Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Из песен Словенской Руси
от 16.03.16
  
Выразе



Вольх Всеславьевич

А поiдЪ СловЪнь на полунощiе от IрмЪра а поча абiе гърадъ iной зiжьдатi съ родъмъ своя на оустiе на рЪцЪ Моутъной а наречЪ сь гърадъ Хълмъгаръдъ А посълЪжьдЪ нарекуть яко НовЪгърадъ а рЪкоу Моутъну наречЪ Вълъхъвъ въ iмя съвараха своя от фЪнны Алъдъгьi
И пошел Словен на север от Ильменя (?) и начал вскоре новый город строить со своим родом в устье реки Мутной, и назвал город Хольмгард - а потом его назвали Новгородом, а реку Мутную, нарекли Волхвом - во имя первенца Словена от финки Алдогьи (от фЪнны Алъдъгьi)...

…От Словена (СловЪнъ РюгЪньскiя) и Алдогьи (Алдъгья) (жена от суми, пленница - жена от Сумi бо пълоняна) союз в 350 (5858) -> дети Словеновы (чада СловЪнЪвЪ) - словены (iже СловЪнЪ):
Волхв (Вълъхъвъ) (5860/352)
Буеслав (БуЪславъ) (5863/355)
Улеб (УлЪбъ) (5865/357)
Олева (ОлЪва) - а это роды, нарицаемые как словены ирмерские - а се роды iже нарiцахуся СловЪнЪ IрмЪрi
От Волхва и Шелони (ШЪлонъ) (жена от чуди - жена от чюдi) союз в 380. От них:
Ярмир (Яръмiръ) (в год 418-й от РХ ушел с родом своим на остров Руян, называемый Рюген - а въ лЪто 5926 отыдi сь родъмъ своя на оттоку Руянь а зъвомый РюгЪгь)
Негоярви (НЪгоярвi), Невоярви (НЪвоярвi), Олона (Олона) - А это дочери Волхва (а се дъщЪрi ВълъховЪ ЪстЪ): вышли замуж в Суми (а поятъ же Сумi) - живут со своими родами около озера Варяжского и по рекам, и по озерам, и по островам - а вiтаютъ сь роды възълЪ Ъзерi Варяжько а по рЪцы а ЪзЪрi мъногы а оттокы
О пришествии словенских племен на Север
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_482.htm

