Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким
от 10.09.08
  
О памянте



Б. Колыбельныя

1 Ой ходит сон коло вокон,
А дремота коло плота,
Качается, валяется,
Сон дремоты пытается:
Де будемо ночовати,
Де подемо ночку спати?
Де хатонька тепленькая,
Де детина маленькая -
В нас хатонька тепленькая,
В нас детина маленькая.

2 Люлю, люлю! Бодай спало,
Бодай спало, не плакало,
Бодай росло, не болело,
Отцу, мамце на втешеньку
Добрым людям на вслуженьку!

В. Щедровки

1 (Из Золочевского округа) На добрый вечер, гречная панна, у тебе!
Ой чи скажешь нам зощодравати у себе?
- Ой почекайте ино годиноньку малую,
Нехай я ся в крамну сорочечку вбриндую!
- Ой мала ж ты час, годиноньку ся бриндувати,
Ой бо нам зимно на морозоньку стояти.
На добрый вечер, гречная панна, у тебе, и проч.
Нехай я ся в крамну сподниченьку вбриндую, и проч.

2 Ой дзвон дзвонит,
Месяц зходит,
Наш паниченько
Переборниченько,
Коники переберае:
Котро краще -
Собе бере,
Котро бридше -
Служенькам дае.
Ой дзвон дзвонит, и проч.
Волики переберае, и проч.

3 Щадрый вечер, добрый вечер!
Зтиха, братя, приступайте
До того двора высокого,
А в том дворе красна паня:
За сто злотых сукня на ней,
За сто злотых за червонных.
Щадрый вечер, добрый вечер, и проч.
За сто злотых хусточка на ней,
За сто злотых за червонных.

4 Ой за горою за каменною,
В ялине та в зелененькой дубине,
Там девонька волики посла,
Волики посла, шитенько шила,
Шитенько шила, волы згубила;
Побегла она та до батенька:
Поди, батеньку, волики знайди!
Батенько пошов, волов не найшов.
Ой за горою за каменною, и проч.
Побегла она та до милого:
Иди миленький, волыки знайди! -
Миленький пошов, волыки знайшов.

5 (Из Сяноцкого округа) Щадрый вечер, добрый вечер,
Добрым людём на новый рок!
Ци позволити щандровати?..
Христа, Христа Мария
На престоле стояла,
Три крещики тримала,
А на четверте кадило,
По всех кутах ходило,
Ино в едном не было,
Много грехов набыло;
А вы, люде, знайте,
Бога споменайте,
А нам колач дайте!
Як не даст колача,
Выведеме рогача,
На попов перелог,
Зобьеме му правый рог:
Рогом, рогом трубети,
А волойком робити,
Хвостом, хвостом гонити.

6 Дячку, дячку вывченый,
На все школы выбраный!
Поведжь же нам, що едень а едень?
Що я вем, вам повем:
Едень то быв сам Сын Божий,
Що над нами кралюе,
И кралёвау все буде.
Дячку, дячку вывченый,
На все школы выбраный!
Поведжь же нам, що два а два?
Що я вем, вам повем:
Двох их было Божих святця,
Едень то быв сам Сын Божий,
Що над нами кралюе,
И кралёвау все буде.
Дячку, дячку вывченый,
На все школы выбраный!
Поведжь же нам, що три а три?
Що я вем, вам повем:
Трех их было патруляшов,
Двох их было Божих святця,
Едень то быв сам Сын Божий,
Що над нами кралюе,
И кралёвау все буде.
Дячку, дячку вывченый, и проч.
Поведжь же нам, що штыри а штыри? и проч.
Штыри листы ангелисты, и пр.
Дячку, дячку вывченый, и проч.
Поведжь же нам, що пять а пять? и проч.
Пять их было Божих ран
Що претерпев Христос Пан
Свою кровцю розильяв,
За нас грешных вытрьвав, и пр.
Дячку, дячку вывченый, и проч.
Поведжь же нам, що шесть а шесть? и проч.
Шести играют лелию,
Перед панянков Мариов, и пр.
Дячку, дячку вывченый, и проч.
Поведжь же нам, що семь а семь? и проч.
Семь радости у Бога, и пр.
Дячку, дячку вывченый, и проч.
Поведжь же нам, що восемь а восемь? и проч.
Восемь свеч горит пред Богом, и пр.
Дячку, дячку вывченый, и проч.
Поведжь же нам, що девять а девять? и проч.
Девять корон ангельских
Восемь свеч горит пред Богом
Семь радости у Бога
Шести играют лелию
Пять их было Божих ран
Штыри листы ангелисты
Трех их было патруляшов
Двох их было Божих святця
Едень то быв сам Сын Божий
Що над нами кралюе,
И кралёвау все буде.

7 (Из Ясельского округа) Тилийко тилый! Ты лисенько на росу,
Снеданочка не несу:
Пани матка заспала,
Снеданочка не дала,
Пошла бы мь ей збудити,
Она ня схоче бити:
Взяла на мене прута,
Нагнала мя до кута;
Взяла на мене лески,
Нагнала мя меже трески;
Взяла на мене лозы,
Нагнала мя межи козы,
Стала я на потоце,
Мурчала на молодци:
З чаю, молодци, з чаю,
Чорны я вочка маю!
Хотят нам девча вкрасти
За поповского сына!
Мы го там не даеме,
Сукенок не маеме;
Сукенки дорогии,
По штыри червонии,
По битым по семаку,
По червоным дукату.

