Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Из песен Словенской Руси
от 09.03.16
  
Выразе


09.03.2016 - полное солнечное затмение, новолуние

Там Дуб мокрецкий да Алатырь камень

Се бо таiна влiка есе
якожде i Сврг Перуно есе
а СвентоВенд
Атхарваведа V. 24. К разным богам как к верховным владыкам
Савитар (savitar букв. побудитель, от глагола su, suvati - побуждать) - бог, олицетворяющий животворную силу солнца; движется по своим законам, его завету подчиняются все существа
1 Савитар(-побудитель) - верховный владыка побуждений. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!
2 Агни - верховный владыка лесных деревьев. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!
3 Небо-и-Земля - двое верховных владык-дарителей. Да помогу они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!
4 Варуна - верховный владыка вод. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!
5 Митра-и-Варуна - двое верховных владык-дождя. Да помогу они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!
6 Маруты - верховные владыки гор. Да помогут они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!
7 Сома - верховный владыка растений. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!
8 Ваю - верховный владыка воздушного пространства. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!
9 Сурья - верховный владыка взглядов. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!
10 Луна - верховный владыка созвездий. Да поможет она мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!
11 Индра - верховный владыка неба. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!
12 Отец Марутов - верховный владыка скота. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!
13 Смерть - верховный владыка существ. Да поможет она мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!
14 Яма - верховный владыка отцов. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!
15 Отцы дальние - да помогут они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!
16 Отцы ближние (tata avare - здесь, как и в стихе 17, отцы обозначены словом из детского языка tata; ср. русское - тятя) - да помогут они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!
17 Отцы, деды - да помогут они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага!
X.7. Гимн Скамбхе
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_315.htm
Атхарваведа (Шаунака). Т.1-3. перевод Т.Я. Елизаренковой
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_605.htm

Заговоры во множестве известные в русском фольклоре, представляют собой один из интереснейших элементов народного творчества. Установлено, что своими корнями заговоры уходят в далекое прошлое, - заклинания идут непосредственно от периода языческого, стоят в теснейшей связи с первобытной эпической поэзией, входят в древнейший эпический миф как отдельные эпизоды (Ф. Буслаев. Исторические очерки русской народной словесности, т.II. СПб., 186, с.251…).
Они интересны не только как памятники народной словесности, но, пожалуй, еще в большей степени представляют историческую ценность как своеобразное проявление народного мировоззрения и остаточная память о реальной жизни прошлого.
Вероятнее всего, что большинство заговоров представляет собой трансформировавшиеся языческие молитвы (А.А. Потебня. О некоторых символах в славянской народной поэзии. Харьков, 1860, с.32; А. Афанасьев считает, что - заговоры суть обломки древних языческих молитв и заклинаний (Поэтические воззрения славян на природу, т.I. М., 1865, с.414…).
В течение длительного времени заговоры сохраняли свою древнюю форму, подвергаясь сравнительно незначительным изменениям. - Могучая сила заговоров, - писал А. Афанасьев, - заключается именно в известных эпических выражениях, в издревле узаконенных формулах: как скоро позабыты или изменены формулы - заклятие недействительно (Т.I, с.44). В заговорах, известных по поздним записям, отражается смесь языческих и христианских миро-представлений и они являют собой типичный образец двоеверия (Д. Щапов. Исторические очерки народного миросозерцания и суеверия. М., 1867, с.17). А. Вутко считал, что в заговорах, языческих по своему происхождению, христианский элемент всегда вторичен и является позднейшим наслоением. Мансикка, правда, попытался было оспаривать этот вывод, выдвигая тезис, что первоначально заговоры имели чисто христианский характер, а позднее в них проникают остаточные языческие черты. Однако такая точка зрения вряд ли может считаться достаточно убедительной и служить основой для исследования заговоров. Изучение последних показывает, что в них под самыми фантастическими образами и представлениями, как правило, скрываются самые конкретные реалии. Н. Познанский, например, полагает, что - образы, встречающиеся в заговорах, не простые символы как думает Мансикка, а имеют (или лучше - имели когда-то) какую то реальную почву, на которой они если не выросли, то по крайней мере укрепились (H. Познанский. Заговоры. Пгр., 1917, с.263).
Народные верования стремились сохранить память о прошлом, а церковь и христианство, естественно, стремились истолковать п перестроить по-своему то, что никак не удавалось уничтожить (см.: Н.И. Коробка. Чудесное дерево и вещая птица. Живая старина, 1910, т.III, с.211).
С постепенным развитием народа одно его мировоззрение сменяется другим. Это совершается или органически, когда, одно мировоззрение мало-помалу перерастает в другое, или путем крутого переворота, каким например, было для него принятие христианства. В обоих случаях перемены затрагивают не столько мифологические элементы стройного, гармонического мировоззрения, сколько их взаимную связь. Связь прерывается. Одни взгляды и поверия народа, оторванные от живой системы, замирают, исчезают из сознания народа. Другие - связь которых, а часто и первоначальное значение забыты, - амальгамируются. Ум человека в непонятных уже для него осколках древнего мифа ищет новый смысл. Ему на помощь приходит язык. Названия предмета, слова ассоциируются с другими предметами похожими или граничащими в пространстве и времени. Остатки древнего мировоззрения продолжают жить и развиваться, все более путаясь между собой и все более удаляясь от своего первоначального значения. - В них замечается удивительная живучесть: мысль позднейших поколений действует на них весьма слабо: отпадает что-нибудь случайно в народном произведении - место его и останется незанятым: прорастет что-нибудь - так прорастет, независимо от волн и сознания повторяющего; и как бы не затемнился смысл вследствие такого изменения, народ не пытается восстановить его; темное, так сказать, само собой получит смысл совершенно новый (Н. Крушевский. Заговоры...с.14-15)
Такова в целом структура заговора как такового…(с.190-192)
В.Б. Вилинбахов. Балтийско-славянский Святовит в фольклоре восточных славян. Атеизм, религия, современность. Л., 1973. с.190-198
Да услышат меня Земля и Небо


Позолоченная пряслица,
Мы прядем, а нитка тянется,
Мы прядем, а нитка тянется,
Нам работа наша нравится

