Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
А.Д. Удальцов. Происхождение славян
от 17.10.09
  
Выразе


Спондробенце се защатi намо

Настоящая статья представляет собой изложение лекции, прочитанной в Москве 6 мая 1947 года по поручению Всесоюзного лекционного бюро при Министерстве высшего образования СССР.  В статье автор изложил основные итоги своей многолетней работы по данному вопросу
***
В настоящее время когда Советский Союз - величайшая в мире славянская социалистическая держава - сыграл решающую роль в разгроме гитлеровской Германии и в спасении человечества от немецкого фашизма, когда между всеми славянскими народами установились и все более крепнут взаимопонимание и тесная дружба, залог их непобедимости и безопасности, - тема о происхождении славян, о единстве их происхождения, особенно актуальна.
Как образовалась обширная совокупность наций, именуемых славянскими? Как сложились различия между славянами восточными (русские, украинцы, белорусы), западными (поляки, чехи, словаки и др.) и южными (сербы, хорваты, болгары и др.)? Вот ряд вопросов, на которые я постараюсь ответить в настоящей статье.
I
Как отвечала на эти вопросы русская досоветская и зарубежная литература да настоящих дней (Остановлюсь лишь на некоторых, наиболее типичных теориях)?
Древний русский летописец считал, что после потопа и рассеяния потомков Ноя по всей земле славяне пришли к Дунаю: Во мнозех же временех сели суть Словени по Дунаеви, где есть ныне Угорьска земли и Болгарьска. И от тех Словен разидошася по земли и прозвашася имены своими, где седше, на котором месте -. Так, по мнению летописца, образовались многочисленные племена восточных, западных и южных славян.
Близкую к этой точке зрения теорию развивал в свое время известный русский историк В.О. Ключевский (а до него С.М. Соловьев). По мнению Ключевского, первоначальной родиной славян были земли по Дунаю. Затем славяне поселились на северо-восточных предгорьях Карпат, откуда в VIв. и началась история России; здесь образовался обширный военный союз племен во главе с племенем дулебов-волынян; отсюда восточные славяне расселились на восток и северо-восток, до Ильменя (VII-VIIIвв.).
Иной точки зрения придерживался другой виднейший русский историк и языковед - Шахматов. По его мнению, славяне первоначально жили непосредственно на побережье Балтийского моря. Первой прародиной славян был, таким образом, бассейн Западной Двины и Нижнего Немана. Затем славяне, известные тогда под именем венетов (или венедов), передвинулись на Нижнюю Вислу, на место готов, ушедших в Причерноморье (конец II - начало IIIв.). Бассейн Вислы явился, таким образом, второй прародиной славян. Наконец, после того как степи и южная часть Украины была очищена от готов (IVв.), славяне двинулись на восток и юг, в Причерноморье. Это была третья по счету родина восточной и южной ветвей славянства.
Приведем еще точку зрения известного чешского ученого Нидерле. По его мнению, славянская прародина лежала на территории к северу от Карпат, по средней и Верхней Висле, по верховьям Прута, Днестра и Южного Буга, по Среднему и частью Верхнему Днепру, по Припяти и Западному Бугу. Уже здесь праславяне делились на восточных, западных и южных. Прародину славян, по мнению Нидерле, составляли, следовательно, части современной Польши, Белоруссии и Правобережной Украины.
Немецкие националистические фальсификаторы истории издавна уделяли особое внимание вопросам происхождения  народам Европы. По их мнению (Коссина - наиболее видный из них), все праиндоевропейцы (праиндогерманцы, или арийцы) сложились на севере Германии, в Ютландии и Южной Скандинавии, главным образом на основе северной (нордической) расы. Расселяясь отсюда по Европе и Азии, вплоть до Индии, праиндоевропейцы смешивались с туземным неарийским населением и таким образом якобы положили начало разнообразным индоевропейским народам, в том числе и славянам. Поэтому народом, наиболее сохранившим исконные индоевропейские (или арийские) черты характера и физического облика высшей северной расы, являлись по этой фантастической теории, немцы, предназначенные якобы в силу этого к господству над другими народами. К сожалению, и после разгрома немецкого фашизма следы этой фальсификации истории продолжают до сих пор сохраняться в зарубежной литературе.
...
III
Археология в советский период особенно много сделавшая для изучения вопроса о происхождении славян, показывает, что на большей части территории Средней и Восточной Европы непрерывно, по крайней мере с IIIтыс. до н.э. развивалось в основном одно и то же автохтонное население, постепенно превратившееся в современных славян, живущих теперь на обширной территории нынешних СССР, Польши, Чехословакии, Югославии и Болгарии, а некогда населявших еще более обширные пространства, вплоть до реки Лабы (Эльбы). Таким образом, славяне не были пришельцами на основной территории своего обитания: их предки принадлежали к древнейшему населению Средней и Восточной Европы.
Какова же была эта основная территория, на которой сложилось славянство? Наши источники показывают, что это была обширная область от реки Одры на западе до Днепра и Верхней Волги и Оки на востоке и от Балтийского моря на севере до Карпатских гор на юге. В древности эта территория была населена основными предками славян: сколотами (жившими по Среднему Днепру и Днестру), венетами (или венедами, жившими к северу от Припяти и по Верхнему Днепру) и примыкавшими к ним племенами, жившими по Верхней Волге и Оке и известными нам только по оставшимся после них городищам (так называемые городища дьякова типа, от села Дьякова, около Коломенского, под Москвой), и лугиями (населявшими бассейны Вислы и Варты).
Однако процесс складывания славянства шел неравномерно на всем протяжении обширной территории славянского этногенеза. Раньше всего ядро славянской народности складывается на территории современных Правобережной Украины, Белоруссии и прилегающих к ним на северо-востоке областей великорусского народа - в бассейнах Среднего и Верхнего Днепра и Припяти (до Западного Буга), захватывая затем бассейны Вислы и Одры, а также верховья Волги и Оки.
Познакомимся ближе с древнейшими предками славян. По словам древнегреческого писателя Геродота, прозванного отцом истории, в середине I тыс. до н.э. среди племен Северного Причерноморья, над которыми господствовали кочевники - скифы, выделялись своей более высокой земледельческой культурой племена сколотов. Последние жили между Средним Днепром и Карпатами и знали уже плужное земледелие. Это было автохтонное население, корнями своими уходившее в IIIтыс. до н.э., во времена так называемой трипольской культуры, уже знакомой с мотыжным земледелием и поддерживавшей широкие культурные связи с Западным Подунавьем и с балканским югом. С тех пор область сколотов была наиболее культурным центром Восточной Европы, продолжавшим поддерживать культурные связи и с западом, и югом, с греческими колониями Северного Причерноморья (особенно с Ольвией), со скифо-сарматским Востоком и даже с далеким Закавказьем.
