Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Из песен Словенской Руси
от 31.03.16
  
Выразе



Книга Волшенская о Ваньке Удовкине сыне и царе Волшане Волшанском

126. Ванька Удовкин сын
Народился Ванька Удовкин сын.
Приходил он к царю Волшану Волшанскому,
А бьет-то Ванька Удовкин сын
О той о залоге о великия:
Ай же ты, царь Волшан Волшанович!
А есть у тебя любимая дочь,
А тая Марья есть Волшановна:
А отдай-повыдай за меня замуж.
А бью я с тобой о велик заклад:
Буду я от тебя обряжатися (т.е. прятаться - ред.);
Если я не обряжуся зде,
Тожно секи буйну головушку;
А если я обряжуся зде,
Так отдать тебе любиму дочь за меня замуж -.
Ударили они о велик заклад.
Пошел-то Ванька Удовкин сын,
Пошел Ванька обряжатися:
Не дойдет Ваньке сидеть-то тут,
Сидеть Ваньке, усиживать.
Встает Ванька поутру ранешенько,
Умывается Ванюшка белешенько,
Трется в миткалиново полотенышко,
Молится Миколы Можайскому,
Още Пресвятой Богородицы,
Самому Христу, Царю небесному:
Вы храните меня, милуйте -.
Да тут опять Ваньке не дойдет сидеть,
Сидеть Ванюши, усиживать.
Обвернулся Ванька горносталем,
Сманул (махнул) Ванька в подворотенку,
Заходил в палату во царскую,
В палаты обвернулся добрым молодцем,
Целовал-миловал он Марью Волшановну,
Целует он, сам прощается:
Прощай, свет, моя любезная,
Смогу ли я обрядитися! -
Обвернулся Ванька горносталем,
Опять сманул в подворотенку,
Пошел-поскакал по чисту полю,
Прошел-проскакал тридевять вязов,
Тридевять вязов, тридевять цветов,
Зашел за тый ли за единый вяз,
И сидит там, добрый молодец.
Встает царь Волшан Волшанович,
По утру встает ранешенько,
Взимает в руки книгу волшанскую.
Начала ему книга волховать и высказывать:
Вставал-то Ванька Удовкин сын,
Вставал поутру ранешенько,
Умывался Ванюшка белешенько,
Утирался в миткалиново полотенышко,
Молился Миколы Можайскому,
Еще Пресвятой Богородицы,
Самому Христу, Царю небесному:
Вы храните меня, молодца, милуйте -.
Обвернулся Ванька горносталем,
Сманул Ванюшка в подворотенку,
Заходил в палату во царскую;
Во палаты обвернулся добрым молодцем,
Целовал он, миловал Марью Волшановну,
Целуется он, сам прощается:
Прощай, свет, моя любезная,
Смогу ли я обрядитися! -
Обвернулся Ванька горносталем,
Опять сманул он в подворотенку,
Пошел-поскакал по чисту полю,
Прошел-проскакал тридевять вязов,
Тридевять вязов, тридевять цветов,
Зашел за тый ли за единый вяз,
И сидит там, добрый молодец -.
Проговорил царь Волшан Волшанович:
Подите, слуги, возьмите его. -
Пошли слуги и взяли его,
Привели к царю Волшану Волшановичу.
Смолился Ванька Удовкин сын,
Поклонился царю Волшану Волшановичу:
Ай же ты, царь Волшан Волшанович!
Есть ли грешному прощеньице?
Прости-тко в этой вины великоей. -
Тут-то царь Волшан Волшанович,
Тут он и сам пораздумался,
Простил он Ваньке сыну Удовкину.
Говорит Ванька Удовкин сын:
Ай же ты, царь Волшан Волшанович!
Ударим опять о велик заклад:
Буду еще от тебя обряжатися. -
- Ступай, Ванька Удовкин сын,
Обряжайся еще другой раз. -
Ушел Ванька Удовкин сын.
Вставал поутру он ранешенько,
Умывался Ванюшка белешенько,
Утирался в миткалиново полотенышко,
Молится Миколы Можайскому,
Още Пресвятой Богородицы,
Самому Христу, Царю небесному:
Вы храните меня, милуйте -.
Да тут опять Ваньке не дойдет сидеть,
Сидеть Ваньке, усиживать;
Обвернулся Ванька горносталем,
Сманул Ванька в подворотенку,
Заходил в палату во царскую,
В палаты обвернулся добрым молодцем,
Целовал-миловал он Марью Волшановну,
Целует он, сам прощается:
Прощай, свет, моя любезная,
Смогу ли я обрядитися! -
Обвернулся Ванька горносталем,
Опять он сманул в подворотенку,
Пошел-поскакал по чисту полю;
Прошел-поскакал тридевять вязов,
Тридевять вязов, тридевять цветов,
Тридевять цветов, тридевять дубов,
Зашел за тый ли за единый дуб,
И сидит там, добрый молодец.
Встает царь Волшан Волшанович,
Поутру встает ранешенько,
Взимает в руки книгу волшанскую.
Начала ему книга волховать и высказывать:
Вставал-то Ванька Удовкин сын,
Вставал поутру ранешенько,
Умывался Ванюшка белешенько,
Утирался в миткалиново полотенышко,
Молился Миколы Можайскому,
Еще Пресвятой Богородицы,
Самому Христу, Царю небесному:
Вы храните меня, молодца, милуйте -.
Обвернулся Ванька горносталем,
Сманул Ванюшка в подворотенку,
Заходил в палату во царскую;
Во палаты обвернулся добрым молодцем,
Целовал он, миловал Марью Волшановну;
Целует он, сам прощается:
Прощай, свет, моя любезная,
Смогу ли я обрядитися!
Обвернулся Ванька горносталем,
Опять сманул он в подворотенку,
Пошел-поскакал по чисту полю,
Прошел-проскакал тридевять вязов,
Тридевять вязов, тридевять цветов,
Тридевять цветов, тридевять дубов,
Зашел за тый ли за единый дуб,
И сидит там, добрый молодец -.