8 Ой у лесе на воросе сорока скреточе:
А мой Боже милостивый, як мя девча хоче!
Х того хлотя ничь не буде,
Серебери трое туде,
Буде лыжка и колыска,
И метелтя до боиска.

9 Щодра, щодра Мария,
На престол стояла,
Три крижики тримала,
А вы люде, знайте,
Нам колач дайте!
Як не дасте колача,
Выведеме рогача,
На попов перилог,
Збиеме му правый рог,
Рогом, рогом трубате
Фостом, фостом крутити.

10 Пойшол Ивасенько
Рано косити:
(Припев после каждых 2 строк) Бренела коса
Коло пакоса!
Выйшла до нёго
Матенько ёго:
- Пойди, сынойку,
До обедойку!
- Я зараз пойду,
Покоса дойду. -
Покоса дойшол
До дому не йшол.
Пойшол Ивасенько, и проч.
Выйшел до нёго братейко ёго,
Пойди братойку, и проч.
Пойшол Ивасенько, и проч.
Выйшла до нёго сестрейка ёго,
Пойди братойку, и проч.
Пойшол Ивасенько, и проч.
Выйшла до нёго милейка ёго,
Пойди миленький
До обедойку!
- Ой я зараз пойду,
Покоса дойду. -
Покоса не дойшол
До дому пойшол:
Бувай же здоров
Пан Ивасеньку!
Не сам собою,
С всём челядкою;
Щастянка на дворе
На худобойку
Здоровья в том доме
На челядойку!

11 Ой на реце
На Иордане
Мила Марусенька
Бель белила,
Бель белила
Личко мыла:
Нема кому дати
Бели забрати.
Просила бым
Батенька мого.
Батенько ся
Вотмавляе:
В мене возы
Не кованы,
В мене сани
Не складаны. -
Ой на реце
На Иордане
Мила Марусенька
Бель белила,
Бель белила
Личко мыла:
Нема кому дати
Бели забрати.
Просила бым
Братенько мого.
Братенько ся
Вотмавляе:
В мене возы
Не кованы,
В мене сани
Не складаны. -
Ой на реке
На Иордане
Мила Марусенька
Бель белила,
Бель белила
Личко мыла:
Нема кому дати
Бели забрати.
Просила бым
Швабрейка мого.
Швабрейко ся
Вотмавляе:
В мене возы
Не кованы,
В мене сани
Не складаны. -
Ой на реке
На Иордане
Мила Марусенька
Бель белила,
Бель белила
Личко мыла:
Нема кому дати
Бели забрати.
Выйшов до неи
Миленький еи,
Возов не ковал
Саней не складал,
А всю бель забрал.
Бувай же здоров,
Пан Миханеку!
Не сам собою,
Со всём челядкою!
Щастянька на дворе
На худобоньку
Здоровля в той доме
На челядойку!

12 В чистом поле,
Грушенька стоит:
(Припев) Не шуми рано,
Смеречино!
Под тов грушеньков
Беле ложеньку
Пан Хомуненько
Тримае конейка
На вуздилейце
Тримае хортика
На ременейку
Тримае пташейка
В правой ручейце
Пустил конейка
В чистое поле
Пустил хортейка
В темны лесойки
Пустил пташейка
На озерейка:
Коничок иде
Стадойко веде
Хортичок бежит
Купойку несе
Пташейко летит
Рыбойку несе
Стадойко в поле
На росплодойко
Купойка буде
Милой шубойка
Рыбойка буде
Ране снедане
Бувай же здоров,
Пан Хомуненьку
Щастянка на двор
На худобоньку
Здоровля в той дом
На челядойку!

13 (Из Жолковского округа) Ой ворле, ворле
Сивый соколе!
(Припев) Щедрый, святый,
Вечер Божий!
Высоко седишь,
Далеко видишь,
Седай ты собе
На сивом море,
На сивом море,
Корабель на воде;
В том кораблейку
Трое воротцы:
В перших воротейках
Месячок светит;
В других воротейках
Соненько сходит
В третьих воротейках
Сам Господь ходит
Сам Господь ходит,
Ключи тримае
Ключи тримае
Рай вотмикае
Рай вотмикае.
Души впускае
Ено еднои
Не допускае
Що вотця, матерь
Не за щь не мае
Старшого брата
Познаважала
Старшу сестройку
Споличковала
Бувай же здоров
Пан Василейку!
Не сам с собою,
С всёв челядкою;
Щастянька на дворе
На худобоньку
Здоровля в том доме
На челядойку!

14 Мал Ивасенько
Ворона коня:
(Припев) Сам молоденький
Конь вороненький!
Ой дал вон ему
Шолкову траву
Ой ечь, мой коню,
З Дунаю воду!
Чую на тебе
Три дорожейки:
Една дорожейка
Та ж до Божейка:
Друга дорожейка -
Та ж до королейка,
Трета дорожейка
Та ж до панойка;
Та до Божейка -
По здоровлейко
Та до королейка -
По королество
Та до панойка -
По миленькую.
Здоровля бере,
Нет не дякуе
Кололество бере,
Нет не дякуе,
Милейку бере,
З низка с кляняе:
Бувай же здоров
Пан Ивасеньку, и т.д. с припевом.

