Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Иван Вишенский. ОтвЪт СкарзЪ на зазрость греков
от 24.01.08
  
О памянте


ВЪдай же о том, Скарго, хто спастися хочет и освятитися прагнет, если до простоты и правды покорнаго языка словенскаго не доступит, ани спасения, ани освящения не получит

Пытаю тебе, Скарго, которая есть зазрость учителей грецких до славенскаго языка, коли нам, в первых, православную веру, таже спасителное евангелие, апостольскую проповедь, мученические подвиги и страдания, постнические борьбы с поднебесными воздушными духи мыслно борющимся, очищение и освящение теснаго пути следу, ведущего в живот, проходити изволяющим и все оправдания, чем естество крещеное к Богу присвояется, оправдает, освящает и спасает, - то нам все учители грецкии подали, явили, растолковали и научили тако достатечне, иж и наподленнейший в разуме языка словенскаго русин, либо сербин или болгарин ведает и разумеет, чем спастися может, если только сам восхощет. Пытаю тебе, Скарго, которая мудрейшая наука быти может над тое, которая спасает и освящает. И паки пытаю тебе, в котором бы блуде словенскаго языка люди быти имели, коли прошением того дошли, иж Бог всемогущий, во Тройцы славимый, лутче крестит в словенском языку, а нежели в латынском, и лутчей пожиток имел и имеет словенскаго языка в славословии неподозренном, и во спасению душ людских, и в постижению богоугодной воле, а нежели от латынскаго языка. Либо утаилося то от тебе, Скарга, или не имееш ведомости о том или как повод доброволне, аки аспид глухий затыкает уши, во еже не слышати гласа обавающих, так истинно и ты не хочеш доведатися святоплодия в языку словенском породившихся, чего николи язык латынскии не имел и имети не может? Разве не реку, доколе в православии был, если какой овощь спасеный породил и свету явил, а от погублена православия никакоже? Пойди, Скарго, в Великую Россию и прочитай истории житии оных святых мужей, чюдотворцов великих, которые и по смерти мертвыми освященными телесы своими всякие страсти, болезни и недуги мирских простых, с верою к ним приходящих, уздоровляли, бесных исцеляли, хромых ходити, слепым видети, хворым, розными болезньми одержимым, здоровым быти даровали и видоме явно чюдотворили. А навет, если не хочеш плодоносил спасителнаго языка словенскаго от Великой России доведоватися, доступи в Киеве в монастырь Печерский, а ту же у тебе дома, в державе короны Польской, не ленися и выспрашивай о святых оных, чюдотворством мало не равно великоросийским от Бога почтенных святым мужем. И сих, ударованных и возвеличенных и по смерти от Бога прославленных, которых естеством род росийский породил, спасенными же быти и освятити тот же святый язык славенский исходатаил, то о том тех в том вашем краю мало и коротко от языка славенскаго сторичный плод евангелский принесших (от онаго спасителнаго севца, взявши землю сердечную, семя, и уплодивши) споминаю. А если бы еси хотел, Скарго, овде в турскую землю проходитися, либо доведати, тогда множество неисчетное по всех сторонах найдеш в роде сербском и болгарском от языка и письма словенскаго постившихся и в целых телесех освященных, паче же от житья побожнаго чюдотворных и до ныне лежащих, исцеления всяким скорбем и страстем и недугом (от своей насыщенной милости Божией приходящим к ним с верою) действующим и источающим, иж навет и сами турки, узнавши тое благодать Божию, действующую в них, почитают их, блажат и величают; ибо не токмо от християнскаго рода, но и от самых неверных турков бесные, приходяще, прощение и свободу от недуг и страстей относят, получают, от которых мощей святых над тое благодат Божию, ведомо действующую в них, еще таково благоухание происходит, иж бы и покарму телеснаго забыти, толко онаго запаху краснаго и сладкаго насытити человек лутче произволил. Како бы естеству то вместити могло, без похлебства бо реку, на всякие араматы, и мира дорогоценне, те святых тела пахнут и благоухают. И тако реку, хотя жь безпечно, прости мя, Господи, коли бы не те чюдотворные тела в тепережнем веку и разслабленном остали, без мала не все бы турчилис, ибо истинно, яко в Лядской земли папы римскаго титулы, и вавилонская музыка, и