Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким
от 14.01.09
  
Выразе


Обьяснения к изображениям


В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун

Чтения в Императорском Обществе Истории и Древностей Российских при Московском Университете. 1877 г., н.2
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким и изданные О.М. Бодянским. Послесловие. 20 изображений характеристических типов и сцен из народного быта Галичины и Угрии и объяснительный текст к ним

Послесловие С тридцатых годов я занимался собиранием русских народных песен в Галичине, северовосточной Угрии и Буковине, и после многих трудов, забот и стараний настоящий сборник народного творчества выходить в IV томах на иждивении Общества Истории и Древностей Российских под редакцией Действительного Члена и Секретаря Общества Осипа Максимовича Бодянского. Том первый и половина второго переданы были мною в рукописи еще в 1839 году покойному слависту П.И. Шафарику, который препроводил их в Общество Истории и Древностей Российских в Москву. По представлению Осипа Максимовича Бодянского, Общество разрешило печатать мой первоначальный сборник. Печатание началось с 1863 года и по мере доставления мною дополнительных тетрадей и вариантов печатание продолжалось под тщательным досмотром и неусыпным наблюдением Осипа Максимовича до настоящего года.
Желая с своей стороны по возможности придать важности сборнику и приукрасить издание, я не пожалел ни труда, ни издержек, и присовокупил - кроме объяснительных записок - двадцать изображений характеристических типов и сцен из народного быта из разных околиц Галичины и Угрии, срисованных с натуры и гравированных в Праге, а также этнографическую карту народонаселения русского по обеим сторонам Карпатских гор, изготовленную мною по лучшим источникам и напечатанную в Вене. Так составилось, изготовилось и окончилось издание Народных Песен Галицкой и Угорской Руси, в настоящем виде. Я душевно обязан Обществу Истории и Древностей Российских, в особенности же я одолжен г-ну редактору и руководителю настоящего издания за его искреннее содействие и неусыпный труд и обязываюсь публично заявить мою задушевную благодарность Осипу Максимовичу Бодянскому, ибо без его трудов и стараний мой сборник никогда не вышел бы столь полный, исправный, отчетливый и благовидный.
Вильна. 14 Октября, 1877 года.
Яков Головацкий
(Сие Послесловие напечатано уже по смерти О.M. Бодянского, скончавшегося 6-го Сентября 1877 года).