15 (Из Шкла.) Плыла Фемуна
Краём Дунаем:
(Припев) Дунаю море
Фемунё зоре!
Выйшол до неи
Братейко еи
- Подай ручейку
Моя сестройко! -
Ручейку дае,
Дальше плавае;
Плыла Фемуна
Краём Дунаем:
Выйшла до неи
Сестройко еи
- Моя сестройко
Подай ручейку -
Ручейку дае,
Дальше плавае;
Плыла Фемуна
Краём Дунаем:
Выйшол до неи
Миленький еи
- Моя милейка
Подай ручейку -
Ручейку дае,
Близше плавае
Бувай же здорова
Гречная панно!
Не сама с собою,
Со всёв челядкою!

16 (Из Шкла.) Там по Львовом
На болонейко
(Припев) Ой грай коню,
Подо мною!
На кони грае,
Войско сбирае
Войско сбирае
Близко приступае
Близко приступае
Львова добывае
Вывели ему
Ворона коня
Вон коня бере
Нич не дякуе
На кони грае, и проч.
Вынесли ему
Дорогу шубу
Вон шубу бере
Нич не дякуе
На кони грае, и проч.
Вывели ему
Гречную панну
Вон панну бере,
Красно дякуе
Бувай же здоров
Пан Ивасенько!
Не сам с собою,
Со всёв челядкою!

17 (Из Шкла.) Ой ишол месяц,
Через небойко,
(Припев) А се месяц
На заходе.
За ним зерничка,
Его сестричка
- Месяцу, брате,
Почекай мене!
- Я не чекаю,
Часу не маю
Бо иду в послы
Вот Господа Бога
Вот Господа Бога
До Его мосценька
Най Его мосценько
Дворы метают
Дворы метают
Столы ставлюют
Столы тисовы
Обрусы шелковы
Буде ту Господь
На вечерейце.
Бувай ж эдорови
Его мосценьку!
Не сами с собою,
С всёв челядкою;
Щастянька на двор
На худобоньку
Здоровля в той дом
На челядоньку!

18 (Из Шкла.) Выбералась пани
Рано до церковци
(Припев) В недельку,
Пораненько.
Выбералося
На три возойки
На три возойки
Все три кованы
На чтыре кони
Вороненькии
На един возик
Свеченьки клала
На другой возик
Книжейки клала
На третий возик
Сама седела
Та приехала
Перед церковую
Сами ся звоны
Та зазвонили
Сами сь церковця
Та вотворила
Сами сь свечейки
Та запалили
Сами ся книги
Та розтворили
И сам Господь Бог
Службонькой правит
Бувай ж здоровы
Емусцененько!
Не сам с собою
Со всёв челядкою!

19 (Из Улазова) Поехал Ивасенько
В горы по девойку
(Припев) В недельку,
Пораненько.
Забавил вон ся
Три неделейцы
Прийшли до него
Люди з церковци
Хлопойки мовлят
- Соколы летят -
Женойки мовлят
- Война буде -
Девойки мовлят
- Сонейко сходит -
- Не тештеся вы,
Девойки мною!
Не заберу вас
Всех, всех с собою
Но единую,
Найладнейшую
Найладнейшую
Найбогатшую!
Та приежджае
В нови ворота
- Выйди по, выйди,
Моя матенка
Привез, емь тобе
Та невестойку
Тебе невестойку
Собе милейку
Ой буде ж пряти
Тонок ось ленок
Господу Богу
На кошулейку
Пресвятой Деве
Та на хустойку
А всем святым
На корунойку
Бувай же здоров,
Пан Ивасеньку!

20 Пан Хомуненько
Переберниченько
(Припев) Сам молоденький
Конь вороненький.
Переберае
Меж кониками
Котри лепшии
То собе бере
Котри горшии
Служейкам дае.
Пан Хомуненько, и проч.
Переберае
Меж седелками, и проч.
Пан Хомуненько, и проч.
Переберае
Меж воздечками,
Котри лепшии
То собе бере
А котри горшии
Служейкам дае.
Пан Хомуненько, и проч.
Переберае
Меж сукенками, и проч.
Пан Хомуненько, и проч.
Переберае
Меж чоботоками, и проч.
Пан Хомуненько, и проч.
Переберае
Меж девойками
Котри ладнейши
То собе бере
А цо погани
Служейкам дае
Бувай же здоров,
Пан Хомуненьку!

21 (Из Улазова) Там над лесом,
Над темненьким
(Припев) Щедрый, святый,
Вечёр Божий!
Десь нам ся взяли
Чорны хмаройки;
То не хмаройки -
Рани роейки
А выйшол до них
Пан господарейко
Як махнул на них
Правов ручейков
Правов ручейков,
Белов хустойков
- Летет, пчолойки,
До вишнинойки
А з вишнинойки
До пасечейки
До пасечейки,
До вулеейков
До вулеейков,
Робеть медойко
Солодкий медойко
На пожитойку
Жолтый вощейко
На свечейки
На свечейки,
До церковойки
На всеночное
На службу Божу
Першая буде
За господарейка
Другая буде
За господайку
Третая буде
За всю челядойку
Бувай же здоров
Пан господарейко
Не сам собою,
С всём челядкою
Щастянка на дворе
На худобойку
Здоровья в том доме
На челядойку

146 Тече речка невеличка, поду, перескочу:
Выдай мене, моя мати, за кого я хочу!
Выдай мене, моя мати, за кого я важу,
Най ми буде за них лихо, я тобе не скажу.
Ты бы хтела и зычила, щобы я кохала,
Богатого, а не того, шо мь собе обрала;
Але сь твоей властной воли ничого не буде,
Бо моего миленького сердце не забуде.
А вон, мати, не богатый, не боюся того,
Бо то мене той кохае, що поду за нёго.
Не скажи ми, матусенько: Те бути не може!
Ой той мене буде кохав, благослови, Боже!

