Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Т.Я. Елизаренкова. Мир идей ариев Ригведы
от 19.11.09
  
Выразе



I тамождь се перещеть Суне з Мiесещем о тоя земе

Пара золотых луновидных сережек, 9 век
Пара золотых луновидных сережек, 9 век
Slovacke muzeum v Uherskem Hradisti, Чехия(Моравия)
http://www.slovackemuzeum.cz/foto_velke/sbirky_archeologie_5.jpg

Атхарваведа (Шаунака). VII. 86. К Солнцу и Луне

По анукрамани, гимн обращен к солнце и луне. На самом деле солнце упоминается только в стихе 1, а все остальные стихи адресованы луне или молодому месяцу. Гимн произносят, когда молодой месяц только показывается на небе.
2а…вновь и вновь navonavo - в оригинале прилагательное: новый и новый (луна - мужского рода)
4...месяц молодой...видный darso si darsato si - Молодой месяц называется darsa, от корня dars - видеть; прилагательное darsata - видный произведено от того же корня. В переводе утрачивается звуковая игра

1 Один за другим движутся эти двое благодаря колдовской силе.
Двое играющих детей, они обходят бурное море.
Один озирает все существа,
Другой, устанавливающий времена года, рождается вновь.

2 Вновь и вновь ты возникаешь, когда рождаешься.
Знамя дней, ты идешь впереди утренних зорь.
Приходя, ты устанавливаешь долю богам.
Ты простираешь, о Луна, долгий срок жизни.

3 О стебель сомы, повелитель воинов!
Неущербный ты ведь по имени.
О месяц молодой, сделай меня неущербным
И с потомством, и с богатством!

4 Ты - месяц молодой, ты - видный, ты - совершенный с начала, совершенный с конца. Да буду я неущербным с начала, неущербным с конца благодаря коровам, коням, потомству, домашнему скоту, домам, богатству!

5 Кто нас ненавидит, кого ненавидим мы, переполнились мы его дыханием! Да переполнимся мы коровами, конями, потомством, домашним скотом, домами, богатством!

6 (Тот) стебель, который боги делают переполненным,
(И) этим неисчерпаемым неисчерпаемые угощают,
Пусть Индра, Варуна, Брихаспати нас
Переполнят им, (эти) пастухи мироздания!

Индийцы пользуются лунными станциями точно также, как пользуются знаками зодиака…
3 Лунная станция - Криттика (число звезд 6 - Плеяды, Долгота - знак зодиака 1, градус 7, минуты 28. Широта - части 5, минуты 0. Северная широта)
…3 лунная стоянка - Криттика, соотносится с месяцем Карттика (оказывает людям добро и управляет ими. Согласно необщепринятым сообщениям соответствует Пушану, по Адитья-пуране - Бхага, по Вишну-дхарме - Дхатри (Примечание. В более древнюю эпоху первой по порядку стоянкой считалась Криттика, поэтому с нее начинается перечисление))
Абу Рейхан Бируни. Индия. 1030г. О лунных станциях. О названии светил
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_581.htm

Предполагается, что изначально каждый день недели связывался с существом прядуще-ткущим, даже само название сутки однокоренное с глаголом ткать - то, что соткано (стки). Месяцы года тоже зашифрованы в русской прядельной загадке: Стоит дом в 12 окон В каждом окне по 4 девицы У каждой девицы по 7 веретен У каждого веретена свое имя
Северодвинская прялка
Северодвинская прялка
http://www.perunica.rod1.org/istoria/973-russkie-pryalki-i-obryadovost-svyazannaya-s.html

Хождение по криницам

В первый день зимы ночное светило покроет звездное скопление Плеяды. Видимость данного явления нельзя назвать удовлетворительной, даже в полосе видимости. Полная Луна ярким светом будет затмевать относительно слабые звезды Плеяд, поэтому для наблюдений покрытий и открытий их необходим телескоп. (01 декабря, вечер - Луна (Ф=0,99) близ Плеяд. 02 декабря, 10 часов 30 минут - Полнолуние)
http://www.astronet.ru/db/msg/1237125

Итак, предлагаемый читателю выпуск посвящен эпическим частям поэмы. Третья книга Махабхараты, называемая Лесная, - одна из обьемистых книг поэмы. В ней насчитывается 315 глав (сквозной счет шлок - свыше 17 000 - не соответствует действительности, так как  в Хождение по криницам есть места, где 100 шлок принимаются за 1000; вероятно, по догадке Фоша, такой прием выражает особую значимость этих мест текста эпоса) - Из предисловия к книге Хождение по криницам.

Глава 82
12 Кто во всех существах подобие Атмана видит, тот вкушает плод (хождения) по криницам.
...
17 О превосходный Бхарата, вот глубочайшая тайна ришей:
Предпочтительней жертв чистое хождение по криницам,
18 Кто обходит криницы, не пропостив трое суток
Не раздавая золота и коров, заслуживает названия неимущий.
19 Совершающий агништому и другие жертвоприношения, (сопровождающиеся) обильными дарами,
Не получат такого плода, как плод странствия по криницам.
20 В человеческом мире есть прославленная в трех мирах криница,
Носящая имя Пушкара: туда проникает причастный великой доле.
21 Десять тысяч миллионов криниц, о матахма,
Пребывают в полдень и между двумя сумерками в Пушкаре;
22 Адитьи, васу, рудры, садхьи, множества марутов,
Гандхарвы, апсары присутствуют там постоянно.
23 Здесь, претерпев самоистязание, боги, дайтьи, брахмариши,
Преисполненные чистоты, божественной достигали.
24 Мудрецы, в сердце возжелавшие посетить Пушкару,
(Уже) очищаются от грехов и (достигают) почета на небе.
25 Близ этой криницы, всегда весьма ублаженной,
Пребывает Праотец на лотосе-престоле, о махараджа.
26 О причастной великой доле, некогда сонмы богов и ришей
В Пушкаре достигали совершенства, великой чистотой преисполняясь.
27 Совершивший там омовенье, радея о почитании богов и предков,
Десятикратный плод ашвамедхи (получит, так) мудрецы вещают.
28 Кто, придя в лес Пушкару, (здесь) хотя бы одного певца насытит,
Одним только этим делом, Бхишма, возвеселится здесь на исходе.
29 Кто там существует сьедобной зеленью: корнями, плодами
Безропотный, благочестивый, и это же подает брамину.
30 Такой знающий человек получает плод ашвамедхи.
(Будь то) брамин, кшатрия, вайшья и даже шудра, о превосходный раджа!
31 Махатма, искупавшийся в той кринице, больше не зарождается в лонах:
А кто в полнолуние месяца картики совершит паломничество в Пушкару,
32 Тот человека заслужит бесконечное пребывание в мире Брамы.
Кто, (молитвенно) сложив руки, утром и вечером размышляет о Пушкаре,
33 Тот этим как бы окропляется (водами) всех криниц, Бхарата.
Женщины или мужчины, искупавшиеся в Пушкаре,
34 Тотчас же смывают (все) грехи, совершенные от рожденья.
Как Мадхусудана есть всех богов Начало,
35 Так среди всех криниц Пушкара началом зовется, раджа.
Кто в Пушкаре прожил двенадцать лет, обузданный, чистый,
36 (Плоды) всех жертв получает и в мир Брамы уходит.
(Плод того), кто полных сто лет усердствует в агнихотре,
37 Получает одиноко проживший в Пушкаре (месяц) картику.
38 Есть три ключа и три прекрасных вершины,
Издревле называемые Пушкара. Почему - не знаем.

