Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Обрядные песни в окрестностях Збруча
от 09.09.08
  
Выразе


Иде туча из Залуча, чорненькая хмара: Шобы тобе, Мариечко, з Иванком пара. - Ой хоть пара, хоть не пара, мусить бути пара, Бо вна ему у сорочки полы циркувала; Циркувала, циркувала всякими кветками, Шобы его спознавала межи парубками

Высмотревши себе девушку, парубок посылает к родным ея кого либо узнать о том, угодно ли будет им выдать ее за него, что называется: послать людей; послати до неи. Если предложение его им приятно, то отвечают: Прийдеть, прийдеть: Яко-сь то буде; а если неугодно: Нехай вам Бог дае з иной стороны, а нам з иной, или тому подобное. В последнем случае, т.е. когда парубок получит отказ, или как говорят там: макогон оближе, молодежь ставит огромный соломенный макогон на корчме, говоря: Не в свое вдався. Если же предложение принято, то парубок захватив кварту горелки в кишеню (карман), отправляется в сумерки с старостою в дом девушки за собственным словом, которое следует запить могорычем. Это называется Словины.
Веселье (свадьбу) охотнее всего назначают в неделю (воскресенье). В четверток перед неделей сговоренная девушка, которая с того времени называется уже княгиней, одевается по праздничнему, украшает голову цветами и лентами, которые распускает по плечам, выбирает себе дружку и подружку, отправляется с ними за барвинком на венки и, собравши его, сколько нужно, приглашает прочих девушек на венкоплетины, что делается вечерком. Сюда приходит и жених, также называемый с тех пор князем, с дружкою и подружкою и музыкою.
Венок для княгини плетется на косинце з прядва, а для князя тоже на ней, или же на соломенной плетенке, употребляемой на капелюхи (летние шляпы) и вышиваются листочками барвенка.
Княгиня при венкоплетинах, усадив девушек вокруг стола, сама удаляется куда ни будь в сторону, а князь садится с дружбами и музыкантами у порога. Дружка, взяв косинку для венка и веточку барвенку, разбросанного по столу, благословится до отця и до матери, т.е. три раза говорит: Прошу, Пане Отче, поблагословити! На что отец отвечает тоже трикратно: Нехай Бог благословит! Точно тоже самое говорит и к матери: Прошу Пани Матко благословити! - которая благословит, как и отец. После того дружка привязывает веточку барвёнка, употребленную при благословении, к косинке и ставит так начатый венок на столе, который девушки доплетают, распевая следующие песни:
1 Благослови Боженьку
Благослови Боженьку
Тай й ты, родний батеньку,
Своему дитятку
Своему дитятку
Веночек сплетати!

Благослови Боженьку
Благослови Боженьку
Тай ты, родна матинько,
Своему дитятку и проч.

Благослови Боженьку
Благослови Боженьку
И ты, родний батеньку,
Та й ты, Божая Мати,
Будеш нам помогати
Веночек сплетати!

2 З зимы на весну походит
Иванё городец городит,
До него Мариня выходит:
Городи, Иваню, городец,
Будемо садити барвенец,
То тебе, то мене на венец! -
Ой скочила Марисенька в городец,
А за нею Иванё молодец;
Ой скочила Мариня на хвильку,
Нарезела запаску барвеньку,
Только-то еи присевку.

3 Зацвели фиялочки, зацвели,
Всю гору крутую окрыли,
Ино стеженька маленька,
Куда ходила Марися  молоденька,
За нею батенько следою:
Не ходи, батеньку, за мною,
Не маю я порадоньки с тобою! -

Зацвели фиялочки, зацвели,
Всю гору крутую окрыли,
Ино стеженька маленька,
Куда ходила Марися  молоденька,
За нею матенка следою и проч.

Зацвели фиялочки, зацвели,
Всю гору крутую окрыли,
Ино стеженька маленька,
Куда ходила Марися  молоденька,
За нею Иванё следою:
Ходи, ходи Иванё за мною,
Маю я порадоньку с тобою!

4 Вийся, веночку, гладко
Вийся, веночку, гладко,
Як червоне яблко,
Подемо межи люди,
Наша славонька буде.

5 Где ты, барвенку, рос, рос,
Що-сь такий красный вырос?
Я в лесе при керници,
При студеной водици:
Мене вода подходила,
Мене вода холодила,
Прийшол час-годинонька,
Вырезала княгинонька,
Молодая Марисенька.

Доплетая венок, поют молодой:

6 Летела сорока, чичеле,
Села си на столик, щебече:
Вылелисьмо веночек, и вдатный,
Вже тобе, Марисю, остатный.

Ой встань, марисю, не сиди,
На свой ся веночек подиви,
Вылелисьмо веночек, и вдатный,
Вже тобе, Марисю, остатный!

7 Казал есь, батенку, не дась мя,
А теперь кажешь, отдась мя,
На що я веночек той плела,
Коли в нем не буду ходила?
Поставлю в светлоньце - зовяне,
Пущу на Дунай - поплыне,
Ой вже мое паненьстве загине!