Проговорит царь Волшан Волшанович:
Подите, слуги, возьмите его! -
Пошли слуги и взяли его,
Привели к царю Волшану Волшановичу.
Смолился Ванька Удовкин сын,
Поклонился царю Волшану Волшановячу:
Ай же ты, царь Волшан Волшанович!
Есть ли грешному прощеньице?
Прости-тко в этой вины великоей. -
Тут-то царь Волшан Волшанович,
Тут-то он и сам пораздумался:
Простил он Ваньке сыну Удовкину.
Говорит Ванька Удовкин сын:
Ай же ты, царь Волшан Волшанович!
Если не обряжусь в третий раз,-
Ничего у меня не спрашивай,
А прямо секи буйну голову. -
Отпустил царь Ваньку сына Удовкина,
Дал ему срока-времечка третий раз,
Еще третий раз обрядитися.
Опять Ванька сряжается,
Опять Ванюшка обряжается,
Обряжается Ванюшка третий раз.
Обвернулся Ванька горносталем,
Сманул Ванюшка в подворотенку,
Заходил в палату во царскую,
Во палаты обвернулся добрым молодцем,
Целовал он, миловал Марью Волшановну;
Целует он, сам прощается:
Прощай, свет, моя любезная,
Смогу ли я обрядитися!-
Обвернулся Ванька горносталем,
Опять он сманул в подворотенку,
Пошел-поскакал по чисту полю,
Прошел-проскакал тридевять вязов,
Тридевять вязов, тридевять цветов,
И выскочил Ванька на крут бережок,
Пошел-поскакал о сине море,
По этому по крутому по бережку,
Пришел-прискакал к сыру дубу.
Сидят птицы, дети Могуль-птицы,
Сидят они - все перезябнули,
Сидят они - все перемокнули,
Сидят они - все перехолоднули.
Тут-то Ванька Удовкин сын
Видит, что им беда пришла:
Перемокнут, перезябнут, перехолодуют,
Скидывал с себя цветной кафтан,
Прикрывал этых детей птицы Могуль-птицы.
Налетела тут птица Могуль-птица,
Отворила ортину (ротину) великую,
Хочет сглонуть-съесть Ваньку Удовкина.
Смолилися же дети ейнины:
Ай же ты, родна наша матушка!
Не тронь удала добра молодца:
Это пришел к нам батюшка,
Слободил от смерти от напрасныя;
Все бы мы перезябнули,
Все бы мы перемокнули,
Ни одного жива не было. -
Тут-то птица Могуль-птица
Говорит-промолвит таковы слова:
Ай же ты, Ванька Удовкин сын!
Почему же ты зашел-загулял сюда,
А кто тебя занес сюда? -
Тут-то Ванька смолился ей:
Ай же ты, птица Могуль-птица!
Не можешь ли слободить от смерти напрасныя,
Обрядить от царя Волшана Волшанскаго? -
Проговорит птица Могуль-птица:
Могу обрядить от царя Волшана Волшанскаго. -
И вырвала птица из правого из крылышка,
Из крылышка из правого три перышка,
И вырвала она, подавает ему,
Давает огнивце, во-третьиих:
Поди-ка ты, Ванька Удовкин сын,
Заходи-ка во палату во царскую
И помазуй перышками моими птичьими
Того ли царя Волшана Волшанскаго;
Помазуй, а сам выговаривай:
Помазую я, заклинаю все твои книги волшенския
И все твои слова проклятыя -.
- Еще секи ты огнивце птичие
Над верхом над царем Волшаном Волшанскиим,
Секи, а сам выговаривай:
Засекаю я, заклинаю все твои книги волшенския
И все твои слова проклятыя;
Чтобы та книга не волховала, не просказывала
Про меня, про добра молодца -.
- Обрядись-ка ты под кровать ему;
Не найти ему тебя, добра молодца. -
Тут-то Ваньке не дойдет сидеть,
Сидеть Ванюшке, усиживать.
Опять он бежал скорым-скоро;
Обвернулся Ванька горносталем,
Заходил во палату во царскую
И помазывал перышками птичьими
Того-ли царя Волшана Волшанского,
Помазует, а сам выговаривает:
Помазую я, заклинаю все твои книги волшенския
И все твои слова проклятыя -.
И начал сечь огнивце птичие
Над верхом над царем Волшаном Волшанскиим,
Сечет, а сам выговаривает:
Засекаю я, заклинаю все твои книги волшенския
И все твои слова проклятыя.
Чтобы та книга не волховала, не предсказывала
Про меня, про добра молодца -.
Сказал, и сел под кровать ему.
Вставает царь Волшан Волшанович,
По утру встает ранешенько,
Взимает в руки книгу волшанскую.
И начала книга волховать и высказывать:
Вставал Ванька ранешенько,
Умывался Ванька белешенько,
Утирался в миткалиново полотенышко,
Обвернулся Ванька горносталем,
Сманул Ванюшка в подворотенку,
Заходил в палату во царскую,
Во палаты обвернулся добрым молодцем,
Целовал он, миловал Марью Волшановну;
Целует он, сам прощается:
Прощай, свет, моя любезная,
Смогу ли я обрядитися! -
Обвернулся Ванька горносталем,
Опять он сманул в подворотенку,
Пошел-поскакал по чисту полю,
Прошел-проскакал тридевять вязов,
Тридевять вязов, тридевять цветов,
И выскочил Ванька на крут бережок,
Пошел-поскакал о сине море
По этому по крутому по бережку,
Пришел-прискакал ко сыру дубу,
Сидят птицы, дети Могуль-птицы,
Сидят они - все перезябнули,
Сидят они - все перемокнули,
Сидят они - все перехолоднули.
Тут-то Ванька Удовкин сын
Видит, что им беда пришла:
Перемокнут, перезябнут, перехолодуют.
Скидывал с себя цветной кафтан,
Покрывал этых детей птицы Могуль-птицы.
Налетела тут птица Могуль-птица,
Отворила ортину великую,
Хочет сглотнуть-съесть Ваньку Удовкина.