17...Хождение - abhigamana. Глагол gam выражает разные оттенки движения, начиная с самого простого: идти. Предлог abhi определяет направление движения в двух основных смыслах: приближения и кругового движения. Таким образом, отглагольное существительное abhigamana передается через приход, приближение, обход, обхождение
20... причастный великой доле maxabhaga
22…множество - число Марутов менялось с течением времени: их насчитывалось 7, потом 11, потом неопределенное множество
31...картики - то есть месяца, относящегося к созвездию Критика - Плеядам
Махабхарата. Лесная. Кн. 3, гл. 80-175, 311-315 (Выпуск VI. Перевод, предисловие, примечания и толковый словарь академика АН ТССР Б.Л. Смирнова. Издание второе. Ашхабад. Изд-во Ылым. 1989)
http://www.bolesmir.ru/index.php?content=smirnov&name=s-write-1

После названий, отличающихся созвучием с названием Мери, перейдем к таким названиям, которые не имеют славянского корня и поражают нас совершенно чуждыми звуками. Этих названий много сохранилось на всем пространстве Мерянских населений.
В Московской губернии: Шупулино, Шупалово, Шульпино, Шуклино, Шуколово, Шугарово, Фитарово, Фишино, Кабаново, Кабужское, Карабаново, Коквино, Киргомино, Коргошино, Бужарово, Саурово, Семерлино, Семернино, Сорпово и т.д.
В Владимирской губернии: Озера: Клещино, Сеньга, Исара, Семино, Вашикинсиое, Сахтынское, Киздра, Утрехть, Варех; реки: большая и малая Нерль, Кубра, Клязьма, Сеньга, Ушна, Поля, Судогда, Сойма, Нерехта, Тара, Суворощ, Шерна, Киржач, Вольга, Пекша, Колокша, Колочка, Гза, Рпень, Шах, Сомкша, Ирмиз, Сахтыш, Уводь, Ухтома, Вязьма, Сенега, Теза, Лух, Люлих, Ландех, Оноводь, Суводь, Верья, Велетма, Теша, Кустра, Бужа, Колпь, Унжа, Пеза, Сотьма, Симка, Селекша; селения: Гормониха, Куракино, Шатьево, Окшево, Кижила, Брембола, Кабанское, Хабаров город, Стебачево, Веськово, Весь, Менчаково, Шоктово, Шелебово и урочище Кормаз, Кубаево, Телепниха, Суздаль, Весельки или Васильки, городище Турдан, Шехобалово, Веськи, Веслево, Ведомша, Майморы, Весочки, Киучер, Кинобол, Юкша, Шухра, Тума, Кистыш, Кибол и пр.
В Ярославской губернии: Озера: Караш, Гадш, Сурмое, Ягорба; реки: Пулохма, Гда, Печегда, Сара, Воржа, Шула, Сулость, Векса, Ишна, Вашка, Ухтома, Лахость, Шопша, Мокза, Волга, Шерна, Курба, Пахна, Туношна, Толга, Нора, Толгобола, Вокшера, Урдома, Войга, Марма, Нахта, Инопаж, Ухра, Редьма, Лушна, Иода, Юхоть, Уткош, Кукимка, Конгора, Улейма Воржехоть, Кисьма, Ворема, Ворга, Молога, Жабня, Сить, Верекса, Яна, Удрус, Кудаша, Пушма, Coгa, Согожа, Енглень, Кларь, Лама, Себля, Шексна, Корожична, Ильть, Обнора, Соть, Уга, Шарна, Пескольдыш, Кульза, Касть, Кельнот, Сахманда, Шачеболка, Соекша, Ешка, Доманка, Конша, Пеленда, Коргатка, Керома, Шельша, Музга, Мякса, Ветха, Кештома, Шаготь, Сегжа, Тулша, Пертома, Конглис, Солмаз, Цына, Шелекма, Патра, Ушлома, Сохоть, Пурновка, Кухолка, Моса, Маравка, Эга, Ладейка, Кема, Пачеболка, Коржа, Ить, Матлань, Шиголость, Чемузье, Вонгир, Лать, Лехта, Шула, Лехоть, Кутьма, Лига, Вонога, Кучубеж, Учара, Ширенга, Пера, Согма, Лута, Вонгила, Вонгиль, Сундоба, Ушлома, Рума, Пеноуза, Шуйга, Раха, Волготня, Сонгоба, Вага; селения: Бикань, Ченцы, Корес, Караш, Чашницы, Рюмино, Инеры, Деболы, Ваулиха, Тара, Шеманиха, Мерековицы, Вексицы, Шурскала, Пужбола, Шулец, Шугарь, Годеново, Шендора, Кустеря, Карагачево, Чуфарово, Рохово, Воржа, Сулость, Угож, Рельцы, Чухолзы, Карачуг, Пура, Согила, Согальск, Соломыш, Воехта, Капцово, Полуево, Кливино, Побычево, Редриково, Кореево, Булово, Тархово, Жеглово,Тавино, Шахлово, Редкошово, Реньшино, Лахость, Пурлово, Желаховка, Копорье, Шопша, Унимерь, Коурцово, Каргаш, Рахма, Хозницы, Курбы, Туношка, Толгобола, Гавшинка, Куксенка, Хозницы, Кочельна, Чилчаго, Чириха, Сигорь, Ховарь, Поймаш, Жабня, Майморы, Релищи, Кальяки, Лохова, Куливы, Короша, Будтаки, Учма, Карехоть, Вокшера, Тенгола, Гебевца, Гекма, Киндяки, Чучки, Шельшедом, Сора, Бубяки, Бабайки, Кочурово, Хохлай, Петки, Тюмба, Ворокса, Яхробола, Ученжа, Согожа, Карачино, Вологдино, Кочевастик, Лувенье, Шерна, Коприно, Лушма, Вигорь, Вослома, Костовецы, Ягорбино, Некоуз, Кергуй, Шигуй, Падуй, Шуйга, Вакша, Яна, Чапчуг, Мягра, Воятицы, Кама, Глебень, Банеба, Синца, Шарша, Сагда, Молога, Режа, Шумарово, Пельнево, Мезга, Музга, Каргач, Пая, Пыхань, Дешано, Фарены, Пертома, Ракоболь.
В Костромской губернии: Реки: Лыкишика, Луха, Сельма, Тутка, Пустая Шача, Корега, Монза, Соть, Векса, Тебза, Покша, Мера, Пистега, Меза, Тома, Сендега, Корба, Киленка, Медоза, Надога, Нерехта, Шурма, Шуя, Ингарька, Песта, Пасма, Номза, Пеза, Томга, Ноля, Андоба, Локма, Воча, Солдога, Кусь, Немдохта, Кочуга, Печенга, Шуршма, Мича, Ширмокша, Шмиля, Узола, Керженец, Кильна, Лекома, Шайма, Пижма, Тунбал, Шуда, Суртюг, Изма, Какша, Вехтома, Унжа и пр.; селения: Галич-Мерский, Костром, Кинешма, Шунга, Чухлома, Темта, Хомкино, Баки, Урень, Пучеж.
Многие из этих названий как вод, так и селений повторяются в самых отдаленных между собою местностях, доказывая этим не только свое этимологическое единство или сродство, но также и единство происхождения первых обитателей этих стран. Только один и тот же народ мог, раскинув свои селения на обширном пространстве повторять те же имена, или давать названия одинакового этимологического происхождения. Название города Костромы повторяется в трех различных формах во Владимирской губернии: Костромино деревня в Александровском уезде, недалеко от реки Дубны, Костромиха - Суздальского уезда, на реке Нерли, и Кострочиха - в Городецком уезде. Имя Галич напоминает деревню: Галицкая Гороховского уезда на Клязьме, Кинешма - Кинешемский погост в Вязниковском уезде, на речке старой Клязьме. Это сродство было уже замечено Н.М. Журавлевым касательно некоторых названий Ярославский губернии; но оно может быть распространено и на смежные губернии, которые также были заселены древнею Мерею. Мы не упомянем здесь о названии селений, находящихся при соименных им озерах или реках.
Селения: Вески, Веськово, Веслево, Вексицы, в Переславском и Ростовском уездах, и Весь, Веска, Весельки или Васильки в Суздальском и Юрьевском уездах; в Вологодской губернии: Веселково, Веселовский Выселок, Веслянское, Веслян, Весельское Балахнинскаго уезда, Весельцы, Вески, Веселки, Веснено, Весцо, Весьегонск в Тверской губернии имеют все один и тот же этимологический корень. Реки Владимирской и Ярославской губерний: Волга, Вольга, Войга, Ворга, Воля, а за тем - Вокшера, Ворсма, Вонога, Вончила, Вонгиль, Волготня, по созвучию своему имеют неоспоримо также один корень. Одинакового также происхождения встречаются названия некоторых сел, как-то: Воржа, Ворокса, Вологдино, Вослома, Воятицы, Волино, Волненко, Володятино. В Московской губернии: Ворсино, Воньково; в Вологодской - Вологда, Волочино, Вологомоновская, Вонгодицы и Вонгодcкая. Село Воехта находится в Ростовском уезде, а другое соименное село в Ярославском уезде; Вохта и Вохтога - в Вологодской губернии.
Село Восцы находится в Коломенском, в Новоторжском и в Осташковском уездах; Шугарь - в Ростовском, а Шугарово в Дмитровском уеде; Ченцы или Ченцово - в Ростовском, Ярославском, Углицком и Даниловском, в Александровском, Ковровском, Переславском, Шуйском, в Кадниковском, Тотемском, в Бронницком и в семи уездах Тверской губернии. Вашко и Вашки на границе Ростовского и Переславского уездов и в Яренскомъ уезде Вологодской губернии; Вашкино в Балахнинском уезде. Река Гда в Ростовском, а река Гза (иначе также Гда) в Юрьевском уезде. К этому же корню принадлежат: Печегда в Ростовском и в Романовском, Соногда в Рыбинском, Вологда и Вычегда в Вологодской губернии и Судогда во Владимирской губернии, река Курба Ярославской губернии и река Кубра в Переславском уезде, Курбатово в Клинском и Вологодском уездах.
Не распространяясь далее на повторении тех же имен или имен с тем же созвучием на отдаленных между собою местностях, мы предоставить людям, вполне сведущим в древнем финском языке, определить этимологию всех этих слов, более или менее пострадавших от наплыва славянских поселенцев.
А.С. Уваров. Меряне и их быт по курганным раскопкам. Труды Первого археологического съезда в Москве в 1869г. М., 1871
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_296.htm