поганских наук блядословие руского народа з благочестивой и православной веры в прелесть латынскую мало не всех выкрало, тако и овде - власть, безецность, роскош тела, угодное житие безбожных и неверных турков миролюбную мысль до себе притягает. Однако же овде со удивления чюдотворнаго тел святых остало с тысящь до Илии от Бога реченных, иже не поклониша колени Ваалу, а в Лядской земли с милосердия Божия остали три юноши, в Вавилоне выображеные, иже не поклонишася римскаго начальства идолотворенному образу. Яко же ты смееш хулный язык, Скарго, на святых учителей грецких отверзати и хулити, зазрость приписуючи, яко бы, от той побежденны будучи, не подали языку рускому, в писме словенском живущему, науки? Скажи ми, Скарго, которая бы наука и хитрость разумная на свете болшая быти мела, яко где человек диявола звитяжит, Богу угодит, от Духа Святого освятится и на спасение наследовати живот вечный явными чюдотворными знаки и силами запечатуется? То все, Скарго, род руский в писме и науке славянскаго языка благодатию Христа Бога одержал, засвидетельствовал, и тако достатечне спробовал. Иж хто бы инако о том разумети и вдавати правду Божию на ложь, перевертаючи, мел, Павел сам апостол анафеме его предает, молвячи: "Аще и ангел с небесе благовестит вам паче еже приясте от нас и научистеся, анафема да есть онаго проповедника!". Видиши ли, Скарго, иж твоя хула неправедная, в клятву ся ввалила, - седижь в ней, колико любишь и изволяеш. Видиш, Скарго, иж что колико молвиш, - не духом мира и правды Божия и не от покоры мытаря смиреннаго и самоукорнаго, во все от фарисея гордаго, велеречиваго и самохвалнаго, черпаеши от воздушных духов весть и паки на воздух тще-и-прожнохулныи слова отрыгаеш. Видиши ли, Скарго, иж сам власною зазростию, враждою и потворною лжею вместо учителей грецких оболев еси и на словянский язык посполу с дияволом борбу подвигнул еси, который для того языка словянскаго не любит и от всех других на онаго подвигом силнейшим (стлумити и угасити его хотяй) подвигнулся есть, иж в языку словянском лжа и прелесть его никакоже места имети не может, ибо ани диалектик и силогизм поганских, (ницующих правду Божию во лжу) ани хитроречием лицемернаго фарисейства упремудряет, толко истинною, правдою Божиею основан, збудован и огорожен есть и ничтоже другое ухищрение в себе не имеет, толко простоту и спасение рачителю словянскаго языка еднает. А твоего латынскаго языка вседушне диявол любит; и признаваем ти - яко сам хвалишися, - иж его по всем свете розширил есть и успевати и роскоренитися над все языки допомогает и дарует. Есть тако властне, Скарго, яко молвиш, и то для того, Скарго, твоему языку латынскому от диявола тот дар дарован есть: ведай завсегда о том, иж его всего на свое угодие перетворил, преницовал и в поганскую хитрость перевернул, иж в нем никакоже правда евангельская и простота святых места не имеет, толко лжа поганская, хитрость и фарисейство седит, почивает и обладает. Ведай же о том, Скарго, хто спастися хочет и освятитися прагнет, если до простоты и правды покорнаго языка словенскаго не доступит, ани спасения, ани освящения не получит. О чем, Скарго, в твоем мудром и хитром языку латынском тех тел освященных не имееш, и освятитися никакоже нихто не может? - пытаю тебе. На тое, - вем, тако ми речеш: "Мало ли есть святых латынских, которых и вы, Русь, в календарю славите". - Есть. Тако, Скарго! Признаваем, иж суть святые латынские, которых мы славим. Но те, в правоверии еще будучи, освятилися, одного духа и разума с простотою языка словянскаго были. Но реку о нынешнем хитром и мудром роду латынском, чем нихто не освятится, ани освященным быти не покажется никакоже. Не только с простых мирских людей, но и с твоего, рекомо духовнаго, лживо-лицемернаго езуицкаго живота ни единаго не имееш, дабы который добровоние и запах, красный и любимый, от своего тела по смерти испустил и знак святости показал, но все смердят, яко гнилые псы. А того прощением дошли есмы, иж латынский костел святыни не имеет, а не от зависти речем. Ато яко, послушай пилне и скажу вам, иж по всей турской земли тех мощей и тех тел освященных, от языка словянскаго порожденных, умножилося, тогда