8 Ой на горе полониченьки:
Мой любы вечерниченьки,
Вже ж бо ми на вас не ходитоньки,
С панянками не дружитоньки!
Ци я зелю не вгодила,
Щобь в веночку не ходила?
Ой вже ж бо я та й не вгоджу,
Як той веночек сходжу!

9 Спросила Марисенька девочек,
Щобы ей вплели веночек,
А в суботоньку на хвильку,
А в недельку всю днинку,
А в понеделок скинь венок.
С золотыми биндочками на колок!

Сделавши венок для молодой, другие девушки принимаются плести его и для молодого, распевая:

10 А вчера з вечера папорошенька спадай
А вчера з вечера папорошенька спадай
А в ополночи дробен дощик пойшол,
А перед доднем вода зелье забрала: -
З чого ж мы будем князеви венец плели?
Ой ие в городце крещастный барвенок, -
З того ми будем князеви венок плели.

11 Ой с в лузе калина
Ой с в лузе калина
Белым цветом зацвела.
Пошли ие дружки рвати
Пошли ие дружки рвати
Не делася ломати.
Аж пошла Марисенька,
Нарвала, поломала,
Та й висела до светлоньки,
Меже краснии девоньки.

12 Една була тополенька в том саду,
Една була Марисенька в том дому.
Буйныи ветры веяли,
За тополи листья не звеяли,
Аж восходовый ветер повеял,
За тополи листячко звеял.
Една була тополенька в том саду,
Една була Марисенька в том дому.
Все хлопци на нюю вважали,
Но Марисеньки не взяли.
А Ивасенько як наважил,
Та й Марисеньку собе взял.

13 Ой ходила Марисенька по саду,
Та садила сад-виноград до ряду,
Поливала то сытою,
Просила батенька просьбою:
Запирай, батеньку, воротця,
Не пускай Ивасенька молодца,
Бо приеде Ивасенько со боярами,
Та й вытопче сад-виноград кониками!

14 Ой по под лесок, лесок,
Припал дробненький снежок:
Мариня походила,
Следоньки поробила,
Засели на нюю ловцы, -
Раштовецкии хлопцы:
Коники потомили -
Марини не зловили.
Ой по под лесок, лесок,
Припал дробненький снежок:
Мариня походила,
Следоньки поробила,
Засели на нюю ловцы, -
Дубковецкии хлопцы:
И коников не втомили -
И Мариню зловили.

Доплетая венок князю, поют:

15 Дайся, Иваню, чути:
Не хтят ся венки вити
Без меду, без горелки,
Без Марисеньки девки.

Тогда молодой подает дружбе фляшку с горелкою, который пьет к дружке, а та к молодой, от нея же к девушкам, кои поют дружбе в насмешку:

16 Дружба ножа не мае
Дружба ножа не мае
Нам хлеба не вкрае:
Дайте му колодача,
Най нам вкрае колача!

17 Було що ести, пити,
Никому припросити.
Марисенька молоденька,
Дружечка пишненька: -
Не дивуйте ся тому,
Не дружчила никому: -
Первый ся раз придало,
И то ся не вдало!

После того дружка берет венок княгини на голову и пляшет с дружбою; тоже делают и прочие девушки, и ставят оба венка разом на два буханця (особый род хлеба) на столе, где и остаются до субботы; девушки же, выходя изза стола, поют:
18 На дворе таньцювати,
На дворе таньцювати,
Дружбоньки оглядати,
Цы в синих сукманах,
Цы в жолтых чоботёх,
Цы высоки подковы,
Цы не криви ноги?
После двух танцев расходятся по домам.

В пятницу, вечером, бывают заручины (обручение), которое происходит торжественно так: родичи молодого и молодой, вместе с молодыми кладут все правую руку в одно место, и староста вяжет им руки, приговаривая: той ся гудзь (узел) вяже не на рок, не на два, а на целый век. Кто той гудзь развяже, заплатит великий строфь: даст сто золотых на корчму, а три крейцера на церковь. Т.е. нарушение этого обручения ведет к безчестной жизни, кончающейся преимущественно пьянством и забвением Бога. При обручении родичи обеих сторон обещают подарить обрученным по возможности своей, кто хлебом, кто какими вещами и т.п., а молодая раздает своим девушкам белые ручники (полотенца), при чем те поют:

19 Ой вже, Мариню, по заручинах!
Погадай теперь собе:
За чужой матеноньки
Снеданенька не буде;
Обедец под полудне.
Но обед на стол дают,
Мариню высылают:
Иди, Мариня, по воду
До широкого броду! -
Неж Мариня с водов прийшла,
Вже й вечеря отойшла.
- Теперь, мариню, помый миски,
И ценовыи ложки,
И точении тарели,
Не стало ти вечери.
- Толко й я вечеряла,
Где стала, заплакала!

