Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Закарпатские сказки
от 01.09.16
  
О памянте




В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун

Село Горинчово (Расположено в 15 км от райцентра г. Хуст на левом берегу реки Рика, между сёлами Иза и Березово) получило известность как «село сказочников»: в 1950-х годах фольклорист Пётр Васильевич Линтур записал здесь около 300 текстов сказок и легенд от девяти рассказчиков, причём 120 из них - от Андрея Калина (1908-1979). Горинчовские записи Линтура неоднократно переиздавались в сборниках Закарпатские сказки (1957), Сказки Верховины (1960), Легенды Карпат (1968), Дед-всевед (1969), Двенадцать братьев (1972), Сказки одного села (1979), Зачарованные сказкой (1984), Сказки Карпат (1990), Три золотых слова (2008) и т.д.

Коло
Гiрськоi
Ватри
присядь iз нами, друже,
послухати слово дивне,
що створив непiдкупний творець -
простий народ.
Се тiльки одна з книг;
з ii сторiнок долинае
то сива карпатська давнина,
то незабутне у вiках учора,
то висока людська фантазiя,
що не мирить добра зi злом,
то всепiдкоряюча музика,
в якiй на прю iз самою смертю
стае кринично-чисте кохання.
Присядь-но ближче, друже,
i ти глибше пiзнаеш, полюбиш
icторiю краю карпатського,
природу краю карпатського,
душу краю карпатського,-
через мудрiсть, вiками народжену,
фантазiю, вiками колисану,
через вiльну й невмирущу
легенду, казку, приповiдку,
пiсню, баладу, коломийку...
Цього разу - через чарiвну оповiдь
казкаря Андрiя Калина.
Та се тiльки одна з книг,
а ми ще не раз гадаемо
присiсти з тобою, друже,
коло дивного, простого слова,
Коло
Гiрськоi
Ватри
Дванадцять братів. Закарпатські казки Андрія Калина. 1972 рік, видавництво Карпати, Ужгород. 238с.
http://chytanka.com.ua/ebooks/index.php?action=url/view&url_id=1509 12brativ15042011.djvu (3,36 Mb)






...- Няньку, iдiть тепер на другу сторону, на схiд. I як icxoдите половину залiзних черевикiв, вертайтеся додому.
Дiд зiбрався i йде. Иде, йде горами, лисами, полями. Приходить у другу державу. I бачить - на широкiм полi чоловiк оре чотирма волами, а дiвчина поганяе. Приходить до них близько i вклонився:
- Добрий день!
Чоловiк орав на самий великдень. I питае його дiд:
- Чоловiче, то ти дiеш? Ореш на великдень!
- А ти що дiеш? На великдень у дорозi!
- Та я через те у дорозi, бо у мене сто хлопцiв i мушу iм шукати життя.
- А я через те орю на великдень, бо у мене сто дiвок i мушу багато робити!
Вдарили вони по руках:
- Ну, то будьмо co6i сватами! Поженимо своiх дiтей!..

Андрій Калин. Закарпатські казки. Ілюстрації Леопольда Левицького. Ужгород, Закарпатське обласне видавництво, 1955. 207с.
http://uartlib.org/allbooks/dityachi-knigi/andriy-kalin-zakarpatski-kazki-ilyustratsiyi-leopolda-levitskogo/
http://uartlib.org/downloads/ZakarpatskiKazki_uartlib.org.pdf 120Мб
Девяносто девять братьев и сотый Ружа
Жили в наших горах муж и жена, а детей у них не было, и все они ссорились из-за этого. Так дожили до старости. И опять муж говорит:
- Эх, жена, нет у тебя детей!
В ту ночь приснилось жене, что в ее огороде расцвела прекрасная роза. И если ту розу сорвать, съесть ее семена, то обязательно будут дети.
Жена взяла и рассказала мужу свой сон, а тот рассердился.
- Э-эх, старуха! Кто бы это посадил в твоем огородишке такую розу?!
На следующую ночь опять приснился жене тот же сон, и опять муж накричал на нее.
И в третью ночь приснилось то же самое. И сказала она себе: "Эх, бабонька, все ты не веришь, что в твоем огороде - роза!"
Встала ранехонько и рассказывает мужу. А тот говорит:
- Ну, коли тебе все роза снится, пойди погляди.
Приходит баба в огород, а там - роза, да такая, что глядишь на нее - не наглядишься. Сорвала она розу, принесла в хату:
- Ну, видишь, снилась мне правда.
Разорвала баба цветок, а из него зернышки на ладонь посыпались.
Она кинула их в рот и съела.
Через год у бабы родился мальчик. А потом начала она рожать каждый год по хлопцу. И родила их двенадцать.
Испугался дед: как столько детей прокормить: И сбежал в другую державу.
Деда нет, а баба все хлопцев рожает. Родила уже девяносто девять! Люди в те времена жили долго - по триста лет!
Через год родился и сотый сынок. Спрашивают люди:
- Чье ж это дитя?
А одна древняя старушка и говорит:
- Да того деда, что сбежал в другую державу:
- Как же то может быть, коли мужа дома нет?
