Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
А Костобъце Русколане тъвряi
от 17.03.09
  
Iсходны словесы


То б тоi племены Костобце налязяi

В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун
Из архива П.Т. Филипьева. ГАРФ. Фонд 10143, опись 80

***13-1-125 Вверху заголовок: Отрывки текстов, взятые (списанные) с осколков (переписано дословно). Далее текст отрывков (разбитых на 7 групп), как сейчас в Дощ.38б. Сбоку справа от руки комментарии П. Филипьева. В конце текстов примечание: никаких пояснений с этими отрывками не было, комментарий также. А.К. В самом низу от руки А. Кура приписка: 19/V-56...Эту копию в мой архив. А.К. (подпись). Ю.П.М. дана копия для журнала


а костобъце русколане тъврiаi
Влескнига. Дощечка 38
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_352.htm

Среди племен Средней Европы, известных античным писателям первых веков нашей эры и сыгравших значительную роль в наступлении на Римскую империю, неоднократно упоминается племя костобоков. Костобоки принимали участие в великом союзе варварских племен Средней и Восточной Европы против Римской империи во время Германской и Сарматской войны 166-175гг., а летом 170г. вторглись в балканские провинции Римской империи и проникли вплоть до Элевсина. Несколько позже они подверглись нападению вандальского племени астингов. Костобоки дважды упоминаются Птолемеем. В IV в. Аммиан Марцеллин упоминает костобоков вместе с европейскими аланами и бесчисленными племенами скифов при описании населения Восточной Европы.
Ко II-III вв. относятся две латинские эпитафии из Рима, упоминающие представителей «царского» рода костобоков. Римский гражданин, воспитанный среди костобоков и получивший за это прозвище Костобокиона, упоминается в африканской надписи. Таким образом, история этого племени представляет значительный интерес. Между тем, вследствие скудости источников до сих пор вызывает значительные разногласия даже вопрос об этнической принадлежности костобоков…

Олег Всеволодович Кудрявцев. Исследования по истории Балкано-Дунайских областей в период Римской империи и статьи по общим проблемам древней истории. Акад. наук СССР. Ин-т истории. Москва: Изд-во Акад. наук СССР, 1957. 411с., 1 л. портр.; Библиогр. в подстроч. примеч.
http://www.twirpx.com/file/1560863/ 12.8Мб
https://cloud.mail.ru/public/5v8Z/RZzGUy21Z
...Известно, сколь важным в науке является вопрос о начале славянских племен и установлении областей их первоначального обитания. Известно также, какой критике и нападкам подверглось в свое время мнение Л. Нидерле, впервые в науке твердо заявившего о том, что славяне издавна жили по соседству с Римской империей (Niederle, НВ, IV, 1, 2, 416: Если костобоки были все-таки, как мы полагаем, славяне, то мы имеем перед собой первое историческое доказательство проникновения славян на Балканы во II ст. по P.X. В этом заключается огромная важность костобоков для славянских древностей, специально для древнейшей истории южных славян, и это объясняет достаточно, почему я нашел нужным весь вопрос о костобоках подвергнуть более обстоятельной ревизии, нежели то, что до сих пор доставалось на их долю), в областях к северу от Карпатских гор. Для обоснования этого положения большое значение имел вопрос об этнической принадлежности костобоков, племени, обитавшего наиболее близко к северо-восточным границам империи и вместе с тем к тем областям, в которых римские историки I в. н.э. помещали славян. Хотя Л. Нидерле также считал костобоков славянами и хотя уже в начале XXв. сторонники теорий славянского и фракийского происхождения костобоков были в большинстве, однако сам факт наличия по вопросу о происхождении костобоков четырех исключающих одна другую теорий свидетельствовал о том, что вопрос этот еще далеко не решен. В этом отношении исследование О.В. Кудрявцева дает теперь несомненные аргументы в пользу славянского происхождения костобоков, и всякий, занимающийся исследованием об этом лемени, будет обязан считаться с его выводами.
…Наиболее убедительно аргументированная фракийская теория, число сторонников которой увеличивается и по сей день, также подвергнута О.В. Кудрявцевым тщательному анализу. Прежде всего автор доказывает, что двойная локализация Птолемеем костобоков - в пределах римской Дакии и за ее северо-восточными границами - объясняется наличием двух совершенно самостоятельных костобокских племен, одно из которых обитало к северу, а другое к югу от Карпат (стр. 29-38). Тем не менее оба костобокских племени локализуются одно в непосредственной близости от другого.
Затем О.В. Кудрявцев доказывает, что костобоки и трансмонтаны Птолемеевой Сарматии (Georg. III,5,9) одно и то же племя костобоков-трансмонтанов, живших у восточного края Карпат на внешней стороне Карпатской дуги, т.е. за Карпатскими горами, отсюда и их название трансмонтаны (стр. 32). Те же костобоки, которых Птолемей знает для Дакии (Geogr., III,8,3), представляют собой одно из костобокских племен, переселившихся в северо-восточную Дакию еще до траяновых войн. Вторжение в Балканские провинции в правление Марка Аврелия совершило северное костобокское племя, т.е. костобоки-трансмонтаны. Далее О.В. Кудрявцев отмечает, что с костобоками имели, возможно, общее происхождение и сабоки. На это указывает их территориальная близость и само их имя (стр. 33).
