Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Из песен Словенской Руси
от 23.02.16
  
Выразе


Се бо пояхом яко сьмы Русе о славнех днех сех А iмiемо спевы тоя од Оце нашiе о краснiем жiтбе во ступiах а о славiе Оцев

Воспроговорит Вольга таковы слова:
Братцы вы, дружина хоробрая,
Тридцать молодцев без единого,
Сам я, Вольга, во тридцатыих!
Слушайте большого атамана,
Делайте дело повеленое;
Нынеча-теперь я вам скажу:
От моей от славы богатырския
Куницы и лисицы ушли в темны леса,
Рыба ушла во сине море,
Во сине море, в глубоки станы;
Вяжите вы тоневья шелковые,
Путевья кладите позолоченые
И спускайте эти тоневья в сине море


Когда войско шло в бой, впереди несли изображение покровительствующего бога, иногда птицу Матерь Сву. Впоследствие хоругви и знамя.
Борис Александрович Ребиндер. Влесова Книга
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_365.htm

Се б то зрящете обесва
да iмете Птыцiу тую на щеле вашем
А та венде воi до вытеженсте надо врзе
Се бо ях iны сва
а таможде сен одержещет
I ту красоущесе пред ны
а влеце свiетаме до сене
I таква бящете во iнь щасо
яко Руште iдяще со Вендема

Вот посмотрите вокруг себя,
да имейте Птицу эту на челе вашем.
А та ведет воинов к победам над врагами.
Вот взяла(ях от ять) иных к себе
и там (они) удерживаются.
И тут красуется пред нами
и влечет светами к себе.
И так было в то время,
когда Русы шли с Вендами (зачало дощ.18)

I станцiу прiнесще грудiмоi протьва iма
i оуразiхомь о предь
i дiяхом прю велку
И станцию принесши грудью против них
и ударили вперед
и cодеяли битву великую (из дощ. 34)

...Другим важным символом сакральной власти является станица (поморск. stanica) - знамя, находившееся в деревянной храмовой крепости Святовита на Арконе. Сообщение Саксона Грамматика (Gesta Danorum) об этом знамени буквально вклинивается в обстоятельное описание осады Арконы 14-15 июня 1168г.: Между тем горожане загородили ворота крепости, чтобы их труднее было взять, огромными глыбами, собранными в груду, к тому же скрепив их дерном, и получили от своих трудов такую уверенность, что защищали башню, которая находилась над воротами, лишь посредством знамен и знаков (signis tantum aquilisque). Между коими величиной и цветом выделялась Станица (Stanitia), которая окружена таким поклонением народа руянского, что обладала величием почти всех богов. Ибо неся ее перед собой, имели они позволение посягать на человеческое и божеское имущество, и ничто из того, что было им угодно, не было недозволенным: могли они опустошать города, низвергать алтари, уравнивать закон и беззаконие, разором и огнем разрушать все жилища Рюгена, и таково было допущение суеверия, что власть малого знамени превосходила царскую власть знатных мужей. И наказуемые воздавали тому знаку почести, словно божественному оружию (gestamen - ноша, оружие, украшение), воздавая за службу ущербом, за беззаконие повиновением (Gesta Dan.XIV, 39; пер. Н.Г.).
Ганина Н.А. Мифология власти у рюгенских славян.
http://www.nashaepoha.ru/?id=2517&lang=1&page=articles

Се бо пояхом яко сьмы Русе
о славнех днех сех
А iмiемо спевы тоя од Оце нашiе
о краснiем жiтбе во ступiах
а о славiе Оцев

Вот поем мы, потому как есь мы Русы,
о славных днях сех
А имеем спевы те от Отцов наших,
о красной жизни во степях
да о славе Отцов (Из дощ.18)

Влескнига. Дощечка 18 (Слово о походе Бравлина Новгородского)
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_362.htm
 

Праздничный салют из 30 залпов 23 февраля начнется в 21 час. Всего в течение 10 минут будет выпущено 10 тысяч фейерверочных выстрелов

Се б то зрящете обесва
да iмете Птыцiу тую на щеле вашем
А та венде воi до вытеженсте надо врзе
Се бо ях iны сва
а таможде сен одержещет
I ту красоущесе пред ны
а влеце свiетаме до сене
I таква бящете во iнь щасо
яко Руште iдяще со Вендема
I тоiе хотяе унесте Бозе сва до море
i тамо угнiездесеша
I се градi а пмолiа
I бястще таможде многа зодьща
яко соуте богансте
I та пмолiа украсены соуте злтем i србрем
I мнгая о се дрвенi Бзе поцтяше
удЪщете ускусi
I та о се вiедома iным
I такожде тоя зрящеще
а задеща на тоа
i перещешiа овы
I таможде не iмящi родiце нашiе покое

Вот посмотрите вокруг себя,
да имейте Птицу эту на челе вашем.
А та ведет воинов к победам над врагами.
Вот взяла(ях от ять) иных к себе
и там (они) удерживаются.
И тут красуется пред нами
и влечет светами к себе.
И так было в то время,
когда Русы шли с Вендами
И те хотели унести Богов своих к морю
И там и угнездились (осели)
И вот строили помолья (места моления)
И было там многое построено,
Ияко (потому) суть богаты (и в смысле богодарственном).
И те помолья (т.е. речь о храмах) украшены золотом и серебром, -
И многие сех деревянных Богов почитая
испытывали искушения
И то ведь известно было иным (чужим)
И также то видя
и жаждали тех (богатств)
и воевали с ними
И там не имели родичи наши покоя (зачало дощ.18)


Рюген. Полуостров Ясмунд. Утес Княжий стол (Кёнигсштуль)
…По Гельмольду (Гельмольд. Славянская хроника. Пер. с лат. и прим. Л.В. Разумовской. М., 1963), руяне (раны, руны) - занимают первое место среди всех славянских народов, имеют короля и знаменитейший храм. Именно поэтому, благодаря особому почитанию этого храма, они пользуются наибольшим уважением и, на многих налагая дань, сами никакой дани не платят, будучи неприступны из-за трудностей своего месторасположения. Народы, которые они подчинили себе оружием, принуждаются ими к уплате дани их храму. Жреца они почитают больше, чем короля. Войско свое они направляют, куда гадание покажет, а одерживая победу, золото и серебро относят в казну бога своего, остальное же делят между собой (Chron. Slav. I, 36; Гельмольд 1963, 100 - По указанию Л.В. Разумовской, в этом контексте Гельмольд цитирует Адама Бременского (Деяния архиепископов Гамбургской церкви, IV, 1)).
…руяне - самое сильное среди славян племя, единственное, которое имеет короля [rex]. Без их решения не может быть совершено ни одно общественное дело. Их боятся так по причине особого расположения к ним богов или, скорее, идолов, которых они окружают гораздо большим почетом, чем другие славяне (Chron. Slav. I, 20; Гельмольд 1963, 37-38),
- Святовит, бог земли руянской, занял первое место среди всех божеств славянских, светлейший в победах, самый убедительный в ответах. Поэтому и в наше время не только вагрская земля, но и все другие славянские земли посылали сюда ежегодно приношения, почитая его богом богов. Король же находится у них в меньшем по сравнению с жрецом почете. Ибо тот тщательно разведывает ответы (божества) и толкует узнаваемое в гаданиях. Он от указаний гадания, а король и народ от его указаний зависят (Chron. slav. II, 12; Гельмольд 1963, 236-237)

