Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
А. Миловский. Ярилины хороводы
от 01.04.10
  
Выразе


То Влес ущаше ПраОце наше земе раяте а злаке сЪяте а жняте вЪна вЪнъща о полех стрднех а ставете Снопа до огнiща а цтеть Го яко Оце Божска Оцем нашем а Матерем Слва якове нас оущаще до Бозе наше а водяща по ренце до стезЪ ПравЪ Тако iдехом сте а не будехом ста енва хлЪбожравце нiже славуне Русе якове Бзем славу спЪващут а тако суть Славуне о то

Сноп полевой, он же раскидистый. Стоит подпоясанный, натурально человек. Он мне первые мысли и дал, как кукол делать. Когда начинала, то думала, как же быть: ведь головы-то нет, ног-то нет, рук-то нет! Что же это за кукла? Я - к бабушке одной: Как раньше делали?  - Делать, говорит, делали, а как, не знаю -. Вот и вспомнила я про снопы. У нас раньше яровой хлеб вязали поясками, а пояски эти плели из ржаной соломы. Это мне и помогло: пучок соломы скрутила, пополам его перегнула, ниткой суровой повыше перетянула, и вышла голова. По нескольку соломин в сторону от туловища развела - руки. Такую вот соломенную куклу, как в старину делали, и послала я в Пензу в Дом народного творчества.
Так рассказывала мне Екатерина Константиновна Медянцева, единственная в России мастерица, сумевшая возродить древнее, уходящее корнями в далекое языческое прошлое ремесло. Да и не ремесло даже, а скорее обычай: ведь делали соломенных кукол не на продажу - для себя. Надевали на них кафтан и шапку, опоясывали кушаком, обували в лапотки, а потом сжигали, веселясь на проводах масленицы, или пускали в воду, провожали весну. Замечательный знаток отечественной старины И. Сахаров писал, что жители многих русских сел устраивали на лугу особенный шалаш, убирали его цветами и венками, в середину ставили соломенное чучело...В шалаше перед ним ставили приносимое кушанье, вино и другие лакомства. Вокруг шалаша одни поселяне разыгрывали хороводы, молодые плясали, иные в кружках пели песни, другие вели борьбу...После всего начиналось пирование. В заключение всего раздевали чучело и бросали со смехом в озеро -. Обряд, словно стрела, пущенная тугой тетивой из прошлого тысячелетия, еще памятен многим нашим бабушкам. Впрочем древний магический смысл, который несла в себе соломенная кукла, не мешал ей быть в то же время любимой игрушкой деревенской ребятни.
Заново родившись сегодня в селе Михайлока под Пензой, соломенная кукла далека, конечно, от ритуального предназначения, не стала она вновь детской забавой. Зато заворожила всех, кому дорого исконно русское искусство, вернув нам еще один потерянный самобытный пласт народного рукомесла. Ныне работы Медянцевой украшают многие выставки и крупнейшие музеи страны...
Раньше пучки соломы на подоконники клали, чтобы они влагу с окон собирали, - рассказывает Екатерина Константиновна. - Еще, бывало, мать сделает такой жгутик, обрежет его и поставит на стол. Потом постучит рукой по доскам - пучок соломы начинает подпрыгивать, а мне и радостно. Когда побольше стала, сама соломы соберу, перевяжу ее и с таким снопиком по горнице танцую. Это нынче у ребенка два угла игрушек. И не знает он, что с ними делать. Дай ему машину - всю распотрошит.
А если дашь скалку - сам начнет себе игрушку делать, одевать ее, баюкать. Вот и я тогда соломенную бабку в сарафан наряжала. Надо нам, пока мы тут чаи распиваем, соломы для работы подготовить, пусть пока размокает. Я вам в Москву куклу сделать хочу.
Екатерина Константиновна МедянцеваЕкатерина Константиновна принесла из чулана большой сноп, поставила на пол у печки корыто, налила в него воды и положила солому:
- Она помокнуть должна, чтобы помягче стать, не ломаться. Заготовка соломы для меня самое трудное. Да и солома годится не всякая. Ячменная, например, - твердая, ломкая. Лучше всего ржаная: мягче она всякой другой и обработке поддается лучше. Но рожь теперь стали сеять мало, и приходится делать куклы из пшеничной соломы. Запасаю я ее, когда зерно восковой спелости, до покоса дня за три, за четыре. Жну под корень, только ровную, не мятую, поэтому после комбайна она мне уже не годится, приношу домой и кладу на солнце просушиться. На солнце она золотого блеску набирается. А потом складываю в сарай до зимы. Летом-то я кукол не делаю, времени нет: огород, пчелы, дров надо заготовить. Зато зимой - за окном метет, вьюжит, а тут сидишь себе, в соломе пошавыриваешься.
С моченой соломы обираю листочки, задиринки до самого коленца, но так, чтобы не сломать стебелек. Занятие это долгое.
Когда начинаю куклу делать, - продолжает Екатерина Константиновна, - беру очищенной соломы пучок, соломин шестьдесят-семьдесят, на глаз: я их никогда не считаю, выравниваю и смотрю, чтобы, где перегиб будет, коленца не оказалось, а потом скручиваю в жгут...Да что я все рассказываю, сами увидите.
Екатерина Константиновна усаживается поудобнее к печи, кладет под руки инструмент: козу - дощечку, на которой укреплены рога из толстой проволоки (На такой дощечке резали раньше солому для скотины), нож, иглу и моток суровых ниток. Затем достает из корыта пучок соломы, подравнивает и почти неуловимым движением скручивает в жгут, который складывает  пополам. Сильным движением, так что хрустит солома, перетягивает нитью чуть ниже места сгиба - и готова голова. Заготовка кладется на козу, а лишняя солома перепиливается ножом. Угадывается торс куклы - сантиметров тридцать.
- Сейчас многое на глаз делаю, а сколько трудов это стоило! Руки у меня долго не получались: то жиденькие слишком, то пыром торчат.
Мастерица берет пучочек поменьше и потоньше, перевязывает у концов и вставляет пониже шеи будущей куклы. Затем прижимает руки к туловищу и обвязывает суровой ниткой.
Это на время, пусть так привыкнут. Женскую фигуру я в сарафан старинного фасона наряжаю, на нем понизу ленты в несколько рядов нашивали, так я их плетеночками заменила. Сейчас мы эти плетеночки и будем делать, нужно для них искать соломки тоненькие-тоненькие. Я их в три или четыре пряди плету. Мать мне заплетала косу из восьми прядей - волосы у меня длинные были, хорошие. Дак ведь она сзади меня стояла, рук я ее не видела, вот и не умею теперь, как она.
Узенькая плетенка готова. Екатерина Константиновна сворачивает ее кольцом, сшивает концы и надевает сверху на куклу. Обруч спадает на сарафан и удерживается в самом низу.
- Теперь нужен ей кушачок. Какой лучше - красный или зеленый?..Красный - хорошо! - И перепоясывает куклу красной ниткой, завязывает ее бантиком. А под кушак вставляет еще одну плетенку, прямую, потому что спереди сарафан вертикальная лента украшала. Кукла готова. Медянцева ставит ее на стол, и она стоит ровно, осанисто, подбоченившись. - А теперь будем делать мужичка. С этим гражданином возни больше будет. Ему еще шапку справить нужно, лапоточки сплести...
Мужичка Екатерина Константиновна поставила с девицей на шкаф, рядом с замечательной соломенной лошадкой, резво несущей сани с возницей.
- Когда делала, столько печек ими истопила: и кривоногие, и кособокие выходили, а теперь вон стоит, и шея и голова у нее - все честь честью. У меня еще одна мечта есть: помню, к пасхе раньше в красный угол голубочка соломенного вешали, так вот хочется мне эту птицу сделать
А.С. Миловский. Скачи, добрый единорог. Ярилины хороводы - Архангельская обл. М., 1982, с.92-99; А. Миловский. Чистый родник: Рассказы о мастерах нар. искусства (на англ.), In Yarilo Meadow, 1987, с.237-245; А. Миловский. Народные промыслы: Встречи с самобыт. Мастерами, На Ярилином лугу, 1994, с.327-331
http://www.kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_316.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001