Древняя старушка рассказала, что дедова жена сто лет назад съела семена розы и с тех пор каждый год рожает сына.
И назвали сотого хлопчика - Ружа.
Как прошел год, Ружа и говорит:
- Братья! Есть у нас сто крестных, и завтра должны они принести нам подарки.
Позвали братья крестных в гости. Сто крестных и сто крестников - много народу!
А тут как раз возвращается домой отец, который оставил их давным-давно, когда было братьев только двенадцать.
Жена сразу узнала своего мужа. Отозвала его в сторону и давай укорять:
- Ты ушел от меня, думал - пропаду. А я вырастила сто сыновей. Да это же сто легиней!
И говорит она хлопцам:
- Сыны мои дорогие, вот ваш отец. Тогда самый младший, Ружа, нарядил старика в чистую одежду, накормил, напоил и уложил на мягкую постель.
А когда дед отдохнул, Ружа подал ему железный посох, железные башмаки и говорит:
- Батюшка, берите эту палку, обувайте башмаки: Потом Ружа подал старику кожаные бесаги с деньгами и показал на дверь:
- Ну, батюшка, пора вам снова в путь-дорогу. Идите в ту сторону, где солнце заходит. Будете ходить до тех пор, пока не истопчете половину башмаков, не сотрете посох и половину денег не истратите. А уж тогда возвращайтесь домой.
Ушел дед. Исходил много земель, истоптал половину железных башмаков да стер половину железного посоха. Вернулся домой. И спрашивает его Ружа:
- Нашли вы, батюшка, что-нибудь?
- Ничего не нашел, сынок.
- Что ж, ложитесь отдохните.
А когда отдохнул дед, принес ему Ружа новый железный посох, новые железные башмаки и новые кожаные бесаги с деньгами.
- Батюшка, теперь ступайте в тот край, где солнце восходит. А когда истопчете железные башмаки наполовину, возвращайтесь.
Опять ушел дед. Идет через горы, леса и поля. Приходит в другую державу. И видит: человек пашет поле четырьмя волами, а девушка погоняет. А было это как раз в светлое воскресенье. Подходит дед поближе, кланяется:
- Человече, что же это ты работаешь в такой праздник?
- А сам-то что делаешь? Светлый праздник, а ты - в дороге.
- Да я потому в дороге, что у меня, сто сынов и должен я им жизни искать:
- А я потому пашу в светлое воскресенье, что у меня сто дочерей. И приходится мне много работать.
Ударили они по рукам:
- Так будем же сватами! Поженим наших детей.
Попировали, чем бог послал, и разошлись. Дед, у которого было сто сыновей, вернулся домой. Ружа спрашивает:
- Нашли вы, батюшка, что-нибудь?
- Нашел: Встретил я в том краю, где солнце восходит, человека, у которого есть сто дочерей. Ударили мы с ним по рукам, что поженим наших детей.
И рассказал отец сыну о пахаре, которого встретил в пути.
Ружа выслушал и говорит:
- Ну, батюшка, отдыхайте дома до самой смерти. Больше уже никуда не ходите: вы своих детей устроили.

От издательства
Сказка про мастера Иванка
Сон Герасима
Девяносто девять братьев и сотый Ружа
Царь и разбойники
Сказка про кошку и собаку
Староста
Иван - Коровин сын
Пообещай то, о чем сам не знаешь
Собакин сын
Маленький странник
Сказка про птаху, несущую золотые яйца
Сказка про Далманеша
Дивный сон Ивана
Сказка про бедного Юру, который женился на царской дочери
Жена-поветруля
Сказка про Ивана-дурака
Иванко - царь зверей
Сказка про сына угольщика
Железный волк
Сестра и заколдованные братья
Жених-уж и невеста-лягушка
Сказка про Ивана Печовского
Сын лесничего
Бедный человек и смерть
Панщина
Как опрышек отблагодарил бедного человека
Поп и его работник
Как дед в школу ходил
Муж и жена
Упрямая жена
Сказка про верную жену
Народные бывальщины
Про опрышка Пинтю
Про опрышка Шугая
Про песиголовцев
Про драговского немца
Про Поляну
Петр Линтур. Закарпатские сказки Андрея Калина (перевод Г. Игнатовича, К. Черкашина). Ужгород: Закарпатское областное издательство, 1957 198с.