А Бгу СвентоВiдiу Слву рцЪхом
Се бо ста Бг Правiе a Явiе
А Тому поiема песынiема
яко Свт есе
А чрезь Оне вiдяхом Свiет
Зрящете а Яве быте
А i Тоi нас о Навiе убрежешет
А Тму хвлу пъiемо
Пъехом плясасще Тему
а взывахом Бгу нашiему
якожде Тоi Земе СлонцеСуне нашiу а Звiздiа
Дрезац а Свт КрiепцЪ
Творяцете Слву СвiентоВiдiеве влку
Слва Бгу нашiему
И Богу Свентовиду славу речем мы
Вот восстает Бог Прави и Яви
И тому воспеваем песни мы,
потому как Свет есть (он)
И чрез Него видим мы свет
Зрите - и Яви быть
Да и Он нас от Нави убережет
И Ему хвалу поем
Поём мы, пляшем Ему
И взываем к Богу нашему,
потому как Он Земле, Солнцу-Суне нашему и Звездам
Держатель и Свету Крепитель.
Творите славу Свентовиду великую
Слава Богу нашему! (из дощ.11)

Влескнига. Дощечка 11 (дощька имеет изображение солнца с семью лучами?)
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_371.htm

Се бо пояхом яко сьмы Русе
о славнех днех сех
А iмiемо спевы тоя од Оце нашiе
о краснiем жiтбе во ступiах
а о славiе Оцев

Вот поем мы, потому как есь мы Русы,
о славных днях сех
А имеем спевы те от Отцов наших,
о красной жизни во степях
да о славе Отцов (Из дощ.18)

Из цикла Тени Богов светлоглазых, сб. Жар-птица. Свирель славянина (создано 1906, издано 1907)

Поэт открыт душою миру, а мир наш - солнечный, в нем вечно свершается праздник труда и творчества, каждый миг создаётся солнечная пряжа, - и кто открыт миру, тот, всматриваясь внимательно вокруг себя в бесчисленные жизни, в несчетные сочетания линий и красок, всегда будет иметь в своём распоряжении солнечные нити и сумеет соткать золотые и серебряные ковры
К.Д. Бальмонт

Константин Дмитриевич Бальмонт. Жар-Птица. Москва: Скорпiонъ, 1907 (Книга вышла в 1907 году в изд. Скорпион, в качестве 7 тома Полного собрания стихов (часть тиража, с обложкой К. Сомова, была оформлена как отдельное издание) и больше не переиздавалась. В неё вошли 119 стихотворений, написанных в большинстве летом 1906г. в Бретани в местечке Примель)

Народныя повЪрья -
Неполныя страницы,
Разрозненныя перья
Отъ улетЪвшей птицы.

Она вотъ тутъ сидЪла
На камнЪ самоцвЪтном,
И пЪла здЪсь такъ смЪло
О снЪ своемъ завЪтномъ.

О том заморскомъ краЪ,
ГдЪ Море съ Небомъ слито,
ГдЪ дума, въ вЪчномъ МаЪ,
ЦвЪтами перевита.

ГдЪ свЪтовъ зарожденье,
ГдЪ завершенье мраковъ,
ГдЪ видитъ умъ сплетенье
Всего какъ вЪщихъ знаковъ.

ПропЪла, улетЪла.
Предъ взоромъ лишь зарница,
Лишь видишь - здесь блестЪла
Воистину Жаръ-Птица

СвЪтовитъ

МнЪ снится древняя Аркона,
Славянскій храмъ,
Пылаютъ дали небосклона,
Есть часъ громамъ.

Я вижу призракъ СвЪтовита,
Межь облаковъ,
Кругомъ него святая свита
Родныхъ Боговъ.

Онъ на конЪ, и слишкомъ знаетъ
Восторгъ погонь,
О, вихри молній нагоняетъ
Тотъ бЪлый конь.

Онъ бросилъ алую Аркону,
Туманъ завЪсъ,
И льнетъ къ нетронутому лону,
Къ степямъ Небесъ.

Онъ позабылъ священность красныхъ
Заклятыхъ стЪнъ,
Для свЪжей радости неясныхъ
ИзмЪнъ, измЪнъ

И рогъ съ виномъ имъ брошенъ в храмЪ
И брошенъ лукъ,
И съ нимъ несётся небесами
Громовый звукъ.

Славянскiй мiръ объятъ пожаромъ,
Душа горитъ.
Къ какимъ ты насъ уводишь чарамъ,
Богъ СвЪтовитъ?

Триглавъ

Триглавъ, царящій троекратно,
Надъ Небомъ, Бездной, и Землей,
ЗачЪмъ глядишь ты такъ возвратно
Тройной козлиной головой?

Ужели въ НебЪ тЪ же мысли,
Что въ БезднЪ безднъ, и на ЗемлЪ?
ВездЪ-ль желанія повисли,
Какъ гроздья звЪздъ въ полночной мглЪ?

И свЪтлоглазый взглядъ хотЪнья
Ужели всюду повторенъ?
И то же-ль въ тлЪніи горЪнье,
Что трижды въ вЪчностяхъ законъ?

ВездЪ ли тЪ же есть узоры,
И тЪ-жь для всплесковъ берега?
И тЪ же пламенные взоры,
И тЪ же острые рога?

И тотъ же, трижды взятый съ бою,
Чтобъ снова жалить насъ, удавъ?
Надъ троекратною судьбою
Неукоснительный Триглавъ!


Константин Дмитриевич Бальмонт. Жар-Птица. Москва: Скорпiонъ, 1907, с.240
https://cloud.mail.ru/public/DpGn/rJFiSAfbA 4.84Мб

О кладе из Ральсвика на о. Рюген (сер. IX в.)

Се б то зрящете обесва
да iмете Птыцiу тую на щеле вашем
А та венде воi до вытеженсте надо врзе
Се бо ях iны сва
а таможде сен одержещет
I ту красоущесе пред ны
а влеце свiетаме до сене
I таква бящете во iнь щасо
яко Руште iдяще со Вендема
I тоiе хотяе унесте Бозе сва до море
i тамо угнiездесеша
I се градi а пмолiа
I бястще таможде многа зодьща
яко соуте богансте
I та пмолiа украсены соуте злтем i србрем
I мнгая о се дрвенi Бзе поцтяше
удЪщете ускусi
I та о се вiедома iным
I такожде тоя зрящеще
а задеща на тоа
i перещешiа овы
I таможде не iмящi родiце нашiе покое
Те се Орабi ходящеше до те
а трзящеше на трзещех о богъствы та

Вот посмотрите вокруг себя,
да имейте Птицу эту на челе вашем.
А та ведет воинов к победам над врагами.
Вот взяла (ях от ять) иных к себе
и там (они) удерживаются.
И тут красуется пред нами
и влечет светами к себе.
И так было в то время,
когда Русы шли с Вендами
И те хотели унести Богов своих к морю
И там и угнездились (осели)
И вот строили помолья (места моления)
И было там многое построено,
Ияко (потому) суть богаты (и в смысле богодарственном).
И те помолья (т.е. речь о храмах) украшены золотом и серебром, -
И многие сех деревянных Богов почитая
испытывали искушения
И то ведь известно было иным (чужим)
И также то видя
и жаждали тех (богатств)
и воевали с ними
И там не имели родичи наши покоя
И Арабы те приходили к ним
и торговали на торжищах богатства те (зачало дощ.18)


Клад серебрянных монет из Ральсвика на Рюгене
…Один из наиболее ранних и крупных кладов на этой территории был обнаружен в 1973г. на раннегородском поселении у Ральсвика на о. Рюген (илл. 33). Он содержал свыше 2200 монет (преимущественно арабских), а также обломок пермского браслета, так называемого - глазовского типа (с.80-82)