Смолилися же дети ейныя:
Ай же ты, родна наша матушка!
Не тронь удала добра молодца:
Это пришел к нам батюшка,
Слободил от смерти от напрасныя:
Все бы мы перезябнули,
Все бы мы перемокнули,
Ни одного жива не было -.
Тут вышел Ванька с сыра дуба,
Обвернулся Ванька горносталем,
Вошел в палату во царскую -.
Говорит царь Волшан Волшанович:
Подите, слуги, ищите Ваньку Удовкина,
Есть Ванька в моей палаты во царския. -
Искали, искали - не могли найти.
Разгорелося сердце царское:
Он взял эту книгу волшанскую,
Растопил печь докрасна,
Бросил в печь книгу волшанскую.
Сам говорил таковы слова:
Ну, Ванька Удовкин сын!
Как……
Так выдам за тебя любезную дочь. -
Выскакал тут Ванька Удовкин сын
Из-под той с-под кроваточки царския.
Говорил царь Волшан Волшанович:
Обрядился ты от царя Волшана Волшанскаго.
От той от книги волшенския:
Пора честным пирком и за свадебку. -
И выдал свою любезную дочь
За того ли за Ваньку сына Удовкина.
Стал тут Ванька жить да быть,
Жить да быть, семью сводить.
Как преставился царь Волшан Волшанович,
Попрошают его Ваньку на место царское.
И почал Ванюшка царствовать (с.136-145 Т.2)
Умопримечания:
…В Купецком погосте, в дер. Бураковой (в 1860г. июле), я нашел хорошего певца Никифора Прохорова (Утку - с. XL Т.1) и записал от него все, что он знал, т.е. около 12 былин. Два вечера сказывал он мне свои старины и все время изба была полнехонька народа. Старики слушали молча, молодежь тоже сидела смирно и изредка разве прерывала разсказ своими восклицаниями: Ишь ты, на, поди! и т.п. (с. LXXXV Т.1 - П. Рыбников)
…Никифор Прохоров, крестьянин дер. Бураковой, Купецкой волости, Пудожского уезда родился около 1820г…Н. Прохоров мало уступает первоклассным Олонецким сказителям; в первый ранг должен он быть поставлен также по древности и сохранности своего репертуара. Гильфердинг сообщил нам, что Прохоров имел единственным учителем своего отца, который умер в конце 40-х годов XIX в. восьмидесятилетним стариком, следовательно, родился в конце 60-х годов XVIII стол. Этот отец сам выучился петь былины мальчиком от одного старика (с.77 Т.2 - А. Грузинский)…
Волшан Волшанович (Велес?) - известный по другим сказаниям и стихам Волот Волотович или Волотоман Волотомнович; его Книга (Влесова?) - мать так называемых Стихов или Списков Ерусалимских, бабушка Книги Голубиной
Ванька (Венд?) - из pяда известных Иванов царевичей, дурачков и т.д.
Могул-птица (Магура?) - Ног, Ной. Эта былина, крайне древняя по происхождению, по складу близка уже к сказкам (с.145 т.2. - А. Грузинский)
Былины собранные П.Н. Рыбниковым, том 2, под ред. А.Е. Грузинского, Из-ие Сотрудник школ, Москва, 1910г., 733с.
http://slavyanskaya-kultura.ru/catalog/item46.html 11Мб
https://cloud.mail.ru/public/9mcy/YHpvw7t2j
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_262.htm
Ишша що жа в этой книги-то написано?

I. Письмо-рецензия А.Д. Григорьева Яну Махалу (1926)
Глубокоуважаемый коллега!
В 1899, 1900 и 1901 годах я собрал в Архангельской губ. 424 былины и много напевов к ним. Издание записанных мною былин приняла на свой счет Императорская Академия Наук. Первый том, содержащий 212 былин, записанных мною в Поморье и по р. Шнеге, я напечатал в 1904г., а третий, содержащий 120 былин, записанных по р. Мезени, в 1910 году. Напечатать второй том, содержащий 92 былины, записанных по р. Кулою, на запад от р. Мезени, я не успел по разным причинам: сначала был занят печатанием других своих работ, а потом были Всемирная и гражданская войны. Из Варшавы, где я был профессором, я вместе с Варшавским университетом переехал в Ростов на Дону. Через два года (в 1917г.) я переехал в Томск, где был в течение 5 лет профессором, деканом Историко-филологического факультета и проректором Томского университета. В виду существования фронтов я мог заниматься в Томске только изучением русских говоров Сибири. Выехав из России в 1922 году в Польшу, а в 1923 году в Чехию, я вывез с собою и оригинал второго тома Архангельских былин и исторических песен. Теперь я окончательно подготовил его к печати и озабочен напечатанием его, т.к. Российская Академия Наук в настоящее время не может напечатать такого большого тома около 35 печатных листов…Мне не приходится говорить перед Вами о важности напечатания этого тома, заключающего в себе эпический запас всей северной реки, впадающей в Ледовитый океан, по которой в 1901 году знание былин-старин еще процветало, а теперь через 25 лет сильно ослабело, если не исчезло совсем. Он заключает в себе также некоторые новые сюжеты (напр. Проделки Васьки Шишка и др.) и редкие варианты. Не говорю уже о важности текстов с точки зрения языка деревень этой реки.
Зная Вашу любовь к славянскому эпосу, я смею надеяться, что Вы сделаете все возможное, чтобы помочь появлению этого тома Арханг. былин и историч. песен в печати на счет Чешской Академии Наук.
С истинным уважением, готовый к услугам
проф. А. Григорьев.
Мой адрес: Presov na Slovensku. Majzesova ulica, 16. Prof. Alexandria Grigorjevu.
