Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Карпато-русские писатели
от 15.09.16
  
О памянте


Карпаты - общеславянская прародина

В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун

Предисловие В 1907 году нами было приступлено к собиранию материалов для изследования по неизданным источникам - Карпато-русские писатели. Целью этого труда являлось восполнить пробел в науке путем ознакомления образованного общества с жизнью и деятельностью писателей Карпатской Руси. Обыкновенно историки русской литературы ограничивались разсмотрением жизни и творчества писателей, работавших в России, деятели же общерусской литературы в Карпатской Руси, к великому сожалению, оставались вне поля исследования. Отсюда проистекало явное противоречие: в то время как статистика и этнография устанавливали существование четырех миллионов русского народа в Австро-Угрии, история литературы, замалчивая факты литературного развития Карпатской Руси, как бы отвергала неопровержимые данные статистики и этнографии! Односторонность и неправильность такого явления нужно прежде всего объяснять тем, что в России историческая наука, а вместе с нею и история литературы, все еще находятся под сильным влиянием принципа государственности в ущерб идее народности. В русском обществе, а также и в науке, было слабо развито сознание того, что этнографические границы русского народа идут дальше политических границ русского государства и что русские живут как в России, так и в Австро-Угрии. История русской литературы должна представить ход литературного развития всего русского народа (следовательно и четырех миллионов русских галичан), а не только его главной массы, живущей в пределах России - Ф.Ф. Аристов

Славянское обьединение (редактор Ф. Аристов). N 1-2. Москва. 1915

Карпато-русские писатели. Ф.Ф. Аристов. с.11-16

Карпато-русские писатели отразили в своих сочинениях идею нащонально-культурного единства русского народа, т.е. тот основной факт нашей истории, который известен под именем „собирания Русской Земли". По горькой иронии судьбы, собирание русской территории в свое время как-раз не коснулось Карпатской Руси, которая в течение всей своей истории постоянно ратовала за эту идею.
Известно, что первый митрополит Московский - Петр, внушивший московским князьям мысль о необходимости собирания всей Руси, был родом из Галичины, которая воспитала в нем любовь к русской национальной идеи. С тех пор и до настоящего времени идея общерусского национально-культурного единства являлась основным фактором всей общественной жизни Карпатской Руси, где даже разделение на два главных политических течения было основано на этом принципе: „руссофилы" выступали как убежденные поборники единства, „украйнофилы" же, наоборот, стояли за сепаратизм.
Выдающиеся Карпато-русские писатели, хотя и касаются в своих произведениях местных тем, однако, при этом постоянно стремятся показать важность идеи общерусского национально-культурного единства, почему их сочинения имеют огромное воспитательное значение и должны быть своего рода национальным катехизисом для каждого русского человека.
Действительно, стоит только хотя бы в самых общих чертах ознакомиться с характером сочинений писателей Карпатской (Галицкой, Буковинской и Угорской) Руси, чтобы увидеть, сколько в этих произведениях заключается для русского общества нового, интересного и в высшей степени поучительного.

Первым по времени карпато-русским писателем общерусского направления является Д.И. Зубрицкий, написавший „Историю древнего галичско-русского княжества", которая познакомила русских галичан с их историческим прошлым и положила начало историческому изучению Галицкой Руси.

Рядом с Д.И. Зубрицким работают его ученики: Я.Ф. Головацкий, поэт, этнограф, историк литературы и языковед, напечатавший четырехтомное coбрание „Народных песен Галицкой и Угорской Руси", а также А.С. Петрушевич, неутомимый русский историк и археолог, написавший несколько сот сочинений, в числе которых почетное место занимает его шеститомная „Сводная галичско-русская летопись"; за свои ученые заслуги автор был избран почетным членом русской Академии Наук. Одновременно с Галичиной совершается национальное возрождение и Угорской Руси, где работают: А.И. Добрянский-Сачуров, человек энциклопедического образования, политический вождь угро-руссов и выдающийся писатель: А.В. Духнович, поэт, драматург, историк и педагог, деятельность которого составляет целую эпоху в истории Угорской Руси и священник И.И. Раковский, которому принадлежит заслуга широкого распространения общерусского литературного языка в угро-русской журналистике, а также воспитание целого поколения в русском национальном духе и преданности восточному христианству; после смерти И.И. Раковского воспитанное им поколение угро-руссов открыто перешло из унии в православие. Вслед за учеными и народными деятелями выступают и поэты; так, в Галицкой Руси пишут стихи Н.Л. Устианович и И.Н. Гушалевич, которые в своих произведениях стремились очищать галицко-русское наречие от чужеземных слов и выражений и тем самым сближать его с общерусским литературным языком. Высшей точки развития достигает литературное движете в лице И.Г. Наумовича, который написал несколько сот сочинений публицистического, повествовательного и популярно-научного характера, был депутатом Львовского сейма и Венского парламента и еще при жизни получил почетное название Просветителя Галицкой Руси. В 1861 году возникла во Львове большая политическая газета Слово, выходившая первые десять лет под редакцией Б.А. Дедицкого, неутомимого журналиста, писателя, поэта и народного деятеля. На поприще журналистики выдающиеся заслуги принадлежат О.