Среди сколотских племен, известных под названием склавенов (корень сколо, перешедщий в скла), во время Геродота особенно выделялось племя паралатов (или спар-алатов), тождественное со скифами-пахарями; на территории, заселявшейся этими племенами, различные авторы впоследствии последовательно указывали то палов (Диодор, I в. до н.э.), то спалеев (Плиний, I в. н.э.), то спалов (Иордан, VIв. н.э.) и споров (Прокопий, VIв. н.э.), то, наконец, полей, или полян (наша летопись). Повидимому, этими именами называлось одно и то же автохтонное население Среднего Днепра, издавна отличавшееся среди соседей своей более высокой культурой.
К северу от сколотов, будущих склавенов, издавна жили северные предки славян - венеты (венеды), южную часть которых составляли невры Геродота. Однако венеты были предками не только славян, но и различных литовских или балтийских племен (литовцев, латышей, древних пруссов: последние были исконным населением Восточной Пруссии, давшим ей это имя и уничтоженным немцами); и славяне и литовцы являются по своему происхождению братскими народами, лишь постепенно отделившимися друг от друга, как учит нас большинство языковедов. Венеты были земледельческими племенами, отставшими, однако, в своем культурном развитии от южных предков славян - сколотов. На таком же почти уровне развития, как венеты, находились жившие в Верхнем Поволжье приблизительно от первой половины I тыс. до н.э. до середины I тыс. н.э. племена так называемых дьяковых городищ. Это были земледельческо-скотоводческие племена, жившие в небольших городищах с валами и рвами и поддерживавшие сношения со скифо-сколотским югом.
Отсутствие в славянских языках древнегреческих заимствований сразу указывает на то, что племена, жившие на побережье Черного моря и бывшие непосредственными соседями древнегреческих колоний, частью эллинизированные уже к Vв. до н.э., не принадлежали к числу непосредственных предков славян. Не были предками славян и кочевые скифы, выходцы из Средней Азии, принадлежащие к предкам восточно-иранских племен, хотя в культурном отношении они, как и древние греки, оказали значительное влияние на будущих славян. Основное ядро древнейшего славянства складывалось в ходе истории на основе взаимного сближения, взаимного скрещивания и постепенной выработки общих особенностей языка, материальной и духовной культуры двух основных племенных групп - сколотской и венетской, - а в последствии и более северных племен дьяковой культуры, а также западных лугиев.
Этому сближению южных и северных предков славян способствовали события конца III - начала IIв. до н.э. В это время, вероятно, с верховий Одры и Вислы к берегам Черного моря двинулись иллирийские племена бастарнов, которых немецкие фальсификаторы истории упорно стараются превратить в германцев, чтобы доказать якобы исконное преобладание и культурное влияние германцев на юге Украины. В результате под гегемонией бастарнов образовался обширный союз племен, охватывавший Северное Прикарпатье и Поднестровье, а отчасти и Западное Причерноморье. Скифское владычество в Северном Причерноморье получило сильный удар, и территория скифского царства сократилась. Теперь это было уже настоящее классовое рабовладельческое государство, центром которого при царе Скилуре и Плаке становятся степи Крыма, хотя власть скифов простиралась временами до Ольвии. Археология показывает, что это новое государство обладало высокой по тому времени культурой эллиноскифского характера, оказавшей значительное влияние на дальнейшее развитие раннеславянской культуры.
Сокращению скифского господства в степях Северного Причерноморья способствовал также приход во IIв. до н.э. с востока сарматов (в лице языгов и роксоланов, а за ними аорсов и шираков), принадлежавших в основном к протоиранцам. Сарматы представляли собой большую военную силу, которая являлась угрозой для племен Восточной Европы. Все это создавало напряженную обстановку в степях Причерноморья. Земледельческие племена частью подпали под власть новых пришельцев, частью должны были под их натиском отступить к северу. Племена среднепровской лесостепи оказались отрезанными от Черного моря, южные культурные связи временно ослабли. Сколотам пришлось теснее сплотиться с родственными им венетами. Повидимому, образовался даже настоящий военноплеменной союз, обьединивший южных и северных предков славян под гегемонией среднеднепровских споров (или спалов). По крайней мере, писатель VIв. Прокопий утверждал, что некогда все славяне носили одно имя споров. В доказательство больших размеров территории предполагаемого господства споров, или спалов, говорит хотя бы термин исполин (великан, сильный человек), прозванный от имени спалов и широко распространенный среди славян. О том же говорит и широкое распространение среди славян имени поляне (днепровские поляне, новгородские поляне, польские поляне). В пользу такого предположения говорит и установленное археологией постепенное продвижение с начала нашей эры из Приднепровья к северу так называемой культуры полей погребений, свидетельствующее о шедшем с юга культурном влиянии, а возможно и о прямом проникновении за Припять переселенцев с юга; в пользу этого говорят, повидимому, и некоторые данные антропологии.
Интересно отметить, что около того же времени (Iв. до н.э. - начало IIв. н.э.) на юге, на территории современных Румынии и Венгрии (в древней Дакии), дважды возникали и разрушались обширные военноплеменные союзы северно-фракийских племен (гетов и даков), к которым примыкали и прикарпатские племена, например, бастарны, и которые распространяли порою свое господство вплоть до Богемии.
Как бы то ни было, в начале нашей эры в результате тесного сближения южных и северных предков имело место образование раннеславянской народности, первоначально сильно дифференцированной, но с ходом истории все более и более консолидировавшейся и расширявшей территорию своего распространения.
IV
Посмотрим теперь, как из этой раннеславянской народности путем скрещения ее с другими родственными ей народностями образовались затем западные и южные славяне.
Как мы уже видели ранее, между Одрой (Одер) и Вислой, на территории современной Польши, жили племена лугиев, или лагиев, вошедших затем в состав западного славянства.
Немецкие историки и археологи еще задолго до фашизации Германии пытались доказать, что территория нынешней Польши издавна была германской землей, а лугии якобы были германцами. В противоположность этим немецким измышлениям античные писатели Тацит и Птолемей совершенно ясно говорят о лугиях как о самостоятельной крупной народности, состоявшей из ряда племен.
Это были земледельческие племена, через земли которых проходили торговые пути, важнейший из которых вел от Среднего Дуная к Балтийскому морю (один из так называемых янтарных путей, по которым в древности шла торговля янтарем Прибалтики с Южной Европой), с установившимися по этим путям местами стоянок купеческих караванов, отмечаемых на древних путеводителях (итинерариях). Названия этих стоянок, сохранившиеся у знаменитого географа IIв. н.э. Птолемея, частично дошли до наших дней. Например, селение Луги-дунон - современное селение Луги, Кализа - современное Калиш, Кродунон - современное селение Гродиско, Арсонион - современное Росорж на реке Варте, Аукаукалис - современный Скульск.
Такая неразрывная передача из поколения в поколение названий населенных мест еще со II столетия н.э. вплоть до наших дней указывает на лугиев как на местных предков западного славянства.
Другие факты из области топонимики указывают на родство лугиев с их восточными соседями - венетами. Название Висла (древняя Vistula) имеет свои соответствия не только в бассейне этой реки (ее притоки - Вислица, Вислока), но и далее, на восток; Вислока - река в Курской области, Висловка - в Смоленской, Свислочь - реки в Минской и Белостокской областях, Ислочь - в бассейне Немана, и озеро Висло (Лешее озеро) - в районе Пскова. Вблизи к древнему Вист-ула (корень Вист) стоит название рек: Исть (Витебская и Московская области), Иста (Тульская область), Истья (Рязанская область). У древних пруссов слово исла обозначало повидимому, реку.
