Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Иван Посошков. Книга о скудости и богатстве
от 05.04.10
  
Iсходны словесы


Сие есть изьявление, от чего приключается напрасная скудость, и от чего гобзовитое богатство умножается

ей неученый есмь человЪкАз, мизирный Его Императорскаго Величества рабичищ, мнЪние свое сицево предлагаю о собрании Царских сокровищ, сице, еже вЪрным Его Величества рабом тако подобает пещися, ежебы елико о собрании казны старатися толико, но ежебы и собранное туне не погибало, и нетокмо собраннаго, но и несобраннаго прилежно смотрЪти, дабы даром ничто нигдЪ не лежало и не погибало.
Подобне и о всенародном обогащении подобает пещися без уятия усердия, дабы и они даром и напрасно ничего не тратили, но жили бы от пьянственнаго питья повоздержнЪе, а во одеждах не весьма тщеславно, но посредственно; чтобы от излишняго украшения своего, наипаче же жен своих и дЪтей своих, в скудость не приходили, но вси бы по мЪрности своей в приличном богатствЪ разширялись.
Понеже не то царственное богатство, еже в царской казнЪ лежащие казны много, ниже то царственное богатство, еже синклит Царского Величества в златотканных одеждах ходит; но то самое царственное богатство, ежели бы весь народ по мЪрностям своим богат был самыми домовыми внутренними своими богатствы, а не внЪшними одеждами или позументным украшением: ибо украшением одежд не мы богатимся, но тЪ государства богатятся, из коих тЪ украшения привозят к нам, а нас во имЪнии тЪми украшениями истончевают. Паче же вещественнаго богатства надлежит всЪм нам обще пещися о невещественном богатствЪ, то есть, о истинной правдЪ; правдЪ - отец Бог, и правда вельми богатство и славу умножает, и от смерти избавляет; а неправдЪ отец диявол, и неправда не токмо вновь богатит, но и древнее богатство оттончевает, и в нищету приводит, и смерть наводит.
Сам бо Господь Бог рек: Ищите прежде царства Божия и правды Его; и прирече глаголя: яко вся приложатся вам, то есть, богатство и слава (Матф. гл.6, ст.33). И по такому словеси Господню подобает нам паче всего пещися о снискании правды; а егда правда в нас утвердится, и твердо вкоренится, то не можно царству нашему Российскому не богатитися и славою не возвыситися. То бо есть самое царства украшение и прославление и честное богатство, аще правда, яко в великих лицах, тако и в мизирных, она насадится и твердо вкоренится; и вси, яко богати, тако и убозии, между собою любовию имуть жить, то всяких чинов люди по своему бытию в богатстве довольни будут. Понеже правда никого обидить не пускает, а любовь принудит друг другу в нуждах помогати; и тако вси обогатятся, а царские сокровища со излишеством наполнятся; и аще и побор какой прибавочный случится, то, не морщася, платить будут. И аще Великий наш Монарх Петр АлексЪевич, по данной ему от Бога благодати и по самодержавной своей власти, вся нижеписанная моего мнЪния предложения в бытие произвести повелит, то я чаю, и без прибавочных поборов преизлище царская сокровища наполнятся. И тако на Бога надежду имам еже и настоящих прежних со крестьян поборов убудет.
По моему мнЪнию cиe дЪло невеликое и весьма нетрудное, еже царская сокровища наполнити богатством, за еже Царь, яко Бог, еже восхощет во области своей может сотворить: но то великое многотрудное есть дЪло, еже бы народ весь обогатить; понеже без насаждения правды, и без истребления обидников, и воров, и разбойников, и всяких разных явных и потаенных грабителей, никоими мЪрами народу всесовершенно обогатиться не возможно.
ПервЪеже предложим расположение о духовном правлении, потом о воинском и о прочих мирских дЪлах, и о здравом и гобзовитом и постоянном собрании интереса Его Императорскаго Величества.