Сабоки должны быть локализованы по северному склону Карпат к западу от костобоков-трансмонтанов у истоков реки Сана.
Доказав, что костобоки и сабоки обитали в областях к северу от Карпат, О.В. Кудрявцев тем самым дает неоспоримое подтверждение свидетельствам таких древних авторов, как Тацит, согласно которым именно эти закарпатские области уже для I-II вв. н.э. определялись как области обитания славян, основное ядро которых в то время выступало под именем венедов. Таким образом, - заключает О.В. Кудрявцев, - данные о местах обитания сабоков и костобоков не могут служить аргументом против их славянского происхождения. Напротив, в процессе завоевания северных склонов Карпат бастарнами отдельные славянские племена могли отколоться от основного ядра и застрять в северных отрогах Карпат (стр. 37)
Ю.К. Колосовская. Рецензия на О.В. Кудрявцев. Исследования по истории балкано-дунайских областей в период Римской империи и статьи по общим проблемам древней истории. Рец. ВДИ, 1959(1), с.160-169
http://www.twirpx.com/file/1589853/
http://otdoxni.su/jurnal/gumanitarj/200003-vestnik-drevney-istorii-1-1959-zhurnal-besplatno.html 14.1Mb
О.В. Кудрявцев. Вторжение костобоков в балканские провинции Римской империи. Вестник древней истории 1950 (3). М.-Л.: Издательство Академии наук СССР, 1950, с.56-70
http://www.twirpx.com/file/1557028/
О.В. Кудрявцев. Эллинские провинции Балканского полуострова во втором веке н.э., М., 1954, 364с. (VII гл. 2 части. Внешнее положение Ахайи и вторжение костобоков). Рец. ВДИ, 1956, 1
https://cloud.mail.ru/public/EfEa/2iDRN3VNG
Н.А. Чаплыгина. Население Днестровско-Карпатских земель и Рим в I-IIIв. н.э. Отв. ред. Ю.К. Колосовская; Кишинев, 1990
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_274.htm
Вторжение племени костобоков в балканские провинции Римской империи
Элевсин (22 км от Афин) был для Древней Греции тем же, чем впоследствии для Европы стал Ватикан: невероятно влиятельным и могущественным религиозным центром. В Элевсине поддерживался мистериальный культ, включавший Великие и Малые мистерии, в основе которых лежал миф о богине плодородия Деметре и ее дочери Персефоне (лат. Persephone, также Кора (др.-греч. девушка, дева). У римлян - Прозерпина (Proserpina)). Посвящение в Элевсинские таинства считалось исключительно важным как с общественной, так и с духовной точки зрения: оно не только придавало посвященному более высокий статус, но и, как полагали, обеспечивало счастливую загробную жизнь в подземном мире, царицей которого была Персефона.

Содержание элевсинского мифа подробнее всего изложено в пятом гомеровском гимне, обращенном к Деметре. Аполлодор (Bibl. I, 5) записал миф более сжато и с существенными отличиями в деталях, а у многих античных писателей кратко упоминаются отдельные эпизоды мифа с расчетом на то, что его сюжет всем знаком.
Греки рассказывали, что Кора вместе с подругами собирала на лугу цветы. Внезапно земля разверзлась и Плутон (др. греч. Аид такоже Гадес, лат. Pluto - богатый) появился на колеснице. Он схватил Кору и быстро умчал, так что никто не мог сказать, куда она исчезла. Деметра искала дочь днем и ночью, освещая дорогу факелом. В образе старухи она странствовала по миру, пока не пришла в Элевсин. Здесь Деметра нашла приют в доме местного царя и стала нянчить его маленького сына. Погруженная в свое горе богиня плодородия перестала заботиться о растениях, все вокруг увяло, люди и животные стали голодать. Тогда Зевс распорядился вернуть матери Кору, но обязал ее одну треть года проводить с супругом в его подземном царстве. Поэтому Деметра каждый год грустит в разлуке с дочерью, и тогда жизнь растений зимой замирает.
Существует иное мнение о времени года, отведенного для пребывания Коры у Плутона. Кора, в переводе с греческого, - Дева, вероятно, олицетворяла зерно. В Греции оно хранилось в подземных погребах после июньского обмолота урожая до нового сева в октябре. Дева-Зерно сходила в июне в подземное царство и выходила оттуда через четыре месяца, когда открывали погреба и доставали зерно для нового посева. А перед ним праздновали мистерии, прославлявшие возвращение Девы-Зерна и ее соединение с Матерью Зерном.
Покидая Элевсин, Деметра, по верованиям эллинов, повелела выстроить там храм и показала, как справлять мистерии, посвященные ей и Коре. Богиня приобщила к таинствам нескольких элевсинских граждан. Среди них были Эвмолп (в некоторых вариантах мифа он стал элевсинским царем) и Керик; с тех пор высшие жреческие должности на мистериях могли занимать только их потомки. Деметра особо отличила Триптолема, также вошедшего в круг первых посвященных. Богиня подарила ему колосья пшеницы и колесницу, запряженную крылатыми змеями, и велела объезжать разные земли, обучая людей земледелию. В одном из вариантов мифа рассказывалось, что среди стран, которые посетил Триптолем, была Скифия (Ovid. Met. V, 645-662). Поэтому поселившиеся там эллины могли считать, что они и их соседи получают хлеб из зерна, происходящего от первого посева, совершенного здесь Триптолемом.