Русские горцы (Хуцулы) Коломыйского уезда села Доры в восточной Галичине.
На изображении представлены Русские Горцы (Гуцулы), Коломыйского Уезда, села Доры, над верхним Прутом; имена их: Семен Якимишак, Василь Губарь, женщина Анна, жена Андрея Губаря, и две девушки: Марья, дочь Михайла Ефренюка, и Гафия, дочь Михайла Спасюка. Bсe они представляются п полном Гуцульском одеянии. Гуцульский народ всего живописнее и богаче у Карпато-Руссов, в коем сохранилось много первообразных черт отдаленной старины.
Мущины одеты в белую оорочку с небольшим разрезом на груди с вышивкой, т.е., без воротника и без сборок; на плечах рубашка вышита цветными нитками, которую спускают посверх широких штанов синих (убранья), или красных (холошень), иногда белых, собранных на очкурe. В перехват они подпоясываются широким кожаным ремнем, с десятью до двенадцати пряжек, украшенным желтою и зеленою кожицей. За поясом торчит длинный нож и двузубые вилки с медными и роговыми искусно выделанными рукоятками, пистолеты, иногда еще рогатина (длинный кинжал); кроме того на цепочке висит протычка до люльки, или швайка. На шее у Гуцула всегда черный шелковый платок с красной бахрамой и медный на ретязе (цепочке) висячий крестик. Посверх рубашки и ремня надет киптарь, у Угорскнх Гуцулов кяптарь, у Буковинцев Гуцуляк (род полушубка без рукавов). Летом иногда надевают такой же самый киптарик, но суконный красный с каймами. Киптарь всегда окаймлен весьма живописно узорчатыми кусками красного и зеленаго сафьяна и вышиван цветным шелком. На голове у Якимишака мармазинка (т.е., овчинная шапка с красным суконным верхом), у Губаря же кресаня (поярковая шляпа) с галуном, у обоих павы (павлиные пера). Первый надел красный сердак (кафтан) и сверх него забросил белую суконую гуглию: (Болгарская гугла), род накидки каптуром (с башлыком). У Губаря через плеча на кресте висят на ремнях, набитых пуговками, порошницы или пороховницы (ладунки), искусно вырезанные и украшенные медными пластинками и перламутровыми цятками. У Якимишака только шерстяная клетчатая дзебня (сумка) или тоболка. Штаны у одного синии, у другого красные (задубленные). Обувь капци (суконные носки) с наперстниками и кожаные постолы (род башмаков), зашнурованные волоками (шерстяными снурками). В песне о Добоше (I, с.152) упоминаются «постолы скорянии и волоки шовковии». Волосы у обоих подстриженные на лбу, остальные опущены по спине. Якимишак держит в правой руке келен, или келеф (палку с топориком), в левой же овчарскую трубу (трубету или трумбету), словно приготовленный в полонянский ход.
Не менее живописен костюм Гуцулок. Тонкая холстинная сорочка с уэорчатым шитьем на плечах и в пазухе (на прорехе), шея обвешена большим количеством разноцветных бус и кораллов (кровавницы, блискавки, женьчуги и пр.), с цепочками, крестиками, медальонами и нанизанными монетами, которыми покрыта вся грудь женщин и девок. Вверху на шее силянка (из поцерочек плетенная повязка). Нижнее платье суконная голубая (в Угрии иногда зеленая) сукна (юпиа) с галунами (позументами) на подоле, которая, обхватывает ресами (густыми окладками) всю талию, по которой катран (шерстяный полосатый передник) подвязывается такими ж крайками (кромками) или поясом из «каламайки». После надевают киптарь, такой же как у мущин, с перевешенной через плечо шерстяной дзебенькой (сумкой). (Кожаные тоболки не полагаются только для мущин). По зимнему наряду женщина имеет подбитяк или подбитеняк, т.е., белыми овчинами опушеный кафтан. Марья Михайловна имеет наброшенную на плеча гуглю или джуглю, каковые употребляются во время ненастья: без нее ни жениху, ни невесте (князю, ни княгине) к венчанию являться нельзя. Обувь постол с канцями и наперстниками, или же сапоги красного, или желтого, сафьяна. Голову женщина повязывает цветным, красным, или синим платком. Головный убор девушек более прихотлив: волосы заплетены в две косы, вплетай в них заплетки (нитки красной бумаги) с костки (белыми морскими раковинками), и медными пуговками, которые обматываются кругом головы в виде венка, или кокошника, повязав ее позументом; сзади же висит опущен целый пук краснобумажных ниток и лент. В ушах коньки (серги). Иногда еще повязывают кругом лба низанку делиток (медных фибул), сделанных совсем в античном вкусе.
Изображение снято с раскрашенных фотографических карточек, сделанных живописцем А. Скочдополе в Коломые, для Этнографической Выставки. Подлинные фотографии хранятся в Дашковском Этнографическом Музее в Москве. Там же и манекен Гуцула со всею одеждою и со всеми принадлежностями Гуцульского убора.

