Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
П.Н. Tpeтьякoв. Верхнее Поволжье в начале первого тысячелетия н.э.
от 02.12.09
  
Выразе


О превосходный Бхарата, вот глубочайшая тайна ришей: Предпочтительней жертв чистое хождение по криницам

Рис.7
Рис.7. Карта памятников верхнего Поволжья первого тысячелетия н.э. Городища и селища начала первого тысячелетия н.э. 1 - селище у д. Метлево; 2 - городище Черная Гора у д. Лисицы; 3 - городище Топорок у с. Сухарино; 4 - селище у с. Устье, в устье р. Сози; 5 - городище у д. Борок (Карчевское); 6 - селище у д. Борок; 7 - городище у д. Санниково; 8 - селище у д. Омутни; 9 - городище у д. Иваньково; 10 - городище у д. Пекуново; 11 - селище у д. Багунино; 12 - городище у д. Прислон; 13 - городище у с. Иван-Предтеча; 14 - городище Александрова Гора на озере Плещеево; 15 - городище у с. Белгородок; 16 - городище у д. Селищи; 17 - городище д. Старое Городище; 18-20 - селище у д. Басово и Скнятино. Городища в устье р. Нерли и на р. Нерли; 21-24 - селище в устье р. Нерхотки. Городище у с. Городище, селища у д. Спасское и Дятково; 25-26 - селище против устья Грехова ручья у с. Котово; 27 - городище в устье Грехова ручья; 28 - селище у с. Воскресенское; 29 - селище у д. Васильки; 30-32 - селище у д. Кирилловка, Федюково и Усолье; 33 - селище у д. Ивцыно; 34 - городище Круглещы у с. Охотино; 35 - городище у с. Городок; 36-38 - селища у с. Коприно и д. Васильево. Городище у с. Глебово; 39 - селище у Владимирских хуторов на р. Мологе; 40 - городище у с. Кузминское; 41-42 - городище у д. Кундринское и с. Огорев Холм на р. Которосли; 43 - городище у с. Черная Заводь; 44 - городище у с. Городище, против г. Костромы; 45 - городище в с. Минское; 46 - городище у д. Акулово на р. Устье. Городища и селища середины и второй половины первого тысячелетия н.э. I - селище у д. Киселево; II - селище в устье р. Куксы; III - селище у д. Внуково; IV - селище у д. Пески; V - селище в устье р. Корежечны, VI - селище у д. Баскачи и Нестерово; VII - селище у д. Федюково и Кирилловка; VIII - селище у д. Шевердино; IX - селище у с. Кривец; X - селище у д. Килино; XI - селище у с. Коприно; XII - селище у с. Крутец; XIII-XVI - городище и три селища в устье р. Сонохты; XVII - селище в устье р. Попадьинки у дома отдыха Красный Холм; XVIII - селище в устье р. Ить у с. Устье; XIX - селище Медвежий Угол в г. Ярославле (У); XX - городище у с. Диево-Городище; XXI - селище у д. Говядиново; XXII - селище в устье р. Сулы в г. Костроме; XXIII - селище у с. Черноченье; XXIV - городище у с. Диабол на р. Саре. Длинные курганы и могильники А - Длинный курган в устье р. Куксы; Б - Длинный курган у с. Охотино; В - Могильник у городища на р. Саре; Г - Могильник у с. Хотимль; Д - Длинный курган у с. Великого; Е - Могильник у с. Подольского на р. Волге.
Начало первого тысячелетия н.э., точнее время от I до IV столетия, в истории населения Верхнего Поволжья не было эпохой какого-либо значительного перелома в экономической и общественной жизни. Облик культуры, сложившейся здесь к концу первого тысячелетия до н.э., в своих основных чертах сохранялся и в продолжение всего этого периода. Однако, если сравнить культурные остатки I-IV столетий н.э. с памятниками более ранней эпохи, знакомой нам по предыдущей главе, то станет ясным, что жизнь все же шла вперед и многое мало-помалу изменялось. Бросается в глаза, например, что в начале первого тысячелетия н.э. прочно вошло в обиход железо, которое повсеместно выплавлялось из местных болотных руд. Это несомненно явилось фактом очень большого значения. Далее произошли известные перемены в соотношении различных частей хозяйства, конкретно в дальнейшем возрастании роли скотоводства и земледелия. Общественная жизнь, наконец, также не оставалась без некоторых ощутимых перемен. Словом, исторический процесс в Верхнем Поволжье в эту эпоху имел более или менее ровное течение, жизнь шла вперед без резких перемен и в рамках одного и того же общественного и экономического строя.
Для характеристики культурного состояния населения Верхнего Поволжья I-IV столетий н.э. мы располагаем сравнительно большим материалом, значительно превышающим данные, характеризующие предыдущую эпоху. Начало первого тысячелетия н.э. предстает перед нами в свете более чем пятидесяти памятников, из которых многие были изучены путем раскопок, другие же известны по материалам обследований разведочного характера. Помимо этого, имеются сведения еще свыше чем о тридцати памятниках, расположенных преимущественно по волжским притокам в юго-восточном районе Верхнего Поволжья, а также в верховьях Волги. Однако эти сведения, в большинстве случаев не проверенные, не могут быть использованы в полной мере (Сведения эти почерпнуты из: 1) соч. А.С. Уварова - Меряне и их быт, (Тр. I Археол. съезда, т.II); 2) аннотированной археол. карты Ярославск. губ., составленной И.А. Тихомировым (Ярославль); 3) археол. карты Костромск. музея; 4) списков памятников Владимирск. губ., представленных в 1925г. в Гос.Акад.истории матер. культуры (дело 99, 1925), и из ряда изданий, как то: 1) В.А. Плетнев. Остатки старины в Тверской губ. Тверь, 1903; 2) И.А. Тихомиров. Ярославские городища. Тр. IV Обл. историко-археол. съезда в Костроме в 1909г., Кострома, 1914, с.186 и сл.).
В течение первых веков н.э. население продолжало жить в своих укрепленных поселках - маленьких земляных городках, расположенных на отрогах высоких и крутых речных берегов. Многие из этих поселков возникли еще в предыдущие столетия и нам уже несколько знакомы, другие же появились вновь, в основном сохраняя в своем расположении старую родовую группировку, что особенно выпукло выступает на берегах Волги выше устья р. Мологи, где памятники изучены несравненно полнее, чем в других районах. Следует указать, однако, на некоторые новые черты, касающиеся самих поселений и их расположения. Если в предыдущие столетия население иногда как бы избегало Волги, стараясь сооружать свои поселения хотя и рядом с Волгой, но в глубине лесов, то с первых веков н.э. люди стали выходить на Волгу, и на ее берегах появляется все больше и больше новых поселений, причем некоторые из них не имели укреплений и в соответствии с этим располагались на удобных для поселения, обычно невысоких ровных и открытых участках берега.