Во время Элевсинских мистерий посвящаемым разъясняли смысл жизни и смерти. Мисты символически отождествлялись с новыми зернами, выросшими в результате посева и гибели старых; возрождение зерна в новом урожае указывало на возможность воскресения после смерти и существования в ином духовном обличье в потустороннем мире.
Небольшой город Элевсин, лежавший на расстоянии 22 км от Афин (см. рис.), вошел в состав Афинского государства в VI в. до н.э., и вскоре мистерии, издавна совершавшиеся в местном святилище, завоевали популярность во всей Аттике. Затем со второй половины V в. до н.э., времени наивысшего расцвета Афин, и до конца античности Элевсинские мистерии славились по всему древнему миру. Множество паломников ежегодно прибывали в Афины, желая приобщиться к знаменитым таинствам и провести здесь «самые светлые и радостные дни года» (Plut. Phoc. 28).
Сначала к мистериям допускали только афинских граждан и гражданок, затем это право распространилось на всех полноправных членов любого греческого полиса, а позже на римлян и даже на неполноправное население. Требовалось лишь формально быть усыновленным (или удочеренной) афинянином, знать греческий язык, чтобы понимать обряд, свято хранить поверенные тайны и засвидетельствовать, что жизнь посвящаемого не запятнана пороками и преступлениями.
Посвящаемые в Элевсинские мистерии были более или менее состоятельными людьми. Ведь им надлежало внести определенную сумму, шедшую на нужды святилища и его служителей. В конце IV в. до н.э. плата составляла 15 драхм, что соответствовала среднему заработку ремесленника за 10 дней. Для приезжих траты оказывались еще большими, так как к взносу прибавлялись собственные расходы на поездку.
Во время бесчисленных войн греки и римляне никогда не разрушали Элевсин. За свою многовековую историю святилище пострадало лишь дважды: в 480г. до н.э. при нашествии персов и в 166г. н.э. при нападении костобоков. В 396г. вестготский король Аларих разорил Элевсин, и тогда перестали совершаться мистерии, вызывавшие протест у адептов все шире распространявшегося христианства. Однако некоторые исследователи полагают, что в христианских обрядах многое заимствовано из элевсинских, и до сих пор в современной литургии «течет элевсинская кровь».
М.В. Скржинская. Древнегреческие праздники в Элладе и Северном Причерноморье. СПб.: Алетейя, 2010. 464с.
http://sno.pro1.ru/lib/skrzhinskaya_prazdniki_v_ellade/6.htm
А тому можахомсе смаяте
яко бяста Кiморiе такожде Оце нахше
А тi то Ромы трясяi
а Грьце розметще
яко прасете устрашены
И тому можем мы смеяться, потому как были Кимры, также Отцы наши, а они-то Ромеев трясли и Греков разметали, как поросят напуганных (Дощ. 6е)

С колонны Траяна (созданной в 113г. н.э.)
...К решению вопроса о возможных союзниках даков времени Децебала можно привлечь сообщения источников. Говоря о племенах, живших северо-восточнее Дакии, Плиний Старший и Птолемей называют племена бастарнов, скифов, костобоков, певкинов и карпов. Причем, бастарны и скифы, объединенные вместе, часто выступают в качестве основной силы на Нижнем Дунае. Так, с ними собирался воевать при Тиберии фракийский царь Рескупорид (bellum adversus Bastarnas Scythasque) (Tac. Ann. II.65). Эти племена в разное время появились в поле зрения римских историков. Скажем, Плиний дает расположение племен Европы на северо-восток от устья Дуная. Северо-восточные области занимают племена скифов (omnes Scytharum sunt gentes), захватывая часть побережья Черного моря. Историография древних относила к скифским племенам и население областей Северного Причерноморья и области Юго-Восточной Европы. Эти народы были соседними с даками. Не случайно на восток бежал Децебал к дружественным племенам, а не на запад, где обитали германские и кельтские народы. Известно, что с востока последовало и вторжение племен, отвлекшее движение римской армии в Банате во время первой кампании Траяна. В эти племена могли входить и карпы, и костобоки, и сабоки. Ни одно из них, и прежде всего бастарны, не стояло в стороне от важнейших событий эпохи, в число которых входило и завоевание Дакии
Юлия Константиновна Колосовская. Война Траяна с Даками. Рим и мир племен на Дунае I-IV вв. н.э. М. Наука, 2000, с.90-91
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_301.htm
http://www.twirpx.com/file/945043/ 11Мб
...Вторжение племени костобоков в балканские провинции Римской империи до сих пор не пользуется в историографии тем вниманием, которого оно заслуживает. В общих курсах по истории древнего Рима оно обычно даже не упоминается. Между тем проникновение небольшого племени, беспрепятственно прошедшего через несколько провинций на территорию Аттики, в самое сердце античной цивилизации, представляет выдающийся интерес, проливая новый свет на критическое положение Римской империи в 70-х годах II в. (с.246)