Русские горцы (Бойки) Стрыйского уезда села Вышнего Синеводска в восточной Галичине
Русские горцы (Бойки) Стрыйского уезда села, Вышнего Синеводска, над горним Стрыем в Восточной Гадичине. Здесь представлены два пожилых хозяина - Грин Береза и Иван Максимчук, женщина Полагна Бурдюкова, две девушки и парень, на дворе перед хатой. Мущины одеты в рубашках с шитьем на плечах, рубашка опущена по холошнях (суконных штанах) и подпоясана кожаным ремнем. Воротник ее застегнут шпинкой (металлической запонкой) с цветным стеклышком или политичкой (красной ленточкой). Далее у них надет овчинный кожух, каймленый белыми и черными кусочками козьей кожи, сверх того черный сердак (армякъ). У Гриня Березы через плечо повешена тобовка или тайстра (кожаная сумка без всяких украшений). На ногах кожаные постолы, подвязанные ремешками. На голове у одного кучма (высокая овчинная шапка с таким же верхом), другой держит в руке черную валяную шляпу с низким плоским верхом и широкими полями. Позади видны хата с еловых бревен, сложенных в ключи, соломой крытых, другие постройки и обороги наполнены сеном.
Женщина имеет на голове чепец, под которым спрятаны подстриженные волосы, за тем голова обвита холщевой завойкой, концы которой падают вниз. У девушек заплетены косы с косо-плетками и повязаны цветным платком, которого длинный конец спущен на плечо. В праздники повязывают платок с чубом, т.е., павлиными перьями и веточками из посталя (Lunaria biennis).
В уши вдевают ковточки (сережки). На шею вешают несколько ниток разноцветных бус с крестиками и медальончиками. Нижнее платье или обыкновенное холщовое, или же цветная юпка, сложенная в сборки (в ресы, ресная сподниця, сукня), с шерстяным фартухом (передником), которые опоясываются пунцовым гарусным поясом и чембором (красной лентой). Верхнее платье -черный сердак простого сукна, как у мущин, а зимой кожух (нагольный тулуп). На ногах сапоги или постолы.
Удивительное противоположение бедности нынешних Бойков в одеянии и всей обстановке с богатством и довольством, воспевается в колядках и др. песнях. Там «господарь ходит по калиновым мостам и токмит волы на три плуги, коровы на три оборы, а яловник на четыре; ставит кони на три стаенки, а жеребчики на четыре, овечки на три струнки, а ярчуки на четыре», и пр. (II, 14). Там ему «кладут коп, як на небе звезд, и стоит господарь между копами, як ясень месяц между звездами» (II, 18).
Сообразим, с какими изысканными прихотями приготовлялась девица, поджидая приезда своего милого. Она (II, 87):
«Гатила гати дорогими шаты,
Мостила мосты жуковинами,
Садила сады все винограды,
Вберала лесы паволоками,
Сеяла поле дробнов жемчугов» и пр.
Или сообразим содержание другой песни, в которой девушка величается своим нарядным платьем (II, 86):
«Кобысь мя видев рано в неделю,
Як стане мати мене вберати:
Ой на ноженьки жовти чоботки,
А на лядвонки кованый пояс,
А на плечоньки пять чемерочок,
А на пальчики сребни перстенци,
На головоньку перлову тканку» и пр.
Вот в каких высях парило когда-то воображение обедневшего ныне народа. Грустно становится слышать, как эти загнанные и убитые Бойки, ходя почти в рубищах и нуждаясь в первых потребностях жизни, безсознательно поют о богатствах и достатках, которыми некогда наслаждались их предки!
Изображение снято с фотографических карточек, сделанных на месте Священником Иларионом Нижанковским, которых подлинники хранятся в Дашковском Этнографическом Музее в Москве.
(Русалка Днеcтp. с.37)
А з горы, з долу, ветер повевав,
Ой, дай, Боже!
Дунай высыхав, зельём заростав,
Зельем трепетём, вшеляким цветом;
Дивное зверье спасае зелье,
Спасае зелье сивый оленец,
На том оленце пятьдесят рожков,
Пятьдесят рожков, один тарелец,
На том тарелце золотый стольчик,
На том стольчику чемный молодец,
На гусли грае, красно спевае,
Надойшов дь нему батенько его:
Ты, сыну, сидиш, а нич не видиш
Турки, Татаре, Подгорьи взяли,
В полон забрали, долов погнали.
- Седлай ми, тату, коня быстрого,
Злагодь ми, тату, меча острого,
Най я поеду, Турки догоню.
Мое Подгорье назад оберну,
Назад оберну, красче осаджу! -
Ой як их догонив,
Так их розронив.
Свое Подгорье назад обернув,
Назад обернув, красче осадив,
Ой осадив вон три села людьми:
Ой та одно село старыми людьми,
А друге село паробочками,
А трете село девчиноньками:
Старии люде усем судили,
А паробочки в войску служили,
А девчиноньки шитенька шили