Конкретную историю поселений мы можем проследить на участке Верхнего Поволжья, лежащем между устьями рек Тверцы и Мологи.
Наиболее древние укрепленные поселения, возникшие здесь в середине первого тысячелетия до н.э., остатки которых расположены у с. Городища, с. Городок и в низовьях р. Нерли, к началу первого тысячелетия н.э. не были покинуты и существовали вплоть до первых веков н.э. В конце первого тысячелетия до н.э. здесь возникает ряд укрепленных поселков, известных по городищам Топорок у дер. Сухарина, Корчевскому, Черной Горе у дер. Лисицы, городищу у дер. Прислон, городищу в устье р. Нерли и др. На рубеже первого тысячелетия до н.э. и первого тысячелетия н.э. здесь появляется уже целый ряд укрепленных поселков, с которыми мы подробнее познакомимся ниже. Их остатками являются городища у дер. Иванькова, у дер. Санникова, у дер. Пекунова, у с. Ивана-Предтечи, Круглецы у с. Охотина, городище в устье Грехова ручья и др. Поселение на Черной Горе у дер. Прислон и у с. Ивана-Предтечи были заброшены во II-III столетиях н.э.; другие же продолжали существовать и далее. Ни одного нового укрепленного поселения на этом участке берегов Волги в последующие столетия, по-видимому, не возникло. В III-IV столетиях здесь было до двадцати укрепленных поселков, остатки которых известны в настоящее время. Следует думать, что фактически их было несколько больше, так как Волга в ряде мест весьма энергично подмывает свои берега, и остатки некоторых городищ в настоящее время являются уже почти совершенно смытыми. Параллельно прекращению возникновения новых укрепленных поселков и запустению некоторых старых появляются на берегах Волги, наличия с первых веков н.э., поселения открытые, не снабженные защитными сооружениями. Остатки таких поселков на данном участке насчитываются до двадцати, что несомненно несколько меньше их действительного числа. Таким образом, к III-IV столетиям н.э. половина поселений на участке от устья Тверцы до устья Мологи не имела укреплений. Примерно такой же процесс в истории поселений дают и смежные районы, где также наблюдается появление неукрепленных поселений при постепенном запустении неудобных для жизни поселков-крепостей. И если в отдельных случаях в III-IV столетиях укрепленные поселения в некоторых местах и возникали, то они не меняли общей картины развития форм поселения.
Значительное различие в количестве памятников первых столетий до н.э. и в первых столетиях н.э., наблюдаемое повсеместно в Верхнем Поволжье, отражает реальное увеличение численности населения. Число поселков, существовавших в продолжение первых столетий н.э., по крайней мере в три раза превышало количество поселений предыдущего периода. Допуская, что остатки последних нам известны значительно хуже, чем остатки первых, все же можно говорить о росте населения примерно в два-три раза за промежуток времени в 400-500 лет. Это, конечно, чрезвычайно быстрый рост населения для первобытной эпохи. Но надо иметь в виду, что он протекал в период, когда экономическая жизнь стала вполне стабильной и уже почти не зависела от случайностей, как это было в предыдущую эпоху при рыболовстве и охоте. Несмотря на это, население в Верхнем Поволжье в начале первого тысячелетия н.э. оставалось все же чрезвычайно редким. Если обратиться к знакомому нам уже району - участку Поволжья между устьем Тверцы и устьем Мологи, протяжением в 300 км, то там, как мы видели, было не больше сорока поселений. Другими словами, если бы поселки были расположены равномерно, то они отстояли бы друг от друга на 7-8 км; фактически же они располагались почти всегда группами, расстояния между которыми доходили до 20-30 км и более.
На участке Поволжья ниже устья Мологи, который в конце первого тысячелетия до н.э., по-видимому, оставался ненаселенным, во II-III столетиях н.э. впервые возникло несколько укрепленных поселений, по крайней мере два. Их остатки известны на р. Урдоме, недалеко от ее устья, и у с. Кузминское на Волге. Они были расположены недалеко одно от другого, и их следует рассматривать, как особую группу. В конце III или в начале IV столетия здесь же, на р. Сонохте, возникает еще одно поселение, также укрепленное.
Если следовать вверх по Волге, начиная от устья р. Мологи, то в 20-25 км от последнего на правом берегу Волги нам встретятся три поселения начала первого тысячелетия н.э., остатки которых располагаются у с. Коприна, у дер. Васильево и у с. Глебова (рис.7). (Археологические работы Академии на новостройках в 1932-1933 гг., т.I. Изв.Гос.Акад. истории матер. культуры, вып.109, 1935, с.158). Памятники были вторично обследованы в 1936г. Первые два были неукрепленными и располагались на участках невысокого берега Волги: одно - на дюне в устье ручья Треновского, другое - на ровном участке коренного берега. Поселение у с. Глебова, по-видимому, было укрепленным. Его остатки занимают участок очень высокого и крутого коренного берега, расположенный между двумя оврагами. Все три поселения возникли не раньше II-III столетий н.э. и существовали вплоть до IV-V столетий, а быть может, и до более позднего времени. На примере двух первых памятников можно познакомиться с некоторыми характерными чертами, присущими всем другим верхневолжским неукрепленным поселениям этой эпохи. В отличие от поселений укрепленных, где людям приходилось жить всегда скученно, на открытых поселках жили более разбросанно. В результате этого культурные слои последних отличаются неравномерной мощностью, местами прерываются и занимают, как правило, относительно обширные пространства, превышающие размеры укрепленных поселений. Культурный слой у дер. Васильево, прослеживающийся вдоль берега почти на 100 м, а вглубь на 40 м, занимает площадь, равную 3000-4000 кв. м, причем, вероятно, не малая часть его уже смыта Волгой. Селище у с. Коприна, расположенное на дюне, почти совершенно уничтожено деятельностью ветра. Его площадь составляла, однако, не менее 4000 кв. м. Памятники не были подвергнуты исследованию путем раскопок, но благодаря многочисленным обнажениям культурного слоя дали значительный подъемный материал, состоявший из обломков глиняной посуды с сетчатым орнаментом (а также грубой не орнаментированной), костей животных, в том числе лошади, и обломков шлифованных камней. Время памятников определяется на основании керамики, о чем специально речь будет идти ниже.