Такие же широкие соответствия на востоке, в области расселения древних венетов, имеет и название реки Одры (немецкий Одер, древний Viadrus): Одра - в бассейне Верхнего Днепра (Черниговская и Могилевская области); Суходровка (под Витебском); Одринка (в Калужской области); Водринка (в Черниговской области); Одрин (бассейн Донца).
Возможно, что лугийские племена издавна сами называли себя еще и венедами, или вендами (виндами), как впоследствии немцы называли западных славян. Одно из восточно-германских племен, поселившееся к началу нашей эры на лугийской территории, и Силезии, получила имя ванд-алов (корень ванд, измененное венд).
Сами лугии представляли собою в основе своей автохтонов страны, корнями своим уходящих в древние племена так называемой лужицкой культуры (XIV-VIвв. до н.э.), представляющей собою в области материальной культуры, даже по признанию фашистских археологов, самое лучшее, что создала продолжительная эпоха бронзы в Европе.
С начала нашей эры наблюдается продвижение восточно-германских племен на восток, за Одру. Бургунды продвинулись на Варту, вандалы - в Силезию, а готы утвердились даже на правом берегу Нижней Вислы. Однако около середины IIв. нашей эры началось движение этих восточно-германских племен к югу и западу под натиском северных варваров (как выражаются наши источники). Очевидно, последние были племенами венетов, давших совместно с лугиями отпор раннегерманской агрессии, после чего началось ответное движение раннего славянства на запад, вплоть до Лабы (Эльбы).
Это движение раннеславянских племен на запад, начавшееся во IIв. нашей эры, заканчивается к VI веку. Повидимому, движение ранних славян на запад и образование новых племенных лугийско-венетских союзов шло неравномерно. Можно предполагать, что всего быстрее это движение было на севере, вдоль Балтийского моря, причем во главе движения шли вельты, будущие велеты, вильцы, или лютичи, продвинувшиеся вплоть до нижней Лабы; это северное движение привело к образованию полабских и поморских славян и поляков. Сравнительно быстро осуществилось и движение на юге, обьединившее и венетов и склавинов и давшее в результате чехов, моравов и словаков. Всего медленнее шло движение в центре, в области будущих лужицких сербов, где население сохранило и свое древнее имя лужичи, происшедшее , видимо, от имени лугиев. Можно предполагать, что предки полабских, поморских и польских славян некогда были между собою в более близких отношениях, чем с другими западными славянами.
Так, уже в VIв. н.э. образовались западные славяне. Однако в IX-Xвв. начинается новая немецкая агрессия на восток, достигнувшая наибольшего размаха с XII века. Полабские и поморские славяне были почти полностью истреблены или онемечены. Лишь чехи и поляки сумели отстоять свою самостоятельность.
Происхождение южных славян также связано с продвижением основного раннеславянского ядра к югу, за Дунай; это движение началось позже, чем движение на запад: именно с V-VI веков. В нем приняли главное участие племена южной ветви раннеславянской народности, называвшиеся  теперь склавинами и антами. Племена южных славян образовались в результате скрещения этих раннеславянских племен с коренным, автохтонным населением севера Балканского полуострова - с родственными славянам иллирийцами и фракийцами, хотя часть последних, будучи романизована во времена римского господства, не приняла участия в процессе южно-славянского этногенеза.
Особенностью этногенеза болгарского народа явилось дальнейшее скрещение восточной части придунайских славян с пришлыми с востока в VI-VIIвв. военными дружинами болгар, вероятно, тюрского происхождения, влившихся в состав придунайского славянства. В результате этого скрещения образовался единый славянский болгарский народ.
Сложный исторический процесс образования западного и южного славянства, отличного от славянства восточного, не привел, однако, в дальнейшем ходе истории к их замкнутости, оторванности друг от друга. Почти во все периоды их истории между братскими славянскими народами существовали взаимные связи, особенно культурные.
V
Обратимся к судьбе восточного славянства, к вопросу о происхождении великого русского народа. Образование восточного славянства представляет собою дальнейшее развитие того основного ядра ранней славянской народности, которое сложилось к началу нашей эры в составе двух ветвей, южной, или склавинской, образовавшейся на основе древних сколотов, и северной, венетской. В эпоху великого переселения народов продолжалось дальнейшее сплочение этой народности, расширение ее территории на северо-восток, в область племен стариной культуры дьяковых городищ, а вместе с тем имело продвижение ряда венетских племен на юг, в Приднепровье, участие в движении племен славянской народности за Дунай и в образовании на бывшей территории Восточной Римской империи южного славянства. Развивались сношения, в том числе и торговые, между племенами области Верхней Волги и Причерноморья, а также Прибалтики и Средней Волги и Камы, где складывались племена финской группы. Особенно продвинулся вперед процесс сложения древнерусского славянства, когда на юге Восточной Европы в борьбе с готами сложился обширный антский союз славянских племен, первые сведения о котором дошли до нас от IVв. нашей эры.
Немецкая националистическая наука издавна и особенно упорно разрабатывала миф о об обширной готской державе, якобы господствовавшей в III-IVвв. в Восточной Европе, в том числе и над восточными славянами. Украина, по этой фальсификации, целиком якобы входила тогда в сферу германско-готского господства и культурного влияния.
Обьективное научное исследование разоблачает эту фальсификацию истории, вновь ожившую было для обоснования захватнических планов гитлеровской Германии. Строгое исследование источников, особенно археологических показывает, что готы вовсе не принесли с Вислы в Причерноморье более высокую культуру. Готы были бедным народом в культурном отношении; они нашли у местных причерноморских племен более высокую старинную культуру, преемницу эллино-скифской культуры, и до такой степени усвоили эту местную материальную культуру, что стали археологически почти неотличимы от местных племен, сохраняя, однако, свое языковое своеобразие. В своих дальнейших скитаниях по Европе готы всюду оставили следы влияния этой причерноморской культуры, ранее ложно именовавшейся готской.
Таким же мифом оказывается и великая готская держава. Готы в Причерноморье, как показывает тщательный анализ письменных источников, до второй половины IVв. не представляли собою политического единства. Это был ряд разрозненных племен - остроготов, или грейтунгов, визиготов, или тервингов, тайфалов и гепидов - племен совершенно самостоятельных, порою даже враждовавших друг с другом, иногда, в свою очередь, распадавшихся на отдельные враждующие части, лишь изредка обьединявшиеся для совместных, более крупных походов. Принимали участие в этих походах и другие, чисто местные причерноморские племена (карпы, бастарны, роксоланы, гелуры, бораны и др.), которые, однако, и помимо готов организовывали свои самостоятельные походы на территорию Восточно-римской империи. Более тесное обьединение, и то лишь визиготов и остроготов, происходит в самом конце 60-х годов IVв., вследствие ослабления визиготов в результате походов императора Валента против визиготов (367-369гг.) и внутренней междоусобной борьбы. Остроготы, предводительствуемые Германариком, становятся ненадолго (всего на шесть лет) центром обьединения готов и начинают агрессивные войны с соседними племенами Южного Причерноморья.