Русский парень Стрыйского у. села Петранки и горец Станиславск. уезда села Пасечной в восточной Галичине
Два крестьянина: Подгорянин, Стрыйского Уезда, села Петранки, и Верховинец (горец), Станиславского Уезда, села Пасечной. Первый oдет в нагольный кожух (овчинный полушубок), сверх которого на один рукав накинут сердак (армяк) с голубыми петлями и окаймлен такими ж шнурками, на шее подвязанный длинными петлями с большими кистями. На голове кучма (высокая барашковая шапка) о круглым верхом. Наконец синие шаравары (убранье) и сапоги с высокими голенищами дополняют убор. В одной руке палочка, в другой люлька (трубка). Верховинец имеет шитую на воротнике сорочку, спущенную посверх шаровар, подпоясанных ремнем. Сверху того киптарь (полушубок без рукавов), окаймленный кусками белого и черного меха с красными сафьянными полосочками; на плечи накинут черный суконный сердак, шнурком отороченный; на голове шлык (шапка) с суконным верхом и меховым опушком (околышком). Он обут, как все Горцы, в кожаные красные постолы, зашнурованные черными ремешками. В руке палка. У обоих длинные локоны волос спадают на плечи. Страна гористая.
Изображение с акварелей, снятых с натуры живописцем А. Дзбанским, высланных мной в 1867 году на Этнографическую Выставку, теперь хранится в Дашковском Этнографическом Музее в Москве

На изображении представлены Русские крестьяне Чортковского Уезда, села Ермаковки, лежащего в близком разстоянии от Днестра, почему жителей этой страны называют Нестровяне или Побережци. Мущина средних лет, с выбритой бородой и небольшими усами, волосы у него спереди подстрижены, сзади опущены. На нем белая рубашка в панталонах, шея повязана небольшим платочком. Он подпоясан шерстяным тканным синим кушаком (поясом), к которому привязан ремешком складной чепелик (нож). Верхняя одежда — суконная опанча, с капузой на плечах (богородицею), окаймлена и коегде вышита шнурками и кусочками синего сукна. На ногах юфтовые чоботы (простые сапоги), в руках у него соломянная шляпа, повязанная гарусной ленточкой, в другой руке бучок (палка).
Возле него стоят: замужняя женщина, молодиця, и девушка. На них длинные холстинные сорочки, с изобильным щитьем на рукавах и даже на пазушине (на прорехе). На шее силянка, т.е., повязка из бисеринок, за тем несколько десятков стеклянных бус и кораллов. В ушах ковтки с бовтицями (серги). Голова женщины повязана, в виде кокошника, цветным платком, которого концы спадают на спину; у девушки же сплетенные волосы положены в виде венка и кругом закосичены (украшены) цветами, и от них висят по спине разноцветные ленты. На висках фигли (маленькие локончики). Нижнее платье фОта (род шерстяной полосатой цлахты - Афанасий Никитин, в своем путешествии в Индию, очень часто упоминает фоту), которая, обхватывая сзади талью, перевязана несколько раз, вместе с таким же шерстяным передником (катраном), длинной шерстяной крайкою (кромкой).
Так как фота узка и без всяких сборок, то полы ее подбирают и закладывают сзади за пояс. Обе женщины обуты в желтые сафьянные сапоги, сшитые Русским кроем (на одной подошве). У девушки в руке коромысло с ключками, а возле него две деревянные коновки (ендовки), которыми носят воду. Впрочем женщины носят сердаки, бекеши и катанки.
Изображение снято с раскрашенных фотографических карточек, сделанных с натуры фотографом Л. Душкевичем.