...Мы уже обращали внимание на то, что в русском фольклоре достаточно широко сохранилась память о древних связях, существовавших между восточными и балтийскими славянами. Среди реалий, характеризующих эту связь, значительное место занимает мифический остров Буян, являющийся непременной принадлежностью многих русских (при этом наиболее древних) заговоров. С нашей точки зрении, остров Буян представляет собой память об острове Руяне, на котором находилось важнейшее славянское языческое святилище - знаменитая в средневековых анналах Аркона.
Центральным божеством арконского пантеона был Святовит, идол которого почитался всеми балтийскими славянами и, вероятно, всеми другими славянами-язычниками (Swiatowit w Arkonie. Przyjaciel Ludu, 1836, ss.47-48)…
…Совершенно естественно, что, поскольку Руян нашел свое отображение в восточно-славянском фольклоре, образ центральной священной фигуры острова - Святовита - в той или иной форме также должен был найти в этом творчестве свое отображение. В противном случае вся концепция о Буяне-Руяне повисала бы в воздухе. В связи с этим приведем несколько русских заговоров, заслуживающих, по нашему мнению, внимания.
Первый, менее определенный: На Окиане море; на том море стоит остров, на том острове стоит столб, на этом столбе сидят семьдесят семь братьев; они куют стрелы булатные день и ночь (П. Вологдин. Пермские губ. ведомости, 1863, с.175). Второй, гораздо более определенный и выразительный: И в том Окияне море стоит столб-пристол; на том святом пристоле стоит золотое блюдечко; и на том золотом блюдечке стоит сам Сус Христос, сам матер человек, тугим луком подперся, калеными стрелами подтыкался (Запись Д. Петухова в Пермской губ. Зап. Рус. Геогр. Об-ва,1863, ч. IV, с.87; ср.: Народная беседа, 1862(3), с.8). И, наконец, вариант этого заговора: На Окияне море стоит золот стул, на золоте стуле сидит Николай, держит лук, натягивает шылковую тетиву, накладывает каленую стрелу (Запись П. Ефименко в Онежском уезде. Памятная книжка Архангельской губ., 1864, отд.I, с.15).
Во всех этих заговорах определенно сохранилась память о верховном божестве, живущем на острове Буяне, что вполне соответствует реальному Руяну. С этим божеством связаны воспоминания о богатстве (золото) и оружии (лук и стрелы).
Интересно и упоминание о столбе в первом из приведенных заговоров, поскольку идол Святовита внешне скорее всего походил на таковой (с.194)…
В.Б. Вилинбахов. Балтийско-славянский Святовит в фольклоре восточных славян. Атеизм, религия, современность. Л., 1973. с.190-198

Золотая вышивка северодвинского кокошника. Начало 19в. Вологодская область
Атхарваведа X.7. Гимн Скамбхе
Этот выдающийся мистический гимн посвящен Скамбе (skambha - опора, столб - от глагола skambh - подпирать, укреплять), весьма неясному понятию, которое в мифологическом контексте АВ выражает исходный космогонический принцип; в него вмещается все, само же оно не имеет характеристик (слово skambha - эпитетами не определяется)

1 В каком его члене находится (космический) жар (tapas)?
В каком его члене помещен (космический) закон (rita)?
Где обет (vrata), где вера (sraddha) в нем находится?
В каком его члене заключена правда (satya - истина)?

2 Из какого его члена Агни воспламеняется?
Из какого его члена веет Матаришван (Матер Сва)?
Из какого члена отмеривает себя луна (месяц).
Меряя (этот) член великого Скамбхи?

3 В каком его члене находится земля?
В каком члене находится воздушное пространство?
В каком члене находится помещенное (туда) небо?
В каком члене находится то, что выше неба?

4 Где воспламеняется Агни, стремясь ввысь?
Где веет стремящийся к цели Матаришван?
Куда направляются повороты (avrtah), стремящиеся (к цели), -
Поведай про этого Скамбху: каков же он?

5 Куда - полумесяцы, куда идут месяцы,
Пребывающие в согласии с годом?
Куда идут времена года, куда - части года (artavah)?
Поведай про этого Скамбху: каков же он?

6 Куда бегут в согласии две юницы
Разного вида: день и ночь, стремящиеся к цели?
Куда направляются воды, стремящиеся к цели?
Поведай про этого Скамбху: каков же он?

7 На кого опираясь, Праджапати
Поддержал все миры -
Поведай про этого Скамбху: каков же он?

8 Что высшее, низшее и что среднее
Создал Праджапати, многообразное -
Насколько Скамбха вошел туда?
(А) вочто не вошел, сколько этого было?

9 Насколько Скамбха вошел в прошлое?
Сколь велико то от него, что совпадает с будущим?
Какой один член он создал на тысячу ладов?
Насколько Скамбха вошел туда?

10 Где люди знают и миры,
И вместилища, вОды, брАхмана,
Где внутри и не сущее и сущее -
Поведай про этого Скамбху: каков же он?

11 Где (космический) жар, выступая,
Держит высочайший обет,
Где (космический) закон и вера,
Воды, брАхман пребывают вместе -
Поведай про этого Скамбху: каков же он?

12 В ком земля, воздушное пространство,
Небо в ком помещено,
Где Агни, луна, солнце,
Ветер пребывают закрепленные -
Поведай про этого Скамбху: каков же он?

13 В чьем (едином) члене тридцать три бога (trayastrimsad deva - это весь ведийский пантеон. Возможно и распространение этого числа в других концепциях, при этом число богов всегда бывает кратным числу 3 - триглав)
Все сосредоточены -
Поведай про этого Скамбху: каков же он?

14 Где риши перворожденные,
Гимны, напев, жертвенная формула, великая (земля),
В ком закреплен единственный риши -
Поведай про этого Скамбху: каков же он?

15 Где бессмертие и смерть
В Пуруше сосредоточены,
У кого океан-вены
В Пуруше сосредоточены -
Поведай про этого Скамбху: каков же он?

16 У кого четыре стороны света
Являют собой набухшие вены,
Где жертва продвинулась вперед -
Поведай про этого Скамбху: каков же он?