О поселении у с. Глебова трудно сказать что-либо определенное, так как его остатки смыты Волгой и испорчены проходящей здесь дорогой. Но по находкам, сделанным в культурном слое, время памятника определяется теми же датами, как и двух предыдущих.
Рис.12Рис.12. Находки из городища Круглецы около с. Охотина
Поднимаясь далее по Волге и минуя древнее укрепленное поселение у с. Городок, существовавшее вплоть до I-II столетий н.э., о котором речь шла в предыдущей главе, мы встретим следующее поселение, относящееся к началу первого тысячелетия н.э., в 30 км в местности Круглецы, у с. Охотина (рис.7).
Это было укрепленное поселение, расположенное на мысу берега Волги в устье ручья Кругляцкого. С напольной стороны защитными сооружениями поселка были земляной вал и неглубокий ров. К моменту исследования, произведенного в 1936г. (прилож. IV), памятник был почти совершенно смыт Волгой; от него остались кусочек площадки и часть вала; все это - площадью не более 10-12 кв. м. Исследование этих остатков дало характерную для II-III столетий керамику, кости лошади, коровы и свиньи, три железных ножа, кольцо железной застежки и много мелких обломков пережженного камня (рис.12).
В 15-18 км от Круглецов выше по Волге, на левом берегу, остатки трех неукрепленных поселений начала первого тысячелетия н.э. известны у дер. Кирилловки между двумя оврагами, у дер. Усолье в устье небольшого ручья и у дер. Федюкова на левой стороне большого оврага (Археологические работы Академии на новостройках в 1932-1933гг., т.I. Изв.Гос.Акад. истории матер. культуры, вып.109, 1935, с.159). Все три памятника не подвергались раскопкам, но их культурные отложения, обнаженные в обрывах берега, дали некоторый материал, состоящий из обломков глиняной посуды, точильных камней и жерновов и позволяющий более или менее точно определить время памятников. Следы поселения, отнсящегося, возможно, к этому же или несколько более позднему времени, известны здесь на противоположном берегу Волги у деревень Ивцино и Верхние Плоски (Там же). Таким образом, здесь, по-видимому, была компактная группа, состоящая из четырех неукрепленных поселений (По данным И.А. Тихомирова (Ярославский музей), в этом же районе, несколько далее вверх по левому берегу Волги, в 1-2 км от Круглецов, у деревень Калуцкое и Плюскина имеется городище, что, однако, автором проверено не было).
Следующие поселения начала первого тысячелетия н.э. встретятся через 10-12 км. Они находятся одно против другого на правом и левом берегах Волги. Оба эти поселения, остатки которых располагаются у дер. Васильки и пос. Воскресенского, также были неукрепленными. Они дали материал, аналогичный находкам, сделанным на предыдущих памятниках (Археологические работы Академии на новостройках в 1932-1933 гг., т.I. Изв.Гос.Акад. истории матер. культуры, вып.109, 1935, с.159).
Еще через 10-16 км вверх по Волге, на обоих ее берегах располагается группа памятников этого же времени, состоящая из остатков одного укрепленного поселения и двух неукрепленных.
Первое поселение находится на правом коренном берегу Волги при впадении Грехова ручья, на узком и вытянутом мысу, который образовался справа от устья названного ручья, выходящего к Волге под острым углом. В настоящее время мыс этот почти совершенно уничтожен Волгой, энергично разрушающей здесь свой коренной берег, поэтому о поселении, несмотря на проведенные здесь раскопки, известно сравнительно немного (прилож. V).
Остаются неизвестными прежде всего размеры поселения, занимавшего несколько покатую к стрелке оконечность мыса, укрепленного с напольной стороны двумя валами, маленьким внутренним и большим наружным, и двумя неглубокими рвами. Создается такое впечатление, что защитные сооружения поселка в последние моменты его существования уже не функционировали и находились в полуразрушенном состоянии. Особенно ясно прослеживается это в отношении внутреннего вала, перекрытого культурным слоем. В сохранившихся частях края склонов, высота которых достигает 20 м, обнаружены незначительные остатки каких-то деревянных сооружений - по-видимому, массивной изгороди, погибшей от огня. На сохранившейся части площадки были открыты скопления пережженного камня, заполнявшие естественную западину у края площадки, и ряд ям от вертикально стоявших столбов какого-то надземного сооружения.
Более любопытный материал дали культурные наслоения городища, мощность которых колебалась от 0. 40 до 0. 80 м. Подавляющее количество материала состояло из обломков керамики, представленной двумя основными типами посуды. В нижних слоях городища преобладала посуда, покрытая относительно грубым сетчатым узором, с плоским дном, с небольшими закраинками, выпуклыми стенками и чуть суженным горлом, с прямым или слегка отогнутым наружу венчиком. Диаметр сосудов колебался от 15 до 25 см. Некоторые из них были, по-видимому, низкими и широкими - в форме мисок; большинство являлось высокими и цилиндрическими горшками. Здесь же в небольшом числе встречена неорнаментированная керамика тех же форм и размеров, что и украшенная сетчатым узором. В верхних горизонтах культурного слоя эта керамика преобладала над орнаментированной. Последняя составляла до 30% общего числа керамического материала. Особо надо отметить несколько обломков неорнаментированной посуды с резкой профилировкой и черной лощеной поверхностью, найденных в верхнем слое (рис.13). Такая посуда в середине первого тысячелетия н.э. была широко распространена в области бассейна р. Оки. В памятниках этого времени в верховьях Волги, как мы увидим ниже, она встречается очень редко. Трудно допустить, что ее могли привезти на Верхнюю Волгу из области бассейна р. Оки. Правильнее будет думать, что эту посуду выделывали на месте происходившие оттуда женщины.
Рис.13Рис.13. Находки из городища в устье Грехова ручья
Среди кучи камня были найдены рядом друг с другом железный нож и наконечник стрелы. Невдалеке найдены еще два ножа. Все ножи имеют прямые параллельные спинку и лезвие, сходящиеся на острие. Наконечник стрелы имеет ромбическую форму и маленький насад. Все эти вещи происходили из верхнего горизонта культурного слоя. Далее были встречены три обломка грузиков дьякова типа, очень грубых, орнаментированных насечками по краю. Интересными находками являются крица железа, свидетельствующая о местной добыче и выплавке железа, и глиняный льячек, говорящий о медноплавильном деле. Найдено несколько точильных камней разных размеров и большой пест из валуна, которым, судя по следам на концах, дробились какие-то твердые материалы.