Однако это временное усиление готов тотчас встречает противодействие в лице двух возникающих к этому времени крупных военноплеменных союзов: аланского союза на востоке и антского союза славянских племен на северо-западе Причерноморья. Ослабленные борьбой с этими врагами, особенно с антами, готы не выдерживают напора новых пришельцев из Азии, гуннов, и частью бегут за Дунай, в пределы Восточно-римской империи, частью подчиняются гуннами и двигаются с ними на запад в поисках новой родины.
Антский союз славянских племен возник в борьбе с готами в течение IVв.; внутри этого союза шло дальнейшее обьединение восточных славян. Другим названием этой группы племен было рос-омоны (Иордан), своим корнем рос указывающее на значение входивших в состав антов племен, в названии которых звучит этот корень (роксоланы, арси-еты). Название Русь (Рос) уже в IVв. становится широко известным на юге, вплоть до Сирии (Ефрем Сирин, позже Псевдо-Захарий). Все эти факты еще более подкрепляют мысль о южном происхождении слова Русь, совершенно независимом от северных пришельцев из Скандинавии - варягов (IXв.) Ранняя Русь получила свое название не от северных германцев-шведов: она сложилась в борьбе с германцами-готами, обьединив воедино ряд причерноморских племен вокруг более культурных славянских племен Среднего Поднепровья.
Культура этой ранней Руси или антская культура (IV-IVвв.), развивалась самостоятельно, продолжая местные традиции культур эллино-скифской и сармато-аланской, и дала в дальнейшем культуру Киевской Руси, воспринявшей позднее и самостоятельно переработавшей культурные традиции Византии частью через посредство Болгарии...
А.Д. Удальцов. Происхождение славян.  Вопросы истории, 1947(7), с.95-100
VI
Выше нами дана в основных чертах построенная на современных археологических данных картина образования раннего славянства (картина происхождения славян в свете главным образом критически проверенных письменных источников, но с учетом и археологического материала дана мной в сжатом очерке Происхождение славян (Вопросы истории. 1947(7))), развившегося затем к VI-VIIвв. н.э. в историческое славянство с классовым строем и первыми государственными образованиями.
Многое в этой картине требует еще дальнейших исследований, дальнейшего обоснования, а возможно, и исправления. В этом отношении перед советской археологией стоят непосредственно следующие важнейшие исследовательские задачи:
1. Необходимо дальнейшее исследование скифских (сколотских) племенных культур и их перерастания в раннеславянские культуры полей погребений.
2. Исследование самих культур типа полей погребений на Украине и в Закарпатской Руси (проблема их возникновения и развития на западе Украины, в Закарпатье и в Среднем Поднепровье, их отношения к культурам лужицкого типа и к северо-фракийским).
3. Изучение северных (миниатюрныx) полей погребений в Белоруссии и на Верхнем Днепре (проблема взаимосвязей с лужицкими культурами, особенно привислянскими на западе и с культурами полей погребений Украины, а также проблема ранних взаимоотношений местного населения с балтийскими племенами).
4. Исследование племенных культур с так называемыми длинными курганами и подобных им культур на территории между Чудским озером и рекой Великой на западе и Верхней Волгой на востоке (проблема хронологии, взаимоотношений этих культур с культурами протобалтийцев и родственных связей последних с ранними славянами;  дальнейшее развитие здесь племен северовосточных славян).
5. Изучение генезиса культур дьякова типа и их связей с Поднепровьем, а также поздних стадий развития западной части культур этого типа (проблема их взаимоотношений с культурами длинных и круглых курганов и сопок).
6. Изучение процесса перехода раннеславянских племенных культур в позднейшие племенные культуры славян Повести временных лет (проблема антов и Руси).
7. Дальнейшее палеоантропологическое исследование населения территории славянского этногенеза.
8. Лингвистические (в частности, топонимические) исследования в свете археологических данных, касающихся территории славянского этногенеза.
9. Дальнейшие исследования исторических источников, характеризующих процесс славянского этногенеза, а равно и относящихся сюда этнографических данных.
Близко соприкасаются с указанными основными задачами следующие, требующие разрешения проблемы:
1. Проблема перехода племенных культур трипольского типа в соответствующие культуры периода бронзы на Украине и затем в раннескифские (сколотские) земледельческие культуры Среднего Поднепровья.
2. Взаимоотношение племенных культур периода бронзы на Украине с долужицкими и лужицкими культурами на западе (особенно в Повислянье) и соответствующими культурами в Восточной Европе (фатьяновская, катакомбная, срубная, киммерийская; изучение последней имеет особое значение).
3. Проблема поэдненеолитических культур с ямочно-гребенчатой керамикой на территории Белоруссии и на Верхнем Днепре и их взаимоотношений с позднейшими раннеславянскими культурами на той же территории, а равно и с культурами областей этногенеза различных угрофинских племен.
4. Изучение сарматских племенных культур (в первую голову роксоланов) и связанных с ними позднемэотийских племенных культур Приазовья (проблема их взаимоотношений с ранними славянами и протоболгарами).
5. Аланская проблема (происхождение и взаимоотношения аланских племен со славянами и хазарами; дальнейшее, более детальное изучение культур салтово-маяцкого типа).
6. Скифско-сарматское царство в Крыму и Боспорское царство, их роль в развитии восточнославянской культуры.
7. Готская проблема и разоблачение немецких фальсификаций в этом вопросе.
8. Дальнейшая критика норманизма в свете археологии.
Кроме того для выяснения роли восточнославянских племён в этногенезе южных славян было бы весьма желательно археологическое изучение, совместно с болгарскими учёными, придунайских раннеславянких поселений.
Ряд племенных культур, позже исчезнувших (культуры ленточной кеpaмки, шнуровой, или верёвочной, керамики, ямочно-гребенчатой, тшинецкой культуры, - последняя сыграла значительную роль в сложении лужицкой культуры), охватывал одновременно и территории современной Польши и западные области Украины и Белоруссии. Было бы крайне желательно параллельно изучению этих культур польскими археологами на своей территории изучение тех же культур на территории Coвeтскoго Союза для всестороннего освещения соответствующих проблем.
Таковы важнейшие задачи, стоящие перед советской археологией в деле дальнейшего исследования проблемы происхождения славян.
А.Д. Удальцов. Проблема происхождения славян в свете современной археологии. Вопросы истории, 1949(2), с.14-25
...К сколото-словенской группе племен могут быть отнесены: ставаны и атурны (к югу от Припяти, вероятно, по Зап. Бугу и Стыри), савары (будущие северяне) и боруски (в III в. они именуются боранами и борадами - по Днепру-Бористену - Ср. «Боричев увоз» под Киевом. Боруски, бораны, борады - будущие поляне); возможно, что и булоны, которых мы предположительно отнесли к первой (венедской) группе, относятся сюда же.