Волх Всеславич даже по самому рождению своему - существо сверх-естественное. Хотя он родился от обыкновенной женщины, от какой-то княжны Марфы Всеславьевны, но отцем его был лютый змий, вещая натура которого отозвалась в сыне тем, что он был чародей, оборотень: сам обертывался ясным соколом, серым волком, туром - золотые рога, и умел превращать в нечеловеческие образы всю свою храбрую дружину.
Наши грамотные предки даже ХVII века (По рукоп. Синод. Библиот. Цветник 1665г. под N 906. Лист. 19-21) верили, что этот Волх был старший сын мифического Словена. От Словена будто бы получили названиe Славяне, а от Волхова - река Волхов, прежде называвшаяся Мутною.
Этот Волхов будто бы был
- бесоугодный чародей, лют в людях; бесовскими ухищрениями и мечтами претворялся в различные образы и в лютого зверя крокодила; и залегал в той реке Волхове водный путь тем, которые ему не поклонялись: одних пожирал, других потоплял. А невежественный народ - будто бы - тогда почитал его за бога и называл его Громом или Перуном. И постановил этот окаянный чародей, ночных ради мечтаний и собрания бесовского, городок малый на некотором месте, зовомом Перыня, где и кумир Перуна стоял. И баснословят о нем невежды, говоря (вероятно, пословицею): в боги сел. И был этот окаянный чародей удавлен от бесов в реке Волхове; и мечтаниями бесовскими несено было окаянное тело его вверх по той реке и извержено на берег против Волховного его городка, что ныне зовется Перыня. И со многим плачем от невежд тут был он погребен, с великою тризною, поганскою, и могилу ссыпали над ним высокую, по обычаю язычников. И по трех днях после того тризнища разверзлась (в рукописи - прослезися земля) земля, и пожрала мерзкое тело крокодилово, и могила просыпалась над ним на дно адское: иже и доныне, якоже поведают, знак ямы тоя стоит не наполняяся (с.8)
Федор Иванович Буслаев. О народной поэзии в древнерусской литературе - Исторические очерки русской народной словесности и искусства. СПб.: Типография Товарищества Общественная польза, 1861. 533с.
http://www.twirpx.com/file/1385448/ 27Мб
https://cloud.mail.ru/public/8DZd/E1ky3end9
Ф.И. Буслаев. Народная поэзия: Исторические очерки орд. акад. Ф.И. Буслаева. СПб.: тип. Имп. АН, 1887. VI, [2], 501с. (Сборник Отделения русского языка и словесности Императорской академии наук; т.42, N2) cм. с.32-35,268
http://books.e-heritage.ru/book/10079027
Волх (В)сеславьевич (впервые у Калайдовича, N6)
По саду, саду, по зеленому,
Ходила-гуляла молода княжна
Марфа Всеславьевна,
Она с каменю скочила на лютова на змея;
Обвивается лютой змей
Около чебота зелен сафьян,
Около чулочика шелкова,
Хоботом бьет по белу стегну.
А втапоры княгиня понос понесла,
А понос понесла и дитя родила.
А и на небе просветя светел месяц,
А в Киеве родился могуч богатырь,
Как бы молоды Вольх Всеславьевич.
Подрожала сыра земля,
Стреслося славно царство Индейское,
А и синея моря сколыбалося
Для-ради рожденья богатырскова,
Молода Вольха Всеславьевича;
Рыба пошла в морскую глубину,
Птица полетела высоко в небеса,
Туры да олени за горы пошли,
Зайцы, лисицы по чащицам,
А волки, медведи по ельникам,
Соболи, куницы по островам.
А и будет Вольх в полтора часа,
Вольх говорит, как гром гремит:
А и гой еси, сударыня матушка,
Молода Марфа Всеславьевна!
А не пеленай во пелену чер(в)чатую,
А не пояс[ай] в поесья шелковыя, -
Пеленай меня, матушка,
В крепки латы булатныя,
А на буйну голову клади злат шелом,
По праву руку - палицу,
А и тяжку палицу свинцовую,
А весом та палица в триста пуд. -
А и будет Вольх семи годов,
Отдавала ево матушка грамоте учиться,
А грамота Вол(ь)ху в наук пошла;
Посадила ево уж пером писать,
Письмо ему в наук пошла.
А и будет Вол(ь)х десяти годов,
Втапоры поучился Вольх ко премудростям:
А и первой мудрости учился -
Обвертоваться ясным соколом,
Ко другой-та мудрости учился он, Вольх, -
Обвертоваться серым волком,
Ко третей-та мудрости учился Вольх -
Обвертоваться гнедым туром-золотыя рога.
А и будет Вольх во двенадцать лет,
Стал себе Вольх он дружину прибирать,
Дружину прибирал в три годы;
Он набрал дружину себе семь тысячей;
Сам он, Вольх, в пятнадцать лет,
И вся ево дружина по пятнадцати лет.
Прошла та слава великая
Ко стольному городу Киеву:
Индейской царь нарежается,
А хвалится-похваляится,
Хочет Киев-град за щитом весь взять,
А божьи церкви на дым спустить
И почестны монастыри розарить.
А втапоры Вольх он догадлив был:
Со всею дружиною хораброю
Ко славному царству Индейскому
Тут же с ними во поход пошел.
Дружина спит, так Вольх не спит:
Он обвернется серым волком,
Бегал-скакал по темным по лесам и по раменью,
А бьет он звери сохатыя,
А и волку, медведю спуску нет,
А и соболи, барсы - любимой кус,
Он зайцам, лисицам не брезгивал.
Вол(ь)х поил-кормил дружину хоробраю,
Абувал-адевал добрых молодцов,
Насили оне шубы соболиныя,
Переменныя шубы-то барсовыя.
Дружина спит, так Вольх не спит:
Он обвернется ясным соколом,
Полетел он далече на сине море,
А бьет он гусей, белых лебедей,
А и серым малым уткам спуску нет.
А поил-кормил дружинушку хораброю,
А все у нево были ества переменныя,
Переменныя ества, сахарныя.
А стал он, Вол(ь)х, вражбу чинить:
А и гой еси вы, удалы добры молодцы!
Не много не мало вас - семь тысячей,
А и ест(ь) [ли] у вас, братцы, таков человек,
Кто бы обвернулся гнедым туром,
А сбегал бы ко царству Индейскому,
Проведал бы про царство Индейское,
Про царя Салтыка Ставрульевича,
Про ево буйну голову Батыевичу
Как бы лист со травою пристилается,
А вся ево дружина приклоняется,
Отвечают ему удалы добры молодцы:
Нету у нас такова молодца,
Опричь тебя, Вол(ь)ха Всеславьевича. -
А тут таковой Всеславьевич
Он обвернулся гнедым туром-золотыя рога,
Побежал он ко царству Индейскому,
Он первую скок за целу версту скочил,
А другой скок не могли найти;
Он обвернется ясным соколом,
Полетел он ко царству Индейскому.
И будет он во царстве Индейском,
И сел он на полаты белокаменны,
На те на полаты царския,
Ко тому царю Индейскому,
И на то окошечко косящетое.
А и буйныя ветры по насту тянут,
Царь со царицею в разговоры говорит.
Говорила царица Аздяковна,
Молода Елена Александровна:
А и гой еси ты, славной Индейской царь!
Изволишь ты нарежаться на Русь воевать,
Про то не знаешь-не ведаешь:
А и на небе просветя светел месяц,
А в Киеве родился могуч богатырь,
Тебе царю сопротивничик. -
А втапоры Вол(ь)х он догадлив был:
Сидючи на окошке косящетом,
Он те-та де речи повыслушал,
Он обвернулся горносталем,
Бегал по подвалам, по погребам,
По тем по высоким теремам,
У тугих луков титивки накусывал,
У каленых стрел железцы повынимал,
У тово ружья ведь у огненнова
Кременья и шомполы повыдергал,
А все он в землю закапывал.
Обвернется Вольх ясным соколом,
[В]звился он высоко по поднебесью,
Полетел он далече во чисто поле,
Полетел ко своей ко дружине хоробрыя.
Дружина спит, так Вольх не спит,
Разбудил он удалых добрых молодцов:
Гой еси вы, дружина хоробрая,
Не время спать, пора вставать,
Пойдем мы ко царству Индейскому! -
И пришли оне ко стене белокаменной,
Крепка стена белокаменна,
Вороты у города железныя,
Крюки-засовы все медные,
Стоят караулы денны-нощны,
Стоит подворотня дорог рыбей зуб,
Мудрены вырезы вырезено,
А и только в вырезу мурашу пройти.
И все молодцы закручинилися,
Закручинилися и запечалилися,
Говорят таково слово:
Потерять будет головки напрасныя,
А и как нам будет стена пройти?
Молоды Вольх он догадлив был:
Сам обвернулся мурашиком
И всех добрых молодцов мурашками,
Прошли оне стену белокаменну,
И стали молодцы уж на другой стороне,
В славном царстве Индейскием,
Всех обернул добрыми молодцами,
Со своею стали сбруею со ратною,
А всем молодцам он приказ отдает:
Гой еси вы, дружина хоробрая!
Ходите по царству Индейскому,
Рубите старова, малова,
Не оставьте в царстве на семена,
Оставьте только вы по выбору
Не много не мало - семь тысячей
Душечки красны девицы!
А и ходят ево дружина по царству Индейскому,
А и рубят старова, малова,
А и только оставляют по выбору
Душечки красны девицы.
А сам он, Вольх, во полаты пошол,
Во те во полаты царския,
Ко тому царю ко Индейскому.
Двери были у полат железныя,
Крюки-пробои по булату злачены,
Говорит тут Вольх Всеславьевич:
Хотя нога изломить, а двери выставить!.
Пнет ногой во двери железныя -
Изломал все пробои булатныя.
Он берет царя за белы руки,
А славнова царя Индейскова,
Салтыка Ставрульевича,
Говорит тут Вольх таково слово:
А и вас-та, царей, не бьют-не казнят.
Ухватя ево, ударил о кирпищетой пол,
Расшиб ево в крохи говенныя.
И тут Вольх сам царем насел,
Взявши царицу Азвяковну,
А и молоду Елену Александровну,
А и те ево дружина хоробрыя
И на тех на девицах переженилися.
А и молоды Вольх тут царем насел,
А то стали люди посадския,
Он злата-серебра выкатил,
А и коней, коров табуном делил,
А на всякова брата по сту тысячей
Волх (В)сеславьевич (По саду, саду, по зеленому...Древние Российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым. М.: Наука, 1977. 2-е дополн. изд. (Лит. памятники). с.32-36
http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/kir/kir-032-.htm
О приходе словенских племен от Днепра к Ильменю во второй раз, в год 332-й от РХ