42 (Из Сяноцкого округа) На горе верба, под вербов вода,
Черпала ми ей девча молода;
Девча вод воды, Козак до воды:
Зачекай мя, кречна панно,
Дай коням воды!
- Ой не дам, не дам,
Бо часу не мам,
Заказала ми старая мати,
Щобь за козаком не стояти,
Бо я молода.
- Ты ся мя не бой,
Седай на мой конь,
Понесу тя,
Повезу тя,
На мои дворы.
А в моих дворях штыри покои,
А пятая, светилойка;
З яворовоч деревойка,
И тисовый стов
За столом седит пани молода,
Татаре ей мужа взяли,
Жалость моя!
- Ой нет кому дати, до татар знати,
Жебы мого нелюбочка твердо звязати.
Потом я си погуляю,
Як та рыбка по Дунаю,
Радосте моя!

69 (Из Стрыйского округа) Ой пасли ж мы вовци,
При высокой горце,
Ишли туды две душеньки,
А за ними трета грешна;
Ишли ж они, тилько ишли,
Аж до неба зайшли,
Заковтали у двереньки.
Господь каже: Хто там, Петре?
- Прийшли сюди две душеньки,
А за ними трета грешна. -
Две душеньки упустили,
Та й дверь ся защелкнули.
Грешна душа ревне плаче,
Аж то вчула Божа Мати:
Благом, сынку, благом сынку!
Пускай грехи, грешни души!
- Не выпущу, моя Мати!
Бо в пятницю танцёвала,
В субботу ся не вмывала,
А в неделю поснедала,
Та й до церкви на ходила,
Та й Богу ся не молила.

47 Коло млина, коло броду,
Пьют голубы зимну воду.
Напилися, тай злетели,
Крылоньками злопотели,
Крылоньками лопотали,
Коханье си нагадали:
Беда тому, что ся любит,
Як ночь, як день
Сердце тужить:
Беда тому козакови,
В чистом полю край дороги,
На конику все езджае,
С стременя ноги не выймае,
До милой доезжае:
Ци спишь мила, що думаешь?
Ци о мене гадку маешь?
- Ой не сплю я, но думаю,
Бо о тобе гадку маю.

57 Ой пойду ж бо я горою, долиною,
Чей же я знайду роженьку с калиною.
Ци рожу рвати, ци калину ломати,
Ци замуж иди, ци девонькою гуляти?
Пошла бы мь замуж - заверни головонька,
Не йшла бы мь замуж - люцькая обмовонька.

58 Я ся пытаю, та що буду чинити,
Теща ся садит до головоньки мыти.
- Ой ты, невестко, та ныне приведена,
В мене светлонька, вже три дня не метена.
- Ой взяла ж бо я тую светличеньку мести,
Вона мине каже до плуга обед нести.
Я ся пытаю: Та деж той плужок в поли? -
Вона ми каже: Най тя колька в бок сколе! -
Я молодая не вмела мь водповести:
Най того сколе, хто обед буде ести!

63 Ой там з за горы буйный ветер вее,
Аж там вдовонька пшеничку сее;
А засеявши та стала волочити,
А заволочивши стала Бога просити:
Ой роди, Боже, пшеничьку, як лаву,
Та нех то буде на вдовину славу! -
Ой ще вдовонька до дому не дойшла,
А вже вдовонце пшениченька зойшла.
Ой ще вдовонька на лаве не села,
А вже вдовонце пшениця приспела.
Дают знать суседы: Годь вже седети!
Иди в поле, вдовонько, пшеници глядети!
Выйшла вдовонька пшеници глядети,
А ж там вывела переполонька дети.
- Ой не летай же, переполонька, по ночи,
Бо си выберешь на стороньках очи!
- Як не маю по ночи летати?
Вывела мь детоньки, чим их годовати?
Як я не маю летати по ночи?
Вывела мь детоньки, не маю помочи!
- Не журися, переполонька, нами,
Як мы подрастем, розлетимося сами;
Розлетимося по горах, по долине,
Роскраемо сердце на две половине.

69 Гей выйду я, выйду на гору высоку,
Там я подивлюся, там я подивлюся,
Там в скалу глубоку
Соколы летают, сумненько гукают,
Гей ино мене, мене молоденькой,
Тяжкий жаль задают.
Хто бы хтев зведати, який я жаль маю,
Ото выпустила мь свою соколенька,
Вже го не споймаю.
А хотяй споймаю, то вже не такого,
Ой щобы так пристав щиренько, верненько
До серденька мого.
Гей в полю могила, з ветром говорила:
Гей повей ты, ветре, гей повей, буйненький,
Шо бы мь ся зменила.
И ветер не вее, сонце допекае
Гей та ино мене девча, як калина,
Кветом прикрывае;
Кветом прикрывае и росит слезами,
Милый в той могиле, цветы на могиле…
Та й я буду з вами.

72 Ой на росу, коровоньки на росу!
А я за вами молоденькая босо.
Ой на росу, коровоньки на росу!
А я за вами снеданенька не ношу.
Людение дети снеданенько снедают,
Мене молоденьку слезы обливают.
Ой пасу я, пасу, до темненькой ночи,
Ой пала роса на чорненькии очи;
Ой не так на очи, як на русую косу,
Та що я на ней рутяной венок ношу.