33. Места чеканки восточных монет, находившихся в кладе из Ральсвика на о. Рюген (сер. IX в.)
Славяне и скандинавы: Пер. с нем. Общ. ред. Е.А. Мельниковой. М.: Прогресс, 1986. 416с. (В 1982г. в ГДР был издан на немецком языке труд коллектива авторов (ГДР, СССР, Польши, Дании, Швеции и Финляндии) под руководством академика АН ГДР и главы Исторического общества ГДР Й. Херрмана - Викинги и славяне. К ранней истории народов Балтики)
http://www.twirpx.com/file/233578/
…Особое значение имеет клад, содержавший свыше 2000 арабских монет, а также их обломки. Младшая монета чеканена в 227г. хиджры, т.е. в 842г. Находка была погребена под развалинами, когда поселение во втором периоде его существования было разрушено. Клад свидетельствует о чрезвычайном богатстве некоторых жителей Ральсвика. Он относится к наиболее ранним и крупным кладам арабского серебра на Балтике. Большинство монет выпущено в Багдаде, Табаристане, Самарканде, Мерве и Балхе, лишь единичные монеты принадлежат западной арабской чеканке, например...ал-Андалус. Очевидно, основная масса серебра поступила в результате торговли по Волжскому пути и через Старую Ладогу. О восточноевропейских связях свидетельствует также и единственное в кладе украшение, хотя и представленное обломком, - браслет пермского типа. Родину этого браслета следует искать в Прикамье (с.352-353)
Йоахим Херрман. Ободриты, Лютичи, Руяне (с.338-359)
http://old-earth.narod.ru/lib/slav/balt/Herrmann_J.htm

Клад находился в плетённой корзине, сверху прикрытой камнем. Клад содержал в общей сложности 2211 монет или их частей. Общий вес - 2750 грамм

Монеты в кладе были уложены в несколько слоев, самые поздние монеты датируются 842г. Общая датировка таким образом - до 850г. В кладе были представленны монеты как из Персии и Средней Азии, так и из Северной Африки

Количество монет в кладе, принадлежавших к определённым династиям правителей, при которых они были отчеканены

География мест, где были отчеканены монеты из ральсвикского клада

Связи кладов 9 века, в которых встречались дихремы Ард аль Хазар (треугольником обозначены клады с дирхемами типа - ард аль хазар, кружком обозначены клады с монетами новой чеканки, типа хазар)

Клады арабских монет 837-845 гг. в местах Кochtel, Kislaja, Devica, Ralswiek, Dobrino, Vyzgsa, Jagosury

Реконструируимый путь монет из Персии в Ральсвик
J. Herrmann - Ralswiek auf Rugen, Teil IV: Der Silberschatz vor 850, 2008
http://nap1000.livejournal.com/44281.html
http://nap1000.livejournal.com/68610.html
http://nap1000.livejournal.com/99823.html

Се бо пояхом яко сьмы Русе
о славнех днех сех
А iмiемо спевы тоя од Оце нашiе
о краснiем жiтбе во ступiах
а о славiе Оцев

Вот поем мы, потому как есь мы Русы,
о славных днях сех
А имеем спевы те от Отцов наших,
о красной жизни во степях
да о славе Отцов (Из дощ.18)

Там Дуб мокрецкий да Алатырь камень
  
Встану я, благословясь, пойду я,
перекрестясь, под восточную
сторону, к окиян-морю.
В окиян-море стоит остров Буян.
Народный заговор
Остров-Буян, где живет Стратим-птица, всем птицам мать,
Индрик-зверь, всем зверям отец,
Кит-рыба, всем рыбам мать, да инорокая змея Гарафена (Скоропея).
На зеленом кусте сидит пчелиная матка, всем маткам старшая,
и ворон, всем воронам старший брат.
Там Дуб мокрецкий да Алатырь камень
Буян-остров занимает очень видное и важное место в наших народных преданиях; без его имени не силен ни один заговор, на нем сосредоточивается вся чудесная и могучая сила. Такое значение неведомого острова уже с первого взгляда говорит о тесной связи его со славянскими языческими верованиями...
А.Н. Афанасьев. Языческие предания об Острове-Буяне. Временник Императорского Московского Общества Истории и Древностей Российских, Книга девятая, Москва, Университетская типография, 1851
http://www.bolesmir.ru/index.php?content=text&name=o293
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_312.htm

Национальный парк Ясмунд расположен на полуострове Ясмунд на северо-востоке острова Рюген в федеральной земле Мекленбург-Передняя Померания...Широко известным символом Ясмунда являются меловые скалы, в частности, Королевский (Княжий) трон (Konigsstuhl - 118 метров)...На его территории находится наивысшая точка Рюгена - гора Пикберг высотой 161 м.

