Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Ю.К. Колосовская. Свевы, маркоманны, херуски, даки
от 25.02.09
  
Iсходны словесы


Из книги - Рим и мир племен на Дунае I-IV вв. н.э.

Глава II. Племена и Рим на Рейне и на Дунае в I в. до н.э. - I н.э.: Свевы, маркоманны, херуски, даки Мы приступаем к рассмотрению истории племен и народов собственно континентальной Европы. Она тесно взаимодействовала с римским миром и приобрела значительный характер для Римской империи вообще. Племена с которыми мы встретимся в этой главе, оказались участниками тех грандиозных событий, в результате которых Римская империя претерпела существенные потрясения, а впоследствии не без участия племенного мира, окружавшего империю плотным кольцом, сошла навечно с арены истории. Но в изучаемое наше время (1в. до н.э. - 1в. н.э.) эти племена только вступили в сферу жизненных интересов внешней политики Рима, одновременно открывая нашим взорам историю огромного региона Центральной Европы.
Отношение Рима и племен Европы начались в ходе завоевания Гаем Юлием Цезарем территории Галлии вплоть до Рейна. Но Цезарь только очертил те пределы, где Риму предстояло простирать свою власть. Рейн еще не был границей империи, хотя ее рубеж был обозначен самим фактом завоевания Галлии. Населявшие ее народы еще нужно было приобщить к римским порядкам. Процесс этот был длительным и сложным; он занял не одно десятилетие и сопровождался войнами среди племен, а также столкновение Рима с местными племенами. Умиротворение Галлии и завоевание областей на правом берегу Рейна оказалось уделом Августа, с которого, соответственно, и открывается эпоха Империи. Свои деяния в Европе, лежащей вне пределов Империи, Август начал с обеспечения ее северной границы. Эту политику он проводил осторожно и медленно. Прежде всего он позаботился о безопасности северной Италии. Завоевав сначала земли на правобережье Дуная: северные области Иллирика, затем альпийские племена, области Реции, Норика и Паннонии - римляне при Августе вышли на берега Дуная. В поле зрения Августа находилась также Галлия, правый берег Рейна и левый берег Дуная. Подчинение этих регионов власти Рима и покорение населявших их племен и народов обеспечивали талантливые действия полководцев Августа: Тита Статилия, Тавра, Марка Випсания Агриппы, Луция Домиция Агенобарба, Марка Лолия, а также членов его семьи: Тиберия, будущего императора, и его брата Цезаря Друза, а также Германика, сына Цезаря Друза. Эти войны - галльские, германские, дунайские - представляют собой содержание внешней политики Августа на Западе Европы. Она не была решена ни войнами Цезаря, ни Августа и продолжалась при Тиберии, проходя красной нитью через все следующие века существования Римской Империи.
Остановимся сейчас на событиях в Галлии и на Рейне во время Цезаря и прежде всего обратимся к племени свевов. Со свевами связан сложнейший вопрос, об этногенезе германских племен, который до настоящего времени окончательно не прояснен. Следует заметить и то, что бытование свевов было не изолировано, а связано с племенами и кельтов, и германцев и даков. Все эти народы тесно взаимодействовали друг с другом; все они в то же время доминировали в Европе и потому в античных письменных источниках внимание обращалось преимущественно на эти народы. В то же время нельзя не отметить нашу слабую обеспеченность источниками в отношении свевов. Наиболее подробную характеристику их дал Тацит в своей Германии, где он описал области от Рейна до Вислы, а также обитавшие там племена. Это сочинение носит этнографический характер, тем не менее, оно является весьма важным источником и практически единственным для историка в описании народов Германии. Как известно, Тацит использует сведения, полученные от участников завоевания германских земель, в том числе Германские войны - Плиния Старшего (Tac. Ann. I.69). Другой наш источник, Страбон, передает картину, которая сложилась в Германии в его время, при Августе; более ранние события произошедшие на Дунае и Рейне он опускает. Племя свевов Страбон не называет ни германским, ни кельтским, показывая тем самым то, что свевы были каким-то другим народом Европы (Strabo. VII, 1.3). Цезарь в своих Записках о галльских войнах, понимал под зарейскими германцами (ciszhenani Germani) племя свевов, включая в это определение то германские, то галльские племена (кельтские) (Gaes. BG. IV.6.3), Поседоний, сведения которого о землях Германии и ее людях восходят к Пифею из Массилии, называет племена германские кельтоскифами, отделяя, однако, один народ от другого - кельтов от скифов. Эта неясность и недостаточность сведений источников определила отнесение свевов к племенам или германским или кельтским. Само слово Германия является, очевидно, кельтским.