X.7. Гимн Скамбхе
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_315.htm
Атхарваведа (Шаунака). Т.1-3. перевод Т.Я. Елизаренковой
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_605.htm

К златорукому Савитару

А Бгу СвентоВiдiу Слву рцЪхом
Се бо ста Бг Правiе a Явiе
А Тому поiема песынiема
яко Свт есе
А чрезь Оне вiдяхом Свiет
Зрящете а Яве быте
А i Тоi нас о Навiе убрежешет
А Тму хвлу пъiемо
Пъехом плясасще Тему
а взывахом Бгу нашiему
якожде Тоi Земе СлонцеСуне нашiу а Звiздiа
Дрезац а Свт КрiепцЪ
Творяцете Слву СвiентоВiдiеве влку
Слва Бгу нашiему



Каргопольская вышивка. Полотенце. Свентовид в окружении Сварожичей
И Богу Свентовиду славу речем мы
Вот восстает Бог Прави и Яви
И тому воспеваем песни мы,
потому как Свет есть (он)
И чрез Него видим мы свет
Зрите - и Яви быть
Да и Он нас от Нави убережет
И Ему хвалу поем
Поём мы, пляшем Ему
И взываем к Богу нашему,
потому как Он Земле, Солнцу-Суне нашему и Звездам
Держатель и Свету Крепитель.
Творите славу Свентовиду великую
Слава Богу нашему! (из дощ.11)
Влескнига. Дощечка 11 (дощька имеет изображение солнца с семью лучами)
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_371.htm

(214) Стане ти рабъ Божiй (имя рекъ), по утру и въ вечерЪхъ благословясь, умоется утренней зарей и вечерней, утрется бЪлымъ свЪтомъ; во лбу пекетъ красное солнце, въ затылки свЪтлый мЪсяцъ, по косицамъ частыя мелкiя звЪзды разсыпаются; пойдетъ изъ дверей дверьми, изъ сЪней сЪньми, изъ воротъ воротами, выйдетъ далече въ чистое поле, на четыре ростани, встанетъ во встокъ лицомъ, на западъ хребтомъ: во встокЬ свЪтъ истинный Христосъ; на синимъ морЪ бЪлый камень, на бЪломъ камнЪ бЪлый человЪкъ въ бЪломъ платьЪ, свЪтъ Георгiй Храбрый; у Георгiя свЪта Храбраго два молодца, два гораздо удалыхъ, великихъ стрельца: одинъ сынъ Симеонъ, другой Герасимь, ходятъ съ тугимъ лукомъ, стрЪляютъ по сырому дубу. Ой же вы, Симеонъ да Герасимъ, не стрЪлейте по сырому дубу стрЪлейте по приточнымъ ранамъ, отстрЪливайте, откалывайте у раба Божiя (имя рекъ) притци, призоры, приточны оговоры, вЪтрены переломы, приточны оговоры отъ черной печени, отъ ретиваго сердца.
За симъ слЪдуютъ ключевыя слова, которыя знахарка не хотЪла сообщить, чтобы заговоръ не потерялъ силу, и объяснила, что можеть сказать ихъ только передъ смертью.
(Сумск. посадъ, Кемск. у., зап. А. Шешенинъ, Арх. губ. вЪд. 1866г., с.47).
Л.Н. Майков. Великорусские заклинания. СПб. , 1869. с.86
http://www.twirpx.com/file/443405/ 2.5Мб

Атхарваведа VII, 15. К Савитару

1 Этого бога Савитара,
В двух руках которого поэтическая сила (Савитар, для которого характерен жест благословения - поднятые руки),
(Того), чьё побуждение истинно, дарителя сокровищ,
Приятного, я воспеваю молитвой.

2 Чей высокий солнечный свет, блеск
Ярко вспыхнул при (его) побуждении,
(Этот) златорукий, с прекрасной силой духа
Красотой создал небо.

3 Ведь ты вызвал к жизни, о бог, для первого отца (Сварога?)
Высоту для него, ширину для него.
А для нас, о Савитар, день за днем
Создавай желанные вещи, много скота!

4 Пусть домашний бог, желанный Савитар
Даст отцам сокровище, силу действия, срок жизни!
Пусть он пьет сому! Пусть (тот) опьяняет его при жертвоприношении!
Даже бродящий вокруг ступает по его закону!
Атхарваведа (Шаунака). Т.1-3. перевод Т.Я. Елизаренковой
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_605.htm
http://www.twirpx.com/file/1797741/ 7.4Мб Т.1 573с.

Ригведа. I, 24. К Агни, Савитару и Варуне

1 Милое имя какого бога,
Которого из бессмертных мы сейчас вспомним?
Кто же снова вернет нас великой Несвязанности,
Чтобы я видел отца и мать?

2 Мы вспомним милое имя бога
Агни - первого из бессмертных.
Он вернет нас снова великой Несвязанности,
Чтобы я видел отца и мать!

3 К тебе, о бог Савитар,
Владыке всего желанного,
Мы идем за долей, о (ты,) дающий (sadavan - Здесь трактуется как одно слово, вопреки делению в падапатхе на два слова - sada + avan - о всегда помогающий)

4 Ведь та поистине Счастливая доля,
Что, покоясь за пределами зависти,
Была бесстрастно вложена в твои руки, -

5 У тебя, наделенного Счастливой долей, мы
Хотим приобщиться с твоей помощью
К вершине богатства, чтобы опереться (о нее)
...

I, 35. К Савитару

Размер - триштубх, стихи 1, 9 джагати. Для этого гимна характерна трактовка Савитара как божества не только утренних, но и вечерних сумерек
2a…взирая на…существа - Взирать на людей, на все существа - характерное действие Савитара как солярного божества
5a…темные кони…- Темные (cyavah) - это слово одновременно значит и коричневые. Эпитет cyava - обычно обозначает ночь. Сочетание двух противоположных цветов в конях Савитара; белоногие (citipadah), но сами черные, может отражать двойственную суть этого бога, его связь одновременно с дневным и ночным небом…кони взирали на людей…- Действие, характерное для Савитара, переносится на его коней. Глагол взирать (vi + khya), как отмечает Гельднер, полисемичен. Он значит сверкать и делать видимым. В стихе 7 этот глагол обозначает действие Савитара, изображенного в виде орла
6a-b (Есть) три неба - По интерпретации Одри, два неба Савитара , т.е. дневное и ночное, подвижны, а третье (одно в паде b) - это темное неподвижное пространство царя мертвых Ямы. Два (из них) - лоно Савитара (savitar dva upastha).
8b Равнину (длиной) в три перегона (tri dhanva yojana)
10d Каждый вечер (pratidosam)…- Это единственное место, где Савитар эксплицитно назван вечерним божеством

1 Я зову первым Агни на благо.
Я зову сюда Митру-Варуну на помощь.
Я зову Ночь - успокоительницу (всего) живого.
Я зову бога Савитара для поддержки.