22 февраля 1926 года
Общие результаты работ собирателей и исследователей русских былин
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_346.htm
Собранные мною в течение трех поездок 424 старины, содержащие в себе около 60000 стихов, и более 150 напевов старин последних двух поездок я распределил на три тома. В первый том, распадающийся на две части, входит 212 старин первых двух поездок. Остальные два тома заключают в себе старины третьей поездки; именно второй содержит 92 кулойские былины, а третий - 119 былин и одну историческую песню с р. Мезени
Архангельские былины и исторические песни, собранные А.Д. Григорьевым в 1899-1901гг. с напевами, записанными посредством фонографа: В 3 т. Рос. акад. наук.; Ин-т рус. лит. Пушкин. Дом; Под ред. А.А. Горелова. СПб.: Тропа Троянова, 2002-2003
http://feb-web.ru/feb/byliny/default.asp?/feb/byliny/texts/ag0.html
260. Голубиная книга (от Степаниды Евграфовны Кропивиной. Записано 27 июня 1901г. Сояны)
Да со ту-де со востосьнюю сторону
Подымаицьсе да туця грозная,
Туця грозная да немилослива;
И на ту-де на гору да на Фаорскую
Выпадала книга Голубиная.
В долину ета книга сорока локот,
В ширину ета книга тритцати локот,
В вышину ета книга дватцати локоть.
Собиралосе да соежжалосе
Ишша сорок-де царей, сорок царевицей,
Ишша сорок королей, сорок королевицей.
Приежжаёт тут да Волотоман-царь,
Волотоман-царь да Волотоновиць;
Тут примудрой царь-от Евсеевиць.
Говорит ему да Волотоман царь,
Волотоман царь да Волотоновиць:
Ты бери ету книгу на белы руки,
Ты цитай ету книгу з доски на доску -.
Отвецят ему - да Волотоману:
Ишша етой мне книги не процитать будёт,
А-й на белых руках книги не продёржать будёт,
На резвых ногах у книги не простоять будёт:
И цитал эту книгу-ту Исак-пророк,
Да стоял он у книги ровно три года, -
Процитал он у книги тольки три листа!..
Ишша що жа в этой книги-то написано,
Ишша що же в этой Божьей напецятано, -
И сказать вам, сказать будёт по памети,
Вам по памети сказать, аки по грамоты.
Ишша как-де зацялса наш белой свет,
Вот наш белой свет да от лиця Ево,
От лиця Ево - да от Восподнево;
Ишша как зацялось солнышко красноё
От оцей Его - да Господнего;
Ишша как зацелисе ветры буйныя
От духа Его - да от Восподнево;
Ишша как-де зацялса млад светёл месець
От затыла Ево - да от Восподнего;
Ишша как зацелисе зори ясныя
От косиць Его - да от Восподнего:
Пра?ва утренная, лева вецерьняя;
Ишша как зацелисе звезды цястые
От власов Его - да от Восподнего;
И киян-де морё - да фсем морям мати;
И Фаор-гора - да фсем горам мати;
Бело-озёро - фсем озёрам мати;
И Ёрдан-река - фсем рекам мати;
Кипарис-древо - да фсем древам мати;
Ишше тит-рыба - да фсем рыбам мати
(т.е. кит, с переходом к в т.);
И плакун-трава - да фсем травам мати;
Воскрыпун-птиця - да фсем птицям мати:
И сидит она да середи моря,
Середи моря седит она на камене,
Вот на камене седит она на Латыре,
Она пьёт-ест да ис синя моря,
Вострепёщот крыльём воскрыльниим -
Запоют куры да поднибёсныя,
И забьют клюци да подзимельния:
Потому морё - да фсем морям мати:
Выставала черкофь соборная
И Кузьмы-де Демьяну, яко Климанту;
Потому гора - да фсем горам мати:
И родилса тут сам Исус Христос.
Потому озёро - фсем озёрам мати:
Протёкала тут Ёрдан-река;
Потому река - да фсем рекам мати:
И окстилса тут сам Исус Христос.
Потому древо - да фсем древам мати:
И роскован был тут Исус Христос;
Потому рыба - да фсем рыбам мати:
Воснована фся мати-сыра земля;
Потому трава да фсем травам мати:
И ходила Присвятая Богородиця,
И ходила она по матери-сырой земли
И ронила она слёзы на сыру землю -
Выростала тут и плакун-трава...
Умопримечания:
Степанида Евграфовна Кропивина - крестьянка деревни Сояны, малая, плотная старуха, 60 лет. Она родом из деревни Нижи и племянница известных, теперь покойных, знатоков старин, Прокопия и Николая Шуваевых. Она - вдова, детей не имеет и живет теперь в работницах у одного крестьянина. Она пропела мне две старины: 1) Голубиная книга и 2) Мать князя Михайла губит его жену. Старинам она выучилась у своей старшей сестры. Кроме того, она знает еще несколько духовных стихов (об Алексее, человеке Божием; Вознесение Христово; Иуда Христа продаваёт и др.). Она долго не соглашалась петь, но польстилась на деньги.
Голубиная книга: (Да со ту-де со востосьнюю сторону...Григорьев, т. 2, N260, c.15-18). Архангельские былины и исторические песни, собранные А.Д. Григорьевым в 1899-1901гг. с напевами, записанными посредством фонографа: В 3т. СПб.: Тропа Троянова, 2002-2003. Т. II. Ч. 3: Кулой. 2003. с.278-280
http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/ag2/ag2-2782.htm

Географическое распространение русских былин - вопрос очень сложный и почти не исследованный фольклористами. Разработка этого вопроса поможет решению одной из центральных проблем фольклористики - проблемы происхождения былин и их последующей истории.
Литература, посвященная былинам, огромна, однако их географическое распространение почти не нашло в ней отражения. В настоящей статье сделана попытка наследовать, используя метод картографирования, географическое распространение былин на территории России в конце XIX - начале ХХ в., т.е. в период, известный как классический в истории собирания былин.