Западнее Мурома, по летописи, обитало другое племя Меря, видно более значительное и важное. Норманны, в своих странствованиях по Волге до Булгар, нашли здесь столь организованную в культурном отношении народность, что устроили в этом районе, близ Ярославля, свою факторию, очень процветавшую, если судить по тому, что после нее здесь осталась огромная курганная группа, почти равная по числу насыпей такой же группе близ столицы норманнов Бьёрке, и знаменитый у нас курганной группы у Гнездово близ Смоленска. Конечно, фактория была занята не одними норманнами, а также и ближайшими участниками в их предприятиях - русскими. Русский элемент стал сильно и быстро расти и проник далее вглубь страны на Ростовское и Переяславское озера и на благодатное для земледельца Юрьевское поле. Всюду в эти местности проникло славянское население, начавшее движение и с другой стороны, прямо с верхней Волги по Нерли. Мирное финское население, видимо, смотрело, по крайней мере в начале, благоприятно на поселение среди него норманнов и русских, так как вместе с пришельцами в край явилось земледелие и торговля. Но прилив славянского населения со временем стал так упорен и значителен, что Мери оставалось на выбор - или слиться с пришельцами, или отступить. Меря сделала то и другое. Отступление, видимо, совершилось на С., в костромской край, а может быть, в сторону родственной Муромы, где русский элемент был еще очень слаб, а также на другую сторону Оки. Суздальцы и Владимирцы образовали смешанное население, быть может, с преобладанием инородческой крови. Что такое эта кровь, вопрос еще не поставлен и не затронут исследованиями. Действительно-ли Меря чистые финны? Нет-ли в ней элемента совершенно иного, местного, древне-арийского? Скорая ассимиляция русских и мери есть поразительное явление, которое можно обьяснить только силою культурного русского влияния и стремительностью русского натиска. Словом Меря - еще совершенная загадка.
А.А. Спицын. Древности Ивано-Вознесенской губернии, 1924г., с.9

В Волго-Окском междуречье есть множество рек, над именами которых тысячелетия оказались не властны. Для доказательства этого не требуется особых усилий: достаточно сравнить названия рек Поочья с названиями священных криниц Махабхараты, точнее, той ее части, которая известна как - Хождение по криницам -. Именно в ней дано описание более 200 священных водоемов древнеарийской земли Бхараты в бассейнах Ганги и Ямуны (по состоянию на 3150 г. до н.э.):
Криница - Река в Поочье
Агастья Агашка
Акша Акша
Апага Апака
Арчика Арчиков
Асита Асата
Ахалья Ахаленка
Вадава Вад
Вамана Вамна
Ванша Ванша
Вараха Варах
Варадана Варадуна
Кавери Каверка
Кедара Кидра
Кубджа Кубджа
Кумара Кумаревка
Кушика Кушка
Мануша Манушинской
Париплава Плава
Плакша Плакса
оз. Рама оз. Рама
Сита Сить
Сома Сомь
Сутиртха Сутерки
Тушни Тушина
Урваши Урвановский
Ушанас Ушанец
Шанкхини Шанкини
Шона Шана
Шива Шивская
Якшини Якшина
Светлана Жарникова. Веда - значит Знание
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_566.htm

