Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Загадки первой эксперизы Влесовой Книги
от 09.04.16
  
Выразе



Слатин Н.В. пишет:
цитата:
Дорогой Ять! Это-то понятно, что не им самим…Да и вообще, в глобальном охвате, это как бы мелочь…А вот ситуация с ВК вообще как была, так и остаётся весьма, так сказать, «теневой», т.е. она как бы есть, и её как бы и нет…а те, кому бы следовало на неё обратить надлежащее внимание, этого не хотят - и что с этим делать?..Вот это и печально! И Изенбек, и Юрий Петрович для кого старались?..  
Дорогой Николай Владимирович! Ситуация не так плоха, как кажется. Диссипация неизбежна. Именно за счет глобального роста энтропии и возникает возможность противоположного процесса локальной организации и развития порядка.
Как иллюстрация флуктационно-диссипационного упорядочения, вот, замечательное письмо Бориса Ивановича Яценко из Ужгорода Лидии Петровне Жуковской от 4.09.1988;

Борис Иванович Яценко, доктор филологических наук, профессор, г. Ужгород
Уважаемая Лидия Петровна!
Я решил обратиться к Вам, хоть Вас лично и не знаю, у нас было только краткое заочное знакомство: вы поддержали те перестановки в тексте «Слова о полку Игореве, которые сделал Б.А. Рыбаков (1985), а мой отзыв был опубликован в журнале «Русская литература» (1987).
Но здесь я бы хотел высказаться по иному вопросу - о «Велесовой книге». Занимаясь этой проблемой, я прочитал все, что было опубликовано в Советском Союзе (зарубежных публикаций я пока не достал; и если есть у Вас что-нибудь не могли бы Вы прислать мне ксерокопии?). И я считаю, что наиболее интересной публикацией из написанного является Ваша статья в журнале «Вопросы языкознания» за 1960 г.
Я полагаю, что вы простите мою смелость, и я полагаю, что вы не будете гневаться на меня: я догадался, что в статье в этом журнале «Вопросы языкознания» вы блестяще доказали подлинность «Велесовой книги». Мне кажется, что Вы, Лидия Петровна, сделали тогда максимум возможного, чтобы защитить ее в той политической ситуации.
Я читал Вашу статью множество раз и восхищался точность формулировок. Вам удалось передать читателям максимум научной информации о «Велесовой книге», и даже опубликовать фотокопию текста. То есть Вы сделали основное, что должен был сделать исследователь. Спасибо Вам за это.
Про графику «Велесовой книги» Вы писали, что «графика «дощечки» являет собою приспособление для передачи звуков славянских языков греческого и латинского алфавитов, а также, видимо, и каких-то других древних азбук»...
Про палеографию в Вашей статье сказано: что специфические буквы (буквы «р», «х», и «ять») расположены в рядах и не выходят в межстрочные поля. Буква («ч») также расположена в ряде, «что присуще наиболее древним почеркам кириллицы».
Удивительно, Лидия Петровна! Ведь это дает Вам право первооткрывателя. И далее есть прямо-таки откровения: «Древними являются («е»), симметричная («ж») и буква («м») с овалом, который провисает до середины высоты буквы, что сближает ее с подобною буквой из надписи царя Самуила 993г. Про древность также говорит «подвешенное» письмо, в котором буквы подвешиваются к линии строки, а не пишутся на ней. Для кириллицы такая черта не специфична, она скорее подходит на сходные (индийские) образцы. У текста хорошо выдержана сигнальная линия, которая проходит у знаков на середине высоты, что подтверждает наибольшую возможную древность кириллического памятника». Лучше и больше сказать о подлинности «Велесовой книги» с точки зрения палеографии просто невозможно.
Но жаль, что далее вы не могли продолжать в том же духе, и потому далее идет наиболее слабая часть Вашей статьи, в которой вы непрерывно противоречите самой себе, и всякий раз наступаете своей чудесной песне на горло. Потому я полагаю, что вы те «доказательства подделки» являются недоразумением. Я не нашел там ни одного убедительного доказательства подделки «Велесовой книги».
Каждый лингвист, который серьезно занимается рукописными древнерусскими памятниками, знает, что большая их часть дошла до нас в более поздних копиях и содержит языковые явления более поздних времен. Почему в таком случае «Велесову книгу» следует оценивать в языковом контексте IX века? В «Повести временных лет», например, есть сведения об эпохах и более ранних, но копия дошедшая до нас, принадлежит XIV веку. Можно ли неопровержимо доказать, что «дощечки» были действительно изготовлены в IX столетии? Совсем нет. Просто так было решено еще до анализа лексики и орфографии «Велесовой книги». И далее все орфографические признаки были преподнесены разочарованному читателю, как доказательства фальсификата. А куда же пропало основное правило текстологического анализа: датировать рукопись можно только по данным языка текста?
Уважаемая Лидия Петровна! Я буду писать про «Велесову книгу», и мне хотелось бы, чтобы Вы продолжили те Ваши исследования «Велесовой книги», начатые в 1959 году. Вы сами открыли мне «Велесову книгу», своею статьей 1960 года. И во-первых потому, что это была первая языковедческая статья, и потому что это была единственная научная статья, которая подтверждала ее подлинность.
Последующие Ваши статьи 1977 и 1980 гг. в соавторстве с Бугановым, Рыбаковым и Филином, интервью «Книжному обозрению», к сожалению, основываются на наислабейшей части статьи 1960 года, той кою следует признать лишь неверною.
Я буду ждать продолжения Ваших исследований. И буду всегда ссылаться на Вас, как на ученого-первооткрывателя действительного памятника IX столетия...
Желаю Вам Лидия Петровна, больших творческих успехов. С великим уважением.
Б.И. Яценко. Загадки первой эксперизы (перевод с украинского А.И. Асова)
http://knigavelesa.ucoz.ru/publ/kniga_velesa_na_ukraine/jacenko_bi/jacenko_b_zagadki_pervoj_ehksperizy/8-1-0-29
http://educatorsoft.com/acov/Alkonost/veles-book/Iacen.htm
Яценко Б.І. Дещо про методи дослідження "Велесової Книги" (rar, doс, 49 кб)
http://svit.in.ua/kny/bookvles.htm