О прiшЪстъвii пълЪмЪнъ CловЪнъскiхъ от Словутiча на IлмЪрь въдругыЪ въ лЪто 5840 а по Нiдалу вЪкъ единъ
Въ лЪто 5840 егъда мiнувъшЪ вЪкъ едiнъ от царя Нiдала прiшЪстьвiя а бяше прi царЪ остръготъфъ ГЪрманарЪхЪ прiiдЪ въдругыЪ на IлмЪрь от СловутiчЪ пълЪмя СловЪнъ а РусiчЪ а гЪмоны iхъ суть чада Богумiровы СъловЪнъ а СЪва а Дърогъ а Русъ а адЪльфiя iхъ СъкърЪва а чада iхъ такожьдЪ Вълъхъвъ а БуЪславъ а УлЪбъ а ОлЪва а ешьтЪ Святомiръ а Радiмiръ А разъсЪлiся от Словутiча на полунощiе а до IрмЪрi а до рЪцi вЪлiей АтЪлi аже въ ЪзерЪ ХъвалынъскоЪ вътЪчi а сущi тамы КозарЪ а въ далЪ сущi ПЪръсiяны же
АдЪлъфii же СловЪнъ а Русъ суть чада БогумiровЪ iже правънучЪ СловЪна СЪвЪръна а Руса Южана ОнЪ же въторiцЪю прiiдохъ на IрмЪрь въ тое же лЪта чьрЪзъ вЪкъ едiнъ по Нiдалу же А прiiдуть по сътЪзямъ праотчЪ своя А оузърятъ пъпЪлiщЪ сътърашьноЪ гърадъвъ Русы а СловЪнъска iже iзънiчьтоже iхъ царь Нiдалъ А оузъряшЪ камЪнiе разъмЪтано а нырiща въкроугъ А сь мЪста неключiмы зiжьданiя дъля гърадъвъ пакыых А поiдЪ СловЪнь на полунощiе от IрмЪра А поча абiе гърадъ iной зiжьдатi съ родъмъ своя на оустiе на рЪцЪ Моутъной А наречЪ сь гърадъ Хълмъгаръдъ А посълЪжьдЪ нарекуть яко НовЪгърадъ А рЪкоу Моутъну наречЪ Вълъхъвъ въ iмя съвараха своя от фЪнны Алъдъгьi
Русъ же осташася съ родъмъ своя на ПолiстьЪ А жену пояшЪ такожьдЪ от фЪнъновЪ роду А наречЪ iа Паластiя аже суща на Полiстi А гърадъ же Русса поча пакыы ставiтi а зiжьдатi наiпачЪ А поча кожьдо вiтатi съ родъмъ своя А въ лЪто 5856 Русъ родi дъщЪрь Порусiю аже поящЪ iа въ лЪто 5872 ГЪзiмунъдъ iже суть вънучЪ ГЪрманарЪхъвъ
Роды же СловЪна а Руса вiтаютъ на полунощii по сь дънi А послЪдънъ кънязь от рода СловЪнъскаго ЪстЪ Гардъмундъ суть Гостъмыслъ а онъ же суть…суть дЪвять на десятЪ колЪнъ кънязЪй словЪнъскiхъ
О приходе словенских племен от Днепра к Ильменю во второй раз, в год 332-й от РХ, а после пришествия Нидала - через один век
В год 332-й от РХ, когда прошел один век после нашествия царя Нидала и когда был царем у остроготов Германарих, пришли опять от Днепра на Ильмень племя словен и русичей и старейшины детей Богумировых: Словен и Сева, и Дрог, и Рус, и сестра их Скрева, и дети их: Волхв и Буеслав, и Улеб, и Олева, и еще Святомир и Радимир, и расселились от Днепра на север и до Ильменя, и до реки великой Волги, которая течет в море Каспийское, а там живут хазары, а дальше - персы.
Братья же Словен и Рус - дети Богумира, правнуки Словена Северца и Руса Южнеца - во второй раз пришли к Ильменю в те же годы, но через один век после Нидала, а пришли по дорогам предков своих и увидели пепелище страшное на месте городов Русы и Словенска, которые были уничтожены царем Нидалом, и увидели разбросанные камни и овраги вокруг, и эти места казались неподходящими для постройки новых городов, и пошел Словен на север от Ильменя и начал вскоре новый город строить со своим родом в устье реки Мутной, и назвал город Хольмгард - а потом его назвали Новгородом, а реку Мутную, нарекли Волхвом - во имя первенца Словена от финки Алдогьи.
Рус же остался с родом своим на Полистье и также женился на финке, и назвал ее Паластия, потому что живет на р. Полисти, и стал город Русу заново восстанавливать, а в год 348-й от РХ у него родилась дочь, которую он назвал Порусией, и на ней в год 364-й от РХ женился Гезимунд, внук Германариха.
Так роды Словена и Руса стали жить сами по себе, и живут на Севере Руси их потомки до сих пор, и последний князь из рода словенского Гардмунд, или Гостомысл, есть 18-й князь по роду от Гвендальфа (Вандалария), а от Порусии и Гезимунда и до Гостомысла (Гардмунда) было 19 колен словенских князей
О пришествии словенских племен на Север
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_482.htm
Будинский изборник IX-XIV вв.: Арамейская Библия и Аскольдова летопись: (текст, перевод, комментарии, статьи). Под общей редакцией академика Ю.К. Бегунова. Санкт-Петербург. Из-во Искусство России, 2013. 550с.
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_479.htm
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_476.htm