В субботу поминают мертвых. Молодые, сопровождаемые дружиной своей, отправляются в церковь к исповеди. По возвращении обедают и обе стороны составляют свой свадебный причт. Молодой берет двух свах и светилку, а молодая тоже двух свах и брата или девочого дружбу. Свахами бывают замужние женщины в роде, тоже светилка и брат, первая - девушка, а второй - парубок. Собственно требовалось бы, чтобы светилкой была родная сестра молодого, а девочим дружбой - такой же брат молодой. За тем молодая уходит в комору или в сени, если ея нет, а девочий дружба за ней, девушки же поют:

20 Дайте нам столця,
Щеточки и гребенця,
Дайте нам й кожуха, -
Нехай сяде молодуха
Косу русу чесати,
На село выправляти!

21 З за горы соненько, з за горы:
Выведи, братчику, сестру з коморы,
Посади не на столец,
Дай нам щетку, гребенец,
Косу русу чесати,
На село выправляти!

Девочий дружба ведет малодую в светлицу, сажает ее на лавку, покрытую кожухом, вывороченным шерстью, и ищет глазами гребли и щетки, а девушки поют:

22 Посадил брат сестру на столец,
Сам поехал до Чернец
Куповати щетку и гребенец,
Розчесати косу русу под венец.

Тут является дружба с щеткою, гребнем и ножиком, и обратясь к отцу, говорит трижды: Прошу, пане Отче, о благословеньство! - Тоже к матери, на что оба отвечают: Нехай Бог благословит! - Тогда дружба разрезывает ножиком заплетенки у косы, удаляется, а дружки, расплетая косу поют:

23 Благослови, Боженьку,
И отец и мати,
Своему дитятку,
Косу розплетати!

24 Где твои, Марисеньку ковали,
Що твою косоньку кували? -
Нехай же прийдут, розкуют,
Нехай си сребро, злото заберут!

25 Ой просо просо, волотье,
Ой косо-росо, жаль ми тя -
Ни рок я тебе плакала,
Молодым борщиком змывала, -
Шелков хусточков стерала,
Золотым гребеньцем чесала,
Будучи в месте, шпилила,
Идучи по под гай, маила,
То же емь тя, косонька, строила!

Когда расплетают косу:

26 Приступи, батеньку, к мене,
Розчеши косоньку мене,
Белыми рученьками,
Дробными слёзоньками!
Легки рученьки твои,
При головоньце моей.

Тоже повторяет к матери и всей родне, подавая при сем каждому гребень, с которым подойдя к молодой, поведут им три раза по голове и потом поцелуют ее в чело, а она того в обе руки. При сем не обходится без слез. Под конец дружка расчешивает до гладка голову и повязывает ее гарасовкою, а девушки поют:

27 Под окном терен тешут,
А в хате косу чешут,
Под окном черешенька,
Под нею Марисенька.
Косу-русу чесала,
Батеньку прикликала:
Батеньку, голубочку,
Розчеши ми косочку! -
Ие у тебя дружечка,
Найвернейша служечка,
У неи рученьки бели,
До головоньки твоеи.

Мать берет венок и, обратясь к старосте, говорит три раза: Пане старосто, прошу, благословете! На что тот отвечает, тоже три раза: Нехай Бог благословит! - тогда мать целует дочь в обе стороны и в чело и надевает ей венок; молодая целует мать в обе руки, а дружка пришивает венок к гарасовке, девушки же поют:

28 Ой цы огонь, цы поломень палае? -
На Марисоньце золотый венец сияе.
То ж то, Марисю, ладный,
То ж то, Марисю, вдатный;
Але ж бо и остатный!

После того молодая встает, а родные садятся на ея место, держа каждый по два хлеба в руках. Староста приводит к ним молодую и, имея в руках трость, три раза говорит: Милый отче, милая пани матко! О то (вот) стала детина ваша перед вами, як ангел перед Господом Богом. Маючи (имея, намереваясь) в стан малженьский вступити, потребце до того вашего родительского благословеньства. Бути може (быть может), що не раз воли вашой и не послухала и супротивным словом оскорбила. Прошу для того по раз перший простить ей всё! Кому отец и мати на земле провину (проступок) отпускают, тому и отец наш на небесах греха не памятае. Для того прошу простить ей все, благословеть ю по щиро родительско и выправеть (отпустите) в счастливу годину (время) на село -. Молодая затем падает родителям в ноги, а они благословляют ее, полагая хлеб на голову: Нехай тя Бог благсловит счастьем, здоровьем, долев добров и доробком (заработком) счастливым, щобы сь ся мала, як ся святая земля мае! - Когда же в третий раз молодая падает в ноги, девушки поют:

29 Перший раз, Марисенько, перший раз,
Поклонися батенькови за сто раз!
Не рок тебе батенько годувал,
Нежь ся твоего поклононьку дочекал.

Тоже поют матери: а когда молодая кланяется прочим, поют так:

30 Грайте, музыки, резко,
Кланяйся, Мариню, низько,
Отцеви, Матиноньци,
Всей своей родиноньци,
И найменьшой детиноньци!
Не единь ти скаже:
Благослови тя, Боже!