Б. Яценко. Велесова книга (переклад на укр.). 2003. Киев. с.108
https://cloud.mail.ru/public/AEKM/pDvdEpMyE 1.4Мб

Сказ о Святославе хоробре князе Киевском. Поэма. В 2 кн., 1986. Кн.1, 544с., кн.2. 408с. (Год написания 1947 - Поэма полностью содержит 932с.)
https://cloud.mail.ru/public/ADDt/B7uAaFBcx 8.11Мб (Оцифровка Н. Слатина?)

Мой дорогой Юра!
Я счастлива, что смогла выполнить данное тебе обещание об издании написанных тобою книг. Наконец выходит в свет твое самое крупное произведение - Сказ о Святославе хоробре - князе Киевском, многолетнее создание которого я сопереживала вместе с тобой и разделяла твою любовь к нему. В эту минуту с глубокой благодарностью я преклоняюсь перед светлой памятью твоего брата Николая, передавшего тебе свое почитание великого героя русской древности, превосходный памятник которому ты создал своим произведением.
В глубине моего сердца постоянно жило желание сделать твое произведение достоянием читающей публики. Это желание осуществилось и от твоего имени, дорогой Юра, я приношу глубокую благодарность Николаю Скрипнику и Олегу Красовскому за оказанную ими бескорыстную и дружескую помощь при издании твоей книги.
И впредь приложу я все мои усилия и использую все мои скромные возможности, чтобы до конца исполнить данное тебе обещание и превратить оставленное тобою богатое рукописное наследство в книги, которые займут достойное место в культурной сокровищнице твоей великой родины.
Твоя маленькая Галичка.