Это изображение представляет Русских Горцев (Лемков) Сяноцкого Уезда, села Завадки, что возле местечка Риманова и Дукли (для различия от четырех других сел того ж названия, из которых три находятся в Сяноцком, а одно в Самборском Уездах).
Завадка лежит в долине над притоком реки Яселя, называемым Балудянка. Здесь представлены трое мущин и три женщины с девочкой. Платье мущин: сорочка (белая рубашка) или кошеля, обшитая на воротнике цветными нитками и застегнутая на запонку, не спереди, а сзади, на спине, от чего рубашка имеет вид манишки. Ногавки или нагавки (панталоны), стягиваемые очкуром (гашником) и хорошни (суконные белые штаны с вышиваньем), стягнутые чересом (красным ремнем). Лайбик или бруслик (жилет) (у Сербов прслук,Хорватское пруслук) красного, или голубого сукна, с медными пуговками на груди в два ряда и в два или три ряда сзади низом, за тем черная суконная гунька (у Сербов и Черногорцев гунь) с белыми каймами, сверх нее наброшен род плаща чуга или чуганя, тоже окаймленная белыми снурками, назади же от пелерины висят тороки или свечки (длинные шерстяные кисти). Чуга всегда носится в накидку, а зашитые рукава служат вместо карманов. На ногах скорни (чорные сапоги)или кожаные керпцы, ходаки (род башмаков) зашнурованные ремешками, или волоками (шерстяными снурками). В праздники к пляске паробок должен иметь Угорские чижмы (сафьянные сапоги) с острогами (шпорами). На голове овчинная шапка с круглым суконным верхом, или капелюх (чорная валяная шляпа) с загнутыми вверх кресами (полями), повязанная стяжкою (лентой) и китайкой (снурком с кистями), за которые холостые втыкают павлиные перья, или цветы (поерейтки).
Рядом с мущинами представлены три женщины Лемчанок и позади девочка. Женское одеяние: оплечья (белая рубашка), застегнутая на шее красной лентой; юпки обыкновенно носят синии с цятками (белыми крапинками), в праздники катраны (белые, уpорчатые). Богатые женщины наряжаются в шелковые зеленые юпки, окаймленные внизу серебристыми позументами, которые юпки называются по преимуществу сподници. Передники редко употребляются. Сверх того женщины надевают корсеты (корсажи) с выемками, голубого, или красного сукна, либо какой ни будь яркоцветной материи, зашнурованные спереди. За рекою Вислоком корсажи без выемок похожи на мужские бруслики. Без корсажа ни женщине, ни девке, на работу выйти нельзя. На плеча закидывают холстяную полку (род шали), которою всегда наряжаются идя в церковь, или в гости. Сверх того они носят суконные сердаки (кофты), похожая на мужские гуньки, только в стане собранные на сборки. Голова у замужних покрыта белым, или голубым платком с желтыми точками, который накидывается на голову так, что один длинный конец назади спадает на спину и покрывает другие концы. Деушки вовсе не повязывают головы, а волосы сплетают в одну косу, которая перевязана лентой. На шее несколько ниток белых бус (нацёрки) и красных кораллов, связанных тесемками. Кроме того на шее повышены широкие шелковые ленты, спадающие на груди. Обычная обувь в будни — кожанные ходаки, но в церковь и вообще меджи люди обувают желтые, или чорные «сафьяны» (Угорские сапоги), которые, для сбережения, нередко всю дорогу идя босиком (на босака), несут в руках, а только подходя к церкви надевают на ноги. Особый наряд у Лемчанок, это мента, т.е., лисья шуба с откидным воротником, или овчинная шуба, но непременно с лисьим ковнером (воротником) и такими ж наружными краями (обновою), крытая зеленым, или голубым сукном и отороченная тесьмою. При венчании невеста и дружки должны быть в менте, хотя бы взятой у кого ни будь на этот торжественный случай.
Изображение снято с раскрашенных фотографических карточек, сделанных с натуры Священником Иларионом Нижанковским, которых подлинники были высланы мною на Этнографическую Выставку и теперь хранятся в Дашковском Этнографическом Музее в Москве.
***
На горе верба, под вербов вода,
Черпала ми ей девча молода;
Девча вод воды, Козак до воды:
Зачекай мя, кречна панно,
Дай коням воды!
- Ой не дам, не дам,
Бо часу не мам,
Заказала ми старая мати,
Щобь за козаком не стояти,
Бо я молода.
- Ты ся мя не бой,
Седай на мой конь,
Понесу тя,
Повезу тя,
На мои дворы.
А в моих дворях штыри покои,
А пятая, светилойка;
З яворовоч деревойка,
И тисовый стов
За столом седит пани молода,
Татаре ей мужа взяли,
Жалость моя!
- Ой нет кому дати, до татар знати,
Жебы мого нелюбочка твердо звязати.
Потом я си погуляю,
Як та рыбка по Дунаю,
Радосте моя!