...Altera est contra Wilzos posita, quam Rani (vel Runi) possident, gens fortissima Sclavorum, extra quorum sentenciam de publicis rebus nichil agi lex est: ita metuuntur propter familiaritatem deorum vel potius daemonum, quos maiori cultu venerantur quam ceteri
...Другой остров расположен напротив вильцев. Им владеют раны (или руне), могучее славянское племя. По закону без учёта их мнения не принимают ни одного решения по общественным делам. Их так боятся по причине их близости к богам, вернее, к демонам, поклонению которым они преданы более прочих
Adam von Bremen. Bischofsgeschichte der Hamburger Kirche . пер. с лат., комментарии - Дьяконов И.В. 2010
http://www.vostlit.info/Texts/rus/adam_br_3/frametext4.htm
Заговоръ матери въ наносной тоскЪ своей дитятки На морЪ на ОкеанЪ, на островЪ на БуянЪ, на полой полянЪ, под дубом мокрецким, сидит дЪвица красная, а сама-то тоскуется, а сама-то кручинится, во тоскЪ невЪдомой, во грусти недознаемой, во кручинЪ недосказанной; идут семь старцев с старцем, незванных, непрошенных. Гой, ты еси дЪвица красная, со утра до вечера кручинная! Ты что, по что сидишь на полой полянЪ, на островЪ на БуянЪ, на морЪ на ОкеанЪ? И рЪче дЪвица семи старцам со старцем: нашла бЪда среди околицы, залегла во ретиво сердце, щемит, болит головушка, не мил и свЪт ясный, постыла вся родушка. Возопиша семь старцев со старцем грозным - грозно, учали ломать тоску за околицу; кидма кидалась тоска от востока до запада, от рЪки до моря, от рЪки до перепутья, от села до погоста, и нигдЪ тоску не укрыли; кинулась тоска на остров на Буян, на море на Окiан, под дуб мокрецкой. Заговариваю я, родная матушка (такую-то) свою ненаглядную дитятку (такую-то) от наносной тоски по сей день, по сей час, по сiю минуту. Слово мое никто не превозможет ни аером, ни духом (с.295-296 - Из Сказания Русс. Народа Сахарова. Том 1.1841)
М. Забылин. Русскiй народъ. Его обычаи, обряды, преданiя, суеверiя и поэзiя, М., 1880
http://imwerden.de/publ-4538.html 34Мб
Заговор от недугов красной дЪвицы в болЪзни полюбовнаго молодца
Ложилась спать я, раба Божiя - такая-та - в темную вечернюю зорю, темным-темно; вставала я - такая-то - в красную утреннюю зорю, свЪтлым свЪтло; умывалась свЪжею водою; утиралась бЪлым платом. Пошла я из дверей во двери, из ворот в вороты, и шла путем дорогою, сухим сухопутьем, ко Окiану морю, на свят остров; от Окiан моря узрЪла и усмотрЪла, глядючи на восток краснаго солнышка, во чисто поле, а в чистом полЪ узрела и усмотрЪла: стоит семибашенной дом, а в том семибашенном домЪ сидит красная дЪвица, Марьюшка, а сидит она на золотом стулЪ. Сидит, уговаривает недуги, на коленях держит серебряное блюдечко, а на блюдечкЪ лежат булатные ножички. Взошла я, раба Божiя - такая-то - в семибашенной дом, смирным смирнехонько, головой поклонилась, сердцем покорилась и заговорила:
К тебе я пришла, красная дЪвица, Марьюшка, с покорищем об рабЪ Божiем - таком-то; возьми ты, красная дЪвица, с серебрянаго блюдечка булатные ножички в правую руку, обрежь ты у раба Божiя - такого-то, бЪлую мякоть, ощипи кругом его и обери: скорби, недуги, уроки, призороки, затяни кровавыя раны чистою и вЪчною своею пеленою. Защити его от всякаго человЪка: от бабы вЪдуньи, от дЪвки простоволосыя, от мужика одноженца, от двоеженца и от троеженца, от черноволосаго, рыжеволосаго. Возьми ты, красная дЪвица, в правую руку двЪнадцать ключев и замкни двЪнадцать замков, и опусти эти замки в Окiан море, под Алатырь камень. А в водЪ белая рыбица ходит, и она б тЪ ключи подхватила и проглотила; а рыбаку бЪлыя рыбицы не поимывать, а ключев из рыбицы не вынимывать, а замков не отпирывать. Не дужился бы недуг у раба Божiя - такого-то - по сей день, по сей час. Как вечерняя и утренняя зоря станет потухать, так бы у моего друга милаго всЪм бы недугам потухать, и чтобы недуг недужился по сей час, по мое крЪпкое слово, по его вЪк.
Заговариваю я, раба Божiя - такая-та - своего полюбовнаго молодца - такого-то : от мужика колдуна, от ворона коркуна, от бабы колдуньи, от старца и старицы, от посхимника и посхимницы. Отсылаю я от своего друга милаго всЪх по лЪсу ходить, игольник брать, по его вЪк, и пока он жив, никто бы его не обзорочил и не обпризорил (с.59-61)
Сказанiя русскаго народа о семейной жизни своих предков, собранныя И. Сахаровым (Часть первая, СПб, 1836, 201с. в начале - Слово к Русским Людям; Часть вторая, СПб, 1837, 274с.)
https://cloud.mail.ru/public/Jtwa/3HbYnSLhe 13.4Мб
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_319.htm
Сказания русского народа о семейной жизни своих предков 1836-37 (Бедная книга! сколько она прошла мытарств, судов, пересудов, толков!...Книга была напечатана в кол-ве 600 экз. Рукопись ее была приготовлена в Москве в 1835г. и прорецензирована г. Болдыревым); 2 изд., 1837; 3 изд., Санкт-Петербург, 1841-49 - Два тома Сказаний русского народа)
http://www.bibliotekar.ru/rusSaharov
Заговор молодца на любовь красной девицы (Заговор читается над подаваемым красной девице питьем)
Лягу я раб Божий такой-то
помолясь, благословясь,
умоюсь я росою,
утрусь престольной пеленою;
пойду я из дверей в двери,
из ворот в ворота;
выйду я во чисто поле,
во земное поморье;
стану я на мать сыру-землю,
поднимусь на Алатырь-камень;
погляжу я на восточную сторонушку;
как красное солнышко возсияет,
мхи, болота, грязи черные скоро припекает.
Помолюсь я Богу,
покрещусь я солнцу:
так-бы прибегала,
так-бы присыхала
раба Божия такая-то,
о мне paбе Божием таком-то,
очи в очи,
сердце в сердце,
мысли в мысли,
спать бы она не засыпала,
гулять бы она не загуляла,
а меня раба Божия такого-то
всегда в уме, сердце вспоминала.
Аминь тому слову.
Солнцу красному во веки слава,
Алатырь-камню крепкая держава
ключами к сердечному сохраненью,
заговору моему к близкому исполненью.
Аминь, аминь, нашему крепкому слову,
крепкому, накрепкому заговору (с.19 - из заговоров, собранных во Владимирской губернии)
Свящ. Алексей Никол. Соболев. Обряд прощания с землей пред исповедью, заговоры и духовные стихи. Владимир, 1914, 40с. (написано г. Киржач. Учительская семинария, 1913)
http://www.rodnovery.ru/knizhnaya-polka/320-sobolev-a-n-obryad-proshchaniya-s-zemljoj-pered-ispovedyu-zagovory-i-dukhovnye-stikhi
Заговоры из сборника Г.Д. Книголюбова (по рукописи (Рукописный отдел Российской государственной библиотеки (Москва), ф. 299 (Н.С. Тихонравов), N 728)
…Составитель сборника часто прибегает к особой стилистике, которую можно назвать украшающе-архаизирующей. Приведем, например, такой фрагмент заговора от глухоты: На море на кияне, на острове на Караване стоит дуб, под тем дубом лежит камень, на том камне стоит терем, в том тереме престол, на том престоле сидит царица в порфири красной, перед ней сидит на крылатом на кони юной младой богатырь, в руках держит алатырь камень, не велик не мал (л. 50). Начинается фрагмент с хорошо известной заговорной формулы (на море остров, на острове дуб, под ним камень), а вот дальше появляются образы, вовсе не характерные для заговора, да и стилистика (царица в порфири красной, крылатый конь, юной младой богатырь) напоминает скорее лубочную литературу ХVIII-ХIХ вв., чем подлинный фольклор...
…(л. 1) От недугов. Иду я, раб (имя) из ворот во чистое поле во окиян-море, становлюсь я, раб (имя) на бел горючем камне алатыре, опоясаваюсь белой пеленой, заговариваю своего раба (имя) от всех злых недугов с принедугами и с полунедугами вся злыя недуги недужити раба (имя). Отсылаю вас во окиян-море, в бездны преисподния, в котлы кипучия, в жар палючай, в смолу горючия по сей день, по сей час, по мое крепкое слово, а был бы раб сей здрав и жив и здравие его не было в тереме княжем, а цилее бы его не было во все околице, а был бы он здрав и жив от роду и до веку по всю его жизнь. Слово его крепко.
…(л. 12)На…счастия…Стану я, раб Божий (имя), перекристясь, пойду благословясь из двири в дверь, из ворот в вороты. Выйду я поля в широкая раздолья, на моря на киян, на острова на Буян, на нем лежит камень Алатырь, на етим ками стоит соборная церкавь, в этой соборной церкви посреди стоит престол, на етим пристоли сидит благодатная матерь пресвятая Богородица с милостивовом спасителем Христом. Круг етаго престола 77 пристолов, на етих пристолах сидят 77 другов и благодетеляв апостолов. Круг того престола з 77 престолов служат, исполняют ангели, архангели, херувимы, серафими, власти, силы, престоли, господства, чины, мученики, пророки, преподобныи угодники священныи и все святыи бесчисленныя полки. Сотворите и подайте мне, рабу Божию (имя), визде, всегда, по всякое время во всем счастия, талану, богадства, мир, любве, разум, (славу, честь - надписано над строкой), хитрости, премудрости во всем желаемом и задуманном, силу, действия, исполнения, збытия по вись век, по мою`жизнь. Аминь.
Востану я, раб Божий (имя), перекристясь, пойду благословясь из двири в дверь, из ворот в вороты. Выйду я в чистоя поля, в широкая раздолья, во все четыре стороны, от земли до неба. Выйду я на моря на киян, на остров на Буян, на нем лежит камень Алатырь, на етим камне стоит соборной храм, в этем соборном храме стоит престол, на етим престоли сидити милости счасливая наша мать Фартуна с благополучным отцом Судбой, круг етого престола 3300 прес / (л. 13) толов, на етих пристолах сидят 3300 мудроразумных хитрочудотворов древних и днешных. Около того пристола и 3300 пристолов служат, исполняют все задуманное и желаемо лики купидоны, граци, амуры, ангели, воздушныи духи, мудреци, хитреци, действенники, жреци, пророки, исполнители, бесчисленныя полки. Сотворите, подайте мне, рабу Божия (имя), визде, всегда, во всякое время во всем счастия, талану, богадству, мира, любве, славы, чести, разуму, хитрости, мудрости, памяти, успеху во всем желаемом, задуманном, силу, действия, исполнения навечно и бесконечно, по вись век, по мою жизнь ненарушимо, во веки веков. Аминь.
…(л. 120) От невладения. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Встану я, раб Божий (имя), перекрестясь, пойду я, раб Божий, благословясь из дома в двирь, из двора в вороты, в чистое поле, в зиленыя луга, на перекресь в 4 дороги, пот красное солнышка, под светлой месяц, под частыя звезды, под тихия воды, под благословение Господне, под утренние росы. Утреннею порою умоюся, небом чистым утруся, на все 4 стороны Богу помолюся, благословением Господним благословлюся, светлым месяцем опояшуся, частыми звездами отычуся, красным солнышком покроюся. Выйду я на море на киян, на остров Буян. На море на кияне, на острове на Буяне лежит бел камень горюч (надписано сверху) алатырь, на бел камне горючем алатари стоит соборная и апостольская церковь, в той соборной и апостольской церкви собирается вся сила небесная, все пророки и апостоли, все чудотворцы и святыи мужие и жены, сама Мать Пресвятая Богородица, Михаил-архангел, Илия-Пророк, Кузма и Демъян, Николай-чудотворец, Егорей-Победоносец, Димитрей Ростовский, 12 апостолов и 4 евангелиста...
А.Л. Топорков. О рукописи Г.Д. Книголюбова (5 августа 1865г. профессор Московского университета Н.С. Тихонравов приобрел чрезвычайно интересную рукопись, включающую обширное собрание заговоров и молитв)
http://www.ruthenia.ru/folklore/toporkov6.htm