...В правление императора Марка (161-180гг.) произошло первое великое столкновение римского и «варварского» миров. Проникновение варваров в Северную Италию и многолетняя борьба на границах империи, то на ее территории, то за ее пределами, между римскими легионами и воинственными полчищами германцев и сарматов, известная под именем Маркоманских войн (166-175 гг.; 178-180гг.), были первым этапом великого исторического кризиса, закончившегося падением Римской империи на Западе и основанием на ее территории новых государств. Одним из эпизодов этого первого этапа было нашествие костобоков. Хотя оно и не было наиболее грозным из «варварских» нашествий этого времени, так как Риму удалось сравнительно легко вытеснить костобоков за пределы империи, однако оно представляет большой интерес во многих отношениях. Во-первых, костобоки, разрушившие храм мистерий в Элевсине, проникли на территорию империи дальше, чем какое-либо другое племя, вплоть до великих «варварских» нашествий середины III в.; во-вторых, нашествие костобоков распространилось на восточные провинции Балканского полуострова - Нижнюю Месию, Фракию, Македонию и Ахайю, - территория которых не была затронута другими «варварскими» вторжениями этого времени; в-третьих, нашествие костобоков показывает, насколько слабо была организована оборона внутренних, не пограничных, провинций и какие значительные усилия употребляла империя для того, чтобы добиться победы над врагами на основном театре военных действий, обнажая при этом остальные границы; наконец, нашествие костобоков и обстоятельства, с ним связанные, проливают некоторый свет на передвижения, происходившие в среде пограничных с империей племен в середине II в., доставляя, таким образом, кое-какие дополнения к тому скудному материалу письменных источников, на котором, помимо археологических данных, должна базироваться история племен Средней и Восточной Европы в первые столетия нашей эры (с.247)
...К середине 60-х годов II в. образовался обширный союз «варварских» племен против Рима, куда входили и костобоки (SHA, Marc, 22, 1: «gentes omnes ab Illyrici limite usque ad Galliam conspiraverant, ut Marcomanni Varistae Hermunduri et Quadi Suebi Sarmatae Lacringes et Buri hi aliique cum Victualis Osi Bessi Cobotes Roxolani Bastarnae Alani Peucini Costoboci», «все племена от границы Иллирика вплоть до Галлии составили заговор, а именно маркоманны, варисты, гермундуры и квады, свебы, сарматы, лакринта и буры, те и другие с виктуалами, осы, бессы, коботы, роксоланы, бастарны, аланы, певкины, костобоки». Из перечисленных народов лакринги здесь названы, повидимому, по ошибке, поскольку определенно известно, что лакринги были в союзе с римлянами (Сass. Diо, LXXI, 11, 6: «что пришли и астинги и лакринги на помощь Марку»)). Вторжение костобоков было составной частью общего наступления «варварских» племен против империи.
В процессе общего смещения племен Средней Европы к югу и столкновения их с империей северное племя костобоков тоже продвинулось со своих первоначальных мест обитания к востоку от Карпат в сторону римской границы...Можно предполагать, что костобоки вклинились в свободное пространство между восточной границей римской Дакии и Истром. Отсюда, перейдя через Истр и миновав римскую военную границу, ослабленную переводом стоявшего на нижнем течении Истра V Македонского легиона в Дакию, они вступили на территорию римских провинций. Таким образом, именно тяжелое положение, в которое попала империя в результате напора «варваров» на Дакию и Верхнюю Месию, дало костобокам возможность перейти границу империи. В силу этого же обстоятельства нашествие костобоков затронуло провинции, оставшиеся в стороне от опустошений, вызванных Маркоманскими войнами, - Нижнюю Месию, Фракию, Македонию и Ахайю. Перевалив Гем, они легко могли продвигаться по незащищенным внутренним провинциям, пересечь Македонию и достигнуть Ахайи. Снова после долгого промежутка времени «варвары» вступили на территорию Эллады.
Костобоки, видимо, пересекли Фессалию, прошли через Фермопилы и вступили на территорию Средней Греции. Здесь их добычей сделалась в первую очередь Фокида. По словам Павсания (Рaus., X, 34, 5), костобоки подошли, между прочим, к городу Элатее в Фокиде. Лишенный, разумеется, какого-либо гарнизона, город был предоставлен сам себе. Гражданин Элатеи Мнесибул, неоднократно одерживавший перед тем победы в беге, в том числе и на олимпийских играх, наскоро собрав отряд из своих сограждан, выступил против «варваров». Нанеся им значительный ущерб, он "пал в битве".