2 Приближаясь сквозь черное пространство,
Успокаивая бессмертного и смертного,
Савитар на золотой колеснице,
Бог едет, взирая на (все) существа.

3 Едет бог вперед, едет вверх,
Едет, достойный жертв, на двух прекрасных буланых конях.
Бог Савитар приезжает издалека,
Прогоняя прочь все опасности.

4 На украшенную жемчугами, многоцветную
Высокую колесницу с золотыми гвоздиками (на ярме)
Взошел (достойный жертв) Савитар с пестрыми лучами
(Устремляясь навстречу) черным пространствам, являя силу.

5 Большие темные кони взирали на людей,
Везя колесницу с золотым дышлом.
Постоянно пребывают племена (людские)
В божественном лоне Савитара (и) все миры.

6 (Есть) три неба. Два (из них) - лоно Савитара (Савитар-Свентовид - Бог Прави и Яви).
Одно, с мужами-победителями, - в мире Ямы (Свентовид нас от Нави убережет).
Все бессмертное покоится на нем, как колесо - на чеке.
Кто это постиг, пусть здесь провозгласит!

7 Орел озирал воздушные пространства,
Глубоко вдохновенный Асура, добрый вождь.
Где теперь солнце? Кто (это) постиг?
К какому небу протянулся его луч?

8 Он озирал восемь вершин земли,
Равнину (длиной) в три перегона, семь рек.
Прошел златоокий бог Савитар,
Дающий желанные сокровища почитающему (его).

9 Златорукий Савитар, повелитель людского рода,
Странствует между обоими: между небом и землей.
Он гонит прочь болезнь, приводит в движение солнце.
Он спешит на небо через черное пространство.

10 Златорукий Асура, добрый вождь,
Милосердный, прекрасно помогающий, пусть придет сюда!
Прогоняя прочь ракшасов (и) колдунов,
Каждый вечер стоит бог, воспеваемый (Се бо таiна влiка есе якожде i Сврг Перуно есе а СвентоВенд).

11 (Те,) что прежние пути твои, Савитар,
Непыльные: хорошо проложенные в воздушном пространстве,
(Приди) по этим легкопроходимым путям к нам сегодня
И защити нас и утешь, о бог!

VII, 38. К Савитару и другим богам

Размер - триштубх.
2b О златорукий - hiranyapane - Постоянный эпитет Савитара
4b...побуждению...Савитара - savam...savitar - Обычная для гимнов Савитару игра формами, образованная от корня su (от которого произведено и имя самого бога)
5d…вместе с Экадхену (ekadhenubhih) - Слово ekadhenu значит имеющие одну [или : общую] корову; по-видимому, nom. pr. какой-то неизвестной группе божеств.
6a…Господин потомства (jaspatih)…Эпитет Савитара.
7a… кони, приносящие награду (vajinah)…- Обожествление коней, характерное для РВ - ср. знаменитых обожествленных коней прошлого Дадхикра и Таркшья, которым посвящены гимны (IV, 38-40, X, 178).
8с Испейте…- В РВ могли пить сому не только боги, но и их кони, например, кони Индры

1 Вверх вознес этог бог Савитар
Золотой (свой) образ, который укрепил (на небе).
Теперь Бхагу должны призывать люди,
(Того) кто, имея много добра, наделяет сокровищами.

2 Поднимись же, Савитар! Услышь этого (певца),
О златорукий (hiranyapane), при совершении обряда,
Далеко (и) широко развертывая (свой) образ,
Вызывая к жизни для мужей пищу, (подобающую) смертным!

3 Как только (его) восхвалили, пусть возникнет поблизости бог Савитар,
Которого даже все Васу воспевают!
Достойному поклонения пусть понравятся наши хвалы!
Пусть защитит он всеми защитниками (наших) покровителей!

4 Кого воспевает богиня Адити,
Радующаяся побуждению бога Савитара,
Того воспевают (также) вседержители Варуна,
Митра и другие, Арьяман - единодушные.

5 (Те) сопровождающие дары (боги), которые стараясь друг перед другом
Лелеют дар неба и земли…
А также Ахи Будхнья пусть услышит нас!
Пусть защитит Покровительница вместе с Экадхену!

6 Пусть согласится на этот (дар) для нас Господин потомства,
Когда его попросят о сокровище бога Савитара!
(Даже) сильный громко зовет Бхагу на помощь,
И несильный (тоже) просит Бхагу о сокровище.

7 На счастье нам пусть будут кони, приносящие награду под призывы
Во время службы богам, (кони) с размеренным бегом, прекраснозвучные!
Хватая змею, волка, ракшасов,
Пусть избавят нас совсем от болезней!

8 С каждой наградой помогайте нам, о кони, приносящие награду,
Со (всеми) ставками, о вдохновенные, бессмертные, знатоки закона!
Испейте этой сладости, опьяняйтесь!
Насытившись, отправляйтесь путями, ведущими к богам!

VII, 45. К Савитару

Размер - триштубх
1d - успокаивающий...и побуждающий - Вечером Савитар разливает покой во вселенной, утром побуждает ее к жизни
3a-b Савитар...вызовет к жизни - savita...savisad - Та же игра на образованиях от корня su
4d - Защищайте вы нас...Рефрен, характерный для Васиштхов

1 Пусть приедет бог Савитар с прекрасным сокровищем,
Заполняющий воздушное пространство, ездящий на конях,
Держащий в руках много (даров) для мужей,
Успокаивающий мир и побуждающий (его).

2 Его руки, мягкие, большие, золотые
Простерлись ввысь до краев неба.
Пусть сейчас это его величие вызовет восхищение!
Даже солнце уступает ему (свою) работу.

3 В самом деле, пусть этот могущественный бог Савитар,
Повелитель благ, вызовет к жизни блага для нас!
Развертывая далеко (свой) образ.
Пусть он даст нам пищу, (подобающую) смертным!