В белорусской редакции Голубиной книги говорится:
А кое те море всем морям отец,
И который камень камням отец?
Ах! Латырь-море всем морям отец,
И Латырь-камень камням отец!
Почему же Латырь-море всем морям отец,
Почему же Латырь-камень всем камням отец?
Потому Латырь-море всем морям отец,
Потому Латырь-камень всем камням отец,
Лежит он середи моря,
Середи моря, середи синего,
Идут по морю много корабельщиков,
У того камня останавливаются,
Они берут много с его снадобья,
Посылают по всему свету белому,
Потому Лагырь-море морям отец,
Потому Латыро-камень камням отец!
(Н. Надеждин. О русских народных мифах и сагах, в применении их к географии и особенно к этнографии русской. Русская беседа, 1857, т.IV, ч.2, с.36)
...одной из наиболее почитаемых святынь на Руяне был священный дуб, с поклонением которому были связаны многочисленные обряды (Гельмольд свидетельствует о том, что - у верховного божества вагоров не было ни храмов, ни алтарей, ему посвящали только дуб, окруженный оградою с пространными местами для народа. Туда приходили люди с жрецом и приносили жертву, там же собирались веча и судили тяжбы (Славянская хроника, с.129)). Именно этот дуб, скорее всего, мог заслонить в памяти восточных славян другие руянские божества, против которых самым безпощад-ным образом боролась христианская церковь (Л. Леже. Славянская мифология. Воронеж, 1908, с.53-64). Именно дубам и у себя на родине еще долго после официального введения христианской религии спокойнее и безопаснее всего мог поклоняться тайный язычник в лесах и рощах русского севера (Вообще культ дуба у славян, по-видимому, можно считать фактом бесспорным - Н.И. Коробка . Чудесное дерево и вещая птица. Живая старина. 1910, т. II, с.213). Дуб у всех народов индо-европейского племени был посвящен божеству грома и молнии (Ф. Буслаев . Исторические очерки русской народной словесности, т.I. СПб., 1861 с.149; Моgk. Germanische Mythologie. Zweite Auflage. Strassburg, 1898, s.129). На Руси сохранились предания о дубе, который существовал до сотворения земли, - еже есть прьвопосажень (А. Афанасьев. Языческие представления об острове Буяне, с.10,13). Руянский дуб, воплощенный в многочисленных священных деревьях Приладожья и Приильменья, на долгие годы мог стать предме-том тайного поклонения, прочно сохранившись после этого в народной памяти, утратившей уже свои языческие представления, но хорошо за-помнивший таинственную силу мифического дерева (На русском севере имелось большое количество заповедных, неприкосновенных рощ, прошлая история которых остается пока не разгаданной (А.А. Невский . Запо-ведные рощи Вологодского края. Сообщения ГАИМК, 1931, N11/12, с.61-2; Н.И. Репников. Жальники Новгородской земли. Известия ГАИМК, т.9, N5, с.2; Д.К. Зеленин. Тотемический культ деревьев у русских и белорусов. Известия АН СССР, отд. обществ, наук, 1933, N6-7, с.597)).
Священный Латырь-камень, связываемый с Буяном-островом и наде-леный волшебной силой, также вполне соответствует реальному Руяну-острову (Еще в XIX в. на русском северо-западе при первом умывании младенца в ко-рыто клали - бруштын - янтарь (П.В. Шейн . Материалы для изучения быта и языка русского населения северо-западного края, т.I, ч.1. СПб., 1887, с.4). Латырь-камень у русского народа обычно связывается со змеями. Существует поверье, что на Воздвиженье змеи собираются в кучу в ямах, ярах и на городищах: там является белый, светлый камень-ала-тырь. Змеи излизывают его весь и тем насыщаются на целую зиму (Сахаров, с.21). Известно, что многие исследователи склонялись к выводу, что под сказочным Латырь-камнем следует, скорее всего, видеть янтарь (Н. Коробка категорически отверг точку зрения Веселовского (А.Н. Веселовский. Разыскания в области русских духовных стихов, т.III. СПб., 1888, с.1-46), что Латырь (алатырь) - камень русского фольклора - следует связывать с Сионским камнем (Н. Коробка. Камень на море и камень алатырь. Живая Старина, 1908, N4). Недавно М.М. Плисецкий сделал малоубедительную попытку связать сказоч-ный Латырь-камень с румыно-молдавской топонимикой, полагая, что под этим следует понимать конкретный географический пункт в Карпатах (М.М. Плисецкий . Исто-ризм русских былин. М., 1962, с.176 и сл.). В русских письменных источниках слово янтарь засвидетельствовано поздно, в XVI-XVII вв. - ентарь. Наличие н в слове ентарь указывает на то, что заимствование этого слова в восточнославянские диа-лекты не могло произойти раньше X в., иначе мы имели бы ятарь (Б. Ларин . О слове янтарь. В кн.: Rakstu Krajvms. Riga, 1959, с.149-151). Следует обратить внимание на фольклорный бел-горюч Латырь-камень. Греческое h'hsenreos-янтарь, связано с h'senrwe - солнце, огонь-огневик. Ту же внутреннюю форму имеет и немец-кое Bernstein (нижне-немецкое заимствование из более древнего Bornstein от нижне--немецкого bernen, brennen - жечь), т.е. горючий (камень), огневик (Fr. Кlugе. Etymologische Worterbuch der deutschen Spiache. Aufl. 7. Strassburg, 48 f.). От этого немец-кого слова произошло польское bursztyn, белорусское бруштын, западноукраинское бурштин. Миколла считает, что литовско-латышское обозначение янтаря - не произ-водит балтийского впечатления и, очевидно, перенято в очень раннюю пору из языка, на каком говорили продавцы янтаря (J. Мiккодla. Einiges uber den eurasischen Bernsteinhandel. Senatne un Maksla, Bd. I, Riga, 1938, s.35). Cледовательно, произ-хождение самого слова янтарь продолжает оставаться невыясненным, и не исключено, что оно может быть связано с западнославянским (поморским) наречием славянского языка). Внешне он чрезвычайно похож на настоящий камень и действительно обладает целебными свойствами, которые были хорошо известны в древности (Н. Надеждин. О русских народных мифах и сагах, с.38). С незапамятных времен Балтийское море было основным местом, откуда этот ценный материал расходился по всему свету (См.: D. Fimmen . Die kritisch-mykanische Kultur. Leipzig-Berlin, 1921, s.120; M. Foerster . Stummer Handel und Wielandsage. Archiv fur das Studium der neurtn Sprachen, 1907, Bd. 119, s.308). Сюда стремились пронырливые финикийские купцы, сюда пробирались хитроумные соро-дичи Геродота, отсюда приносили редкий камень возвращавшиеся из дальних походов суровые легионеры Рима (...почитание священных камней почти до наших дней со-хранилось во многих местностях России, в частности в Белоруссии (А.Е. Богданович . Пережитки древнего миросозерцания у белорусов. Гродно, 1895, с.23). Однако все это сильно отличается от того смысла и значения, которое придается Латырь-камню в русских заговорах). Имеется янтарь и на песча-нных пляжах Руяна. Можно предполагать, что многие паломники, поси-тившие Арконское святилище, стремились привезти домой - священный камень, наделенный в их глазах еще большей чудодейственной силой именно оттого, что он происходит со священного острова. На Руяне капище обслуживали мужчины-жрецы, составлявшие особую касту (Жреца своего они почитают не меньше, чем короля, - говорит Гельмольд, Славянская хроника, с. 46), и что интересно - женщины при храме гадали по линиям в пепле на потухающем угле (см.: Saxo Grammaticus. Hist. Danorum, lib. XIV, p.289), т.е. имелись здесь и жрицы. В связи с этим вспомним приведенный выше заговор со старцами и старицей. Перед нами полная, не требующая никаких разъяснений, аналогия.
Создается впечатление, что русское народное предание сохранило полное описание своего древнейшего религиозного центра (Интересно, что даже у современных былинщиков сохранилась память о суще-ствовании на Балтийском море какого-то - мудрого острова, куда съезжались со всех славянских земель учиться уму-разуму. Так, один из них пояснял былины о Добрыне следующим образом: Добрыня раньше был необразованный: образование получил на Балтийском острову, куда съезжались богатыри всех государств. Он был напрактикован там на 12 языках и знал разговор птичий (Г. Нефедов. Северно-русские говоры как материал для истории. Ученые записки ЛГУ, N33, серия филологиче-ских наук, вып. 3. 1939, с. 250-259).
Вся атрибуция острова Буяна (священный характер, священный дуб, змеи, янтарь, священные птицы, старцы и старицы) полностью соответствует описаниям Арконского святилища на острове Руяне. Память о Руяне с его знаме-нитым святилищем является убедительным аргументом против скептиков, полагавших, что гипотезу о религиозной связи между балтийскими и восточными славянами - нельзя ни утверждать, ни отрицать; положительных известии о том не имеется (И. Первольф. Варяги-Русь и балтийские славяне. Журнал Министерства народного просвещения, 1877, июль, с.49).
Вадим Борисович Вилинбахов (1924-1982), Балтийско-славянский Руян в отражении русского фольклора. Русский фольклор: Исторические связи в славянском фольклоре. Редкол.: А.М. Астахова и др. М.;Л., 1968. Т.11. с.177-184
http://www.twirpx.com/file/1040045/ 43Мб