...Как содержание Влесовой книги, так и ее язык произвели на Миролюбова огромнейшее впечатление. Самозабвенно работая над расшифровкой и переводом текста дощечек, он думал об осуществлении давнишнего замысла, навеянного ему его братом Николаем, - написать фундаментальный эпический труд о жизни и ратных деяниях легендарного киевского князя Святослава. Ему казалось, что язык дощечек открывает ему путь к языку, на котором говорили в конце языческого периода Руси. В 1935 году он принимается за осуществление своего замысла, начиная писать книгу на языке хотя и незнакомом, но понятном современным русским людям. Свой капитальный труд, названный Сказ о Святославе хоробре, князе Киевском, Юрий Петрович закончил в 1947 году. Первая из двух частей этого труда предлагается вниманию читателей и выносится на их суд...
Юрий Петрович Миролюбов. Родные обычаи
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_377.htm
Ночь. Келья в Чудовом монастыре (1603 года)
Отец Пимен, Григорий спящий.

Пимен
(пишет перед лампадой)
Еще одно, последнее сказанье -
И летопись окончена моя,
Исполнен долг, завещанный от бога
Мне, грешному. Недаром многих лет
Свидетелем господь меня поставил
И книжному искусству вразумил;
Когда-нибудь монах трудолюбивый
Найдет мой труд усердный, безымянный,
Засветит он, как я, свою лампаду -
И, пыль веков от хартий отряхнув,
Правдивые сказанья перепишет,
Да ведают потомки православных
Земли родной минувшую судьбу,
Своих царей великих поминают
За их труды, за славу, за добро -
А за грехи, за темные деянья
Спасителя смиренно умоляют.
На старости я сызнова живу,
Минувшее проходит предо мною -
Давно ль оно неслось, событий полно,
Волнуяся, как море-окиян?
Теперь оно безмолвно и спокойно,
Не много лиц мне память сохранила,
Не много слов доходят до меня,
А прочее погибло невозвратно...
Но близок день, лампада догорает -
Еще одно, последнее сказанье
(Пишет)
А.С. Пушкин. Борис Годунов. Монолог Пимена
http://ilibrary.ru/text/465/p.1/index.html

Письмо М. Миролюбова Чеславу 20-XII-1943 (От Владимира Стрельцова-Юрьева)
Дорогой Чеслав
Не получивши от тебя ответа, пишу первый.
Вобщем, с тех пор, как ты во Франции, мы получили от тебя всего два письма...
...Вижу, что ты тяжел на подьем. Пиши в таком случае открытки! И дешево, и сердито! Долго думать не надо, а вместе с тем, написано. Ей-Богу, советую! Я ведь понимаю, что не всем так легко пишется, как мне. Но только не забывай нас. Иначе, в будущем, придется может и пожалеть.
Галька тебе кланяется. Она ездит верхом...
...Пересмотрел мои рукописи. Принимаюсь снова за Святослава Хоробраго. Работы будет по горло, но ничего не поделаешь, коли взялся за нее.
Вот тебе небольшой отрывок, прочти и скажи, нравится ли, говорит ли что твоему сердцу!
Давно прошло деяний дней далеких
сияние, и поле золотое
на тех местах склоняет колос тучный
в небе синем та же колесница
Даждь-Божья совершает путь привычный (правка рукой Ю. Миролюбова)
и тучи...Стол Сварога-Деда Божья,
над миром тихой чередою лынут.
Но Бог Перун, но жизнедавец Волос,
хранитель блага, и стад овечьих пастырь,
но Мокшь-Мати, вечная, и в горе
прибежище, и в счастье, навсегда
оставлена, забыта и сынами
давно не прославляема...