Германская историография относила свевов обычно к германским племенам. В то же время ряд исследователей отмечали, что свевы представляют собой отдельную группу внутри германских племен, известную как дунайские германцы. В современной историографии существует и другая точка зрения, относящая свевов к народу венетов (Hachmann R., Kossack G., Kuhn H. - Vie Volker Zwischen Germanen und Kelten. Neumunster, 1962 - В работе трех ученых - археолога, лингвиста, историка, ставится под сомнение вопрос о принадлежности к кельтским или германским культурам областей сев. Франции, Бельгии, Голландии, Германии вплоть до течения Везера и Аллера. Происходящий из этого ареала археологический материал не атрибутирован ни к тем, ни к другим; более всего он соответствует народу венетов. См. В.В. Седов. Славяне в древности, М. 1994, с.86; Все три автора ставят важные для исследования вопросы. Что понимала древность под именем германцы? Можно ли это понятие четко обрисовать и каковым оно было? Соответствовало ли представление о германцах действительному положению вещей (s.43). Сами древние понимали под западными областями Европы области кельтов, а юго-восток Европы отводился скифам. При таком делении Европы не находилось места для всех остальных народов, хотя они жили рядом с кельтами и с германцами. Возможно, Посидоний знал имя свевов (s.49-50). Цезарь, следуя за Посидонием, обозначил Рейн как границу между землями кельтов и германцев. Все племена к западу от реки считались кельтскими, к востоку от нее - германскими. Население северной Галлии - Белгики, согласно Цезарю, было кельтским (хотя сам он сомневался кельтским происхождением белгов); вместе с тем, оно отличалось от прочих кельтов и по языку, и по своей материальной культуре. В раннем железном веке этот район ни германским, ни кельтским не был. Археологический более всего соответствует культуре венетов (s.48-49). Судя по топомике областей, расположенных между реками Уазой (правым притоком Сены), Шельдой и Аллером (правым притоком Везера) и побережьем Северного моря, языки, на которых говорили здесь тогда, были столь же мало похожи на кельтские, сколь и на германские (s.127,132). Это были диалекты индоевропейского произношения, и скорее всего их было несколько (s.133). Они обнаруживают сходство с языками народов Северной Италии, венетов и иллирийцев (s.128,132,139). Напротив, кельтское влияние не прослеживается (s.132). В описание Цезаря свевы представляются как особый народ внутри германцев. Как и имя германцы, свевы были самоназванием этого народа древности (s.48). Что касается области обитания свевов в раннеримский период, то она определяется у названных авторов как обширный район между Рейном и Везером, доходящий на севере до Нижней Эльбы (место обитания лангобардов), а на юге - до притоков Дуная, рек Моравы, Вага, Ироли (места обитания свевов, а затем - квадов). В археологическом отношении эта область демонстрирует некое единство и в погребальном обряде и материальной культуре. По своей этнической принадлежности свевы не были ни германцами, ни кельтами, но составляли самостоятельную и культовую общность племен (s.43,49,53,55). Население Центральной Европы - от германцев на западе до лугиев и вандалов на востоке - к началу нашей эры говорило на германских диалектах, но вопрос о том, были ли все эти языки древнегерманскими, остается открытым (s.54). После этой краткой характеристики книги, возникает один вопрос, на который авторы не дают прямого ответа. Если свевы были отличны от кельтов и от германцев, то нельзя ли их причислить к той самой ветви венето-иллирийских народов, к которой принадлежали и племена славянского происхождения. - См. Ю.К. Колосовская. ВДИ 1996(2). Некоторые вопросы взаимоотношений Римской империи с варварским миром. с.147).
В своей работе я не касаюсь огромной литературы о венетах (особенно польской), а лишь пытаюсь определить, принадлежали ли свевы к венетам, и провести анализ возможных источников о свевах.
Завоевание Галлии Цезарем явилось кардинальным событием в центральной Европе 1 в. до н.э., определившим собой ход истории и Рима и племен. Не менее значимым было и вторжение в Галлию племен под предводительством царя свевов Ариовиста, которые перешли Рейн. Вторжение Ариовиста не могло не инициировать походы и переселения других племен, межплеменных войн. Движение свевов повлекло за собой племена из-за Эльбы, а, может быть, и из-за Одера. Именно тогда римляне впервые столкнулись с таким народом, как свевы.
Ариовист, названный Цезарем царем германцев (rex Germanorum) (Gaes, BG. I.31.10) вторгся в Галлию в 70г. 1в. до н.э. Он захватил земли сантонов и секванов, а также город Магетобригу (62г. до н.э.). Его ополчение состояло из отрядов нескольких племен - гарудов, маркоманнов, трибоков, вангионов, неметов, седуссиев и свевов (I.51.2). Не все племена принадлежали к собственным свевам, но весьма вероятно, что они были родственны друг другу.
Примечательно, что все эти двигавшиеся к Рейну племена выступали по родам. Ополчение Ариовиста уже в течение 14 лет находилось в состоянии войны и насчитывало по данным Цезаря, 430 тысяч человек (Gaes. BG. I, 36.7; IV, 15.3; App. Celt. XVII). Само племя свевов состояло из 100 пагов - территориально-родовых общин. Если считать, что каждый паг выставлял для войны по сотне человек, то боевая сила свевов насчитывала 10 тысяч человек пехоты, не считая конницы (Tac. Germ. 6). В источниках народ свевов определяется как самый воинственный из германцев: свевы не боятся никого, кроме бессмертных богов (Gaes. BG. I.37.4; ср. IV.1.3; 7.3). Эти слова напоминают некогда сказанное кельтами Александру Македонскому: кельтов ничто не страшит, разве только небо упадет на них (Strabo. VII.3.8).
Царем всех германцев Ариовист однако не был. Это мнение Цезаря основывается на том представлении в эпоху античности, что земли за Рейном были населены кельтскими племенами. Область далее на восток отводилась племенам скифов. Старинные греческие историки называли все северные народности общим именем скифов или кельтоскифов (Strabo. XI.6.2).