В.Б. Вилинбахов. Современная историография о проблеме Балтийские славяне и Русь
Проблема взаимоотношений балтийских славян с Русью, вероятно, является одной из старейших в мировой историографии. Поставленная С. Герберштейном еще в XVI в., она на протяжении XVIII и XIX вв. обсуждалась многими русскими учеными. Однако после известного сочинения С. Гедеонова - Варяги и Русь - внимание к данному вопросу было утеряно и стало возрождаться только в последние десятилетия. В настоящее время данная проблема привлекает все большее и большее внимание.
Уже в 1960г. известный датский славист А. Стендер-Петерсен, в ответ на нашу заметку (совместно с В.В. Похлебкипым), выступил с решительными возражениями против какой-либо возможности участия балтийских славян в освоении Приладожья. Он, несмотря на имеющиеся данные, категорически отверг любую возможность участия балтийских славян в - движении викингов - и не согласился с предположением об их проникновении на территорию Восточной Европы, упорно отстаивая свой тезис о скандинавской колонизации Приладожья.
Вслед за Стендер-Петерсеном, без какой-либо аргументации, априорно отверг эту - малоубедительную гипотезу - И.П. Шаскольскпй, полагающий, что несколькими ироническими фразами можно покончить с проблемой, над которой трудилось несколько поколений ученых. Упрощая вопрос в целом и неверно толкуя высказывания сторонников проблемы, он, в частности, пишет: Кроме того, в рассматриваемой статье, как и в другой (вып. VII), В.Б. Вилинбахов делает попытку возродить старую теорию С.А. Гедеонова и других русских анти-норманистов XIX в., согласно которой летописные варяги были не скандинавами, а балтийскими славянами. По вашему мнению, эта концепция уже не может оказаться жизнеспособной и вряд ли может быть полезной в деле развертывания критики современного норманизма -.
Также без достаточной аргументации отрицал возможность участия балтийских славян в этногенезе, происходившем в Новгородской земле, и П.Н. Третьяков. При этом он утверждал, - что наиболее северная группа летописных славян - словени новгородские - образовались за счет выходцев из Верхнего Поднепровья -, хотя такое утверждение мало соответствует той картине славянского расселения и этногенеза на территории Восточной Европы, которую рисовал он сам. П.Н. Третьяков также совершенно игнорировал многочисленные балтийско-славянские аналогии, имеющиеся среди археологических материалов, обнаруженных па Псковщине, в Приильменье и в Приладожье.
В 1966г. с наиболее полным и обоснованным, по сравнению с другими, возражением против возможной миграции балтийских славян в Восточную Европу выступил крупный польский ученый Г. Ловмянский. Его возражения, главным образом, сводятся к следующему: 1) миграция населения на расстояние порядка 1000 км - маловероятный факт; 2) не существовало никаких объективных причин, которые могли вызвать к жизни необходимость переселения какой-то части балтийских славян в Приладожье -.
Однако Г. Ловмянский не учитывает того, что возможная миграция балтийских славян не носила массового характера, охватывая сравнительно небольшие группы населения, в первую очередь, торговый и военно-дружинный элемент. Расселение переселенцев имело ограниченный, локальный характер и не распространялось па значительные территории.
Миграция балтийских славян в Приладожье не происходила единовременно, а длилась столетиями. Процесс растянулся на несколько веков. Скорее всего, можно предполагать, что таковой охватывал VIII - первую половину XI вв. Балтийские славяне в полном смысле слова были - морским народом - и поэтому переселение небольших групп на расстояние порядка 1000 км не представляло для них больших затруднений, учитывая при том наличие промежуточных пунктов на южном берегу Балтийского моря.
История знает множество примеров, когда происходила морская миграция населения на более далекие расстояния (древнегреческие и финикийские города-колонии, скандинавская колонизация Исландии, Гренландии, Сев. Америки, Нормандии, Сицилии, колонизация Полинезии и т.п.).
Существовали и объективные причипы, толкавшие славян к переселению на восток. Это прежде всего Балтийско-Волжский путь, соединявший земли Северной и Восточной Европы с Арабским Востоком. Кроме главной - торговой - причины, существовали и иные обстоятельства, способствовавшие стремлению к переселению отдельных групп балтийских славян в Приладожье. Каролингская империя медленно оттесняла их на восток. Постепенно, но ощутимо, территория, занятая балтийскими славянами,с VIII в. сокращалась, в то время, как численность населения, повинуясь демографическим законам, росла. Совершенно естественно, что миграция стала одним из возможных способов решения возникшей проблемы. Кроме того, в тот же период происходило быстрое разложение родо-общинного уклада. Это так же, как и в Скандинавии, способствовало стремлению части населения покинуть родину в поисках счастья в дальних краях.
Ленинградский нумизмат В.М. Потин, анализируя состав кладов восточного и европейского серебра в Восточной и Северной Европе, признает важное значение балтийских славян в жизни Руси. Он, в частности, пишет: Нумизматические источники не позволяют подтверждать или отвергать предположение о массовой колонизации прибалтийских славян, однако огромное скопление кладов в районе Приладожья и их состав указывают на теснейшие связи этой части Руси с южным берегом Балтийского моря. Не исключено, что здесь, наряду с русскими торговыми людьми, в качестве купцов, а может быть ремесленников или воинов, жили - колбяги - или иные представители западного славянства -.
В своей фундаментальной монографии археолог В.В. Седов совершенно определенно высказывается за то, что балтийские славяне приняли участие в формировании новгородских словен. - Появление биконической керамики в Новгородской земле,- пишет Седов,- не может быть обусловлено ни древними местными традициями, ни культурными влияниями соседних племен. В дославянских древностях Новгородской земли прототипов биконическим и реберчатым сосудам обнаружить не удается. Эта керамика не имеет аналогий и в материалах соседних земель. Объяснить появление биконических и реберчатых сосудов на ранних славянских памятниках Приильменья можно только предположением о происхождении новгородских славян с запада, из Венедской земли -. Исходя из того, что для археологов керамика является одним из важнейших определителей этноса, Седов закономерно делает вывод, что - собранный к настоящему времени материал весьма обширен и свидетельствует о несомненной генетической связи древних новгородцев со славянскими племенами Польского Поморья -.
Специально исследуя раннюю керамику Новгорода, Г.П. Смирнова выявила в древнейших ярусах (28-24) около 500 фрагментов (2% от найденной) керамики, не имеющей ничего общего с материалом, типичным для восточных славян. Данная керамика полностью аналогична керамике Мекленбурга, Волина, Гданьска, Колобжега и других поморских городов. Эта керамика отличается от любой иной западнославянской керамики и является характерной только для балтийских славян. Датируется она X-XI вв. Произведенный анализ свидетельствует, что керамика поморского типа, обнаруженная в Новгороде, не является импортом, а изготовлялась на месте. - На основании сравнительного анализа керамики Новгорода и керамики поморских славян,- заканчивает свое исследование Г.П. Смирнова,- напрашивается вывод о тесном контакте Новгорода со славянскими поселениями и городами Южной Прибалтики -.
С.В. Белецкий отмечает наличие керамики поморского типа во Пскове и Старом Изборске. Отмечается присутствие аналогичной керамики, подобной находкам в Новгороде и Старой Ладоге, и в нижнем горизонте поселения Городки на р. Ловати.