1. Священство столп и утверждение всему благочестию и всему человЪческому спасению; ибо без него никаковыми мЪрами до царства небесного никакому человЪку дойти невозможно. Они наши пастыри, они и отцы, они и вожди, - а в книжном учении и разумЪнии не весьма довольни; и сего не вЪм, чего ради тако дЪется, токмо мню, аще и страшно ми изрещи, дабы apхиерейская клятва на мя не пала, а наипаче, невЪм, како ми воспитати, понеже аз признаваю, еже от оплошки архиерейския тако чинится: понеже полагаются на служебников своих в поставлении поповстЪм; тии бо приимуть от новоставленика дары, и затвердят ему во псалтыри псалмы два-три, и перед Архиереем заставят то тверженное читати, а той ставленик ясно и внятно и поспЪшно пробЪжит, и Архиереи, того не вЪдая ухищреннаго подлога, посвящают во пресвитеры, и от такова порядка у иных грамота и плоха. А по моему мнЪнию, ащебы кой ставленник и в школЪ учился, обаче надлежит его испытати, каков он в разумЪ и во всяком разсуждении, да тогда уже его посвящать бы. А буде которой и грамматикЪ учился, а смыслу и разсуждения нЪсть в нем, и таковых во пресвитеры посвящать, мнЪ ся мнит, отнюдь не надлежит. Паче учения надлежит во пресвитерах искать умнаго разсудительства, чтобы он мог пастырем быть словесных овец: аще бы попы, яко градские, тако и сельские, были разумительны, то никоими дЪлы раскольником в простом народЪ множитисяб было невозможно, и нимало возникнути былоб им некако; и о сем речется в настоящей главЪ.
2. Военной люд - стЪна и твердое забрало царству, а камандиры их и судии военного правления не имуть попечения о них, чтобы они ни голодни, ни холодни были, но всЪм бы довольны; зЪлобо о них слышно, что от недостатку великую нужду подъемлют; ибо иным солдатам на мЪсяц и по десяти алтын не приходит, то чЪм ему прожить, где ему взять шуба или рукавицы и иныя потребности, такожде и харча на что ему купить? и в такой скудости живучи, как ему и не своровать, и как ему из службы не збЪжать? нужда не токмо к бЪжанию принудит, но измЪнить готов будет; а измЪня и ратником на своих будет. О солдатех и о драгунех надлежит весьма великое попечение имЪть, и пилно того смотрити, дабы они пищею и одеждою были не скудны, а егда тЪмъ будут довольны, то они и в службЪ будут исправнеЪ; и сего ради, яко главных полков, так и послЪдних и нововыбранных полков, вси не были бы не голодни, ни холодни.
А и cиe едва право ли учинено по нЪмецкомуль артикулу, или наших камандиров вымысел, еже солдату или драгуну мундир дадут, а послЪди за весь тот мундир из жалованья и вычтут, и того ради вычету иным солдатам и по десяти алтын на мЪсяц не приходит, и мню я, что Его Императорскому Величеству не весьма извЪстно, и о всем пространнЪе речется в настоящей главе о воинствЪ.
3. Древний Российских людей обычай был, еже в приказах имЪть челобитчиков множество, и так бывало их много, что иногда никоими дЪлы до судьи дойти худосильному не мочи; к томуж, насажают колодников множество, а рЪшения им не чинят, да, перековав, распустят по улицам милостыни просить; и тЪм они Российское царство безчестят, что ни в коем государствЪ толикаго числа колодников не сыщется, сколько у нас; и cиe чинится ни от чего иного, токмо от нерадЪнья судейскаго, и о сем пространнЪе речется во главЪ судейства.
4. Купечество у нас в Poccии чинится вельми неправо: друг друга обманывают и друг друга обидят, товары худые закрашивают добрыми, и вмЪсто добрых продают худые, а цЪну берут непрямую, и между собою союзства нималаго не имЪют, друг друга Ъдят, и тако вси погибают, а в зарубежных торгах компанства между собою не имЪют, и у иноземцев товары покупают без согласия своего товарищества.