31 Чорная тернинонька
Марися детинонька,
Низенько ся кланяе,
На сердцю жаль мае.
Приступайте близенько,
Кланяйся, серденько!
Не единь ти скаже:
Благослови тя, Боже!

Между тем выходит отец и мать, каждый имея при себе пару хлебов и кусок соли, мать также святую воду, и становятся один возле одного, а другой возле другого одверка хаты. После поклонов, староста отправляется в сени, а дружба девочий провожает молодую с дружками на село. Она, подошедши к дверям хаты, благословится у старосты три раза, который затем делает шапкою трижды крест в дверях, говоря: Сам Христе боже, благослови нас! - после чего идет в сени, а за ним молодая и все прочии. У сенных дверей снова благословится у старосты три раза, выходит на двор, проходя между родителями, с хлебом стоящими. Девушки, идя за молодою на двор, поют:

32 Марисю матинка родила,
Месяцём городила,
Соненьком выерезала,
На село выпрявляла.
- Иди, сыну, в счастливу годинку,
И спроси собе всю свою родинку,
Близенькую, далекую,
Велику, маленькую!

Дружба с молодою и дружками останавливается посреди двора, к нему подходит мать и подает две бохонце (хлебы), и потом, в сопровождении отца, который впереди идет с хлебом и солью, обходит их вокруг и кропит святою водою, при чем девушки поют:

33 Скрепляй нас, матинонько,
Священною водою,
Доброю доленькою!

За сим молодая с своими дружками и дружбою и отправляются на село приглашать гостей на свадьбу. Впрочем, дружба, оставив хлеб в третьей хате, возвращается назад, а дружка идет впереди и говорит: Просит молода о благословеньство, при чем молодая падает к ногам, произнося: Просили вас, татунё м мамуня, и я Вашенци прошу, будьте ласкови, прийдете на веселье! - Подружка несет подарки, которые кто даст, большею частью прядиво.
У молодого в субботу тоже происходит, что и у молодой, кроме, разумеется, расплетания косы. Но молодой без венка идет на село приглашать гостей, имея, однако ж, сам и оба дружбы барвенковые цветки. Песни же поют у молодого в это время почти исключительно родичи.
В ту пору, как молодые собираются идти на село, две свахи, от молодого и молодой, с ветками бирвёнковыми на голове, отправляются тоже на село приглашать женщин до короваю. Последние сходятся, одна в дом молодого, другие в дом молодой, неся с собою в подарок то муку, то хлеб, то курицу и т.п. Мать дает им лучшей пшеничной муки, после чего, они благословясь у старосты поют:

34 Благослови, Боженьку, и проч.
Как при плетении венков, вставляя, где следует: короваец месити.

После того поют:

35 Сварилася пшеничка с коколём на поленьку:
Ой ты, чорный коколеньку,
Не стой ты на поленьку.
Бо тебе за плоть вергуть,
А з мене коровай плещуть -

36 Голената муку сеяла,
А рижа росчиняла,
А хороша месила.

А росчиняя поют:

37 Ой леску, леску на песку,
Ярая пшениченька у стожку:
Мы ее зготуемо,
На коровай спытлюемо.

38 Журилося Марисенька (Ивасенько),
Що не мае короваю.
Ие надеенька на Бозе,
Ие пшениченька в стозе,
Мы ее зготуемо,
На веселье спытлюемо.

39 Выйшла мати на подворье,
Просить своих сосед до себе:
Мои люби соседоньки, прийдете по до мене!
Бо теперь гараздь у мене.
Дал ми ся Бог дождати,
Дитятко сгодувати,
До добрых людей дати.

В субботоньку з полуденька година,
Сьехалася вся Марусина родина,
Свезла, снесла семь корцев муки на коровай,
Милый Боже, великий наше буде коровай!

Далее поют: семь фасок масла, семь бербениц сыра, семь кон яец и пр., где нужно. Меся же поют:

40 Проси Бога, Марисенько (Ивасеньку),
Щоб Бог дал,
Щоб ти ся Коровай вдал -
Як день белый,
Як Бог милый,
Як ясное соненько,
Що светит в оконенько!

Сделав большой хлеб (коровай) приготовляют также разом множество небольших, продолговатых калачиков (гусочок) и круглых (коровайчиков), для подарку знатнейшим лицам в громаде сельской, при чем поют:

41 Пойдемо по под горы
Куповати подпоры, -
Подпоры куповати,
Стоженько подперати.

Сбираясь посадить коровай в печь, бросают в нее наперед две балабушечки (комок теста), припевая:

42 Коровайная пара
В печь заглядала -
По припечку грала,
Цы буде наш коровай красный.

А сажая в печь коровай, поют:

43 Наш пьец тарахкоче,
Та чого ж бо он хоче? -
Короваю масного,
И дружбоньки красного.

44 Дайте нам руки вмыти,
Горелки ся напити!
Завдали сте нам роботу,
Покажет же нам охоту!

45 Заходят нас вести,
Хотят нам дати ести -
Пшеничныи колачи,
Поставлено на столе.