Ариовист бегло говорил на кельтском языке от давнего пребывания в Галлии (Gaes. BG. I.47), но был ли этот язык его родным языком? Сам царь и его окружение могли владеть кельтским языком, тем более в то время, когда царь занял треть земель Галлии. Очевидно, он знал и латинский язык, так как статус царя и друга римского народа Ариовист получил во время консульства Цезаря в 59г. до н.э. (I,35.43; Dio Cass 38.34.3). Еще до того, как развернулась гальская кампания Цезаря, Ариовист находился в контакте с ним и тот старался держать царя в русле своей политики. Признав его права на царский титул над множеством племен, римляне, тем не менее, наблюдали за его действиями в Галлии, так как они угрожали римским позициям и на юге этой провинции, которую они считали своей и старались оградить ее от угрозы со стороны перешедших Рейн полчищ германцев. Учтем, что, обосновавшись на землях секванов и медиоматриков, Ариовист в отличие от римлян встретил поддержку у ряда галльских племен. В результате позиции самого Цезаря в Галлии в 58г. до н.э. оказались существенно подорванными. Прежде чем начать переговоры с Ариовистом, Цезарь провел военный совет, так как его армия колебалась вступать в сражение с германцами. Использовал Цезарь и узы гостеприимства, которые имелись у некоторых галлов с Ариовистом (BG, I.40-42; 47), в качестве меры по удержанию того от дальнейшего продвижения в Галлию. Однако эти меры не привели к желаемым результатам. Римляне окрыли военные действия против Ариовиста. Счастье оказалось на стороне Цезаря: войска Ариовиста были разбиты, а сам он бежал из Галлии за Рейн, оставив здесь двух погибших жен и дочь (I.53.4). Относительно происхождения Ариовиста считают, что он был из племени трибоков. Племя это осело на землях галльских племен секванов и медтоматриков. Трибоки же считаются германским племенем, перешедшим Рейн со своей родины (Strab. IV.3.4). Но родина трибоков могла и не быть в Галлии, где Трибоки появились в связи с приходом Ариовиста. Можно вполне усомниться, что это племя было германским. Его название сходно с названием племен, обитавших вдоль Карпатской дуги - сабоки, костобоки (Ptol. Geogr. III.5.8). И это совпадение может указывать на вероятное родство этих трех племен. Как считал еще О.В. Кудрявцев, данные о местах обитания костобоков и сабоков не могут служить аргументом против их славянского происхождения (О.В. Кудрявцев. Костобоки, их расселение и этническая принадлежность. - Исследования по истории Балкано-Дунайских областей в период Римской империи и статьи по проблемам древней истории. М, 1957). Корнелий Непот в Биографии царей (De regibus) назвал Ариовиста царем не германцев, но свевов (rex Sueborum).
Племя свевов прибыло на Рейн из областей за Эльбой. Но, как мы увидим далее, была и другая часть свевов, обитавшая во внутренних областях центральной Европы, которая не тронулась на Рейн. Это были те древние народы Европы, о которых Тацит сказал, что к ним принадлежали свевы, марсы, гамбривии и вандалии (вандалы) (Germ. 2). В числе свевских племен Страбон называет и племя гамбривиев (VII,1.3). Свевы не представляли собой единого народа, но состояли из многих племен, занимая большую часть Германии. Они делятся на множество народностей, хотя все вместе именуются свевами (Tac. Germ. 38). Самым древним и прославленным из племен свевов считались семноны. Их религиозные представления уходят в седую древность. Они сильны своей сплоченностью, так что считаются главенствующими над свевами (39). К свевам принадлежат и лангобарды, обитающие среди множества очень сильных народов. Они стяжали себе славу своей малочисленностью, ибо оберегали себя не изьявлением покорности более сильным соседям, а в битвах и идя навстречу опасностям (40). К свевам относилось и племя гермундуров, обитающее у истоков р. Альбис (41). К свевским племенам можно причислить буров и марсигнов. Тацит сообщал, что они наречием и образом жизни схожи со свевами (43). Это значит, что оба племени и буры и марсигны, схожие речью и нравами со свевами, принадлежат к одному и тому же народу, но говорили на разных диалектах. Упоминание Тацита о mare Suebicum, по берегам которого живут племена эстиев (45.2), ведеи нас еще далее на восток, на побережье Балтийского моря. По словам Тацита, у эстиев обычаи и облик такие же, как у свевов, а язык - ближе к британскому (45). Данные о языке британцев, который ближе стоит к языку свевов. Может служить отличительным признаком для многих племен морского побережья Балтики: и свевов, и британцев и эстиев. Все они принадлежали к тому пласту народов древности, который населял северные области Европы и Британию. И этим народом были венеты.
Множественное число обозначения эстиев может указывать также на то, что под ними понималась группа племен Балтийского побережья. Эстии названы Тацитом и потому, что они были крайними из племен на северо-востоке Европы, известных римлянам, а также потому, что из областей Балтийского побережья поставлялся янтарь в Рим и в страны Средиземного моря. Янтарь поступал в средиземноморские земли уже в крито-микенскую эпоху (Т.В. Блаватская. Ахейская Греция, М., 1966, с.51,61,74).