А. Маркову, издававшему ряд газет, литературных сборников и отдельных сочинений карпато-русских писателей. Брат его - Д.A. Mapков тоже известен как талантливый публицист, много сделавший для распространения общерусского языка в Галичине, а кроме того, в качестве депутата, произнесший впервые речи на русском литературном языке: в Венском парламенте - 27 июня (9 июля) 1907 года и, во Львовском сейме - 1(14) февраля 1914 года. Живым звеном, соединявшим галицко-русскую журналистику с остальной славянской, был В.О. Щавинский, ежедневно помещавший в газете „Прикарпатская Русь", „Письма из Вены", которые знакомили русских галичан с общественной и парламентской деятельностью славян в Вене, отличались хорошим языком и были проникнуты непоколебимою верою в торжество русско-славянской национальной идеи. В Угорской Руси общерусская литература имеет в этот период таких представителей, как о. Анатолий Кралицкий, весьма разносторонний и плодовитый писатель, оставивший после себя ряд сочинений по русской истории и разсказов из народной жизни; И.А. Сильвай (Уриил Метеор), самый выдающийся угро-русский беллетрист; Е.А. Фенцик, поэт и журналист, основатель и редактор журнала „Листок", выходившего в течение 19 лет. В Буковине в это время работал Г.И. Купчанко, издававший в Вене журналы „Русская Правда" и „Просвещение" и написавший много сочинений популярно-научного и повествовательного характера. Научное течение представляют в Галицкой Рус И.И. Шараневич, проф. австрийской истории во Львовском университете и автор целого ряда трудов по истории и археологии Галичины, и Ф.И. Свистун, ученый всестороннего образования, работающий в областях русской истории, литературы, педагогики и публицистики, а кроме того, принимающий самое видное участие в общественной жизни, состоя одновременно директором библиотеки „Народнаго Дома" и председателем „Общества имени Мих. Качковского". Разсказы из народной жизни писали: В.Ф. Луцык (Бодак Музыка), И.И. Процык (Иван Кум) и особенно В.И. Хиляк (Иероним Аноним), произведения которого изданы в пяти книгах и являются любимым чтением русских галичан. Народную жизнь изображает также А.А. Полянский (Недолев), которому принадлежит кроме того большая заслуга в деле развития в Галицкой Руси драматической литературы и введения по деревням любительских народных театров. Первое место среди беллетристов занимает В.Д. Залозецкий, отпраздновавший в 1910 году 50-летний юбилей своей литературной деятельности. Русские галичане издали, по общенародной подписке, ко времени юбилея три тома его сочинений; последний же (четвертый) том выйдет в Москве. Самым выдающимся публицистом является О.А. Мончаловский, неутомимый труженик на поприще русской литературы, издававший журналы „Страхопуд" и „Беседу" и принимавший видное участие в „Галичанине" и „Литературном сборнике Галицко-Русской Матицы", а также работающий во всех крупных львовских русско-народных организациях (Полное собрание его сочинений будет напечатано в Москве). Литературная критика представлена в лице Ю.А. Яворского, автора ряда стихотворений, очерков и разсказов, отличающихся красотою языка, а кроме того постоянно работающего в области изучения южно-русской словесности, причем отдельные его сочинения издает русская Академия Наук. Поэзия нашла прекрасное выражение в стихах Д.Н. Вергуна и М.Ф. Глушкевича. Первый поэт касается главным образом национальных тем, второй же - посвящает большое внимание любовной лирике. И „Червоннорусские отзвуки" Д.Н. Вергуна и „Мелодии" М.Ф. Глушкевича были очень сочувственно встречены критикой, которая отметила в этих сборниках наличность безспорного таланта, оригинальность содержания и красоту языка.
Таким образом, Карпатская Русь со времени своего национального возрождения (1848г.), т.е. в течение всего полустолетия, дала целую плеяду выдающихся писателей, с которыми уже успели познакомиться не только славяне, но и все культурные народы Запада. Теперь очередь за русским обществом, для которого эти писатели не иностранные, а свои же, родные. Пора заполнить пробел в нашем образовали и тем самым доказать, что труд карпато-русских писателей не был только для одной Карпатской Руси: ведь они писали свои сочинения, имея в виду весь русский народ от Карпат до Камчатки.
Великая воина 1914 года имеет для России то огромное значение, что, с присоединением Галицкой Руси, завершилось дело собирания русских земель, начатое еще при Иване Калите.
Прежде чем наступило политическое объединение, оно уже было подготовлено в идейном отношении, благодаря самоотверженной литературной и народной деятельности карпато-русских писателей.
Труд карпато-русских писателей настолько значителен, что заслуживает самого подробного ознакомления со стороны русского образованного общества. В целях содействия такому ознакомлению нами предпринято следующее:
1) Издание трехтомного изследования „Карпато-русские писатели" по неизданным источникам, представляющее очерки литературной деятельности всех выдающихся галицких, буковинских и угро-русских писателей;
2) Издание „Библиотеки карпато-русских писателей", представляющей не биографии писателей, подобно вышеназванному изследованию, а собрания их сочинений (В скором времени появится первый том этой „Библиотеки", содержащий „Избранные сочинения А.А. Полянского) и
3) Учреждение „Карпато-русского Музея Ф.Ф. Аристова", где собраны рукописи карпато-русских писателей и различные предметы, имеющие отношение к их литературной деятельности, а также портреты, древние издания сочинений и т.д. Пока Музей для частного пользования еще закрыт.
Будет верить, что в России карпато-русских писателей, наконец, узнают, а узнав оценят и полюбят.
