Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будеславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Иван Вишенский. Позорище мысленное
от 24.01.08
  
О памянте


Позорище мысленное, последнее из известных нам произведений И. Вишенского, написано в 1614-1616г.  по поводу четырнадцатой - еклоги - изданной в 1614г. во Львове,  Книги о священствЪ, Иоанна Златоуста. Слечение перевода еклоги с соответствующим ей греческим текстом показывает, что И. Вишенский ошибся, обвиняя переводчиков еклоги в преднамеренной фальсификации И. Златоуста: перевод сделан точно. И.П. Ерёмин. Из тезисов, 1937

Честь честнЪйшему первЪйшая от всЪх в прочитанию сего писания да будет!
ТебЪ, христолюбивый, благочестивый, правовЪрный и православный християнине, господине княже Михаиле Вишневецкий сего писания до разсудно внимательного прочитания посылаю! Таже, одержавши вЪсть, и если будет благоволение твое, правду себЪ на подпору доброго сумнЪния в непорочной нашей вЪры изобразивши, или преписавши, да идетъ до Львова. В прилучивших же ся, во всем том краю обывателей стретения, от нашей вЪры православных, прагнучих подкрепити доброго сумнЪния, да не боронится. От Львова же, вЪсть паки о сем почерпши, да идет в подгорскую сторону. Обвестившися же всЪм православно-именным рода шляхецкого людям, да устрянет сие писание все изображенное елико посылается, при церкви премышской. Сия имать похвалу, то есть церковь премышская в Мало глаголемой Росии, в захованию вЪры, непорочности, от всЪх прочих честнЪйшую. Не бо помазася духом латыномудрия, ниже обесчестися ересию, но в красотЪ апостольской проповЪди неподозрено стоитъ. ТЪм же всему сему писанию у церкви премышской остатися изволяю. И самой же, аще Христос изволит, оной дароватися прагну. Аминь.
Позорище Мысленное, составленное от инока, в пешерЪ горЪ сЪдящего и себЪ внимающего преподобного и блаженного отца кир Иоанна Вишенского от Святыя Афонския горы с власной рукописи его переписанное, на хулу в прилозЪх толку апостольского в книжцЪ о СвященствЪ Златоустого выдрукованной, яко бы Златоустый взбранял инокам из града в горы отбЪгати, але певне сам перекладач от себЪ то написав и под титулом Златоустого подмет, або поклеп на блаженного сотворив: если то слушнЪ учинил до истинны баснЪ прикладати и на свЪт важитися выдавати, разсуждайте, разсуждению сподобльшиеся.
Приидите, стецЪтеся на сие мысльное и словесное позорище, а наиболшей предобрЪйший иноческий чин! Вас бо ради на осторогу позорище сие словесное составихом. Да не увязнет кто в прелести сего безполезного свЪту, во еже из града не избЪгати и в мирЪ в страстех равно c мирскими погибати.
Первое убо благодарим за трудолюбие в выданю книжки о священствЪ, яко Златоустого конечную ревность, мудрость и досконалую хитрость, довтеп, или свойственнЪе рещи подвиг о спасению людском, невЪдущим силу достоинства о священствЪ, явно всЪм открыти потщавшеся, благословЪнно и добро дЪло сотвористЪ и похвалы достойны есте. Егда, же (похваляя) священства подвиг, в прилозЪх толку апостольского барзо хулу на Златоустого перекладач писма (а наипачеж и поклЪп) наложив и Златоустого бесЪду золотую калом памазав: ceгo чинити не умЪлъ, и власнЪ так, власнЪ бабский богословец неосторожнЪ учинив, яко приповЪдают простые люди: вариши, мовят, и пролив -. Так же и то перекладач преплывши и прешедши подвиг благодарный хулою запечатовав: а то, аз молю, терпЪливЪ послухайтЪ и открыем вам. То есть, перво о сущем и власном Златоустого устроению всее бЪседы оглавивше, в кратцЪ глаголю: якобы изрек Златоустый, иж священником, вождем и наставником многих быти не может, кто просвЪщения и совершения с мудростию словесною (вЪдати, як кого спасати различно) не достигнет. К просвЪщению же, по ДЪонисию Ареопагиту и церковному духовному подвижному слЪду, первый степЪнь очищение, от очищения входит в просвещение, от просвещения в совершение и крайнее верховнЪйшее благословие; очищению же начало иночество, отречение мира, бЪгство мира и отлучение человЪк, гора, пещера, подвиг