Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
П.Н. Tpeтьякoв. К истории племен Верхнего Поволжья в первом тысячелетии н.э.
от 30.11.09
  
Выразе


Се бо земе Влзецiе а Ра рьеце обапола сенте То бя сва она земе Оце наше

рис.1
Рис.1. Карта местоположения древнейших поселений в Верхнем Поволжье
Стоянки эпохи неолита и бронзы:
1 - Льяновская стоянка на р. Клязьме; 2 - стоянка у с. Никола-Перевоз на р. Дубне; 3 - стоянка у д. Прислон на р. Волге; 4-8 - стоянки на Петровских озерах; 9-11 - стоянки у с. Спас-на Сози на р. Сози; 12-14 - стоянки у с. Языково на р. Яхроме; 15 - стоянка у д. Басово; 16-21 - стоянки на оз. Плещеево и Сомино; 22 - Уницкая стоянка на оз. Неро; 23 - стоянка у д. Чернышево, 24 - стоянка у с. Шумарово; 25-29 - стоянки в устье р. Яны на р. Мологе; 30-32 - стоянки у Ламского переката на р. Мологе; 33-37 - стоянки на оз. Глинском на р. Мологе; 38 - стоянки в устье р. Егницы на р. Мологе; 39 - стоянка у с. Ягорбы на р. Шексне; 40 - стоянка у д. Воятицы на р. Шексне; 41 - место находки каменных мотыг у с. Куликова на р. Костроме; 42-47 - стоянки в низовьях р. Костромы; 48 - стоянка у с. Фрола-и-Лавра на Галичском озере; 49-50 - стоянки Пески у с. Туровского на Галичском озере; 51-52 - стоянки в устье р. Середней на Галичском озере; 53 - стоянка в устье р. Юг на Чухломском озере; 54 - стоянка у д. Федоровское на Чухломском озере; 55 - стоянка в устьи р. Святицы на Чухломском озере
Стоянки начала первого тысячелетия до н.э.:
1 - стоянка в устье р. Куксы на р. Волге; II - стоянка у с. Золоторучье на р. Волге; III - стоянка у д. Заладье на р. Волге: IV - стоянка у с. Коприно на р. Волге; V - стоянка у д. Бутырки в устье р. Мологи; VI - стоянка в устье р. Кудашь на р. Мологе; VII - стоянка у д. Илец на р. Мологе; VIII - стоянка у д. Борочек на р. Шексне; IX - стоянка в устье р. Ить, у с. Устье на р. Волге; X - стоянка у д. Ворокса на р. Волге; XI-XVI - стоянки в районе г. Костромы на рр. Волге и Костроме; XVII - стоянка на р. Лахости
Эпипалеолитические стоянки:
А - местонахождение у д. Соболево; В - местонахождение у д. Скнятино
П.Н. Tpeтьякoв. К истории племен Верхнего Поволжья в первом тысячелетии н.э. МИА, 1941(5)
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_729.htm
Введение
1
Первое тысячелетие н.э. представляет собой эпоху, освещение которой чрезвычайно важно для понимания путей исторического развития на территории Восточной Европы. В эту эпоху первобытный общественный строй доживал здесь свои последние столетия, в эту эпоху складывались основы классового общества, в эту эпоху, наконец, происходили резкие сдвиги в этногоническом процессе, приведшие в дальнейшем к формированию народов, населяющих эту территорию в настоящее время. История этой эпохи является, таким образом, своего рода введением в историю последующих столетий, в историю дофеодального и феодального периодов.
В наиболее сложных и многообразных формах протекала в эти столетия историческая жизнь в южных областях, связанных с Причерноморьем. Здесь нашли яркое отражение и рабовладельческие цивилизации Средиземноморья и движения кочевников степных пространств Азии и Европы. Пульс исторической жизни бился на юге не только учащенно, но и крайне неравномерно.
Значительно спокойнее и ровнее протекала жизнь населения лесных пространств. В отличие от южных областей, историческая обстановка была здесь несравненно проще. Население лесного севера жило своей собственной жизнью, лишенной резких перемен и сложных исторических переплетений. Так продолжалось здесь вплоть до IX-X столетий н.э., когда начал складываться на севере новый общественный строй и когда, сразу с нескольких сторон, была окончательно нарушена былая изолированность лесного севера.
В отличие от областей северного Причерноморья, население которых было известно античному миру и получило тогда же то или иное освещение в литературе, территория лесов Восточной Европы оставалась вне поля зрения древних авторов. Для этой территории археологические памятники играют роль основного исторического источника.