Последней находкой, происходящей из верхнего слоя, является большая бронзовая застежка, инкрустированная красной эмалью - вещь в Верхнем Поволжье почти уникальная, впервые найденная в культурном слое. До этого времени здесь была известна одна подобная же застежка, происходящая из дер. Кирьянова около г. Углича, где она была найдена случайно (А.А. Спицын. Предметы с выемчатой эмалью. Зап. Отдел. русск. и славянск. археологии Русск. археол. общ., т.V, вып.1, 1903, с.182,184). На этих предметах ниже (гл. IV) мы остановимся специально. Сейчас же следует лишь отметить, что застежка позволяет датировать верхние горизонты культурного слоя городища IV-VI столетиями н.э.
Неукрепленные поселения, расположенные в том же районе, что и поселок в устье Грехова ручья, находились на противоположном, левом берегу Волги, несколько выше по течению, в расстоянии 350 м одно от другого. Они занимали край невысокого ровного коренного берега и так же, как и предыдущее поселение, подверглись значительному разрушению. Первое из поселений, расположенное выше по течению Волги, имело протяженность до 100 м вдоль берега и до 50 м в глубину берега. В настоящее время его культурные наслоения достигают мощности 0. 25-0. 30 м. Из них происходит материал главным образом керамический, вполне аналогичный материалу предыдущего памятника. Второе поселение, значительно более разрушенное, имело, по-видимому, несколько меньшие размеры. По времени оно несколько позднее первого поселения, так как в его культурных наслоениях, достигающих по мощности 0. 50 м, найдена почти исключительно более поздняя неорнаментированная керамика, время которой может быть определено серединой первого тысячелетия н.э.
Далее вверх по Волге, по обоим ее берегам, не встречено ни одного поселения первого тысячелетия н.э. вплоть до устья р. Нерхотки, т.е. на расстоянии 45 км. Здесь на левом берегу Волги, несколько выше устья Hepхотки, обнаружено селище, отличающееся большими размерами. Его протяженность вдоль берега составляет 200 м; как далеко простиралось оно в глубь берега, остается неизвестным, так как берег Волги в этом месте энергично подмывается. Среди культурных остатков, обнаруженных на месте поселения, имеются железные ножи, керамика, аналогичная посуде городища у Грехова ручья, огромное количество пережженного камня. Керамика свидетельствует, что жизнь на поселении продолжалась и в течение середины первого тысячелетия н.э.
Рис.14Рис.14. Находки из культурного слоя городища у с. Городища около г. Калязина
В 3 км выше, на том же левом берегу Волги, находился уже знакомый нам укрепленный поселок, остатки которого известны у с. Городища около г. Калязина (прилож. I). Возникнув за несколько столетий до начала н.э., этот поселок просуществовал до IV-VI столетий, о чем говорит находящаяся в его верхних слоях грубая сетчатая, а также неорнаментированная керамика. Из верхних слоев также происходят несколько точильных камней, каменные песты и два грузика дьякова типа (рис.14).
Выше по Волге селища первых веков н.э. не известны на расстоянии 17 км, вплоть до устья р. Кашинки, где в ту эпоху располагалась группа поселений, остатки которых открыты у деревень Спасское и Детково на левом берегу Волги (Археологические работы Академии на новостройках в 1932-1933 гг., т. I.Изв.Акад.истории матер. культуры, вып.109, 1935, с.159). Поселения были расположены на ровных участках невысокого коренного берега в устьях оврагов, по которым протекали небольшие ручьи. Судя по керамике, жизнь на поселениях не прекращалась до середины первого тысячелетия н.э.
Следующую группу поселений этого времени, состоящую из одного неукрепленного и двух укрепленных, встретим через 15-18 км на правом берегу Волги в устье р. Нерли Волжской. Остатки неукрепленного поселения располагаются у дер. Басово на краю берега Волги. Первое укрепленное поселение находилось на левом берегу р. Нерли, в 1 км от ее устья. Площадка городища треугольной формы имеет площадь в 700 кв. м. При раскопках, произведенных на городище в 1897г., была найдена керамика с сетчатым орнаментом с примесью дресвы, шлаки от кричной выработки железа, орнаментированные прясла от веретен, костяное острие, железный нож и осколки кремня. Найдены кости лошади и свиньи (В.А. Плетнев. Остатки старины в Тверской губ. Тверь, 1903, с.289. Раскопки производились В.М. Колосовым, краткий отчет которого имеется в архиве Инст. истории матер. культуры).
Небольшие раскопки произведены на городище в 1937г. Помимо многочисленных обломков керамики, преимущественно с сетчатой орнаментацией, и костей животных, найдены часть железного пальштабовидного топора, шлаки и каменные песты.
Второе городище по р. Нерли, о находках из нижнего слоя которого упоминалось выше, имеет также слой II-III столетий н.э., давший керамику, железные шлаки, наконечник стрелы, прясла от веретен и каменные песты. О форме и размерах этого городища нельзя сказать ничего определенного, так как от него сохранились лишь незначительные остатки.
На левом берегу Волги, выше и ниже устья р. Медведицы, имеются два городища первых веков н.э. Одно из них находится у дер. Старое Городище, другое - у дер. Селище. Первое из городищ расположено на мысу невысокого коренного берега Волги, образовавшегося в устье небольшого ручья, называемого Городецким. Памятник застроен и сохранился плохо. Второе городище занимает высокий мыс берега Волги, отделенный от массива коренного берега двумя высокими валами. Небольшие пробные раскопки 1937г. показали, что оба городища имеют мощные культурные наслоения, нижние горизонты которых дают материал первых веков н.э., верхние горизонты содержат вещи, относящиеся к IV-VI столетиям н.э.
По данным В.А. Плетнева (Он же, ук. соч., с.287), а также по сообщениям А.А. Спицына (А.А. Спицын. Городища Дьякова типа. Зап. Отдел. русск. и славянск. археологии Русск. археол. общ., т.V, вып.1, 1903, с.138), древнее городище, на котором была найдена керамика с сетчатым орнаментом, располагается у с. Белгородок в устье р. Хотчи.
