Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Илья Иванович Тёрох. Отрывок из соч. Сварог. Дед Перун
от 19.12.10
  
Iсходны словесы


Праздник Обновления и Преображения

Чому ж так нема, як було з давна,
Ой дай Боже!
Як було з давна а з первовеку,
А з первовеку, з первопочатку?
Святам Николам пива не варят,
Святам Рождествам службы не служат,
Святым Водорщам тройци не сучат,
Ой брат на брата мечем рубае,
Сестра сестрицы чари готуе,
Ой кум на кума все ворогуе,
Сусед суседа збавляе хлеба,
А донька матерь все проклинае,
А сын на вотця право тягае.
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким (три части в четырёх томах). Издание Императорского Общества Истории и Древностей Российских при Московском Университете, 1878г.
http://www.mirknig.com/2011/10/24/narodnyya-p1123sni-galickoy-i-ugorskoy-rusi-iii-chasti-v-iv-tomah.html
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=2185203 65 Мб
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_243.htm
Прибоги-Сварожичи. Перун - Черная туча (ХмАра), бог огня и грома, грозный, но добрый бог. Тучи - Перуновы Скалы. Весной он опоясывает землю молниями и сливает на нее свое семя (дождь) для урожая, в то же время очищая ее огнем и водой от всякой нечисти. Огонь его святой: Огонь Сварожич...Праздники Перуна заменили христианские праздники Св. Илии и зимнего Св. Николая.

Четыре Мира-Света в Религиозно-Поэтическом Представлении Славян
1. Небо, престол Божий.
2. Небеса: Небесно-Голубой или Лазурный Свет.
3. Светозар - светило Лазурного Света.
4. Небесная твердь с раем - твердь Лазурного Света.
5. Даж-Бог - светило Белого Света.
6. Мокошь.
7. Перун (Черная Туча).
8. Белый свет.
9. Земля - твердь Белого Света.
10. Великий Поток.
11. Могилицы или Ямы - твердь Серого Света.
12. Серый свет.
13. Морок (мрак) или Морило - светило Серого Света.
14. Срубы - твердь Черного Света.
15. Черный Свет.
16. Черная Потьма - светило Черного Света.
17. Пек или Пекло.
18. Зубы Черной Потьмы - ворота в Черный Свет.
Четыре Мира-Света Согласно содержанию поэмы Сварог (которого полностью нельзя поместить в сей книжке из-за недостатка места) в религиозно-поэтическом представлении дохристианских имелись четыре мира-света, два из них над землей и два под ней:
1. Белый Свет (свет в понимании белой ясности, белого сияния или луча, которым проявлял себя Сварог в кромешном хаосе до создания миров. С временем слово свет-сияние приняло значение слова мир. В галицком наречии свет значит только мир, а вместо слова свет в значении ясности, употребляется слово свЪтло (и. с. ср. рода, с ударением на первом слоге - полонизм от свiатло. Но галичане до сих пор употребляют слова ощ-свЪта, до-сЪтки) - наш свет, с твердью-землей, солнцем (Дажь-Богом), Перуном (Черной Тучей-Хмарой), луной-месяцем (Мокошью) и звездами-зорями. На земле, покрытой растительностью, жили дедьки, люди и другие земные твари. Над этим светом царил Творец его - Бог богов Дед Сварог.с прибогами Сварожичами. Наши отдаленные предки представляли себе свой Белый Свет в виде исполинского купола, верх которого составляла небесная твердь (небосвод), обрамляющая низами небосклона нашу землю.
2. Над Белым Светом возвышался духовный и невидимый Небесно-голубой, Лазурный Свет, который представляли себе также в виде купола над куполом Белого Света. Верх и склоны купола Белого Света составляли для Лазурного Света его твердь-рай, заменявший в нем нашу твердь-землю. Отсюда в древне-славянском языке небосвод (фирмамент) именуется твердь. Лазурный Свет имел свои тихие, ласкающие лазурные солнца-светила, среди которых сиял больше всех сам Сварог-Светозар, имел лазурные звезды, и Небо - престол Божий, под самим верхом купола. В этот Свете жил царь небесный Сварог и другие небожители, а также блаженные людские души. Твердь и небо, вместе взятые, назывались Небесами...
Илья Иванович Тёрох. Карпаты и Славяне. Предание. Отрывок из сочинения Сварог - Издание Общества ревнителей русской старины. Нью-Йорк, 1941
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_353.htm
Тамо Перунь iде
а главу златоу трсеще
молыне посевахшеть до Сврзе сiняе
А та тврдесе одо тоiе
А Матыре Слава
спЪвашеть о трудЪх свакех ратнех
А мамехом ста посленхате
а хотящетi бране зурiве за Русь наше
а ПраСвнтОце наша
Матырь Слва сящеть до облцева яко Сунь
а вЪщяшеть ны побЪды а згенбель
А нi се бояхом ста
яко то есь жiвот земен
а вiць есь жiвот вЪщен
А тому iмяхом ста дыбате вЪще
яко земно проть же нiце
Сме на земе яко згi
а то зъгмiзехом ву тьме
яко не бяхом ста iсте нiкда на нi
Тако Слва наше отеце
до Матырь Слве
а пребенде в Онь
до конца конець земстех а iнех жiтве
Там Перун идет и головой золотой трясет, молнии рассевает во Сваргу синюю, и она укрепляется (твердится - отсюда твердь) от них. И Матерь Слава поет о трудах всяческих ратных. И (нам) надобно послушаться и хотеть брани яростной за Русь нашу и Святых Праотцев наших. Матерь Слава сияет до облаков как Солнце (Суне) и предвещает нам победы и гибель. Но (мы с вами) не боимся, потому как то жизнь земная, а ведь есть (и) жизнь вечная. И о том (нам) надобно заботиться больше, потому как земное против нее - ничто. Мы на земле как искры, и исчезнем (изгинем) ведь во тьме, как бы (мы) никогда и не существовали вовсе. Так слава наша пойдет к Матери Славе и пребудет в ней до конца концов земных и иных жизней (перевод Николая Слатина)
А цитай ету книгу да з доски на доску! Дощечка 7
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_335.htm
Есть Небо Белого Света, и есть Небо Голубого (Лазурного) Света (Сварга синяя)
Есть Твердь Земная, и есть Твердь Небесная
Есть Жизнь Земная, а есть Жизнь Вечная