http://fantlab.ru/work614733

Сказки Верховины
http://www.e-reading.club/bookreader.php/1007671/Skazki_Verhoviny.html
Закарпатские украинские народные сказки
http://verhovina-tales.ru/
О тоi щас бя БогуМiр муж Слвы а iмя трiе дщерЪ а двiе сынi Тоiе бо веiдяща скуфе до стенпы а тамо жiвяi о травЪх п ОтцевЪ щася I бы анi Бозе слушьны а разумы вхiцне I тако а ту Мате iех iже рЪщна Славунi про ова тврящi потребю I рЪщь iндо БогуМiр Стр семь ден моi а iмам дщЪрЪ сва овдате а внуча зрянте I тако рЪще а повозы упреже а Ъде камо сва I прiЪде до дуба стащя в полi а оставiсе ноще о вогнiще све I вiдЪ вещере мужi трiе на комонях до не стремыстеща А рЪкста тоiе ЗдравЪ будi А iщо iщеше ОповЪнде iма БогуМiр тугы сва а онi же отвЪщаху яко суте саме о походь да iмуть жены Овратiсе БогуМiр на стенпы сва а веде трiе мужi дщЪрЪм О то сва трi роды iсшедша а славны бящi О ту бо похождяшуть Древляны Крвще а Поляне яко пЪрьва дщере БогуМiру iмЪно iмаi Древа а друга СкрЪва а третя ПолЪва Сынове же БогуМiру iмяще сва iмЪны СЪва i младцеi Рус От ена похождяшуть Северяны а Рycie Трiе бо мужi бяста трiе вЪсенце Оутрiе ОполуднЪ а ВщернЪ Утворiсе родi тоiе о СедмЪРЪцЪх iдЪже обiтващехом за морья о Краi Зелень а камо скотi водяi древны iсходу до КарпенстЪа горе То бяща она ляты пред тiсенщ трiесты за IерманрЪху
В тот час (то время) был Богумир, муж Славы, и имел (он) три дочери и два сына. И они (тые, те) водили скот (скуфь) по степи и там жили среди трав во времена Отцов. И были они Богам послушны и разумом восхищённы (поэтическое воодушевление, восторг, радость). И так и тут Мать их, которая реклась (звалась) Славуня, для них творила потребное (необходимое - Им квас, как воздух, был потребен - А.С. Пушкин). И так речёт (говорит) как-то Богумир: Стары есмь дни мои и имею (я имею, мне надо) дочерей своих выдать (замуж) и внуков увидеть. И так сказал и повозку запряг и поехал на все стороны. И приехал к дубу, стоящему в поле, и остался ночевать у огнища своего. И видит вечером трех мужей на конях, к нему стремящихся. И говорят они: Здравь будь! И что ищешь? - Поведал им Богумир печаль свою. А они же отвечали, что (по) суте сами в походе (в поиске), да чтоб жён найти. Возвратился Богумир в степи свои и ведет трех мужей дочерям. От этого-то три рода произошли и славны были. Оттуда-то вот происходят Древляне, Кривичи и Поляне, потому как первая дчерь Богумира имя имела Древа, а другая - Скрева, а третья - Полева. Сыновья же Богумира имели свои имена - Сева и, младший, - Рус. От них происходят Северяне и Русы. Три же мужа были три Вестника - Утренний, Полуденный и Вечерний (см. также сказку Зорька, Вечорка и Полуночка в сборнике А.Н. Афанасьева). Сотворились роды те в Семиречье, где же обитовали мы за морем в Краю Зеленом и куда скот водили древле до исхода к Карпатским горам. То были те лета за тысячу триста (лет) до (времени) ИерманРеха.
Дощечка 9,10
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_336.htm
Современное состояние фольклорной традиции в Закарпатье
...В закарпатских балладах обнаруживаются тексты, содержащие архаичнейшие мотивы. И относится это к народной традиции в целом: в ней сохранились рудименты не только древнеславянской культуры, но и праславянской. Ценность Закарпатья для сравнительно-исторического изучения славянской культуры состоит в том, что народная традиция сохранила то общее, что было свойственно славянским и другим восточноевропейским народам в древности - типологические явления культуры, исчезнувшие не только из сознания, но и из фольклора - П.В. Линтур. Собирание и некоторые проблемы изучения фольклора советского Закарпатья. В кн.: Карпатский сборник. М.,: 1972, с.86-94

...Типичным закарпатским селом является, на наш взгляд, Горинчево - большое село Хустского района, расположенное в узкой долине Реки - правого притока Тиссы. Записывать горинчевских сказочников мы начали еще в 1945г. во время приезда в Закарпатье комплексной фольклорной экспедиции под руководством П.Г. Богатырева. В течение 15 лет удалось выявить семь очень одаренных и несколько рядовых сказочников и записать их репертуар. Всего в Горинчеве записало 300 текстов (с вариантами). При этом от Андрея Калина записано 120 сказочных сюжетов; от Юры Тегза-Порадюка - 30, от Томи Плешинца - 35, от Ивана Дилинко - 15, от Юры Ревтя -40, от Василя Холода - 50.
В возрастном отношении горинчевские сказочники делятся: на старшее поколение (65-80 лет) - Митро Петрик, Юра Тегза-Порадюк, Юра Ревть, Иван Дилинко; среднее (40-60 лет) - Тома Плешинец, Андрей Калин, Михаил Шовак и др. и на младшее поколение (30-40 лет) - Юра Митрович, Василь Холод, Василь Петрик -сын, Андрей Калин - сын, Анна Плешинец - дочка, и др.
Среди них выделяется талантливый сказочник Андрей Калин, получившим известность далеко за пределами своей области.
В беседе с нами А. Калин назвал своих «учителей» - тех местных сказочников, у которых он в детстве учился искусству слова. Это - Юра Тегза-Порадюк, Митро Петрик, Юра Ревть, Иван Дилинко. Работая с Калиным, мы одновременно записывали и их репертуар. Позже мы записали сотню текстов от сверстников А. Калина (Т. Плешинца, М. Шовака и др.) и от младшего поколения горинчевских сказочников (Юры Митровича, Василя Холода, Василя Петрика-сына, Андрея Калина-сына и др.).