В работе использованы следующие сборники былин: Песни, собранные П.В. Киреевским, вып. 1-5, М., 1860-1863; Песни, собранные П.Н. Рыбниковым, под ред. А.Е. Грузинского, т. I-II, М., 1909-1910; Онежские былины, записанные А.Ф. Гильфердингом летом 1871г. Т. I-III, М.- Л., 1949-1951; Фольклорные записи А.А. Шахматова в Прионежье. Петрозаводск, 1948; А.В. Марков. Беломорские былины, М., 1901; Архангельские былины и исторические песни. собранные А.Д. Григорьевым в 1899-1901гг., т. I - М., 1904; т. II - Прага, 1939; т. III - СПб., 1910; Н.Е. Ончуков, Печорские былины, СПб., 1904; Материалы, собранные в Архангельской губернии летом 1901г. А.В. Марковым, А.Л. Масловым и Б.А. Богословским, Труды музыкально-этнографической комиссии, М., ч.I, 1905; ч.II, 1911…
…Большинство использованных сборников относятся примерно к одному периоду, охватывающему 35 лет (от 1867г., когда начал собирать былины П.Н. Рыбников, до 1902г., когда собирал былины Н.Е. Ончуков). Это дает возможность говорить об единовременности эпических традиций сравниваемых районов. Следует подчеркнуть. что собирание былин в этот период носило стихийный характер. Картина распространения эпической поэзии была неясна собирателям, и каждый из них, в каком бы районе России он ни работал, стремился найти там былины. В последующее же время (1920-1930-е годы), когда выявились основные очаги былин, поездки предпринимались в основном по маршрутам прежних собирателей. Это соответствовало и задачам советских исследователей - изучить судьбы былинной традиции и сказительских школ, раскрыть идейное содержание эпических произведений. Поэтому в рассматриваемый период (конец XIX - начало ХХ в.) можно с большим правом сопоставлять распространение былин в различных районах. Ограничиться этим периодом позволяет и то обстоятельство, что собирательская работа последующего времени не выявила таких очагов былинной традиции, которые бы существенно меняли картину распространения эпоса.
…Отличительным признаком былин считается стихотворный размер и речитативное исполнение. Исходя из этого определения, в работе учтены только собственно былины, т.е. героические былины и былины-новеллы. Былины-баллады, скоморошьи былины и былины на сказочные сюжеты, исполнявшиеся в эпической манере лишь на Севере, во внимание не приняты, так как по своему содержанию они не связаны с эпическими героями. Исключены также прозаические пересказы былин, ибо в них отсутствует стихотворный размер, являющийся одним из основных жанровых признаков былины. Подобные пересказы, как и сказки о богатырях, можно встретить в районах, где эпической традиции никогда не было.
…На основе отобранного и систематизированного таким образом материала мною составлены таблица, показывающая число записей былин, приходящихся на уезд, и карта распространения былин в Европейской части России.
Былины, как видно из карты, сосредоточены в основном на Европейском Севере, в Архангельской и Олонецкой губерниях. На большинство уездов этих губерний приходилось по несколько десятков записей былин, а в Мезенском уезде число их достигает 170.
Ничего подобного нет в других губерниях России. Там былины либо вовсе отсутствуют, либо их очень мало…
…Таким образом, в рассматриваемый период на всем огромном пространстве Европейской России эпическая традиция сохранялась только в Архангельской и Олонецкой губерниях, где число записей былин достигает 676. Во всех же остальных губерниях сделано всего 105 записей, включая 43 записи казачьих песен на былинные сюжеты, которые, как уже говорилось, лишь условно можно считать былинами. Напомним, что плотность населения в Архангельской и Олонецкой губерниях значительно меньше, чем во многих других.
…Поразительны различия и в качестве былинных текстов. Если в большинстве губерний, где произведены записи, тексты сохранились в сокращенном и скомканном виде, зачастую в отрывках, то на Севере, напротив, записаны превосходные художественные тексты, многие из которых содержат до 500 стихов. Именно в северных губерниях собиратели в конце XIX в. обнаружили живую творческую традицию и услышали первоклассных мастеров былинного сказительства.
…Выявить основную причину распространения и сохранения былин на русском Севере помогает изучение размещения здесь былинных очагов.
…Неравномерность распространения былин на русском Севере связана, по-видимому, с историей колонизации края. Как установлено историческими, этнографическими и лингвистическими исследованиями, эта область была заселена русскими сравнительно поздно (главным образом в XII-XVII вв.), причем северо-западная часть русского Севера подвергалась новгородской, а юго-восточная часть - ростовской, или так называемой низовской колонизации.
Сопоставляя районы размещения былинных очагов и районы, по которым двигалось население из Новгородской губернии, обнаруживаем почти полное их совпадение
С.И. Дмитриева. Географическое распространение русских былин (по материалам конца XIX - начала XX в.). Советская этнография. 1969(4). с.28-39
http://journal.iea.ras.ru/archive/1960s/1969/Dmitrieva_1969_4.pdf
Потерянная книга

Художник Изенбек
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_370.htm
33. Туры (От Настасии Пайкачёвой. Записано в конце июня-начале июля 1899г. Колежма)
Вы туры, вы туры да маленьки детоцки!
Уж вы где вы, туры, да вы где были-ходили? -
- Уж мы были туры да на святой Руси. -
- Уж вы що, туры, там видели? -
- Уж мы видели, туры, стену городовую,
Уж мы видели, туры, башню наугольнюю;
И-за той стены из городовыя
Выходила девиця-душа красная,
Выносила она книга Евангелиё
Да копала она книгу во сырую во землю,
Она плакала над книгою, уливаласе:
Не бывать тебе, книга, да на святой Руси,
Не видат[ь] тебе, книга, свету белого,
Свету белого да сонця красного! -
- Ох вы, глупыя туры, туры да неразумныя!
Не башня стояла да наугольняя, -
Стояла тут церковь соборная;
Да не девиця выходила, не красная, -
Выходила запрестольня Богородиця;
Да не книгу копала да не Евангельё, -
Да копала она веру християнскую;
Она плакала над верой да уливаласе:
Не бывать тебе, вера, да на святой на Руси!
Не видать тебе, вера, свету белого,
Свету белого да сонця красного,
Сонця красного да зори утрянной,
Зори утрянной - поздо вечерьние!