История совершает свой путь последовательно и постепенно. Это, как известно, общий закон исторического движения. Во внешней истории народов повидимому бывают перевороты, но только по видимому, потому что и здесь всякое явление - непременно вытекает из предыдущих, находящихся в известных с ним отношениях и связи. Что же касается до внутренней истории, истории народного духа, убеждений, понятий, обычаев, то тут не бывает и кажущихся скачков, перерывов.
Особенное же значение этот закон имеет в области религиозной - где все, по народному воззрению, запечатлено авторитетом божественным. В этой области человек консервативен по преимуществу. Это особенно нужно сказать о целых народах. Медленно и постепенно одна религиозная форма сменяет другую: по большей части старое здесь долго уживается с новым - то и другое вступают друг с другом в сделку, взаимно проникаются, и только с течением более или менее значительного времени новое берет перевес и вытесняет старое. И это вполне справедливо не только по отношению к истории языческих религий, но и в отношении к истории религии христианской.
Христианские понятия и начала входят в жизнь и сознание народов не вдруг, а мало-по-малу, у одного скорее, у другого медленнее, смотря по разным историческим обстоятельствам, в той или другой степени содействующим или препятствующим этому. Старое язычество и в христиаскую эпоху народной истории обыкновенно заявляет о своем существовании, прорываясь, так сказать, на каждом шагу этой истории и налагая свою печать на народное понимание новой религии. Изменяются имена, форма, а значение, сущность дела, смысл всего долго-долго остаются те же - чисто языческого свойства. Не говорим уже, что вообще старый (языческий) склад народного миросозерцания и жизни обыкновенно проходит по всей истории новой (христианской) веры и, при всей ея универсальности (всеобщности) определяет народную ея физиономию.
Вот почему для надлежащего понимания церковно-исторических явлений в жизни того или другого народа, кроме других условий, необходимо изучение предшествовавшего христианству народного язычества, что и делают многие, напр., изследователи церковной истории на древней грекоримской почве.
Понятно, после этого, как важно для уразумения русской церковной истории ознакомление, между прочим, с русским, т.е. славяно-русским, язычеством. Такое ознакомление, конечно при прочих условиях, может обьяснить многие факты и весь строй многовековой церковно-исторической жизни нашего отечества.
Но этого мало. Славяно-русское язычество представляет не только научно-исторический, но и современно практический интерес. Известно, что, несмотря на девятисотлетний почти период времени с тех пор, как крещена земля в русскую веру, у нас еще и доселе остается очень много следов нашей языческой старины - языческих верований, преданий и обрядов, не говоря еще о чисто внешнем, можно сказать, языческом отношении к христианству массы народной. Надлежащее знакомство с русским язычеством дает возможность сознательно относиться к означенным остаткам нашей старины - понимать их смысл и значение, их силу и слабость, что из них и почему особенно усердно держалось и держится против истинной веры, в чем, наконец, состоит отличительный характер искажений, которые производят они в народном православии.
...Языческие верования и представления вообще имеют свою историю, начало которой восходит к незапамятной эпохе арийцев. Но проследить за их развитием шаг за шагом чрезвычайно трудно, да и едва ли возможно. Мифология не знает хронологии. - Память о языческой старине - говорит  А.Н. Афанасьев, - доносимая нам в устных преданиях и символических обрядах, сливает все частности во едино, и разом, в нелегко-разрываемой связи, передает то, что создавалось в течение многих и многих лет (т.1, с.57)
...Между светлыми славяно-русскими божествами первое место принадлежит Сварогу (от скр. svar - небо и заходить), богу неба Другое славянское имя этого бога Дый (от скр. div - небо, Dyaus - отец небо...Ему соответствует лат. Deus...). Верование в Сварога восходит к древнейшей эпохе политеизма. Сначала под именем Сварога разумелось просто небо, которое как вместилище светлого начала - света и тепла, первоначально у всех народов обоготворялось по преимуществу, и к которому во времена политеизма, по всей вероятности, приурочена была первобытная идея единобожия. В большей части языков слова, обозначающие небо, служат и названиями Бога. В наших заговорах говорится: Ты, Небо, слышишь, ты, Небо, видишь!...Бог, упоминаемый в договоре Игоря и Святослава с греками (X в.), есть, по всей вероятности, Сварог славянский, имя которого прямо приводится в Ипатьевской летописи. О нем упоминает Гельмольд, приписывая ему владычество над небом. О нем же говорит и Прокопий (VI в.), как о единственном (у славян) владыке вселенной и создателе молний...Сварог - это бог богов, их родоначальник, прабог (ср. пращур, прадед), в отношении к которому все другие светлые божества представлялись его детьми, прибогами...По древнему сказанию, он предается покою, представляя творчество и управление вселенною своим детям (Аф. т.1, 65)
Митрофан Доремидонтович Никифоровский (настоятель Церкви Божией Матери Всех Скорбящих Радости). Русское язычество. Опыт популярного изложения научных сведений о языческой религии русских славян. СПб., тип. духовного журн. Странник, 1875г., 125с.
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_359.htm
Вместо предисловия Прибоги, земные работники, были у славян до принятия христианства тем же, чем являются теперь у них святые после принятия христианства. Они, их, прибогов, невольно чтят языческими песнями и совершаемыми ими языческими обрядами и до сих пор, заменив их языческие имена христианскими: Перуна - Св. Илией или Св. Николаем, Купала - Св. Иоанном Крестителем, Велеса - Св. Василием или Св. Власием, и т.д.
В представлении славян этот единый Бог Творец и Вседержитель был и единственным начальником-князем, хозяином своего солнечного хозяйства Белого Света и небес так же, как у них старший в роде считался в старину единственным хозяином, начальником-князем всего рода или задруги и их имущества. Они, славяне, молились только ему - Богу Творцу и сохранившиеся припевы: Сияй, сияй Боже!, Слава Богу на небе!, Благослови Господь детей своих!, Славен еси, наш милый Боже, на небеси! др. относились к нему и пелись ему, но праздники с играми, танцами-хороводами в боголесьях (гаилками в гаях) были сопряжены с доступными и понятными человеку проявлениями божества в природе, т.е. с прибогами.
По свидетельству Прокопия славяне верили, что Сва-Рог оставил Белый Свет и Землю (по всей вероятности после грехопадения дедьков и людей, призвавших к себе Черную ПОтьму), но в своем милосердии, чтоб Белый Свет сразу не переминился в Черный, оставил им своих Сварожичей (Перуна, Дажь-Бога, Мокошь и др.). Перун, представлялся народу самым могучим и как бы стоящим во главе всех прибогов Сварожичей, как бы заместителем Бога. Поэтому русские князья-язычники, при заключении договоров с христианской Византией, клялись Богом и Перуном, а также и Велесом. Договоры были военно-торговые. Князья клялись Богом, т.е. Сва-Рогом и в добавок Перуном, как княжеским и дружинным богом войны, и Велесом, которого русские купцы сделали своим покровителем и богом торговли (В договоре Святослава (лаврент. летопись) говорится: Да имеем клятву от Бога, в него же веруем, в Перуна и в Волоса, скотия бога. В договоре Игоря читаем: И иже помыслит от страны русския риазрушити…да не имуть помощи от Бога, ни от Перуна…Аще ли же кто преступит се…да будет клят от Бога и от Перуна).
Единому своему Богу славяне приписывали только положительные, благие качества, т.е. Сва-Рога считали светом, теплом, любовью, добром. Отрицательные, злые качества приписывались ими другим - злым силам, представителям тьмы, холода, вражды и всякого другого зла. Славяне стремились в жизни в своей примениться к своему Богу и были, по свидетельству чужих (и остались такими же и поныне), самым религиозным, мирным и богоносным народом в мире.