Археологи Г.С. Лебедев и А.А. Розов, подводя итог изучению городища под Лугой, отмечают: В материалах этого памятника выявилось немало особенностей. Одна из них - форма первоначального вала, насыпанного не ранее X века. В основании вала сохранилась деревянная решетчатая конструкция высотой более одного метра, состоявшая из нескольких рядов
бревен, расположенных вдоль либо поперек вала. Решетка шириною 1,5м была прикрыта толстым слоем глины, а по гребню насыпи вал венчал бревенчатый частокол. Эти укрепления, сгоревшие в XI - начале XII в., были затем реконструированы, но уже без использования внутренних деревянных конструкций. Решетчатые кладки из бревен до сих пор не встречались в военном зодчестве Руси X-XI вв. Зато они типичны для западнославянских городищ IX-XIII столетий в Поморье, Мекленбурге, Лужице. Возможно, эти аналогии указывают направление дальнейших поисков истоков славянской культуры Верхней Руси -.
В дальнейшем Г.С. Лебедев указывает на то, что в Городце обнаружено большое количество (до 50 %) керамики поморского типа, аналогичной керамике, обнаруженной в других городах северо-запада Руси, в частности, в Старой Ладоге и Новгороде.
Археологи М.X. Алешковский и Л.Е. Красноречьев полагают, что кривичи были потомками поморских славян, которые входили в состав древнейшего населения Великого Новгорода. Об этом же М.X. Алешковский, совместно с В.Л. Яниным, говорит и в другой своей работе, посвященной вопросу возникновения Новгорода. При этом указывается на то, что кривичи - балтийские славяне вместе с другими этническими группами заложили первые поселения на месте позднейшего Новгорода.
А.Г. Кузьмин, собравший воедино все доказательства в пользу мнения, что летописные варяги и связанная с ними Русь скрывают под этими названиями балтийских славян, опираясь на соображения своих многочисленных предшественников, решительно высказывается за то, что древняя Русь имела самые тесные отношения с балтийскими славянами.
Точно так же, как Пашуто, Новосельцев и Вилинбахов, Кузьмин, в частности, соглашается с мнением Татищева, что под колбягами следует понимать выходцев из Колобжега. Согласен он и с неоднократно высказывавшейся точкой зрения, что остров Руян (Рюген) в раннем средневековье часто фигурирует под названием Русь. Несколько проблематичным представляется его мнение, - что Приднепровская и Поморская Русь некогда составляли одно целое -, так как до сего времени прослеживаются связи балтийских славян только с северо-западом Восточной Европы и пока нет никаких оснований говорить о существовании подобных связей с Киевской землей.
Допускает наличие прямых и непосредственных контактов между Старой Ладогой и балтийско-славянским Поморьем польский исследователь К. Сласки. При этом следует, видимо, обратить внимание и на то, что современные исследователи староладожских материалов (З.В. Львова, О.И. Давидан, Е.И. Оятова) все чаще и чаще привлекают в качестве аналогий балтийско-славянский археологический материал, избегая, правда, пока делать еще какие-либо окончательные выводы.
Так, например, З.В. Львова указывает на то, что вопрос о производстве стеклянных бус в Ладоге - надо рассматривать в связи со стеклоделием Хедебю и Волина в X в. Е.И. Оятова пишет, что кожаная обувь нижних горизонтов Ладоги очень своеобразна и отличается от наиболее распространенных в последующее время форм обуви в древнерусских городах. Подобная обувь встречается также в Новгороде, Пскове и Белоозере. Она аналогична обуви из балтийско-славянских городов Волина и Колобжега. О.И. Давидан говорит про Ладогу: Контакты со Скандинавией не исключают других направлений: связей, например, с различными балтскими племенами и со славянами Поморья, и это должно стать предметом специального изучения -.
Наряду с этим нельзя не отметить и то, что существует категорическое мнение о полном отсутствии каких-либо параллелей между староладожскими и балтийско-славянскими материалами, в связи с чем недопустимо высказывать какие-либо предположения о балтийско-славянском присутствии в этом поселении. Однако, поскольку автор этого мнения - К. Плоткин, умышленно или неумышленно, игнорирует все соображения своих предшественников, свидетельствующие против его предположений, его работу трудно принимать в расчет при научной дискуссии.
В полном смысле скороговоркой, буквально несколькими словами, категорически отверг возможность балтийско-славянского влияния на северо-западную Русь и Ф.П. Филин. Однако в связи с этим возражением, поскольку оно основано, видимо, на данных лингвистики, следует обратить внимание на слова польского языковеда И. Налепы, который пишет, что окончательное решение гипотезы о балтийско-славянском влиянии на псковичей и новгородцев объяснило бы многие особенности, свойственные их языку, которые пока остаются загадкой -.
Наконец, В.В. Мавродин, Р.М. Мавродина и И.Я. Фроянов в своем весьма кратком историографическом обзоре, говоря о наших работах, осторожно пишут: Особенность проблемы такова, что некоторые положения автора (например, о массовом переселении западных славян в Восточную Европу и огромной их роли в образовании Древнерусского государства) остаются на уровне более или менее остроумных догадок -.
Резюмируя все вышесказанное, следует сделать следующее заключение. За последние десять-пятнадцать лет вопрос об участии балтийских славян в историческом процессе, на северо-западе Восточной Европы, забытый и игнорируемый в течение многих лет, вновь оказался в поле зрения исследователей. Это сказалось, прежде всего, на оценке археологических материалов, являющихся важнейшим, а в целом ряде случаев и единственным источником для древнейших периодов отечественной истории. Ныне при оценке археологических материалов северо-запада перед каждым исследователем неизбежно, независимо от его личной точки зрения, встает вопрос балтийско-славянских аналогий, игнорировать которые уже не представляется возможным.
Сейчас в находках Старой Ладоги, Новгорода, Пскова, Изборска и других городищ северо-запада бесспорно выделен и определен весьма многочисленный материал, свидетельствующий о генетической связи культурных традиций населения этих поселений с балтийско-славянским Поморьем. Отрицать это невозможно. Археологические материалы, аналогичные балтийско-славянским, подкрепляют предположение о существовании в русском фольклоре значительного пласта, связанного с воспоминаниями об отношениях Руси с балтийско-славянским Поморьем. Все это делает весьма убедительной гипотезу, что выходцы с балтийско-славянского Поморья приняли непосредственное участие в формировании славянского населения Новгородской земли.
Таким образом сделана весьма серьезная заявка, дающая возможность утвердить гипотезу, несомненно, имеющую чрезвычайно важное значение для всей истории Древней Руси, поскольку таковая заставит пересмотреть многие, казалось бы, уже устоявшиеся и всеми принятые положения, по новому взглянуть на целый ряд процессов в Восточной Европе IX-XI вв.
В настоящее время проблема - Балтийские славяне и Русь - еще не решена. Начата только развернутая научная разработка ее, обобщен материал и выводы прошлого, привлечены новые источники (фольклорные, этнографические, археологические, лингвистические), намечены новые пути, поставлены новые вопросы. Многое еще нужно сделать, переоцепить.
Однако самым положительным является то, что после многих лет забытья данная проблема вновь стала предметом внимания, дискуссий, изучения.
Именно это и дает право надеяться, что теперь она уже не будет забыта и в конечном итоге займет подобающее место в истории Древней Руси.
Вадим Борисович Вилинбахов. Современная историография о проблеме Балтийские славяне и Русь. Советское славяноведение. 1980 (1), с.79-84
https://www.box.com/s/zjfsbmsjhehc7v3eebfo
Загадки Влесовой Книги
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_130.htm