с постничеством на свлечение ветхого человЪка и облечение в нового (по исцеленью страстей), еже есть Христос; иж и сам Златоустый пину (голод, алчба) проходив, и того ради уходив от священства и от градского сводворенья в печеру, неисцелный будучи еще. А когда безстрастие очутив, тогда возвратився до людей паки, паче же от Бога извЪщен быв, что подобает ему сотворити. Такожде и Григорий Богослов утекав в Понт, Василий великий в пустыню на исцеление страстей, недовлЪючися единою словесною хитростию без врачеванья естества. И сии убо единомудрено прошли слЪд тЪсного пути. Глаголет Василий великий ко Григорию Богослову в слове: познах твое послание, оставих бо еже во градЪ пребывание, як тмам злых суще повинно, себе ж и еще оставити не возмогох, но подобен есмь в мори в корабли плавающим, яже не вЪдущим добрЪ правити корабля, недоумЪются и о величествЪ корабля скорбят, яко много волнение прираждается к нему...и прочая, читай до возшествия во лодию. И посем: тако убо, рече, и наше житие; живущая бо страсти, нас з собою носяще вездЪ, в таковых же мятежах есми, яко ничтож велико от пустыни сея ползуем, якож бо творити подобает откуду либа -. Таже глаголет о начале подвига: подобаше бо нам стопам послЪдовати спасению преочищенному; аще бо, рече, кто хочет вслед менЪ ити да отвержется себЪ и возьмет крест свой и последует ми; се же есть, в молчании ум имети, искуситися подобает; якоже бо очима обращаемома видЪти испытно предлЪжащее нЪсть мощно, но подобает утвердити зрак глядящему, аще хочет извъстно сотворити себЪ видЪние: тако и уму человЪчю, от многих мирских печалЪй привлачиму, неудобь опасно возрЪти на истину -. Присмотри ж ся ту, боголюбче всякий, хулному провЪщанию Златоустого, яж перекладач в толку послания апостольского написав, яко бы Златоустый, сам чистившися и полеровавшися на богоразумие в безмолвии и отлучении от человЪк, инокам новым, скварою мирскою страстей от нарождения и до самого возраста попрелым и смердячим, мясом и кровию гноя ровно с мирскими преиспльненым, возбронял им тое истощати и очиститися, и просвЪтитеся и прозрЪти, ко Богу, и освятитися, но тако ровно и паче страстнЪйше взявши имя высокое иночества, посполу с мирскими, не отлучаючися от них, жити с ними валятися во всЪм калЪ страстей похотных, и отчаятелно в образЪ том иноческом пребывати, але паки конечно отпасти и пропасти (на погибель вЪчную) радив; яко бы Златоустый зазрел инокам спасения и в том чину иноческом при мирских пропадати и почитати совЪтовал. Тому поклепу на Златоустого, коротко молвячи, не вЪримо; бо если Златоустый о мирских промышлял, же бы ся, спасали, далеко подобно большей о иноцЪх, которые уж и во слЪд спасения пошли; бо если сам Златоустый пробовал утЪкати от мирского огня в горы, же бы не згорЪти огнем грЪха похотным, - пЪвне и другим туюж пораду без зазрЪния подавал. Едино же положивши рЪчение толку того Златоустого, и пролог хулы его в нем, будем пробовати, и другими святыми и самим Златоустом покажем их тот разум непотребный и гнилый и бабским басням, а не богословию Златоустого, свойственный, яже перекладач до Златоустого бесЪды прицЪпив, и без стыда на свЪте з друку выдати важився (в словЪ толку) от послания к коринфом 1-го, и нравоучения 6-го. Так же в себЪ имЪет: тако да просвЪтится свЪт ваш пред человЪки...и прочая; послЪди наконец прилог али поклеп, от себя приложенный, от здЪ починается: ибо всЪх немощнЪйши быхом, и к настоящему привязахомся житию. И аще обрящется кто слЪду нЪчто имЪа древняа премудрости, то сей грады оставль, и торжища, и еже с людми жити, и инЪх обычая управляти, горы достигает. И аще впросит его кто о отлучении себе от мира вины, обрящет извЪт прощениа не имущ. Да же бо не пригублю себе, рече, ниже притуплю сущиа в мнЪ добродЪтели, отскачу. И колико лучше притупленЪйшу тебЪ быти, и инЪх приобрЪтати, нежели пребывающу на высотЪ гор, презирати погибающую братию...и прочая (приведенное место находится на с. 279 книги о Священстве, Львов, 1614). До здЪ тое хулы ръченое.