Дед Перун
Дед Перун
I

Раз Сварог призвал богов
С четырех небес рогов,
Со земли дедьков буянов,
Светлых духов великанов
И из слов речь плетучи,
Говорил им, молвячи:
Cвет отец и мать землица,
Словно царь тот и царица
Блещут точно бы в парче
В золотом моем луче.
Милая землица мати
Пучится от благодати,
От щедрот и ласк благих
В трудовых руках моих.
Чтоб добро сияло в свете,
Чтобы свет держати в цвете,
Нужно гнутись в три горба
И трудитись в поте лба.
Нужно вечно промышляти,
Свет работой обновляти,
Корчевати грех со злом
Черным, тягостным трудом,
Чтобы вечно, неустанно,
Беспрерывно, постоянно
В цветниках святой земли
Правда и любовь цвели.
А иначе свет широкий,
Как высокий, так глубокий,
Зла бурьяном бы оброс,
Утонул бы в море слез.
ПОтьма снова бы бродила,
Слизывала бы светила
И блуднице для потех
По земле гулял бы грех.
Лишь мой труд, моя работа,
Чистка грешнего болота -
Стерегут наш Белый Свет
От несчастий, горя, бед,
И несут блаженство раю.
Лишь трудом свет украшаю,
Как тот мастер в мастерской,
Золотячи круг рукой,
Золотит его работой,
А не только позолотой.
Ведь не серп пшеницу жнет,
А тяжелый труд и пот.

II

Трижды свет благословивши
И росою окропивши,
Дед, ласкаючи Любовь,
Начал говорити вновь:
Велики мои заботы,
Велики мои работы
По созданию миров,
Новых, Божиих дворов
В солнечной моей вселенной.
Полон силы дерзновенной
К предстоящему труду,
Ныне я от вас уйду
В безпредельный круг Всемира.
Без вождя, без проводира
Мирияды долгих лет
Радостный сей Белый Свет
Оставляти не желаю.
В благо людям, в благо раю
И на радость вам Дедам
Нового вождя вам дам:
Мужа с силой и влияньем,
С опытом и дела знаньем.
- Молвится пословица,
И во век не сломится,
Скажет правду, хоть крутую,
Пак святую, золотую:
Где в хозяйства правят два,
Не растет там и трава,
Там тогда не господарство,
А одно для всех мытарство.
Хоть в трудах и гнутся все,
Нет там спицы в колесе,
Нет там соли для фасоли,
Хоть у всех растут мозоли.
Там и свары, и вражда,
Словом там кругом беда!
Потому вот сим заветом
Царствование над светом
Я сдаю на Перуна.
В свете будет власть одна.
Будут там тогда порядки,
Будут вскопаны все грядки.
Молвят: Где газда один,
Там углы без паутин,
Там мешки не без намола
А чаны не без засола,
Там всегда молотит цеп,
А в печи печется хлеб.
Ты, Перуне, старший в роде,
Ты хозяин по природе.
Знай, чтоб жили все в тепле
В небесах и на земле.
Ты один лишь управляешь,
Научаешь, заставляешь,
И смываешь черный грех.
Ты один - царь Бог для всех
И помощник всем в потребе
На земле и здесь на небе.
Крепкий разум в голове -
Головы на шее две.
У тебя ума не мало,
И на семерых бы стало.
- Лучший господарства друг -
Труд хозяина, не слуг.
Тот газда, кто в свой труд верит,
Труд своим лишь потом мерит.
Не газда он, без труда
И хозяйство сьест беда.
Хоть, и царь я, пак тружуся
И мозолями горжуся.
Вот и видишь мой успех:
Свет стал радостью для всех.
Так и ты начальствуй в поте
При мозолистой работе!