Выше по течению Волги в районе устья р. Дубны имеются на протяжении 18 км остатки четырех укрепленных поселений и одного неукрепленного. Одно из них - городище Прислон, возникшее, по-видимому, в самом конце первого тысячелетия до н.э., уже знакомо нам по предыдущей главе. Первое городище расположено на правом берегу р. Волги при устье ручья, на стрелке коренного берега, называемой Дьяков лоб, у с. Ивана-Предтечи. Края городища ограничены обрывами к реке; с напольной стороны имеются рвы и валы, один из которых спускается по склону к подножью площадки со стороны Волги. Мощный культурный слой городища дает находки, относящиеся к первым векам н.э. (О.Н. Бадер. Работы на строительстве канала Москва-Волга. Археологические работы Академии на новостройках в 1932-1933 гг., т.I. Изв.Гос.Акад. истории матер. культуры, вып.109, 1935, с.49 и сл.). Городище Прислон расположено на том же правом берегу Волги в 3 км ниже устья р. Дубны, в устье р. Ситмеж. По керамическому материалу можно судить, что жизнь на городище продолжалась и в течение первых столетий н.э. (Л.А. Евтюхова. Городище у деревни Прислон. Тр. Секции археологии Российск. ассоц. научно-иссл. инст. обществ. наук, т.IV, М., 1929).
Городище у дер. Пекуново, исследованное в 1932-1933гг., находится на левом берегу Волги, почти против устья р. Дубны. В отличие от большинства волжских городищ оно располагается на краю относительно невысокого коренного берега и представляет собою искусственную насыпь, превышающую грунт на 3 м и окруженную рвами и валами. В настоящее время значительная часть памятника уже смыта Волгой. Мощные культурные слои городища говорят о сравнительно длительном его обитании, определяемом, по мнению О.Н. Бадера, первыми пятью веками н.э. За этот период укрепленное поселение неоднократно перестраивалось, а площадка подсыпалась. По краю площадки при раскопках были обнаружены остатки укреплений из бревен хвойного дерева, погибших в результате пожара. Остатки жилищ на Пекуновском городище открыты не были. Исследования дали богатый материал, состоящий из костей диких и домашних животных, обломков характерной керамики с отпечатками ткани или плетенки в нижних слоях и неорнаментированной - в верхних, глиняных грузил, многочисленных изделий из кости и единичных предметов из железа и бронзы (О.Н. Бадер. с.31,35). В полной мере результаты этих исследований еще не опубликованы.
Последнее городище, примыкающее к области, лежащей вокруг устья р. Дубны, расположено в 7 км выше ее устья на правом берегу Волги у дер. Иваньково. Поселение занимало стрелку коренного берега в устье ручья Глинник, в настоящее время почти совершенно разрушенную Волгой, подмывающей здесь свой берег. При раскопках, произведенных в 1932г., обнаружен небольшой материал, состоящий преимущественно из керамики, глиняных грузил, костей животных и нескольких железных предметов, позволяющих отнести памятник ко времени первых веков н.э. или, как выразился автор раскопок О.Н. Бадер, к первой половине существования Пекуновского городища (Там же, с.33-34). Остатки неукрепленного поселения известны на левом берегу Волги у дер. Багунина (рис.7).
Выше по Волге, в районе г. Корчевы, находим на левом берегу остатки пяти поселений: двух укрепленных и трех неукрепленных. Неукрепленные поселения были расположены на дюне у дер. Омутки, у дер. Борок, на небольшом возвышении на берегу Волги и в устье р. Сози, на стрелке у с. Устья. Остатки этих поселений очень незначительны (Там же, с.46-47. - А.А. Спицын. Городища Дьякова типа. Зап. Отдел. русск. и славянск. археологии Русск. археол. общ., т.V, вып.1, 1903, с.137).
Остатки укрепленных поселений известны у деревень Санниково и Борок. Последнее, иначе называемое Корчевским городищем, уже знакомо нам по предыдущей главе.
Городище у дер. Санниково находится на невысоком мысу при впадении в Волгу рч. Матвеевки. В 1933г. на городище были произведены значительные раскопки. - Интенсивно черный и совершенно однородный культурный слой дал довольно большое количество остатков, главным образом - предметов из обожженной глины и камня. Кость в слое, к сожалению, почти не сохранилась. Особенно хорошо представлен земледельческий инвентарь; найдены железный серп и большое количество каменных зернотерок (О.Н. Бадер. с.36). В нижних горизонтах культурного слоя обнаружен ряд очагов из камня и глины, указывающих, что жилища на поселении были надземными. По времени памятник соответствует Пекуновскому городищу, т.е. определяется первыми пятью веками н.э.
Городище у дер. Борок, (Корчевское) известно по раскопкам Ю.Г. Гендуне, произведенным в 1903г. (Архив Инст. истории матер. культуры, дело 15, 1903). Уже тогда городище было сильно попорчено. Его первоначальная форма осталась неизвестной. По-видимому, оно имело овальные очертания. По данным В.А. Плетнева, длина площадки составляла около 60 м, ширина 32 м (В.А. Плетнев. Остатки старины в Тверской губ. Тверь, 1903, с.255). Городище расположено на мысу, в устье оврага с протекающим по его дну ручьем. Культурный слой распадается на два горизонта: нижний, мощностью до 1 м, состоящий из слоев песку, глины, ила, золы, напоминающих культурный слой Пекуновского городища, площадка которого несколько раз подсыпалась, и верхний, обычный гумусный, мощностью около 0. 40-0. 50 м. Нижний слой содержит керамику с сетчатым узором, усложненным ямочными вдавлениями, орнаментированные прясла и грузики дьякова типа, многочисленные костяные изделия (наконечники стрел, острия), изделия из кремня и иглы для плетения сетей. По-видимому, отсюда же происходит миниатюрная бронзовая обоймица. Верхний слой дал грубую гладкую, иногда лощеную керамику. Некоторые фрагменты орнаментированы по плечикам отпечатками гребенчатого чекана. При хозяйственных работах на городище были найдены кости лошади и железные шлаки. Время возникновения этого укрепленного поселения, как мы видели выше, лежит на рубеже первого тысячелетия до н.э. и первого тысячелетия н.э. Жизнь на поселке продолжалась, по-видимому, до IV-VI столетий н.э.