...В эру 369 (= AD 331) на двадцать шестом году императора Константина (Константин I, римский император (306-337)), готы вторглись в земли сарматов и пошли на римлян с огромной армией. Благодаря превосходящим силам, они уничтожили людей и разграбили землю. Константин лично выстроил войска против них и после жестокой схватки нанес готам поражение, оттеснив их за Дунай (после конфронтации в 332г. Константин заключил с готами мирный договор, по которому последние получали регулярную плату за войска, отправляемые для службы в империи) - Исидор Севильский (ок. 560-636). История готов. Перевод Т.А. Миллера и С. Железнова: Isidorus Hispalensis. Historia Gothorum, Wandalorum. Sueborum. Ed.Th. Mommsen. MGH, Auct, antiquiss.. XI. 1894: Isidore of Seville. History of the kings of the goths, vandals and svevs. - Leiden: Brill, 1966: Isidor. Geschichte der Goten, Vandalen und Sueven. Stuttgart: Phaidon, 1990; Средневековая латинская литература IV-IX вв. M., 1970.
Великая Степь в античных и византийских источниках: Сборник материалов. Составление и редакция Александра Николаевича Гаркавца. Алматы: Баур, 2005. 1304с. (Настоящее издание представляет собой наиболее обширный на сегодня свод сведений античных и византийских источников о народах Евразийской степи и их соседях с XII века до н.э. по XV век н.э. Здесь в хронологическом порядке приведены выписки из около 500 сочинений 150 авторов - историков, географов, этнографов, писателей, филологов и государственных деятелей, писавших на греческом (115 авторов) и латинском (35 авторов) языках. По каждому из них даны лаконичная биографическая справка с определением места источника в историографии и ссылки на публикации соответствующих произведений на языке оригинала и в переводе на русский и другие языки)
http://www.twirpx.com/file/231340/ 4.3Мб
https://cloud.mail.ru/public/2UVX/q69m2M4JZ
Фонд ГАРФ 10143, опись 80 (Архив П.Т. Филипьева), рулон 14
***13-1-117 (тоже самое, 102 и 103) - Вверху надпись: Дощка N 15в. Рядом зачеркнут N 29. Внизу приписка рукой Ю. Миролюбова: Эта Дощечка дублируется. Я отметил ее N-м 15ым

Се СтарьГраде понехще
iдьшя до Iлмер езера
i тамо утворяi грд iнь Новь
i тамо пребендiехом
I ту Свргы первiе ПраЩуре молiхом
Се Рд i Роженiець крынье препросiхом
I то Дубо Крень Хллеб нашь Сврг
iже твряi Свент
Бг есе Свенту i Бг Прве i Явiе i Навiе
Се бо iмяхомь Оны во iстьву
I се iстьва нашiе преборящеть сылы потьеместе
i блгу венде
якожде ПраОцы обенде
твряi о семь
Вот, Старый град оставив,
пошли к Ильмер озеру
И там сотворили град иной Новый
И там пребываем.
И тут Сварогу, первому Пращуру молим
Вот Род и Рожаниц источник просим
И того Дуба, Корень, Хлеб наш Сварога,
Который творит Свет.
Бог есть Света и Бог Прави и Яви, и Нави.
Ведь есть Он у нас воистину.
И вот Истина наша преоборет силы потемные,
и к Благу поведет,
как и Праотцев вела,
творя о сем

Фонд ГАРФ 10143, опись 80 (Архив П.Т. Филипьева), рулон 14
13-1-117 (тоже самое, 102 и 103) - Вверху надпись: Дощка N 15в. Рядом зачеркнут N 29. Вверху приписка рукой Ю. Миролюбова: Земля Сирийская (земiе Сiрштiе). Внизу приписка также рукой Ю. Миролюбова: Эта Дощечка дублируется. Я отметил ее N-м 15ым

Жар Птица май 1958 с.11
В майском номере А. Кур поместил текст дощечки 15 с разбивкой на слова, а также историческими примечаниями (с.11-12)

Б.А. Ребиндер. Влесова книга. Первая и Вторая часть. окт. 1985...Но главным пособием для нас была книга, изданная в Голландии Н.Ф. Скрипником с переводом Кирпича на украинский язык, в которой сам Скрипник внес много исправлений (из первой части)...Для того чтобы читатели были спокойны, что я своих ошибок не внес, я решил разрезать фотокопии (тексты Н.Ф. Скрипника) на строчки и наклеить их в поле листа. А заглавия, которые я добавил - написаны рукой (из второй части) - Б.А. Ребиндер. Влесова книга. Вторая часть. с.74-77
…Ведя Жртвы о Комонiе Бiеле
i ызыдощьша одь крае СедьемРецштя
о горе Iрштя i Загъгрiа обентьщя вiек
I такова понехщьша iде на ДвоеРiеще
i ръзбiяе о тоi комоньствем своiемы
i теще до земiе Сiрштiе
i тамо ста i пождiе
Iдьща горыма влкiма
i снiезiема i леды
а отеще до стенпы
i тамо бендещь со стадiе своi
I Скуфе бя се прьва Праве одрщена
Оце нашiе ПраОце дрьжящя Она ве прiе влiцеiе
i сылы даеть отрщете врзе
Небожедь iдьшя о прiе теiе
до горiа Карпеньстiе
i тамо рiаще о щелы ПентыКнiезы
i грдi i селы огнiщьсте i трзi влiкеа
i потiестнены бяще о Годiе
коя се бущiе до зходжiна Сунiе
i отуде iдь до Сунiе до Нiепра рiка
I ясьмо тамо Кые оутврждень грд
iаке обытеваце слвне рдi iне
I тамо сен оселещесе
i огнiще твряе Дубу i Сънпоу
якевь есе Сврг ПраЩоурь наше
I се крать налiезе на не врг новь
о сзе сще iжь крве слвнех пiяiщь
I се рате сва устрмi Кые на не
I зряiщi ве Сврзе вое тоя Перуньштевое
iжде се врьгоща на не
i потрщяе сылу iее
i до ньге ртсрще
покажете заде оньа
I се племено онезьва налiезе iно на не
i сiещя бя влка
опхiждено бя до послiедь
I нашiе рате зряiе то рiекста
I Бзе нашiе жденоуть врзе нашiе
Ведя Жертвы Коня Белого и изшедша (ызыдощьша) из края Семиречья, у гор Ирийских и Загорья обитая век. И, таковые оставив (понехщьша), пошли на Двуречье, и разбили тех конницей (комоньствем) своей и двинулись (теще) в землю Сирийскую, и там стали (ста) и подождали (пождiе). Шли (iдьща) горами великими, и снегами, и льдами, и отошли (отеще) в степь и там пребывали (бендещь) со стадами своими. И Скуфь была первой, Правью названа (одрщена). Отцы наши, Праотцы держали (дрьжящя) её (Скуфь) в войне великой, а (Правь) силы дает отогнать (отрщете) врагов. Либо шли (небожедь iдьшя) с войной той (о прiе теiе) до гор Карпатских (до горiа Карпеньстiе) и там были (рiаще -> бiаще) с пятью князьями на челе (а старенце родоу бя Щк одо Iрiан - из Дощ.5а), и градами и селами огнищанскими, и торжищами великими (i грдi i селы огнiщьсте i трзi влiкеа). И потеснены (потiестнены) были Готами, которые находились к закату солнца (до зходжiна Сунiе - на западе, в Дакии?) и оттуда пошли к солнцу (до Сунiе ), к Непре (Днепру) реке. И взяли мы (ясьмо) там Киев, укрепленный город (оутврждень грд - на месте будущего Белояр Брода-Киева), в котором обитали славные роды иные (iаке обытеваце слвне рдi iне). И там-то поселились (оселещесе). И Огнище творили Дубу и Снопу, который есть Сварог - Пращур наш. И вот раз (i се крать) напал (налiезе) на них враг новый, со злой сечей (о сзе сще), который кровь Славных пил (крве слвнех пiяiщь). И вот рати свои устремил (устрмi) Кий на них. И видели (зряiщi) во Сварге воинов тех Перуновых, которые налетали (врьгоща) на них и побивали (потрщяе - потрошили?) силу их, и до гола (до ньге) разметали (ртсрще), показывая зады их (покажете заде оньа). И вот племя то (онезьва?) напало как-то (iно?) на них, и сеча была великая (сiещя бя влка), и перебито (опхiждено?) было (их) до последнего. И наши рати, видя (зряiе) то, говорили (рiекста): И боги наши гонят врагов наших - I Бзе нашiе жденоуть врзе нашiе
Влескнига. Дощечка 15 (Новгородская)
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_338.htm
20 белояра, 07 часов 30 минут (по моск. времени) - Весеннее равноденствие (Из Семиречья)