III

Дед вперед и взад ходил,
И в раздумьи ус крутил.
И призвавши всех к вниманью,
Обратился вновь к собранью:
Все вы боги, божичи,
Все мои сварожичи.
Каждый с восемью ушами,
Каждый с восемью очами,
Всякий знает все и всех,
Всякий ненавидит грех
И мостит к добру дорогу,
Как и подобает богу,
Выросшему на небесах
Всем на радость, злу на страх.
Всем богам даю работу
До седьмого перепоту,
Чтобы цвел сей Белый Свет
Пышно как лилейный цвет.
Зло метет лишь труд потелый,
Лишь трудом свет будет белый
Труд, не жернов, трет зерно,
Пот, не ступа, мнет пшено.
Постоянная забота
И кипучая работа
Охранят наш свет от бед.
Труд - мой первый вам завет!
Труд, работа всем до пренья,
До обильного потенья!
Труд, лишь труд всех благ залог,
Вольный труд - я сам, Сварог!
Им я путаю все беды,
Им и вы гордитесь Деды.

Русские славяне называли почтительно небесных богов - Дедами (белороссы - Дзядами), а богинь Бабами, прилагая к имени Бога слово Дед, в значении прилагательного Великий, а к имени богини слово Баба или Деда в таком же значении. Земных божков, безплотных духов, не рожденных, а созданных Сварогом на земле вместе с людьми, величали - Дедьками (белороссы - Белунами), а земных богинь (обьявлявшихся от поры до времени людям в раю порхающими мотыльками - бабочками) - Бабками или Бабочками. В Галичине до сих пор в поэзии или в торжественном стиле употребляется слово Дед в выше упомянутом значении: Дед Бескид, Дед Славутица Днестер и т.д. Русские Галичане употребляют для своего наречия старое, этимологическое правописание, но букву ять произносят как мягкое И, поэтому Дед выговаривают Дьид, что совпадает с великорусским хороводным припевом Ой Дид Ладо!
...Земные божки ДeдькИ, БелунЫ, БелобожкИ (у поляков БожЕнта, КраснолЮдек, Скшат, у других славян - БОжик, БОжичек), безплотные земные твари-духи, не рожденные, а созданные Сварогом вместе с людьми на земле. Небесные боги, как уже было сказано выше, величались нашими предками Дедами, богини Бабами; земные божки - дедьками (у белороссов - белунами, белобожками), а божкини-дедькини - бабками. Слово дедько (произносится дьидько) до сих пор в общем повседневном употреблении в русской Галичине, в особенности в сердцах, при чем прилагают еще - проклятый, или черный: Ах,ты черный дедько!
Дедьки были созданы Сварогом для охраны Белого Света а) от змия Греха Горесея (былинного Горыныча), царя Черного Света, тьмы и зла, б) от его наложницы - Черной ПОтьмы, и в) от их детей - чертей, которые постоянно вторгались в Белый Свет для завоевания его. Вместе со снисходящими с небес на землю Дедами Сварожичами (Дажь-Богом, Перуном, Велесом и т.д.), дедьки, как духовные и умственные исполины, также обязаны были помогать людям во всем и создавать для них рай на земле.
Начальником этого невидимого, безплотного Сварожьего воинства был Белобог, который, после создания Карпат, жил на верхе Белогоре (нынешней Черногоре). Дедьки населяли сушу, воздух и воды, также и недра земли, разделив всю землю на крохотные уделы (доси, божко, мое, а доти - твое -, моя граница - ся береза, а твоя - вот та верба -, как разсказывают еще ныне в Галичине, напр. в д. Кульчицы, Самборского окр.), везде ими кишело, и за их добро и ласку люди их также чтили. В представлении народа, они были великаны, снежнобелые (отсюда: белобог, белобожок, белун) и златокрылые, а люди чувствовали их присутствие по исходившему от них благоуханию и по сладкозвучной музыке, исходившей от их крыльев во время полета. Во сне, а вьяве в великие праздники, они обьявлялись людям в раю и вместе с ними чтили Дедов и забавлялись с земными тварями.

IV

Опершись на жезл святой,
Дед пригладил ус седой
И смотрел дедьков отряды.
- Тысячи вас, мирияды! -
Молвил с лаской Бог Господь.
- Сила дух, а немощь - плоть!
Все вы великаны-духи
Черти против вас - лишь мухи.
Дунете, и их уж нет.
Вам завет: храните свет
От нечистых навождений,
А людей от искушений,
От негодных, злых чертей
И от ПОтьменных когтей.
С корнем вырывайте злыню
И садите лишь добрыню,
Не пускайте черной тьмы
В ваши души и умы.
Как мои борцы святые
И помощники земные,
Возвращайтесь в свет назад
И держите в нем мой лад.
Да смотрите, чтоб на свете,
Расцветали б в пышном цвете
Правда и любовь богов
Берегитесь зла оков
И исчадий злого ада,
Грехоносного их яда.
Стойте верно при Дедах,
Помогайте им в трудах,
В их земной, благой работе
Отдавайте дань Охоте
И в моем живом тепле
Рай творите на земле.
Выше тварей не неситесь,
Будьте скромны, не гордитесь,
Что на свете вы дедьки,
Бестелесные божки,
Воины мои земные,
Великаны боевые
С силой нерушимою
И не сокрушимою.
Относитесь к правде строго
Я от вас жду очень много,
Больше жду, чем от людей,
Милых нам земных детей.
На земле - вы господари
Опекайте ж Божьи твари,
Не жалейте ваших спин,
Все трудитесь как один.
Пусть не будет между вами
Трутней с мягкими боками
Лень - порочна и гнила,
И источник бед и зла.
И когда б одни трудились,
А другие бы ленились,
Почернел бы Белый Свет
От несчастий, мук и бед.
Лень греху всегда подмога.
Гладкая его дорога,
Но не в небо, только в ад,
В пОтьменный Вертеп Отплат.
С ленью злой, чертям в глумленье,
Вмиг пришло б грехопаденье
Лютый бой всех против всех.
Зло бросало б грех на грех
И загнало б вас на срубы
Черной ПОтьме прямо в зубы,
В дебри, в пропасти глухи
Мучитися за грехи,
За свои дела дурные,
Мысли и слова гнилые.