На то отвЪщаем тако: сие бо збранение бЪгати в гору иноку не есть Златоустого; - то самым им покажем. В том же словЪ толку вышереченном: тако просвЪтится свЪт ваш пред человЪки - молвить на срЪде о учителЪх, апостолЪх, яко тако трудолюбиви были и роздЪленно проповЪдь спасительную множили: ови убо от Иерусалима до Иллурика, течаху: ове же в Индию, овь же, в Мавританию: инь же, в иныя страны вселенныя -. От здЪ зри, како укоряет домолЪжнев Златоустый: мы ж, рече, ниже из отечества изыйти смЪем, но пищи ищем, и дому свЪтлого, и всякого иного изобилства. Кто бо, рече, гладом истаань есть от нас слова ради Божия; кто в пустыни бысть скитаяся; кто отшествия творяще далечайшая; кто от учителей из рук своих живя, о других попечеся; кто смерть подьять повседневную (с. 278) и прочая. От сего познавается, иж оно отбЪгания в горы Бога ради и спасения своего взбранение не Златоустого есть, але бабских богословцев и домолЪжцев, коханков плотолюбных; бо молвит Златоустый: мы же ниже из отечества изыйти смЪем но пищи и сласти, якоже пес...домолЪжнЪ привязании суть. И зась Златоустый: кто в пустыни, или в горах скитаяся Бога ради, альбо далечайшая отхождения творит. То видиш, иж тая хула на отшедших во пустыню, или в горы, не Златоустого есть, истинного Богословца, але бабяка и домолЪжия, тата и мамы, и сродства разлучитися не хотящего Христа ради. Присмотриж ся еще бабским басням, в последованию того слова хулы, боголюбный прочитателю, - что рече домолЪжный баснословец: коли, рече, впросит кто вины о отбЪганию в горы от человЪк бЪгателя, отвЪчаеш, глагол прощенья не имущ, да не притуплю, рече, добродЪтели. Тое притупление уж и смЪху подобно; бо молвит Василий великий: иже еще в смЪшению человеческом, не толко от добродЪтели не имъет притупити что, ходже наибольший верхний хитрословец и философ, але еще если ся не отлучит в пустыню от человЪк, ни от единой страсти мирских всЪх свободитися не может; аколи ся сих не свободит, мЪста добродЪтелем, гдЪ бы их вселити, не имЪеть; бо страстное гнЪздо естественное и навыклое основанное в себЪ носит -. Таже рече о том же в одном словЪ ко Григорию Богослову: познах твое послание...по оном речению: подобаше бо нам послЪдовати стопам спасению преочищенному, се есть, еже отрещися себЪ, взяти крест, искуситися, в безмолвии ум имЪти -, и по оном: якоже бо очима обращаемома, испытно предлежащее видЪти нЪсть мощно, и подобает утвердити зрак глядущему, аще извъстно хочет сотворити себЪ видЪние: тако и уму человечю подобно на истину зрЪти, и от многих мирских печали, мятежей и смущении привлачиму, нъсть мощно (не познавшему себЪ, и не отлучившему, и не искусившемуся в безмолвии); и по сем: зде печатлЪете, рече, иное все; якоже бо, рече, на воску первообразно начертаном писати, или воображати что, не загладивши первописанных образов, нЪсть мощно; так и в души божественных повелений положити, альбо основати, аще от прежде бывших в ней страстей не исторгнет кто, нЪсть мощно -. ПосмЪй же ся сам себЪ, баснописче, от сего слова взявши срамоту: то, молвиш, коли впросит кто инока, чему от людей, или градского сводворения бЪгает в горы, - отвЪщает, рече, глагол прощения не имущу, да не притуплю добродЪтели. А Василий великий молвить: инок, аще не отбЪгнет от человЪк и не вселится в пустыню, не толко не имЪет что притупити от добродЪтелей, але еще не единое страсти не свободен, и не имЪет мЪста гдЪ добродЪтель вселити, альбо напечатлЪти, яко на воску, доколЪ первых страстных образов не истргнет и не угладит. Таже паки Василий великий, на оном вску и напечатанию на нем, затривши страсти добродЪтелми, показует мЪсто, гдЪ все тое справовати имЪет, - рече бо: к сему же и сию велику ползу пустыня подает, утишающи наши страсти и упражнение дающи слову отнюдь их отсЪщи; якож бо звЪрие удобь уловляемы суть в студено время, тако похоти, и гнЪвы, и страси, и прочая ядовитая душевная зла, утЪшившися молчания ради, а не свирЪпЪюще частым раздражением, удобнЪ побеждаемы сим (словом) бывают...