Тацит указал также и на то, что часть свевов совершает жертвоприношения Изиде (Тас. Germ. 9). Очевидно, это была богиня, сходная с культом Изиды Норейи, которая в римское время известна как главная богиня царства Норик. С юга-востока провинции Норик происходят письменные и археологические свидетельства о венетах времени IV-IIвв. до н.э. Часть свевов, которая поклонялась Изиде, чтила также священные рощи и дубравы (Tac. Ann. I.50-51). И святилища эти отмечены, как сказал Тацит, только благочестием свевов. Изида является по своему происхождению святыней чужеземной потому, что она не была богиней германского происхождения: она почиталась другим народом - марсами, которые вели род од свевов ((Hachmann R., Kossack G., Kuhn H. S.53). Это свидетельство Тацита - лучшее доказательство того, что свевы не были германцами, но принадлежали к народам другой этнической группы. Культ Изиды, как известно, был земледельческий, культом плодородия и произрастания. Богиня изображалась в виде либурны, которая скорее могла служить изображением лемеха плуга. Можно утверждать, что часть свевов. У которых как земледельческое божество почиталась Изида, относилась к древнейшим народам Европы, а ими повторим, считаются венеты.
Описав народности Германии, Тацит завершает свой рассказ о племенах как бы не Германии, как таковой, но Свевии: Здесь конец Свевии (hic Suebiae finis - Germ. 46). Причем граница ее простираются до мест расселения певкинов, феннов и венедов. Следовательно, название народа свевы, как и название страны Suebia - покрывало собой в древности большое пространство Европы. Многие народы, как и зафиксировал Тацит в своей Германии, а именно свевы не представляют собой одного и единого народа и само название страны - Германия - в отличие от Свевии, является новым и недавно вошедшим в обиход (Tac. Germ. 2; Strab. VII. 1.2).
В сведениях Диона Кассия содержатся данные и о свевав, и о даках, что заставляет предполагать соседство обоих народов. Дион писал об играх, которые давал римскому народу Август по случаю Актийской победы над Антонием: на арене цирка пленные даки и свевы боролись в кулачном бою. Относительно свевов Дион сообщает, что они являются кельтами, Даки же своими нравами и обычаями принадлежат к скифам. Свевы обитают на берегу Рейна, хотя многие другие племена, поясняет Дион, называют себя принадлежащими к народу свевов. Даки же обитают на берегу Дуная. Это сообщение Диона подтверждает значительность обьединения свевов и указывает также на их местоположение, поскольку свевы в его время оказываются и на Рейне, и по соседству с даками. Можно считать их одним народом - свевами, часть которого продвинулась далеко на запад, к Рейну. В плен же к Августу даки попали потому, что они оказали помощь Антонию, но когда их посольство не достигло цели, даки попытались вернуться назад и оказались в плену у Августа. И вот тогда то на арене римского цирка были вынуждены бороться со свевами (Dio Cass, 51.22.6-8).
О происхождении свевов с севера сообщает Плиний Старший. Свевское море (по терминологии Тацита - mare Suebicum) определяется Плинием как sinis Codanus (Коданский залив), название которого сходно с названием польского города Гдыня. Этот Коданский залив Плиний связывает с местоположением горы Сево (Sevo), в имени которой слышится отзвук названия племени свевов. Залив этот омывает крупные полуострова Европы - Ютландию и Скандинавию (Plin. NH. IV.27.6). Птолемей называет этот залив Венедским (т.е. Балтийским морем) и связывает его с народностью венетов (Geogr. III,5.1; 7-10). Для Страбона свевы - это племена, о которых говорят, что они германцы (IV,3.4). Эта оговорка заставляет сомневаться, были ли они германцами на самом деле. Свевы, продолжает Страбон, самое большое племя (VII,1.3), к ним примыкает земля гетов (VII,3.1). На границе с гетами был расположен Герцинский лес (VII,1.3), который берет начало близ истоков Дуная (IV,3.4; 6,9; VII,1.5). Занятая свевами территория простирается от Рейна до земель гетов (VII,1.3). В сообщении Страбона речь идет о свевах, которые достигли Рейна при Цезаре, а также о тех, которые остались дома и сами себя назвали свевами. Вся народность свевов занимала пространства от Рейна до владения даков. Названный Страбоном Герцинский лес является обширным лесным массивом южной Германии, тянущимся до Карпат (Герцинский лес тянется от истоков Дуная до Дакии, от Шварцвальда до Карпат, и включает в себя Богемский лес). А это заставляет считать, что под властью свевов действительно находилась обширная область Европы вплоть до земли даков.
Краткий сравнительный анализ источников приводит нас к заключению, что свевами в древности называлась единая большая группа племен Европы, а все другие народы находились под их властью. Одна часть свевских племен достигла Рейна и воевала с Цезарем. Другая - занимала территории за Эльбой и Одером. Она выступала союзником остальных свевов, когда этого требовали обстоятельства. Народ свевов не был ни германским, ни кельтским, ни скифским. Его возможно признать народом венедов, т.е. народом славянского происхождения. Само упоминание о морском побережье (mare Suebicum - Tac. Germ. 45.2), как находящемся во владении свевов, позволяет утверждать, что в древности под контролем свевов находилась и протяженная прибрежная территория от Северного до Балтийского морей. Развитие этого народа происходило среди множества других племен, поэтому естественно предполагать влияние на свевов различных культур - кельтской, германской и скифской.