Славяне поклонялись только одному Богу, един Богу-Творцу, которого называли разными именами: Сварог, Рог, Один, Световид, Светозар, Владимир, Троян и др. Световида представляли себе с четырьмя лицами, с восьмью глазами и восьмью ушами, т.е. всевидящим и всеведом. Ему одному молились и его одного величали богом, боженькой, всемогущим и творцом. Сохранившиеся припевы - Сияй, сияй, боже! Благослови детей своих! Славен еси наш милый боже! и др. говорились и пелись только этому одному богу. Его считали непонятным, далеким, недоступным, невидимым и недосягаемым. Вот почему поклонялись ему в его проявлениях в природе.
Эти отдельные проявления Сварога в природе олицетворялись, им давались особые имена. В молнии-огне Сварог был Перуном, в свете-тепле - солнцем Даждь-богом, в воздухе-ветре - Стрибогом, в весеннем плодоносном и зарождающемся солнце - Ярилом, в летнем - Купалом и т.д. С течением времени эти проявления обособились, и они с отдельными именами и присущими им качествами превратились как бы в особые божественные существа, в детей Сварога и величались сварожичами. Огонь-сварожич, Даждь-бог сварожич. Они, однако не были богами, а прибогами, не были творцами, а просто работниками, служками Сварога, исполнявшими в Белом свете возложенные Сварогом для них работы: Перун опоясывал землю молнией для урожая, Даждь-бог освещал и обогревал ее и т.д.
Сварожичи были ближе человеку, чем недосягаемый, неизьяснимый творец - Сварог. Поэтому и создалось у славян верование, что Сварог, заботясь о всем мире, передал правление Белым Светом своим детям - сварожичам - Илья Тёрох. Вера наших предков дохристианской эпохи

V

Дед Сварог тут замолчал.
Из-за пазухи достал
Писанную Благодатью
Грамоту с литой печатью.
В золотистом долбнячке
И на шелковом шнурке.
На престол святой возсевши
И душой всех обогревши.
Молвил Дед решительно,
Строго и внушительно:
Слушайте еще раз Деды,
Вы всевиды и всеведы,
Да и вы белобожки,
Златокрылые дедьки.
Ради вас и человека
С нынешней поры до века
Будет в свете лишь один
Господин и властелин.
Чтоб прогнати прочь Недолю,
На cию мою вам волю
Издаю в сей добрый час
Перуну крутой указ,
Острый как коса стальная,
Клепанная, не простая.
Пусть для всех он будет свят,
Пусть святятся мир и лад.
Грамоту сю золотую,
Волю сю мою святую,
Я скрепил для вас, божки,
Подписью моей руки.
С моего благословенья,
Ныне же, без разсужденья,
Дед Перун, как царь Отец,
Приоденет мой венец
И с жезлом моим в деснице,
ПОтьме Черной, зла царице,
Будет грозен как и я.
Ныне в нем уж мощь моя.
В Перуна преображаюсь,
Живной силой наливаюсь.
Ныне в нем, - я сам, Сварог,
Всем единый, вечный Бог.
Как меня его вы чтите,
Господом своим зовите,
Повинуйтеся ему,
Вместе с ним гоните тьму.
Лейте в рай земной щедроты,
Сейте в Белый Свет красоты,
Чтобы сиял он в ширь и даль.
Прочь пусть отойдет печаль.
Да живут в нем вечно Рада,
Жива и отрада Лада,
И любовь в нем пусть цветет
Высоко под небосвод.
Вот мое вам наставленье,
Милость и благословенье,
И полна щедрот мошна.
Дай вам Бог всего сполна!

VI

Тут Сварог преобразился.
Дед Перун в одно с ним слился,
Молнией прорезал свет,
Громом грохотнул ей вслед,
Встряс землей и небесами,
Воздухами и водами,
И метнул в мир с силой сил
Тучи новых звезд-светил
В знак, что в нем уж мощь Сварожья,
Созидательная, Божья,
Мощь неизмеримая
И несокрушимая.
Как кузнец миров вселенной,
Жар из мысли вдохновенной
Дед на наковальню клал,
Воли молотом ковал.
В свете вечного желанья,
Дед в порыве созиданья
Бил дробящим молотом
С грохотом и рокотом.
Искры лились от ударов
И вертячись в виде шаров,
По миру катились,
Зваздами светилися.
Ниц упали все в смятеньи,
Руки вознесли в смиреньи
И шептали: Свят Бог, свят!
Свят Творец миров трикрат!
В страхе восклицали люди:
Слава, слава Богу буди!
Свят Бог сил и славы царь!
Свят Господь Бог, володарь!
После сих преображений,
Дед Перун без разсуждений
Приодел как Бог Отец
Царский золотой венец
И с любовью и приветом
Царствовати стал над светом
Как Господь и царь Один,
Как единый властелин.
В пышной, царской багрянице
И с жезлом в святой деснице
Сел Дед на Сварожий трон
И глядел со всех сторон
На любимый свет широкий,
Как высокий, так глубокий,
Без начала и конца.
Дед Перун сменил Творца.
Мать земля была подножьем,
Твердь небес - престолом Божьим,
Венчиком был солнц восход,
Омофором - небосвод,
Густо звездами нашитый,
Мглистым кружевом обвитый,
И сиянием зорь лучей.
Тканый синевой морей
В благо свету, небу в дружбу,
Дед сейчас отправил службу
На престоле пресвятом,
При кивоте золотом
И идучи света храмом,
Окурил его фимиамом,
Землю трижды осенил
И плодами ссеменил.