76 Смутный я ходжу, не веселый
Бедный чоловек,
Що не маю счастя, доли
Через весь мой век!
Куда поду, повернуся,
Не маю радости,
Только в очах чорны слезы,
А в сердце жалости.
На чужине блукаюся,
Марне свой век трачу,
За слезами кревавыми,
Светонька не бачу.
Утратив е мь лета марне
В журбе и клопоте:
Нихто ж мене не порадит,
Бедному сироте!

165 Гей, на горе дубина,
Край дубины долина,
Край долины ставог,
Край ставочка млыночок,
А в млыночку мелничка,
А в мелнички две дочки,
Една звеся Гануся,
А друга Маруся;
Една пошла за пана,
А другая за Ивана;
Що за паном бедуе,
За Иваном пануе.

На высокой полонице изродили рыжки:
Та ци подем, пане брате, на весне в опришки?
А вробьемо топорчики та сь самой стали,
Та не кличмо мы никого, подемь-то мы сами!
А вробьемо топорчики та сь самой меди,
Як наскочим у воконци, та зазнаем беды!
Ой истяв я, побратимку, Жидову детину,
Та чей же я, побратимку, за ню не зачину.
А муть ровты избивати за нами гонити,
А мы будем с файнов любков мед, горевку пити:
Будут ровты избивати, а муть нас шукати,
А мы будем с файнов любков пити да гуляти.

Ранняя весна вскресла,
Що же сь нам принесла?
Принесла я вам красу,
Парубоцькую красу,
Парубоцька краса
А в мази мочена,
На калужи прана,
В дегти крохмалена,
На терню вешена,
На ветре сушена,
На припечку качена,
А в гробу схована,
Затулою заткана,
Коцюбою замкнена.

На дорозе колюжа:
Я робити не дужа;
Кобы скрыбки, цымбалы,
То бы ношки скакали.

Ой сев, за журився,
Що за малою оженився:
Не журися, мой Андрею,
Подросту я за неделю!

Стоит явор над водою,
Поведае свою долю:
Доле моя нещасная!
Моя женка некрасная!
Людски женки - як ластовки,
Моя женка - як Жидовка!

Ой все посты, тай все посты, чей будут мясници:
Як не поду в осень замуж, то поду в черници.

Кажуть люде, що я впився, а я зажурился,
И мясници вже минули, а я не женився.

Ой месяцу, месяценьку, месяченьку, князю!
Скажи мене щири правду, изь ким я ся звяжу?

Тече речка невеличка, в выринку впадае:
Горша любовь водь болести, хто ю добре знае.

Ой конику, воронику, на чоле си граска:
Ой маю я миленькую, имня ей Параска.

Коло млина конюшина, зацвела калина,
А де ж тая девчинонька, що мене любила?

Куда мила походила, звонком позвонила,
Там сходила и розцвела рожа и калина.

То мь я любку наобоймав, то мь нацюловался,
Як соловей у садочку ягод назёбався.

Бодай тебе, девчинонько, бодай твою неньку,
Та що тебе породила такую красненьку!

Гей, упава зоря с неба, некому светити:
Нема ж моей милененькой - не с кем говорити.

Цветут в лесе красны зеля, де мед бере пчола,
Ой я той мед в губах чую, як девча целую.

Ой у поле две дорозе, трета поперечна:
Чи будешь ми, дивчинонько, на осень беспечна?

Ой шапка ми мармазинка, ой чорна ми чуня,
Ой чобот мой залупчастый и женка Маруня!

Ой вже мене не ходити в лески по орешки,
Ой вже мене не любити девчины потешки.

Ой носив я до девчины три раза орешки,
А стратив я конеченька, теперь ходжу пешки.

Ой на горе волы в ярме, а вовце пасутся:
Ой як девку дядьки гонят, аж люде смеются.

Не умею ни косити, а ни копны класти,
Лишь з гаю зазираю, де бы девку вкрасти.

Ишов же я до девчины темненькой ночи.
Седив гуска на купине, вытрещила очи;
А я кажу: Гиля, Гиля! А вона й присела,
Кобу була не палица, була б мене зьела.

Славне месте Коломыя, ще славнейши Куты:
Ой ще бы я не женився, кобы не рекруты.

В мене бучок деревянный, а на конце бляшка,
Як замахну, то не лишу ни Жида, ни Ляшка.

Коли мене, любку, любишь, не кажи никому,
Нехай люде не роносят, як ветер солому!

Та коли ж мья верне любишь, люби ж мья самую,
Не поглядай оченьками на суку другую!

Тато добрый, тато добрый, мама не лихая,
Не боронят погуляти, пока мь молодая.

Воддай мене, моя мати, за кого я важу,
Най я буду семь раз бита, я тобе не скажу.

Дала мене, моя мати, за кого я хтела,
Зашумела нагаёчка кого мого тела.

Ой на груше белый цвет, та вже опадае,
Любив Козак девчиноньку, та вже покидае.
Ой нехай же покидае, як сам собе знае,
Щасливая дороженька, куда вон знае.

Гей далека дороженька водь Ввислы до Днестру,
Пустив емь ся та й без весла на реченьку быстру:
Не для того, бы мь свет зведав, ни для того краю,
Ино для тои вишеньки, що над Днестром маю.