Се бо ящете
Первiе
ТрiГлву покланяшете
Се яхом
a i Тму влiкоу Слву поящехом
Хвалiхом i Сварга Дiда Бжiа
якожде Тено есе Родоу Божьску Нщельнiко
а всенску рдоу студiц вещен
яково тецЪ во лЪтЪ од крыне сва
а во зме нiколеже не взмрзе
А тоя воде жiвенце пiуще жiвiхомся
доконе не преiдехом
якожде све ко Нему убендехом
до луце Егоiех раяiстiех
А i Бгу Перневi ГрмоВрзецу
а Бгу Пре а Боренiа
ОрцЪхом Жiвента Явлены
а не преставате Колiе врщате
а Кii ны венде стезеоу правоу до бранiе
а до Трiзнене Влiка о вся павщiа
якове же iдоут ве жiвенте вЪщнiе
по пълку Пруноiу
А Бгу СвентоВiдiу Слву рцЪхом  
Се бо ста Бг Правiе a Явiе  
А Тому поiема песынiема  
яко Свт есе  
А чрезь Оне вiдяхом Свiет  
Зрящете а Яве быте  
А i Тоi нас о Навiе убрежешет  
А Тму хвлу пъiемо  
Пъехом плясасще Тему  
а взывахом Бгу нашiему  
якожде Тоi Земе СлонцеСуне нашiу
а Звiздiа Дрезац
а Свт КрiепцЪ  
Творяцете Слву СвiентоВiдiеве влку  
Слва Бгу нашiему  
То бо скрыбецете сердiе нашiе
а се смехом одркохом сен
одо злыа дЪянiа нашiа
а добру тецехомсте
Се бо отрце пущенiемо обыiмесе
А рЪщете
Се утворяiще
Се бо Нь вiедЪте оуме ръзтргнещешi
А по цо iсте
Се бо те умiемо
Се бо таiна влiка есе
якожде i Сврг Перуно есе а СвентоВенд
Тые Два есьва одържены о Сврзi
а обаполы iа
БiелоБг а ЦрнъБг сен пероутесе
I Тоiе i Сврг држещете
абые она Свнту не обыте пъврзещену
По тоiе обасва
Хърс Вльс Стрыб держетесе
По за нь
Вышень Леле Лiетiц
Радогщ Колендо а Крышень
I се о тва
Удрзец Сывыi Яръ а ДажБо
Се бо iны суте
БiелоЯре Ладо Коупало
СЪнiц Жiтнец ВЪнiц
Зрнiц ОвсЪнiц Просiц
Студец Ледiц а Лютец
I по та
Птiцец Зверенц Мiлiц
Доздец Плдец Ягондец
Пщелiц Тръстiц Кленчiц
Езеренц Вiетрiц Сломiц
Грiбiц Ловiщ Бесiедiц
Снiезiц Странiц Свентiц
Радiц Свiетiц Крвiц
Красiц Травiц Стеблiц
А за се соуте
Родiц Маслiенц Жiвiц
Вiедiц Лiствiц Квiецiц
Водiщ ЗвЪздiц Грмiч
СЪмiщ Лiпец Рыбiц
Брезiч Зелiнц Горiц
Страдiц Спасiц Лiствеврзiц
Мыслiц Гостiц Ратiц
Странiц Чурц Ръдiц
А ту бо о сва
ОгнБг Семьарегельi овщi
а яро брзо роздено а щiстъ
А то соуте ТрiГлвы обцi
А се сва Онiе оде
А тужде отроще одевЪрзещешi врата онiа
а веiдешi во нь
То бо есе красiен Раi Славьсекi
А тамо Ра рiека тенце
якова одЪлящешеть Сврьгу одо Яве
Iа ЧенслоБг уцте дне нашiя
а рещеть Бъговi ченсла сва
А быте дне Сврзенiу
нiже боте ноще а оусноуте
Тоi бо се есе Явскi
а Сыi есте во дне Бжьстiем
А в носще нiкii есь
iножде Бг ДiдДубСноп наш
Слва Бгу Перуну ОгнКудру
iже стрЪлiе на врзi вьрзе
а верна предведе во стьзЪ
поневжде есе Тоiе въiньм
щест а соуд
а яко ЗлтРоун Млств ВсПрвдьн ест  
Вот, возьмитесь, первое, Триглаву поклонитесь. Вот взялись мы, а и Тому великую Славу поём мы. Восхваляем и Сварга, Дида Божия, потому как Тот есть роду божьему начельник и всяческому роду родник вечный, который течет летом из крыниц (источников) своих, а зимой же никогда не замерзает. И эту воду живую пьюще, оживотворяемся, доколе не прейдем, потому как все к Нему убудем в луга Его райские.
Да и Богу Перуну Громовержцу и Богу Битвы и Борения. Нарицаем (Его) Живящим Явленным, и (речем Ему) не переставать Колы вращать (всяческие коловращения), и Который нас ведет стезею правою на брани и на тризны вликие о всех павших, кие же идут к жизни вечной по полку Перунову.
И Богу Свентовиду славу речем мы. Вот восстает Бог Прави и Яви (В РигВеде в гимне К Савитару (I,37,6): (Есть) три неба. Два (из них) - лоно Савитара). И тому воспеваем песни мы, потому как Свет есть (он). И чрез Него видим мы свет. Зрите - и Яви быть. Да и Он нас от Нави убережет. И Ему хвалу поем. Поём мы, пляшем Ему. И взываем к Богу нашему, потому как Он Земле, Солнцу-Суне нашему и Звездам Держатель и Свету Крепитель. Творите славу Свентовиду великую Слава Богу нашему! То ведь скорбит (скрыбецете) сердце наше, и вот мы отреклись от злых деяний наших и к Добру пришли мы с вами. Вот, отроки, с прощением (Велике Пущіння - Прощенное Воскресенье у русинов) обнимемся! И  скажем: То Сотворяющий. Вот ведь Его ведать - ум расторгнешь. А почто, воистину? Это ведь разумеем мы. Это ведь тайна великая есть, потому как и Сварог Перун есть и Святовид.
(А) эти Два удерживаются во Сварге, и с обеих ее сторон Белобог и Чернобог борются. И Тех и Сварог держит, чтобы тому Свету не быть повержену.
За теми Двумя - Хорс, Влес, Стрибог держатся.
За ними - Вышень, Лель, Летиц,
Радогощ, Колендо и Крышень.
И вот за ними - Держатель Сивый, Яр и Даждьбог.
Это по другому (по) суте - Белояр (конец марта), Ладо, Купало,
Сениц, Житнец, Вениц,
Зерниц, Овсениц, Просиц,
Студец, Ледиц и Лютец.
И за теми - Птичиц, Зверенц, Милиц;
Дождец, Плодец, Ягоднец;
Пчелиц, Тростиц, Кленчиц;
Езериц, Ветриц, Соломиц;
Грибиц, Ловиц, Беседиц;
Снежич, Страниц, Святиц;
Радиц, Светиц, Коровиц;
Красиц, Травиц, Стеблиц;
А за теми - Родиц, Маслениц, Живиц;
Ведиц, Листвиц, Кветиц (Цветиц);
Водищ, Звездиц, Громич;
Семищ, Липец, Рыбиц;
Березич, Зелениц, Гориц;
Страдиц, Спасиц, Листеверзиц;
Мыслиц, Гостиц, Ратиц;
Страниц, Чуриц, Родиц.
И вот для всех Огнебог Семьярегл - общий и ярый, быстро рожденный и чистый (В РигВеде в гимне к Агни-Вайшванаре (VI.7.6): Это на его голове (покоятся) все существа. Словно ветви, выросли семь потоков (огня)).
А то (по) суте - Триглавы общие.
И со всеми Ними иди. И тут-же, отроче, отворишь врата те и войдешь в них. То ведь есть прекрасный Рай Славянский (Раi Славьсекi). А там Ра река течет, которая отделяет Сваргу от Яви.
И Числобог считает дни наши и речет Богу числа все - да быть дню небесному или же быть ночи, и уснуть. Те ведь есть Явские, и Сей есть во дне божеском. А в ночи никого нет, лишь бог Дед-Дуб-Сноп наш.
Слава Богу Перуну Огнекудрому, который стрелы на врагов вержет, и верных вперед ведет по стезе, ибо есть Он воинам честь и суд, и, как Златорун (золотоволосый), Милостлив и Всеправеден есть  
Влескнига. Дощечка 11 (дощька имеет изображение солнца с семью лучами)  
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_371.htm


