Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Песни свадебные Осташковские
от 15.01.09
  
О памянте


За рекою, за быстрою, ой колюдка! Леса стоят дремучие, В тех лесах огни горят, Огни горят великие, Вокруг огней скамьи стоят, Скамьи стоят дубовыя, На тех скамьях добры молодцы, Добры молодцы, красны девицы Поют песни колюдушки. В средине их старик сидит, Он точит свой булатный нож. Котел кипит горючий, Возле котла козел стоит. Хотят козла зарезати. Ты, братец Иванушко, Ты выди, ты выпрыгни! Я рад бы выпрыгнул, Горючь камень К котлу тянет, Желты пески Сердце высосали. Ой колюдка! ой колюдка!

1 Дорогая гостийка,
Свет Анна Михайловна,
Погости у батюшки,
У родимыя матушки!
- Охти-жь мне не гоститься:
Мне гостить с вами хочется,
Не велит мне родной батюшка,
Выдает во чужи люди,
Во чужие, незнакомые.
Как у батюшки пожито,
Попито и поедено
И в красе погулено.
Как ходил, да разгуливал
Удалой добрый молодец,
Князь Иван Александрович,
Он считал, пересчитывал
На дворе красных девушек,
У Аннушки подруженек,
У Михайловны любимых;
Он одной не досчитался
Души-красныя девицы,
Анны Михайловны.
Уж как ей же тут не было,
Уж как ей не случилося:
В терему засиделася,
В терему у батюшки,
В высоком у родимаго;
Она шила, вышивала
Ровно три ковра золотом.
Мне первым ковром дарити
Богоданнаго батюшку,
А другим ковром дарити
Богоданную матушку,
А третьим ковром дарити
Ивана с братьями,
Александровича с полчанами,
И со всем поездом.

2 Свечка в фонарчике ясненько горит,
Ярова вощечку утаивает,
Аннушка по сеничкам похаживает,
Нянюшек, мамушек спать укладывает:
Спите вы, няньки, усните скорей!
А мне молоденькой всю ночку не спать,
Ждати мне, ждати Ивана к себе,
Ждати мне, ждати Александровича.
Был я у тестя у ласковаго,
Был я у тещи приветливыя;
Тесть меня поил пивом и вином,
Теща дарила Аннушкою,
Ласково дарила Михайловною.
Етот мне подарок дороже всего;
С этим мне подарком да век вековать.

3 Воструби, трубушка,
Воструби, золоченая,
Жалостно и радостно!
Ты расплачься, Анна душа,
Растужися, Михайловна,
Перед батюшкой стоючи,
Перед родимым плачучи!
Государь, родной батюшка,
Государыня матушка!
Говорили, всю обманывали,
Что не дам, не дам, дитятко,
Молодешеньку в чужи люди;
А теперь у вас, батюшка,
Не то в уме задумано,
И не те мысли замыслены:
Пиво, вино поварено,
И сладки меды насычены,
Дубовы столы разставлены,
Браны скатерти разостланы!
Только сесть и поехати
Ко суду Божью, к венчанью,
От суда Божья, от венчанья
К тебе, родимой батюшка,
Хлеба соли покушати,
Белого лебедя порушати;
От тебя ли, родной батюшка,
К богоданному батюшке
На житье, на вековеченье.

4 Как у чарочки, у серебряныя,
Золотой у ней веночик,
У Ивана-та, у Александровича,
Дорогой у него обычай:
Где ни пьет, где ни ест, где ни кушает,
А он к ночи домой идет.
Я Аннушку люблю, я Михайловну люблю,
Как свою душу в белом теле,
Я ей выбойку куплю, я ей ситцевую
Со разными со цветами.
Я ей алой штоф куплю
Со разными со шелками.