Ой Цесарю, Цесароньку, в тебе шапка сребна,
Кобы сь зьехав, подивився, яка Польша бедна.
Ой чому же Польша бедна? Бо Ляхи зодрали,
Шо емо мали по корове, ё то Жиды забрали;
Жиды взяли по корове, Цесарь берет дети,
Не маемо, пане брате, що в Польше седети!

А ты седишь за горою, а я за другою,
Чи тужишь ты так за мною, як я за тобою.
Коли тужиш так за мною, як я за тобою,
Поберемся, сердце, мое, та жиймо с собою!

Подивьюся сюда, туда, не виджу никого,
Приде ми ся розболети за жалю великого.

На що мене ручку даешь, коли мня не знаешь?
Чого мене на серденьку тугу нагинаешь?

Котилися возы за горы, на долине стали:
Кохалися чорны очи, теперь перестали,
Кохалися, любилися, що мати не знала,
Теперь бо ся разлетели, як чорна хмара.

На Рунгурах нема леса, лише сама дубье:
То там мое пребывае сивеньке голубье.

Два голубы воду пили, а два й колотили,
Бодай тоти не прощены, що нас розлучили!

Ой розлука, товарищу, розлука, розлука:
А все тото наробила посестриця сука!

А калинка бело цвета, а червоню родить:
Великое закоханье до беды приводит.

Ой кобы ты так за мною, як я за тобою,
То мы бы так пробували, як рыбка з водою!

Бодай тебе, Бодай мене, Бодай нас обое!
Только в людей не ма суду, колько на нас двое!

Поведжь же ми, моя любко, поведж ми правдочку,
Не завдавай тяжкой журбы моему сердечку! -
Не буде бо, мой миленький, не буде, не буде,
Лишь не слухай брехни тои, що иде чрез люде!

Ой напийся, молоденька, до меня горевки:
Ты не майешь чоловека, я не маю женки.

Чи я тобе не казала, не казали люде,
Шо з нашого закоханя ничого не буде?

Два явори, як соколы, оба зелененьки:
Любемося, сердце мое, бо сьмо молоденьки!

Позаростали стеженьки мохом и травою,
Де ходили, говорили, серденько, с собою;
Позаростала стеженька зеленов лещинов,
Де ходила, говорила з молодым девчина.

Стоит верба над водою, колыша собою:
Ой чи тужишь так за мною, як я за тобою?

Шкода травы зеленои, шо нихто не косит:
Шкода моей перстенины, шо ляда хто носить.
Верни мене перстенину, я тебе хустину,
Нехай люде не говорят, що за тобовь гину!

Туда лозы хилилися, куда им похила
Туда очи дивилися, куда сердцю мило.

Бодай тебе, Бодай мене, Бодай нас обое!
На що ж мы ся покохали на несщастье свое?
А на тебе посварили, мене хотят бити,
Щоб с тобою не стояти, та й не говорити.

Сею рожу по морозу, по снегови сходит:
Великое закоханье до беды приводит.

Заковала зазуленька по под небесами:
Заплакав же Ивасенько двома голосами.

Меня мати породила близенько потока,
Та сказала: Рости, дочко, тоненька, высока!
А я неньки послухала, выросла тоненька,
На три сяжны поясина, та й ще коротенька.

Кобь то питии, кобь то питии, кобь то ся не впити,
Жебы знати, що сказати, з ким поговорити.

Насеяла мь крутой руты медже берегами,
А як мене тяжко жити медже ворогами!

Не стой, чудо, у порога, не будешь мя бити,
А я буду твого мужа три лета любити.

Ой нависли чорны хмары, нависли, нависли,
Не зойдешь ми, мой миленький, николи из мысли.

Хиба тогди мой миленький о тебе забуду,
Як на веки из сим светом прощатися буду.

Похилився дуб на дуба гольем на долину:
Лепше тебе, любце, любью, як мати детину.

Або, горы, розступется, або мя покрыйте,
Маете мя розлучати, лепше мя убийте!

Цвите терня, цвите терня, бо кореня мае:
Хто милости не зазнае, тот жалю не мае.

Болит мене головонька водь самого чола,
Не видала мь миленького ни ныне, не вчора.

Ой я тебе верне любью, ты мя перестанешь,
Ох як же ми тяжко, нудно, ты о том не дбаешь.

Ой годуну я спеваю, а годину плачу,
Та що тебе, мой миленький, так давно не бачу.

Пытала-мь ся того ветру, що с тых сторон вее:
Скажи мени, де мий милый, та що ся с ним дее

Повей, ветре буйнесенький, зводки тя жадею,
Та из тои стороненьки, де милого маю.

Посею я руту круту, а рута не сходить:
Через тяжки вороженьки милый не приходит.
Чей мороз ся пересяде, а рутонька зойде:
Чей вороги ляжуть спати, а мой милый прийде.

Через гору высокую убитый следочок:
Чому милый не приходишь, який ты смуточок.

Курилася дороженька, курилася курно:
Гневалася та й на мене моя мила дурно.
Ой чи ты ся, моя мила, людей не встыдаешь,
Та що ты ся за марну речь на мене гневаешь?

Не гневайся, мой миленький, на мене, на мене,
Хоть ты яка долегливость, то не через мене!

Стоит липка над водою: Липко ж моя, липко!
А все хлопцы пьют, гуляют, лишь мого не видко!

Ой не тому я спеваю, що я гараздь маю,
Лише тыми спеванками тугу розрываю.

Летит пава, летит пава, середь села впала:
Не поду ж я та й за того, котрого мь кохала.