В результате кропотливой собирательской работы предоставилась возможность проследить историческую жизнь сказки в одном и том же населенном пункте в устах трех поколений. Изучение сказочного репертуара одного села позволяет поставить следующие важные вопросы:
1. Как передаются сказочные сюжеты от поколения к поколению и какие изменения происходят при этом в композиции, стиле, образной системе сказки.
2. Сколько бытует в одном селе неповторяющихся сюжетов и какие наиболее распространены.
3. Какие сказочные жанры преобладают.
4. Сколько талантливых мастеров.
5. Каково отношение выдающихся мастеров к традиции.
6. В чем проявляется личное начало, импровизаторский дар сказочника.
7. Как отражается в сказке мировоззрение сказочника и среды.
8. Как сказочник реагирует на окружающую его действительность.
9. Как создается композиция сказки.
10. Как создаются образы, и др.
Конечно, 300 текстов, записанных нами в Горинчеве, не исчерпывают весь сказочный репертуар этого села. Однако можно все же говорить о сравнительной полноте охвата материала, позволяющей судить о сказочной традиции села.
Если нелегко полностью исчерпать репертуар одного села, то гораздо труднее сделать это но отношению к району и целой области. Поставленная нами задача - записать сказочный репертуар Закарпатской области - под силу только коллективу фольклористов. Большую помощь в этом оказывают студенты-филологи Ужгородского университета. Некоторые из них, в первую очередь местные уроженцы, хорошо знающие диалект родного села и обстановку, в своих работах (курсовых, дипломных) дают весьма качественный материал. А с 1960г., после введения в вузах фольклорной практики, студенты в конце первого курса выезжают в районы для записи фольклора.
В итоге шестью такими экспедициями, в которых обычно принимает участие 40-45 человек, были охвачены почти все районы области. И теперь мы имеем конкретное представление о современном состоянии устной традиции и о новых процессах в фольклоре Советского Закарпатья.
Вот данные по собиранию и предварительной систематизации сказочного творчества всей области. Охвачены все 13 районов Закарпатья. Записано свыше 1500 текстов. В Хустском районе - 344, Иршавском - 250, Мукачевском - 160, Перечинском - 124, Тячевском - 110, Виноградовском - 110, Свалявском - 90, Межгорском - 75, Раховском - 73, Велико-Березнянском - 72, в остальных меньше.
Сказочникоз выявлено около 80. Среди них отличаются широким диапазоном, богатством и разнообразием репертуара, мастерством исполнения, композиции и создания живого образа 20 крупнейших мастеров, репертуар которых мы записали. Это четыре вышеупомянутых горинчевских мастера (А. Калин, Ю. Тегза-Порадюк, Т. Плешинец и И. Дилинко), а также Михайло Галица из с. Дулово Тячевского р-на - 35 сюжетов (Сказки Галицы вышли отдельным сборником: Казки зелених гip. Запись текстiв П. Лiнтура, Ужгород, 1965); Василь Королович из с. Страбичево Мукачевокого р-на - 73; Федор Кость-Скубенич из с. Турья-Ремета Перечинского р-на - 50; Василь Заяц из с. Черный Поток Иршавского р-на - 45; Анна Васько из с. Заречье Иршавского р-на - 40; Иван Ильтьо из с. Доробратово Мукачевского р-на - 60; Андрей Грига из с. Керецки, Свалявского р-на - 35; Иван Мориляк из с. Плоское Свалявского р-на - 40; Юра Гебрян из с. Люта Вел. Березнянского р-на - 31; Иван Лазарь из с. Макарево Мукачевского
р-на - 40; Михайло Гандера из с. Сирма Виноградовского р-на - 30; Иван Теличка из с. Репинное Межгорского р-на - 25; Иван Костюк из с. Черная Тиса Раховского р-на - 35; Василь Шельма из с. Заречье Иршавского р-на - 35; Василь Феер из с. Широкое Виноградовского р-на - 55 и Анна Суханич из с. Раков Перечинского р-на - 20 сюжетов.
Большой интерес представляют творческие биографии сказочников. Это - живая история края, его многострадального населения. Эти биографии также приоткрывают дверь в мастерскую народного художника. Так, старейший из горинчевских сказочников Митро Петрик в 1914г. при наступлении русских войск на Львов попал в плен и пять лет работал в Омской губернии. Здесь он слушал сказки сибирских сказочников и усвоил их репертуар, между прочим, сюжет о Еруслане Лазаревиче, до сих пор не зафиксированный на Правобережной Украине. Земляк Петрика Юра Ревть находился в русском плену в Полтавской губернии и слушал украинских сказочников. Тома Плешинец жил на Кавказе. Иван Ильтьо попал на Байкал и г. Иркутске встретил Великую Октябрьскую социалистическую революцию; после окончания гражданской войны он добирался домой через Суэцкий канал вокруг Азии.