5 Что под калиной, под малиной,
Что под черною смородиной,
Приуснул добрый молодец,
Князь Иван Александрович.
Приходя его Бояре будят,
Приходя его Тысяцкие:
Ты вставай, вставай, Иван-та Князь!
Ты вствай, вставай, Александрович!
Проезжают тут три корабля,
Что со златом и серебром,
И со скатным со жемчугом,
Со душею красною девицею,
Катериною Михайловною.
Уж вы светлы, Князи, Бояре,
Господа, люди Тысяцкие!
Пропущайте вы все корабли,
Что со златом, со серебром,
И со скатным со жемчугом;
Одержите один корабль
Со душею красною девицею,
Катериною Михайловною;
Уж мне етот корабль надобен.

6 Хвалился свет, Иван-та Князь,
Хвалился Александрович,
Сам своею сторонушкою,
Сам своею любимою:
В путь поди, Анна душа,
В путь поди, Михайловна,
На Иванову сторонушку,
На Александровича любимую!
На Ивановой сторонушке,
На Александроча любимыя,
Берега-то садовые,
А вода-то медовая,
Свекор, что батюшка,
А свекровушка, что матушка,
Деверья, что братички,
А золовушки, что сестрицы.
Как пришла, пришла Анна душа,
Как пришла, пришла Михайловна,
На Иванову сторонушку,
На Алексанровича любимую:
На Ивановой сторонушке,
На Александровой любимыя,
Берега-то песчаные,
А вода-то не Селигерская;
Свекорь не батюшка,
А свекровушка не матушка,
Деверья не бращики,
А золовушки не сестрицы.

7 По борам, борам, боричкам
Увиша дорожка колечком.
Да ктож дорожку увивал?
Увивал дорожку Иван Князь,
Увивал дорожку Александрович,
Ходючи, смотрючи Анну душу,
Ходючи, смотрючи Михайловну,
Большие подарки носючи.
Ай мы тебе, свет Анна, говорили,
Ай мы тебе, Михайловна, говорили,
Твоему сердечку наровили:
Не ходи, свет Анна, в бор гулять,
Не ходи, Михайловна, в бор гулять,
В сыр бор гулять, ягод брать!
Брала, брала, придремала,
Цветочки рвала, приуснула.
Ай мимо тут ехал Иван Князь,
Ай мимо тут ехал Александрович,
Стегнул ботажком, не достал,
С коня соскочил, подразнил.
Ай спи, спи, Анна душа,
Ай спи, спи, Михайловна,
Не к батюшке идешь, не к матушке,
Идешь ко свекру, ко свекрови,
Ко деверю идешь, ко золовке.
Не тёсом терем вытесан,
Только выкрашен
Всякими разными красками.
Ай, зборы, зборы Аннины,
Ай, зборы, зборы, Михайловны!
Збирала Анна девушек,
Збирала Михайловна красныих,
Сажала девушек за свой стол,
Сама садилася выше всех,
Думала думушку крепче всех:
Сестрици, мои подруженьки!
Придумайте мне, пригадайте -
Как же мне идти во чужи люди,
Как же мне назвать свекра батюшкой,
А свекровушку матушкой?
Свекром назвать, битой быть,
А батюшкой назвать не хочется,
Убавлю я спеси, гордости,
Прибавлю я ума, разума:
Назову я свекра батюшкой,
А свекровушку матушкой,
Деверя братичком,
А золовушку сестрицей.

8 Как по ельничку, по березничку,
Что по горькому, по осинничку
Как ходил, гулял доброй молодец,
Князь Иван-то свет, да Аоександрович.
У невожь кудри, кудри русые,
На кудрях, кудрях шляпа черная,
Шляпа черная с позументами,
С позументами, с алыми лентами.
Собиралися, соезжалися
Князи, Бояре да свет Ивановы,
Свет Ивановы да Александровичевы;
Оне тем кудрям дивовалися -
От чегожь кудри, завивалися?
Завила кудри красна девица,
Свет Анна душа, да свет Михайловна,
И завив кудри, сама прочь пошла,
Поклонилася, похвалилася:
Я за муж иду, за хорошаго,
За хорошаго, за пригожаго,
За Ивано-то за Александровича.
Ты удал, добрый молодец,
Князь Иван-та, свет, да Александровичь,
Обьяви по чистой совести,
Когда я тебе полюбилася,
Умом, разумом приобычилась!
Присылай ко мне свата свататься,
Свата добраго, зятя роднаго.