Костобоки двинулись через Беотию в Аттику, рассыпавшись по всей стране и предавая ее разграблению (Павсаний со свойственным античному человеку презрением к «варварам» именует их разбойниками). В Аттике они разрушили знаменитый храм мистерий в Элевсине, построенный Периклом; судьбу этого храма оплакивает Элий Аристид в своей «Элевсинской речи». Дальше костобоки, повидимому, не пошли; в Пелопоннес проникнуть им не удалось (с.265)
Олег Всеволодович Кудрявцев. Эллинские провинции Балканского полуострова во втором веке н.э., М., 1954, 364с. (VII гл. 2 части. Внешнее положение Ахайи и вторжение костобоков). Рец. ВДИ, 1956, 1
https://cloud.mail.ru/public/EfEa/2iDRN3VNG
О.В. Кудрявцев. Вторжение костобоков в балканские провинции Римской империи. Вестник древней истории 1950 (3). М.-Л.: Издательство Академии наук СССР, 1950, с.56-70
http://www.twirpx.com/file/1557028/
...Сейчас трудно обозначить конкретный путь вторжения костобоков, А. Премерштейн высказал предположение, что проникновении племен происходило не только по суше, но и по морю, однако О.В. Кудрявцев признал это предложение несостоятельным, подчеркнув исключительно сухопутное продвижение этих племен (О.В. Кудрявцев. Эллинские провинции Балканского полуострова во втором веке н.э., М., 1954, с.264-267). По мнению Р. Вулпе, костобоки двигались по пути, проложенному 70 лет назад Децебалом и его войсками: спустившись по Сирету, они прошли брод у Диногеции на Дунае и последовали далее по дороге на Балканы от Ибида (совр. Слава Русэ, через Ульметум (совр. Силистра), а оттуда - по направлению к Никополю на Истре и перевалу Шипка.
О том, что костобоки прошли через такой важный стратегический пункт, как Тропеум Траяни, следует из надписи, в которой говорится, что костобоками был убит декурион и дуумвир Луций Фуфидий Лукиан. В столкновении с костобоками погиб и некий Данзий, сын Комозоя, эпиграфию которому воздвигли его сыновья Валент и Юст.
По-видимому, под влиянием нашествия костобоков местное население Нижней Мезии стало захватывать земли у римских колонистов. Наместнику обеих Мезий, а затем и Дакии, Публию Гельвию Пертинаксу пришлось умиротворять Малую Скифию, восстанавливая прежний порядок и возвращая захваченные земли старым владельцам.
Из Мезии костобоки перешли во Фракию и далее уже легко пересекли не защищенные римскими гарнизонами провинции, Македонию и достигли Ахайи. Рассыпавшись по всей Аттике, они предали ее разграблению, разрушили знаменитый храм мистерий в Элевсине. Но на Пелопоннес им проникнуть не удалось, так как пришлось отступить под натиском вексилляции под командованием Юлия Вегилия Грата Юлиана и покинуть пределы империи (О.В. Кудрявцев. Вторжение костобоков в Балканские провинции Римской империи. ВДИ, 1950, 3, с.56-70
...Известия литературных источников о вторжении костобоков в провинции империи чрезвычайно скудны. Из современников о нем упоминают только Элий Аристид и Павсаний. Первый посвятил нашествию костобоков свою Элевсинскую речь, в которой он скорбит о разрушении варварами элевсинского храма как о событии, которое должно поразить весь элинский мир. Известие Павсания касается лишь одного сравнительно незначительного эпизода в нашествии костобоков, но зато оно более определено. В X книге своего сочинения Павсаний говорит: Бывший же при мне набег разбойничающих костобоков на Элладу затронул и Элатею; именно здесь муж Мнесибул собрал вокруг себя лох из мужей и, убив многих из варваров, пал в битве. Этот Мнесибул одержал несколько побед в беге и, между прочим, в двести тридцать пятую олимпиаду (в 161г.) победу на стадии и в двойном беге со щитом (Paus. X.34.5). Кроме Аристида и Павсения имя костобоков из современников упоминает также Птолемей (Geogr. III,5,9; 8,13), у которого они встречаются при перечислении народов Средней Европы, и бывший во время разбираемых событий еще очень юным Кассий Дион (LXXII,12,1 - Астинги, которыми предводительствовали Рай и Рапт, пришли в Дакию, чтобы поселится, в надежде получить и богатство и землю в качестве союзников; не получив же этого, поручили жен и детей Клементу, намереваясь захватить оружием землю костобоков; победив же их, нисколько не меньше опустошили и Дакию), рассказывающий о нападении на костобоков племени астингов; однако ни тот, ни другой автор ни словом не упоминают о вторжении костобоков в Ахайю. Также обстоит дело и с позднейшими источниками; о нашествии костобоков на империю ничего не говорится ни в биографии императора Марка, приписываемой Юлию Капитолину (SHA, Marc, 22,1), ни у Аммиана Марцелина (XXII, 8,42), хотя оба источника упоминают имя костобоков...- с.58).
Так далеко, как костобоки, не проникало ни одно варварское племя до знаменитых наществий середины IIIв.
Нелли Александровна Чаплыгина. Население Днестровско-Карпатских земель и Рим в I - начале III в. н.э. Отв. ред. Ю.К. Колосовская; Кишинев, 1990
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_274.htm
Вторжение костобоков в балканские провинции Римской империи

...Вторжение племени костобоков в балканские провинции Римской империи до сих пор не пользуется в историографии тем вниманием, которого оно заслуживает. В общих курсах по истории древнего Рима оно обычно даже не упоминается. Между тем проникновение небольшого племени, беспрепятственно прошедшего через несколько провинций на территорию Аттики, в самое сердце античной цивилизации, представляет выдающийся интерес, проливая новый свет на критическое положение Римской империи в 70-х годах II в...