4 Эти хвалебные песни зовут Савитара
Сладкоязычного, с полной горстью, с прекрасной рукой.
Пусть он даст нам яркую высокую телесную силу!
Защитите вы нас всегда своими милостями.
Ригведа. Мандалы I-X. перевод Т.Я. Елизаренковой
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_863.htm
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_622.htm
http://www.bolesmir.ru/index.php?content=text&name=o285
Изобразительные мотивы в русской народной вышивке. Музей народного искусства (Русская народная вышивка архаического типа и ее образы). М., Сов. Россия, 1990г. 320с.
http://www.bolesmir.ru/index.php?content=text&name=o266 99Мб

К златорукому Егорею-свет Храброму
...Вариантов стиха о Егории Храбром записано множество. Можно упомянуть три основных региона, где пелся этот стих. Северный (с самой сохранившейся и богатой традицией) - на Мезени, Печоре, на берегах Белого моря. Среднерусский - песни, записанные в Рязанской, Московской, Воронежской областях России. И терский - у казаков. В записях одного только А.В. Маркова, зафиксировавшего Стих о Егории Храбром в трёх субрегионах Беломорского поморья - Зимнем, Терском и Поморском берегах, встречается в двенадцати вариантах. В народной песне, в отличие от жития святого великомученика Георгия Победоносца, Егорий не просто сын богатых родителей, а княжеский или царский сын, что отличает его от святого Георгия Победоносца и сближает с образом царя гусляра из Голубиной книги, а также с образом Вяйнямёйнена. А.В. Марков писал, что Аграфена Матвеевна Крюкова (28.6(10.7).1855, деревня Чаваньга, ныне Архангельской области, - 27.4.1921, деревня Верхняя ныне Приморского района Архангельской области, русская народная сказительница. От неё был записан А.В. Марковым обширный эпический репертуар - 64 текста былин, баллад, исторических песен и духовных стихов), знаменитая исполнительница былин и духовных стихов, считала стих о Егории стариной (былиной) и отличала его от прочих духовных стихов. Иными словами, она признавала стих за историческое воспоминание, легенду о князе устроителе Русской Земли, у которого есть особые внешние приметы:
По локоть то…руцьки в золоти,
По колен то…ножки в серебри.
По косицям часты звездочки всё катаютце
В духовном стихе Егорий Храбрый спасает свою матушку, а по дороге к ней встречает - заставы -, препятствия, которые он устраняет пением, попутно наводя порядок во Вселенной:
Три заставушки три великия:
Ишше перьва то застава - лесы темныя,
Как не конному, не пешому проезду нет,
Да не ясному соколу пролету нет,
Не тебе, добру молотцу, проезду нет.
Да ишше друга та застава - горы камянныя,
От земьли то стоят да оне до неба,
От встоку стоят оне до запада,
Шьто не конному, не пешому проезду нет,
Да не ясному соколу пролёту нет.
Ишше третья то застава - река огняная,
От земьли пламя пашот до неба,
Ото встоку идет ото до запада
…Предположим, что все эти три предания восходят к общему корню, древнейшему сказанию о прародителе княжеской (или царской) династии народа славян венедов - Венеду или Вену, запомнившемуся в восточнославянском сказочном эпосе как Иван царевич.
В русских сказках есть сюжет, повторяющийся в массе вариантов, но в главном одинаковый, именно он и лёг в основу пушкинского Царя Салтана. К корпусу этих сказок и восходит сюжет и образ Егория Храброго.
Во всех этих преданиях у главных героев есть отличительные внешние черты, которые признаются как наследственные. Именно по ним царь узнаёт своих потерянных детей. Именно способность невесты передать детям, повторить эти черты в потомках, является поводом для брака: У короля Додона были три дочери. Приехал к ним свататься Иван царевич: у него были по колено ноги в серебре, по локоть руки в золоте, во лбу красно солнышко, на затылке светел месяц. Стал он сватать у короля Додона дочек: Я, - говорит, - ту возьму, которая в трех брюхах родит семь молодцев - таких, как я сам, чтоб по колено ноги были в серебре, по локоть руки в золоте, во лбу красно солнышко, на затылке светел месяц. Выскочила меньшая дочь Марья Додоновна и говорит: Я рожу в трех брюхах семь молодцев еще лучше тебя! (По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре: сказка N285. Народные русские сказки А.Н. Афанасьева: в 3т. М.: Наука, 1984-1985. (Лит. памятники). Т.2. с.301-303)
Интересно, что сюжет этой сказки с XVII века начинает встречаться и в немецкой литературе. По всей видимости, мы имеем дело с немецким заимствованием этой сказки у завоеванных ими балтийских славян.
Напомним, что и у Егория Храброго те же наследственные отличительные черты. У него тоже руки по локоть в золоте, ноги по колено в серебре, на затылочке ясен месяц, а во лбу красное солнышко. Что это за особые признаки, обнаруживающиеся при рождении?
В различных вариантах сказки у царя родится то 7, то 9, то 33 сына. Всех детей, кроме последнего, недоброжелатели по разному прячут от царя. Всегда один из них в бочке приплывает вместе с матерью на пустынный остров. Описание острова очень устойчивое из сказки в сказку. На этом острове высокая гора, излучина морского берега (Лукоморье), огромный дуб, непроходимые леса и ручьи глубокие. Именно на этой горе около дуба и строит изгнанный княжич свой город. Потом, прослышав о диве, в этот новый город приезжает гостить царь отец. Синее море - это устойчивое в Новгородской земле название Балтийского моря. Описание сказочного острова полностью совпадает с реальным Руяном (Рюгеном), да и называется он в сказках почти так же - остров Буян.