А торг дЪло великое! Надобно судьм всЪм об них попечение имЪть неоскудное; понеже купечеством всякое царство богатится, а без купечества никакое и даже малое государство быть не может; и того ради под великим охранением блюсти их надлежит, и от обид их оберегати, дабы они ни от кого обидимы не были, и во убожествоб не входили, и Его Императорскому Величеству приплод бы несли со усердием; и о сем пространнЪе речется в настоящей главЪ.
5. И в художественных мастерствах весьма дЪется у нас в России неисправно; в началЪ, егда кой человек отдается в научение к мастеру, и поставить срок, к которому ему выучиться, и аще мастер не скроется и научит его скоро, то он не дожив срока и станет прочь отбиваться, и отшед, станет дЪлать собою; и аще хуже мастерскаго станет дЪлать, то он цЪны сбавит, да и мастерство все погубит. И за таким порядком в России у нас и нЪт самого добраго мастерства; и о художествЪ пространнЪе речется в настоящей главЪ.
6. Разбойников у нас в России, паче иных государств, множество; ибо не токмо по десяти или двадцати человЪк, но бывает по сту и по двЪсти человЪк в артели и больше (и аще их весьма не истребити, то царству нашему Российскому ни коими дЪлы обогатитися не возможно). А вся сия чинятся от неправаго судейства; ибо егда какова вора или разбойника приведут, то аще и попытают его, да посадят в тюрьму, да кормят его лЪт десять или больше; а в такое протяжение времени многие уходили, а ушед пуще старого воровали, а иных разбойников судьи, вмЪсто смерти, паки отпускали на старые их промыслы, и на то надеясь, безбоязненно воровали и о истреблении их в настоящей главЪ речется.
7. Надлежит же и о крестьянствЪ воспомянуть, чтоб и их от разорения и обид поохранить, и в лЪностиб пребывать им не попускать, дабы от лЪности во всеконечную скудость не приходили; аще бо кои крестьяне живут и в хлЪбных мЪстах, обаче и тЪ бы зимою даром не лежали, но трудились бы, овые в лЪсах, овыеж в домовых рукодЪльях, и инии же в подводах сьЪздили, а лежа, своего припасеннаго хлЪба, не потрудився, не Ълиб, и дней бы своих даром не теряли; а у коих крестьян лошадей добрых нЪт, и в подводы наняться не начем, тЪ шлиб в людейския работы, и работали бы из найму или из хлЪба, а даром бы не жили; и о сем пространнЪе в настоящей главЪ речется.
8. Дворяне при животЪ своем и по смерти сродников своих земли дЪлят на малые разные жеребьи, одну пустошь раздЪляют частей на десять и больше, и в том лище ссора, да бЪда, да смертное убийство, и такое обыквовение весьма нездраво.
А и сие не токмо не право, но и весьма гнило, еже землям достовЪрнаго измЪрения и меж не сдЪлано, и колико ея под рукою Монарха нашего есть, а платежа с нее и малаго нЪт. Дворяне накупают пустошей, да в наймы отдают, и многия деньги на каждой год кортом с нея берут, а Великому Государю ни по деньгЪ на год не платят; и о сем о всем пространнЪе в настоящей главЪ речется.
9. Российское Царство на пространнЪйшем мЪсте стоит, и многонародно оно есть, а собрание казны в царския cокровища весьма негобзовито; ибо в военное время не достает того собрания на военные расходы; а пространства земли в нем толико, еже и исчислити неможно, а нЪт с нея ни малаго особливаго собрания. Аще бы с нея учинен платеж по ней самой малой, чтобы лище никто на ней даром не жил, то и одного землянаго платежа миллионое собрание бы было, и было бы оно недвижимо; земля самый гобзовитый данник ему Великому нашему Монарху была бы, и никогда измЪны бы ему не было. И аще прямо вся собрания исправятся и собиратели будуть прямо собирати, то тако мочно нашему Великому Государю довольну казною быть и без знаметных поборов, еже на каждый год миллиона по два-три за всякими расходы вь царских сокровищах и оставатися будет; и о сем в настоящей главЪ царскаго интереса речется.