…Исследования советских историков показали, что варвары вне империи и низшие слои провинциального населения внутри империи оказались естественными союзниками в борьбе против римского владычества; «неримляне, т.е. все «варвары», объединились против общего врага и с громом опрокинули Рим» (И.В. Сталин. Вопросы ленинизма, изд. 11-е, 1947. стр. 432). Нужно, однако, заметить, что начальная стадия этого объединенного наступления варваров против Рима недостаточно еще исследована. Первым этапом этого наступления следует считать проникновение варваров в Северную Италию и многолетнюю борьбу на границах империи, то на ее территории, то за ее пределами, между римскими легионами и воинственными полчищами германцев и сарматов, известную под именем Маркоманских войн (166-175; 178-180). Одним из эпизодов этого первого этапа было нашествие костобоков. Хотя оно и не было наиболее грозным из варварских нашествий этого времени, так как римским войскам удалось сравнительно легко вытеснить костобоков из пределов империи, тем не менее оно представляет большой интерес во многих отношениях. Во-первых, костобоки, разрушившие храм мистерий в Элевсине, проникли на территорию империи дальше, чем какое-либо другое варварское племя до великих варварских нашествий середины III в. (За исключением, быть может, вторжения бастарнов в провинцию Азию, вопрос о котором, однако, недостаточно ясен); во-вторых, нашествие костобоков распространилось на восточные провинции Балканского полуострова - Нижнюю Месию, Фракию, Македонию и Ахайю, территория которых не была затронута другими варварскими вторжениями этого времени; в-третьих, нашествие костобоков показывает, насколько слабо была организована оборона внутренних, не пограничных, провинций и какие усилия употребляла империя для того, чтобы добиться победы над врагами на основном театре военных действий, обнажая другие границы; наконец, нашествие костобоков и обстоятельства, с ним связанные, проливают некоторый свет на передвижения, происходившие в варварском мире в середине II в. Таким образом, нашествие костобоков представляет несомненный интерес и для историка империи и для исследователя древней истории Балканского полуострова и сопредельных стран, а также для историка СССР, поскольку первоначальные места обитания костобоков находились к востоку от Карпат.

Известия литературных источников о вторжении костобоков в провинции империи чрезвычайно скудны. Из современников о нем упоминают только Элий Аристид и Павсаний. Первый посвятил нашествию костобоков свою «Элевсинскую речь», в которой он скорбит о разрушении варварами элевсинского храма как о событии, которое должно поразить весь эллинский мир (Правда, Аристид не упоминает имени костобоков, но нет никакого сомнения, что «Элевсинская речь» относится именно к их разрушениям в Элладе). Известие Павсания касается лишь одного сравнительно незначительного эпизода в нашествии костобоков, но зато оно более определенно. В X книге своего сочинения Павсаний говорит: Бывший же при мне набег разбойничающих костобоков на Элладу затронул и Элатею; именно здесь муж Мнесибул собрал вокруг себя лох из мужей и, убив многих из варваров, пал в битве. Этот Мнесибул одержал несколько побед в беге и, между прочим, в двести тридцать пятую олимпиаду (в 161г.) победу на стадии и в двойном беге со щитом» и т.д. (Paus., X,34,5). Кроме Аристида и Павсания имя костобоков из современников упоминают также Птолемей (Geogr., III, 5,9; 8,13), у которого они встречаются при перечислении народов Средней Европы, и бывший во время разбираемых событий еще очень юным Кассий Дион (LXXII, 12,1), рассказывающий о нападении на костобоков племени астингов; однако ни тот, ни другой автор (во всяком случае постольку, поскольку это касается сохранившихся отрывков Диона) ни словом не упоминают о вторжении костобоков в Ахайю. Так же обстоит дело и с позднейшими источниками; о нашествии костобоков на империю ничего не говорится ни в биографии императора Марка, приписываемой Юлию Капитолину (SHA, Marс., 22,1), ни у Аммиана Марцеллина (XXII, 8,42), хотя оба источника упоминают имя костобоков. Причиной этого, как будет показано ниже, было, по-видимому, то обстоятельство, что нашествие костобоков не было, за немногими исключениями, оценено по достоинству современниками и поэтому не вошло по-настоящему в древнюю историографию. Между тем большое количество эпиграфических свидетельств о нашествии костобоков, прямых и косвенных, показывают, что недооценивать значение вторжения костобоков в ряду других событий этой эпохи совершенно недопустимо…
…Установив точную дату нашествия костобоков (май 170г. н.э.), можно перейти к рассмотрению сравнительно скудных данных об этом племени, о его вторжении в пределы Римской империи и к оценке исторического значения этого события. Проблема локализации костобоков представляет весьма значительные трудности и не может в настоящее время считаться окончательно решенной. В новой историографии одни помещают костобоков на верхней Тиссе, т.е. к северу от провинции Дакии, другие - на северо-западном берегу Понта, третьи - на восточном краю Карпат; существует, наконец, мнение, что одно племя костобоков жило на Висле, а другое - к востоку от Семиградья, т.е. от римской провинции Дакии. Истолкование античных данных по этнографии Средней и Северной Европы представляет еще значительные трудности и может стать на твердую почву лишь при систематическом археологическом обследовании изучаемых местностей, и притом не только с точки зрения местных культур, которые, имеют, разумеется, решающее значение при этнографическом разграничении населения варварских областей, но и с точки зрения предметов, ввезенных из сферы античной культуры, поскольку изучение путей проникновения греческих и римских товаров на север должно способствовать истолкованию взаимного расположения племен в географических сочинениях типа трудов Страбона, Помпония Мелы или Птолемея (Полный обзор римских предметов, найденных на землях, населенных ныне славянами, см. Мajеwski, Importy rzymskie na ziemiach slowianskich, 1949; см. Вi1inski, Drogi Swiata starozytnego ku ziemiom siowianskim w swietle staroytnych swiadectw literackich, Archeologia, I (1947), стр. 147, 164). Этнография Прикарпатья в первые века н.э., - а подавляющее большинство исследователей, несмотря на различие в точках зрения, помещают костобоков так или иначе в районе Карпат - изучена еще недостаточно, и это затрудняет уверенное решение вопроса о локализации костобоков.