Земные божки ДeдькИ, БелунЫ, БелобожкИ (у поляков БожЕнта, КраснолЮдек, Скшат, у других славян - БОжик, БОжичек), безплотные земные твари-духи, не рожденные, а созданные Сварогом вместе с людьми на земле. Небесные боги, как уже было сказано выше, величались нашими предками Дедами, богини Бабами; земные божки - дедьками (у белороссов - белунами, белобожками), а божкини-дедькини - бабками. Слово дедько (произносится дьидько) до сих пор в общем повседневном употреблении в русской Галичине, в особенности в сердцах, при чем прилагают еще - проклятый, или черный: Ах,ты черный дедько!
Дедьки были созданы Сварогом для охраны Белого Света а) от змия Греха Горесея (былинного Горыныча), царя Черного Света, тьмы и зла, б) от его наложницы - Черной ПОтьмы, и в) от их детей - чертей, которые постоянно вторгались в Белый Свет для завоевания его. Вместе со снисходящими с небес на землю Дедами Сварожичами (Дажь-Богом, Перуном, Велесом и т.д.), дедьки, как духовные и умственные исполины, также обязаны были помогать людям во всем и создавать для них рай на земле.
Начальником этого невидимого, безплотного Сварожьего воинства был Белобог, который, после создания Карпат, жил на верхе Белогоре (нынешней Черногоре). Дедьки населяли сушу, воздух и воды, также и недра земли, разделив всю землю на крохотные уделы (доси, божко, мое, а доти - твое -, моя граница - ся береза, а твоя - вот та верба -, как разсказывают еще ныне в Галичине, напр. в д. Кульчицы, Самборского окр.), везде ими кишело, и за их добро и ласку люди их также чтили. В представлении народа, они были великаны, снежнобелые (отсюда: белобог, белобожок, белун) и златокрылые, а люди чувствовали их присутствие по исходившему от них благоуханию и по сладкозвучной музыке, исходившей от их крыльев во время полета. Во сне, а вьяве в великие праздники, они обьявлялись людям в раю и вместе с ними чтили Дедов и забавлялись с земными тварями.
Подстрекаемый пробравшейся в Белый Свет дочкой Греха - блудницей, красавицей Удыней, Белобог вздумал сам сесть на небе, взбунтовать против неба дедьков и людей и начал войну с Дедами, которая окончилась полным его поражением. После грехопадения злые белуны-дедьки почернели, обожженные молниями Перуна, земля разверзлася и их поглотила Черная ПОтьма, которая, подвергнув их мучениям в пекле, изрыгнула их обратно на землю, чтобы они, как раньше помогали, так теперь пакостили бы людям. Изрыгнула их ПОтьма не титанами, а меньшими чем люди уродливыми тварями - карликами, одних с шерстью, других с копытками и хвостиками, третьих с рожками, а то и просто маленькими уродами и они поселились на тех же местах на земле и под ней, где жили до грехопадения, пакостя людям на всяком шагу. А люди, как раньше их чтили, так теперь стали проклинать их и клясть ими других. Что ни случится плохого (что-нибудь разобьется, сломается, порвется и т.д.), всему виновен дедько и при таких случаях русский Галичанин непременно крикнет: Ах ты черный дедько проклятый!
Зависимо от того, где они жили и чем они занимались, люди называли их лешими, домовыми, полевыми, водяными и разными другими именами, напр. (в Галичине) манами (манить), сбивающими путников с прямого пути; блудами, заставляющими их кружить на одном и том же месте; отменами (видминами), подменивающими людских детей своими уродами; бабками-богинями, закармливающими людских детей до смерти, с такими длинными грудьми, что они должны закидывать их за плечи, иначе волоклись бы по земле и т.д., и т.д.
Белобог также почернел и, ставши Чернобогом (Люксенбурсские славяне до недавнего времени называли диавола-черта - Чернобогом. А Гелмолд (Chronica Slavorum) писал о балт. славянах: Malum deum sua lingua diabol sive Zcernoboch, id est nigrum deum appellant, bonumque - Belboch), остался в Черном Свете, где ПОтьма приковала его к стене пекла. Там сам мучается и мучает грешные людские и дедьчьи души, и ждет спасения вместе с ними от добрых дел земных людей. После грехопадения и Белые Карпаты почернели, понизились, потрескались, поломилися, реки в них покривилися и обмельчали. Белогора стала Черногорой (Масуди упоминает о какой-то Черногоре в Карпатах. Эту гору, по его сообщению, окружали живительные воды, известные своими целительными свойствами, и на ней будто стояло дивное здание - храм Дажь-Бога, с которого каждый день рано утром встречали восходы солнца с молитвами и песнопениями) и упала с небесных высот даже ниже некоторых других понизившихся карпатских верхов.
Не все дедьки, по народному верованию, взбунтовались. Небольшая часть осталась верной Сварогу и живет дальше на земле, помогая, как и раньше, людям в их житейских невзгодах. Известно предание, как Чех, прародитель чешского народа, принес на плечах своего дедька на новое поселение. Эти добрые дедьки являются хранителями людей (на подобие христианских ангелов), ведут безпощадную борьбу со злыми, черными дедьками и чертями и заставляют людей творить добрые дела. Хотя их немного, но они в конце концов истребят на земле все нечистые, злые силы и тогда на земле опять водворится добро, которое переменит ее назад в блаженный рай и этот рай будет продолжаться во веки вечные