...И, наконец, еще одна загадка в тексте у Птолемея (кн. VI, гл. 14). Птолемей, давая описание Скифии за горой Имаус (Средняя Азия), упоминает горы, называемые аланскими, и горы свевские. Всю эту Скифию, - пишет он, - по направлению к северу, до почти неизвестной земли, населяют (племена), которые называются общим именем аланов-скифов; и суобены; и агатирсы; и свевы; затем аорсы...
Совершенно очевидно, что здесь, в этом отрывке, Птолемей говорит не о Средней Азии, а об Европе; и суобены (т.е. суовены или словене), и агатирсы (в Дакии), и свевы (германские племена, вероятно, маркоманны и квады в Чехии и Моравии) составляют полосу народностей, идущую с востока на запад, может быть, также вдоль торгового пути из Средней Азии в Среднюю Европу. При этом знаменательно первое упоминание имени словене, известное, следовательно, уже во II в. н.э.
...К числу складывавшихся к эпохе Птолемея народностей относятся и словене Птолемея.
Племена Европейской Сарматии II в. н.э. А.Д. Удальцов (Вопросы Этногенеза, No 1, 1946, стр. 41-50) [1]

География Птолемея дает богатый материал для изучения этнического состава Восточной Европы в первой половине II в. н.э. Опираясь, особенно на труд (не дошедший до нас) своего предшественника, Марина Тирского, а также на ряд других античных писателей, как более ранних (Геродот, Эратосфея и др.), так и более близких ему по времени (Страбон, Плиний и др.), Птолемей привлек также для своего труда материал путеводителей (итинерарий), составленных путешественниками и купцами, дававшими сведения о различных торговых путях, существовавших в первые века нашей эры в Восточной Европе, об именах населенных мест, служивших обычными стоянками путешественников, о названиях племен, попадавшихся на пути, о главнейших встречавшихся им реках и горах, иногда со сведениями о расстояниях между различными географическими пунктами; также пользуется Птолемей, невидимому, и имевшимися уже в то время римскими картами эпохи ранней империи. На основании всего этого материала и составил Птолемей свое описание известного тогда мира, в том числе и Восточной Европы (см. карту I).
I
При взгляде на карту Восточной Европы Птолемея сразу обнаруживается, что здесь много путаницы. Использование массы разнообразных сведений, особенно для внутренних областей Европейской Сарматии, оказалось не под силу для Птолемея, не имевшего здесь твердых географических ориентиров. Поэтому, например, наиболее ценное описание Сарматии в § 10 гл. 5 кн. III труда Птолемея особенно нуждается в критическом анализе [2]. Необходимо прежде всего разложить сводную картину, даваемую Птолемеем, на его первичные материалы, из которых он исходил в своих построениях, а затем уже судить о локализации тех или иных племен.
I. Карта Европейской Сарматии Птолемея (по Кулаковскому)
Если мы присмотримся к основным приемам, которыми пользуется Птолемей для размещения различных племен на своей  карте Центральной и Восточной Европы, между Рейном и Днепром (кн. II, гл. 11 и кн. III, гл. 5), то заметим, что племена этих территорий перечисляются Птолемеем обычно более или менее правильными полосами, идущими с севера, от Балтийского моря, на юг. Так, например, в § 8 гл. 5 (кн. III) Птолемей перечисляет венедов (у Балтийского побережья), гутонов (т. е. готов), финнов (вероятно, ошибочно, они жили севернее), булонов (или сулонов других рукописей), фругундионов, т. е. бургундов (очевидно, ошибочно, - они жили западнее) и аваринов (у истоков Вислы), а далее к югу - омбронов, анартофрактов, вургионов, арсиетов, сабоков, пиенгитов и биессов (вдоль Карпат). Далее к востоку (§ 9) идет у Птолемея перечень племен также полосой с севера на юг, от Балтийского моря к Нижнему Дунаю: венеды, галинды, судины, ставаны, игиллионы, койстобоки, трансмонтаны (до Певкинских гор - Бабадагские горы в устье Дуная). Однако следующий § 10 (Сарматия между Зап. Бугом и Доном) представляет по сравнению с предыдущими настоящий хаос; отдельные племена явно перемешаны здесь в самом причудливом беспорядке. Постараемся найти и здесь, за внешним беспорядком, первоначальный порядок в действительном размещении племен Восточной Европы эпохи Птолемея, как оно может быть восстановлено по первичным материалам того же Птолемея.
Прежде всего отметим, что Птолемей, кроме современных этнографических данных, использует также явно устаревшие сведения о древнейших племенах, заимствованные из древних авторов (Геродот и др.); таковы - гелоны, гиппододы, меланхлены, агатирсы, бодины. Встречаются и повторения: роксоланы повторяются в ревканалах, гелоны в гевинах, карпианы в харпиях (гл. 10, § 7), амадоки в мадоках (кн. V, гл. 8, § 16) и т. д. Часть племен, как аорсы и пагириты с Задонья, попали ошибочно в § 10, описывающий восточную часть Европейской Сарматии, доходившей только до Дона.
В результате этого предварительного анализа остаются племена, которые нам и следует теперь разместить на современной нам карте Европы. Это прежде всего: 1) вельты, оссии, кареоты и салы; затем 2) карбоны, савары и боруски, а также акибы и наски; далее 3) вибионы, идры и стурны (до аланов-скифов).
В Прибалтике указываются Птолемеем вельты, оссии, кареоты и салы. Вельтов () Птолемей помещает на побережье Балтийского моря (побережье Океана, у Венедского залива); выше их, очевидно на реке Оссе, притоке Лаукне, впадающей в Куришгаф (южнее Немана), - оссии () (может быть оксионы «Германии» Тацита, гл. 46); кареоты () - возможно, куры или куроны, севернее оссиев, а салы (), самые северные - на реке Салице, ныне отделяющей латвийцев от эстонцев [3].
Кареоты и салы показаны Птолемеем восточнее карбонов (карвонов, ); однако положение первых непосредственно на самом морском побережье исключает для карбонов более западное положение. Приходится заключить, что Птолемей здесь допустил ошибку: карбоны (или карвоны) могли жить, очевидно, лишь восточнее кареотов и салов, на территории позднейших кривичей, а ниже их (если исключить архаических гелонов, гиппоподов, меланхленов и агатиросов, а также ошибочно отнесенных сюда с Задонья аорсов и пагеритов) жили савары ( - на территории будущих северян) и боруски ( - на среднем Днепре, на территории будущих полян, где в III в. жили бораны или борады).
Менее ясно положение акибов (акивы - ) - их иногда связывают с территорией древнего Оковского леса в верховьях Зап. Двины, Волги и Днепра (где шли волоки, соединяющие верховья этих рек) - и насков ( - может быть, от реки Начи в Оковском лесу), а также вибионов ( - разночтения: вивионы, ивионы - ср. селение Ивье, над Неманом в бывшем Ошмянском уезде у Новогрудка) и идров ( - ср. реку Идрицу или Индрицу с озером Индрие в Витебской области).