Когда березы тонкий лист на солнце
блестит первоначальной чистотой,
дорогой не идут волхвы на мови
в леса дремучие, и девы не поют
о красоте весенняго служенья,
и не плетут венков пречистому Купале,
не прыгают с весельем сквозь огонь,
и средь людей не стало чистых сердцем
Сварожичей, что в сече на вороги
не раз мечи за Киев подымали
и поражали Ясов и Койсогов,
и лили кровь (свою) за славу не щадя,
и жизни...Нет в земле старинной
и песен тех, что гордость разбужали!
Нет гусляров...Одни поля, овраги,
леса да в небе облака
над безконечными пшеничными волнами,
да песни жаворонка.
Так прошла
славян хоробрых трепетная слава
Остался равнодушный ко всему
потомок православный огнищан,
не дорожащий даже кровью
седого прошлого, любовью древней
в могиле спящих пращуров своих...
Но Бози в небе те же!
И те же в поле Полевицы, и в лесах
Русалы в речке-Водяной,
и Подорожный у большой дороги,
...
и дома, в бане, (прежний) мирный домовой.
Они выходят ночью на просторы,
ведут беседу о былых делах,
и строго ходит Леший
лесной тропиной, и подчас смеется,
а Бог Стрибог тот смех разносит
пугая православных по домам!
(от руки: и страх наводит Сатана
на русский люд не в прок а за дела)
Как тебе нравится? Удалось ли мне действительно произвести впечатление того прошлого, о коем я сам почти ничего не знаю?
Я бы очень хотел знать твое мнение!
Передо мной стоял вопрос, как начать эту поэму? Если ее писать, рифмуя, как сейчас пишут, не получится того впечатления. Писать, как Пушкин в Борисе Годунове Пимена? Тоже нельзя!..Я, кажется, нашел мою собственную форму. И вот, мне бы хотелось знать, так ли это, или это мне только кажется?
Если напоминает Пушкина, я поработаю еще и постараюсь отыскать сам собственную манеру. Коли же нашел, так больше искать не надо, и можно, с помощью древних Богов продолжать.
На этом пока кончаю.
С Новым Годом. С Праздниками!..
Твой Юрий. Привет от Гальки.
Cher Tcheslav! Je profite de li
lettre de Youry pour vous ecrire
quelques mots. Je suis certaine
que vousetes bien decu de n'avoir
recu aucune nouvelles de ma part,
mais je pense beaucoup a vous 'et
voudrais que les jours passes
revienhent.
Je vous souhaite beaucoup de bonnes
choses pour la nouvelle annee
Qu'elle nous apporte la paix et
A tous les emigres leur patrie.
Esperant vous revoir je vous
embrasse bien fort et presente
mes respects A Madame.
Votre petite (Подпись Галины Францевны)
Bientot je vous ecriraie une
lettre.
Юрий Петрович Миролюбов. Родные обычаи
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_377.htm