Изследование гр. Уварова, долгое время единственное у нас по основательности и полноте, было отлично принято при появлении. Положения этого труда без критики повторялось всеми по наши дни, и еще на Ярославском областном археологическом сьезде в 1901г. было определенно заявлено, что теория мерянского происхождения владимирских курганов остается непоколебленною (Труды сьезда, с.LI). Но прочна ли в действительности эта теория?
...Все добытые гр. Уваровым вещи были сданы в Оружейную палату, кроме монет, переданных в Эрмитаж. Часть железных вещей когда-то поступила в Императорскую Академию Наук и находится теперь в Этнографическом Музеи Академии. Небольшая коллекция предметов из Владимирских курганов находится в собрании гр. А.С. Уварова (Указат. Выст. Киевск. Археол. Сьезд, 200). Хранятся рапорты гр. Уварова Перовскому и описи вещей. В описях предметы отмечены не по курганам, а по местностям, и отдельных номеров не имеют. Нам неизвестно, где хранится подлинный отчет о раскопках 1851 и 52г., знаем лишь извлечения из него, помещенного в Мерянах...
При поступлении вещей в Румянцевский музей они представляли в полном смысле безспорядочную груду материала, так как при них не было описи с отметками, из какого кургана каждая вещь происходит. Гр. Уваров позднее составил опись всей коллекции, но пользуясь лишь отчетами о раскопках, а отчасти по памяти...
При обработке столь неточного материала оказалось, что мужские и женские могилы мерян трудно различаются между собою, что подвески-коньки носились на поясе, что могилы с сожжением и с погребением относятся к одному и тому же времени и т.д.
П.С. Савельев имел намерение издать добытый им материал и приготовил обширный атлас рисунков (имеющий, впрочем, значение лишь чернового), но за смертью его (в мае 1859г.) предприятие это осталось не осуществленным (Собранные Савельевым вещи долгое время хранились у гр. Перовского. Затем, по смерти Перовского, они перешли во вновь открытую Императорскую Археологическую Комиссию и отсюда в 1860г. без всякой описи, поступили в Оружейную Палату, а в 1868г., вместе с прежнюю коллекцией, в Румянцевский музей, где и находятся по настоящее время. В архиве Комиссии сохранился подлинный отчет за 1854г., именно отчет о раскопках в окрестностях г. Переславля. Где остальная часть, нам неизвестно, но несомненно, что гр. Уваров имел в своих руках копию со всех отчетов в полном их составе)...
Грандиозные раскопки 1851-1854г. в Суздальской области будут долго оплакиваться наукою и служить грозным предостережением для всех любителей массовых раскопок. Не тот курган сохранится и имеет цену для науки, который дал интересные для глаз вещи, а лишь тот, который точно описан, хотя бы и был весьма беден. Тем горестнее утрата Владимирских курганов, что они представляют собой единственный материал для решения вопроса, какое именно русское племя легло в основу великорусов и как велика примесь к ним финской крови...
Необходимы тщательное переиздание и переоценка материала, добытого раскопками Владимирских курганов. В ожидании, что кто-нибудь возьмется за эту важную, но нелегкую работу, даем атлас коллекции и небольшой комментарий к нему, на сколько позволили нам средства и время (Более половины рисунков взято из издания гр. А.С. Уварова, за любезное разрешение пользоваться которым приносим свою благодарность графине П.С. Уваровой, всегда столь чуткой к интересам науки. Остальные рисунки взяты из атласа, приготовленного Савельевым, и из атласа г. Аспелина)...
...Из атласа А.А. Спицына. Владимирские курганы (с.55-58,76-80)
с.55
111 - Тимирево близ Ярославля (Aspelin, вып.III, 932); 112 - Р.М. 2498. Железная пряжка VIII-Xв., может быть, из длинного кургана; 113 - Р.М. 2673. Веськово. Наиболее распространенный тип секир Xв. в русских древностях. В Скандинавии его нет; 114 - Р.М. 2691; Брембола. Подобные имеются в приладожских курганах, известны в венгерских древностях Xв. В Скандинавии отсутствуют;  115 - в Р.М. нет. Типа Максимовск. могильн. XIв., но возможно, что такие попадаются и в Xв. Техника эта известна и в Сканд. древн.; 116 - Р.М. 2744. Городище; 117 - Р.М. 2501. Подобные есть в Гнездовск. могильн. Табл.II,24. Плетенная пряжка найдена в кургане Xв. в 140. с.778; 118 - Р.М. 2695. Большая Брембола. Подобный найден в Минских курганах
...Вещи из Владимирских курганов XI-XIIвв. изображены на рис.119-467. Не предлагая ни перечня их, ни описания, ограничимся несколькими словами о положении некоторых из них при скелетах и иными отдельными замечаниями.
с.56
119a - Большие и более или менее значительные кольца с завитком встречены в тверских курганах и Федовском могильнике; 119b - обычные височные кольца смоленских, а отчасти тверских курганов XI-XIIв.; 119c - обычные височные кольца смоленских, а отчасти тверских курганов XII-XIIIв.; 120 - Р.М. 2434; 121 - Р.М. 2436. XI-XIIв.; 122 - Р.М. 2322. XI-XIIв. Кольца неизвестного назначения; 123 - Р.М. 2435. XI-XIIв. Самые обыкновенные височные кольца владимирских курганов; 124 - Р.М. 2433. X-XIв. Кольца с завязанными концами для подвесок. Кольца с привесками упоминаются в погребениях 97 (Меряне. с.803 - Остов, на шее разные бусы, на правом плече колечки с привесками; на груди 2 пуговки в виде бубенчиков, чашечка с ушком (?), на левой руке браслеты, в ногах топор, ножик, огниво и глиняный горшок, в коем найдена часть серебряной цепочки) и 174 (с.804 - Жженые кости, между ними серебряная привеска, кольцо, две пуговицы в виде бубенчиков, кольцо с привескою, пряжка и прибор от пояса, железные ножницы и небольшой глиняный горшок, обращенный к верху дном); 125 - Р.М. 2430. XI-XIIв. 126 - Р.М. 2071. Кубаево. К.92. XIв. Височные кольца этой разновидности пока встречены лишь во владимирских курганах, но они, без сомнения, пришлые; 127 - Р.М. 2070. XXIIв. Височные кольца московского и рязанского типа. Юрьевский уезд.