некоторые пробаторы веры и благочестия нашего и латынского мниси, взявшися от Святой горы, пошли искати и видети в роде латынском мощей либо тела, реку, какие освященные и, коротко сказываючи, окружили все предела латынские, Венецкую державу, Рим, во Влошех, кляшторы, по горах будовные, и все места теснейшия богомолцев латынских, и никакоже не нашли мощей или тело освященное от рода латынскаго; только если бы нашли мощи какие, те все из грецкие занесены земли, яко Симеона Богоприимца в Задар, Николу Мирликийскаго в Бару и других некоторых, а от рода латынскаго ни одного. Для того тогда, Скарго, твой костел латынский святыни не имеет и имети не может, - я тебе тое тайну открыти покушуся - ибо Духу Святому гнезда смиреннаго ся в твоем сердце и помысле, тако и во всем роде послушенства костела латынского не имеет и быти не может, а иж Дух Святый от костела латынскаго отогнан есть, ибо во всем латынский костел науке Духа Святаго сопротивляется, и древней и нынешней; тым речет Дух Святый Исаием пророком: "На кого призрю?" и того часу объявит: "на молчаливаго и смиреннаго" и прочая. А ты, Скарго, с латынским костелом никакоже молчати и смиритися не хочеш, только все говорити, сваритися и возносити. Анною пророчицею Дух Святый речет: "Не хвалися, премудрый, премудростию своею", а ты, Скарго, уже ошалел еси от труда и подвига своего, хвалящися костелом латынским, премудростию и хитрым разумом; Христос рекл: "Фарисея возносливаго отврещи, а мытаря смиреннаго вознеси. Всякий кто так возносится, понижен будет, а хто смиряется, возвышен будет", а ты, Скарго, с латынским костелом возносящися, хвалящи и лутчим от всех чинящи, николиже не престаеш, и на той праце и труде век свой весь изнурил еси. Павел речет: "Не замай, никтожь не прелщается, если мнится быти мудр, не замай, учинится глуп, тогда будет премудр", а ты, Скарго, с латынским костелом не токмо дабы еси глупства духовнаго носити учил и науке апостола Павла последовал, но и еще сопротивно бореш, глумиш и до конца поругаеш, ибо смиренных и простоту любящих сынов евангельских, языка святаго славенскаго людей, а навет и греческаво, шкалюешь, гониш, срамотиш, глупыми зовеш и блюзнерства потварные смышляеш, а себе и своего послушенства костела латынского людей за мудрых, разумных и от всех лутчих быти славиш, вдаеш и чтиш. Ато жь те причины хворости, смерти, погибели вечной, которыми твой костел латынский оболел, Скарго, перегороду учинили, иж тело латынское освятитися никако же не может, - а завсегда ведай, я тебе ознаймую. А до того еще и час, и век, и лето выразити тебе, Скарго, имею, от котораго времени той латынский костел страждет, иж Дух Святый в латынском костеле ничтоже не владеет ани справляет, без котораго вся справа людская за спасение мертва, яко тело без души есть. От онаго тогда часу еще Дух Святый от костела латынскаго отступил, коли папа - вождь и началник костела латынскаго - смирение Христово поверг и, на воздух славы света сего вознесшися, яко чтилище боготворное (по солунскому выображению святаго апостола Павла), - плац, над всеми владети хотячи и прагнучи, засел. Тогда, Скарго, Дух Святый юже в латынском костеле лежати и исправляти перестал, ибо иж костел латынский и з своим боготворным чтилищем (силогизмами, от стихий мира вынайдеными) веру православную, на соборе Никейском святыми отцы выображенную, (о Духу Святом и власти его против фантазии воздушных духов хитрости) преницовал и претворил; тогда Дух Святый костела латынскаго исправляти перестал, ибо юже костел латынскии, минувши все другие науки, от Святаго Духа реченные и обложеные, но на самого владычествующего Духа Святаго хулу нанес и супротивным быти Духу Святому показался, и на тое борбу быти противником Духу Святому конечно вооружился, - тогда Дух Святый от костела латынскаго отступил и свое дары божественные и освящение от роду костела латынскаго спрятал, иж ныне костел и род латынский, по Павлу апостолу, не по справе Духа Святаго, но по премудрости власти воздушнаго князя тмы века сего живет и справы живота своего разумные отправляет, и на том ся уфундовал есть. Даже бы еси, Скарго, не разумел, иж я мниманием а мечтом все то о Духу