В 15 км вверх по Волге, на том же левом берегу, недалеко от с. Сухарина расположено известное городище Топорок, исследованное Ю.Г. Гендуне в 1903 и 1904гг. (Ю.Г. Гендуне. Городище Топорок Тр. II Обл. Тверск. археол. съезда, Тверь, 1906, с.261-275).
В отличие от большинства волжских городищ, Топорок занимает участок ровного коренного берега, лишенного оврагов. Овальная по форме площадка окружена с трех сторон валом и двумя рвами, с четвертой - двумя валами и тремя рвами. В западной части, где имелся естественный склон, площадка была значительно подсыпана, причем насыпь заключала в себе слои валунов. Мощность ее составляла до 2 м. В других местах культурный слой, мощностью от 0. 20 до 1 м, залегал прямо на материке.
Произведенные на Топорке раскопки, при которых был получен совершенно исключительный материал, поставили целый ряд вопросов, ни на один из них не дав положительного ответа. Городище было исследовано с помощью длинных узких и кривых траншеи, направление которых определялось местами, свободными от деревьев. Лишь в центральной части удалось раскопать более или менее значительную площадь, однако, все же недостаточную для реконструкции обнаруженных здесь остатков сооружений.
Рис.15Рис.15. 1-9, 11 - находки из городища Топорок; 10 - реконструкция глиняного круга.
В этом месте на материке были открыты в расстоянии 1. 4 см друг от друга два плоских глиняных круга с отверстиями в средней части и приподнятыми краями. Диаметр первого составлял 0. 60 м, его толщина была равна 0. 10 м, диаметр отверстия в середине равнялся 0. 20 м. Здесь находились зола, угли, черепки, шлаки и обожженные формы (Там же, с.264). В 0. 30 м от круга найдены обычный глиняный льячек и три маленьких глиняных колокольчика.
Второй круг имел овальные очертания, его размеры составляли 0. 37 X 0. 60 м, толщина около 0. 10 м; сквозное отверстие было таким же, как и у предыдущего. На круге были найдены, во-первых, плоская глиняная птица, украшенная орнаментом, с четырьмя отверстиями для привешивания и множество глиняных бус и подвесок с различной орнаментацией. Автор раскопок Ю.Г. Гендуне рассматривала эти находки, как остатки религиозного инвентаря, что, по-видимому, соответствует действительности. Однако обращают на себя внимание шлаки, обожженные формы и льячек, найденные около первого круга, являющиеся следами меднолитейного дела. Эти находки заставляют думать, что круги являются, быть может, остатками плавильных печей.
В 16. 50 м на юго-запад от кругов, также на материке, была открыта глиняная площадка овально - прямоугольной формы, размером 1. 80 X 1. 50 м; толщина слоя глины составляла 15 см. Около нее найдено много угля, несколько мелких костей, среди которых были и обожженные.
Севернее глиняных кругов были обнаружены груда мелких глиняных бус и глиняный сосуд баночной формы с сетчатой орнаментацией; рядом с ним лежало маленькое скульптурное изображение животного, по мнению Ю.Г. Гендуне, волчицы (Ю.Г. Гендуне, ук. соч., с.268).
Рядом с кругами и глиняной площадкой открыты ямы от вертикально стоявших столбов, указывающие, по-видимому, на существование здесь навеса.
Сделанные на Топорке находки, кроме упомянутых выше, состояли из железных ножей с кривой спинкой, характерных для первых столетий н.э., наконечников стрел из железа и кости, костяных и железных острий, обломков орнаментированных костяных рукояток, прясел, грузиков дьякова типа, обломков точильных камней, костей животных, керамики и украшений из бронзы (рис.11,а). Сделанные в культурном слое находки весьма обычны, что заставляет рассматривать городище, как остаток укрепленного поселения, а не как место особого назначения, связанное с религиозными действиями.
Орудия из железа и кости из городища Топорок изображены на рис.15 и на них не приходится особо останавливаться. С бронзовыми украшениями и бронзовой рукояткой ножа, сходными с найденными на Топорке и близкими раннепьяноборским, мы уже встречались выше. Следует отметить еще лишь обломки большой плоской бляхи с чеканным орнаментом (рис.15), близкой к некоторым пьяноборским. Она найдена в виде оплавленных обломков, позволяющих, однако, установить, что ее диаметр был равен 6-6. 5 см.
Керамика Топорка весьма разнообразна, но в основном повторяет материалы городища у Грехова ручья - памятника первых веков н.э. Ее особенностью следует считать наличие в верхнем слое большого числа сосудов без сетчатого орнамента, а с узорами из отпечатков гребенчатого штампа. На керамике предыдущих памятников такие узоры на сосудах без сетчатого орнамента были редким явлением.
Костей животных, по словам Ю.Г. Гендуне (Там же, с.270-271), найдено на городище немного. Между ними преобладали кости лошади и свиньи; в меньшем числе были кости мелкого и крупного рогатого скота. Из костей диких животных найдены лишь зубы бобра. Следует еще упомянуть о костях рыб.
Выше по Волге на ее правом берегу, у дер. Метлева, известны незначительные остатки неукрепленного поселения (Археологические работы Академии на новостройках в 1932-1933 гг., т.I. Изв.Гос.Акад. истории матер. культуры, вып.109, 1935, с.42). На левом берегу находится уже известное нам городище - Черная Гора у дер. Лисицы. В этом районе в 1929-1930 гг. производила работы археологическая экспедиция Московского антропологического института, обследовавшая ряд городищ и селищ. Результаты этих работ в настоящее время еще не опубликованы. Краткую информацию о работах дает О.Н. Бадер (О.Н. Бадер. Работы Верхневолжской экспедиции. Сообщения Гос. Акад. истории матер. культуры, 1932, 3-4).
3
По берегам Волги, на участке Калинин-Ржев, известно еще свыше двадцати городищ, принадлежность которых к памятникам начала первого тысячелетия н.э. может считаться вполне установленной (Помимо их, имеются сведения о нескольких десятках городищ, время и характер которых остались неизвестными). Они известны по материалам А.А. Спицына (А.А. Спицын. Городища Дьякова типа. Зап. Отдел. русск. и славянск. археологии Русск. археол. общ., т.V, вып.1, 1903), по данным Н.Е. Макаренко (Н.Е. Макаренко. Поездка 1903г. по верхнему течению Волги. Изв. Археол. комисс., вып.6, 1904. - Он же. Результаты археологических исследований в Тверской и Ярославской губ. Тр II Обл. Тверск. археол. съезда, Тверь, 1906), по работам некоторых других исследователей. Однако, в отношении всех этих городищ мы располагаем отрывочными данными, так как исчерпывающие исследования на этом участке Поволжья не производились. Остаются совершенно неизвестными места неукрепленных поселений, на которые исследователи прежних лет не обращали никакого внимания. В виду этого обстоятельства территориальный обзор памятников этого района является совершенно излишним: он не может дать никакой определенной картины.