Ой на ставе две кагонце не можь их загнати:
Не буду ж я за тобою, можу о том знати.
Ой не става два когонца днуе та й ночуе:
Не буду я за тобою, мае сердце чуе.

Не дознае больше в свете большой прикрости,
Ой як же той, та що любить та без взаимности.

Нихто того не згадае, згадать не може,
Та що в моим е серденьку, лишь ты, милый Боже!

Коли мене любцю любишь, люби ж мя едную,
Не поглядай оченьками на девча другую!

Щобы горы розкопати, лесы прорубати,
Чей бы видно до милого, та й до его хаты.

Горкий полынь, горкий полынь, горко его ести,
А ще горше водь полыну из нелюбом сести.

Ой соненько ясно светить, ветер тихо вее:
Ой як я тя та й не виджу, сердце мене млее.

Плыне лебедь коло млина, коло мого дому;
Ой кого я верно любью, не скажу никому.

Ой Боже ж мой милосердный, дай же мене раду,
Та щобы я у коханю не дознала зраду!

Ой не ходи журавленьку до озера пити,
Бо там стоит два Козаки, хотят тебе вбити!

Пошли вовцы в полонинку, лищь ягнятки блеют:
А що наши вовчарики в полонинце деют? -
Ой я знаю, моя мамко, та що вони деют,
Але сидя у ватарки, бела ножки греют;
Ой я знаю, моя мамко, що раненько встают,
Та белыми волочками ножки подвивают;
Ой я знаю, моя мамко, що раненько встают,
Та и возмут трембиточки, та ще й трумбетают.

Ци трембитки трембетают, ци голос овечий?
Дают знати, дают знати, шобы выйти вечер.

Кобы я знав, файна любко, шо ты в Буковине,
Лишив бы я вовци пасти а в той половине.

Ой вовчару, золотару, покинь вовци пасти!
Не покину, хоть зачину, не вчив я ся красти.
Ой украв сме две бараны, а трету ягницу,
Вони мене збудовали  в Сиготе темницу.
Ой на ноги кайданицы, на руки скрепици,
Тото тобе, леденику, за чужи ягници!

Ой у тотой полонинце ветер ся вагуе,
Одно бедня вовци пасе, друге ватагуе;
Одно бедня вовци пасе, друге ватагуе,
Ой наробив колачиков, мене порадуе;
Колачики роблении на белой платине,
А так мене подаруе, як малои детине.
На баклажку бай роблени, перетеном значени,
А ведь кого калачики? Все то вовчареви

Подивися у воконце, ци высоко сонце?
Треба мене миленького у вечер доконче.
Подивися, святый Боже, з высоко неба:
Штыри дошки, сяжень земли, больше ми не треба!

Ой серака Поляниця кукурузу сее,
А упадча Гуцулия на те ся надее,
Ой серака Поляниця кукурузь сапае,
А упадча Гуцулия бесачи латае,
Ой серака Поляниця кукурузу поле,
А упадча Гуцулия вже бежит у поле.

Ой Гуцуле, Гуцуленьку, поганая вера!
Твоя женка у середу солонину ела. -
Ой брешешь ты, Полянику, твоя еще горша,
Твоя ела у пятницу, а пятинка борша.

Ой ходит пан Ромашкан та й по полонине,
По сто овец наметано у каждой царине.

Як я прийшла до церквочки, та й ся роздивила,
Оттак стутно свечка горит, що милого не ма.
Через малу годиночку миленький уходит,
От так свечка засветила, як зорничка зходит.

На сем боце вогонь горит, на том боце дымно,
Як я поду с сего села, комусь буде дивно.
На сем боце вогонь горит, на том боце жарь, жарь,
Як я поду с сего села, комусь буде жаль, жаль.

Летит ворон з чужих сторон та крыльцами фай, фай,
Як я поду з сего села, комусь буде жаль, жаль.
Летит ворон з чужих сторон, а вонь не голоден,
Ой тот будет жаловати, хто мене не годен.

Подивися, леденику, по собе, по мене,
Ци богато твоей праци на мене, на мене?
Штыри нижки пацерочок, а та пята моя,
Можешь соби водобрати, за то воля твоя.

Ой Маричко, зажжи свечку, най перейду речку,
Ой та зажжи обе, обе, най перейду дь тобе!

А як мене не гуляти, коли в мене мати,
И постелит и накрые: Лягай, доню, спати!

Зарыкала у черед, коровойка йдучи:
Заплакала девчинонька, ледяника ждучи.
Зарыкала коровочка, зарыкала пряна:
Не мА, не мА и не буде леденика Ивана.
Ой прийду я до коморы постевку стелити,
Постев сама, стена нема, ни с ким говорити!

Ой сонечко в воконечко, а месяц в крузе:
Ой уже ты, девчинонько, в мамки на вослузе -
Шо бы тобе, моя доню, за выслугу дати?
Десет коров, десет коров з малыми теляти;
Десет овец, десет овец з малыми ягняти,
Десет козок, десет козок з малыми козляти;
Десет козок, десет козок з малыми козляти,
Ше до того коня вороного в седле оседлати?

Курилася дороженька, куды жабка лезла:
Бодай тобе, девчимонька, голова облезла!
Най бив на ти тай облезла, та и облупила,
Ой шо мене до твоего дому принадила!

Не иди ты, леденику, та й на полёванье:
Дощик иде, роса паде, замочишь уьранье.
Дощик иде, роса паде на белу березу,
А я свому миленькому сорочку мережу.