Ф.Ф. Аристов

...В Москве на рубеже XIX-XX века развертывается деятельность замечательного русского ученого, отца русского научного карпатоведения Федора Федоровича Аристова (1888-1932). С 1907г., едва окончив 1-й Московский кадетский корпус, девятнадцатилетний Аристов начинает сбор материалов для монографического труда „Карпато-русские писатели". Под термином „писатели" подразумевались не только, а б.м. не столько создатели произведений художественной литературы, сколько, по формулировке Аристова, „выдающиеся деятели общерусской литературы в Карпатской Руси". К началу 1 Мировой войны автором была проделана гигантская работа - закончено трехтомное исследование по неизданным источникам „Карпато-русские писатели". В нем представлены биографии „русских" деятелей Галичины и Закарпатья от Д.И. Зубрицкого до тогда здравствовавшего М.Ф. Глушкевича, написанные на основе писем, автобиографий, документов, с приложением уникальных портретов и обширной библиографии работ каждого деятеля и материалов о нем. Параллельно автор готовил серию публикаций сочинений самих галицко-русских „писателей", а ныне мы бы скорее назвали „деятелей" под названием „Библиотека карпато-русских писателей". Огромный материал, на базе которого был проделан этот гигантский труд, составил фонды подготовлявшегося к открытию, но еще не открытого для широкой публики, „Карпато-Русского музея Ф.Ф. Аристова". Когда грянула война, Аристов ушел на фронт. На трех страницах обложки известной нам книжки Мончаловского и Маркова мы находим информацию об уже вышедших к 1915 году и печатающихся книгах, которые можно приобрести в Москве на Тверской в прогрессивном издательстве А.С. Дзюбенко, а в Петрограде - в Галицко-русском обществе. Результаты трудов Аристова постигла трагическая участь - „Карпато-русские писатели" были уже набраны, но вышел в свет только первый том, два других оказались в гранках и теперь сохраняются лишь в архиве Т.Ф. Аристовой. Вышло лишь несколько книг „Библиотеки", а богатейшие материалы Музея, сданные Ф.Ф. Аристовым в ящиках на хранение, во время войны пропали бесследно. Несмотря на это мы можем с уверенностью сказать, что в карпатоведении Аристов представляет из себя уникальную фигуру русского ученого-историка, сумевшего оставить фундаментальные труды по отечествоведению, показать ту часть великой Руси, о которой было написано так мало серьезного, причём полностью избежать политических выпадов и сиюминутных выводов. Доныне „Карпато-русские писатели" т.1 - необходимое пособие для каждого серьезного карпатоведа, а имя Ф.Ф. Аристова свято для русских галичан.
Н.М. Пашаева. Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX вв. Москва 2001
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_146.htm
http://www.twirpx.com/file/240368/ 4.4Мб
Изображены (слева сверху по часовой стрелке): A.И. Добрянский, Д.И. Зубрицкий, Я.Ф. Головацкий, А.С. Петрушевич, И.Г. Наумович, В.Д. Залозецкий, Н.Л. Устианович, И.Н. Гушалевич, Б.А. Дедицкий, В.И. Хиляк, А.А. Полянский, Ф.И. Свистун, О.А. Марков, Д.А. Марков, М.Ф. Глушкевич, Ю.А. Яворский, О.А. Мончаловский, Д.Н. Вергун, И.И. Процык, В.Ф. Луцык, Г.И. Купчанко, Е.А. Фенцик, И.А. Сильвай, А.Ф. Кралицкий, И.И. Раковский, А.В. Духнович

Ф.Ф. Аристов. Карпато-русскiе писатели. Томъ первый. ИзслЪдованiе по неизданнымъ источникамъ. Въ трехъ томахъ. Томъ первый. Москва 1916, 304с.
http://elib.npu.edu.ua/info/R7PQTirgQriXuO 8 Мб
http://bookre.org/reader?file=1337589 19мб

...В своем трехтомном изследовании мы дали биографии и характеристики всех выдающихся писателей общерусского направления Галицкой, Буковинской и Угорской Руси. В качестве введения ко всему труду предпосланы очерк - История Карпатской Руси, с древнейших времен и до наших дней, а заключением, обобщающим все исследование, служит статья - История общерусской литературы в Карпатской Руси.
При разсмотрении жизни и творчества карпато-русских писателей мы заботились о том, чтобы были приведены следующие историко-литературные данные:
1) Биография или автобиография (необходимо при этом отметить, что все автобиографии по большей части написаны специально для нашего изследования).
2) Разбор важнейших произведений с приведением из них выдержек.
3) Отзывы критики о данном писателе.
4) Общая оценка писателя с определением его значения в общем ходе литературного развития Карпатской Руси.
5) Полный перечень сочинений писателя (что являлось особенно кропотливой работой, представляющей продолжение, за последние 20 л., - известного труда И.Е. Левицкого - Галицко-русская библиография).
6) Указатель всей литературы о писателе (наглядно показывающий, насколько данным автором интересовались историки литературы).
7) Кроме того, обращено большое внимание на то, чтобы, по возможности, привести в изследовании все портреты данного писателя в разные периоды его жизни.
Содержание трехтомного изследования следующее:
Том I. История Карпатской Руси. Д.И. Зубрицкий. А.В. Духнович. Н.Л. Устианович. Я.Ф. Головацкий. И.И. Раковский. А.И. Добрянский-Сачуров. А.С. Петрушевич. И.Н. Гушалевич.
Том II. И.Г. Наумович. Б.А. Дедицкий. И.И. Шараневич. В.Д. Залозецкий. о. Анатолий Кралицкий. И.А. Сильвай. В.И. Хиляк. Е.А. Фенцик. Ф.И. Свистун. О.А. Марков. Г.И. Купчанко. В.О. Щавинский. А.А. Полянский.
Том III. O.A. Мончаловский. В.Ф. Луцык. И.И. Процык. Д.А. Марков. Д.Н. Вергун. Ю.А. Яворский. М.Ф. Глушкевич. История общерусской литературы в Карпатской Руси.
Одновременно с исследованием Карпато-русские писатели нами было предпринято издание многотомной Библиотеки карпато-русских писателей, представляющей уже не биографии-характеристики деятелей общерусской литературы в Карпатской Руси, а самые сочинения карпато-русских писателей.
...Работая над своим изследованием „Карпато-русские писатели" и редактируя „Библиотеку карпато-русских писателей", нам удалось собрать много ценного материала в виде писем, автобиографий, рукописей, портретов, редких печатных изданий и разного рода предметов, имеющих отношение к литературной деятельности карпато-русских писателей. Таким именно образом составился „Карпато-русских Музей Ф.Ф. Аристова".
Желая и впредь пополнять Музей, мы обращаемся ко всем сочувствующим, этому делу лицам с просьбою о присылке материалов, которые будем приобретать за высокую цену, установленную по взаимному соглашению. Что же касается пожертвований, то о лицах, сделавших таковые, будет с благодарностью отмечаться в особом „Указателе" Музея.