В этот мир племен Центральной и Юго-Восточной Европы 1в. н.э. составной частью входили и племена даков. Они сыграли немалую роль в войнах придунайских племен, под ударами которых пало на Дунае кельтское сообщество бойев. История даков, как уже говорилось, была также связана и со свевами, а именно с той их частью, которая издавна принадлежала к народам внутренней Германии; Тацит назвал их народами истинными и древними. Жизнь даков доримского времени остается, к сожалению, почти неизвестной, хотя, несомненно, она была схожа с историей соседних народов: свевов, семнонов и лугиев. Источники о них чрезвычайно скудны. Так, лугии являлись большим свевским племенем. Они занимали обширную територию и расчленялись на различные племена (Tac. Germ.43). Племя представляло собой союз, или конфедерацию нескольких более мелких племен. Каждое из таких племен имело свой центр. Тацит называл общины лугиев - civitates, понимая под этим термином гражданский характер общества лугиев: их управление, культовую жизнь, образ жизни, територию. Из племен, которые принадлежали к обьединению лугиев, Тацитом названо пять: гарии, гельвеконы, манимы, гелизии, наганарвалы. В почитании божеств Алки, сходных с римским Кастором и Поллуксом, в частности у наганарвалов, нет никаких следов иноземного культа, никаких изображений (Tac. Germ. 43). Из этого сообщения можно сделать заключение об устойчивости их жизни и верований, отличных от германцев. Лугии были племенем совсем не германского происхождения, являясь западной ветвью славянства (См. наприм. Л. Нидерле, Сл. Древн., М., 1956, с.96; З. Кланица, Д. Тржетик. Первые Славяне в Среднем Подунавье и Полабье // Раннефеодальные государства и народности, М., 1991, с.12). В контакте с Римом они находились, как и племена семнонов, уже в I в. н.э. В раннем средневековье град и градская область лугиев - полабских славян, живущих на Эльбе (или Лабе), стали политическим центром, вокруг которого формировались общины Славян (Г.С. Санчук. Формирование государственности и раннефеодальной народности у сербов // Этносоциальная и политическая структура раннефеодальных славянских государств и народностей, М., 1987, с.97). Лугии занимали все течение Эльбы, расселялись на том и другом берегу, и одно время входили в упомянутый союз Маробода.
Обращает на себя внимание название римской крепости на Дунае - Лугион (Lugio) - возникшей, возможно, в правление Домициана (Ю.К. Колосовская. Некоторые вопросы истории взаимоотношений Римской империи с варварским миром // ВДИ, 1996, 2, с.61). Существование крепости прослеживается с начала II до IVв. Ее называют Птолемей (Geor. II, 15.3), Дорожник Антонина, Певтингерова карта и Равеннский географ (VIIв.). Крепость была предназначена для охраны участка дунайской границы Нижней Паннонии, но возникновение ее восходит к временам расселения лугиев. В правлении Домициана (80г. н.э.) лугии запросили помощи римлян от натиска соседних племен; им была послана римская конница числом в 100 чел., помощь достойная не числом, но славой римской конницы (Dio Cass. 67.5.2). Вероятно, тогда и была основана крепость Лугион, и в то же время из лугиев был сформирован отряд вспомогательных римских войск. Несомненно, лугии состояли в союзе с Римом, иначе как обьяснить помощь посланную им Домицианом. Луги являлись активным фактором внешнеполитических перипетий соседних племен. Не без их содействия развертывались и процессы внутри дакийских племен.
Союз даков начал формироваться задолго до завоевания даков Римом. Эволюция его, как и племенного мира вообще, отразилась в источниках далеко не полностью. Страбон передает о давно существовавшем делении страны на дакийцев (дава) и гетов, которое, как он пишет, сохраняется с древности (Strabo. VII, 3.12). Следовательно, еще до нашей эры существовало два племенных союза: одни под властью даков, другой - гетов. Даки располагались от истоков Дуная и до рубежей Германии (Strabo. VII, 3.1; 12-13), там где отметил их Цезарь. Области, обращенные на восток и к Понту, были заняты гетами. Сведения Страбона, что свевы живут на границе с гетами, указывает лишь на то, что в его время власть даков простиралась до мест обитания свевов, точнее тех из них, которые назвали себя как племена свевские: уже известные нам лугии, семноны, лангобарды и гермундуры. Все они обитали на Эльбе и Одере и потому могли быть соседями даков. Страбон называет племена, определявшие в то время историческую ситуацию в Европе: германцы, дакийцы, геты - понимая под германцами свевов (Strabo. VII, 5.1). Даки и геты описаны Страбоном отдельно, как разделенные на два народа, что соответствовало и их истории. Однако, Страбон говорит, что дакийцы и геты говорят на одном языке (Strabo. VII, 3.13). Оба племени были обьединены в один народ только после вступления на трон Биребисты (См. Г.Б. Федоров, Л.Л. Полевой. Царство Биребисты и Децебала: союз племен или государства? // ВИ. 1984. 7. с.59-80), устремившихся не только в пределы греческих городов Западного Понта, но и в западные области Иллирика.