и прочая. О сем доволно срамотному речению для непритупления добродЪтели чрез отбЪгание в горы; сам бо Василий великий и Златоустый, и оборону чинят и хулу попирают. Еще не смЪшное отрыгание бабского богослова, отвЪщаем, альбо пытати его будем, что не смыслно баеть, - и чюдимся, или ума изтупил, или пьян был, или мнЪнно-мудро, конечно, слЪпо и безрасудно духом мирским обьюродЪвши, так отрыгал, коли молвил: вопросит кто бЪгателя в горы, чему бЪгаеш от человЪк, отвЪщает глагол прощения не имущ, да не притуплю, рече, добродЪтели. Таже баснословец: и колико лучше тебЪ притупленЪйшу быти и инЪх приобрЪтати, нежели пребывающу на высотЪ гор, презирати погибающую братию. Пытаю тя, бабский богословец: может ли притупление кого приобрести, а паче же, по Василию великому, страсного, добродЪтелми еще не напечатлЪного? Не слепец ли, слЪпого водяй, оба в яму впадуть? Не хорый ли с хорым равно недуг страждуть? Болный болного врачевати не может: страстный и злонравием связанный, страстных и злонравием связанных разрЪшати и свобождати никакож не может; и небывалый в брани и подвизЪ ратном, ниже видЪвый силЪтающихся ратных, - како ухищрения ратных и кознЪй их других художества онаго научити может? Рать же паче всЪх философ филосовственнЪйшая и хитрЪйшая не ко плоти и крови, но ко началам, ко властям, ко миродержителем тмы въко сего, ко духом злобы поднебесным: како притупленный и невЪдомый от сих ничтож, других вразумляти, и приобретати равно себе несмысленных может? Кое приобрътение от притупленного и неученого в подвигЪ пустынным многолЪтством хощеши видЪть инока? - А паче же и ЛЪствинник, иже из мира изшедших, и еще не уврачеванных от всех мирских злоб и навыкновений остерегает и навпоминает, не вЪровати им никако же от диявола волагаемому помыслу и во мире на посЪщение и ползу от пустыни изыйти совЪтующему, яко есть не от Бога, але от прелестника; так бо молвит: прочее, рече, пребывай в разумЪ твердым и непоколебимым, боголюбимый иноче, в изшествии из мира в твое тризнище, альбо борбу з духи лукавыми и с самим собою, до уврачевания конечного; и ниж родительная любовь, ниж дружная приязь и память, или общая польза да тя не привлечет и понудит, во еже посЪщати, или ползовати кого взращением в мир -. И Исаак, в словЪ о отречению мира, равно и единогласно о сем глаголет. Многи бо покусишася ленивых и разслабленных и страстных спасати и вздвигати, сами еще не оживотворившися и свободу от страстей не получивше, и с тЪми равно, не одолЪвше злобы их, впадше в тЪхжде страсти и погибоша. Пытаю тя убо, кая польза кому, альбо пожиток, или корысть, или хвала Богу, от погибели и пакости со многими? Не болше ли, иж бы ся един спас, нежели с многими погиб? - Рече бо Григорий Богослов: лучше есть Богу един спасаемый, нежели тма погибаемых, и лучше Богу един оправдан и освобожден, нежели тма беззаконных и хулник и богопротивных; и лучше есть, по Господнему гласу, да ся о показанию грЪшного Отец и Сын и Духа святый утЪшают, и ангелы его Божии на небеси радуются, а бЪсы плачют; нежели отпадению, альбо погублению, или отчаянию бЪсы да ся веселят, а диявол радуется, а Бог оскорблен и похулен, и ангелом плач сдЪян будет -. ВЪдай же, баснословче, о том, иж больший стосугубо пожиток церкви, хвала Богу, заступление сродству, и общему естеству, странЪ, роду