Заботясь о том, чтобы собранные в Музее материалы сделались достоянием науки, мы будем их печатать в виде отдельных изданий.
Так, например, будут обнародованы в особой книге „Письма В.Д. Залозецкого Ф.Ф. Аристову", весь сбор от продажи которой поступить в фонд на сооружение памятника на могиле этого выдающегося галицко-русского писателя.
Итак, как видят читатели, ознакомление русского общества с жизнью и деятельностью карпато-русских писателей нами было предпринято в широких размерах.
Что касается нашего изследования „Карпато-русские писатели", то считаем своим приятным долгом принести искреннюю благодарность нижеследующим лицам, оказавшим содействие при составлении и печатании первого тома нашего труда:
Директору библиотеки „Народного Дома" во Львове Ф.И. Свистуну за присылку печатных изданий и вообще за ценные советы.
Детям Я.Ф. Головацкого, особенно в лице В.Я и О.Я. Головацким, за составление воспоминаний о частной жизни своего покойного отца и присылку его портретов.
Дочери А.И. Добрянского-Сачурова - Е.А. Будилович и ее сыну Б.А. Будиловичу за содействие при составлении очерка о жизни и деятельности Адольфа Ивановича и за предоставление для издания его редких портретов.
Проф. И.А. Линниченко за просмотр корректурных листов очерка об А.С. Петрушевиче и введения „История Карпатской Руси".
Проф. М.Н. Сперанскому за составление отзыва о значении „Народных песен Галицкой и Угорской Руси" Я.Ф. Головацкого.
Своей жене С.И. Аристовой за наблюдете за художественной стороной издания, чтение корректурных листов и вообще за ближайшее содействие при составлении и печатании книги.
Особенно горячую благодарность должны принести председателю Петроградского Галицко-Русского Общества графу В.А. Бобринскому, не только обезпечившему издание изследования с материальной стороны, но также никогда не отказывавшему в своих ценных советах и указаниях при самом составлении нашего труда.
Москва май 1916г. Ф.Ф. Аристов

Ф.Ф. Аристов. Карпато-русские писатели. Том первый. с.1-11
История Карпатской Руси
Первый период (с X до половины XIV века)
Галицкая (и Буковинская) Русь под управлением русских князей

Карпаты являются общеславянской прародиной Карпаты являются общеславянской прародиной, откуда в VIII веке славянские племена разселились в разныя стороны. Находясь на рубеж между Русью и Польшей, Галичина постоянно служила предметом спора между этими двумя государствами. В 981 году русский князь Владимир Великий завоевал у Польши Червонную Русь или Червенские города. Однако, междоусобица, начавшаяся после смерти Владимира, привела к тому, что польский король Болеслав Храбрый в 1018 году присоединил эти города вновь к Польше. После смерти Болеслава Храброго, русский князь Ярослав Мудрый в 1031 году снова отвоевал у Польши Червонную Русь. После смерти Ярослава Мудрого (1054г.) Русь была разделена на уделы, причем на западе русского государства образовалось четыре княжества: Владимиро-Волынское, Перемышльское, Звенигородское и Теребовльское. Владимир-Волынский достался сыну Ярослава Мудрого - Игорю, а Галичина - Всеволоду. Но Всеволод принужден был уступить ее внуку Ярослава Мудрого - Ростиславу Владимировичу, который впоследствии бежал в Тмутаракань, где и умер в 1064 году. Галичина и вместе с нею Волынь достались Ярополку, сыну Изяслава киевского. Но сыновья Ростислава - Рюрик, Володарь и Василько, выросши, стали добиваться отцовской волости. Всеволод уважил их просьбу и, отобрав у Ярополка Изяславича их часть волости, отдал ее Ростиславичам (около 1085 года). Таким образом Рюрик получил Перемышленское княжество, Володарь - Звенигородское и Василько - Теребовльское. Положение их сразу оказалось довольно трудным: Польша выставляла свои притязания на Галичину, Угрия, владевшая Угорской Русью, хотела также включить в свои границы и Русь Галицкую, наконец, волынские князя смотрели на Галичину как на неотъемлемую часть своего удела. Не успели Ростиславичи утвердиться в Галичине, как им пришлось вести борьбу с волынским князем Ярополком Изяславичем. Осенью 1087 года он двинулся на Звенигород, но в пути был убит неким Нерядцей. Осада же Перемышля киевским князем Всеволодом, выступившим в поход с целью покарать Ростиславичей, принявших к себе Нерядцу, окончилась безуспешно. В 1092 году Рюрик умер и в Перемышль перешел Володарь.
В 1097г. состоялся Любечский съезд русских князей, окончательно утвердивший за Ростиславичами Галичину. Однако, видя в молодых, энергичных и талантливых Ростиславичах опасных соседей, волынский князь Давид Игоревич, по наущению своих бояр, вместе с киевским князем Святополком II тотчас же после съезда ослепил участвовавшего на нем Василька. Володарь, мстя за обиду брата, сильно опустошил Волынское княжество и, осадив его столицу гор. Владимир, принудил Давида выдать бояр, замешанных в ослеплении Василька. Сам Давид, при общем негодовании, за вероломство поплатился своим уделом и бежал в Польшу. После этого Ростиславичам пришлось еще вести войну с киевским князем Святополком II, который успел завладеть Волынью. Завязавшаяся борьба, в которой Ростиславичам помогли половцы, окончилась страшным поражением союзников Святополка - мадьяр под Перемышлем в 1099 году.
Перемышльская победа сильно упрочила положение Ростиславичей: она надолго остановила движение мадьяр через Карпаты и обезопасила Галичину со стороны Волыни. Зато менее удачны были войны Володаря с Польшей. Володарь неоднократно делал попытки напасть на польские земли, пока в 1122 году не быль выдан находившимся у него на службе поляком Петром Властом. Ценою огромного выкупа и заключения постоянного мира с Польшей Володарь получил свободу.