Во изъявлении моем сем предложил девять глав, а вся сия девятерица глав состягаются к насаждению правды, неправды же и всякого воровства ко истреблению; и аще на всю сию девятерицу с высоты Бог милостивно призрит, а с низоты Императора нашего Великого изволение всеусердное произыдет; то не токмо едина царская сокровища со излишеством наполнятся, но и весь народ обогатится, и вражды многия прекратятся; и егда cия девятерица оснуется и твердо укоренится, то, яко рЪка, тещи имать повсягодно, неумолчно и неизмЪнно...
О Правосудии Бог правда: правду Он и любит. Аще кто возхощет Богу угодить, то подобает ему во всяком делЪ правда творити. Наипаче бо всЪх чинов надлежит судьям правда хранити не токмо в одних дЪлах, но и в словах лживо ничего не говорити, но что прилично к правдЪ, то и говорить, а лживых слов судья никогда б не говорил бы.
Понеже судья судит именем царским, а суд именуется Божий; того ради всяческий судья подобает ни о чем так не старатися, яко о правдЪ, дабы ни Бога, ни Царя, не прогнЪвати.
Буде судья суд повЪдает неправый, то у Царя приимет временную казнь, а от Бога вЪчную, не токмо на тЪлЪ, но и на душЪ казнь вЪчную понесет.
А буде судья повЪдает суд самый правдивый и нелицеприятный по самой истинЪ яко на богатаго, тако и на самаго убогаго и безславного, то от Царя будет ему честь и слава, а от Бога милость и царство небесное.
Судия бо аще будет дЪлать неправду, то ни пост, ни молитва его не поможет ему, понеже уподобится лживому диаволу.
А буде же будет дЪлать прямую правду, то подобен будет Богу; понеже Бог самая правда. И аще судья не погрЪшит в судЪ, то паче поста и молитвы поможет ему правосудие его: писало бо есть, яко правда избавляет от смерти.
СудьЪ не подобает ни о чем у Бога милости просити, токмо о том, дабы Бог ему открыл, како между людьми Божиими суд правдив судити, дабы от недознания своего правого не обвинити, а виноватаго не оправити.
Мой ум не постигает сего, како бы прямое правосудие устроити; но, елико ми Бог дарует, готов, написав, предложите, токмо не без страха есмь о сем, еже аз весьма мизирен и учению школьному неискусен, и како по надлежащему достоить писати, ни слЪда нЪсть во мнЪ, ибо самый простец есмь, но токмо возложився на Его Божию волю дерзнул мнЪние свое изъявити простотным письмом...
Я по своему мнЪнию судное дЪло и управление вельми поставляю высоко, паче всех художеств, на свЪтЪ сущих. И того ради никакому человЪку, не токмо малосмысленному, но и самому разумному не подобает судейства или начальства искать, но всячески от него отрицатися, понеже весьма тяжелоносно оно...
Правосудное установление самое есть дЪло высокое, и надлежит его так разсмотрительно состроити, чтобы оно ни от какого чина незыблемо было. И того ради без многосовЪтия и без вольнаго голоса никоими дЪлы невозможно; понеже Бог никому во всяком дЪле одному совершеннаго разумия не дал, но раздЪлил в малыя дробинки, кому-ждо по силЪ его, овому дал много, овомуж менЪе. Обаче нЪсть такова человЪка, ему же бы не дал Бог ничего; и что дал Бог знать малосмысленому, того не дал знать многосмысленному; и того ради и самому премудрому человЪку не надлежит гордиться и умом своим возноситься; и малосмысленных ничтожить не надлежит, коих в совЪт призывать надобно; понеже маломысленными человЪки многащи Бог вЪщает, и того ради наипаче ничтожить их душевредно есть; и того ради во установлении правосудия вельми пристойно изслЪдовать многонародным совЪтом...