Святом, на костела латынскаго противным будучи, реку, твоим власным свидетельством того подтвержу, иж тако есть, а не инако; ибо не дай же, Боже, излишнее речи, иже от неприязни, по Христову гласу, но "ей", иже от истинны родится. Твоя милость, ксенз Скарго, в своих книжках, где Русь з греками потупил и в муку осудил, а латынский костел прославил и в гору вынес и папежское начальство и старейшинство обоготворил, тогда и то еси доразил, рекущи: "Мудре то костел латынскии учинил, иж Духу Святому, над постановление и вызнание веры собора Никейскаго, исходити от Отца и от Сына за едно - яко от единаго початку приложил". Отожь, Скарго, заровно ведай: то самохвалное "мудре" костела латынскаго Духа Святаго от него отгнало, коли бы еси был рекл, иж глупо то костел латынский учинил, иж над волю седмисоборную толикого веку и таких людей святых, без личбы в себе имеющаго, во вере гмырати и преницовати дерзнул, чего от оных нихто важитися не смел. Еще бы была надея, Скарго, през смиреннословие и покаяние вернутися Духу Святому до костела латынскаго, но иж еси отрыгнул гордостное "мудре", не надей же ся гостем быти Духу Святому в костеле латынском во веки. Я тебе тайну открываю, таже се реку: если бы ся костел латынскии смирил и глупым посполу з словянским языком против света сего учинил, тогда бы тое благодать от троичнаго Божества получил, а ныне в той хитрости века сего - никакоже. Но вернувшися паки до Скаржина самохвалнаго "мудре", пытаю тебе, Скарго, которое "мудре" костел латынский учинил, иж веру над толикий седмособорный тумулт святых мужей, будучих посполу с папами римскими, того нихто из оных важитися не смеющих, после сам о себе костел латынский гвалтовал и ницовал, и речеш еще: "мудре то учинил". А коли так разумееш быти "мудре", проклени же тех всех пап римских от перваго собора даже до седмаго и от седмаго даже до сквалчения веры, ибо юже против твоего разума те были глупы, а истинно и непотребныи, а по неправоверству и прокляти. Видиш ли, Скарго, твоего бесмысленна разума хула на твоих же православных и правоверных пап святых (которых мы за православие и правоверие почитаем и святим) куды падает! Теперь же юже познаваю, иж ты не сам прирожоным и учоным от писма разумом, Скарго, мудрствуеш и беседуеш, но истинный дух воздушны твоими усты речет, и той тебе шептал, коли еси тое книжку писал. Отожь болшей правдословием не успеем тебе, Скарго, и твоего костела разума лечити и на покаяние приводити, только потреба начинья, а по нашему, сосуда Духу Святому, иж бы ис тебе, Скарго, из твоего костела рода силою животвориваго Духа духи ереси воздушных умудрителей, лукавых бесов молитвою повыгонял и очистил тебе и других, тебе ровных и единогласных, тогда бы еси правду навык, а доколя того не будет, всуе беседа с тобою, Скарго, - иж тот же дух, тобою отрыганный, хулу на грецких учителей зазростную в неподанию науки словенскому языку наносит, который всех правоверных пап римских, не смеющих переменяти православное собора Никейскаго веры, проклинает, - а, срозумевши, уста заключи и умолкни, хулу угаси, а благодарство научи. А если перестати от той хулной и бесом учителное велеречивое страсти не хочеш и покаятися не произволяеш, тогда юж декретом слова Божия и правды его, силою Духа Святаго, во имя православное нашей веры, тебе запрещаю и реку: онем и буди безгласен, даже в чювство приити изволиш! О том артикуле, зазростно реченном, до зде.
Еще остал 2 артикул - о щасливом костеле латынском (иж по всех сторонах науки и школы фундовал, где его послушенство засягло), от Скарги похваленном, - на которой тако Скарге отповедаю.
Аже хвалишися щастием ради фундования наук в роде и костеле латынском папежскаго послушенства, преславно славнейший ксенз Скарго, - признаваем и мы, глупая Русь, подтвержаючи твою похвалу и мнимание, о щастью костела латынскаго реченное, иж есть щасливы. Правду речеш, Скарго, и повторе тебе реку, не противляемся твоему глаголу, ибо и сами добре видим, иж есть щасливый костел латынский и иж науки фундовал по всех сторонах папежскаго послушенства. Однакожь хочем, первое, причину ведати, для чего есть щасливый костел латынский; второе, что за школы и науки фундовал.
