению.
Остаюся с глубоким уважением и преданностью Проф. Ф.Ф. Аристов.
В Правление Русского Культурно-Просветительного Общества имени А.В. Духновича в Ужгороде
Достоуважаемые Деятели Общества!
С 1907 года я начал собирать материалы о национально-культурной жизни Галицкой и Угорской Руси. Собранные мною духовные ценности (рукописи, редкие книги, портреты, специально по моей просьбе написанные автобиографии и воспоминания, а также вообще предметы, имеющие отношение к народной, научной и литературной деятельности отдельных выдающихся представителей Карпатской Руси) составили "Карпато-Русский Музей Ф.Ф. Аристова" в Москве. На основании материалов этого Музея, а также вообще доступных мне печатных и рукописных источников, были предприняты мною два больших научных издания: историко-литературное исследование "Карпато-русские писатели" (в 3-х томах) и "Библиотека карпато-русских писателей" (в 30-ти томах). Мировая война и связанные с нею события не дали возможности осуществить задуманные мною научные предприятия в полном объеме. То, что было напечатано, разошлось и поэтому требует переиздания, а еще больше осталось в рукописи или даже в гранках и ожидает выхода в свет. Желая, по мере своих скромных сил, содействовать культурно-просветительной деятельности Вашего Общества, и мирным, научным трудом вообще служить благу русского народа, - я намерен передать совершенно безвозмездно все права на издание моих работ - "Обществу имени А.В. Духновича". Необходимо переиздать исследование "Карпато-русские писатели" и приступить к дальнейшему выпуску в свет "Библиотеки карпато-русских писателей". Будучи уверен в том, что с принципиальной точки зрения мое предложение встретит полное сочувствие и живой отклик, я остановлюсь здесь только на практической стороне вопроса. Мои пожелания сводятся к следующему: Исследование "Карпато-русские писатели" лучше издавать не большими томами, а брошюрами в 3-6 печатных листов, что не потребует крупных материальных затрат, будет скорее поступать в продажу и явится вполне доступным по цене для самых широких читательских кругов. В первую очередь я могу дать совершенно готовый для печати материал для трех брошюр: "А.В. Духнович" (3 печ. листа),"И.И. Раковский" (2 печ. листа) и "А.И. Добрянский-Сачуров" (6 печ. листов). В состав "Библиотеки карпато-русских писателей" прежде всего должны войти полные собрания сочинений А.В. Духновича, E.А. Фенцика и И.А. Сильвая. Внешний формат, шрифт и бумага обоих изданий должны быть вполне одинаковы и удовлетворять требованиям художественного вкуса. Если технически окажется возможным, то желательно сохранить клише (а следовательно и формат) моих прежних изданий. Каждой выпущенной книжки мне высылается бесплатно 50 авторских экземпляров. Наконец, для наблюдения за исправным ходом работы, как по собиранию литературных материалов, так и по их обнародованию в печати, должна быть образована при Обществе "Ученая комиссия по изданию карпато-русских писателей".
В надежде на успех общего дела, служащего великой идее культурного процветания Руси, остаюсь с глубоким уважением и неизменной преданности.
Проф. Федор Федорович Аристов. Москва, 25 (12) августа 1928
Продолжение. Карпато-русские писатели
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_413.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001