Их просят сесть за стол, подают что-нибудь перекусить (сыра с хлебом и т.п.), а они подкрепя себя, поют:

46 Где староста девочий?
Покажи свои очи!
Нехай мы знаем
Кого старостов звати маем.

47 Наш староста вдался -
Семь лет не вмывался,
Взяла то сваха за бороду,
Та завела то во воду,
Песком терла, водов мыла,
Череслом подголила, за столом посадила.
Наш староста з места,
Ему голова з теста,
Зубы з петрушки,
Очи з чернушки,
А в лицах диры,
Повылезали щури.
Голова снопками вшита,
Борода гонтьем побита,
А в голове вуши,
А в бороде мыши -

Треба гребень купити,
Та вуши выбити,
Кота зловити,
И мыша выгнати.

Наш староста як пан,
На нем синий жупан,
Личком подперезался
На всю беду придался.

Наш староста старенький,
Як голубь сивенький -
А вдарь чолом,
А знай сором,
Выведи нас з за стола,
Не чини нам сорома!

Староста встает и подходит к каждой женщине с словами: А прошу кречно, а прошу! - и выводит ее, а они поют ему:

48 Старосте шелюг дати,
Щобы нас вывел з хаты;
Я бы м му и два дала,
Що бы м с ним погуляла.

После того, прогулявшись кто с кем хочет несколько, опять собираются, смотрят, готов ли коровай, и если готов, то вынимают из печи и поют:

49 Где же ты бувал, наш гостю, короваю?
Що ж ты видал, наш гостю, короваю?
- Ой бувал же я та в чистеньком полю,
Ой видал же я месяц над зорою.

Когда коровай женщины вынуть, дружба ставит его на стол, где он и остается до своего времени. При возвращении молодых поют:

50 Прийшла Маруся з села,
Смутненька, невесела,
Все дворы проходила,
Слезоньки не вронила.
Аж на батеньков прийшла,
Та й стала, задумала,
Ревненько заплакала:
Батеньку-голубонько,
Не гневайся на мене,
Що мь ти хлеба переела,
Сукном ти походила,
В роботе не вгодила!

Тут староста выходит в сени, а дружка (со стороны молодой, а дружба со стороны молодого) опять берет три раза благословение у него: вступая в сени поют:

51 Добрый вечер мати,
А з сеней до хати!
Цы гараздь мы зробили,
Всю родину спросили,
Близькую, далеку,
Велику, маленьку?

Из хаты отвечают им свахи:

52 Гаразд, детинко, гараздь,
Пойдешь на посаг зараз.


Подойдя к порогу хаты, снова благословляются трижды у старосты, а вошедши в хату, поют дружки, или дружбы:

53 Добрый вечер тому,
Кто ие в том дому:
И старому и малому,
И Богови Святому!

Потом здороваются со всеми, при чем молодые падают всем в ноги. Вернувшись из села молодой отправляет дружбы к невесте с подарунками (обыкновенно рантух, кустки и два колачики, гусочки). Дружба, взяв три раза благословение у старосты, несут подарки к молодой и поют дорогой:

54 Ветрец повевае,
Дощик покрапляе,
Ивановы даруночки як мак процветают,
А з руточки две кветочки:
Будь село весело -
Подарунки несемо.
От пана молодого да пани молодои,
Бо мы служеньки его.

Староста, услыхав пение, выходит в сени, а молодая с дружками своими садится поскорее за стол. Пришедшие, поблагословясь трикратно у старосты, входят за ним в хату и вручают подарки, при чем девушки поют:

55 Через Дунай глубокий
Лежит явор широкий:
Ишоль через него дружбонька.
Просит Бога дружечка,
Щобы дружбонька не втонул,
Щобы подаруночков не згубил.
Подаруночки - рубочки,
За рутанныи веночки.
Местскии сыночки,
Принесли нам подаруночки:
Подарунки отдайте:
Сами си седайте!

За под зеленои вишни,
Два боярчики вышли,
Войшли они до хаты,
Не умели ся звитати,
На лавце поседели,
Золотом осияли.

После этого дружка и подружка подходят к ним и говорят: Просимо на паненьский веночек! - берут у них шапки их, к которым, сидя за столом, пришивают небольшие барвеночные веночки, в средине коих имеется красненький, свернутый кветочкой, бантик. При сем поют:

56 Ниякий дружбонька, ниякий,
Мае кветочку с клаков,
Дружечка одрывае,
Злотисту пришивае.

Цы не сором, дружбонько, не сором,
Ехати без пола, без жучка,
Стояти в светлоньце без шлячка,
Без рутяного веночка? -

Наша швачка зо Львова,
Приехала вчора,
Привезла си голку,
И ниточку шолку,
Пришивате кветочку,
З зеленого барвеночку,
Дружбови на шапочку.

Пришивая веночек, дружка надевает себе на голову шапку дружбы и подбоченясь, подскакивает под пенье девушек:

57 Подивися, дружбонька, на мене!
Не красший я Козак от тебе?
Я в твоем шлячку-колпачку,
Та рутяном веночку.
На сватовой лавце
Я в дружбовой шапце,
Теперь я маю волю,
Дружбонька над тобою.