Скала Королевский трон (Konigstuhl)
Многие сказки упоминают о том, как царевич с матерью взбирается на высокую гору:
Долго носило бочку по морю, наконец, прибило к берегу; стала бочка на мель. А сын Марфы царевны рос не по дням, а по часам; вырос большой и говорит: Матушка! Я потянусь. - Потянись, дитя! - Как он потянулся - вмиг бочку разорвало.
Вышли мать и сын на высокую гору. Сын огляделся на все стороны и вымолвил: Кабы здесь, матушка, дом да зеленый сад - вот бы пожили! Она говорит: Дай Бог! Того часу устроилось великое царство: явились славные палаты - белокаменные, зеленые сады - прохладные; к тем палатам тянется дорога широкая, гладкая, утоптанная (По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре: сказка N284. Народные русские сказки А.Н. Афанасьева: в 3т. М.: Наука, 1984-1985. (Лит. памятники). Т.2. с.298-301).
Вероятно, в сказке речь идёт о скале, называемой Королевский трон (Konigstuhl), возвышающейся над морем на 180 метров. На Рюгене сохранилось предание: для того чтобы подтвердить своё право на престол, руянские владыки должны были со стороны моря самостоятельно взобраться по белым скалам обрыва на самую вершину.
В сказке мы обнаруживаем легенду, породившую этот обычай (без сказочного объяснения непонятный). То есть взобравшийся на скалу претендент на престол, как бы заново делал остров своим, подобно легендарному сказочному предку первопоселенцу. Этим он подтверждал своё право, показывая, что подобен легендарному предку.
Царевич, как и Егорий Храбрый - демиург, упорядочивает вокруг себя мир, строит палаты белокаменные, создаёт зелёные сады, рощи и наполняет остров всякими чудесами.
Особое место во всех вариантах сказок занимает образ огромного дуба. По сказочным легендам у этого дерева на острове колдунья прячет от царя старших братьев царевича или, как вариант, около него находится привязанный кот баюн, знающий тайные предания. В сказке Пушкина главный герой изготавливает из дубовой ветки первое оружие - лук. Известно, что у славян дуб считался священным деревом и даже почитался в качестве символа верховного бога.

Н.К. Рерих. Эскиз декорации к опере Н.А. Римского Корсакова Сказка о царе Салтане. 1919г.
Григорий Николаевич Базлов. Русские гусли: история и мифология. Гл I. Преданья старины глубокой. 1.5. Егорий Храбрый (На наше счастье древний инструмент жив! Его можно услышать, на нем можно сыграть, под него можно научиться плясать по русски! - Тверь, 2011 год, 11 декабря)
http://studopedia.ru/10_121135_egoriy-hrabriy.html
 