На изображении внутренность крестьянской избы в окрестностях г. Львова. Чем ближе город, тем неблаговиднее внутренность крестьянской хаты. Материал дороже, надел земли меньше, без лугов, без пастбищ и без права рубки леса, а по тому очевидно и хозяйство идет хуже; все нужно купить на наличные деньги. Вот и жилища здесь маленькие, сколочены из кривых бревен, об одной избе, облеплены желтой глиной, или шипью, побелены мелом и крыты соломой. Окна в избе обыкновенно обращены к югу, стены и потолок вымазаны мелом; на стене к востоку, иногда и у угла южной стены, вешаются иконы. Кругом лавы (скамейки), и перед главной из них стол. На противоположной от окон стороне кровать и детская колыска (колыбель); за тем далее печка, для топки избы и камин с печкой для печения хлеба с прИпечком для приготовления кушанья; все вылеплено из желтой глины и всегда смазывается мелом, или известью. В четвертой стене возле припечка дверь в сени, по другой же стороне двери полки или шкафик для глиняной посуды (мисник). В настоящей избе, кроме сидящего хозяина и хозяйки с грудным ребенком, изображены: 1) сидящий Степан Дволинский, крестьянин из Зелещицкого Уезда, за тем двое стоящих; 2) Никола Ковбасюк, из села Вербежа, Коломыйского Уезда; 3) Кость Лепкалюк, из села Старого Косова, того же уезда, и 4) (сидящий за столом) Юзько Кравнов, из Перемышельского Уезда, села Луки. Все четыре в 1861г. были избраны депутатами на Львовский сейм на шесть лет сряду. Ковбасюк же был избран депутатом в Вену, где в продолжении 12 лет, он участвовал в заседаниях Имперской австрийской Державной думы. Как изба, так и все лица, срисованы с фотографических карточек, снятых с натуры священником Иларионом Нижанковским и фотографом Эдером.

Изображение представляет крестьян деревни Нагорянки, возле города Букача, Станиславского Уезда. Паробок (парень) в черном сердаке (армяке), надетом на опашки (в накидку) и связаном шерстяными бовтицями (снурками). На нем рубашка с прорехой на груди, повязанная у шеи красной гарасовкой (гарусной лентой); за тем кожаный ремень, застягнутый медными пряшками, и суконные холошни (штаны); в руках у него соломенный капелюх (шляпа), на ногах чоботы (саплги) с длинными холявами (голенищами), вывороченными вниз. Возле него молодиця (замужняя женщина) Анна, жена Костя Легкого, в белой переметке или рантухе (завойке), с такой же подвозкой под бородой, с висячими назад концами, завязанными в один цыбь (одну петлю), из под завойки видны концы постриженных волос. На шее несколько ниток, кораллов или бус. Остальное платье споднице (юпка) с запаской или фартуком (передником) и сердак из чорного самодельного сукна. В руке у ней фустка или ширинка (большой бумажный платок), чоботы (сапоги) у ней желтые сафьянные. Девка в таком же наряде, только волосы сплетены в косу, которая с косниками (косоплетками) висит позади. На всех сердаки, вышитые крашенными шерстяными шнурками малиного и зеленого цвета. Позади их деревянная хата в столбах или слупах с пазами, в которые закидываются (дылюются) обтесанные брусы (бревна). Вся хата вне и внутри вымазана глиной и выбелена крейдою (мелом), или вапном (известью). Трубы нет, дым выходит из сеней дверью и сквозь соломенную стреху (крышу), или дымником, т.е. отверстием от поднесенного обручем снопка. Крыша покошена со всех четырех сторон, она крыта снопками (в сходцы). На верху мятая солома продерживается дубовыми козлинами. Изображение сделано с фотографической карточки, снятой с натуры фотографом Титом Добржанским.