О щастию тогда видим и разумеем, Скарго, костела латынскаго, иж есть щасливый для того, ибо его щастие от владеющаго миродержца искал и получил; чего костел латынский прагнул, тое нашол, - зачинил, то уловил, ибо тожь миродержец и змаменник прелестнаго века сего своих поклонников и угодников ничем иным в первых не радует, только щастием жизни сея суетныя венчает. И тожь не чюдо и не див быти щасливому костелу латынскому, ибо есть щастием коронован. Щасливый есть костел латынский для того, ибо, оставивши и повергши тесную дорогу евангельской мудрости, ведущую в живот, на широкий гостинец премудрости мира сего выскочил и повергши крестоносный и смиренный образ Христов, на честь и славу света сего выдрався, и, обмерзевши апостольские науки и простоты праведное грубостью, за хитрость и мудрость воздушных духов и от стихий мира изобретенный философский поганский аристотелский и других, подобных ему, разум ухватився, от чего всего Павел перестерегал, навпоминал и учил, дабы в поганские науки диалектики, силогизмы и вывроты препирателные и велеречия самохвалные благоверным не впасти и от правды простой не отлучитися, - тое все костел латынский, от Павла реченное, за шидерство поличил, а оное сопротивное за властность и истоту вменил. Для того тогда щасливый есть костел латынский, ибо теж и тое Павел апостол, до Тимофея пишучи, ознаймил, которые по власти воздушнаго князя тмы века сего жити призволяют, щасливыми быти мают, а крестоносцы, будущего века сынове, поруганы, укорены и оболжены быти мают, тако рече: "Все бо хотяще о Христе благочестно жити изгнанныи, споруганныи будут; лукавы же человецы, хитрцы волхвы и чародее вознесутся и почтены будут, преспевающе на горшее". Отож в том еси не солгал, Скарго, иж есть щасливый костел латинский. Признаваем ти, иж так есть; о котором щастию еще после мовити будемо, с чого ся тое щастие породило, а теперь о школах и науках, от латинскаго костела фундованых, речем.
А иж мовиш, Скарго, ко оному щастию костела латынскаго же и школы и науки всюды во своем послушенстве фундовал, - только мирского раствори двери в слуху нечювства и отверзи покрывало мрачное несмысльства правосудного розума и разумей истинну: за спасение ли твое костел латынский (которым ся хвалиш) те школы и науки во своем послушенстве фундовал или за погибель и жизнь суетного века сего. А если за спасение, чему же з школы латинское не выходят ученицы (от перваго даскала над даскалы, научившаго и образ показавшаго, глаголющаго: "Научитеся от мене, яко кроток есмь и смирен сердцем" и "Блаженыи нищии духом, яко тех есть царство небесное") оное тое науки образ и подобие носячие. Того николи же, Скарго, показати не можеш, абы з школы латынское и науки смиренный и нищий духом богоносец выйти имел, только все оной блаженной науке сопротивници, - горды, величавы, пишны, надуты, пружнославолюбцы, хелпливыи, велеречивы, самохвалны, фарисеи возносливы, клеветницы, лжелюбцы, правдоненавистницы, поборницы, всех укорители, а себе за лучших разумеющии. Пощупай только себе, Скарго, ты еси первый ученик школы латынской, - не вси ли плоды тые гнилые и погибелию вечною смердящие в тебе гнездо имеют! Божие во всех обелжил и потупил, а себе сколь телом выплавил, над правдою лжи сидети и владети усудил и декретовал. Проклятая то таковая, пекельного зродла наука, школа, которая ни единого ученика на спасение до царства небеснаго годным быти не породит и не научит, але всех студентов своих в погибель вечную посылает. Што ми хвалиш, Скарго, латинского костела школы, коли в ней нет учителя Христа, ани Петра, ани Павла и прочих учеников Христовых, за спасение учащих, але блазнители, поганцы, Аристотели з другими волхвы и еретики, Оригены и другие, тому подобныи, начальствуют и всем костелом латинским рядят и владеют. Тое, Скарго, и дурный бы в писме а в правде кохаючийся и не змаменый еще от прелести века сего разсудити могл, иж як щастье костела латинского - пекло, так и школы и науки его - пропасть и погибель вечная. Альбо ачей бы еси показал, Скарго, (еще тя раз о похваленных школах и науках латынских спытаю) с школы и науки, костела латинского фундованое, такова проишедшаго ученика, который бы оную заповедь и науку, от небесного ректора наученную, сам собою выполнил и других выконати реченное от Господа нашего Исуса Христа научил, - который зде юж всеми дары чюдотворенными своих учеников обогатил, и всю таемницу спасения оным открыл, и