Надо понять и уверовать в то, что Русь - это мы, а древняя Русь - тоже мы, и если Бог поможет, то и будущая Русь тоже будем мы!
Не знать своего прошлого может только объект, а не субъект цивилизации и культуры.
Ю. Миролюбов
Юрий Петрович Миролюбов родился 30 июля 1892 года в городе Бахмут Екатеринославской губернии в семье священника. В годы революции в застенках ЧК в Киеве был убит его отец. Мать его, урожденная Лядская, происходившая из известного запорожского казачьего рода, скончалась на Украине в 1933 году. Всего детей в семье было четверо: три брата и сестра. Средний брат, штабс-капитан, убит в гражданскую войну. Старший брат с сестрой остались после революции на родине.
Детство и юность Юрия Петровича прошли на Украине и Кубани, где любознательный мальчик жил на лоне природы в кругу любимой семьи и среди простых людей. Не закончив обучения в духовном училище, куда был определен по желанию отца, Юра перешел в гимназию, по окончанию которой поступил в Варшавский университет. Незадолго до начала Первой мировой войны, Юрий Петрович перевелся в Киевский университет, где обучался на медицинском факультете. После объявления войны он добровольцем в чине прапорщика идет на фронт.
В гражданскую войну он был в рядах вооруженных сил Центральной Рады в Киеве, а затем ушел на Дон, где служил в войсках генерала Деникина. В 1920 году Миролюбов был эвакуирован в Египет, где ему удалось устроиться в экспедицию, направлявшуюся в Центральную Африку. По пути он заболевает и попадает в госпиталь в Южной Африке. Отсюда, после выздоровления, он уехал в Индию, где пробыл очень недолго и вынужден был искать пристанище в Турции. При содействии русского консула в Стамбуле, Миролюбов в конце 1921 года добился разрешения на переезд в Прагу и обучение в Пражском университете, где, как и все русские студенты-эмигранты в Чехословакии, получил государственную стипендию. Прагу Миролюбов вынужден был покинуть по политической причине, получив право на жительство в Бельгии.
В Бельгии он работал в химической лаборатории Лувенского университета, а также химиком на предприятиях металлургической промышленности. Вместе с женой - женился он в 1936 году - Миролюбов эмигрирует в 1954 году в США. В Сан-Франциско некоторое время он редактирует русский журнал Жар-птица. Заболев в 1956 году тяжелой формой артрита, Миролюбов потерял трудоспособность, однако продолжал свою публицистическую и писательскую деятельность, которую начал, живя в Бельгии. В 1970 году Миролюбовы принимают решение переселиться в Германию на родину жены. По пути в Европу Юрий Петрович заболевает воспалением легких. В открытом море, на пароходе 13 ноября 1970 года он скончался. В последние минуты жизни, уже потеряв сознание, Юрий Петрович, будучи глубоко верующим православным христианином, перекрестился почти парализованной артритом рукою.
...Как содержание Влесовой книги, так и ее язык произвели на Миролюбова огромнейшее впечатление. Самозабвенно работая над расшифровкой и переводом текста дощечек, он думал об осуществлении давнишнего замысла, навеянного ему его братом Николаем, - написать фундаментальный эпический труд о жизни и ратных деяниях легендарного киевского князя Святослава. Ему казалось, что язык дощечек открывает ему путь к языку, на котором говорили в конце языческого периода Руси. В 1935 году он принимается за осуществление своего замысла, начиная писать книгу на языке хотя и незнакомом, но понятном современным русским людям. Свой капитальный труд, названный Сказ о Святославе хоробре, князе Киевском, Юрий Петрович закончил в 1947 году. Первая из двух частей этого труда предлагается вниманию читателей и выносится на их суд...(с.5-10)




...
Песнь одиннадцатая (с.278)

Проходит время. Мы, как дети,
Теряем в сумраке веков
И тяжкий шаг тысячелетий,
И блеск огней, и звон подков;
Мы забываем даже имя
Прадеда, пращура, едва
И занимаемся мы ими,
Теряем память на слова.

Но там, где нынче только травы, -
Гремели битвы, кровь лилась,
И на врагов, на крыльях славы,
Бросался Сумерийский князь.
Его скакун храпящий - в мыле,
В крови врагов - булатный меч,
Но...суждено ему в могиле
На ложе глинное лечь!
Его Хазарский Князь заметил,
К нему с дружиною летит,
А Царь Царя стрелою встретил,
И смерти Царь не отвратит!..
Он падает. Его уносят
Оруженосцы. Тихий день...
Сегодня там крестьянин косит
Перезревающий ячмень...
В тот день кочевники сложили
Курган из персты и камней,
И кровью пленных освежили
Тела убитых и коней.

Века забыты. В тканях райских
Над степью яркая заря.
Среди курганов прибалтийских -
Могила Древнего Царя.

Кругом простор, целинный лепет
Травы, зверей и птичий крик,
И Солнце-Митра снова слепит
Из праха прежних новый лик!

Тысячелетия!..В курганах
Остался чуть заметный след
Судьбу рожденной в ураганах
И потонувшей в мраке лет
И жизнь людей - такая малость!
А степь шумит как океан,
А от Сумерии осталось
Лишь слово русское - курган!




Юрий Петрович Миролюбов. Родные обычаи
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_377.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001