Умопримечание: Настасья Пайкачо[ё]ва - старуха на 7-м или 8-м десятке лет, хотя по внешности ей можно дать только лет 55. Она поет хорошо, грамотна. Пропела она мне 1) старину Две поездки Ильи Муромца и 2) старину Туры, отличающуюся раскольничьим отпечатком и представляющую переделанное начало старины о Ваське-пьянице и Батыге (Кудреванке и др.). Н. Пайкачова вместе с другой сказительницей Авдотьей Кликачовой сами пригласили меня к себе. Первую старину Пайкачова выучила от матери, а вторую от свекрови, сумской старухи.
Туры: (Вы туры, вы туры да маленьки детоцки! - Григорьев, т. 1, N33, c.7-14). Архангельские былины и исторические песни, собранные А.Д. Григорьевым в 1899-1901гг. с напевами, записанными посредством фонографа: В 3 т. СПб.: Тропа Троянова, 2002-2003. Т. I. Ч. 1: Поморье - Ч.2: Пинега. 2002.с.146-147
http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/ag1/ag1-146-.htm
13. Туры и турица (Зап. от А.М. Крюковой в с. Нижняя Зимняя Золотица тоже 30 июня 1899г. - Переняла у старушки Авдотьи Киприяновны, тетки своей подруги)
Вы туры (олени), вы туры, туры, малы детоцьки!
Вы бывали ли, туры, на сьвятой-то нашой Руси,
Вы видали ли, туры, красно солнышко,
Вы видали ли, туры, млад сьветёл месець,
Вы видали ли церькву-ту, всё церькву соборную,
Вы соборну-ту церьковь, богомольнюю,
Вы видали ли царицу Мать-ту Божью-ту,
Пресьвятую всё царицю Богородицю? -
Уж мы были, туры, на сьвятой на Руси,
Уж мы видели, туры, красно солнышко,
Уж мы видели, видели, туры, млад светёл месець,
Уж мы видели башню новую,
Уж мы видели сьтену городовую,
Уж мы видели девицю-душу красную
Мы во той ли во сьтены, да стены в новою
Мы во той ли, подле башню городовую:
Как ведь клала-то книгу всё Еваньгельё;
Как сама она над книгой слезно плачитце -.
Говорит-то турам родна матушка ихна,
Родна матушка-та ихна говорит-то всё им:
Уж в глупы туры мои, малы деточки,
Неразумны туры вы, малы деточки!
Я скажу, скажу про то, про всё поведаю:
Хошь вы были, вы были на сьвятой-то Руси,
Хошь вы видели, видели красно солнышко,
Хошь вы видели, видели млад сьветёл месець,
Уж вы утряну зорю, вы вечернюю,
Ишше видели хошь вы да звезды частыя, -
Вы не сьтену вы видели городовую,
Не ограду вы видели у Божьёй у церьквы,
Ай не башню вы видели вы не новую;
Вы ведь видели соборну церьковь Божью-ту;
Как ис церьквы-то выходит не девиця ведь тут,
Шьчо сама вышла цяриця Мать-та Божья-та,
Пресьвята-та ведь Божья Богородиця;
Выносила она всё-то веру старую,
Веру стару-ту выносила всё спасёную;
Закопала-то веру-ту во сыру земьлю;
Шьчо под ту Божью церькву под соборную,
Под соборну под церковь богомольнюю;
Она плацёт над верой, заливаитце:
Ты лёжи, моя верушка старинная,
Шьчо старинна ты вера православная,
Православна ты вера всё спасёная,
Шьчо спасёная вера, богомольняя!
Не бывать тебе, вера, на сьвятой на Руси,
Не видать тебе, вера, свету белого,
Сьвету белого, веры православною!
Умопримечание: Старины поются большею частью пожилыми людьми от 40 до 60 лет, но заучивают их обыкновенно еще в детском возрасте. Так, обе Крюковы, мать и дочь, начали перенимать старины с 8-9 лет; А.М. Крюкова до 18 лет, когда она жила на Терском берегу, заучила 41 старину, а с 18 до 45 лет - только 19; Васильева заучивала старины девочкой лет 10; в молодости, именно, лет 17-ти, перенимал старины и замечательный сказатель Гаврило Крюков.
Такой способ передачи старин от одного поколения другому объясняет сравнительную сохранность, в какой донесли до нас золотицкие сказатели старые былины: он сокращал количество звеньев, связывающих современные тексты с более ранними, так как наиболее важные изменения в них совершались, очевидно, при передаче. Другой факт, объясняющий архаичность записанных мною старин, это - почтение, с которым относятся сказатели к содержанию их. А.М. Крюкова прямо говорила, что проклят будет тот, кто позволит себе прибавить или убавить что-нибудь в содержании старин. Уважение крестьян к старинам и сказателям настолько известно, что я не считаю нужным на нем останавливаться; отмечу только тот факт, что крестьяне считают знание былин признаком талантливости и как бы образованности. Один старик говорил о себе и нескольких других крестьянах не знавших былин: вот, мы никуда не годимся, ничему не учились; никакого проку в нас нет
Беломорские старины и духовные стихи: Собрание А.В. Маркова. РАН. Ин-т рус. лит. Пушкин. Дом. СПб.: Дмитрий Буланин, 2002. с.82-83. Памятники русского фольклора
http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/bst/bst-082-.htm
В.В. Грицков. Спрятанная рукопись
В истории появления Патриарси (Влесовой книги) имеется много белых пятен. Даже многократно описанные Юрием Миролюбовым обстоятельства его знакомства с памятником вызывают много вопросов. В 1953 году он писал С. Парамонову о том, что впервые увидел дощечки в 1925 году (5.22). Но вот письмо Ю. Миролюбова С. Ляшевскому от 15.09.1958, где есть такие слова: Я ведь ими (дощечками. - В.Г.) занимаюсь двадцать три года (4,162). Из чего явствует, что знакомство состоялось в 1935 году.