Среди височных колец преобладающее место занимают кольца малого размера, тонкие, с заходящими друг на друга концами (рис.123). Обыкновенно они встречаются по 1-2 экз. на костяк, но попадались погребения с большим количеством колец, в количестве от 6 до 20 экз. Такие погребения встречены почти исключительно в Переяславском у. Все они очень бедны и, судя по немногим найденным в них вещам, могут быть относимы к XIIв. (кресты, позументы, пуговки, перстни жгутом, серьги). В атласе Савельева нарисовано ухо с вдетыми в него 7 малыми височными кольцами, и в коллекции Р.М. действительно есть кожа с впущенными в нее кольцами (2454), напоминающая ухо, но мы сами эту находку не осматривали и не уверены в точности наблюдения; естественнее думать, что кольца вдевались в ткань или какие-нибудь ленты, матерчатые или кожаные. Если в отчетах упоминается местонахождение нескольких или многих височных колец, то обыкновенно отмечается, что они найдены вокруг головы, около черепа, или в волосах. Опись вещей 1851г. говорит: Эти кольца, нанизанные на ремень, служили украшением; их носили вокруг всей головы. Часто (?) попадались вокруг одного и того же черепа от 20 до 50 (?) подобных колец, равной величины и равного металла-. Однако было бы неправильно заключать отсюда, что височные кольца всегда были носимы в волосах или на волосах кругом головы. Лучшее доказательство того - наблюдаемое иногда среди колец серег; в кургане 1906 при Городище (Меряне, с.792 - Остов; у висков по четыре бронзовых и одно серебряное колечко и четыре серебряных серьги с шариками; на шее остаток позумента). В нескольких случаях кольца оказались вдетыми одно в другое (с.794. Ворогово. К.345. - Остов; у висков по 4 бронзовых колечка, вдетых одно в другое с остатками позумента от головного убра.) и (с.792. Матвейщево. К.315. - Остов; у него на висках по шести спиральных бронзовых колечек, вдетых одно в другое, и в правом ухе сломанная серьга с дутым шариком из тонкого листового серебра).
Вопреки прямому указанию описи 1851г., мы уверены, что височные кольца в более или менее значительном количестве экз. встречены лишь в очень немногих погребениях. В печатных отчетах по 6 колец отмечается в 8 погребениях (с.790,791,793,814,828,829,838,840), по 7 - в 1 погребении (с.824. Шелебово. К.57. - Остов; около черепа 7 колец, на шее разные бусы, на груди бронзовая бляха в виде конька с привесками, на левой руке бронзовый гладкий браслет, у левого бедра ножичек, у правого копье и топор, а в ногах глиняный горшок), по 8 - в 5 погребениях (с.793,794,796,826,840), по 10 - в 2 погреб. (с.793. К.309 и с.828. К.4), по 12 - также в двух (с.792. К.315 и с.837. К.1400), по 14 - тоже в двух (с.792. Веськово. К.1097. - Остов; у правого виска найдено пять серебренных, у левого - девять медных проволочных колечек) и (с.802. Весь. К.42. Остов; у головы часть маленького муравленого горшочка с ручкой; на висках 14 серебряных колец с украшениями, в левом ухе такая же серебряная серьга, на шее две серебряные гривны - одна гладкая, другая витая жгутом; на груди три серебряные вызолоченные бусы, маленькая привеска и кусок шелковой одежды; на левой руке у локтя серебряный плетеный браслет, а на правой руке гладкий бронзовый; на пальцах левой руки кольцо и перстень; у левого бока в кожаных ножнах бронзовое миниатюрное шило с колечками) и 21 - в одном погребении (с.793. К.46).
Височные кольца данного типа имеют огромное и очень широкое распространение; они встречены в курганах и могильниках новгородских, тверских, муромских, костромских, московских, полтавских, киевских, смоленских, виленских, минских, гродненских, польских, чешских, венгерских. Группами малые височные кольца встречаются главным образом, повидимому, именно во владимирских и костромских курганах; реже они попадаются в курганах тверских, минских и калужских.
Разновидности малых височных колец: кольца того же типа, но очень тонкие (рис.120), кольца с оборотом (рис.121), с завитком (рис.130), кольца несколько больших размеров (рис.125 и 128 Киевского типа). Все эти кольца встречены в единственном экз. Киевских массивных колец не встречено вовсе.
Больших височных колец кривичского типа XI-XIIв. (рис.119 и 129) в коллекции находится приблизительно 130 экз.; чаще в обломках. Весьма возможно, что такие кольца в случае очень плохой сохранности вовсе не попали в коллекцию и, следовательно, о действительном кол-ве найденных во Владимир. курганах височных колец данного типа можно судить лишь по отчетам. В печатных отчетах прямые упоминания о находке больших височных колец попадаются сравнительно редко. Наибольшее кол-во их падает также на переяславские и на курганы ближайших местностей Юрьевского у. Кольца эти попадаются по 1-6 экз., чаще по 2 и по 4, иногда в соединении с малыми височными кольцами и с серьгами. Некоторые экз. найдены продетыми в кожу (с.788,791-793,797,799,810,822,827,828,832,834,840).
Височные кольца с расширениями найдены лишь в 1 экз. (рис.129), кольца семилепестные (рис.127) - в 4 экз.; кольца семилепестные среднерусского, радимичского типа (рис.126) - в 2 экз.
с.57
128 - Височные кольца киевского типа; 129 - Височные кольца смоленских типов. Большие встречены также в тверских кург.; 130 - Совершенно такие височные кольца встречены в Рубцовск. рязанском  кург. XI-XIIв.; 131-149 - XI-XIIв.; 132 - Р.М. 2062. Подобная в коллекции Б.И, Ханенка с Княжьей Горы (вып.V табл.XXVII); 133 - Р.М. 2063; 134 - Р.М. 2062(?). Подобные известны в псковских и приладожских кург.; 135 - Р.М. 2059; 136 - Подобные серьги известны в Скандинавии; они же найдены в Гнездовском кладе; 137 - Р.М. 2038. Подобные встречены в псковских курганах и в калишских древностях; 138 - Р.М. 2047. Такие серьги имеют обширное распространение, встречаясь в гродненских, минских, рязанских, черниговских, особенно же в киевских древн.; 139 - в Р.М. нет; 140 - Р.М. 2044. Волхово. Подобные серьги очень обыкновенны в древностях XIII-XIVв., особенно татарско-мордовских, но начало они ведут от более раннего времени, от XIIв., а может быть и от конца XIв.; 141 - в Р.М. нет. XIIв. -?; 142 - Р.М. 2043. Такие серьги найдены в костромск. кург., в Скандинавии, в Чуркинском балахнинском могильн., в киевских древност. ; 143 - Р.М. 2034. Приблизительно такие серьги найдены в тверских, углицких и московских курганах XI-XIIв.; 144 - Р.М. 2053. Киевский тип. Найдены еще в Псковских мог. XIIв.; 145 - в Р.М. нет.
Серьги, по любопытному, хотя и очевидно преувеличенному уверению гр. Уварова (Меряне. с.636 и 736) встречались еще чаще, чем височные кольца. На мнении, что серьги и височные кольца были носимы и мужчинами, не считаем нужным останавливаться. Серьги есть те же височные кольца, но снабженные бусами. Не знаем, когда именно начали их вдевать в ухо; если владимирцы уже усвоили такую моду, то, повидимому, еще не все: на костяке (с.797. Шокшово. К.22. Остов; на шее разные бусы, в ушах и на голове, 6 дутых серег, на груди бляха в виде конька, на руках по одному витому браслету и по одному кольцу, а в ногах две сломанные монеты (куфические)) найдено 6 серег, на иных по три и по четыре; Серьги иногда входят в одну систему украшения со многими височными кольцами. Нередки медные серьги; золотых не найдено.