VII

Разошлись святые боги
На четыре мира роги,
Подчинились Перуну
И как прежде, в старину,
Деды в небесах остались,
А дядьки вновь перебрались,
Как предписывал завет,
С радостью на Белый Свет.
Вновь сошли на землю жити,
Чтобы людям рай творити,
Сторожити их умы
От греховной злой чумы.
Тут же Богу честь воздали
И с тех пор с людьми справляли
Праздник Обновления
И Преображения.
Полные любви, смиренья
И к земле благоволенья,
Духи те чудесные,
Воины небесные,
Никогда во зло не гнули.
На холодное всем дули
И ласкали всех людей,
Словно маленьких детей,
Словно матери родимы.
Хоть и были им незримы,
Будучи без тел, костей,
Но ласкали слух людей
Мусикийским летаньем -
Крыльев гусельным играньем,
Взор - сиянием голов,
Ноздри - запахом цветов.
Потому их люди знали.
Иногда же и видали
Порхающих тут и там
Бабочками по цветам.
Видели их в ризах мглистых,
Сквозь прозрачных, золотистых,
Тканых из зори лучей,
Падавших в волнах с плечей.
В праздник бабка белбожкиня,
Разодета как княгиня,
Или дедько великан,
Чтоб потешити раян,
Наяву одним казались,
А другим во снах являлись
В непорочной чистоте
И в небесной красоте,
Снегу белого белее,
Чистыя слезы чистее,
С крыльями как у орлов,
С звездами вокруг голов.
Невидаль вам, чудо-диво!
И носились не спесиво.
Были радостью для всех.
Не чернил еще их грех,
Не вела еще их злыня,
Не поганила гордыня,
Ни копытчата нога,
Ни бодливые рога,
Ни уродливые лапы,
Ни кривые морды-храпы,
Ни клычища, ни хвосты,
Ни мохнатые хребты.
Теми духами-дедьками,
Вместе с знатными князьками,
Правил умно, без тревог,
Князь и вождь их - Белобог.
Родом не был он Сварожич,
А простой лишь белобожич,
Созданная Богом тварь.
Правил он в раю как царь,
Как земной наместник Бога.
Был помощником Сварога
И вождем безплотных сил
Против пОтьменных горнил.
Жил он в княжеских палатах
На крутых горах Карпатах,
В стороне незнАемой
И недосягАемой.
В поднебесном жил просторе
На высокой Белогоре,
Тут же близко Перуна,
Шаг один от неба дна.
Близким был богов соседом,
Хоть лишь дедьком был, не Дедом.
Был послушен Перуну
И лелеял мысль одну:
Правду Божью охраняти,
Зло добрыней воевати
И людской, и дедьчий род
Сторожити от невзгод.
Высоко, в воздушном море,
В синем, солнечном просторе
Вечно реял Белобог.
Видети оттуда мог
Целый рай как на ладони.
Вмиг он снаряжал погони,
Как лишь только полз на свет
Черный грех с ордою бед.
Правил в рае крепкой властью,
До тех пор, когда, к несчастью,
К гибели и горю всех,
Дедька не опутал грех
Путами лукавой злыни
И веригами гордыни,
Бросивши во свет свой яд,
А его на муки в ад.

Прибоги-Сварожичи. Перун - Черная туча (ХмАра), бог огня и грома, грозный, но добрый бог. Тучи - Перуновы Скалы. Весной он опоясывает землю молниями и сливает на нее свое семя (дождь) для урожая, в то же время очищая ее огнем и водой от всякой нечисти. Огонь его святой: Огонь Сварожич. Поэтому донедавна народ отказывался тушить пожар от грома. Душа убитого громом - идет в небеса, ибо он был убит из-за скрывавшегося за ним черта -.
В боголесьях горел вечный, неугасимый Перунов костер (Густинская летопись: Ему же (Перуну), яко богу жертву приношаху и огонь неугасающий с дубоваго деревия непрестано паляху), поддерживаемый особой стражей, менявшейся всякие сутки. Особая дубовая (Перунова) палица (палка) передавалась из двора во двор и двор, получивший ее высылал к костру сторожа. Обычай передачи палицы из двора во двор сохранился в Галичине поныне: палица - ходит - по селу к тем, на очередь коих приходится в ближайшую ночь сторожить село от пожара.
Неугасимый костер был заменен, после введения христианства, зажиганием костров в большие праздники (на Великдень, Купала, Св. Юрия и т.д.). В Галичине эти праздничные костры называют также соботками, а на Гуцульщине и Подгорьи - вместо палити соботку, говорят - Юрика палити. Подобно как ныне возвращаются домой после Всенощных в большие праздники с зажженными свечами, так в старину наши предки возвращались домой, после богослужений в боголесьях, с тлеющими в горшочках угольями из костра Перуна, которыми разжигали домашний огонь. Этот обычай сохранился в некоторых местечках в Галичине доселе: из соботок берутся угольки в горшечики и хранятся, чтобы были под рукой в случае - скиданья угля - против уроков (порчи от злого глаза или злого слова).
Полабские славяне называют четверг - Перун Дан (Перунов День), отсюда пошли: немецкое Donnerstag и англосаксонское Thursday - Туров День. Тур (Тор) значит то же, что Перун.
Перун (аналог. свистун, скакун и т.д.) - от глагола прати, повсеместно употребляемого в Галичине в смысле бити, в особенности при стирке белья: белье перут праниками. Поэтому утверждение некоторых филологов- мифологов, что слово Перун не славянское, неверно.
Перуном до сих пор клянут: Щоб тебе Перун побив! - или тресь, т.е. треснул. Праздники Перуна заменили христианские праздники Св. Илии и зимнего Св. Николая. В д. Николая в некоторых местностях в Галичине всякий двор приносит священнику петуха (птицу Перуна), которого в старину приносили в жертву Перуну у его неугасаемого костра в святом гаю. Червоный когут (красный петух) - Огонь. Пускати червонаго когута - поджигать. Дерево Перуна - дуб, символ крепости. На Иордан кладут Перунов крест из соломы на каждое стекло окон, загибая каждый конец креста под рамы стекла, от чего получается свастика. В других местностях пишут этот крест на всех дверях и окнах изб и хозяйственных построек разбавленной водою мукой. Весной, при первом громе, молодежь дужаеся (борется). Эта борьба дает дужающимся силу, и крепость до следующей весны.
Именем Перуна по всем славянским землям названы селения, горы и растения (деревья, травы и цветы), собственные имена и фамилии.