Птица Савитара Гарутмант

РигВеда (Веда гимнов) I, 164. Гимн-загадка


Тема - Все-Боги (1-41), далее отдельные боги или деифицированные понятия. Размер - триштубх; стихи 12, 15, 23, 29, 36, 41 - джагати, 42 - прастара-панкти, 51 - ануштубх. Приведенные здесь по традиционному указателю темы данного гимна мало отражают его содержание. Знаменитый гимн представляет собой собрание так называемых брахмодья (brahmodya) - аллегорий и загадок о происхождении вселенной, об удивительных явлениях природы, о времени, богах, человеческой жизни, ритуале, поэтической речи и пр. Отгадки, как правило, не даются. Вопросы оставляются без ответа. Аллегории туманны и допускают различные толкования. Хотя толкованию этого гимна посвящена целая литература: от Саяны до современных работ, многое в его содержании остается неясным (как и в Голубинной книге)

46 Индрой, Митрой, Варуной, Агни (его) называют,
А оно, божественное, - птица Гарутмант.
Что есть одно, вдохновенные называют многими способами.
Агни, Ямой, Матаришваной (его) называют (Матари Сва, Птица Сван, Магура, Магуй, Нагай, Стратим Птица...)

X, 149. К Савитару

Автор, по анукрамани - Арчат, сын Хираньяступы (Аrcat букв. воспевающий Нairanyastupa. Размер - триштубх
1b В (пространстве) без опоры askambhane
2c-d земля bhu…небо-и-земля dyavaprthivi
3с Гарутмант - см. примеч. I,164, 46
5 воспевая arcan

1 Савитар зажимами остановил землю,
В (пространстве) без опоры Савитар укрепил небо.
Он подоил воздушное пространство, разбушевавшееся, как конь,
Море, связанное с непересекаемым (простором), (этот) Савитар.

2 Где било ключом укрепленное море,
Об этом знает (только) Савитар, о Апам Напат.
Откуда земля, откуда темное пространство возникли,
Оттуда распространилась небо-и-земля.

3 Позади возникло это другое достойное поклонения (пространство),
С многообразием бессмертного мира.
Конечно, птица Савитара Гарутмант
Была рождена раньше, и она тоже по его закону.

4 Как коровы к деревне, как воин к коням,
Как мычащая охотно доящаяся корова к теленку,
Как муж к жене, пусть приблизиться к нам
Савитар со всеми избранными дарами, (этот) поддерживатель неба!