Наконец, стурны () явно связываются с рекою Стырью. Мы и здесь (в § 10), таким образом, имеем два перемешанных параллельных ряда племен, идущих с севера на юг; ряд вельты-стурны и ряд карбоны-боруски (вдоль Днепра). Остальные племена § 10 размещаются Птолемеем на его карте по их положению между основными его племенами (вернее, народностями): венедами (по всему Венедскому зализу), бастернами (выше Дакии) и певкинами (в дельте Дуная), роксоланами и языгами (по всему берегу Мэотиды - Азовского моря), амаксобиями (сарматы Задонья) и аланами-скифами (в причерноморских степях, между Дунаем и Днепром).
Так, между аланами и амаксобиями (очевидно, по Донцу) указаны карионы () и саргатии (); у поворота реки Танаиса (Дона) - офлоны и танаиты, ниже их осилы до роксолан [4]. Между амаксобиями и роксоланами Птолемей указывает эксобигитов (), а между певкинами и бастернами - карпианов () и, наконец, между бастернами и роксоланами - хунов (). Отдельно в конце § 10 Птолемей называет амадоков и наваров [5] (у соименных гор); одноименные города, Амадока и Наварон, указаны Птолемеем: первый на реке Бористене (Днепре) у Амадокского озера (может быть, у Белозерского озера, против Никополя), а второй - в верховьях реки Каркинитис (древний Гипарикис - Каланчак), т. е. вблизи той же Амадоки; таким образом, оба этих соседних племена окажутся на левобережье нижнего Днепра, вблизи роксолан [6]. Тут же, очевидно, следует поместить и тореккадов ( - § 11), так как одноименный им город Торокка указывается Птолемеем на той же реке Каркинитас, что и Наварон (кн. III, гл. 5, § 13) [7]. По Птолемею, тореккады живут около озера Бика, т. е. у Сиваша. Западнее их, вдоль «Ахиллова бега» (Тендровская коса), помещает Птолемей своих тавро-скифов (§ 11), еще западнее, около Дакии (ниже бастернов), - тагров, а ниже их - тирагетов.
Так, невидимому, распутывается тот клубок племен и народностей, который дан Птолемеем в его § 10, гл. 5 кн. III.
Нам предстоит теперь разгадать еще одну загадку, предлагаемую трудом Птолемея в кн. V, гл. 8 (§§ 16 и 17). Здесь, описывая Азиатскую Сарматию (между Доном и Волгой), Птолемей явно соединяет воедино два ряда племен, идущих в разные стороны. На севере Птолемей помещает мифических сарматов-гипербореев, ниже их сарматов царских, народ мадоков и сарматов-конеедов, а еще ниже - закатов, свардеяов и асайев; затем вдоль левого берега Дона-Танаиса идут периербиды и яксаматы, а ниже сварденов - хайниды; далее перечисляются уже племена у реки Волги-Ра и южнее, до Кавказских гор.
Из этого общего описания племен Задонья следует, очевидно, выделить ряд племен, начинающийся мадоками и состоящий из закатов, сварденов, асайцев и хайнидов [8]. Мадоки явно идентичны с амадоками § 10, живущими на Нижнем Днепре (против Никополя); в асайях можно видеть сайев ольвийской надписи в честь Протогена и асиаков Плиния на реке Тилигуле [9]. Тогда закаты и свардены Птолемея совпадут со скифами-сардами Плиния (IV, 83) [10] на левом берегу Нижнего Днепра, а хайниды, очевидно, с хунами § 10, гл. 5, кн. III, живущими «между бастернами и роксоланами», т. е. между Прикарпатьем и Нижним Днепром. Перед нами группа племен, выхваченная Птолемеем из западного Причерноморья, с низовьев Днестра, Тилигула и Днепра, из западной части Европейской Сарматии и ошибочно перенесенная им в Задонье; в Азиатскую Сарматию. Интересно, однако, что эта группа племен жила, невидимому, в начале того пути, который мы можем предполагать идущим в то время от Прикарпатья в Среднее Поволжье, т. е. как раз в область сарматов Поволжья (сарматы царские и сарматы-конееды), с которыми и связывает эти племена Птолемей.
И, наконец, еще одна загадка в тексте у Птолемея (кн. VI, гл. 14). Птолемей, давая описание «Скифии за горой Имаус» (Средняя Азия), упоминает «горы, называемые аланскими», и «горы свевские». «Всю эту Скифию, - пишет он, - по направлению к северу, до почти неизвестной земли, населяют (племена), которые называются общим именем аланов-скифов; и суобены; и агатирсы; и свевы; затем аорсы...».
Совершенно очевидно, что здесь, в этом отрывке, Птолемей говорит не о Средней Азии, а об Европе; и суобены [11] (т. е. суовены или словене), и агатирсы (в Дакии), и свевы (германские племена, вероятно, маркоманны и квады в Чехии и Моравии) составляют полосу народностей, идущую с востока на запад, может быть, также вдоль торгового пути из Средней Азии в Среднюю Европу. При этом знаменательно первое упоминание имени «словене», известное, следовательно, уже во II в. н. э.
II
Выяснив, таким образом, основные географические группировки племен Восточной Европы во II в. н. э., как они могут быть установлены в результате критического анализа «Географии» Птолемея, перейдем к вопросу об этнических взаимоотношениях между этими племенами.
Отметим, прежде всего, что Птолемей проводит коренное различие между «крупнейшими племенами» (, § 7, гл. 5, кн. III) Сарматии, к числу которых он относит: венедов, бастернов и певкинов, языгов и роксолан, аланов-скифов и амаксобиев (очевидно, сарматов) и «менее значительными племенами» (, § 8), к которым он относит все прочие племена. В первую группу Птолемея входят, скорее целые «народности»; состоящие из отдельных племен (каковы, несомненно, венеды, бастерны, аланы-скифы, а, вероятно, и пр.), чем отдельные «племена». К числу складывавшихся к эпохе Птолемея народностей относятся и «словене» Птолемея.
Посмотрим теперь, как распределяются «племена» Сарматии между этими «народностями»,
К числу исконных «венедских племен» относятся по своему происхождению племена балтийской языковой группы, являвшиеся предками древних пруссов н современных литовцев и латвийцев. К эпохе Птолемея эти племена уже обособились от близкородственных им венедских славян, на что указывают их археологические памятники. Птолемей знает среди них оссиев (оксионы Тацита?) у Немана, кареотов и салов, самых северных из этой группы племен, а также более южных галиндов (предки голяди) и судинов (судавиты-ятвяги). О славянских венедах и о словенах скажем особо.
Значительную группу племен составляли бастерны Птолемея (бастарны других авторов) и смешанные с ними кельты. Из племен бастернов Птолемей, кроме живших у устья Дуная певкинов (на острове Певке), знает еще сидонов (в верховьях Ваага и Арвы, на южных склонах Западных Бескидов), омбронов (их восточные соседи), игиллионов (еще далее к востоку, в верховьях Днестра). Поселения бастернов, как это убедительно показал Браун [12], тянулись неширокой полосой и далее на юго-восток, вдоль Днестра, вплоть до верховьев Тилигула, где начиналась уже территория аланов-скифов Птолемея.