и языку от оного избЪгшего инока из мира и в горах гнЪздящегося, нежели с ними общесдворно пребывающего. А тот пожиток явственнЪе изображати нЪсть лъпо, доколЪ хто в плоти и подвизЪ есть: по скончании и совершении подвига спасаемых Бог открыет и покажет. Обаче и от самого надворного и свЪтского образа и подобия пожиток от инока, избЪгшего из мира и в горЪ Бога ради сЪдящего и терпящего, познати и зразумЪти можеш. Виждь, коли имЪет кто два сына или отрочища, и един, вжделЪнно растрг любве домашнего пребывания узы, домЪстится на службу царскую, владЪющего всею землею, еже быти с ним, спребывати, сбесЪдовати, и заступати, и покрывати своих от всЪх хотящих быти от власти навЪт и бед и досад, от искусителя наводжаемых и наносимых; а другий отрок, взлюбив домовую лежню, печь теплую, хату, сквару розных снЪдей, в ню прироженую, глупских сбор, игрцев корчмолюбных, и другов смЪховальцев, и в прожности всЪ часы жития изнурити любячего костырствы и прочими бЪсновании и непотребствы. Не лучше ли радуешися, и веселишася, и утЪшаешися о оном, при цари обрЪтающимся, нежели о домолЪжни, с тобою пребывающим и безпожиточно валяющимся? Так разумЪй и о Божиих угождениях. Болши есть Бог от короля и царя: сии толко властию вси родства людская превсходят, а плотию, и кровию, и смертию, всЪм ровни суть; тЪм же безмЪстно и безсловестно есть от сих, иже у властЪх земных забавление имуть, веселитися, а о сих, иже при БозЪ в молитве пребывают. скорбЪти и сих хулити, а не славити. О сем до здЪ.
От сего уже наши руские философи, не имЪючи мЪста на отвЪт, гдЪ бы повЪрнутися и свою срамоту покрыти и хулы на бЪгльцов в горы, - паки скочать до латынских мнихов на оборону, и оными бЪглцем горcким очи будут бости и укоряти тым способом, яко лытынские мнихи в домах, во отечествах c своими ся знаходят, яко c ними в общении человЪческом пребывают, яко своих ползуют, яко учат, яко костел свой боронят, яко в сварах вЪры посполитость заступают. На тое вам коротко отповЪмъ, и от искуса глаголю, а не от самофалки: за единого в горах и пещерах сЪдящего руского инока, тысячю домолЪжных и в полатах упокоевающихся миролюбцев, мясоЪдов, роскошных мнихов латынских не промЪнил бы! А о чем не промЪнил бы им, широко не вЪлерЪчим, толко вкратцЪ явим: бо не суть духовные поклоници Отцеви, их же Отец ищет, по Господневу гласу; но паче хулници, яко папину честь и славу гонят, а не Христову; и не един роспинается за Христа или со страстьми и естеством борется, и повседневную смерть страждет, по апостолу, да поборет диавола, с похотьми в плоти гнездящагося и страстьми, но всЪ себЪ угодницы и тЪлолюбцы суть, занеже алчбою и жаждою истаятися не хочют, но паче мясом пресыщают, да им кровь не изсякнет, и тЪло не увянет, боятся тЪлесного страдания. На что ся церковь восточная вооружила и благодатию Христа Бога диавола победила, и в спасаемых и вЪнчаемых уж есть преждЪ общего воскресения. А ежели латинские мниси учат и проповЪдают, не лакомтеся на тое, бо и диявол учит и проповЪдает и ангелом ся чинит и преобразует, и лжеапостолы, и лжепророки, и лжиучители родит, по апостолу - а все лжет, и всЪх прелщает и зводит, и манит, да в козноплЪтенную пленницу всЪх засЪлит и увяжет; але лакомитеся вы, русский народ, на свои мнихи, же бы ся спасали, и святили, и Богоугодницы были, по Григорию Богослову и Исааку Сирианину, глаголющим: добро есть, еже Бога ради богословите, но лучше есть еже освятити себЪ: кому? - Богови. И паки: возлюби празность безмолвия паче, еже насытити алчющих мира и привЪсти многи языки во алкание Божие, еже Иосаф сотвори и сврши, по увЪрению отца и...в горЪ Бога ради жизнь запечатлЪ. О сем до здЪ.