И докележе прямое правосудие у нас в Руси не устроится, и всесовершенно не укоренится оно, то никакими мЪрами от обид богатым нам быть, яко и в прочиих землях, невозможно, такожде и славы добрыя нам не нажить, понеже всЪ пакости и непостоянство в нас чинитца от неправаго суда и от нездраваго разсуждения и от неразсмотрительнаго правления и разбоев. И инаго воровства много чинитца и всякие многие обиды содЪваются в людях не от чего иного, токмо от неправаго суда. И крестьяне, оставя свои домы, бЪгут от неправды и Российская земля во многих мЪстах запустела, и все от неправды, и от нездраваго и от неправаго разсуждения. И какие гибели начинятся, а все от неправды!
И самыя правды и праваго и здраваго разсуждения ни милостию, ни жесточию, ни измЪнными судиями, ни иными каковыми вымыслы, мнЪ мнится, учинить невозможно, аще прежде не сочинить всяким великим и малым дЪлам росположения недвижимаго сочинением особливым, понеже древние уставы всЪ обветшали и от неправых судей всЪ исказались.
И аще Бог на дЪло сие милостивно призрит и помощь свою святую низпослет и что ни случается в мирЪ дЪл, на вся тая аще изложатся рЪшения подлинная, новоисправная, и коемуждо дЪлу собственное решение, то и немудрой судья может здраво судить. А без основательнаго изложения ничему полезному и к правдЪ склонному быть не возможно.
Яко бо здания высокаго без твердаго основания не утвердити, тако и правды совершенныя без основательнаго изложения никоими мЪрами уставити невозможно, понеже в нас неправда велми твердо вкоренилась: кто с кого сможет, тот того и давит, а кои люди ядовитые, то маломочных в конец разоряют, а судьи сильников и ябедников аще и видят, что напрасно нападают, а воспретить не смЪют.
Того ради вельми трудно правду установить и не токмо всЪм правда творити, но чаю, что и изложение правое трудно сочинять, понеже сильные люди, кии обыкли обижати, не возложат на себя сила, но всячески будут препинати, дабы не весьма им от праваго суда потиснутым быти. И того ради всячески будут тщатися, дабы им, по прежнему, мочно было убогих и маломочных обижать и разорять.
И аще препинатели правосудию явятся прежде начинания правосуднаго, то всячески надлежит их отсЪкати, дабы начинанию правды препинания нималаго не чинили.
А ради совершенныя правды ни коими дЪлы древних уставов не измЪня самого правосудия насадити и утвердити невозможно. В правителях бо вельми трудна вещь, ежебы их от неправды отвратити и правда в них насадити, понеже неправда в них вельми вкоренилась и застарЪла. И от мала даже и до велика все стали быть поползновенны, оные ко взяткам, овые же, боящеся сильных лиц, инии же боящеся Бога и бЪдников, а инии того бояся, да аще впредь приимет той власть таковуюж, какову он имЪет, и чтобы тогда такожде б ему послабил. И того ради всякие дЪла Государевы и неспоры, и сыски неправы и указы Его Императорского Величества недействительны, ибо вси правители дворянскаго чина своей братьи знатным наровят, а власть имут и дрезновение токмо над самыми маломочными людьми, а нарочитым дворянам не смЪют и слова воспретительнаго изрещи, но как кому что угодна, так то и чинят и за тЪм всякие дЪла и неисправны суть...