Следует остановиться лишь на некоторых памятниках, исследование которых было произведено путем раскопок, имевших, правда, очень ограниченные масштабы.
Интересное городище имеется на левом берегу Волги, несколько выше г. Ржева, у с. Ермоловского (С. Бачинский. Ермоловское городище. Ржевский край, I, 1926). Оно занимает оконечность высокого мыса коренного берега в устье глубокого оврага. Городище имеет один вал; его длина 50 м, ширина в основании, т.е. около вала, 30 м. При раскопках, произведенных там С. Бачинским, были найдены в большом количестве кости лошади, быка, лося, бобра и куницы, ряд костяных орудий (наконечники, гарпуны, острия) и железный стержень, вероятно, шило. Новой в Поволжье находкой явилось бронзовое ажурное навершие, известное пока лишь на Оке в материалах городища у с. Гремячьего (Н.И. Булычев. Журнал раскопок 1898г. по берегам Оки. М., 1899). Особый интерес представляет керамика, почти лишенная сетчатого орнамента, но украшенная отпечатками зубчатого чекана. Такая керамика встречается на Топорке, на городище у дер. Борок и на некоторых других ранних верхневолжских городищах. По материалам городища у с. Городища, полученным в результате раскопок 1937г., эту керамику следует датировать концом первого тысячелетия до н.э. и самым началом первого тысячелетия н.э. В слоях городища середины первого тысячелетия н.э. она уже не встречается. По орнаменту эта керамика несколько напоминает славянскую лепную посуду IX-X столетий н.э.
Несколько городищ в верховьях Волги имеют особое строение культурного слоя, близкое Пекуновскому городищу, городищу у дер. Городище и другим, площадки которых, по-видимому, неоднократно подсыпались. В Верхнем Поволжье таковым является, например, городище у с. Юрьевского, около г. Старицы, не имеющее ни валов, ни рвов, расположенное на всхолмлении, на низком болотистом месте. При раскопках там нашли много костей животных (в том числе бобра), костяные орудия, керамику и миниатюрную медную лопаточку неизвестного назначения (Н.Е. Макаренко. Поездка 1903г. по верхнему течению Волги. Изв. Археол. комисс., вып.6, 1904). Чрезвычайно мало известно о городищах начала первого тысячелетия н.э., располагавшихся на притоках Верхней Волги, а также на примыкающих к ней участках водоразделов.
Целый ряд остатков укрепленных поселений, целиком повторяющих верхневолжские, имеется в бассейне р. Дубны. К югу от г. Дмитрова, при впадении в р. Яхрому р. Комарихи, имеются остатки городища, на котором делались находки керамики с сетчатой орнаментацией (Археологические работы Академии на новостройках в 1932-1933гг., т.I. Изв.Гос.Акад. истории матер. культуры, вып.109, 1935, с.51-52). Мы уже знаем о группе городищ, расположенных на р. Лутосне, притоке р. Сестры, впадающей в Дубну. Возникновение этих городищ относится, по-видимому, к самому концу первого тысячелетия до н.э. Жизнь на этих поселениях, однако, продолжалась и далее, в течение первых веков н.э. Так, у дер. Пепельковой, находятся два городища, расположенные на мысах коренного берега р. Лутосни. При раскопках на них найдено большое количество богато орнаментированной керамики, железные перержавевшие вещи, грузик дьякова типа и характерный железный наконечник стрелы.
На этой же реке имеется третье аналогичное городище, расположенное у с. Тараканова (Н.А. Смирнов. Раскопки в Клинском у. Зап. Отдел. русск. и славянск. археологии Русск. археол. общ., т.V, вып.1, 1903).
На р. Золотарке, в бассейне Яхромы, находится известное Синьковское городище, нижние слои которого относятся к первым векам н.э. Городище расположено на мысу и имеет один большой вал. При раскопках, произведенных в 1903г., получен очень большой материал, который, к сожалению, не был расчленен по слоям. Из находок на этом городище ко времени начала первого тысячелетия н.э. относятся, помимо характерной керамики, высокие грузики дьякова типа, костяные наконечники стрел и острия, железные наконечники стрел, шилья, возможно, льячки и др. Основная масса материала, происходящего с Синьковского городища, датируется более поздним временем; с ним мы встретимся еще ниже (А.А. Спицын. Новые сведения о городищах Дьякова типа. Зап. Отдел. русск. и славянск. археологии Русск. археол. общ., т.VII, вып.1, 1905).
На р. Медведице, другом крупном притоке Волги, в верхнем ее течении, также известно несколько памятников начала первого тысячелетия н.э. Миниатюрное древнее городище расположено у дер. Лужки на правой стороне Медведицы, в 25 км от ее устья (В.А. Плетнев. Остатки старины в Тверской губ. Тверь, 1903, с. 299). Имеются указания о городищах у дер. Слободки (Там же, с.277), у сс. Кривец  (Там же, с.268) и Городок  (Там же, с.452), расположенных выше по р. Медведице.
По данным В.А. Плетнева, несколько городищ расположено по Тверце, Шоше и по другим более мелким рекам этого района. Есть данные о городищах по рекам Корежечне и Ступке (Данные И.А. Тихомирова).
В низовьях р. Мологи, около судоверфи им. Дзержинского, остатки селища начала первого тысячелетия н.э. были исследованы автором этих строк в 1936г. (прилож. III).
Таким образом, совершенно бесспорно, что в начале первого тысячелетия н.э. не только берега Верхней Волги, но и берега ее притоков были заняты укрепленными и неукрепленными поселками, расположенными преимущественно группами, вероятно, по признаку принадлежности их обитателей к тому или иному роду.
4
Если обратиться к району костромского Поволжья, то памятники начала первого тысячелетия н.э. там также исследованы далеко недостаточно, и исчерпывающей картины распространения населения в этом районе мы наметить не сможем.
Помимо памятников, упомянутых в гл. I, из которых городище у Черной Заводи и городище против г. Костромы были обитаемы и в продолжение первых веков н.э., там известно еще несколько мест поселения этого времени.