Учитель Калина - Юра Тегза провел молодость в Боснии и Герцеговине, где работал на лесозаготовках и слушал балканские сказки и юнацкие песни. Он рассказал сюжет о Королевиче Марко. Иршавский сказочник Михаил Фельцан во время первой мировой войны очутился в Турции, побывал в Малой Азии, Сирии, Палестине и Египте. Длинный жизненный путь прошел тячевский сказочник Михаил Галица, поразивший нас своим широким кругозором, огромным житейским опытом, обширными познаниями. Галица с 13 лет скитался по миру в поисках куска хлеба. Провел несколько лет в лесах и горах Польши и Галиции, работал на железной дороге в Боснии (здесь он усвоил южнославянские сюжеты), в угольных шахтах в Америке. В 1914г. его мобилизовали в австрийскую армию и как профессионального рабочего-шахтера отправили в город Шалготарьян. Здесь он подружился с венгерскими рабочими и, когда вспыхнула венгерская революция 1919г., принял в ней активное участие. После воссоединения Закарпатья с Советской Украиной он 10 лет работал на строительстве Рикско-Тереблянской ГЭС. Галица знает десяток языков.
Репертуар названных сказочников различен. Андрей Калин, Михаил Галица, Василь Королович, Василь Заяц, Юра Тегза-Порадюк - сказочники-универсалы, рассказывающие с одинаковым мастерством волшебные, легендарные, новеллистические сказки, исторические предания и т.д. Иван Дилинко, Анна Васько, Василина Турок - сказочники-эпики, рисующие широкую эпическую картину. Юра Гебрян, Иван Лазарь, Тома Плешинец, Василь Феер - мастера сатирического жанра, чувствующие себя свободно в социально-бытовой и анекдотической сказке. Федор Кость-Скубенич предпочитает сюжеты с философским нравоучительным уклоном. А Иван Ильтьо выделяется в жанре исторического предания и реалистического рассказа.
Изучение собранного материала будет способствовать решению таких важнейших проблем как исторические связи закарпатской сказки с общеукраннской и русской, творчества Закарпатья с западнославянским и южнославянским фольклором (западнославянские мотивы звучат в репертуаре сказочников Ю. Гебряна, Ф. Кость-Скубенича, А. Суханич, т.е. сказочников, живущих на словацкой этнографической границе, южнославянские мотивы встречаются в творчестве М. Галицы и Ю. Тегзы, побывавших в Боснии и Герцеговине); фольклорных связей Закарпатья с Венгрией (некоторые сказочники, такие как Василь Королевич и Михайло Гандера, выросшие в селах на венгерской этнографической границе, рассказывают на двух языках); украинско-румынских фольклорных связей, проблему традиции и импровизаторства и т.п.
Анализируя репертуар современных сказочников Закарпатья, мы приходим к выводу, что в фольклоре совершается непрерывный творческий процесс. Одаренный сказочник не повторяет старого сюжета, но по-своему осмысляет его идейное содержание, строит композицию и создает образы. Механически повторяют традицию сказочники-ремесленники, лишенные поэтического дарования. Буржуазные и некоторые советские ученые допускают грубейшую ошибку, строя свои выводы на основании записей от подобных ремесленников. Гоняясь за количеством, исходными сюжетами и параллелями, они фактически занимаются статистикой и игнорируют творческую личность народного сказочника. Отрицание творческой индивидуальности народного мастера порождает формалистический подход к фольклору, состоящий в том, что собиратель записывает все, что попадается ему под руку, а исследователь без разбора изучает эти сомнительные материалы.
Итак, широкое бытование народной сказки и легенды, наблюдаемое нами во всех селах и районах области, выявление большого числа талантливых мастеров старшего и младшего возраста, запись полторы тысячи текстов, повышенный интерес слушателей к исполнению сказки - все это утверждает нас в мысли, что в Закарпатье и сейчас народная сказка живет полнокровной жизнью...- П. В. Линтур. Современное состояние фольклорной традиции в Закарпатье

Петр Васильевич Линтур. Современное состояние фольклорной традиции в Закарпатье Советское Закарпатье за прошедшие двадцать с лишним лет сделало огромный шаг вперед в развитии материальной и духовной культуры населения. Села и деревни стали неузнаваемы. Не только в плодородных долинах Тиссы и ее правых притоков, но и на Верховине курные избы под соломенной крышей сменились домами городского типа, появились благоустроенные улицы, светлые и просторные кирпичные здания школ, сельсоветов, клубов, сельмагов, чайных и столовых. Коренным образом изменился домашний быт. Железные плиты и кафельные печи вытеснили старинные праславянские печи, современная мебель - самодельные нары, лавицы, лады, столы. Нет уже допотопной глиняной и деревянной посуды. «Токан» (мамалыга), «ощипок» (овсяные лепешки), твердый, как камень, кукурузный хлеб, являвшиеся почти единственной пищей крестьянина, отошли в область преданий.
Подлинная революция произошла и в культурной жизни Закарпатья. Край, где вплоть до первой мировой войны не было иной интеллигенции, кроме церковной (приходские священники, монахи, дьячки), где накануне второй мировой войны работали всего четыре гимназии, две учительские семинарии, один торговый техникум л десяток «горожанских» школ, покрылся густой сетью учебных заведений. По данным 1965г. в Закарпатье насчитывается 281 начальных, 349 восьмилетних, 125 средних, 12 специальных средних школ. Университет в Ужгороде имеет уже 11 факультетов, 10000 студентов, 500 преподавателей.