В правление Биребисты (60-40-е годы Iв. до н.э.) было разрушено кельтское обьединение бойев на Верхнем Дунае, територии которого, как мы уже видели, захватили позже маркоманны, хотя немалую роль в падении бойев сыграли даки. Племенное государство бойев было высокоразвитым образованием. Оно имело давние традиции царской власти, а также обширную клиентему среди племен Верхних Рейна и Дуная. Владычество бойев на правом берегу Дуная простиралось от Вены до Средней Тисы. Под их господством жили племена, известные в большинстве своем под собственными названиями геркуниаты, озериаты. Все они вошли потом в состав провинции Паннонии (Ю.К. Колосовская. Паннония…с.19). В этническом отношении они отличались от кельтов-бойев и принадлежали совсем к другой ветви народа. Так племя озериатов считается племенем славянского происхождения (Polaschek E. Oseriates. Озериатов помещают на южных берегах оз. Балатон (античное оз. Пельсо)). Кельты-бойи опирались в своей власти на племена Верхнего Дуная. Их главным союзником было обитавшее в Норике и на юго-западе Паннонии племя таврисков. Однако выступившие в союзе с бойями под главенством царя Критасира тавриски были разбиты даками Биребисты.
Вследствие опустошительных походов даков держава бойев перестала существовать. Был разрушен их племенной центр в современной Моравии, названный как Старое Городище. Место сражения бойев и таврисков с даками историки локализуют в районе впадения Тисы в Дунай. Отсюда происходят находки серебряных монет с именем последнего царя бойев Биатека. Само сражение датируется различно: 60-е и 40-е годы Iв. до н.э. С этого времени течение Дуная на всем своем протяжении оказалось в подчинение даков, хотя между ними обитало множество других племен. Страбон говорит, что под властью даков находилась большая часть соседних племен (Strabo. VII, 3.11). Он сообщает даже о земле даков, путая их с гетами (VII, 3.1).
Обьединенное войско Биребисты состояло из 200000 тыс. человек (VII, 3.13). Страбон называет его страну великой державой (VII, 3.11). Его походы на запад против иллирийских племен затрагивали интересы Рима и провинции Македонии (Т.Д. Златковская. Племенной союз гетов под руководством Биребисты // ВДИ 1995, 2, с.73). Поскольку в Iв. до н.э. свевы, даки и геты определяли расстановку сил в племенном мире, у Цезаря и возникло намерение выступить против даков, когда по закону Ватания 54г. до н.э. ему были определены на пятилетний срок провинции Цизальпийская Галлия и Иллирик с тремя легионами (Strabo. VII, 3.5; 11 и т.п.).
Период Iв. до н.э., особенно его второй половины, был отмечен постоянным движением племен, их переправами через Дунай. Причиной миграций послужили последствия прихода в этот регион свевов, а также римское силовое давление на племена как за Рейном, так и за Дунаем. Так, бойи в середине 1в. до н.э., бежав за Дунай, пытались овладеть на его правом берегу столицей Норика Нореей (Gaes. BG. 1.5; E. Swoboda. Carnuntum. s.230). Позднее они примкнули к гельветам и разделили с ними одну судьбу. Будучи разбиты Цезарем в Галлии, бойи получили по ходатайству эдуев право остаться на землях этого племени (Gaes. BG. VII. 17), но лишились права иметь собственного царя, поскольку теперь были изгнаны из своей страны и находились под властью эдуев и Рима одновременно. Оставленные ими земли за Дунаем определяются древними как пустыня бойев (Deserta Boiorum, Plin. NH. 111.115; Strabo. VII. 1.5), что свидетельствует о беспощадности враждующих сторон (бойев, даков, свевов), когда выступающее завоевателем племя оставляло после себя выжженную пустыню.
Но возвратимся к Биребисте. В его намерение входило распространение власти даков в районе правобережного Дуная вплоть до Тисы. Даки считали область течения Тисы своей, хотя от бойев их отделяла река Парис (ныне Тиса) (Strabo. VII, 5.2). Держава Биребисты делилась сначала на пять частей, потом, во время восстания - на четыре. В правление Августа войско даков составляло 40 тысяч человек в отличие от 200 тысяч прежних времен (Strabo. VII, 3.11,12). На какой-то период дакам удалось распространить свое господство на оба берега Дуная, что подтверждается археологическими источниками. Дакийская керамика и монеты времени Биребисты происходят из района Будапешта, достигая современной южной Словакии. Наследственным владением Биребиста была територия нынешнего Баната, где располагалась его столица Аргедава (Арцидава, совр. Вередня, Ptolem. Geogr. III. 8.4) и откуда он совершал свои грабительские походы на запад и на восток Балканского полуострова. Разгромив в 52 г. до н.э. бойев, царь подчинил себе ряд племен правобережнего Дуная. Так, например, его союзниками стали скордиски. Он развернул также широкую дипломатическую активность, войдя в союз с Помпеем, который после победы над Цезарем при Диррехии пребывал в Македонии. Возможно царь состоял в союзе с Ариовистом, весьма опасным для Цезаря.
Походы Биребисты против греческих городов Причерноморья достигали Аполоннии. Жители Одесса оставили город при подходе его войск. Была захвачена гетами также Ольвия. Подобной участи избег Дионисополь (совр. Балчик), жители которого направили к Биребисте посольство в Аргедаву. В надписи в честь Акорниона, возглавлявшего это посольство в 48г. до н.э., отмечено, что Биребиста стал первым и величайшим из фракийских царей, захватившим всю страну по ту и по Сю сторону реки Дунай. Но в результате беспрерывных межплеменных войн погиб и сам Биребиста. На недолгое время с политической арены даки были устранены. Впрочем, они вновь заявляют о себе в правление Августа.