В 1124 году умерли Володарь и Василько. Их деятельность имела большое значение для Галичины. Удачно отстаивая свои земли от притязаний поляков и мадьяр, они своей политикой, по отношению к Волыни и Киеву вывели Галичину из роли захолустной, киевской волости и подготовили почву для превращения Галицкой Руси в сильное и самостоятельное государство.
Володимирко-Володаревич (1124-1153) Дети Володаря (Ростислав и Володимирко) и Василька (Юрий и Иван) недолго прожили в мире. В последовавшей усобице одержал верх наиболее способный, предприимчивый и энергичный Володимирко, постепенно обьединивший в своих руках всю Галичину, с новой, более центральной, столицей в Галиче. Последним соперником его и претендентом на владение Галичиной был сын Ростислава Володаревича - Иван, известный в истории под именем Берладника. Однако, его домогательства были безуспешны и ему пришлось удалиться из пределов Галичины в Молдавию.
Володимирко успешно продолжал начатое старшими Ростиславичами устроение Галичины. Среди частых, но не всегда удачных войн он неоднократно выходил из трудного положения своим умением - многоглаголати -. Придерживаясь традиционной политики Ростиславичей, он много способствовал дальнейшему освобождению Галичины из-под опеки Киева. Препятствуя усилению киевских князей, он поддерживал их соперников князей черниговских, а кроме того помогал суздальскому князю Юрию в его планах относительно Киева.
Не принимая особых мер против занятых в это время своими делами поляков, Володимирко вступил в союз с византийским императором Мануилом против мадьяр. Ловкий и находчивый, но также вероломный Володимирко является истинным создателем Галицкого княжества.
Ярослав Осмомысл (1153-1187) После Володимирка наследовал его единственный сын Ярослав Осмомысл (1153-1187), о котором летопись говорит: бЪ же князь мудръ и рЪченъ языкомъ и богобоинъ и милостыню сильну раздавашетъ, странныя любя и во всемъ законЪ ходя Божи -.
Слово о полку Игореве характеризует Ярослава в следующих словах:
Галичкыи Осмомысле Ярославе!
Высоко сЪдиши на своемъ златокованномъ столЪ.
Подперъ горы Угорскыи своими желЪзными полки,
заступивъ королеви путь, затворивъ Дунаю ворота,
меча бремены чрезъ облакы,
суды рядя до Дуная.
Грозы твоя по землямъ текуть,
отворяеши Киеву врата,
стрЪляеши съ отня злата стола салтани за землями -.
В этих словах заключается оценка политического могущества Галицкого княжества и положения, занятого им в истории Руси. Полки Ярослава стерегли Карпаты и оберегали Галичину и вообще всю Русь от притязаний и вторжения мадьяр. Считаясь с могуществом Ярослава, угорский король пытался завязать дружественные отношения и домогался брачного союза с дочерью Ярослава, но эта попытка не удалась вследствие вмешательства, Византии, которая ревниво оберегала дружбу и союз с галицким князем.
Союз и дружба византийского императора Мануила с Ярославом Осмомыслом оставались неизменны даже после npиeмa последним бежавшего соперника Мануила, его двоюродного брата, известного своими приключениями Андроника. Пребывание Андроника в Галиичине дало ему возможность ознакомиться с русской жизнью: царевич получил города в управление, ездил с Ярославом на охоту, столь любимую русскими князьями, присутствовал на совещаниях с дружиной и обедал в княжеском тереме. Став впоследствии Императором Византии, Андроник в построенном им дворце велел увековечить свое пребывание на Руси, написав картину, изображавшую эпизоды из его жизни и сцены охоты. Прием, оказанный Андронику, объясняется родственными связями: дочь Володаря, сестра Володимирка, была замужем за Исааком Комненом и, таким образом, Андроник приходился Ярославу Осмомыслу двоюродным братом. Если византийские писатели подчеркивают обязательность союза для галицкого князя с Византией, то русская народная память, наоборот, указывает на другую сторону, и в „Слове о погибели русской земли", смешав воедино воспоминания об отношениях Владимира Мономаха к царю Алексею Комнену и Ярослава Осмомысла к Мануилу, -рисует такую картину, что „Мануилъ опасъ имЪя, поне и великiе дары посылаше, абы подъ нимъ Царя-города не взя".
Владения Ярослава Осмомысла доходили до Черного моря и устья Дуная, где работали галицкие рыболовы. По Дунаю, Днестру, Пруту и Бугу были разсеяны русские поселения, причем гор. Берлядь являлся как бы пристанищем как для обездоленных князей, так и для берладников - этих своего рода казаков XII века. По Днестру же шел важный залозный путь из Галичины в Грецию, по которому русские промышленники получали рыбу. Сама Галичина из Коломыи доставляла, главным образом, соль и между прочим красный шифер для построек. Таким образом, в руках Ярослава Осмомысла, действительно, были ключи дунайской торговли. В эти черноморские степные пространства не доходили кочевники, но галицкие полки не раз отправлялись на половцев.