Закарпатье представляет исключительный интерес как объект исследования для историков, этнографов, языковедов, литературоведов и, конечно, фольклористов, которые найдут здесь ценный материал.
На обширной территории, заселенной славянами (от Адриатического моря до Тихого океана), есть области, отличающиеся особым богатством устного творчества: Македония, Прикарпатье, Силезия, Полесье. Для историко-сравнительного изучения они очень интересны, так как тут скрещиваются фольклорные традиции нескольких славянских народов.
Смежную этнографическую полосу образует большой Карпатский полукруг от Высоких Татр до Трансильванских гор. Польские, украинские, чехословацкие и другие ученые уделили особое внимание этой местности, отметив богатство и разнообразие устного творчества населякщих ее народов.
Одна часть этого Карпатского полукруга - Закарпатье - граничит на северо-западе с Польшей, на западе - с Чехословакией, на юге - с Венгрией и на юго-востоке - с Румынией. В Закарпатье вперемешку с украинским населением жило немецкое, местами болгарское и сербохорватское (колонисты), значителен процент евреев и цыган.
Оттесненные в дремучие леса и высокие недоступные горы закарпатские украинцы сохранили элементы праславянской культуры, анимистические верования, космогонические сказания, заговоры-заклинания, календарные и семейно-бытовые обряды и песни, волшебные сказки, старинные предания, лиро-эпические песни и другие жанры устного творчества. Чужеземные власти стремились убить в них сознание нерасторжимого единства с единокровными братьями на Востоке, однако русины - закарпатцы до сих пор называют себя этим древнерусским именем - упорно сопротивлялись всем попыткам денационализации и хранили свою народную культуру.
Закарпатье до 1945г. было, несомненно, самым отсталым уголком Центральной Европы, но вследствие своей изолированности лучше других украинских областей сохранило фольклорные традиции Киевской Руси.
Когда весной 1939г. после развала буржуазной Чехословакии венгерские захватчики вторично оккупировали Закарпатье, установив режим неслыханного террора, жестоко преследуя всякое проявление симпатий к Советскому Союзу, народ в самозащите стал еще больше любить свое устно-поэтическое творчество.
Нам довелось прожить четыре тревожных года (1940-1944) в селах Хустокого и Мукачевсхого районов и наблюдать необыкновенное оживление устного творчества, определенное возрождение опришковского эпоса. Старинные песни и сказания о народных мстителях - Пинте, Довбуше, Шугае - зазвучали по-новому, в них послышались злободневные призывы к борьбе с немецкими фашистами. Даже обстановка волшебных сказок с их бессмертными героями, которые побеждают страшных чудовищ, многоголовых змей и драконов, становилась понятнее, ближе и перекликалась с современными событиями.
Кроме этих произведений, нам удалось записать также народные заговоры-заклинания и так называемые «ложные» молитвы. Записи проводились в нескольких селах, но особенно плодотворно в с. Горонда Мукачевского района, уроженцам которого я являюсь, и в с. Нанково Хустского района,- родном селе жены.
Заговоры-заклинания, этот древнейший жанр устного творчества, отмирал уже тогда (1940-1944). Теперь он исчез почти полностью. Только в 1958г. в с. Макарево Мукачевского района старик «ветеринарий», как его называли, Иван Иванович Лазар, а в 1962г. в с. Синовир Межгорского района - 76-летний Василий Михайлович Дебель сообщили мне несколько заклинательных формул (против укуса змеи, против «жабы» - опухоль на языке, против «жовны» - нарыв на челюсти). Оба старика, побывав на ветеринарных курсах, работают теперь колхозными ветеринарами, но раньше они были знахарями, «баяли», «помогали худобi». В.М. Дебель охотно продиктовал мне заклинательные формулы, не считая их секретом. Однако чистосердечно признался, что, делая операции, он еще и теперь шепотом читает заклинания, и уверял, что это помогает делу.