Серьги  с шариками, несомненно идут с XIв., так как они неоднократно встречены при жженых костях (с.836. Б. Брембола. К.1538. На глубине 1 1/4 арш. жженые кости и уголь, в них найдена серебряная монета короля Оттона, служившая вместо привески, бронзовая серьга с тремя дутыми серебряными шариками, бусы, 9 позолоченных, 2 синих и более 30 мелких глиняных, железный молоток и обломки глиняного изображения руки и круга. На глубине 13/4  арш. оказались разбросанные кости лошади. На глубине 2 арш. найдены три черепа (костей не сохранилось и следа); подле одного черепа было: бус 9 позолоченных и 2 синих и привеска в виде небольшого конька; около другого черепа бронзовое плоское кольцо и 11 позолоченных бус). Но вообще вместе с пережжеными костями они попадаются в виде исключения. Серьга с напущенною янтарною бусой встречена в погребении (с.839. Шурскало. К.603. - Большая круглая серебряная выпуклая привеска с накладкой филигранной работы с кольцом; две армянские серебряные монеты XI века с ушками; серебряное кольцо (серьга) со вдетою янтарною бусою, плоское серебряное кольцо ложчатое и бусы (2 сердоликовые граненые, и 28 стеклянных)). Ср. (Меряне. с.810).
с.58
146 - Р.М. (Румянцевский Музей) 2034; 147 - Подобная в Федовском могильнике; 148 - Р.М. 2042. Подобные в западно-новгородском кург. и в Федовском мог.; 149 - Р.М. 2038. Киевский тип. Найдены еще в московск. кург.;  150 - Р.М. 2147. Большая Брембола: 151 - Р.М. 2151. XIIв. Подобные найдены в курганах смоленских, рязанских и костромских; 152 - в Р.М. нет. Кажется киевского типа; 153 - Р.М. 2125. Веськово, XII-XIIIв. Такие встречены в петербургских (Глазьев XX,1) и костромских курганах; 154 - Р.М. 2104; 155 - Р.М. 2122. Веськово, XII-XIIIв. Такие встречены в поздних Гнездовских курганах и витебских XIв.; 156 - Р.М. 2122(?). Подобные найдены в псковских курганах XIв.; 157 - Р.М. 2152; 158 - Р.М. 2107; 159 - в Р.М. нет. Подобные найдены в Федовском могильнике; 160 - Р.М. 2121. Подобные найдены в Скандинавии, у нас в витебских курганах (Овсиновка); 161 - в Р.М. нет. XII - ? Свинцовые; 162 - Р.М. 2140; 163 - Р.М. 2117. Подобная у Hausmann'a XXX,9 (Линпузе, XII-XIII); 164 - Р.М. 2034. Татарская серьга XIVв. Встречается и раньше; 165 - XII в.? в Р.М. нет
с.76
412 - Р.М. 2241. XIIв.; 413 - Р.М. 2238. XI-XIIв.; 414 - Р.М. 2921. XI-XIIв.; 415 - Р.М. 2240. XIIв. Веськово. К.987; 416 - Р.М. 2232. XI-XIIв.
Подвесок-коньков найдено не более 20 экз., главным образом близ Переславля, где раскопано наибольшее кол-во курганов XI-XIIв. Это также принадлежность женского убора. Носились они на правом или левом плече, иногда вместе с подвесками-треугольниками, или на одном плече конек, на другом треугольник. Изредка попадаются на поясе (с.797 К.76) или в ногах (с.833 К.142, с.795 К.539). См. с.788 К.1482; с.791 К.548: с.796; с.820 К.588; с.824 К.57; с.829 К.586 и 707: с.830 К.6; с.832 К.39; с.834 К.20, с.837 К.1987. Если вполне доверить отчету , то конек найден и в одном мужском погребении, именно 116 с.846. Шокшово.
с.77
417-420 - Пос. Вознесенский. XI-XIIв.; 421 - в Р.М. нет. Всех треугольных подвесок в коллекции имеется до 30; 422 - Р.М. 2935. Кустеря? XIв.; 423 - Р.М. 2220. XIв.; 424 - Пос. Вознесенский. Подобные известны в Максимовском могильн.; 425 - Р.М. 2258. XIв.; 426 - Р.М. 2203. XIв.; 427 - Р.М. 2212. XIв.; 428 - Пос. Вознесенский. XI-XIIв.; 429 - Р.М. 2858. XIв. Осипова пустынь К.224. Подобный в Максимовском могильн.; 430 - Р.М. 2921. XIв. Подобные в Максимовском могильн.; 431 - Р.М. 2219. Городище К.2408? (c.842). Курган заключал сожжение; в нем вместе с подвеской найдены: железное кольцо с ключиками (рис.33?), бусы, каменное долотцо (оселок?). X-XIв.
Подвески-треугольники чаще встречаются на левом плече, редко на том и другом. Носились как банты или розетки. Происходят, повидимому, из древних ажурных подвесок (VIII-IXв.), известных в пермских могильниках, где такие украшения также подвешивались на верхней части груди, на короткой нити из бус. У одного костяка найдены две такие подвески на правом плече и одна на левом (с.791 К.548). В кургане 1507 (с.836) подвеска-треугольник найдена при остатках сожжения, среди вещей XIв., из чего следует, что эти амулеты во владимирских курганах идут с ранней поры XIв.; они были в ходу и в XIIв., но может быть в это время они были в меньшем употреблении: по крайней мере в костромских курганах XIIв. они попадаются довольно редко. Весьма возможно, что они окажутся и среди владимирских древностей Xв., только не в курганах. В коллекции гр. Уварова и Савельева этих поделок немного, всего до 30. Насколько можно судить по отчетам, подвески-треугольники чаще попадались в курганах переславских и реже под Суздалем, Юрьевом и Ростовом. См. с.791 К.548; с.794; с.796 К.56 и 1991; с.797 К.751; с.805 К.76; с.825 К.3000; с.826 К.668; с.829 К.541 и 626; с.832 К.8; c.834 К.15 и 20; с.835 К.101; с.838 К.2592; с.840 К.224
с.78
432 - Р.М. 2235. XIв.; 433 - Пос. Вознесенский. XI-XIIв. Всех коньков в коллекции насчитывается менее 20; 434 - Р.М. 2935. XIв.?; 435 - Р.М. 2242. XIв.?; 436 - Пос. Вознесенский. XIв.; 437 - Р.М. 2921. XIв.; 438 - Р.М. 2256. XIв. Подобные в Максимовском могильн.; 439 - Р.М. 2218. XIв. Шелебово К.53(c.774); 440 - Р.М. 2536. Каблуково. К.492 (с.798). Подобные встречены в Кремоне и в приладожских курганах (Hausmann XVIII,34, Бранденбург, VI, 2). X-XIв.; .; 441 - Р.М. 2921. XIв.
с.79
442 - Р.М. 2921. Подобные в Максимовском могильн.; 443 - Пос. Вознесенский. XIв.; 444 - Пос. Вознесенский. XIв.; 445 - Р.М. 2225. XIв.; 446 - Пос. Вознесенский. XIв.; 447 - Р.М. 2858. XIв.; 448 - Р.М. 2921. XIв.; Подвеска, близкая к типам Лядинского могильника; 449 - Р.М. 2921. X-XIв. типа Лядинского могильника; 450 - Пос. Вознесенский. XIв.; 451 - Р.М. 2952. XIв. Подобные из Максимовского могильн.; 452 - Р.М. 2221. XIв. Подобные в Максимовском могильн.; 453 - Р.М. 2222. XIв. Подобные в Максимовском могильн.; 454 - Р.М. 2221. XIв.; 455 - Р.М. 2921. XIв. Подобные в Максимовском могильн.
с.80
456 - Пос. Вознесенский. XI-XIIв.; 457 - В Р.М. нет; 458 - Р.М. 2269. XIIв. - ? Подобные известны в Булгарских древностях; 459 - подобные подвески известны в Лядинском и Максимовском могильниках X-XIв.; 460 - Пос. Вознесенский. XI-XIIв.; 461 - Р.М. 2120. XI-XII. Финское подражание лунницы; 462 - Р.М. 2226. Кубаево. К. 90. XIв. Подобные в Максимовском могильнике;  463 - XIв. Подобные в Максимовском могильнике;  464 - Р.М. 2858. XIв.; 465 - Пос. Вознесенский. XI-XIIв.; 466 - Р.М. 2262. Брембола. К. 1460. в сожжении XIв. Подобные встречены в костромских и приладожских курганах, а также Hausmann XVIII,13;  467 - Р.М. 2265. Красково. К. 34. XI-XIIв. Подобные встречены в костромских курганах
А.А. Спицын. Владимирские курганы. Известия Императорской Археологической Комиссии, вып.15, 1905
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_295.htm