VIII

И под Перуна веденьем,
Царственным его правленьем,
Цвел, сиял наш Белый Свет
Как весенний чудоцвет.
И под ним без бед бурливых,
Мирияды лет счастливых
Сплыли в вечности русло.
И под ним зло не росло,
А скрывалося на срубах,
Тлело в черных, дымных клубах,
Прело в ПОтьмы потрохах,
Где гноилося в грехах.
Мудро правил самодержец,
Бог Огня и Громовержец,
Света царь и опекун -
Огнеметный Дед Перун
С думою богов небесных,
С ратью духов безтелесных.
В страхе он держал злой ад
И без бед цветил свой сад.
Хоть гремел, но был добрейший,
Милостивый и щедрейший,
Свету не жалел утех,
Как отец ласкал он всех.
Люди чтили Деда Бога
Как бы самого Сварога
В храмовом гаю святом
Несгараемым костром.
Палица, на радость Деду,
От соседа шла к соседу
И к кому она пришла,
Тот стремился из села
В боголесье, в гай священный,
Чтоб как страж благословенный
В день свой, в очередь свою
В храмовом святом гаю
Неусыпно сторожити,
Поддувати и кормити
Вечный жар в живом костре
На Перуновой Горе.
В праздники же, в дни святЫ
Жгли соботки огневЫ,
С Даном забавлялися,
Песней потешалися
При воде живой в Дунае,
На лужке, в священном гае,
Возле Дуба Перуна
И у Бадного Бревна.
Колом у огня вертячись,
Песнь кончали, веселячись:
Ой Всеслав, тряси плечьми!
Боженьку, греми, греми! -
Мощью огненной кипучий,
Страшно был Перун могучий.
Силой сил владел Перун,
Грозный, облачный ворчун:
Шел Перун - шумел как боры,
Говорил - гудел как горы!
А когда плечьми потряс,
Гром гремвл, трещал
Тра-трась!
Илья Иванович Тёрох. Сварог - поэма. Биографический очерк, Том первый, Том третий. Нью Йорк 1946г., с.314
http://vk.com/doc1072591_125607586?hash=a2f5dea9b863fc532c&dl=8ac2ceacc9f0a87c50 7.6 Мб

МОкошь или МОчга, в народе (на Буковине) Мокрая Мочка, у чехов ПЕрхта - луна (месяц), богиня дождя, дочь Перуна и Черной Тучи (Хмары). В некоторых местностях на Буковине выводили корову и из четырех сосок на четыре света по направлению дорог брызгали молоком Мокрой Мочке, чтобы она ниспослала дождь. Ея дети: Злива (Ливень), Слота (продолжительный дождь, ненастье), Дождь, Туман, Дуга-Веселица (Радуга) и Роса (небесное молоко или слезы Зори). Ея муж - Дед Окиян
ВИлы, тридевять сестриц, облачные девы - те же русалки на облаках, обслуживающие Черную Хмару (Тучу). Они выносят ее под небосвод и укладывают обратно в ея логовище. Во время громов они носятся на Громовиках от Тучи до земли, и обратно.
По народному поверью, во время соединения Перуна с Тучей, Вилы разбрызгивают истекающее из Тучи Перуново семя (дождь) по земле и напаивают им почву для урожаев. Под влиянием христианства Перун в этом поверии заменен чертом, а Туча ведьмой. Во время ливня, молний и громов, говорят: Черт обнимает ведьму. Под этим влиянием Тучка (или Мокошь) названа также ведьмой. Когда при сияющем солнце вдруг заморосит из тучки дождик, говорят: Ведьма масло робит (сбивает), маслянкой поливае. В седую старину Туча была не ведьмой, а милостью Божией. И Перун не был чертом, а богом - очищающим свет Огнем Сварожичем. Тучка и Мокошь также не были ведьмами, ибо ведьмы пакостят, не угощают маслянкой (напитком, остающимся в маслобойке от сметаны после сбивки масла). Напаивать землю маслянкой могли только милостивые богани Бабы.
В Сербии Вилами, в Болгарии Самовилами называют наших земных Русалок.
Слово вилы ученые производят от вълна, вълны - дочери воды.
ГромовикИ Именем Громовика принято считать и самого Перуна, и других богов Дедов. В представлении народа громы - страшные, свирепые и оглушающие ревущие звери - Громовики. Они стерегут Белый Свет от черных, нечистых сил. Перун держит их в своем дворе на привязи - на огненных цепях, прикрепленных к холмам (тучам) и спускают их в случае надобности во время бурь и на пробравшихся в свет чертей (гром с ясного неба).
На Громовиках ездят такие же лютые девы - Вилы, с огненными Перуновыми стрелами в руках.
И. Тёрох. Отрывок из соч. Сварог. Предание. Перечень упоминаемых в предании мифологических имен
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_355.htm
Илья Иванович Тёрох. Карпаты и Славяне
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_353.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001