Календарная и семейно-бытовая обрядовая поэзия Закарпатья - яркий показатель крепких исторетеских связей русинов с Киевской Русью. Угорская Русь, захваченная в начале XI в. венгерскими феодалами, а до этого входившая в политические рамки Киевского государства, сберегла древнюю восточнославянскую культуру. В ее обрядовой поэзии, оказавшейся наиболее консервативным жанром устного творчества, отчетливо прослеживаются элементы этой культуры. Колядные обряды и песни, свадебные обряды и песни, похоронные обряды и причитания-древнейший пласт закарпатского фольклора, образовавшийся в период формирования древнерусской народности…
П.В. Линтур. Современное состояние фольклорной традиции в Закарпатье. Советская этнография. 1968(2). с.121-127
http://annales.info/sbo/contens/se.htm
http://www.booksite.ru/etnogr/index.htm


В 1945 голу произошло эпохальное событие в истории Закарпатья - его воссоединение с братскими украинскими и русскими землями. Столетние мечты народа осуществились. Зaкарпатцы вошли как полноправные члены в свою родную семью с тем, чтобы уже никогда с ней не разлучаться. Они вынесли свое сознание принадлежности к единому целому из общего источника нашей культуры - из Киевской Руси, традиции которой никогда не умирали на южных склонах Полонинских Карпат. Идея единой Руси, выступающая так ярко и памятниках древней русской письменности, идея братского единства украинского народа с русским освещала закарпатцам их исторический путь, не позволяла впасть в отчаяние и духовно умереть. Живым свидетельством этой великой идеи, глубоко вкоренившейся в сознание широких народных масс и передовой интеллигенции, является устное творчество Закарпатья. Обрядовая поэзия, эпические и лирические песни, народные сказки были лучшим доказательством кровного родства с Великой Русью. Народное поэтическое творчество убедительно и красноречиво опровергало все усилия венгерских, немецких, чешских и местных буржуазных ученых, пытавшихся доказать, что „рутены" или „русины" особый славянский народ, отдельный от украинского и русского народом, и что этот „рутенский народ не" должен устремлять свои взоры на Киев и Москву.
Сохранение на южных склонах Карпат украинской народной речи и народного творчества служит лучшим подтверждением сталинского положения о большой устойчивости и колоссальной сопротивляемости языка насильственной ассимиляции. Горсточка народа, окруженная со всех сторон чужеземным морем, поставленная в исключительно тяжелые условия политического, социально-экономического и культурного гнета - смогла сберечь на протяжении тысячелетия свой язык и свою народность. На родном языке рассказывались прекрасные сказки, пелись песни, чарующие своей задушевностью, свежестью, непосредственной красотой; они удовлетворяли духовные запросы деревни, жившей натуральным хозяйством, заменяли ей художественную литературу, музыку и театр; они являлись живой связью Закарпатья с Великой Родиной и выражали чаяния и ожидания трудящихся, ведших непрерывную борьбу с внешними и внутренними врагами.
Устное творчество Закарпатья представляет собою богатство, справедливо оцененное научными экспедициями Всесоюзной и Украинской Академий Наук (экспедиции 1945, 1946, 1947, 1948 гг.). На него указывали украинские и русские исследователи еще в прошлом столетии. Сотни, тысячи стихотворных и прозаических произведений закарпатского фольклора уже увидели свет, не меньше их лежит в рукописях и гораздо больше бытует в народе, еще никем не записаны. Изучение этого материала еще только начинается; он должен быть исследован, обобщен и рассмотрен под социально-политическим углом зрения. Наш скромный труд делает первую попытку подобной социально-политической и эстетической оценки сказочного творчества закарпато-украинцев.
Диссертация ставит своей целью изучение основных проблем творчества народных мастеров, в частности Андрея Калина - типичного представителя западно-украинской сказочной традиции. Установить сказочную традицию закарпатского села, в котором родился и провел 45 лет своей трудовой жизни лесоруб Калин, найти истоки его творчества, дать характеристику репертуара, раскрыть идейное содержание и художественные особенности его сказок - таковы задачи нашей работы. При освещении всех этих вопросов одновременно поднимается сложная и сегодня очень злободневная проблема коллективного и личного начала в народном творчестве.
Диссертация состоит из предисловия и 9-ти глав:
1. Собирание и изучение сказок Закарпатья.
2. Село Горинчево и его сказочная традиция.
3. Творческая биография Калина.
4. Истоки его творчества и прикарпатская сказочная традиция.
5. Репертуар горинчевских сказочников.
6. Идейное содержание сказок Калина.
7. Художественные особенности сказок Калина.
8. Язык и стиль сказочника.
9. Заключение (выводы).
К работе прилагаются по необходимости тексты сказок Калина и его земляков в количестве 102 номеров, записанные нами в 1939-1951гг. и до сих пор еще неопубликованные, и Словарь местных слов.
…Анализ творчества Калина приводит к следующим выводам: Вопреки утверждениям буржуазных литературоведов и вульгарных социологов мы приходим к заключению, что в фольклоре совершается непрерывный творческий процесс. Устное творчество есть прежде всего коллективное творчество, что имеет решающее значение при создании народной сказки, народной песни. Как уже указывалось выше, личность сказочника, певца, сказителя проявляет себя только на фоне коллективного творчества. Однако одаренный сказочник не повторяет рабски старого сюжета, он по своему осмысливает его идейное содержание, по своему строит композицию и создает образы. Рабски повторяют традицию сказочники - ремесленники, лишенные художественного дарования. Буржуазные фольклористы допускают грубейшую непростительную ошибку, делая свои выводы на основании записей от подобных ремесленников. Мы не должны забывать, что сказка есть прежде всего художественное произведение. Гоняясь за количеством, за схожими сюжетами и параллелями, буржуазные фольклористы по сути дела занимаются статистикой и игнорируют творческую личность народного сказочника. Отрицание творческой индивидуальности сказочника порождает формалистический подход к фольклору, состоящий в том, что собиратель записывает без разбора все, что попадается ему под руки, а исследователь так же без разбора изучает его сомнительные материалы. Игнорирование творческой личности сказочника притупляет эстетическое чутье исследователя, который не умеет отличить подлинного дарования от ремесленничества и сваливает в одну кучу полноценные художественные произведения с хламом.