Про галицкую помощь южно-русским князьям в борьбе с погаными говорит летопись в 1155 и. 1183 гг.. когда Святослав киевский обращался к галицким князьям. Это участие в общерусском деле борьбы со степью способствовало укреплению чувства национального и политического единства со всею Русью. Помощь, оказываемая Ярославом Осмомыслом Юрию Долгорукому, кн. Ростиславу Мстиславичу и Мстиславу Изяславичу вводила галицкого князя в междукняжеские усобицы за киевский стол и не раз имела решающее значение в этом вопросе. Политическое могущество Ярослава Осмомысла отмечает кроме „Слова о полку Игореве", также и летопись, - говоря, что „князь был честен в земляхъ и славенъ полкы". Но главное внимание обращает летописец на устройство им земли и его личные достоинства: на ум, образование, любовь к церкви и к просвещению. Однако, в летописи мало сведений, в чем заключалось устройство земли Ярославом Осмомыслом и поэтому мы должны воспользоваться сводом Татищева, который дает следующие подробности. Ярослав Осмомысл был страшен соседям, потому что обратил внимание на военное устройство, переняв многое из военного искусства греков, чехов и угров. Он способствовал торговле с Византией, строил города (Галичина изобиловала камнем и потому постройки были каменные), призывал иноземцев-промышленников и особенно заботился о просвещении, основывая училища на счет монастырей. Князь любил чтение и знал несколько языков. Будучи чрезвычайно богатым, он любил подавать милостыню и, когда перед смертью приказал раздать свое имение монастырям и нищим, то этого не смогли сделать в теченииe трех дней. Описывая трогательно-блогочестивую кончину князя, который перед всеми исповедывал свои грехи, плача и говоря: „се уже отхожу света сего суетного," - летописец прибавляет, что князь сказал своим мужам: „се аз единою худою своею головою ходя, удержалъ всю землю Галицкую." Князь был прав, так как после его смерти в Галидцом княжестве наступили усобицы и вмешательство иноземцев.
Причиной смут в юго-западной Руси были, помимо общерусских политических условий того времени, особенности внутреннего строя Галичины и вмешательство соседних государств.
Галицкое княжество имело две особенности, отличавшее его от других русских областей: сильное и своевольное боярство и пестрый по этнографическому составу промышленный класс, возникший вследствиe иноземной колонизации. Бояре были крупными землевладельцами, причем богатства края и безопасность от кочевников способствовали получению больших доходов; бояре наследственно управляли городами, владели значительным количеством рабов и располагали собственными полками. Достигнув такого положения на службе князю и осев вместе с ним в Галичине, бояре держались исключительно княжей службой, а не связью с землею: поэтому они всегда и стремились иметь такого князя, который прислушивался бы к их мнению и исполнял их желания. Галицкие бояре говорили от имени всей земли, но далеко не являлись истинными выразителями ее интересов. При всяком удобном случае сказывалось вредное влияние боярства. Они вмешивались даже в семейную жизнь Ярослава Осмомысла.
Умирая, Ярослав завещал галицкий стол побочному своему сыну Олегу. Однако, Олега бояре немедленно прогнали, посадив в Галичине, законного сына Ярослава -Владимира. Но Владимир сразу же не оправдал боярских надежд, так как проявил независимый характер. Недовольством бояр воспользовался волынский князь Роман, изгнанный вскоре из Галичины мадьярами, посадившими в 1188 году на галицкий стол королевича Андрея. Попытки Романа, а затем и Ростислава (сына Ивана Берладника) прогнать мадьяр, окончились неудачею. И только, когда мадьяры возбудили своими насилиями против себя население, Владимиру, при поддержке польского короля Казимира Справедливого и сочувствии суздальского князя Всеволода, удалось вернуть себе Галич, где он княжил уже спокойно. Со смертью его в 1198 году прекратился род Ростиславичей.
Роман Мстиславич (1199-1205), после смерти Владимира Роман Мстиславович занял Галичину и соединил ее со своим Волынским уделом. Таким образом создалось весьма сильное Галицко- Волынское княжество, которое получило выдающееся значение в делах всей Руси. После того, как Роман утвердился в Галиче, в южно-русских землях на него возлагали большие надежды, как на смелого и сильного князя.
Походы на Литву и половцев Он, действительно, прославился своими победоносными походами и на Литву и половцев. О победах его над Литвою даже сохранилась
пословица: „Романе, Романе, лихимъ живеши, Литвою ореши". О походах Романа на половцев слагались песни, но только отголоски их дошли до нас, в роде отрывка в Галицкой летописи:
Устремлялся на поганых - словно лев,
Сердит он был - словно рысь,
И губил их - словно крокодил,
Переходил их землю - словно орел,
А храбр он был - словно тур.
Присоединение Киева Ограничиваясь походами на Литву и половцев, Роман принимал самое ближайшее участие в борьбе южно-русских князей за Киевский стол. Когда он пошел с войском на Киев, на своего тестя, киевского князя Рюрика, то киевляне, отступив от своего обычного правила невмешательства в княжеские дела, открыли перед Романом ворота Kиeвa и провозгласили его своим князем. Киевляне надеялись, что грозный и могучий Роман, заняв стол отца своего и деда, возродит славное прошлое Киевского княжества, как самого главного во всей русской земле. Однако, Роман счел неудобным для себя в данный момент лично занять киевский стол, посадив на него сперва своего двоюродного брата Ярослава, а затем Рюриковича - Ростислава. Как бы то ни было, Киев находился в полной зависимости от Романа, который впоследствие, вероятно, не преминул бы забрать Киевскую землю под свою непосредственную власть. Современники вполне сознавали значение Романа Мстиславича, как главы русских земель, и называли его не только „великим князем" но и „самодержцем всея Руси" !
Борьба с буйным галицким боярством Захватив во второй раз Галицкую землю, Роман Мстиславович начал сильную борьбу с боярством. Современный польский летописец Кадлубек в самых сильных выражениях описывает, как Роман забирал боярские поместья, самих же бояр убивал и подвергал различным мучениям, приговаривая: „не побивши пчеле, не есть меду". Суровая расправа Романа с боярами весьма содействовала его славе и расположению к нему народа. Галицкое боярство забрало слишком большую силу в земле, притесняло и закрепощало простой народ и не знало над собой ни суда, ни управы. Население жаловалось на высокомерие и жадность боярских заправил. Князей они нарочно старались смещать как можно чаще, чтобы держать фактически все управление в своих руках. В Галицкой летописи, писанной в княжеском, враждебном боярам духе, на каждом шагу встречаются жалобы на своеволие бояр. Любопытно прочитать здесь, напр., такую картину, как боярин Доброслав едет через Галич к князю без стеснения в одной сорочке, „загордившись так, что и на землю не смотрит", а „галичане бежали у его стремени".