Разногласия, существующие в новой историографии по вопросу о локализации костобоков, объясняются разноречивыми сведениями античных авторов. У Птолемея, например, костобоки упоминаются дважды, но в обоих случаях локализуются различно. В одном месте костобоки помещаются к северу от Карпатских гор. «Восточнее же названных (племен, населяющих Сарматию и живущих в области, простирающейся от Вистулы до Карпатского хребта) живут под венедами опять [?] галинды и судины и ставаны до аланов, под ними игиллионы, потом койстобоки и трансмонтаны до Певкинских гор» (Рtol., Geogr., III, 5,9): Другое известие Птолемея помещает костобоков на севере Дакии, т.е. к югу от Карпат: «Населяют же Дакию (на) крайнем севере, начиная с запада, анарты и тевриски и койстобоки» (III, 8,3). В первом случае племена расположены в меридиональном направлении, с северо-запада на юго-восток, от венедов, живущих по берегу Венедского залива (III, 5,7), т.е. Балтийского моря, до Певкинских гор, которые отождествляются с восточной частью Карпат (Птолемей не видит в Карпатах единой горной системы и разделяет их на Сарматские, Карпатские и Певкинские горы, идущие в таком порядке с запада на восток). В таком случае костобоков и трансмонтанов следует помещать к северу и северо-западу от восточной части Карпат. Во втором случае племена перечисляются в широтном направлении, с запада на восток, так что костобоки оказываются на северо-востоке Дакии, т.е. к югу от Карпат. Большинство исследователей клали в основу своих рассуждений одно из этих мест и, дополняя его данными других авторов, делали отсюда заключения о месте жительства костобоков. Другие принимали во внимание оба места и заключали отсюда о наличии двух племен костобоков, разделенных значительными пространствами земли или, по крайней мере, Карпатским хребтом (Такого мнения придерживается, например, Lutshaus, Brazowa raczka wotywna z Myszkowa, Arch., I, 180, который из двух приведенных свидетельств Птолемея выводит, что костобоки жили по обе стороны Карпат, ссылаясь при этом на работу Домашевского (Dоmaszewski. Text zur Markussaule, стр. 122 сл.), где указывается, что римляне сталкивались с костобоками и к северу и к югу от Карпат. На той же точке зрения стоит и Билинский (Arch., I, 163), который считает, что название трансмонтаны, взятое Птолемеем, без сомнения, из латинского источника, не представляло там особого племенного наименования (таким оно сделалось только в тексте Птолемея), а было лишь эпитетом живших по ту сторону Карпат костобоков (сходным образом племя анартофрактов появилось лишь как искажение латинского выражения Anartcs fracti). Таким образом, по мнению Билинского, наряду с костобоками, жившими на севере Дакии, существовали еще костобоки-трансмонтаны, обитавшие за Карпатскими горами). Это последнее мнение представляется из всех предшествующих наиболее близким к истине, тем более, что обе местности, в которых, по данным Птолемея, можно локализовать костобоков, расположены симметрично по обеим сторонам Карпатского хребта, который является их границей. Необходимо, однако, отметить, что все предшествующие исследователи при локализации костобоков не учитывали двух моментов: разновременности источников, легших в основу Географии Птолемея, и движения костобоков к югу в процессе общего смещения племен Средней Европы в середине II в. Если предположить, что костобоки, двинувшись со своих первоначальных мест обитания у восточного края Карпат, а это является наиболее вероятным предположением (см. стр. 57), в обход Карпатских гор, проникли в северо-восточную Дакию, укрепились там, вклинились затем в свободное пространство между восточной границей римской Дакии и Истром и оттуда совершили набег на внутренние провинции империи, то различные данные античных авторов и различные мнения современных исследователей находят исчерпывающее объяснение. Таким образом, можно попытаться решить проблему локализации костобоков и без предположения о двух частях племени, разделенных Карпатским хребтом (с.63-64)
Олег Всеволодович Кудрявцев. Вторжение костобоков в балканские провинции Римской империи. Вестник древней истории 1950 (3). М.-Л.: Издательство Академии наук СССР, 1950, с.56-70
http://www.twirpx.com/file/1557028/
https://cloud.mail.ru/public/H7UL/pGBXfE7KN 14.4Мб


Я. Головацкий. Этнографическая карта русского народонаселения в Галичине, Угрии и Буковине. Карпатская Русь. Географическо-статистические и исторически-этнографические очерки Галичины, северовосточной Угрии и Буковины. Славянский Сборник. Петроград, 1875
Ой в чистом поле, близко дороги,
Ой дай Боже!