ЗдЪ тебе, домашнему инокови, Василия великого. и Златоустого, и Лъственника, Исаака, Симеона нового Богослова, Григория Синаита, и прочиих всЪх, о подвизЪ иночества изобразивших, не слыхаючому и в пустыню со начальным постригом на уврачевание страстей не отлучающему, но тако в мирЪ во общении мирском и людском жити и пребывати любящему, ознамую в кратцЪ: что за пожиток, или корость с тоей приязни мирского сдворения получиш, альбо, свойственнЪе рещи, чего вЪдати сам себе от таинств, иночеству служащих и послЪдующих, постигнути не можеш.
Первое. Церковного гласа пЪсни, во антифонах пЪваемого: пустунным, к животу блаженств взвышающимся, на первое на тебе не совершится: того первого тайнотворного, еже по образу Божию быти не постинеш и никако же во общении людском не получиш. А за тым, ниж себЪ познати не можеш; за тым, честь свою, от Давида реченную, человЪк в чести сый не разумЪ, - и ты не разумЪеш; за тым, томужде последующее речение Давыдово: упразнитеся и разумЪйтЪ, як аз есть Бог, - того Богопознания без отлучения и упразднения в молитвенную единосущую мысль, без всЪх мечтаний мирских, видЪти, ниже разумЪтися не способишись.
Второе. Плоти и крови ся не свлечеш, в которой страстей гнЪздо жилище имЪет, тЪм же и Павлову плоть и кровь царствия Божия не наслЪдишь; рече бо: в том же и ветхий человЪк подвигом постничества, труда и плача, в молитвЪ дЪйствуемого, отлагается, и в ново по исцелЪнию страстей одЪвается -. Сему же наболший ходатай бдЪние нощное, псалтыр и мЪтание.
Третие. Понеже страстей свободы подвигом не достигнеш, мудрование Духа Святого видитися не сподобиш, толко чюжим разумом казки тые, аще и внЪшним наказанием умудрен еси, казати мусиш, а Духа Святого духом своим без ходатайства дыхати не можеш.
Четвертое. Таинство троичное в Бога вЪры познати не можеш, иже молниею трисиятельного Божества умно видитися не сподобиш; а за тым, ниже чести християнину свойственное от благодати не получиш, ниже поклонившишися Сыном Отцу в ДусЪ, ниже наслЪдником царства Божия нарещися для чего не имЪешь.
Пятое. Освящения ума, от которого ся и тЪло свЪтитъ, видитися не сподобиш и не постигнеш, за которым идет в доспЪвших неизреченная радость, утЪха, мир, слава, ликование и торжество ровно со ангелы -. И до здЪ подвиг трудолюбия иноческого.
Сего ради тебЪ и стих самого Семиона, нового Богослова, о том выписую, который так ся в себЪ имЪеть: три суть, молвит, в них же согрЪшают человЪцы: мысль, глаголание и дЪло: сих же первое виновно, иже от двоих согрЪшаемым; потщимся убо, колико сила, освятитися смыслу нашему о ДухЪ, сего бо ради бысть человЪк Сый, того ради распяся, и умре и воскресе. То бо есть и воскресение в нынЪшнем вЪцЪ, да и во бужущем получат и телЪса душ, сподобльшихся востати божественного воскресения...которого угождению крови и живота своего да не пощадим, и помалЪ, коим есть смысл неисцЪлен, се преждЪ стяжати стяжение да подвигнемся, не единого щадяши, иже Божию милость к сему влекаше; то бо есть избавление еже послась людям своим, и се есть великая милость, и се есть оцещание, и се есть раздрЪшение великие вражды срЪдостЪния, и се есть нетлЪние, и се есть вЪчный живот, и се есть ко человЪкам Божие примерение, и се есть - нищ духом, и чист сердцем, яко той узрит Господа -. Сего всего, миролюбный иноче, во общении людском без подвига пустынного получити не можеш никако ж, а коли не получиш, то вЪдай о том, иж инок именем токмо вовмЪнился еси, дЪлом же беглец и пленник от сопротиворатных обрящешися. Рече бо и Василий великий: бесплодно (имЪть) толко одежу сию (иноческую) на ньже уповают, яко ничто же им ползы от едино образа; не всЪм, рече, помышляй спастись, или во общих житиях, или во особных мЪстЪх нареченного иноческого жития -. А то чемь? - Занеже мнози, молвить, приходят к добродЪтельному житию, мали ж и зЪло мали ярем его подьемлют -, сирЪчь, должное исправляют иночество

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001