Анализ творчества закарпатских сказочников и в первую очередь Андрея Калина показывает, что из восьмидесяти его сказок 15-оригинальных, 34 созданных самостоятельно путем органического сочетания традиционных мотивов с мотивами, сочиненными самим автором, 26-традиционных с „калиновским" осмыслением идейного содержания и калиновским" художественным воплощением и только 5-традиционных, оставшихся без существенных изменений. И так, творческая инициатива народных мастеров не подлежит сомнению; она решительно опровергает все теории о неспособности трудящихся масс сознавать культурные ценности.
Петр Васильевич Линтур. Закарпатский сказочник Андрей Калин: Проблема традиции и личного начала в творчестве сказочника: Автореферат дис. на соискание учен. степени кандидата филол. Наук. М-во культуры СССР. Моск. ордена Ленина гос. ун-т им. М. В. Ломоносова. Ужгород, 1953, 16с.  

Петр Васильевич Линтур (4 мая 1909 - 2 февраля 1969) - русинский фольклорист, литературовед, педагог и общественный деятель. Родился 4 мая 1909 года в селе Горонда (Береговская жупа, Австро-Венгрия, ныне Мукачевский район Закарпатской области). В 1930 году окончил русскую гимназию в Мукачево, в 1935 - Карлов университет в Праге, в 1935-1936 годах изучал славянскую филологию в Белградском университете.
В 1938 году начал работать преподавателем в русской гимназии в Хусте. С этого времени он начал собирать фольклор. Организовал литературный кружок среди учащихся, издал сборник стихов поэтов-студентов Будет день (1941). Был уволен оккупационными венгерскими властями, и в 1942-1944 находился под надзором полиции.
В 1944 году после вступления советских войск в Закарпатье занялся активной общественной деятельностью. Пётр Линтур был избран на 1 съезд народных комитетов в Мукачеве, заместителем председателя Народной Рады Закарпатской Украины, заведующим отделом искусств. При этом он не разделял линию на украинизацию Закарпатья. Принимал участие в работе православного съезда в Мукачево (18 ноября 1944), на котором было принято решение о присоединении Карпаторусской Церкви к Московскому Патриархату.
Якою будет автономия Карпатской Руси?
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_764.htm
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_765.htm
Пётр Линтур в декабре 1944 отправился в Москву вместе с делегацией православной церкви. Он пытался убедить советское руководство в ошибочности украинизации Закарпатья, выступал за создание отдельной Карпаторусской Советской республики либо автономную республику в составе РСФСР.
В 1945-1946 годах принимал активное участие в создании Ужгородского государственного университета, музыкального и художественного училищ, картинной галереи. Советские власти остро реагировали на его выступления в защиту - русских традиций края.
С 1950 года работал в Ужгородском университете, исследовал закарпатскую литературу, журналистику и фольклор. Записал и издал в переводе на украинский язык народные сказки и баллады Закарпатья, которым посвятил теоретическое исследование Народные баллады Закарпатья и их славянские связи (1963). Умер в Ужгороде 2 февр. 1969
Петр Линтур. Угро-русскія коляды. Библіотека современных угрорусских писателей, Ужгород, 1942. 118с.
Будетъ день. Сборник хустской литературной школы под редакціей ГИК-а. Хуст, 1941
П.В. Линтур. Закарпатский сказочник Андрей Калин. Проблема традиции и личного начала в творчестве сказочника. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. М., МГУ, 1953.
Петр Линтур. Народные песни-баллады Закарпатья. Вопросы литературы, 1958(5), с.126-151
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_262.htm  
http://www.portalus.ru/modules/travelling/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1295874590&archive=1295896527&start_from=&ucat=&
Петр Линтур. Народные баллады Закарпатья и их западнославянские связи: доклады советской делегации 5 Международный съезд славистов (София, сентябрь, 1963). 60с.
П.В. Линтур. А. Духнович и народное творчество. Сб. Лiтературна та педагогична спадщина О. Духновича. Ужгооод, 1965
П.В. Линтур. Балладная песня и обрядовая поэзия. Русский фольклор. Т.10. М.-Л., 1966
П.В. Линтур. Украинские балладные песни и их восточнославянские связи. Русский фольклор. Т.11. М.-Л., 1968
http://lib.pushkinskijdom.ru/LinkClick.aspx?fileticket=XozN-JPKMfk%3d&tabid=10331
Линтур П.В. Собирание и некоторые проблемы изучения фольклора Советского Закарпатья. Карпатский сборник, М., Наука, 1972 г., с. 81-94
П.В. Линтур. Закарпатские народные сказания о Королевиче Марко. Советская этнография. 1965(1). с.43-50
П.В. Линтур. Современное состояние фольклорной традиции в Закарпатье. Советская этнография. 1968(2). с.121-127
Петр Васильевич Линтур (некролог, краткая библиография). Советская этнография. 1969(4). с.195-196
http://annales.info/sbo/contens/se.htm
http://www.booksite.ru/etnogr/index.htm
КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001