9 Разлилась, разлелеилась
По лугам вода вешняя;
Унесло, улелеило
Чадо милое, дочь от матери,
Разставалась матушка,
Разставалась государыня,
На крутом красном бережке,
Что на белом на камушке.
Не бела лебедь кликала,
Мать об дочери плакала:
Воротись, мое дитятко!
Воротись, чадо милое,
Свет Анна Михайловна!
Позабыла ты трои ключи,
Что трои ключи золотые,
И со шелковым поясом,
Со колечком серебряным,
Со витым позолоченным.
- Не забыла, государыня,
Что трои ключи золотыя;
Позабыла я, матушка,
Всю волюшку батюшкину,
И всю негу матушкину,
Всю красу свою девичью.
Красота-ль моя, красота,
Красота-ль моя девичья!
В береженьице ношена
И у места положена,
Что у батюшке в садике,
У родимаго в зеленом,
Что под яблонью кудрявою,
Что под грушею зеленою,
Уж ты грушица, грушица,
Уж ты грушица зеленая!
Сберегай мою красоту,
Красоту мою девичью.

10 Не бывать бы ветрам, да повеяли,
Не бывать бы боярам, да понаехали,
Травушку, муравушку притолочили,
Гусей, лебедей поразогнали,
Красную Анну душу в полон взяли,
Красную Михайловну в полон взяли.
Стала тужить, плакати Анна душа,
Стала тужить, плакати Михайловна,
Стала унимать, разговаривати да Иван та Князь,
Стал унимать разговаривати Александровичь:
Не плачь, не тужи Михайловна!
Я тебя, Анна душа, да не силой брал,
Яж, тебя Михайловна, не неволею,
Бил челом, кланялся твоему батюшке,
Бил челом, коанялся твоей матушке,
Сняв шапку, сняв шапку соболиную,
Распустив полы сарачинския,
Износив кафтан китайчатой,
Всё до тебя, Анна душа, доступаючи,
Всё до тебя, Михайловна, доступаючи.

11 Ты взойди, Анна душа, на новы сени,
Ты взойди, Михайловна, да на новыя!
Посмотри, Анна душа, во чисто поле,
Посмотри, Михайловна, да во чистое:
Сколь силён едет Иван та Князь,
Сколь силён едет Александровичь!
По одну сторону пятьдесят человек,
По другую сторону еще пятьдесят.
Глядучи Анна душа, испугалася,
Глядучи Михайловна испугалася,
Зашетри, батюшка, шатром ворота!
Занавесь, матушка, камкою терём!
Оберните, сестрицы, меня полотном!
Едучи, Иван та Князь похваляется,
Едучи, Александрович похваляется:
Быть, быть шатру да разломанному,
Быть, быть камке да разодранной,
Быть, быть Анне душе во полон взятой,
Быть, быть Михайловне во полон взятой.

12 Сокол сокольевич,
Дородной доброй молодец,
Свет Иван Александровичь!
Летал ясмен сокол,
По зеленому саду,
По красному вишенью,
Поймал лебёдушку,
Лебёдушку белую,
Анну Михайловну;
Он привел к своему двору,
Ко подворью широкому,
Ко высокому терему,
Ко родному батюшке.
Родимый мой батюшка,
Родимая матушка!
Милаль тебе лебёдушка,
Лебёдушка белая,
Анна Михайловна,
Сердечная дитятко!
Любым она любёшенька,
Хорошим хорошохонька,
Пригожим пригожехонька,
И умом та умнёшенька,
Домоводица крепкая,
Водоносица скорая,
Слуга моя верная,
Верная, безьответная.