Одной из наименее освещенных эпох на территории Восточной Европы оставалось вплоть до последних лет время первого тысячелетия н.э., памятники которого привлекали к себе значительно меньшее внимание археологов, чем могильники эпохи бронзы, скифские древности или курганы начала второго тысячелетия н.э., связанные с древнейшими периодами истории Руси. Объяснение этому явлению следует искать прежде всего в общих исторических концепциях недавнего прошлого, по которым в конце первого тысячелетия н.э. в составе населения Восточной Европы произошли крупные изменения, выразившиеся в приходе с юго-запада славянских племен, оттеснивших на восток старое местное население. Поэтому русские археологи, интересы которых были связаны с древнейшими эпохами собственно русской истории, знали материальные остатки своих предков, лишь начиная с IX-X столетий н.э., мало интересуясь более древними памятниками. В стороне оставались также памятники прошлого других народов - народов Севера, Поволжья, Прикамья. Исключение составили, пожалуй, лишь камские и окские могильники первого тысячелетия н.э., привлекавшие к себе внимание главным образом местных работников благодаря исключительному богатству и разнообразию их инвентаря.
Нельзя не обратить внимания на тот любопытный факт, что памятниками летописных племен - кривичей, вятичей, радимичей - русские археологи считали древности XI-XII и даже XIII-XIV столетий, нимало не смущаясь тем обстоятельством, что по данным летописи племенных образований в эту эпоху уже не существовало. Как показала развернувшаяся по этим вопросам полемика, горячие защитники прямой увязки древностей XI-XIV столетий с племенами Повести временных лет имеются и сейчас (П.Н. Третьяков. Расселение древнерусских племен по археологическим данным. СА(4). - А.В. Арциховский. В защиту летописей и курганов. Там же).
2
Публикуемое ниже исследование по истории племен Верхнего Поволжья в первом тысячелетии н.э. и те материалы, на которых оно в значительной степени основывается, является одним из результатов больших археологических разысканий, произведенных в Верхнем Поволжье в течение последних лет в связи с развернувшимися здесь работами по строительству верхневолжских гидроэлектростанций и гидротехнических сооружений.
В 1933г. в связи с начавшимися тогда строительными работами Академией истории материальной культуры им. Н.Я. Марра были начаты большие археологические исследования в зоне строительства гидроэлектростанций, а также в районах будущего затопления. Работы носили преимущественно обследовательский характер. Было произведено изучение берегов Волги на протяжении около 350 км, начиная от с. Скнятина в устье р. Нерли, в 40 км выше г. Калязина, и кончая с. Норским, находящимся в 12 км выше г. Ярославля. Изучению подверглись берега волжских притоков, таких, как Черемха, впадающая в Волгу у Рыбинска, Колокша, Едома, Пундорохть, Урдома, Ить, и многих других; далее обследованы берега рек Мологи и Шексны на протяжении более чем 100 км вверх от устья, берега их притоков: Сити, Кудашь, Ламы, Яны, Ухры, Согожи, Конгуры, Маткамы и других, и, наконец, огромные участки Молого-Шекснинского междуречья. В результате этих работ было зарегистрировано и подвергнуто предварительному изучению около 200 памятников различного характера, относящихся к разным эпохам, начиная от неолита и кончая периодом раннего средневековья. Некоторые из этих памятников тогда же, в 1933г., были исследованы посредством раскопок, а именно, были осуществлены небольшие раскопки: трех неолитических стоянок на р. Шексне (около с. Ягорбы, дер. Воятицы и дер. Борочек), селища III-V столетий на Волге в устье р. Попадьинки у дома отдыха Красный Холм, селища V-VII столетий у с. Устья в устье р. Ить и трех курганных могильников XI-XIII столетий около с. Воздвиженье на Волге, около г. Тутаева и у дер. Себельской на р. Себле - притоке р. Мологи. Результаты всех этих работ опубликованы в первом томе Археологических работ Академии на новостройках в 1932-1933гг. (Изв.Гос.Акад. истории матер. культуры, вып.109, 1935, с.100-165). Помимо автора этой книги, в этих работах принимали участие О.Н. Бадер, М.В. Воеводский, А.В. Збруева, С.Н. Рейпольский, Н.Н. Чернягин и А. В. Шмидт.
Работы последующих лет имели своей задачей углубленное изучение ряда памятников, открытых в 1933г. и лежащих непосредственно в зоне строительств, либо, в полосе затопления. Считая с раскопками 1933г., всего по 1937г. было подвергнуто изучению 26 памятников, а именно - 8 неолитических стоянок, 9 городищ первого тысячелетия до н.э. и первого тысячелетия н.э., 5 селищ этого же времени и 4 курганных могильника XI-XII столетий.