Дата, фактически сообщенная Ляшевскому, более достоверна, так как лучше соответствует известному комплексу сведений. Поводом для знакомства с Патриарси стало желание написать - поэму о Святославе Хоробре - Святославе Великом. Узнав о намерениях приятеля. Изенбек показал ему мешок с дощечками (5.22). Сказ о Святославе хоробре, князе киевском - был начат в 1935 году, а отнюдь не в 1925 (6.IV).
Миролюбов утверждал, что копирование памятника продолжалось 15 лет. Если брать за основу 1925 год, то окончание работ падает на 1940 год. Патриарси имеет значительный объем. Несмотря на размеры, копирование не могло занять пятнадцать лет. Очевидно, - копирование - включало транслитерацию текста, разбиение - сплошняка - на слова и частичное его осмысление, автоматически приводившее к корректировке транслитерации. Именно такого рода результаты работ Миролюбова и были обнародованы. В письме от 31.07.93 вдова Миролюбова называет для собственно копирования более короткий срок:
...дощечек Изенбека больше нет. Мой муж не нашел их после смерти Изенбека в его квартире, и все поиски были тщетными. К счастью, они были годом раньше переписаны (8).
Изенбек скончался в Брюсселе 13.08.41. Следовательно, по этой версии, копирование произошло в том же 1940 году. В 1940 году Брюссель был оккупирован фашистами, и снятие копии в столь смутное время явилось бы разумной мерой предосторожности. Прибавив 15 лет, получим 1955 год. Но в литературе содержится и иное указание. - Адские - труды по - копированию - длились якобы с 1927 года по 1936 год, то есть около 9 лет (6.III). Девятилетний период, прибавленный к дате изготовления копии, ведет нас в эпоху, близкую 1950 году.
Появление 1927 года объяснимо. В соответствии с одной из версий, знакомство Миролюбова с Изенбеком состоялось в 1924 году, а дощечки были показаны только - года через три - после первой встречи. (7.9 и 5.13). Это несколько противоречит свидетельству о 1925 годе как дате знакомства с дощечками, что не должно нас смущать. Ни в 1922 году (за три года до 1925 года), ни в 1924 году Миролюбов с брюссельцем Изенбеком познакомиться не мог.
В конце 1921 года будущий издатель дощечек появляется в Праге.
Здесь он получает образование химика и уезжает в Бельгию, где работает в химической лаборатории в городе Лувене, а затем на металлургических заводах (6.1). Хронология его перемещений по Западной Европе в источниках не приводится. Но один только чешский период должен был занять ряд лет. Можно предположить, что начало знакомства с Изенбеком приходится на 1932 год - за три года до разговора о Святославе.
Кроме того, отсылка к 1927 году ограждала от ненужных расспросов Жанну Миролюбову, супругу Юрия Миролюбова. Свадьба их произошла в 1936 году, а к этому времени деятельность, связанная с дощечками, уже якобы закончилась (6.II).
Период изучения текста определен двояко - в 15 и 9 лет. Обращение к истории как-то связано с окончанием сочинения о Святославе в 1947 году. Будучи редактором Жар-птицы, Миролюбов ничего из поэмы не публикует. Не находим мы ее и в посмертном собрании сочинений, изданном вдовой. По крайней мере не вызывает сомнений то, что громкой славы поэма своему автору не принесла. Эта неудача, скорее всего, и послужила толчком, развернувшим его от поэзии к истории. Начало активной работы над текстами следует отнести на конец 1940-х годов.
Благоприятная реакция в конце 1953 года в Сан-Франциско привела к тому, что уже в следующем, 1954 году Миролюбов эмигрирует в США и становится сотрудником редакции Жар-птицы (6.II). Все это говорит о том, насколько важной он считал публикацию текстов.
Опираясь на миролюбовские письма, журнал Жар-птица (Сан-Франциско) известил читателей о существовании текстов в ноябре 1953 года.
Правда, в том же 1953 году Миролюбов отмечал, что писал о них в Русский музей (Сан-Франциско) - лет пять тому назад -, то есть около 1948 года. Если бы - копирование - было закончено в 1940 году, то многолетнее молчание, на фоне последующей бурной деятельности по публикации текстов, было бы труднообъяснимым. Иное дело эпоха, близкая к 1950 году. В это время был обнародован памятник и начались интенсивные исследования Миролюбова в области русской истории. Сам он описывал их начало так:
Уже за границей и сравнительно поздно, в пятидесятых годах текущего столетия, я вдруг вспомнил детство и юность, отдал себе отчет в ценности всего виденного и слышанного. Только тогда и началась моя сознательная работа в области родного фольклора и Древней Истории Русов (7.8).
О существовании текстов было заявлено в 1953 году. В течение последующих трех лет Жар-птица публиковала главным образом статьи А.Кура (Куренкова), где в качестве цитат было использовано около 100 строк памятника. Публикация полных текстов дощечек началась с марта 1957 года (10.146). Можно сделать вывод, что до конца 1956 года шло изучение Патриарси и только затем исследователи сочли себя достаточно подготовленными для ее издания.
Отняв от марта 1957 года 15 лет, попадаем в март 1942 года, а 9 лет - в март 1948 года. Свидетельство о - 15 годах - датируется 1953 годом. Надо полагать, что в его основе лежит 5-летний период знакомства с текстами, находившимися в коллекции Изенбека (1935-1940), или 5-летний период их изучения (1948 - 1953). В 1948 году начались активные работы Юрия Миролюбова над текстами. Следовательно, они оказались в его распоряжении ранее этой даты.
Реалистичное описание - дощек - свидетельствует в пользу существования в коллекции Изенбека каких-то дощечек или их осколков. Но основное содержание было записано на бумажной копии, скорее всего изготовленной Cулакадзевым (3.28-29). Исследователи предполагают, что после смерти Изенбека дощечки были выкрадены агентами нацистской культурологической организации Анэнербо, но рукопись кому-то удалось спасти (2.2 и 1,213). Не позднее 1948 года, возможно, при посредничестве Игнатия Кошелева, она попала к Миролюбову.