Владимирские курганы - памятники большого исторического значения. Следует сделать все возможное для того, чтобы они были введены в научный оборот и превратились в дополнительный источник для изучения средневековой культуры.
Е.А. Рябинин Владимирские курганы (опыт источниковедческого изучения материалов раскопок 1853г.). СА, 1979(1)

Полудень и Полуночь

Начало дня - это восход солнца на горизонте, и начало ночи - это заход солнца на горизонте. День индийцы считают предшествующей ночи частью суток, а ночь - следующим за днем. Поэтому сутки они называют савана - то есть сутки, связанные с восходом (Солнца), а также называют их манушьяхоратра, то есть человеческие сутки, ибо масса индийского народа не знают какого-либо иного (рода) суток. Поскольку теперь эти сутки (то есть савана) известны, мы берем их за основу других видов суток и мерилом прочих (понятий) суток и продолжаем.
За человеческими сутками следует питринам ахоратра, то есть сутки праотцев, духи которых, согласно поверью индийцев, пребывают в сфере Луны. День и ночь этих суток образуются благодаря свету и тьме, без появления и скрытия (солнца), которые зависят от различных горизонтов. Дело в том, что когда луна светит им наиболее интенсивно, это и есть день для них, а когда луна светит менее интенсивно, это ночь для них. Вполне очевидно, что полдень у них бывает во время полнолуния, а полночь - во время новолуния. Следовательно, индийские сутки праотцев - это целый лунный месяц, в который день начинается, когда светит половина прибывающей луны, и ночь начинается, когда светит половина убывающей луны. Это с необходимостью вытекает из определения полудня и полуночи (суток праотцев) и понятно из такого сравнения: момент, в который светит половина луны, можно уподобить появлению на горизонте половины диска солнца при восходе и скрытию половины диска солнца за горизонтом при заходе. Следовательно, день суток праотцев длится от последней четверти месяца до первой четверти следующего месяца, а ночь этих суток длится от первой четверти до второй четверти одного и того же месяца. Сумма этих двух (частей месяца) составит полные сутки праотцев...Это подтверждается их обычаем приносить в день полнолуния пищу в дар праотцам, обьясняя его тем, что полдень есть время принятия пищи. По этой причине пищу в дар праотцам приносят, когда они сами принимают пищу...
Абу Рейхан Бируни. Индия (1030г.). Глава XXXIII. О различных видах суток и о дне и ночи
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_581.htm

Эти памятники древности принадлежат разному времени, разным народностям и разным культурам, начиная с бронзового века. У нас они не так развиты, как на западе, но прослеживаются также с давнего времени. Самые старые указания падают на Бесарабию. Здесь в 1822г. в селении Пуркары Аккерманского у. в саду Манжа, на склоне горы, на глуб. 1 саж. Найдены были большие горшки с пеплом, снабженные ушками и крышками. Близ них найдены кости и долото, будто бы из красной меди (А.А. Кочубинский, ЗООИД, XXIII, с.103)
А.А. Спицын. Поля погребальных урн. СА, 1948(10), с.53-72, Список ученых трудов А.А. Спицына с.12-20
http://sspa.bashtel.ru/facultets/history/his/DIV/SA/Zebelev48.htm