13 Что на синем та на море,
Бояре во трубы трубят,
Сильныя в золоченыя.
Чтожь никто трубы не слыхал?
Только услышала Анна душа,
Услышала Михайловна,
Выходила но новыя сени,
Закричала громким голосом:
Государь родной батюшка!
Государыня матушка!
Не по меняль та Бояре едут,
Не по мою ли русу косу,
Русу косу девичью?
- Ты сердечная дитятко,
Анна Михайловна!
По тебя едут Бояре,
По твою русу косу девичью!

14 Разшаталася грушица,
Разшаталася зеленая,
Перед яблонью стоючи,
Перед яблонью кудрявою:
Как расплакалася Анна душа,
Перед батюшкой стоючи,
Перед родимым плакучи:
Государь родной батюшка!
Государыня матушка!
Не можноль думы отдумати,
Чтобы меня замуж не выдати
За дородного доброва молодца,
За Ивана Александровича?
- Ты сердечная дитятка,
Свет Анна Михайловна!
У нас на слове положено,
По рукам у нас ударено,
Что не быть у нас девичнику,
Быть суду Божью венчанью.
Уж как по морю морюшку,
По синю морю Верейскому (вероятно Варяжскому),
Что плывет стадо гусиное,
А другое лебединое;
Отставала лебёдушка,
Отставала лебедь белая,
Прочь от стада лебединого;
Приставала лебёдушка,
Приставала лебедь белая
Что ко стаду серых гусей;
Отставала Анна душа;
Начали ее гуси щипати:
А лебёдушка кричати;
Не щиплите, гуси серые,
Не сама я к вам залётала,
Занесло меня погодою,
Что великою незгодою.
Отставала Михайловна
Прочь от красных девушек,
Приставала Анна душа,
Приставала Михайловна
К молодым молодушкам;
Начали ее журить, бранить,
А Аннушка плакати,
Михайловна плакати:
Не журите, люди добрые!
Не сама я за муж иду,
Не своею охотою,
Отдает родной батюшка,
А просватала матушка,
Приговорили приятели,
За дороднаго, добраго молодца,
За Ивана Александровича.

15 Что при вечери, вечерничке,
При остатнем часу, времичке,
При Катериноном девичничке
При Михайловом девичничке,
Прилетал млад ясмен сокол сизокрыльчатой
Он садился на окошечко,
На серебряную причелинку,
Что никто его не видел,
Только видел родной батюшка,
Говорил он своей дочери,
Своей дочери Катерине душе;
Своей дочери Михайловне:
Ты сердечная дитятка,
Катерина Михайловна!
Приголубь себе голубчика,
Яснаго сокола, сокола залётнаго,
Добраго молодца, заезжаго,
Свет Ивана Александровича.
- Государь родной батюшка!
Государыня матушка!
Я и рада б приголубить его,
Скорыя ноженьки подломилися,
Белые рученьки опустилися,
Ретиво сердце испугалося,
Ко Ивану приклонялося,
Ко Александровичу приклонялося.

16 Плакала, тужила Анна душа,
Плакала, тужила Михайловна,
Не по батюшке плачет, не по матушке,
Не по батюшке плачет, не по матушке,
Она плачет, рыдает по русой косе:
Свет же была моя руса коса,
Руса коса, вся девичья красота!
Вставанье ль было мое раннее,
Умыванье ль было мое белое,
Утиранье ль мое было скорое,
Учосы ль были мои гладкие,
Уплёты ль мои были частые?
Ходила Аннушка по новым сеням,
Чесала Михайловна буйну голову,
Вплетала Аннушка ленту алую,
Обмирало ее ретиво сердце,
Как услышал ее родной батюшка;
Не плачь, мое дитятко родимое!
Я отдал тебя за богатаго,
За тобою дам много приданаго,
Кованой ларец со золотом,
Коробочку скатнаго жемчугу,
В провожатые братца родимаго,
В нянюшки сестрицу ластушку,
В мамушки молоду молодушку,
В ключницы стару бабушку.
- Не обманывай, родной батюшка!
Родной братец с дорожки воротится,
Сестрица ластушка замуж пойдет,
Молода молодушка состарится,
Стара бабушка преставится,
А я молода остануся.