Запутывая даты, Миролюбов хотел скрыть тот факт, что работа велась не с дощечками, а с сулакадзевской рукописью. Несмотря на уверения о гибели оригинала, рукопись или ее фотокопия находилась в его распоряжении позднее 1941 года (3.29-30). Кроме продолжавшейся в 50-е годы работы над текстом, об этом говорит и почти полное отсутствие в миролюбовском архиве первичных срисовок рун. Между тем для исследований нужно иметь рунику перед глазами.
Изенбек ревниво оберегал свое сокровище. Миролюбовым он характеризуется как человек лаконичный, скрытный, недоверчивый. - Дощки - он показывал только бельгийцам, так как своим соотечественникам не доверял. В миролюбовском письме от 16.06.56 читаем:
...даже мне он их показал года через три после нашего знакомства. Он очень подозрительно относился ко всяким поползновениям насчет дощек (5,13).
Если Миролюбов располагал оригиналом сулакадзевской рукописи, то приобретение состоялось после смерти Изенбека, если фотокопией - то дату ее изготовления нужно отнести на 1940 год.
Сулакадзевской копии никто бы не поверил. Но тексты содержали информацию, колоссальное значение которой Миролюбов по достоинству оценил. Спасению этой информации он и посвятил остаток своей жизни.
Наряду с публикацией текстов Миролюбов предусмотрел запасной вариант. Самые важные, по его мнению, сведения он включил в свои сочинения. О существовании сулакадзевских бумаг было решено молчать до лучших времен.
Миролюбов скоропостижно скончался на пароходе во время возвращения из Америки в Европу на руках у своей жены (6.II). Его архив благополучно доплыл до берега и ныне хранится в Аахене. Но исследователи сулакадзевской рукописи в этом архиве не обнаружили. Надо полагать, что ее существование до сих пор скрывается из-за опасения повредить репутации Миролюбова. Такая позиция была разумной в эпоху разгула гонений на Патриарси. Несомненно, сведения о рукописи стали бы мощной дубинкой в руках критиков памятника. Но времена изменились.
Во-первых, отпала самая главная причина держать рукопись под спудом - ее существование уже не секрет, что достаточно полно показано в моих работах.
Во-вторых, сейчас накоплен опыт снятия сулакадзевских наслоений и реставрации древних памятников попорченных Сулакадзевым. Но наличие дополнительного - миролюбовского слоя -, образовавшегося из-за непрофессионального издания памятника, делает этот опыт пока бесполезным. Если частью исторических сведений Патриарси еще можно как-то пользоваться, то не менее важная филологическая составляющая - загублена.
И наконец, Миролюбовым введен в научный оборот не весь текст рукописи. Например, в сулакадзевском каталоге Книгорек авторство Патриарси определено так: Патриарси на 45 буковых досках Ягипа Гана смерда в Ладоге IX в (9.11)…
…Список использованной литературы
1. Асов А.И. Велесова книга. М., 1994
2. Бегунов Ю.К. Влесова книга. В газ.: Русское дело. СПб., 1993. N2
3. Грицков В.В. Русские письмена. В кн.: Киммерийский центр, вып. 1.М., 1993
4. Ляшевский С. История христианства в Земле Русской и очерки по праистории России. Балтимор. 1968
5. Лесной С. Влесова книга - языческая летопись Доолеговской Руси. вып.1. Виннипег. 1966
6. Миролюбов Ю.П. Сакральное Руси. т.1. М., 1996
7. Миролюбов Ю.П. Русский языческий фольклор. М., 1995
8. Миролюбова Ж. Письмо Бурихину от 31.07.93 (архив В.В. Грицкова).
9. Пыпин А.Н. Подделка рукописей и народных песен. СПб., 1898
10. Творогов О. Когда была написана Влесова книга? В кн.: Философско-эстетические проблемы древнерусской культуры. ч.2. 1987. М., 1988
Киммерийский центр. Выпуск 18. В.В. Грицков. Издательский центр Русского исторического общества. Москва. 1997. с.49-52
http://rus-istoria.ru/library/text/item/1080-besplatnye-prilozheniya-spryatannaya-rukopis
http://rus-istoria.ru/book/kc/18/book.html
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_367.htm

Песнь одиннадцатая (с.278)

Проходит время. Мы, как дети,
Теряем в сумраке веков
И тяжкий шаг тысячелетий,
И блеск огней, и звон подков;
Мы забываем даже имя
Прадеда, пращура, едва
И занимаемся мы ими,
Теряем память на слова.

Но там, где нынче только травы, -
Гремели битвы, кровь лилась,
И на врагов, на крыльях славы,
Бросался Сумерийский князь.
Его скакун храпящий - в мыле,
В крови врагов - булатный меч,
Но...суждено ему в могиле
На ложе глинное лечь!
Его Хазарский Князь заметил,
К нему с дружиною летит,
А Царь Царя стрелою встретил,
И смерти Царь не отвратит!..
Он падает. Его уносят
Оруженосцы. Тихий день...
Сегодня там крестьянин косит
Перезревающий ячмень...
В тот день кочевники сложили
Курган из персты и камней,
И кровью пленных освежили
Тела убитых и коней.

Века забыты. В тканях райских
Над степью яркая заря.
Среди курганов прибалтийских -
Могила Древнего Царя.

Кругом простор, целинный лепет
Травы, зверей и птичий крик,
И Солнце-Митра снова слепит
Из праха прежних новый лик!

Тысячелетия!..В курганах
Остался чуть заметный след
Судьбу рожденной в ураганах
И потонувшей в мраке лет
И жизнь людей - такая малость!
А степь шумит как океан,
А от Сумерии осталось
Лишь слово русское - курган!
Юрий Миролюбов. Сказ о Святославе хоробре князе Киевском. Поэма. В 2 кн., кн. 1. 1986. Кн.1, 544 с., кн.2. 408 с. (Год написания 1947 - Поэма полностью содержит 932с.)
Юрий Петрович Миролюбов. Родные обычаи

http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_377.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001