Думаем, что постепенное накопление сведений о вещественных памятниках старины и систематическая обработка их рано или поздно доставят весьма существенный материал для решения вопросов, касающихся даже глубокой древности славян, например, вопроса о разделении их в древнейшую пору, а, быть может, и об их происхождении. Надежда эта основывается на том, что во всех старославянских землях во множестве разсеяны памятники древности, чрезвычайно разнообразные в подробностях, но в то же время вполне одинаковые по общему типу, именно так называемые поля погребальных урн. Они-то и должны дать важный материал. При сличении, погребальные урны ясно складываются в группы, обьединенные сходством самих сосудов и находимых в них предметов. Новейшие из этих групп восходят приблизительно к Х веку, а древнейшие теряются в каменном периоде. Без сомнения, если бы удалось всему обширному материалу, представляемому полями погребальных урн, дать надежную классификацию по времени и месту, то мы имели бы в нем превосходное пособие для самых разнообразных изследований по истории славянского племени. Ясно, что такая задача даже неизбежна для славистов, может быт несколько односторонне сосредоточившихся на филологических изысканиях, но ясно также, что она представляет дело большой трудности, если судить по тому, что еще никто не решился взять на себя ея исполнение. Даже никем не сделано попытки уяснить, какие погребальные урны можно приписать славянам  и какие ближе всего считать германскими или, быть может, литовскими; не определено отношение по времени и народностям между погребением урн в полях и в курганах, а также между погребениями сожженных и несожженных трупов, встречаемыми в древнейших памятниках одних и тех же территорий. Основная работа о полях погребальных урн, Ундсета (Hamburg, 1882), представляет собою лишь географический обзор распространения этих памятников древности в германских и славянских областях, без группировки их по внутреннему содержанию и с несколькими поспешными выводами, не истекающими из материала.
Древности русской территории не могут быть исключены из труда, посвященного изысканиями о древнейших судьбах славянства, в особенности же памятники старины западной и юго-западной части России. При существовании древнейшего географического центра славян в Карпатах, по крайней мере Волынь, Подолия и Киев должны были входить в разное время в состав их исконных земель. Здесь должны открыться обильные следы их пребывания и, без сомнения, в том же виде, как и в других славянских землях, то-есть в виде тех же полей погребальных урн, представляющих не малое разнообразие в зависимости от того, кем и когда заселена была известная местность.
Но в России, стране безчисленных курганов, интересных и мало изученных, на изследование полей погребальных урн совершенно еще не обращено внимания. Все, что мы имели в этом отношении до последнего времени, - это сведения о случайных находках урн с сожженными костями в немногих местностях, занесенные в текущую литературу, но никогда не возбуждавшие изысканий; даже нельзя было считать установленным, действительно-ли у нас имеются поля урн, подобные тем, какие известны в средней Европе. Зато в последние 2-3 года, благодаря упорным и счастливым раскопкам г. Хвойки в Киевской губ., в России открылись факты, которым, повидимому, суждено иметь не малое значение в обще-славянской археологической и исторической литературе.
В 1897 и 1898г. В.В. Хвойкою открыты были, главным образом в окрестностях с. Триполья Киевского уезда, особые площадки из пережженой глины и земли, на которых расположены многочисленные расписные сосуды разной величины и формы, в целом виде и в черепках, а также кремневые поделки, камни, раковины, грузила, немногие вещи из меди, зерна пшеницы, кости человека и животных, а иногда зола и угли. Площадки эти размещаются рядами и бывают разнообразной формы - в виды креста, угла, удлиненного прямоугольника и пр., размеров от 15х25 до 44х32 арш. Они лежат в специальных выемках земли, на глубине до 50 сант., идут обыкновенно в несколько слоев толщиною 5-10 сант. каждый и по внешнему виду, растрескавшись от времени (?), напоминают кладку из кирпичей. Наибольшее количество сосудов помещается у с.-з. края площадок. Большинство урн внедрено в самих площадках, причем для некоторых из них устроены своего рода ниши, обмазанные глиной. Ясных следов погребений целых трупов, повидимому, не отмечено, так как трудно признавать погребениями найденные на некоторых площадках небольшие остатки человеческих черепов. Правда, в одной из площадок открыта могильная яма, в которой лежал костяк в скорченном положении, но, кажется, сам г. Хвойко склонен признавать это погребение впускным. Так как, вместе с тем, в сосудах найдены пережженые кости, то трудно сомневаться, что в этих памятниках древности мы встречаемся с трупосожжениями. Большие сосуды имеют яйцевидную форму, прямые днища и весьма часто отверстия без всякой каймы, малые имеют виды разнообразных чашек и стопок, иногда двойных; есть чашки на коротких ножках, как древне-греческие сосуды. Росписью снабжена вся наружная поверхность сосудов, а у чашек иногда и внутренняя; она состоят из линий волнистых, спиральных, треугольных, косоугольных, елочками, из характерных крупных завитков и пр. Цвета орнамента - оранжевый, красноватый, белый, серый, темно-красный, коричневый, черный. Иногда рисунок исполнен углубленными линиями, и тогда он обыкновенно заполнен белою массою. Среди находок также интересны довольно необычные по позам глиняные статуэтки грубой работы. Кроме местности раскопок г. Хвойки (Веремье и Жуковцы Киевского уезда), те же памятники древности в разное время найдены были в Киевской губ. в самом Киеве, в Грищинцах Каневского уезда, в Василькове Звенигородского, в с. Крымок Чигиринского и в м. Романовке Сквирского уезда (здесь найдена камера из необожженного красного кирпича, в которой оказались угли, зола, жженые кости, грузила, несколько сосудов и 6 статуэток); найдены они еще в Крипичках Балтского уезда, Подольской губ. На австрийском Подоле, где поля расписных урн открыты уже 20 лет тому назад, такие памятники древности известны более, чем в 12 местах, главным образом между Днестром и 3бручем. Особый интерес имеют для нас раскопки этих кирпичных гробниц в Бильче Злотом Борисовского повета; здесь мы с полною отчетливостью наблюдаем совершенно тот же обряд погребения в урнах, какой господствует во всех древних погребениях славянских земель и который можно признавать усвоенным славянами и характерным для них, именно помещение остатков сожженных тел в особых грунтовых камерах, в урнах. Расписные сосуды, найденные в других местностях Днестра, а также по Серету и в Румынии, принадлежат, быть может, к тому же типу, как киевские и галицкие; известные силезские расписные сосуды, а также найденные в Боснии, Моравии, Нижней Австрии и в Венгрии, повидимому, принадлежат другой эпохе, имеют другой характер, хотя, может быть, происходит из одного общего источника, который пока еще невозможно указать. Киевские расписные сосуды в высокой степени интересны тем, что формы их и орнаменты чрезвычайно разнообразны тем, что сосуды этого типа нигде не найдены в таком обилии, и тем еще, что, повидимому, их придется признать древнейшими из известных. Их изучение должно лечь в основу всякого труда об этом роде памятников старины. На русской почве культура расписных сосудов является предшественницей эллинской, а, быть может, и скифской. Она или одновременна культуре курганов с окрашенными костяками, или насколько раньше ея. Если обратиться к историческим именам, то естественно назвать имя невров, как племени, о котором ближе всего вспомнить, обсуждая вопрос, какому народу могли принадлежать днепровские и днестрянские расписные сосуды...
А.А. Спицын. Расселение древне-русских племен по археологическим данным. Журнал Министерства народного просвещения, СПб, 1899, с.301-304
http://www.bookshunt.ru/books/razselenie_drevne_russkih_plemen_po_arheologicheskim_dannim

Дощ.23 I такожде Елане рЪкста о кнезе старще нашiе i повясть му якожде нехще до земе Неровь ход те нiже отроце бряте алень бо iме брезе морьсте про сва То iмяхом оуказiцю на день нашь якожде ПраОце нашя омерше о кмыть I не взящь вразе нашя земе Се б то i днесе iмiемо оуказiцю якожде нiкii то береть себь

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001