Шихо, дружбонька, шихо,
Не здуришь дружбоньки тихо!
Посячни у кишеню,
Вытягни грошей жменю,
Посыпь на тарели,
Як на белом папери,
Выкупи си шапку у мене!

Допче, друженька, допче,
Черевички выдонче -
Дружба ся поставит,
Черевички направит.

Обыкновенно дружки требуют выкупу за свои веночки от дружб, что ставит их в неприятное положение, тем более, что тут и девушки докучают дружбе песнями:

Я на тое не дивлюся,
До стены обернуся -
До стены оченькими,
До дружбоньки плеченьками.

До Львова дружечка ходила,
За таляр шолку купила -
За черврного волочки -
Пришивать кветочки.

Не кидай ми трояка,
Я не люблю дворака;
Кинь мене шестачиска.
Бо я люблю простачиска!

Моя мати не котлярочка,
Я не котлярчина дочка,
Я кОтлов не латала,
Щобы м по грошу брала.
Не що сь ся в дружбы брал,
Коли с гроший не мал?
Було пойти молотити,
Шестака си заробити,
Шапочку выкупити.

Наш поддружба хороший,
Пожичь дружбе грошей,
Бо наш дружба в неславе,
Его шапка в заставе.

Вылез дружба на липу,
Потрясае калиту -
Ще три крайцари мае,
И с ним розмовляе,
Щобы с ними зробити:
Цы шапку выкупити?
Цы тютюну купити?
Цы горелки выпити?
Цы ся оженити? -

Стоят кони коло плота,
И просят околота,
Зьели бы и солому,
Час, посланци, до дому.

Гадали послы ночувати -
Чих мы их будем годувати?
Злапаем сову в стодоле,
Зваримо им в росоле.
Чим мы им будем солити?
Чим мы им будем перчити?
Ие много куколю на полю,
Ие много полену по селу:
Куколем будем солити,
Поленом перчити.

Выкупив свои шапки, дружбы принимаются, в свой черед, насмехаться над девушками, грозя выгнать их из хаты, как скоро поместят молодого на квартире. Для этого пишут углем на сволоку (потолку), или камине (печке) знак, а дружки между тем с девушками поют:

58 Приехали комисарчики,
Зо Львова писарчики,
Господу записати,
Где мае король стати,
Король, короленько,
Молодый Иваненько.

После того староста подносит дружбам подарки от молодой, именно: сорочку и венок для молодого, также два калачики-гусочки на тарелке, при чем девушки поют:

59 С хаты, Цыганы, с хаты -
Годе за нас брехати!
Вже сте ся набрехали -
Заким сте дары отдали!

Дружбы отвечают им:

Мы не Цыганы,
Добре смо заменяли:
За тоненький рубочок -
Рутяный веночок,
За шолкову хусточку -
Вышивану сорочку.
Девушки им отвечают:
Що ж то ми ваши дары? -
Рантухи с дарами!
А наша сорочка
С тонкого рубочка.
С Турок а вывезена,
Шолком мережена,
Гафтом гафтонована,
В том дому дарована.

Кроме того, при возвращении с дарами молодой, поют еще:

60 Мила, сорочка, мила!
Сама Мириня шила,
А в новой светлоньце, -
Белыми рученьками,
Чорными оченьками,
Коло ясного сонця-оконьця,
Для Иваненька молодця.

По обмене подарками следует посаг. Покрывают ослон (лавку) вывернутым кожухом, где садятся отец и мать, также, если в живых, еще дед и бабушка, каждый держит в руках два хлеба. Молодая удаляется с дружбою-братом в комору (клеть), или в сени, при пении девушек:

61 Ой крикнули гуси-лебеди на воде,
Ой забачили молоду Марисю на дворе,
- Ой годе тобе, Марисю, гуляти,
Ой час тобе на посаженьку седати.
- Ой що ж бо вам, гуси-лебеди, до того,
До мого посаженьку славного?
Е у мене батенько до того,
До мого посаженьку славного.

62 Розточено, розволочено в коморе,
А ще ми красшии ленныи обрусы на столе,
Куда ми ишла молода Мариня на посаг.

Дружба проводит молодую в хату, а девушки поют:

63 Ой летела зазуленька через сад,
Ой кликала Марисеньку на посаг:
Ой лети ты, зазуленька, за гору,
Закем я ся молоденькая сберу,
Своему батенькови поклоню!

После того молодая падает в ноги родным точно так, как перед отходом на село, причем и песни теже самые поются, что и тогда, прибавляя где нужно:

Другий раз, Марисенько, другий раз,
Поклонися батенькови за сто раз, и проч.

Получив благословение от всех присутствующих при этом, дружба-брат обводит молодую три раза вокруг стола и т.д., после чего усаживает ее за стол, и помещается тут-же, по другой стороне дружки. Прочие девушки тоже садятся и поют:

64 Брат сестру за стол веде,
Веде ее, веде ее, научае:
Сестра моя, коса твоя расчесана,
Час тобе на посаженьку седати.