Стоят намети бели шовкови,
А в тих наметах все громадове,
Радоньку радят: кобы врадили!
- Ой не справляемо на жоны шубы,
На жоны шубы, на дочки злото,
Але справляймо медяни човна,
Медяни човна, сребнии весла,
Та пускаймося края Дуная,
Чуемо ж мы там доброго пана,
Доброго Пана, та пана Петра,
Що платить добре за заслуженьку:
Ой дае на рок по сто червоных,
По коникови по вороному,
По жупанови по китаеву,
По ясней стрелце, по хорошей девце
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_243.htm  
Дощ.5а Спондробенце се защатi намо тоя околы Рщемо тако iжде ляты до Дiроу за тенсенце пентеста iдоша ПраДы нашы до гуре Карпанеске а тамосе осЪднеща а жiвя кладно То бо Родi сен правiщася од Оцi Родцi а старенце Родоу бя Щк одо Iрiан Тоi бо уще Паркун бо ны сен благволящлен бо то утщехом Соi А тако сен бящ жiвут пентеста ляты А тамо тщехом сен до восхдяцу Суне а iдехом до Ньпре Та бо рiека есе до морнже тецяi А то полуноце сядще на не А сен iменова Непре Препенте яко бо вутце…А тамо сендещя пентосент ляты вще сен правiщя сен А тако Бозема хранiвен одо многаiа рьще соязенце Iлероув бяща мносте там оседiцы огнiщаны А тако бо скотiа сен венденце во ступы а i тамы тако Бозема сен хранiтi Можяще так ОрЦе вiодех не Ау пенжiяшет i многа злато а богаце жiвхо ста
Вот подробности, как заначались мы в округе этой. Скажем так, что лет за тысячу пятьсот до Дира дошли Прадеды наши до гор Карпатских и там поселились (осели), и жили ладно. Те то роды ведь управлялись Отцами Родичами, а старейшина Рода был Щеко из Ириан. Он ведь учил, что Паркун нам благоволит, потому как мы почитали Его. И такой была жизнь пятьсот лет. А там решили мы (двинуться) к восходящему солнцу и пошли мы к Непре. Та ведь река к морю течет. И к полуночи (т.е. в северной части) мы сели на ней. И назвали Непру Припятью (препятствием), потому как вожди (вутец - вождь)...И там сидели пятьсот лет, все сами собой управлялись. И так Богами хранимы были од многих, которых зовут соязычниками. Илеров было множество там, оседлых огнищан. И так скот себе водили в степи, да и там так Богами хранимы были. Может, так еще Орей Отец водил их. И денежек и много злата (имели), и богато жили мы с вами

Дощ.5б Сiце се Iензенце одовратiшасе до полудене а само нехаяi ны А тако iдща на ведене скотiа говада своа I беща ту птiцы срiяща мноства тещiяшетi до не А тiто галща i вранi од ядi летiяi А бясте яде велiка в ступiях То б тоi племены Костобце налязяi А сiце отвережiтi раны многая а крве лiяща Ту внезапы главе сякша врзiям свема a тыя суте враны ядла А тако Стрiбы свiщашуте во стпiях а Боряе гундяшете одо полунще небеспенцетеса ны Бiя ту сЪща велiка Ензiце а Кустобце серазiтi со злые утечеце а воры говiяд нашех Тако бяшет уборiца тая а дваста ляты А наше родiще тещяшетi до Ляшi пребендены суте а тамо сядша За сты лятi бящi тамо Годе Iерменрехе а се злобящы на ны А ту бяща уборце влiка а Годе бя потсняна а одтрцена до Донще а Доне а Iерменрех пiяi вiна любы братресте по зе воявенде нашы А такосе утворжешетiся бя жiвуте нове
Вот эти Языги (Язенцы) обратились на полдень и там оставили нас в покое (само нехаяi ны). И так пошли скот водить и говяд своих. И видели (зрели) тут, множество птиц летящих к ним. И те-то галки и вороны от яди (от еды) летели. И была ядь великая (пир великий) в степях. То ведь те племена Костобоков налезли (напали). И они отверзли раны многие и кровь лили. То внезапно главы секли врагам своим, а их-то вороны и ели. И так Стрибы (ветры) свищут в степях и Бореи (сильные (бурные) северные ветры) гудят к полуночи (к северу) об опасности для нас (небеспенцетеса ны). Была тут сеча великая. Языги и Костобоки сражались со злыми похитителями (утечеце) и ворами говяд наших. И так была брань (уборица) та двести лет. И наши родичи убежали (утекли) к Ляхам, будучи ввержены в беды (пребендены суте), и там осели. Сто лет спустя там были готы Германреха и злобились на нас. И тут была брань великая. И Готы были потеснены и отброшены до Донца и Дона. И Германрех пил вино любви братской с воеводами нашими. И так вот сотворилась жизнь новая
Влескнига. Дощечка 5
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_334.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001