В 1934г. работы были сосредоточены в районе с. Норского выше г. Ярославля. Там были произведены раскопки 15 курганов XI-XII столетий, составлявших часть обширного могильника, находящегося около с. Воздвиженья на левом берегу Волги, где в 1933г. был раскопан 1 курган. Далее произведены раскопки остатков селища около р. Ить у с. Устья, небольшие раскопки которого также были предприняты в 1933г. (Там же, с.111-112). Этот памятник, к сожалению почти уничтоженный Волгой, имел два культурных слоя: нижний верхненеолитический и верхний V-VIII столетий н.э. Наконец, в 1934г. была вскрыта половина площади городища IV-V столетий, находящегося на правом берегу Волги в устье р. Сонохты у дер. Березняки, в 20 км ниже г. Рыбинска. Городище это является наиболее интересным памятником среди всех других исследованных в 1933-1937гг. В первый год работ на нем была вскрыта площадь, равная 1080 кв. м. В 1935г. работы на городище были продолжены и завершены, причем опять-таки была вскрыта площадь, превышающая 1000 кв. м. В этом же районе в 1935г. были продолжены раскопки селища III-V столетий на левом берегу Волги (у дома отдыха Красный Холм), изучение которого было начато в 1933г.
Помимо этих работ, в 1935г. были начаты раскопки ряда памятников, находящихся выше по Волге, в районе Углича и Калязина. Около Углича, у с. Золоторучья, на правом берегу Волги произведены раскопки поздненеолитической стоянки. Около дер. Новоселки, в 7 км выше Углича, были целиком исследованы остатки городища первых веков н.э. Около Калязина у с. Городища были начаты раскопки одного из древнейших городищ Верхнего Поволжья. Наконец, у дер. Митино в устье р. Куксы, впадающей в Волгу, справа в 20 км ниже Калязина, были подвергнуты раскопкам остатки сложного памятника, состоящего из культурного слоя с остатками поздненеолитического времени и разрушенного длинного кургана IX-X столетий н.э.
В 1936г. работы протекали в двух районах: на р. Мологе в области слияния ее с р. Яной, где производились раскопки двух неолитических стоянок и селища первых веков н.э., и на Волге в районе Рыбинского железнодорожного моста и г. Мышкина. Здесь были раскопаны остатки двух городищ: одного, очень раннего, - у с. Городок на правом берегу Волги и другого, относящегося к первым векам н.э., - в местности Круглецы, около с. Охотина, также на правом берегу Волги. Наконец, были произведены раскопки селища VII-VIII столетий на правом берегу Волги около дер. Килино.
В 1937г. археологические работы велись преимущественно в районе устьев рек Медведицы и Нерли Волжской. Там были произведены небольшие раскопки на 4 городищах, относящихся к первому тысячелетию до н.э. и к первым векам н.э. Два из них расположены в низовьях р. Нерли в районе дер. Скнятино, два других - на левом берегу Волги у дер. Селище и Старое Городище. В полной мере материал этих раскопок здесь не мог быть использован, так как его исследование еще не закончено. Также не закончена обработка материалов из раскопок 1937г., произведенных на городище у с. Городища около г. Калязина, исследование которого было начато в 1935г. Помимо городищ, в 1937г. исследованы эпипалеолитические местонахождения в районе устья Нерли и частично раскопаны курганный могильник в устье Грехова ручья в районе г. Углича и селище первых веков н.э., расположенное в этом же районе около с. Деревеньки.
Помимо раскопочных работ, в 1934-1937гг. осуществлялось и обследование некоторых примыкающих к Волге районов, в результате чего обнаружено еще несколько памятников. Работы 1934-1937гг. производились автором этой книги при постоянном участии С.Н. Рейпольского.
В 1932-1934гг. были предприняты большие археологические работы в зоне строительства канала Москва-Волга, которые охватили участок берегов Волги от г. Калинина до устья р. Дубны. Результаты этих работ еще не опубликованы, если не считать краткого отчета за 1932-1933гг., помещенного в первом томе Археологических работ Академии на новостройках в 1932-1933гг. (Изв.Гос.Акад. истории матер. культуры, вып.109, 1935, с.28-65).
В 1929-1930гг. в этом же районе археологические работы проводил Антропологический институт МГУ. Результаты этих работ также еще не появились в печати (О.Н. Бадер. Работы Верхневолжской экспедиции. Сообщения Гос.Акад. истории матер. культуры, 1932, 3-4).