Сами бастерны (бастарны) являлись иллирийцами, сильно кельтизированными [13]; на их близкое родство с другими кельтизированными. иллирийцами, скордисками, жившими ма Среднем Дунае, близ устьев Савы и Дравы, указывал еще Тит Ливии (40, 57, 2 и сл.). Лишь последующие авторы, понимая термин «германцы» в расширительном смысле (особенно Плиний), причисляли бастернов к последним, и то с большими колебаниями и сомнениями (Тацит). В археологическом отношении бастерны являлись, повидимому, носителями ранних стадий на территории Восточной Европы культуры полей погребальных урн, столь характерной для раннеславянских племен правобережья Днепра и Прикарпатья. Очевидно, ко II в. н. э. процесс скрещения бастернов с родственными им племенами сколото-словенской группы уже привел к их почти полному уподоблению.
Южнее полосы бастернских племен, в северо-западном углу Дакии,. шла территория племен: котинов, анартов и теврисков, вероятно, кельтов (ср. таврисков, кельтизированных иллирийцев Норика). Такими же кельтами, смешанными с иллирийцами, являлись и бритолаги Птолемея, соседи певкинов у устьев Дуная (их «город» Новиодунон - с чисто кельтским именем).
Весь степной юг Восточной Европы был заселен в первые века н. э. племенами алано-скифо-сарматов. Они жили и на Среднем Дунае, куда в степи между Дунаем и Тиссой еще в первой половине I в. н. э. пришли из Причерноморья языги [14]. Птолемей указывает на севере их территории вургионов (бургионов, § 8), очевидно, соответствующих ургам (или урогам) других авторов [15]. Часть этой группировки, связанная особенно с древними скифами, указана Птолемеем в Добрудже под именем троглодитов (III, 10, 4).
Основная масса племен скифо-сармато-аланского типа жила в степях северного Причерноморья и Подолья, примыкая на северо-западе к массиву протославянских племен, вступая, вероятно, с последними в культурные взаимодействия, быть может, частью сближаясь с ними в этническом отношении.
Время Птолемея - время наибольшей экспансии алано-сарматских племен в Восточной Европе. Рассмотрим их отдельные группировки, начиная с юго-запада.
Ниже бастернов, около Дакии, Птолемей указывает тагров (§ 11) [16], а ниже последних - тирагетов-сарматов (§ 11, ср. § 17, гл. 10, кн. III), вероятно, вдоль Нижнего Днестра. Далее к востоку жили хуны (§ 10), упоминаемые в другом месте под именем хайнидов (кн. V, гл. 8, § 17), а вдоль Тилигула (древний Аксиакес или Асиакес) - асайи, вероятно, потомки древних скифов-сайев. Наконец, еще восточнее, в области нижнего Днепра, жили закаты и свардены (соответствующие скифам-сардам Плиния (IV, 83)). Южнее, вдоль «Ахиллова бега» (Тендровская коса) Птолемей указывает тавроскифов (§ 11).
Все эти племена объединяются Птолемеем под общим именем «аланы-скифы». Владения аланов-скифов на севере простирались, по-видимому, до границ лесостепи; по крайней мере, перечисляя свои ряды племен от Прибалтики к югу, Птолемей для ряда «венеды-галинды - судины - ставаны» (по Зап. Бугу) и для ряда «вельты - вибионы - идры - стурны» (по Стыри) определяет южную границу обоих рядов словами «до аланов», живших, очевидно, и в бассейне Южного Буга. Когда, при Антонине Пие (138-161 гг.) для защиты Ольвии посылалось римское войско, оно при этом нанесло поражение жившим, очевидно, вблизи аланам. При Марке Аврелии аланы принимали участие в Маркоманнской войне (167-180 гг.) вместе, с рядом восточных придунайских, прикарпатских и причерноморских племен (озы, сарматы, бессы, роксоланы, бастарны, койстобоки). Это были те «европейские аланы», которых Аммиан Марцелин отличал от алан Северного Кавказа (кн. 22, гл. 8, § 42; ср. § 21).
Племена Восточной Европы по Птолемею
II. Племена Восточной Европы по Птолемею
К востоку от алан-скифов, т. е. между Нижним Днепром и Доном, в Приазовских степях, Птолемей указывает роксолан (§ 7, § 10) [17]. Однако ряд исторических данных говорит за то, что после ухода из Причерноморья языгов владения роксолан стали граничить с Нижним Дунаем и Римской Мэзией. При Нероне (в 69 г. н. э.) они вторгаются в Мэзию [18]; роксоланы теснят римлян на Нижнем Дунае и во II и в III в. император Адриан платит им ежегодную дань и разрешает им сношения с языгами, жившими на Тиссе, через Дакию по римским дорогам. Все это указывает на то, что во II в. н. э. роксоланы-кочевники расширили на запад свое господство над местными кочевыми и оседлыми племенами вплоть до Нижнего Дуная и Прикарпатья, - обстоятельство, не учтенное Птолемеем.
Вероятно, и аланы-скифы, и роксоланы не занимали сплошной территории. По крайней мере, по самому побережью Черного моря между :устьями Дуная и Днепра Птолемей указывает еще харпиев (III, 10, 7), родственных прикарпатским карпианам, а восточное Нижнего Днепра - ряд местных племен: амадоков, наваров и тореккадов, имевших здесь свои поселения «городского» типа (III, 5, §§ 10, 13 и 14). Указываются Птолемеем и другие «города», очевидно, с местным оседлым населением: Каркина, Пасирис, Эркабон, Трокана вдоль реки Каланчак-Каркинитис (там же Торокка и Наварон), ряд «городов» с Амадокой вдоль Днепра-Бористена и Ингульца, Ордесс у устья Тилигула, Ольвия в устье Южного Буга, наконец, ряд городов вдоль Днестра-Тиры. К сожалению, состояние археологии в этой области таково, что мы ничего не знаем конкретнее об этих «городах».
В Крыму указываются в это время скифское племя сатархов и так называемые тавроскифы. Это было время могущества последних в Крыму. Современник Птолемея Арриан в своем перипле Черного моря (§ 30) [19] отмечает запустение в его время многих крымских гаваней и занятие их тавроскифами. Возможно, что уже к этому времени проникают в Крым и аланские этнические элементы.
Остается прибавить еще ряд других алано-сарматских племен: саргатиев и корионов, которые жили в бассейне Донца; сарматов «царских» и «конеедов», указываемых Птолемеем между Верхним Доном и Волгой далеко к северу (см. карту II); те же алано-сарматы жили и на Северном Кавказе.
Севернее сарматов «царских» жили уже различные поволжские финские племена, неизвестные Птолемею. Эти области он населяет мифическими гиперборейцами и гиппоподами, а также относит сюда старинные геродотовские племена бодинов, гелонов и меланхленов, о которых во времена Птолемея уже ничего не было известно [20].
III
Обратимся теперь к племенам древних славян, как они рисуются нам по данным Птолемея. Мы уже указывали, что они были известны Птолемею под двумя названиями: на севере - венедов (), на юге - словен ().