24. Егорий Храбрый и его мучитель. Записано от Аграфены Матвеевны Крюковой в с. Нижняя Зимняя Золотица 27 июня 1899г. Переняла у матери. А.М. Крюкова говорила, что в Золотице Егория поют за стих совершенно иначе. Этот стих считается стариной и в Поморье
Ишше туры, олени по горам пошли,
Ишше серы-ти заюшки по засекам,
Ишше беленьки горносталюшки по тёмным лесам;
Тут ведь рыбина ступила во морьску глубину;
Ишше на неби взошел да млад сьветел месец, -
На земьли зародилсэ могуць богатырь
Да по имени Егорей-свет Храбрыя.
У Егорьюшка во лбу было красно солнышко,
У Егорьюшка в затылоцьки был сьветел месец,
По косицям цясты-ти звездоцьки катаютце,
За ушами-ти зори занимаютце.
И прошла ета вестоцька всё по всей земли,
Шчо по всей прошла зеньли, по всей Святоруською;
Шчо дошла ета вестоцька до неверного царя,
До неверного царишша всё Грубиянишша.
Он царей-то, королей он всех повырубил,
Он ведь Божьи-ти церькви да вси на дым спусьтил,
Он святы-ти иконы всё на мосты смосьтил,
Царя Фёдора Смоляньского (Егорьева отця) под мець склонил
Шьто под мець склонил да он срубил-то у ево да буйну голову,
Да цярицю (мать Егорьеву), доць прекрасну он изуродовать хотел.
Да цяриця, доць прекрасна-та всё хитра-мудра была,
Всё хитра была, мудра, да во Пешер-горы ушла,
Во Пешер-то горы ушла да горы камянны,
Да в собой-то унесла она цяда милого,
Цяда милого она, всё цяда любимого,
Шьчо того она Егорья-света Храброго.
Как приходит цариця гору камянную:
Уж ты гора, ты гора, ты гора камянная! -
Называёт цариця да гору матушкой,
Называет цариця да слезно плацёт же:
Ты прими, прими, гора, ты гора камянная,
Ты не для-ради миня, ты для-ради цяда моего,
Для того ли для Егорья ты света-Храбраво. -
Розьдвигалась Пешшера, всё гора камянная,
Принимала царицю, всё доць прекрасную.
Как не мог найти царишшо всё Грубиянишшо.
Тут ведь стал у ей Егорьюшко всё пети годов,
Тут ведь стал у ей Егорьюшко всё восьми годов,
Ишше стал у ей Егорьюшко всё выспрашивать:
Уж ты гой еси, цяриця, ты доць прекрасная,
Уж ты матушка моя, ты свет-родимая!
У мня был ли на роду-ту свет (в изд. 1901г. слово опущено) родной батюшко -
Россказала цариця ему прекрасная:
Уж ты гой еси, моё ты цядо милоё,
Уж ты мило моё цядышко, любимоё,
Ты по имени Егорей всё свет-Храброй ты!
Когда туры-ти, олени по горам прошли,
Ище рыбина ступила во морьску глубину,
Ище на неби взошол-то млад сьветёл месец,
На земли-то ты у мня родилсэ, всё могуць богатырь,
Ты по имени Ёгорей-свет ты Храбрыя;
(Описание столпосвята Свендовида, что на Руяне)
Да во лбу-ту у тобя как будто соньцо красноё,
Да в затылки у тибя-то млад светёл месец,
По локоть-то у тибя ведь руцьки в золоти,
По колен-то у тибя-то ножки в серебри,
По косицям (косьти над глазами) часты звездочки всё катаютце.
За ушами-ти зори занимаютце.
Да прошла эта весьть про тебя по всей земли, -
Ише вся у тя краса была поднебесная, -
Да прошла-то про тебя слава великая,
Как по всем прошла земьлям, по всем славным городам;
Шьчо дошла эта весьть-та до неверного царя,
До неверного царя всё до Грубиянишша;
Он ведь Божьи-ти церькви вси огнём сожог,
Он святы-ти образа да он в мосты вси склал,
Царя Фёдора Смоляньского, всё твоёго батюшка,
Он под мець ево склонил, ссек у ево буйну голову,
А миня-то он, царицю, изуродовать хотел.
Я хитра очунь, мудра была, хитромудрая;
Во Пешер-гору ушла я, всё горы камянную;
Я в собой-то унесла тибя, цяда милого,
Я пришла-то, всё горы слезно приросьплакалась,
Ишше матушки Пешшеры прирозьжалилась:
Уж ты матушка Пешшера, гора камянная!
Ты прими, прими царицю, всё доць прекрасную,
Ты не для-ради миня, хоть для-ради цяда моёго,
Для того ли для Ёгорья-света Храброго -.
Как ведь выслушал Ёгорей ее реци вси,
Ее реци-ти вси да вси росказы-ти:
Уж ты гой-еси, родима моя матушка,
Ише та ли царица, доць прекрасная!
Уж ты дай-ко мне-ка съезьдить благословленьиця,
Мне-ка съезьдить-то разе-то ко царишшу тут;
Ко царишшу я сьежжу всё Грубиянишшу,
Я пролью-то, пробью-ту кровь тотарьскую,
Отобью, отмешшу я кровь християньскую, -
За своёго за батюшка за родимого,
За того за царя за Фёдора за Смоляньчкого -.
Тут заплакала родима-та ёго матушка,
Ише та ли цяриця-та, доць прекрасная:
Уж ты гой еси, Егорей-свет ты Храбрыя!
До царишша-та есь всё три заставушки:
Ишше перьва-та заставушка - леса тёмныя,
От встоку стоят всё леса до западу;
Ишше ясному соколу не пролететь будёт,
Как тебе-то, доброму молодцу, на своём-то на добром кони,
На добром-то кони будёт не проехати.
Да втора-та есьть заставушка великая -
Да стоит тут гора-та, гора камянная,
Ото встоку стоит гора до западу,
От земли-то стоит она равно до неба;
Да третья-та застава есь - река огняная,
Ото встоку течет-то всё до западу,
От земли пламя вьётце ровно до неба -.
Тут выходит Ёгорьюшка на широку светлу улоцьку,
Роспрошаитце с родимой своей матушкой.
А ис туци-то выпадывал ёму доброй конь (врака поетьце?).
Да из облака выпадыват сабля вострая,
Сабля вострая ёму, палиця тяжолая,
Ишше вся-то принадлежность-та богатырская.
Да поехал Ёгорьюшко на добром кони;
Приежает Ёгорей к той заставушки,
Да к тем ли приежаёт к лесам тёмныим;
Приздымает Ёгорьюшко злата веньця,
Говорит-то Ёгорьюшко таковы слова:
Вы леса, вы леса-то да леса тёмныя!
Вы не варуйте, леса, всё во неверного царя,
Вы поваруйте, леса-та, в самого Христа,
В самого, леса, Христа вы, Бога роспятого,
Во того вы во Егорья-света Храброго -.
Проежает Егорьюшко ту заставушку;
Приежает Егорьюшко к горы камянной,
Говорит-то Ёгорей-свет таковы реци:
Ты гора ли, гора, гора камянная!
Ты не варуй-ко, гора, ты во неверного царя,
Во неверного царя-то в Грубиянишша;
Ты поваруй-ко, гора, ты в самого Христа,
В самого-то Христа, всё царя небесного,
Во небесного царя, Бога распятого,
Во тово ише в Ёгорья-света Храброго».
Признимает Егорьюшко злата веньца,
Проежает Егорей ту заставушку.
Приежает к реки, к реки, к реки к огняной;
Говорит-то Ёгорьюшко таковы реци:
Ты не варуй-ко, река, да во неверного царя,
Во неверного царишша Грубиянишша;
Ты поваруй-ко, река, да в самого Христа,
В самого Христа поверуй, царя небесного,
Во того ли-то всё Бога распятаго -.
Признимает Ёгорьюшко злата веньца;
Проежаёт Егорей ту заставушку.
Приежает Ёгорьюшко ко царишшу-ту Грубиянишшу.
Как выходит царишшо на красно крыльцё:
Ты поваруй-ко Егорей-свет ты Храбрыя,
Во мою ты всё веру во неверную -.
Говорил-то Ёгорей да светы-Храбрыя:
Я ведь скоро в твою-ту веру поварую:
Отьсеку у тя тотарьску-ту твою голову,
Отьмешшу я християньску-ту кровь горячую -.
Приказал тут царишшо ево пилой пилить;
Да Ёгорья-та-света всё пила не берёт,
Ишше вся-та пила у их выспригнуласе.
Ишше стал он Ёгорьюшка колясом вертеть;
Ишше всё-то в шепу-ту приломалосе.
Ишше стал он Ёгорьюшка в котли варить;
Да Ёгорей-от в котли-то он стойком стоит,
Он в котли-то стоит-то да всё стихи поёт,
Ише песь-ту поёт всё Херуимскую;
У Егорья под котлом-то не огонь горит,
Не огонь-то горит, всё разны цветы цветут,
Всё цветы-ты цветут, всё разны лазурёвы.
Приказал копать погрёб ёму глубокой тут:
В глубину-ту ведь погрёб сорока сажон,
В долину-ту ведь погрёб двадцети пети;
В ширину-ту ведь погреба двадцети сажон;
Он хватал-то Ёгорьюшка царишшо за жолты кудри,
Он кинал-то царишшо Ёгорья во глубок погрёб,
Он ведь цястою железною решотоцькой,
Он железною решотоцькой призадерьгивал,
Он каменьицём, кореньицём призаваливал,
Он жолтым песком Ёгорьюшка призасыпывал;
Еще сам-то, собака, он похваляитце:
Не бывать теперь Ёгорьюшку на сьвятой Руси,
Не видать теперь Ёгорьюшку сьвету белого,
Не видать теперь Ёгорьюшку родной матушки! -
Как по Божьёму-то пало изволеньицю,
По Ёгорьеву-ту пало по моленьицю:
Потенули-то всё ведь тут ветры буйныя
Шьчо со ту ли со востоцьню-ту со стороноцьку;
Вси жолты-ти ведь песоцьки прирозьвеяло,
Всё ведь каменьицё с кореньицём прироскатало,
Всю железную решотку прирозьдерьгало.
Тут выходит Егорьюшко к нам на белой сьвет,
Он на белой-от свет, да всё увидял он,
Да увидял Ёгорей красно солнышко.
Тут выходит царишшо на красно крыльцё,
Он ведь кланелсэ Егорью-ту низёхонько:
Уж ты гой еси, Егорей-свет ты Храбрыя!
Станем брататьце персьнями однозолотныма:
Ище будешь ты, Егорьюшко, мне большой ведь брат,
Я ведь буду тебе да всё меньшой-от брат -.
Нецёго-то с им Егорей не розговариват;
Он хватил-то царишша за цёрны кудри,
За цёрны ёго кудри-ти всё за тотарьския,
Ище он всё кинал ёго о кирписьнёй мос;
Ишше тут царишшу-ту всё славы поют,
Всё славы-ти поют ёму, в старины скажут.
Он прибил-то со старого и до малого.
Не оставил он силы-то на семяна.
Он поехал искать своих двух он сесьтрицей,
Он нашел-то родимых двух ведь сесьтрицей -
Как пасут они скота, за пастухов живут
(По словам А. М. Крюковой, одну из них звали, кажется, Надеждой; имени другой сестры она не помнит);
Как на их-то ведь тело-то как камыш-трава.
Приводил-то, привозил он их к Ёрдан-реки,
Окупал-то он их-то всё в Ёрдан-реки;
Как свалилась у их эта камыш-трава;
Он ведь дунул на их своим святым духом;
У их зьделались тела будто снегу белого.
Он привёз-то их к родимой милой матушки;
Сам настал-то он на батюшково на место тут.
Они зажили тут да всё по-старому,
Да по-старому-ту зажили, по-прежному
Беломорские старины и духовные стихи: Собрание А.В. Маркова. РАН. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). СПб.: Дмитрий Буланин, 2002. с.122-126
http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/bst/bst-122-.htm
Старины поются большею частью пожилыми людьми от 40 до 60 лет, но заучивают их обыкновенно еще в детском возрасте. Так, обе Крюковы, мать и дочь, начали перенимать старины с 8-9 лет; А.М. Крюкова до 18 лет, когда она жила на Терском берегу, заучила 41 старину, а с 18 до 45 лет - только 19; Васильева заучивала старины девочкой лет 10; в молодости, именно, лет 17-ти, перенимал старины и замечательный сказатель Гаврило Крюков.
Такой способ передачи старин от одного поколения другому объясняет сравнительную сохранность, в какой донесли до нас золотицкие сказатели старые былины: он сокращал количество звеньев, связывающих современные тексты с более ранними, так как наиболее важные изменения в них совершались, очевидно, при передаче. Другой факт, объясняющий архаичность записанных мною старин, это - почтение, с которым относятся сказатели к содержанию их. А.М. Крюкова прямо говорила, что проклят будет тот, кто позволит себе прибавить или убавить что-нибудь в содержании старин. Уважение крестьян к старинам и сказателям настолько известно, что я не считаю нужным на нем останавливаться; отмечу только тот факт, что крестьяне считают знание былин признаком талантливости и как бы образованности. Один старик говорил о себе и нескольких других крестьянах не знавших былин: вот, мы никуда не годимся, ничему не учились; никакого проку в нас нет (с.13)
Беломорские былины, записанные А. Марковым. М., 1901, 619с.
http://www.twirpx.com/file/1285852/ 28мБ
https://cloud.mail.ru/public/2c5A/GEgL7f5tE
А.М. Крюкова, в репертуаре которой был сюжет о Егории Храбром (N24), называла его стариной, отмечая при этом, что - в Золотице Егория поют за стих совершенно иначе. - Этот стих считается стариной и в Поморье.
Портрет Егория:
По локоть-то…руцьки в золоти,
По колен-то…ножки в серебри.
По косицям часты звездочки всё катаютце.
А.В. Марков. Беломорские старины и духовные стихи. Комментарии. с.787
Сравним с вариантом из хрестоматии Оксенова с.218-229:
По колена ноги в чистом серебре,
По локоть руки в красном золоте,
Голова у Егория вся жемчужная,
По всем Егории часты звезды.
Текст, помещенный в хрестоматии А.В. Оксенова, взят из книги П.А. Бессонова - Калики перехожие (N105) и является так называемым сводным текстом П.В. Киреевского. См.: А.В. Оксенов. Народная поэзия. М., 1894
http://kizhi.karelia.ru/library/ryabinin-2003/31.html