http://lujicajazz.narod.ru/solovey/Blaeu_1645_-_Rugia_Insula_ac_Ducatus.jpg
Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо;
В свете ж вот какое чудо:
Остров на море лежит,
Град на острове стоит
С златоглавыми церквами,
С теремами да садами;
Ель растет перед дворцом,
А под ней хрустальный дом;
Белка там живет ручная,
Да затейница какая!
Белка песенки поет
Да орешки все грызет,
А орешки не простые,
Все скорлупки золотые,
Ядра - чистый изумруд;
...В восточнославянских народных суевериях, заговорах и сказках большое место занимает таинственный остров Буян, лежащий посреди Окиян-моря и привлекающий внимание своим исключительным положением в сказочной топонимике восточнославянского фольклора (В.Б. Вилинбахов. Балтийские славяне в русском эпосе и фольклоре. Slavia Occidentalis, т.XXV, 1965).
Остров Буян фигурирует в значительной части восточнославянских заговоров. Здесь он является сосредоточением чудесных и могучих сил. Такое значение неведомого острова свидетельствует о тесной связи его с древними славянскими представлениями, уходящими в глубь языческого прошлого (А. Афанасьев. Языческие предания об острове Буяне. Временник общества истории и древностей российских, т.IX, 1851, с.1).
Вадим Борисович Вилинбахов (1924-1982), Балтийско-славянский Руян в отражении русского фольклора. Русский фольклор: Исторические связи в славянском фольклоре. Редкол.: А.М. Астахова и др. М.;Л., 1968. Т.11. с.177-184
http://www.twirpx.com/file/1040045/ 43Мб
...Сорок пять лет назад петербургский историк В.Б. Вилинбахов в польском славистическом журнале суммировал свои наблюдения и разыскания относительно соотнесенности ряда мотивов и персонажей русского фольклора - главным образом былин - с балтийскими славянами (21). Более обстоятельному рассмотрению отдельных составляющих темы были вскоре посвящены небольшие его статьи, напечатанные в России (22). Но должного внимания тогда эти разрозненные работы не привлекли, а скоропостижная смерть автора в 1982г. помешала ему совокупно представить свой материал в компактном, но достаточно развернутом изложении. Ему принадлежал и ряд полезных работ, затрагивавших тему исторических связей между восточными и балтийскими славянами в историографическом аспекте (23).
Особый интерес представляют произведенные Вилинбаховым сопоставления образов русского фольклора, отобразивших народные представления об острове Буяне, с реалиями западнославянского острова Руяна, на котором находился религиозный центр прибалтийских славян-язычников вплоть до их насильственной христианизации во второй половине ХII в. Согласно выводу Вилинбахова, - вся атрибуция острова Буяна (священный характер, священный дуб, змеи, янтарь, священные птицы, старцы и старицы) полностью соответствуют описаниям Арконского святилища на острове Руяне (24). Сравнение некоторых оригинальных пассажей в текстах народных заговоров восточных славян с атрибутами главного божества славян балтийских - Святовита, в частности, с сохранившимися описаниями его идола, находившегося в Арконе, позволило автору заключить, что эти тексты передают в трансформированном виде древние молитвы, обращенные к Святовиту (25)...
21. В.Б. Вилинбахов. Балтийские славяне в русском эпосе и фольклоре. Slavia Occidentalis. Т.25. Poznan, 1965. s.155-191
22. В.Б. Вилинбахов. Где была Индия русских былин? - Славянский фольклор и историческая действительность. М., Л., 1965. с.99-108 (совместно с Н.Б. Энговатовым); его же. Былина о Соловье Будимировиче в свете географической терминологии. Русский фольклор. Т.12. Л., 1971. с.226-229; его же. Волх и Рюрик - патронимы преданий и легенд Новгородской земли. Русский фольклор. Т.13. Л., 1972. с.213-217; и др.
23. В.Б. Вилинбахов. Балтийские славяне и Русь. Slavia Occidentalis. Т.22. Poznan, 1962. s.254- 277; его же. Об одном аспекте историографии варяжской проблемы. СС. Вып. 7. Таллин, 1963. с.333-347; его же. Современная историография о проблеме Балтийские славяне и Русь. - Советское славяноведение, М., 1980(1), с.79-84; и др.
24. В.Б. Вилинбахов. Балтийско-славянский Руан в отражении русского фольклора. Русский фольклор. Т.11. М., Л., 1968. с.184
25. В.Б. Вилинбахов. Балтийско-славянский Святовит в фольклоре восточных славян. Атеизм, религия, современность. Л., 1973. с.190-198
С.Н. Азбелев. Гостомысл. Варяго-русский вопрос в историографии. М., 2010. с.598-618
http://historylib.org/historybooks/Fomin_Varyago-Russkiy-vopros-v-istoriografii/28
Варяго-русский вопрос в историографии (сборник под ред. В.В. Фомина: А.Г. Кузьмин. Одоакр и Теодорих; Руги и русы на Дунае; С.Н. Азбелев. Гостомысл...). М., 2010
http://historylib.org/historybooks/Fomin_Varyago-Russkiy-vopros-v-istoriografii/
Русский фольклор - мaтepиaлы-и-иccлeдoвaния-aн-cccp-иpли - 1956-2013
http://lib2.pushkinskijdom.ru/%D1%80%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B8-%D1%84%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%BA%D0%BB%D0%BE%D1%80-%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D1%8B-%D0%B8-%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B0%D0%BD-%D1%81%D1%81%D1%81%D1%80-%D0%B8%D1%80%D0%BB%D0%B8
Вадим Борисович Вилинбахов
http://rossica-antiqua.livejournal.com/473670.html
Из песен Словенской Руси. Продолжение
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_391.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_392.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_393.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_394.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_395.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001