Это были две близко родственные группы племен, с течением времени сближавшиеся друг с другом, но в древнейшие времена отличавшиеся друг от друга и уровнем культуры (южные сколоты-словене стояли на более высокой ступени культурного развития), и своими этническими связями: в то время как протовенеды явились предками и северных венедских славян и племен балтийской языковой группы (древние пруссы, современные литовцы и латвийцы), будучи сами этнически близки с племенами лугиев на Западе, южные сколото-словене поддерживали более тесные этнические и культурные связи со своими западными и южными соседями, придунайскими иллирийцами и фракийцами (дако-гетами). В частности, древние пришельцы (с конца III в. до н. э.), иллирийские бастерны ко времени Птолемея сильно сблизились в этническом отношении со словенами (как показывает общая им культура полей погребальных урн), подобно соседним им севернодакийским племенам. Из северных венедских славян Птолемей знает только наиболее западных - вельтов (§10) и, быть может, булонов (или сулонов, § 8, по Средней Висле); возможно, что сюда же относятся и карбоны или карвоны, заселяющие территорию будущих кривичей. Неизвестны Птолемею остальные славяно-венедские племена, уже складывавшиеся к этому времени, судя по археологическим данным [21], в том числе и вятичи (дериват имени венеты или венты).
К сколото-словенской группе племен могут быть отнесены: ставаны и атурны (к югу от Припяти, вероятно, по Зап. Бугу и Стыри), савары (будущие северяне) и боруски (в III в. они именуются боранами и борадами - по Днепру-Бористену) [22]; возможно, что и булоны, которых мы предположительно отнесли к первой (венедской) группе, относятся сюда же.
К той же сколото-словенской группе относятся, по всем данным, и прикарпатские племена: арсиетов, сабоков, койстобоков, карпиан и харпиев, пиенгитов и биессов. Все эти племена живут вдоль Карпатских гор. Арсиетов () правильно поместил еще Браун [23] в той части северо-западных склонов Лесных Карпат, между Свицей и Лом-ницей, правыми притоками верхнего Днестра, которая сохранила имя Arszyka [24]. Сабоки и койстобоки увязываются с соседней с арсиетами Буковиной. Карпианы, как опять-таки правильно считал Браун [25], обитали юго-восточнее Буковины, вдоль Прута (почти до его впадения в Дунай), тогда как харпии () с селением () у лимана Сасик составляли продолжение этой словенской полосы вплоть до побережья Черного моря. К той же прикарпатской группе словенских племен следует, вероятно, отнести пиенгитов и биессов (южнее Буковины, вдоль Серета).
Можно думать, что эта прикарпатская словенская полоса через посредство славянизированных бастернов была однородна в культурном отношении со сколото-словенской группой племен, находясь подобно последней в постоянных сношениях с соседними алано-сарматскими племенами степного Причерноморья. Подведем итоги.
Время Птолемея характеризуется для известной ему части Восточной Европы или Европейской Сарматии сложением из различных древних племен и их группировок новых крупных народностей: славян - в виде еще двух ветвей: венедской и словенской; племен балтийской языковой группы, уже отмежевавшейся от прочих венедов; наконец, алано-сармато-скифской группы племен, заливавших своими ордами степи Северного Причерноморья, Придонья и Поволжья.
Намечаются постоянные пути сообщения, связывающие отдельные племена и народности: пути от Прибалтики к верховьям Днестра и далее к югу; путь вдоль Днепра, связывающий верхнеднепровских карвонов через саваров со среднеднепровскими борусками, и далее к югу; путь из Дакии через побережье Черного моря и амадоков с наварами к Средней Волге и Каме и другой путь - через степи северного Причерноморья на восток, в Среднюю Азию, вдоль которого складывался затем обширный военный союз «аланских» племен. Вдоль этих путей имелись более крупные поселения местных племен («города» Птолемея), способствовавшие вместе со старинными античными городами Причерноморья торговым и культурным сношениям на обширных просторах Европейской Сарматии.
1. Изложение части одной из глав подготовляемой к печати работы автора «Древнейшее население Восточной Европы и проблема происхождения славян».
2. Ср. Браун. Розыскания в области гото-славянских отношений, 1899, стр. 343-353.
3. При этом реки, указываемые Птолемеем для Прибалтики, мы отожествляем следующим образам:  - Висла (ее устье правильно указано в градусах Птолемеем),   - Прегель. - Немая,  - Виндава или Зап. Двина,  - Зап. Двина или Аа (Гауя). Все расстояния к востоку от устья Вислы сильно преувеличены Птолемеем.
4..
5. - ср. мадоков Птолемея в кн. V, гл. 8, § 13.
6. Амадокские горы - вероятно, возвышенный гористый берег Днепра.
7. Браун (Указ. соч., стр. 222) отожествляет г. Торокку Птолемея с современным селением Торгаевкой у балки Торгай (может быть, притоком древней Каркинитис).
8..
9.  Птолемея (§ 6).
10. Закаты, т.е. скифы-саки (-та-суффикс множественного числа).
11.
12. Браун, Указ. соч.., стр. 99-117, 172-207.
13. Ср. суффикс -erni в их имени с тем же кельтским суффиксом, например в имени галльского племени арв-ерны (Arv-erni).
14. Ростовцев  (The Sarmatae and the Partians, Cambridge Ancient History,. XI, гл. III, стр. 92-93) считает, что языги были не сарматами, но мэотами, прогнанными сарматами. Возможно, однако, что на Тиссу пришли и сарматы-царские и языги-мэоты.
15. Птолемей дает устаревшее для его времени сведение о пребывании языгов еще в северном Причерноморье (§ 7). Впрочем, в дальнейшем он их более уже не упоминает, полностью игнорируя свое упоминание о них в пределах Причерноморья.
16. Это племенное имя в форме тагоры мы встречаем у Плиния (VI, 22) в Придонских степях.
17. Их еще раз под именем ревканалов, заимствованным из другого источника, упоминает далее тот же Птолемей.
18. Надпись Плавция Сильвана (Corpus inscr. latinarum, XIV, 300, 8). Ср. Тацит. Historiae, I, 79.
19. Латышев. Известия древних писателей, т. I, стр. 224-225.
20. Обращает, однако, на себя внимание почти правильное определение Птолемеем широты места впадения Камы в Волгу.
21. Ср. статью П.Н. Третьякова. Некоторые вопросы этногонии восточного славянства» и приложенную к ней карту. Краткие сообщения ИИМК, V, с.13
22. Ср. «Боричев увоз» под Киевом. Боруски, бораны, борады - будущие поляне.
23. Браун, Указ. соч., стр. 159.
24. Браун, вслед за Томашеком, сопоставляет имя арсиетов с фракийскими географическими названиями: . Это - область будущей Артсании.
25. Браун, Указ. соч., стр. 205-207; ср. стр. 172-178
А.Д. Удальцов. Племена Европейской Сарматии II в. н.э. (Изложение части одной из глав подготовляемой к печати работы автора Древнейшее население Восточной Европы и проблема происхождения славян). Вопросы Этногенеза, 1946(1), с.41-50
http://groznijat.tripod.com/sarm/udalcov.html

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001