65 Села Мариня на посаженьку,
Як на роженце кветка:
Еи батенько, еи родненький,
Не можя ся на ню надивити.
- Мариня ж моя, дитятко ж мое,
То жесь ми теперь мила.
- Ой мой батеньку, мой голубоньку!
Цы долго я буду такая?
- Будешь, дитятко, будешь
Як у мене будешь;
А как пойдешь от мене,
Спада красота с тебе -
С личика румяного,
Зо стану паненьского.
- Ой мой батеньку,
Сивый голубоньку!
Ни в чом я ти вгодила:
Ни в роботоньце,
Ни в походоньце,
Ни в полю, ни на нивоньце.

66 Ой славен, славен Маринен посаг!
Ой по чом же он так дуже славен?
По всех оконьцях янгелы сидят,
Ангелы сидят, доленьку судят,
А надо дверьми сам Господь стоит,
Сам Господь стоит, книжечку читае,
Книжечку читае, доленьку роздае,
Доленьку роздае, Мариню пытае:
Мариню, дитятко! Чья лепша доленька?
Ой цы Божая, цы батенькова?
- Лепша Божая, як батенькова!
Батенько дае, та и вымовляе,
А Господь дае, ще й причиняе.

67 Ой где ся дел, где ся подел,
Марисеньки батенько?
Ой чом не войде, ой чом не войде,
До новой светлоньки?
Чом не приступить, чом не приступить,
До тесового стола?
Чом не даруе, чом не даруе,
Марисеньку на посазе?

68 Стань, батеньку, против мене,
Та напийся до мене,
Полною, полненькою,
Доброю доленькою!
Час мене дарувати,
Присудила Божа Мати,
Не великим посагом -
А счастьем, здоровьеньком.

Перед молодой на столе стоят: коровай, тарелка для денег и горелка, для подчиванья тех, которые подходят к ней с подарками, начиная от отца. Девушки далее поют от имени отца, который тронутый происходящим, обыкновенно не в состоянии что либо сказать:

Я полнонькой не выпиваю,
Счастия, доли не вгадаю,
Обое сте молоденьки,
Просете Бога доленьки:
Чистои, Пречистои,
Котра доленку роздае,
Добрую и лихую,
На челядь молодую.
Стань, матинко, против мене, и проч.

69 Даруй мене, родинонька.
За вечора в суботоньку!
Як я ся запоможу,
Отдати ти можу;
Буду ся гараздь мати,
Буду ти дяковати.

70 Що то ми за дорога -
От стола до порога!
Родина выдоптала,
Мариню даровала.

71 Скочила Мариня на терень
Махнула хусточков наперед:
Розступется, родина,
Най мене даруе чужина,
Не великим даром-посагом,
А счастьем, здоровьем за столом!

Когда парубки подходят даровать, им поют:

72 Месяченко ясный,
Андрусенько красный,
Що войшол до хаты,
Мариню даровати.

Ровесникам поют:

73 Горою соненько колуе,
Мариню товарищ даруе,
Не великим даром-посагом,
А счастьем, здоровьем за столом!

74 Где ся тии подели,
Що за нами глядели?
Теперь не войдут до хаты,
Мариню даровати.

75 Ой вы, хлопчики маленьки,
Сбирайте шелюжки дробненьки!
Треба Марини чоботок,
З самого золота подковок, -
Щобы подковки бренели,
По под муженьки шумели.

76 Пийте, молодцы, пийте,
Но стеклянок не побийте,
У нас склянки дорогии -
По четыре золотыи,
А порция по грошу,
Пийте, молодци, прошу.

77 Даровано Марисеньку
Ревными золотыми,
Талерами битыми,
А мы ревных не знаем.
По столе посуваем:
Лежте, полежте, ревны,
На том тесовом столе,
Та й на ленном сбрусе!

После подарков, подают девушкам-певицам закуску, при чем прислуживают дружба девичий и дружка; девушки поют:

Наша дружба ножа не мае, и пр.

78 Наша дружба под сволок.
Звела колачов сорок.
Най ся нихто ни противит,
Най ся здорова живить!

79 Не боялистеся Бога,
Не наелистися дома,
Сорому не знаете,
В запаску ховаете?
- Мы люди дорожни,
У нас запаски порожни.

80 Не стойте коло грубы,
Не заглядывайте в зубы.
- Мы собе заробили,
Щобы само ся поживили.

81 Пийте, паненки, пийте,
Но стеклянок не побийте, и пр.

82 Милый Боже! Ходит голубь по столе,
Крыльци в пивцу мачае,
Все паненочки честуе,
Ино Марисеньку минае,
Бо вже з паненьства выстае,
До старых людей пристае.

Под конец закуски поют:

Було що ести, пити,
Никому припросити, и пр. (см. 17)

84 Наш староста девочий,
Покажи свои очи!
Нехай мы знаем,
Кого старостой звати маем!