Последовавшие при августе военные экспедиции римлян преследовали цель усмирить левый берег Дуная, чтобы не подвергать нападениям правобережные провинции Рима. Экспедиции направлялись не против даков вообще. Но против отдельныхдакийских племен. При Августе были побеждены трое вождей даков (duces) (Suet. Aug. 21). Следовательно, государство даков как целое еще не существовало. Двое из вождей - Котизон и Дикомес - известны в источниках этого времени. Котизон держался стороны Августа, и с ним был заключен римлянами союз, в обеспечение которого август обещал отдать Котизону в жены свою дочь Юлию (Suet. Aug. 63), а Дикомес поддерживал Антония. Союз с Котизоном относится к 30г. до н.э. Сам он погиб в стычках между даками, а Дикомес попал в плен к Августу, и об этом мы уже упоминали.
Под властью Котизона находились горные области страны даков (Владения Котизона локализуют или в современном Банате или в Трансильвании), Флор сообщает о том, что даки Котизона засели за горами и совершают набеги через замерший Дунай (Flor. II.XXVIII.18-19). Как полагают, власть Котизона распространялась на оба берега реки. Вместе с Котизоном Флор назвал и Гнея Корнелия Лентула, наместника Иллирика, который построил укрепления на правом берегу Дуная. Задача Лентула состояла в том, чтобы вытеснить даков на другой, левый берег Дуная и укрепить свой, установив на нем сторожевые посты (praesidia) (Эти события относятся к организации провинции Мёзии и датируются различно: 27г. до н.э., 14 г. до н.э., периодом от 6г. до н.э. до 4 г. н.э. или 10-12гг. н.э. Так, Т.Д. Златковская считала наиболее вероятной датой похода Лентула против даков период 10-12гг. н.э. (Т.Д. Златковская. Мёзия в I-II веках н.э. М., 1951, с.43). К. Пач относил поход Лентула на зиму 14/13г. до н.э. Сайм помещал поход на время между 6г. до н.э. и 4г. н.э. С организацией Мёзии связана и экспедиция за Дунай Секста Элия Ката, консула 4г. н.э. Он переселил с левого на правый 50тыс. гетов (Strabo. VII.3.10; Vell.Pat. II.103.3). Но имеются в виду здесь не геты, а даки. Известен один из этих даков - Тутион, сын Бута, принятый на службу в Мизенский флот и получивший отставку в 71г. (Tutio Buti f(ilio) Dacus). Сами походы Котизоны через Дунай приходтся на период 29-28гг. до н.э. Именно тогда тема о даках и парфянах звучала в произведениях Горация (Не слыхал ты что-либо о даках? - Serm. II.6.53; Котизона-дака полки погибли - Od. III.8). Мотив даков возник у Горация в связи с возвращением в его время из Парфии римских знамен, утраченных в войнах Марка Лициния Красса в 28г. до н.э.).
Страбон (VII.3.13) сообщает о другой кампании против даков, упоминая о сборе на реке Марисос (совр. Муреш) римского войска. Достигнуть этой реки было возможно в случае, если правый берег Дуная в какой-то своей части принадлежал римлянам и был укреплен сооружениями Лентула. Направлялась эта экспедиция, очевидно, не против даков вообще, но против одного или нескольких дакийских племен. Возможно, к этому походу за Дунай относится Слово утешения к Ливии. Это произведение принадлежит поэту круга Овидия. Оно посвящено обоим сыновьям Ливии - Цезарю Друзу, погибшему в германских землях в 9г. до н.э., а также Тиберию. В Слове имеются строки, повествующие о походе Тиберия за Дунай, хотя сам он не принимал в нем участия. В Слове говорится, что войска под командованием Тиберия достигли Апула (совр. Альба-Юлия), лежащего на краю вселенной. Апул был племенным центром; он находился на реке Муреш и предположительно связывается с агафирсами (Ю.К. Колосовская. Агафирсы и их место в истории племен юго-восточной Европы. ВДИ. 1982(4). с.47).
О войнах с даками во время правления Августа повествует известная элогия из Тускула. В ней упоминается наместник Иллирика Марк Виниций. Надпись вызвала много суждений о личности наместника, о дате его похода за Дунай, о порядке названных в надписи племен, а также о том, из какой провинции (Норик, Мёзия, Паннония) направлялся этот поход (Если следовать порядку названных в надписи племен, то первыми названы даки и бастарны, которых римляне могли достигнуть только с востока Дакии. Если же племена названы без определенного порядка, а среди усмиренных племен первыми упомянуты котины, то римляне могли выступить с запада. А. Премерштейн считал, что поход Виниция за Дунай состоялся в 14гг. до н.э. из Карнаута в Норике. По мнению К. Пача, поход мог быть совершен с юго-востока Паннонии, в 10-9г. до н.э. А.Мочи полагал, что поход Виниция был осуществлен в 10г. до н.э. с территории Верхней Мезии). Текст надписи следующий: Марк Виниций, сын Публия, консул, квиндецемвир, претор, квестор, наместник в ранге пропретора Августа Цезаря в Иллирике, будучи послан за Дунай, разбил войско даков и бастарнов, усмирил котинов, озов, таврисков и анартов, заставив эти племена признать власть Римского народа и Августа Цезаря -. Эти племена были соседями даков и на севере, и на западе, и на востоке будущей провинции. В надписи сказано о даках и бастарнах, которые вместе с даками вступили в правильное сражение с римлянами (exercitum vicit). Вероятно, поход против бастарнов и даков предпринимался отдельно от рейда против котинов, озов, таврисков, анартов, так как о них сказано, что они были лишь усмирены (profligavit). Бастарны и даки были же главными противниками Рима, и потому оба народа были побеждены в регулярном военном строю.