Отказ от принятия унии Успешная политика, и внутренняя и внешняя, создала такую шумную славу Роману Мстиславичу, что молва об его значении достигла до Цареграда и Рима. Так, византийский император Алексей Ангел просил у него помощи от половцев, разорявших Фракию, а когда на Цареград напали крестоносцы, то искал у галицкого князя даже убежища. Одновременно и Иннокентий III, этот воинственный папа средневековья, задумал, разсчитывая на славолюбие галицкого князя, распространить свою власть и над Русью, для чего послал к Роману послов с предложением королевской короны и унии. Но Роман Мстиславич о делах веры стал говорить на основании Священного Писания, а от королевской короны отказался, причем на слова папского легата о значении меча св. Петра для приобретения новых земель заявил, что он доволен и своим мечом. Приводим стихотворение графа А.К. Толстого „Роман Галицкий", где пpиeм папского представителя описан следующим поэтическим образом:
К Роману Мстиславичу в Галич послом
Прислал папа римский легата.
И вот, над Днестром, среди светлых хором
В венце из царьградского злата,
Князь слушает, сидя, посольскую речь,
Глаза опустив, опершись на меч...
И молвит легат: „Далеко ты,
О княже, прославлен за доблесть, свою!
Ты в русском краю,
Как солнце, на всех изливаешь щедроты;
Врагам Ты в бою,
Являешься Божиим громом:
Могучей рукой ты Царьград поддержал,
В земле Половецкой не раз испивал
От синего Дона шеломом...
Ты храбр, аки туре, и сердит, аки рысь;
Но ждет тебя большая слава,
Лишь римскому папе душой покорись,
Святое признай его право:
Он может по воле решить и вязать,
На дом он на твой призовет благодать,
На недругов - Божье проклятье...
Прими-ж от него королевскую власть,
К стопам его пасть
Спеши, - и тебе он отверзет обьятья
И, сыном коль будешь его нареком,
Тебя опояшет духовным мечом!"
Замолк...И лукавую выслушав речь,
Роман на свой меч
Взглянул - и его вполовину
Он выдвинул вон из нарядных ножен:
„Скажи своему господину:
Когда так духовным мечом он силен,
То он и хвалить его волен;
Но пусть он владеет попрежнему им,
А я вот и этим, железным, своим
Доволен...
А впрочем, за ласку к Червонной Руси
Поклон ему наш отнеси!"
Роман Мстиславич, кроме походов на Литву и половцев, принимал также участие и в польских делах, что, однако, стоило ему очень дорого: на реке Мозгаве он был однажды опасно ранен, а в 1205г. под городом Завихостом убит в расцвете своей государственной деятельности.
Даниил Романович (1205-1264) утвердился на галицком престоле только после долголетней борьбы. По смерти Романа Мстиславнча остались его вдова и два малолетних сына-Даниил и Василько. Галичиной стремились в то время завладеть южно-русские князья, Польша и Угрия. Малолетних Романовичей перевезли в более безопасный Владимир, в Галичине же почти ежегодно происходила смена правителей. Дольше других удерживались в Галицкой Руси Игоревичи (1206-1211), сыновья Игоря, героя „Слова о полку Игореве", завладевшие Галичиной благодаря поддержке галицких бояр. Недовольные правлением Игоревичей, бояре затем призвали Даниила, которого очень скоро сменил один из наиболее могущественных бояр - Владимир Кормиличич (1213-1214). В 1214 году в Спише, между польским королем Лешком и угорским Андреем, произошло соглашение, по которому женатый на трехлетней дочери Лешка - Соломее маленький Коломан, сын Андрея, был коронован королевской короной и посажен на галицком столе. Этот брачный союз был придуман для примирения интересов Угрии и Польши, и с тех пор yгopский король стал употреблять титул „король Галиции и Владимирии" („rex Galiziae et Lodomeriae"). Польша же, а затем и Австрия ссылались на это обстоятельство, как на доказательство своих государственных прав на Галицию. Для Рима в свою очередь эпизод с вокняжением Коломана послужил поводом для усиления католической пропаганды. Однако, такое положение вещей продолжалось недолго: мадьяры, насильственным навязыванием католицизма, скоро возбудили против себя русских галичан. Этим воспользовался новгородский князь Мстислав Удалой и, при содействии поссорившегося с Андреем Лешка, занял в 1219 году Галичину. Пока шла ожесточенная борьба за Галицкую Русь, подрастал Даниил Романович. Романовичам удалось сразу утвердиться во Владимире-Волынском, где Даниил много работал для упрочения своего положения. Смерть Мстислава Удалого развязала Даниилу руки и он в 1230 году добился галицкого престола.
Неудачная борьба с татарами Даниилу Романовичу пришлось иметь дело с двумя сильными врагами - татарами и Литвой. Впервые встретился Даниил с татарами еще будучи юным князем, в битве на Калке, когда выказал свою храбрость и был ранен в бою. Когда татары, пройдя всю русскую землю, стали проявлять над нею свою власть, то зависимость от них юго-западной Руси оказалась очень слабой, и Романовичи не спешили ехать в орду. Однако, в 1245г. Даниил вынужден был поехать в орду на поклон к хану Батыю. Напрасно в орде заискивали перед галицко-русским князем, Даниил Романович не хотел оставить мысли о борьбе, мечтая о крестовом походе западно-европейских государств против татар. Не найдя поддержки в Западной Европе, Даниил повел борьбу собственными силами, исход которой был печален: галицкому князю пришлось все-таки подчиниться приказанию татар и срыть все русская крепости, за исключением Холма.