5 Как (некогда) Хираньяступа из Ангирасов, о Савитар,
Позвал тебя в этом (состязании) за награду,
Так я, воспевая (и) славя тебя ради помощи (твоей),
Бодрствую (возле тебя), как возле стебля Сомы

РигВеда. Мандалы I-X. перевод Т.Я. Елизаренковой
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_863.htm
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_622.htm

53. Голубиная книга (загл.: Старина. Зап. от Аграфены Матвеевны Крюковой в с. Нижняя Зимняя Золотица 27 июня 1899г.: Слышала от мезеньцей, от покойной Марфы старушки, которая жила в кельях Онуфриевского скита (на Терском тоже пели, но она не помнит); поетьце на стариньской голос)
Находила-то тут всё туця тёмная,
Туця тёмна находила, туця грозная
Ай со ту ли со востоцьню со стороноцьку;
Ай ведь посередь-то было поля чистого,
Выпадала-то тут книга Голубинная.
Ай сьезжалось к этой книги Голубинною
Ише сорок царей, сорок царевицей,
Ише сорок князьей, сорок князьевицей,
Ише сорок королей, всё королевицей,
Ише сорок архиреёв всё с митрополитами,
Ише сорок протопопов-то с попами всё;
Ай сьежалось-то вси могуции богатыри,
Ише вси-ти руськи вси могуции богатыри,
Ай народа православного да цисла-смету нет.
Ай подходит к этой книги Голубинною,
Ай подходит ведь наш всё православной царь,
Православной наш царь Давыд Евсеёвиць;
Он ведь сам-то говорит да таковы реци:
Как ведь дайсе мне, книга Голубинная!
Ишше я-то - царь, да над цареми царь -.
Перед им всё книга, свету, даваитьце,
Да ёму-ту, свету, книга открываитьце.
Ета книга-та ведь Голубина в долину-ту сорока локот,
В ширину-ту будет книга двадцети локот
(Певица слышала также - двадцети пети сажон)
Говорит тут премудрой царь Давыд Евсеёвич:
На налой-то эта книга не уложитце,
Во руках-то эту книгу мне не удёржать будёт.
Шьчо цитал я эту книгу равно три года, -
Процитал я эту книгу тольки три листа -.
Приежает к ёму да всё премудрой царь,
Всё премудрой к ёму царь да всё Владимер-от Владимеровиць:
Уж ты гой еси же, царь Давыд Евсеёвиць!
Росскажи-ко мне про книгу Голубинную:
Отцёго-то ведь зацялсэ ишше белой свет,
Отцёго-то зацялось да красно солнышко,
Отцёго же да зацялсэ млад сьветёл месець,
Отцёго же тут зацятись зоря утряна,
Отцёго же зацелись да звезды частыя,
Отцёго-то зацелись да всё царевици,
Отцёго-то зацелись да цари православныя,
Отцёго-то зацелись да князья ведь, дети княженецькия,
Отцёго же зацелись да народ-от, всё да люди добрыя,
Отцёго-то зацялась-то в цёловеки кровь горячая,
Отчёго-то зацелись да косьти крепкия,
Отцёго же зацелась да матушка Ёрдан-река,
Ис какого она озера повыпала,
Отцёго же зацялась да всё Офрак-гора
(Певица слышала также Фарафон и свята),
Отцёго же названо-то ведь плакунь-трава,
Отцёго же ведь названо ведь славно Окиян-морё -
Говорит-то тут премудрой царь Давыд Евсеёвиць:
Не могу-то я тебе, Владимир ты же царь да всё Владимирович,
Не могу-ту я тебе да прочитать книги:
Я бы прочитал ведь только книги три листа:
Я скажу-то тебе, по своей скажу по памети,
Я скажу-то тебе, скажу-поведаю.
Шьчо зачялсэ у нас да всё как белой сьвет,
От Судьбы-то всё зацялсэ, от Бога, царя небесного;
Ай как зацялось у нас да красно солнышко
От личя-та от его, царя небесного;
Зацялось-то у нас да млад сьветёл месечь
От грудей-то от его, царя небесного;
Зацелись-то у нас всё зори утряны
От оцей-то его, царя небесного;
Ишше мелки-ти звезды всё от риз его,
А цари-ти православны и царевичи
Зацелись-то от святой главы Адамовой,
А князья-ти зацелись, всё княженичи
От его-то ли мошшей всё от Адамовых,
Ай народ-то зацелись всё православныя
От его ли колена от Адамия;
Ай в целовеки крепки косьти всё от каменя,
Ай гореця-то кровь из моря Чёрнаго, -
Ай на том камню ведь преобразилсэ наш Исус Христос,
Ай Исус всё Христос, да всё небесной царь,
Утьвердил-то он тут да косьти крепкия,
Написал-то на камню всё книгу Голубинную,
Он спускал-то эту книгу на сыру землю;
Зацелись-то дожжи цясты всё от слёз ёго,
От того ведь от царя да всё небесного,
От прецистой матери всё Божьей, Богородици;
Ай плакун-от трава - ведь всем травам трава, -
Ише слёзы-то царици всё небесныя:
Она плацёт-то всё об нас, о грешниках
Да умаливат-то своёго сына пречистого,
Да Исуса-та Христа, царя небесного.
Как ведь Львино озёро всим озерам оно озёро
(Певица слышала также Льбино и Лебедино. Ср. N52, ст. 421: ко Льбину-ту святому озеру!);
Потому-то оно названо-то это озёро, -
Выпадала изь ёго всё матушка Ердан-река.
А Ердан-от река ведь всем рекам река;
Потому она да всим рекам река,
Шьчо крестилсэ ведь в ей сам Исус Христос,
Сам Исус ведь Христос, да наш небесной царь.
А как Окиян-то ведь морё всем морям морё. -
Поцему-то оно было названо -
Потому оно да было названо,
Шьчо ведь мылась-то ведь в мори пресьвятая мать-то Богородица,
Ай царица ведь всё наша небесная,
Приумыла своё лицё пречистоё.
Посьреди-то Окияна, моря синяго,
Да стоит-то ведь Божья церьковь соборная (на неби),
Ай соборная церьковь, богомольная; -
Почовала цариця-мать небесная.
Ишше в том Окияни, во синём мори,
Есь престрашная птиця ведь Магуй-птиця:
Она послана ведь в Океян, да морё синёё,
Ай за то ли она была ведь послана -
Она много выела людей добрыих;
Ей послал-то во море сам Исус Христос,
Сам Исус ей Христос, да сам небесной царь;
Повеленьём-то она да Бога-Господа
Она ложит свои-ти всё ведь еиця
В Окиян-то в глубину, да морё синёё,
Всё выводит своих там дитей малыих;
Да Магуй-то ведь птиця вострепёшшитце, -
Ишше синёё морё восколыблитце,
Восколыблитце морё, розволнуитце;
Тут ведь пружит карабли-ти всё госьтинныя
Со тема-ли с товарами заморьскима.
А ведь есь-то под землёй да там престрашной зьверь,
По подземелью да он ведь ходит всё;
Он куда пройдёт, дак тут не клюць пробьёт,