17 Как через море древичка,
По тому древичку Анна шла,
По тому Михайловна шла,
Ронила слёзы в синее море,
Пущала гулы во чистое поле.
Как услышал ее батюшка:
Не мое ль то дитятко
Во чужих людях плачет,
У чужова отца с матерью,
У чужова рода племени?
Как гулял в саду Иван Князь,
Как гулял во зеленом Александровичь,
Подсек березу кудрявую,
Подкосил медыню сладкую,
Побрал ягоды во сыром бору.
Раскинься, береза подсеченная!
Узрей, ягода, во сыром бору браная!
Расти, Анна душа, замуж вышедши!
Расти, Михайловна, замуж вышедши!

18 Ах! не тесно ль тебе, речинька,
Не тесно ль тебе, быстрая,
По подлесью было текучи?
Ах, когда бы было не тесно,
Я текла бы, не мутилася,
Не обмывала бы крутых берегов,
Не осыпала бы с гор желтых песков,
С гор желтых песков разсыпчатых;
Инна как тебе, Анна душа,
Сговоренной сидеть не скучно!
Ах как тебе, Михайловна,
Сговоренной сидеть не скучно!
Ах! когда бы не было скучно,
Я сидела бы, не плакала,
Не слезила лица белаго,
Лица белаго, румянаго.
Промежь лесу, промеж темнаго,
Промеж белаго березничку,
Промеж чистаго ельничку,
Молодая шла боярыня,
Душа красная девица,
Анна Михайловна,
Ей на встречу свекор батюшка:
Ты любимая невестушка,
Анна Михайловна!
За чем ты рано упиваешься?
На кого же ты надеешься?
- Я надеюсь на друга своего,
На Ивана Александровича,
На ево слово ласковое,
На ево на приветливое,
На ево на умильный взгляд.

19 Как у месяца звезды частыя,
У красна солнца лучи ясныя,
Как у Ивана та кудри русыя,
У Александровича по плечам лежат;
Серебром кудри приувиты,
Скатным жемчугом приунизаны,
Никтож к кудрям не пришатнется!
Пришатнулася, привернулася
Красная девица, Лисавета душа,
Красна девица, Ивановна.

29 Утушка на море купалася,
Серая полоскалася,
Окунувшись, утушка встрепенулася:
Как же мне утушке с синем морем разстатися,
С крутых берегов приподнятися?
Как придет зима холодная,
Нападут снеги белые,
Не расставшись с морем, разстанешься,
С крутых берегов приподнимешься.
Лисаветушка во тереме умывалася,
Ивановна в высоком умывалася,
Умывалась, она заплакала:
Как же мне с высоким теремом разстатися?
Как же мне с батюшкою проститися?
Как придет Иван та Князь,
Как придет Александрович,
Возьмёт меня за праву руку,
Поведет ко суду Божью, венчанью;
Не разставшись, с батюшкою растанешься.
И.М. Снегирев. Русские простонародные праздники и суеверные обряды, М., 1837-1839, Выпуск 1-4, 14+6+10+12Мб
Многотомное исследование известнейшего русского этнографа и фольклориста Ивана Михайловича Снегирева (1793-1868) посвящено русским народным праздникам и связанным с ними древним поверьям. Берущие своё начало в глубокой языческой древности эти праздники и по сей день живы в народе, любимы и широко отмечаются.
В первой части дан общий обзор народных праздников.
Вторая часть посвящена святкам, авсеню, масленице.
В третьей части рассазывается о таких праздниках как: Встреча весны, Красная горка, Радуница, Первое апреля, Свистопляска, Юрьев день весенний, Первое мая, Праздник кукушек, Семик, Троицын день.
Разделы четвртой части: Русалки и Русалия. Купало и Купальница. Ярило. Петровки. Башь и Башиха. Земледельческие праздники. Семенов День. Осенняя Родительская. Свадьбы.
http://bookfi.org/book/761701

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001