Влияние Руси на Литву По отношению к Литве Даниил вел энергичную политику: он пытался то составить против литовского государства коалицию, то воевал, то вел переговоры, наконец, решил действовать культурным воздействием и положил начало влиянию Руси на Литву. Сын Миндовга - Войшелк принял христианство и, сделавшись монахом, передал сперва свои волости Роману Даниловичу, а впоследствии и престол своего отца Шварну Даниловичу, женатому на его сестре.
Участие в делах Западной Европы Если в восточной политике Даниилу Романовичу пришлось испытать немало горечи, то зато в Западной Европе его влияние и могущество сказалось очень ярко. Так, он принимал деятельное участие в польских делах, оказывая поддержку краковскому и мазовецкому князьям в достижении столов, за что обязывал их помогать ему в борьбе с ятвягами. Спорный вопрос о Люблине был решен в пользу галицко-русского князя. Вообще взаимные отношения Руси и Польши Даниил Романович стремился упорядочить мирным путем и с этою целью был созван съезд в Тернаве в 1262 году. Также и угорский король постоянно обращался за помощью к Даниилу Романовичу, летопись говорит, что никто так глубоко не ходил в землю Лядскую, как Даниил, никто не стремился в землю Чешскую раньше его, ни Святослав, ни Владимир Святой; в Моравии, близ Опавы, Даниил поставил свою хоругвь; немцы под Веной не могли надивиться светлости русских полков и самому князю, ехавшему на коне, по русскому обычаю, в кожухе из греческого олавира. Войска Даниила видели и Bену и далекую от Галичины Ригу. Любопытно отметить, что Даниил Романович вступил в борьбу за обладание Австрией, когда в ней прекратился дом Бабенбергов. Женив своего сына Романа на Гертруде, наследнице Австрии и Штирии, Даниил думал утвердиться там, но эта попытка окончилась неудачей: Роман был побежден чешским королем Премыслом Оттокаром II, который в свою очередь был вынужден уступить Австрию Габсбургам.
Принятие унии и получение королевской короны Политика Даниила Романовича обратила на себя внимание всего Запада и главным образом Рима, стремившегося распространить свою власть на юго-западную Русь. Между римским папой и галицким князем велись переговоры еще в то время, когда Даниил лелеял план борьбы союза христианских государств против татар. Даниил принял унию и получил в 1253г. от папы королевскую корону; однако, не видя обещанной помощи против татар, отрекся от унии.
Смерть Даниила и распад его державы В своей внутренней политике Даниил Романович совершил коренную ошибку, допустив дробление княжеской власти. После его смерти в Галицко-Владимирском княжестве появилось, кроме его брата Василька, еще четыре князя: три сына Даниила - Шварн, Лев и Мстислав и племянник-Владимир Василькович. Таким образом, со смертью Даниила Романовича распалось могущественное Галицко-Владимирское княжество.
Лев Данилович (1264-1301), наследуя от отца стремление к широким замыслам и к собиранию русской земли, не имел , однако, его благородства. Он запятнал себя вероломством и неразборчивостью в средствах, вплоть , до убийства из зависти к Шварну Войшелка и поддержки литовского князя Тройдена, а также призыва на помощь татар. В своей внешней политике он стремился, присоединить к Галичине Угорскую Русь, а, также по смерти Болеслава заявлял притязания на земли Малой Польши.
Юрий Львович (1301-1308) был могущественным князем и хорошим правителем, при котором Галичина пользовалась спокойствием. Княжение Юрия Львовича было эпохой блеска, богатства и славы Галицко-Владимиского государства. На своей печати Юрий Львович, подобно деду, назывался „королем Руси". Его же самого эта печать изображает почтенным, величественным старцем, с длинной бородой, сидящим на троне, в короне, со скипетром в руках. Ко времени княжения Юрия Львовича относится разделение южно-русской православной митрополии. После падения Киева киевские митрополиты начали все больше проживать в северных, суздальско-московских, землях, а в 1299 году, после одного татарского погрома, митрополит и совсем туда переселился. Тогда галицкие князья добились у патриарха и византийского императора, чтобы им был поставлен отдельный митрополит (1303г.) и, таким образом, разорвалась церковная связь, соединявшая Киевскую Русь с Галичиной. Однако, избранный для управления галицкой православной митрополией подвижник Петр Ратенский сделался не галицким, а первым Московским митрополитом.
Андрей и Лев Юрьевичи У Юрия было два сына Андрей и Лев и дочь Мapия. Верховную власть после Юрия Львовича наследовал Андрей, который совместно с Львом правил Галицким княжеством. Основной задачей своей политики они ставили борьбу с татарами, для чего теснее сблизились с западными государствами. Они вступают в союз с Польшей и Литвой и закрепляют его брачным союзом, выдав свою сестру Mapию за мазовецкого князя Тройдена, а дочь Андрея Бушу - за Любарта Гедиминовича. Возобновляются также переговоры с папой (Иоанном XIII) о крестовом походе против татар. Наконец, они заключают оборонительный союз и торговое соглашение с Тевтонским орденом. В 1321-1322гг. Андрей и Лев неожиданно умерли, и таким образом прекратился род Романовичей.
Юрий II-Болеслав Тройден (1325-1340), внук Юрия Львовича, был сыном Марии Юрьевны и мазовецкого князя Тройдена. Князь Болеслав был католиком, но перешел затем в православие, приняв имя Юрия. Он придерживался миролюбивой внешней политики и питал пристрастие к иностранцам, особенно немцам, приток которых в Галичину сильно увеличился благодаря введение магдебургского права в городах и оживленным торговым сношениям с Тевтонским орденом. Такое покровительство иностранцам возбудило недовольство среди галичан, и когда Юрий-Болеслав, несмотря на принятое православие, вторично перешел в католичество и начал притеснять своих православных подданных, то был отравлен галичанами в 1340 году.
После смерти Юрия-Болеслава прекратилось существование Галицкой Руси, и она подпала под власть Польши.
Ф.Ф. Аристов. Карпаты - общеславянская прародина
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm
КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm
Продолжение. Карпато-русские писатели
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_406.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001