…А за ЪзЪръмъ Варяжьскымъ вiтаютъ нурманЪ iже прозываемы яко вiкЪнъгЪ аже суть такожьдЪ варязЪ А зЪло хыщьны яко вълъцы алчющЪ а гъладаащЪ А прiгърядутъ къ Русi СловЪнъской на лодiяхъ А поча вЪсi поточiтi а жЪны руськы съ чадамi въ пълънъ iмутъ А съкаръбiе iхъ ако данi обрящютъ А мужЪмъ русъкы въ къщЪi iмуть лi бо сьмЪртi прЪдаа еже лi немощьнъ...
…А кънунгъ сiхъ Нурманъ ЪстЪ Гунулъфъ сынъ Улафовъ А онЪ же бъранъ вЪлiю iмааше на кънязей словЪнъ а полабъскiя а ободрiтЪ а от Руянi такожьдЪ бо не пущахъмъ сь нурманЪйъ А данi не даяше а понЪжЪ сь нурманЪ оттокъ Руянь разоряхъмъ А данi вЪлiя обрЪтохъмъ от ругЪнъ А iхъ хърамiну Албiсьву аже суть Яръкона разъхыща мъногажьды а лЪпыя узърочiя а камЪнiя дърагыя анъфраксовЪ А се даръ от Бога славЪнъскаго Яръкона оунЪслъ сЪй Гунулъфъ А прогънЪвi зЪло пълЪмя руговЪ а вЪнъдовЪ...
…А за озером Варяжским живут норманны, или викинги, это тоже варяги; и приплывают они к Руси Словенской на ладьях и, как алчные и голодные волки, начинают селения грабить, дань собирать, а русских женщин с детьми в плен берут, да и русских мужчин в рабство забирают или убивают, если те нездоровы…
…Норманны эти, предводительствуемые конунгом Гунульфом, сыном Улофа, все время воюют с князями словенскими, полабскими и ободритскими и с руянами, которые не пропускают их на Русь и дань им не дают, а потому норманны разоряют Руген и дань большую собирают; и храм Альбиса, или Аркона, многократно расхищался; и камни драгоценные и узорочье, дар от Бога словенкого Ярконя, украл этот Гунульф, чем очень прогневил племя ругов и вендов…(Далее текст утрачен. - Примечание Н.А. Кучанского)
Будинский изборник IX-XIV вв.: Арамейская Библия и Аскольдова летопись: (текст, перевод, комментарии, статьи). Под общей редакцией академика Ю.К. Бегунова. Санкт-Петербург. Из-во Искусство России, 2013. 550с.
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_483.htm
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_476.htm
Из песен Словенской Руси. Продолжение
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_392.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001