Старосте шелюг дати,
Щобы нас вывел з хаты;
Я бы м му и два дала,
Що бы м с ним погуляла

Староста вскакивает и с словами: А прошу, Паненки, прошу! - выводит их из за стола, а они продолжают петь:

85 З за стола, паненки, з за стола,
На Марисине подворье -
Давно ми в Марине бували,
На еи подворью гуляли.

Потом погулявши немного, расходятся по домам. Точно таким же образом сажают и молодого на посаг, с изменениями приличные ему. К малым парням обращаются с такой песней:

86 Гадайте, хлопцы, гадайте,
Дробные шелюжки складайте!
Треба Иваневи кони кувати,
До Марине ехати:
Теперь ноченька темненька,
Дорога слизенька,
У Мариси холзский двор,
Не втримается ворон конь,
Щобы Иваненько самотрем,
Заехал до Марине на обед.

За столом, с одной стороны молодого сидят дружбы, а с другой светилка, свахи и девушки. При закуске для девушек=певиц хлопочет в особенности светилка, так как заботливость о девушках составляет ея главную обязанность.
Под конец свахи плетут из перьев, барвенка и овса, розку, или просто берут сосновые веточки и втыкают их в коровай для украшения, сверху которых пришивают яблока, распевая:

87 Пошли дружечки на Дунай перечко сберати,
Мариси розочку сплетати:
Ой розко, розко гольчаста,
Ще ж есь до того и крещаста,
Берегом, берегом Дуная приплыла -
У Марини на столе освила.

Этим кончается суббота. В воскресенье рано являются приглашенные гости к молодой и молодому. Свахи, привешивая к шапке молодого венок, поют:

88 Соненько сходит та й грае,
Иванё коники седае.
Его ся батенька пытае:
Где ж ты ся, сыну сбираешь?
- До людей, батеньку, до людей:
Я си там девоньку полюбил,
Котру ми Господь присудил.

Родичи садятся на ослоне с хлебом, тут происходит благословение, такое же, какое при отходе на село, как перед посагом. Староста в конце прибавляет: Благословете (его) и в счастливу годину с под венка рутяноко под венец Царский выправет! - Сваха же и девушки после 3-го поклона поют до самого конца:

Третий раз, третий раз,
Поклонися, Иваненьку, своему батенькови зо сто раз, и пр.

После сего отправляются на дворе с теми самыми церемониями, как при обходе на село; под конец мать полает молодому два хлеба под мышку и едут в дом молодой, если недалеко; если же далеко, то едут: молодой с дружбами верхом впереди всех, а прочие на возах, или санях, за ними. Но и впереди самого поезду едет парубок с хоругвою весельною, т.е. с красною хусткою (платком), привязанного к жерди, от чего и называется он Хорунжим. Требуется, чтобы он был вдатный (удалой), мог бы соскакивать не раз с коня, погулять, опять вскочить на него и т.п. делать. Во время этого поезда свахи и светелки поют молодой:

89 Ой под лесок, лесок, битая дороженька,
Куда ехал Мванё молоденький,
Ему калина дорогу заступила,
Выймил шабельку, взял калину рубати,
Калина стала до него промовляти:
То не для тебя калина посажена,
Ино для тебе Мариня наряджена.
Когда подьедут ко двору молодой, дружки с девушками, сидя с молодою за столом, приветствуют гостей близ порога:

90 Ой зять нам ся стеллит
По подворью хмелём,
По сенех васильком,
В хате барвенком,
А за столом столом,
Сивесеньким соколом.

В ту пору дружба благословится у старосты, староста молодого у старосты молодой, и потом входят в хату, а свахи им поют:

91 Не бавте нас, не бавте,
Хутко выправляйте -
Do kosciola swietego,
Do stany malzenkiego (так!)!

Девушки поют:

92 Як в неделю рано,
Море ся розыграло;
Не море ж то грае -
Но Мариня потопае;
Мариня потопае,
Батеньку прикликае:
Батеньку-голубоньку!
Не дай ми загинути,
В том Дунаю потонути!
- Не хотела сь мя слухати,
Не буду тя ратувати.

Свахи отвечают им: Не бавте нас, не бавте, и проч. как выше

Девушки повторяют: Як в неделю рано, и проч. с применением к Матенке.

Свахи опять отвечают им: Не бавте нас, не бавте, и проч.

Тут покрывают ослон вывороченным кожухом, молодая с девушками и дружками встают из за стола, родичи садятся на благословение в третий раз, причем молодые кланяются разом, один к тому, а другая другому, поочередно. После поклонов молодая прикрепляет за пояс молодому большую хустку (платок), сложенную вдоль, которая касается самой земли, и выходят на двор с обычными церемониями (см. 88). Мать подает молодой тоже два хлеба, кропит еще водою, и за тем уже отправляются в церковь, распевая:

93 Вей, ветре, дорогою,
За нашею молодою, -
Развей еи косу-росу (русу)
По червоном поясу -
До одного волоса,
Нехай пойде поголоска,
Що була паненочка!
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_253.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001