В пределах г. Костромы в устье р. Сулы неоднократно делались находки керамики с сетчатой орнаментацией, орудий из кости и некоторых других предметов, свидетельствующих о существовании здесь некогда неукрепленного поселения (Костромской музей).
В 7 км ниже г. Костромы, на левом гористом берегу Волги, на мысу, слева от устья оврага Лопатошного, по дну которого протекает ручей, расположены остатки укрепленного поселения, известные под именем Минского городища. Площадка городища, расположенная на высоте 26 м над уровнем бичевника, имеет треугольные очертания. Длина стороны, обращенной к массиву коренного берега, от которого городище отделено валом и рвом, составляет 36 м; длина стороны, обращенной к Волге, 78 м: к оврагу Лопатошному - 90 м. При раскопках Архивной комиссией здесь найдены черепки глиняной посуды, частью орнаментированные сетчатым узором, шлаки, бронзовая спираль, прясла и железный кельтовидный топор (Н.М. Бекаревич. Материалы для археологической карты Костромской губ. Тр. II Обл. Тверск. археол. съезда, Тверь, 1906, с.13-14). Исследованиями последних лет там были обнаружены следы прямоугольной землянки, керамика, шлаки, железный нож (Костромской музей). По характеру находок памятник напоминает городище у Грехова ручья.
По данным Костромского музея, древнее городище имеется в низовьях р. Кубани, ряд городищ в районе г. Плеса и Кинешмы. Однако сведения об этих памятниках не были проверены.
Ниже по Волге, на правом ее берегу, в пределах г. Юрьевца исследовано очень интересное городище III-VI столетий н.э. (Л.А. Евтюхова. Описание раскопок Юрьевецкого городища. Отчет о деятельности Иваново-Вознесенск. научн. общ. краеведения за 1928г., Иваново, 1929). Поселение занимало оконечность узкого мыса, лежащего между двумя глубокими оврагами, и было отделено от массива коренного берега одним большим и двумя маленькими валами с рвами между ними. Длина площадки достигает 70 м, ширина у валов равна 30 м. При раскопках на городище были открыты остатки полуземляного жилища в виде овально-прямоугольной ямы, площадью 2. 25 X 3. 40 м и глубиной 0. 45 м. К северо-восточному углу ямы примыкал пологий выход. В центральной части открыты остатки очага в виде скопления золы и углей, обломков керамики и костей животных. В другом месте был открыт углубленный в землю очаг конусообразной формы диаметром 0. 45 м, на дне которого встречены угли, зола и обломки костей.
Исследования вала показали, что он был сложен из глины и обожжен, что характерно главным образом для окских городищ этого времени (В.А. Городцов. Дневник археологических исследований в долине р. Оки, произведенных в 1898г. Древности, XVIII, М., 1901). На валу стоял тын из толстых бревен, часть которых обнаружена при раскопках. Вдоль склонов, по краю площадки, обнаружены остатки деревянной стены, форма которой осталась невыясненной.
Рис.16Рис.16. Находки из городища в г. Юрьевце
Находки, сделанные на городище, состояли из керамики, главным образом грубой, не орнаментированной и лишь в отдельных экземплярах сетчатой, из прясел от веретен, железного наконечника стрелы обычного типа и бронзовой колокольчатой подвески (рис.16), время которой может быть определено стадией В-С рязанских могильников (П.П. Ефименко. Рязанские могильники. Матер. по Этнографии, т.III, вып.I, Л., 1926). Найдены также кости лошади, коровы, овцы, свиньи и лисицы.
В отдалении от Волги, по левую ее сторону, памятники первых веков н.э. в настоящее время неизвестны, и можно думать, что их здесь в большом числе и не будет обнаружено. Участок левобережья, лежащий между Ярославлем и Костромой, представляет собою болотистую низменность, о которой говорилось выше, когда речь шла о поселениях эпохи неолита. По данным А.И. Тихомирова, два городища имеются здесь в верховьях р. Каста, в 40 км от Волги (Архив Инст. истории матер. культуры, дело 101, 1925). По р. Костроме городища с сетчатой керамикой известны лишь около г. Буя, т.е. в 100 км от ее устья (Исследования В.Н. Глазова (Архив Инст. истории матер. культуры, дело 68, 1910)).
По рекам волжского левобережья ниже устья р. Костромы - Мезе, Андобе, Шаче (притокам р. Костромы), Покше, Сендеге, Елпате, Немде и, наконец, по Унже - памятники начала первого тысячелетия н.э. пока вовсе не известны. Некоторые данные Костромского музея, говорящие о городищах по р. Мезе, были проверены автором этих строк и дали отрицательные результаты.
Следует заметить что значительные участки этой территории, особенно по рекам Мезе, Андобе, Елпате, Немде, а также по Унже, и сейчас еще представляют собою огромные массивы лесов с относительно редким населением.
Совершенно иную картину дает волжское правобережье и районы, примыкающие к озерам Неро и Плещеево. На озерах, а также по рекам Которосли, Лахости, Нерли Клязьминской, Устье, Кубре и в верховьях Нерли Волжской известно свыше 30 городищ, по своим внешним признакам примыкающих к памятникам первых веков н.э. (Данные А.И. Тихомирова (Архив Инст. истории матер. культуры, дело 101, 1925) и Матер. Владимирск. музея (Архив Инст. истории матер. культуры, дело 99, 1925).
Данные об этих городищах не являются вполне проверенными и археологическим раскопкам эти памятники почти не подвергались. Поэтому особо перечислять их не представляется необходимым. Следует лишь отметить, что и эти неполные данные дают возможность усматривать в расположении памятников знакомую нам группировку.
Небольшие раскопки были произведены на городище у дер. Акулово, к северу от оз. Неро. Помимо обычной керамики, были найдены изделия из кости, грузики дьякова типа и прясла от веретен (Ростовский музей).
Известная Александрова Гора, около Переяславля Залесского, раскопанная Савельевым в 1853г., в нижних слоях имела вещи первых веков н.э., а именно - изделия из кости и характерный плоский наконечник стрелы с двумя жальцами (А.А. Спицын. Новые сведения о городищах Дьякова типа. Зап. Отдел. русск. и славянск. археологии Русск археол. общ., т.VII, вып.1, 1905).
Остатки неукрепленных поселений в этом районе не известны, но в их наличии сомневаться, конечно, не приходится.

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001