3
В результате указанных работ выявлен огромный фактический материал, по своему объему во много раз превышающий все то, что было получено в этом районе археологическими исследованиями всех предыдущих лет, т.е. работами нескольких десятилетий. Исключительно богатым оказался материал, отражающий эпоху первого тысячелетия до н.э. и первого тысячелетия н.э. Известные данные получены о периодах более древних. Менее всего материал освещает эпоху второго тысячелетия н.э., главным образом потому, что памятники этого периода, лежащие в основном высоко над водой, вне зоны затопления гидроэлектростанций, не подвергались углубленному изучению путем раскопок.
Памятники первого тысячелетия н.э., представленные в этом районе в числе нескольких десятков, позволяют проследить изменение культуры, экономики и общественного строя древнего населения Верхнего Поволжья буквально из столетия в столетие и проследить не в общих чертах, а совершенно конкретно, со многими мелкими деталями. Изучение этого материала в настоящее время только лишь начинается; его всестороннее глубокое освещение потребует несомненно значительного времени и ряда дополнительных полевых исследований. Изложенное ниже рассматривается автором как - результаты завершения первого этапа работы над собранным материалом, как первые итоги, но итоги несомненно весьма значительные, так как контуры исторического процесса, протекавшего в Верхнем Поволжье в течение первого тысячелетия н.э., вырисовываются уже вполне отчетливо и определенно.
На ряду с этим необходимо отметить и некоторые существенные обстоятельства, не позволившие автору на первом этапе работы дать более конкретное историческое исследование. Положенный в основу исследования материал был получен не в порядке выполнения определенного исследовательского плана, а в результате изучения памятников, находящихся в зоне строительства и затопления будущих верхневолжских гидроэлектростанций. Выбор объектов изучения определялся, таким образом, не запросами научного исследования, а соображениями совершенно иного рода. Не менее существенно и то, что, развертывая определенную историческую перспективу, намечая конкретные пути общественного развития в эпоху разрушения родового строя, автор не располагал материалом, характеризующим период полного завершения этого процесса, т.е. материалом, отражающим дофеодальный период в истории населения данного района. Это объясняется опять-таки характером полевых работ, о чем уже говорилось выше.
Последнее, что необходимо особо отметить, это крайне недостаточная изученность памятников этой эпохи не только смежных, но и более отдаленных районов. Древности Верхнего Поднепровья, широко изучаемые сейчас Белорусской Академией Наук, раскрыты еще не настолько, чтобы служить источником для решения широких исторических проблем. То же самое следует сказать о памятниках верховье р. Оки. Древности эпохи первого тысячелетия н.э. районов, лежащих на север и восток от Верхнего Поволжья, совершенно не изучены и почти не известны. Единственная область, история населения которой в основных контурах может быть восстановлена, это западное Приволжье, в первую очередь среднее и южное течение р. Оки, где известно огромное количество могильников первого тысячелетия н.э. Их исследование, проводимое с применением точной методики, было начато П.П. Ефименко в 1924-1926гг. (П.П. Ефименко. Рязанские могильники. Матер. по этнографии, т.III, вып.1, 1926) и дает прекрасный материал для решения конкретных исторических вопросов. Дальнейшие работы в этом направлении, о результатах которых можно судить пока что лишь по кратким сообщениям (Он же. К истории Западного Приволжья в первом тысячелетии н.э. СА, 1937(2)),  несомненно приведут к блестящим результатам.
Слабая изученность памятников первого тысячелетия н.э. на территории Восточной Европы не могла не отразиться на глубине настоящего исследования.
Совершенно очевидно, что для освещения эпохи первого тысячелетия н.э., когда жизнь людей уже не замыкалась в своих старых родовых и племенных рамках, нельзя изучать историю населения какого-либо одного района, одной области, вне связи с общей историей страны. И не вина автора в том, что он вынужден был изучать исторический процесс в Верхнем Поволжье в значительной степени изолированно от истории населения окружающих областей.
Глава I. Некоторые данные об истории Верхнего Поволжья до первого тысячелетия н.э.
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_300.htm
Глава II. Верхнее Поволжье в начале первого тысячелетия н.э.
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_301.htm
Глава III. Поселение IV-V столетий на р. Сонохте
Глава IV. Верхнее Поволжье в середине и второй половине первого тысячелетия н.э.
Глава V. Некоторые данные о населении бассейна озер Неро и Плещеево в середине и второй половине первого тысячелетия н.э.
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_298.htm
Приложения
I. Городище у с. Городища
II. Городище у с. Городок
III. Селище у Владимирских хуторов на р. Мологе
IV. Городище Круглецы у с. Охотино
V. Городище в устье Грехова ручья
VI. Городище в устье р. Сонохты
VII. Селище у с. Устье
VIII. Селище у дер. Килино
http://www.archeologia.ru/User/redirect/Library/Book/ada6e25748b9

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001