Что же представлял собой народ бастарнов, разделенный на многие племена (Strabo. VII.3.17)? Обьединение бастарнов, названное Страбоном филами, представляло конфедерацию нескольких племен. Страбон помещает их на границе с даками и гетами (VII.3.13). К гетам их относил Аппиан (Mac. XVI.1.2). Полибий, Ливий и Плутарх считали бастарнов кельтским племенем (Polyb. XXV.6; Liv 44.26.11; Plut. Aem. Pav. IX). К германцам их относил Тацит (Germ. 46). Согласно Диону Кассию, бастарны были скифским племенем (Dio Cass. 51.23.2-3). Из этой разобщенности сведений источников об этносе бастарнов закономерно вытекает вывод, что древние авторы были неосведомлены о составе населения Юго-Восточной Европы. Трудно также с уверенностью определить, к какой этнической группе принадлежали бастарны; только частные соображения на этот счет могут быть высказаны здесь.
Птолемей разместил бастарнов на северо-востоке Дакии и отнес их к племенам Европейской Сарматии (Geogr. III.5.7; 10). В IIIв. до н.э. они занимали области Верхней Вислы, а затем захватили течение Днестра и Прута вплоть до устья Дуная. То, что Дион Кассий отнес бастарнов к скифским народам, а не к кельтским, позволяет причислить их к народам негерманского происхождения. В IIIв. н.э. они упоминаются в союзе с карпами и роксоланами (Bastarnae // RE. Stuttgart, 1902. Bd. III. Col. 113). Вместе с певкинами они участвовали в Маркоманских войнах (SHA: Marc.22.1). Употребление термина бастарны в поздних источниках IV-Vвв., когда произошли этнические сдвиги в Европе (SHA: Marc.22; Prob.18.1; Zosim.1.42.7), свидетельствуют, что под этим именем могли пониматься тогда совсем другие народы. Бастарны составляли население Прикарпатских и Закарпатских регионов. Восточная часть Карпат, как известно, была населена племенами бастарнов, постоянно проживающих там, и называлась она Бастарнские Альпы (Bastarnice Alpes). Длительность проживания бастарнов в этом регионе Европы указывает на их возможные связи со славянским населением. Об общественной организации бастарнов мы знаем немного, разве что управлялись они царями и вождями (regulus, duces). Известен один из царьков бастарнов (regulus) Клондик (Liv. XL. 58.2; 44.26.11). Под словом царек (regulus) обычно понимаются лица, обладающие меньшей властью по сравнению с верховными правителями, в обьединение которых они входили. Занимали такие царьки по отношению к царю обьединения положение данников и зависимых от него лиц. Ливий упоминает Коттона, знатного человека племени бастарнов (Cotto nobilis erat Bastarna – Liv.XL.57.3). Присутствует в источниках царь бастарнов Дельдон (Dio Cass.51.24.1-7). В правление Августа (29н. до н.э.) бастарны во главе с Дельдоном перешли Дунай зимой со своими женами и детьми и с телегами и скарбом. Они были разбиты наместником Македонии Марком Лицинием Крассом, который в сражении убил своей рукой их царя Дельдона. Совершенный Крассом поступок считался величайшим подвигом на войне. Юпитеру Феретрию приносилась в этом случае благодарственная жертва, а снятые с царя доспехи (Spolia opima) помещались в храм. За такой воинский подвиг полагался триумф от сената, а сам полководец мог быть провозглашен императором на поле боя своими воинами. Но победный титул императора Красс не получил, поскольку это означало бы умаление политического авторитета Августа.
Неизменное присутствие бастарнов в политических реалиях Рима в качестве далекой, но актуальной варварской периферии подтверждает пассаж из Деяний Августа. В нем бастарны перечислены вместе с племенами скифов и савроматов как просящие у Августа дружбы (RGDA 31.2). Мы видим, что политика Рима в отношении этих далеких народов была направлена, как и прежде, на сдерживание враждебных поползновений племен посредством предоставления им почетного статуса друзей Римского народа. Тем самым преследовалась цель укрепления авторитета римского мира среди племен. Влияние варварского мира на Рим ощущалось всегда, в том числе и в этом регионе, особенно вблизи греческих городов Северного Причерноморья и морских баз Рима на Понте…

Юлия Константиновна Колосовская. Рим и мир племен на Дунае I-IV вв. н.э. М. Наука, 2000, утверждено к печати Ученым Советом Института всеобщей истории Российской академии наук
http://www.mirknig.com/knigi/history/1181545214-rim-i-mir-plemen-na-dunae-i-iv-vv-ne.html 11Мб
Ю.К. Колосовская. Дунайские племена и их войны с Римом
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_259.htm
Юрий Венелин. Словене. Историко-критические изыскания
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_717.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001