Вси ведь рыбы, вси звери поклоняютце.
Ишше кит-от назван, рыба, всим зверям он зьверь. -
Поцему же он назван всим зверям он мать -
Потому-ту зверь он назван был, -
Ай на трех-то китах основана матушка сыра земля;
Ишше кит-то шевелитце, - мать сыра земля тогда сколыблитце,
Ай закроитце тогда ведь у нас белой свет -.
Ай росплакалась тут матушка сыра земьля:
Уж ты Господи, Господи, небесной царь!
Не могу-ту я держать, ведь матушка сыра земля,
Не могу-ту я держать всё много грешников,
Ишше больше я того всё безаконьников -.
Говорит-то Господь, да царь небесной наш:
Потерьпи-ко ты, матушка сыра земьля!
Не одумаютце ли всё, быват, грешники,
Не устрашатце ли, быват, хошь безаконники?
И умаливат за их да ведь как Божья мать
Говорит-то как мне да мать пречистая:
Потерьпи ты, потерьпи, да сын возьлюбляной,
Ты Исус ли-ли Христос да всё небесной царь!
Ты просьти-ко-се, просьти, да просьти грешников,
Ты просьти-тко-се, просьти всё безаконьников -.
Говорил-то ей Господь, да ей небесной царь:
Ты отдай миня же во второй всё раз к жидам всё на роспятьё-то, -
Им просьтились бы тогды да грехи тяжкия,
Грехи тяжкия просьтились безаконьников. -
Не отдам-то на мученьё во второй я раз,
Не могу забыть муценья у тя прежнего -.
(Эти последние строки певица припомнила и прибавила к предыдущему на другой день после того, как она пела старину:)
Ише правда-та с кривдой заборолисе
Кривда-та правду изобидела.
Оставаитьце кривда на сьвятой Руси
У тово ли у народа православного,
Да уходит то правда как на небо,
К самому Христу она, к царю небесному
Беломорские старины и духовные стихи: Собрание А.В. Маркова. РАН. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). СПб.: Дмитрий Буланин, 2002. с.227-230 (Варианты: Кирша Данилов с.208; Киреевский-1848 11; Якушкин-1986 5 (Бессонов 88); Надеждин с.34 (Варенцов с.16; Бесссонов 91); Варенцов с.11, 17, 229; Бессонов 76-87, 89-90; Барсов-1867 3; ПРН-1894 с.19; БРМЭ 121; Агренева-Славянская с.96; Романов с.287,290,295,298; Чернышев-1900 с.433; Григорьев 88,199,207,210,260,283,325,366,388; Бурцев с.98; Ончуков-1904 56,78; Добровольский-1905 с.332 (к.); Отто с. 12 два варианта (Варенцов с.19,30); Оксёнов с.304; ФРУ 115-118; Балашов с.139 (фр.); Белоусов с.41; Черняева 54; Кастров-1994 2 (фр.), 3; Петрова-1998 1,2 (фр.); Новичкова-2001 9)
http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/bst/bst-227-.htm
Старины поются большею частью пожилыми людьми от 40 до 60 лет, но заучивают их обыкновенно еще в детском возрасте. Так, обе Крюковы, мать и дочь, начали перенимать старины с 8-9 лет; А.М. Крюкова до 18 лет, когда она жила на Терском берегу, заучила 41 старину, а с 18 до 45 лет - только 19; Васильева заучивала старины девочкой лет 10; в молодости, именно, лет 17-ти, перенимал старины и замечательный сказатель Гаврило Крюков.
Такой способ передачи старин от одного поколения другому объясняет сравнительную сохранность, в какой донесли до нас золотицкие сказатели старые былины: он сокращал количество звеньев, связывающих современные тексты с более ранними, так как наиболее важные изменения в них совершались, очевидно, при передаче. Другой факт, объясняющий архаичность записанных мною старин, это - почтение, с которым относятся сказатели к содержанию их. А.М. Крюкова прямо говорила, что проклят будет тот, кто позволит себе прибавить или убавить что-нибудь в содержании старин. Уважение крестьян к старинам и сказателям настолько известно, что я не считаю нужным на нем останавливаться; отмечу только тот факт, что крестьяне считают знание былин признаком талантливости и как бы образованности. Один старик говорил о себе и нескольких других крестьянах не знавших былин: вот, мы никуда не годимся, ничему не учились; никакого проку в нас нет (с.13)
Беломорские былины, записанные А. Марковым. М., 1901, 619с.
http://www.twirpx.com/file/1285852/ 28мБ
https://cloud.mail.ru/public/2c5A/GEgL7f5tE
Народный Календарь - 22 марта - Сорок сороков По наблюдениям стариков, с этого дня начинаются утренники (утренние морозы) и продолжаются ровно сорок дней. Считали, что в этот день прилетают на Русь сорок сороков птиц из заморских стран, где они спасались от мороза. В это время Земля поворачивается к Солнцу северным полушарием и зиме приходит конец. Примечали: прилет жаворонка - к теплу, зяблика - к стуже. Журавли тянут на север - к теплу, летят обратно - к холоду. 22 марта в народе называлось Сороками. Говорили, что на Сороки зима кончается, весна начинается, а день с ночью меряется-равняется. Особое значение этой дате придавала ее близость к одной из ключевых точек календаря - весеннему равноденствию. По народным представлениям, весну приносили на крыльях прилетавшие в этот день с юга сорок птиц, или, как их еще называли, вырин. Такими птицами были жаворонки и кулики. Так, на юге России существовала поговорка: Прилетел кулик из-за моря, принес воду (весну) из неволья. Жаворонки, прилетевшие раньше дня Сорока мучеников, по народным воззрениям не означали наступление весны. На чье поле в день праздника опустятся жаворонки, тому сулили удачу и урожай. В большинстве русских губерний жаворонок занимал центральное место в обрядности встречи весны. Чтобы приблизить ее приход, хозяйки пекли из пресного или кислого теста птичек-жаворонков - чувилек, раздавали детям, а те в свою очередь бегали с ними по округе, рассаживали их на проталинах. Чувилек сажали на крыши домов и заборы, подкидывали ввысь. Считалось, что печеная птичка обязательно принесет за собой весну. Затем жаворонков съедали, чтобы урожай хороший удался
Из песен Словенской Руси. Продолжение
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_394.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001