Не токмо суда весьма застарЪлаго не разсыпав его и по дробну не разсмотря не исправить, но и хоромины ветхия не разсыпав всея и не разсмотря всякаго бревна, всея гнилости из нея не очистити. А судебное дЪло не токмо одному человЪку, но и множество умных голов надобно созвать, дабы всякая древняя гнилость и малЪйшая кривость исправити - тяжка бо есть судебная статья...
О разбойниках Нам нечего дивиться иноземцам, что у них воровства мало; се бо у нас в Руси и самыя безхлЪбные мЪста и Поморские и Заонежье, и у тамошних жителей ни разбоев, ни татей нЪт; буде кто в лЪс пойдет, буде станет ему тепло, то он шубу или кафтан верхний сняв с себя повЪсит на дерево, и назад идучи и возьмет; паки лошадей молодых спустят в лЪс весною, а сыскивают уж послЪ Покрова по заморозью. Чевож ради так там дЪетца? явЪ есть всЪм, что потаения ворам нЪт. Буде кто в воровствЪ явитца, то вмЪсто тюрьмы посадят его в воду; и того ради и крЪпко у них, и никто чужаго ина лЪсу лежащего взять не смЪет...
О земляных дЪлЪх И того ради всякой межевщик, колико каких земель не отмежует, написал бы именно всякой земли особливые чертежи, и всякая пустошь обмежеванная написана б была на особливом листу. И на тех же чертежах надобно написать, колико по писцовым книгам написано в ней четвертей в полЪ и колико сЪна копен. И егда кой межевщик свою долю всю измежует, то тЪ чертежи переплести в книгу и положить ее в помЪстном приказЪ в сохранное мЪсто впредь для утверждения правды.
И аще тако вся Российская земля размежуется, то упокоятся всЪ земляные ссоры, нельзя будет ни сажень кому чужой земли присвоить, но всякой будет, аще убог, и аще кто и ябедовать и нахаловать, а будет своим владеть. И сильным безмочным тЪснить по прежнему будет не мочно, развЪ отнять все, и то будет явно всЪм, что чужим завладЪл.
И буде кто и покусится межу заровнять, или холм на чужую землю перенесть, то всякой человек будет вЪдать, потому что одним днем того не здЪлать, а и сдЪлать не одному человЪку, и того ради будет славно и явно. И буде бы кто и сдЪлал, то и послЪди сыскать мочно, развЪ чертежи и книги всЪ пропадут, то тогда мочно обида чинить. Итого ради книги надлежит сделать печатныя, а и чертежей по два-три мочно сдЪлать и положить их одну книгу чертежную в Москве, а другу в СанктпетербургЪ, а третью в том городе, кому та земля присудна.
И так надобно твердо заказать под великим штрафом, чтобы той межи хотя у кого в одном владЪнии будет, а тЪх меж отнюдь бы не перепахивали, и ни межи, ни холма, с мЪста на мЪсто не переносили бы, но всякая межа была бы в роды родов на своем местЪ нерушима.
...
А аще вся вышепоказанная дЪла исправятся и утвердятся, то я крЪпко на Божиею милость надежен, что Его Императорскому Величеству на каждой год милионов по пяти-шти и больше сверх нынЪшних зборов приходить будет.
И аще Его Царского Величества изволение будет, еже вся сия предложенная сия моя мнения в дЪло произвести, елико предрекох о духовных дЪлах, и о воинских, и о судейских, и о купеческих, и о художных, и о истреблении разбойников, и удержании бЪглых людей, и о земляных дЪлЪх, о крестьянствЪ, и о не трудном умножении и собрании казны Его Царскаго Величества, то я, за помощию Божиею, без сумнения могу рещи, еже вся наша великая Россиа обновится как в духовности, тако и во гражданствЪ и не токмо одна Царская сокровища наполнятся, но и вси жители Российстии обоготятся и прославятся. И аще и военное дЪло возобновится, то не токмо единою славою прославятся, но и страшны всЪй окрестным государствам будут. Аминь.