Изображение представляет крестьянина и молодицу (женщину) села Стрептова, Золочевского Уезда. Мущина - пожилых лет с люлькой (трубкой) в зубах, задумался о своих хозяйственных делах, засунув правую руку чрез прореху в сераке а кишеню (карман) своих холошень (штанов). Шапка на нем овчинная высокая с суконным верхом, на завесах, т.е. сзади имеющая шелковые петли; серак или семрага коричневого простого сукна статный (длиннополый), как у жителя равнин, окаймленный малиновыми и голубыми снурками, подперезаный (опоясан) краснокожим ремнем с пряжками. Чоботы (сапоги) у него шкаповые (с конской шкуры), зазувистые (большие), шитые русским кроем на одной подошве, без каблуков (обцасов), только узкие железные подковы крючками прибиты на пятках. Противу него стоит молодая женщина в таком же сераке (армяке); пояс (кушак) у ней шерстяной, полосатый, тканый, с китицями (бахромой). Голова повязана большим разноцветным бумажным платком (по-мещански), из под него распущены по спине локоны подстриженных волос. На шее коралли и дукач (медальон). Нижнее платье сподниця (ситцевая клетчатая юбка) и запаска (передник). Сапоги у обеих черные. Изображение снято акварелью с натуры известным живописцем Грабовским. Подлинник находится у Графа Владимира Дедуницкого, в Львове, копия же акварели, снятая по моему заказу А. Дзбанским, для Этнографической Выставки, хранится в Дашковском Этнографическом Музее в Москве.

Изображение представляет Русских мещан, Станиславского Уезда, города Бугача, именно: два семейства горожан - восьмидесятилетний старик Григорий Крыжановский с своею супругою, Ядвигой из дому Уфреевичей. Крыжановский умер в 1867г. шесть лет спустя после отпразднования своей 50-тилетней или золотой свадьбы. Второе семейство - помощник начальника Бугацкой городской Думы, Константин Бургицкий, с женою и мальчиком сыном. Мущины одеты в мещанские капоты (кафтаны) с выложенными воротниками, застегнутые петлицами. Бургицкий подпоясан литым поясом (золототканым кушаком). Жилеты у них с снурками на подобие жупанов; на шее чорный шелковый платок, по которому выложен воротничок от белой сорочки (У мещан не вышивают рубашек цветными нитками). Пенталоны в длинных голенищах их чорных сапог ромпасах (на двойных подошвах), подбитых подковками. Волосы стрижены, бороды сбриты и только оставлены усы и небольшие бакенбарды. У Крыжановского капелюх (белая поярковая шляпа) с круглым верхом и в руке палка. Женщины наряжены в шерстяные катанки (кофты) с широкими откидными воротами и выложками. Головы у них повязаны большими бумажными платками, называемыми Бродскими хустками, завязанными в цедилко (в большой узел), с опущенными в зад концами. Нижнее платье - исподница, из бумажной или шелковой, разноцветной материи, с подчинками (каймами). Обувь составляют черевики на корках (башмаки с высокими деревянными каблуками). На шее у женщин по несколько ниток настоящих кораллов с золотыми медальонами, на которые мещанки тратят большие деньги. В руках хустина (бумашный цветной платок). Изображение сделано с подлинных фотографических карточек, снятых на месте фотографом Титом Добржанским.
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким. Колядки
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_453.htm
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_449.htm
Ф.Ф. Аристов. Карпаты - общеславянская прародина
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm
КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001