Ой гой же, гой же, старый небоже!
Змей коло тебе лежати може.
Я коли тебе, як ягодойка,
Ты коло мене, як колодойка.
Я коло тебе, кобы калина,
Ты коло мене, як ордев вина.

Не ходи, миленький, до мя о повночи,
Бо собе выбереш о сливину очи!
Чом с втоды не прийшов, як месячок зойшов?
Дось бы с ся налюбив и до дому пошов.
А ты в тотчас прийшов, як зорничка зойшла,
Коли ма стара мать на водицю ишла.

Не плачь, Марысь, не плачь, не буде ти крывды,
Твои чорны вочка не высхнуть ти нигды.

Кедь ти буде горазд, то привыкнеш дораз;
Як ти буде кривда, не привыкнеш нигда.

Пониже Ветлина сами ростопасти:
Дай же мене Боже, за милым волы пасти!
Буду забегати то з горы, то з долы,
Буду завертати миленького волы.

Фраер мой, милый мой, де се вчера вечер быв? -
Фраерочка моя, до иншои м ходив -
Фраер мой, милый мой, що ж там поведали? -
Фраерочка моя, о тобе годали.

Очи мои, очи, не спали той ночи,
До рана белого ждали миленького!
Точит ми ся, точит, венок по обочи:
Чей ми ся приточит мой милый той ночи!

Кобы ми не горы, не тота долина,
Дала бы м поздравиц свого побратима.
Поздравте, поздравте, але знайте кого,
Янечка жовтовласа, фраера моёго!

Янечку жовтовлас, не ходи ты до нас!
Бо ты в нашем доме фраерочки не маешь;
А ни фраерочки, а ни покрыточки,
А ни на неделю белои сорочки.

Любуй же мя, любуй, або ми дай покой!
Не позирай по ме, як сивенький сокол!

Не мА в ставе воды, выпили еи жабы:
Юж мя оббрехали Ославецки бабы.

Шкода, Боже, шкода, леса зелоного,
Же в нем не чувати пташка веселого!
Ни вон не заспевать, ни вон не запискать,
Ославецки хлопци як совиска ходят.

Серце мое, серце, с каменя твердого,
Чом ся не поприскаешь з жалю великого?

По высокой гре снежок ся белее:
Богата девочка з худобных ся смее;
Богата девочка злотый венец носит,
Худобна девочка в Бога щастя просит.

Послала ей матка в долину по глину,
А она вынесла на руках детину:
На ж тобе, мамайко, за твою науку:
Колысала с мене, колишь же и внуку!

Овчара говчаре, де сте овцы пасли?
Стратила м пестенец, ци сте го не нашли? -
Ни мы го не нашли, лем мы го видали,
На широкой луце милому на руце.

Фраерочко моя, так една, як друга:
Теперь ми поведжьте, котра самодруга?
А як не повесте, то сто чортов зьесте:
Я поду на войну, а ви зостанете.

Кветок девча, кветок, покля не маешь деток,
Як бить мати детки, спадут с тебя кветки.

Що ся червнее в Угорской краине?
Червене яблочко докола яблони.

Гора, гора и долина, иде коник од Будина,
Иде, иде малеванный, на ним кантарь позлачанный.

Не радуйся, шугай, высокой постели,
Бо мои гусочки за Дунай злетели;
За Дунай, за Дунай, за Чорное море,
Бо я си девчатко худобной матере;
Худобной матере, худобного отца,
Не нажену я ти волойков до дворца.

Зойшов месяц и зора,
Не ма мого сокола,
Не ма ж мого милого,
Нудно ж мене без нёго!

Ой силю, та й дивлюся,
И дала бы ем, и боюся,
И дала бы ем такому,
Щобь не сказал некому.

Ой шо мене за веселье,
Що ми два дни его?
Кобы було целый тыждень,
То би ладно було.

Ой посеяв Козак гречку,
На дубови, на вершечку.
Зарвалася шура буря,
Козакови гречку здула.

Трясет ми ся чуприна,
Любит мене девчина,
Трясет ми ся волося,
Любит мене Явдося.

Ой я иду, а там Гук,
Там девчата хлопця бьют.
Та за яку причину?
Що покинув девчину.

Ой девчино, скажи правду,
Чи мя любишь, чи не зраду?
Най я света не корочу,
Най я люблю, кого хочу!
- Я ти света не корочу,
Того люблю, кого хочу.

Ой  маю я таке зеле, що зовется: тоя.
Як ти ю дам напитися, зараз буду твоя.

Ой на горе на высокой бела коменичка:
Люблят мене красны хлопцы, хоть я невеличка.

Та хоть я си невеличка - румяного личка,
Пристала мь ти до серденька, як перепеличка.

Чия хата в середине - моя хата крайна:
Люблят мене красны хлопци, ай бо ж я си файно.

Ой того я хлопця люблю в жовтом капелюсе,
Щобы мене поцеловав и пристав до души.

Ой того хлопця люблю в жовтом крисанине,
Ой як мене поцеловав - маю знак до ныне.

Не дай Боже, щобы милого сколько раз кололо,
Колько разы его личко була коло мого!

Я калинку не рубаю, под калинкой стою:
Ой за мене люде брешуть, я их ся не бою;
Та ней они собе брешуть, най на безголовье!
Пиймо, душко, горелочку: Дай, Боже, здоровье!

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001