И сия мнения моего изъявительная писания о истреблении всякия великия и малыя неправды, и неисправностей, и о насаждении прямыя правды и правостей, елико ми Бог помощи своей ниспослал, вся написах не обинуяся, и предлагаю на разсуждение единаго высокопарного бЪлаго орла, явного правдолюбца, Императора Всероссийскаго, Петра Великаго, истинаго Самодержца и столпа незыблемаго. О сем же свидетель ми есть Бог, еже аз не себя ради сие писах, но токмо ревность моя понудила мя на сие дЪло. И тако пламень любви к Его Царскому Величеству воспалися во мнЪ, еже никая нужда пресЪщи нe могла. Ибо аще и невелика сия книжица, обаче едва от многосуетий своих в три лЪта ю соверших. Аще и многократно переписывал ю, обаче ни от кого невидЪна бысть, всячески бо сокрывахся, дабы в народ не произнеслося сие мое предложение.
И нынЪ всеусердно твоего милосердия прошу, дабы имя мое сокровенно от сильных лиц было, паче же от нелюбящих правды, понеже писах, не слагая им. Паче же да будет воля Божия и твоя превысокая Царская воля во мнЪ. Аминь.
Яко аще кто восхощет Богу угодить, тот не может мамонЪ услужить. Ничим же разнствует, аще кто и Царю вЪрно потщится услужить, той всему миру имать ненавистен быть.
Всенижайший и мизирнейший рабичищ, правды же всеусердный желатель, Иван Посошков, утавнно от зрения людскаго трилЪтным трудом восписав Твоему Царскому Величеству предлагаю. Аминь.
Февраля 24. 1724
Подлинник, писанный на столбце скорописью, рукою самого сочинителя, найден между рукописями типографской Синодальной библиотеки в Москве. Из доношения Ивана Посошкова митрополиту Степану ЯворскомуИ от всея своея души святость твою молю, Господа ради невЪжество мое презри, а на усердие мое призри, и сие незнаменанное древо в нынЪ совершающияся требники водроузи. ВЪм бо, вЪм, яко Бог не обидник, не изобидит тя во троудЪх твоих воздающе, но воздаст и со излишеством за насаждение сего малаго лЪторасльнаго древа; сподобить тя от многолЪтнага и многоплоднаго древа жизни посредЪ рая насажденнаго прекраснаго и пресладкаго овощия вкусити, и в некончаемые вЪки насладитися! Аминь, аминь, аминь.
Молю же тя великаго Архиерея Божия паки, Господа ради не отрини сего моего доношения, за необычное мое дерзновение, или за несложность письма. Ей неученый есмь человЪк, к сему же еще и земледЪлец есмь, токмо от вложенные ми от Бога ревности возжелах о сиих статьях донести; понеже вижоу, что отвсюдоу погибаем, а помощи и спасения ни откудоу не знаем. Хорошо б по имянованию нашемоу и житие наше было, и чтобы имя Христово в нас не хоулилось, но всячески б прославлялось; тобы наша полЪзная честь, еже бы нам всЪх окрестных государств всякими добродЪтельными и добронравием превзыти. И надеждоу о сем имЪю на Бога несоумнЪнную, аще той водроузить во твое святительское сердце о сием предложении прилежное тщание, то будет тако, яко надлежит быть. О АнтихристЪ и вельми многотроудно в изьявление учинить, обаче егда потьщался еси, и Бог помог ти обьяснить явно яко в зерцалЪ. И естли, Государь! изволишь ради всенародные пользы означенные статьи по благоразоумию своему состроити, то многие люди спасутся, вси бо яко от сна пробудятся.
Писавый убогий мирянин села Покровскаго крестьянин Иван Посошков
http://imwerden.de/cat/modules.php?name=books&pa=showbook&pid=943
http://www.krotov.info/history/18/1710/pososhkov_00.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001