всю философию небесное мудрости - в смирении быти - изобразил и научил; тогда юж доброю наукою слова (абы ученицы теми дары богатьства и ведомости разумом не хвалили и не возносили) так запечатовал, егда молвит: "Вся заповеданая вам сотворите и совершите, тогда и на том часе не возноситеся ани хвалите, але рцыте, яко раби непотребни есмы, еже должны быхом сотворити, сотворихом". Теды всему свету явно есть, иж латинский костел из своими школами и науками (той заповеди и науке от Господа нашего Исуса Христа реченной) так гвалтовне сопротивляется, иж власне аки заедны плетки и толки людские не почитает ани повожает; бо не только або ся рабами непотребными и слугами недостойными Богу латинского костела школы и науки называти имели ученицы, але еще, тлумячи тую науку Господа нашего Исуса Христа сопротивным образом - хто бы их за достойнейших, заслуженейших и лучьших от всех у Бога и пред Богом и пред всеми народы верных не розумел и не предпочитал, - гневаются и убивством отмщают. Что жь то за школы и науки костела латынскаго, Скарго, которых хвалиш, коли нихто в них богоугодную волю не научит, але еще сопротивым Христу антихристом быти показует? Видеши ли, Скарго, иж в твоих школах и науках, от костела латинского фундованых, по Павлу апостолу, до солунян изображению, тайна и гнездо антихристово фундованно есть: "Точию ожидай, - молвит, - коли от средины выникнет и явится беззаконный". О школах латынских и науках до зде.
Завертаюся до щасливаго костела латинского и для чего есть щасливый - всем во обец, а не самому Скарзе ознаймити хощу. Прошу скоро читателев приложити разсудную мысль до беседы повестные и не разрывати памяти другими забавами, яже ся скончает речь того щастия латинского.
Щасливы костел латынский с тех причин мовлю. Бо ся противным быти науке смиренной Господа нашего Исуса Христа во всем ставит и показует. Христос Бог, избавитель нашь, борячи высоко возновивый помысл сынов Зеведеовых, седалища десно и шуе просящих, абы не пролгали чести, власти и славы света сего поганским мудрованием и прагненьем, разум и помысл таковый именовал и осудил. А ты, костел латинский, седалище щасливе ухвативши, не хощеш во веки над всеми владеющаго разума снизити и в покору Христову ниспустити, але еще весь век свой о том упражняеш и забавляеш и подвиг жизни сея проходишь, абы ся не оного небесного седалища доступил и честь и славу царства небеснаго получил, але жебы еси тя на земли в дочасном животе ани титула, ани славы, ани чести, ани места, гордосного преложенства и старейшинства, верхоседно именованного, бынамней не снижил и не ущербил и с пляцу высокооснованного не порушил. Знай же, костел латинский, иж тое и щастие и разум, в котором ты плаваеш и забавляеш, - поганский есть; бо так Христос сыном Заведеовым, прагнучим и места первоседного и чести славное, рече: "Сего, - мовит, - владарства и первоседалства и суетославства языцы, то есть поганцы, ищут, а межи вами, моими ученицы такую фундацию чиню и не переменяти никагоже постоновляю: хотя быти болий, да будет мний, и первый, да будет последний всем слуга, ибо Сын человеческий не прииде, да послужат ему, но да послужит" и прочая. Вид же, и полюбимый, и разсудный прочитателю, для чего есть костел латинский щаслив. Для того, иж смиренную науку Христову разорил, а поганскую ухватил. Да щасливый есть костел латинский и для того, бо и конечному тому смиренномудрия образу и подобию, от Христа показанному, противником, согвалтовником и збурителем показал. Сам бо преблагословенный Даскал над даскалами, Ректор над ректорами, Господь и Бог наш Исус Христос, учачи учеников своих от всех покорнейшими, пониженейшими и последнейшими быти и разуметися, собою образ показал, высоту и честь своего преложенства в конечную покору и низкост стягнул, препоясался лентием и умыл ноги учеником, и рекл: "Весте, что аз Господь будучи и Владыка, сотворих, и вы, как Мене видели есте творяща, должнии есте творити и тую покорную добродетель выполняти и друг другу ноги умывати". Ты же, костеле латинский, из своими школы, наук ректорми не толко жебы еси тот смиренный образ, от Христа показаный, сам выполнити и других тое покоры и унижения научити мел, але еще, тлумячи, угашаючи той смиреномудрия кшталт, таким противником, кгвалтовником и збурителем тому святому образу быти ся показуеш и мовиш, и учиш, и проповедаеш, и голосно на весь свет кличеш, претиш, показуеш, страшит и делом албо власным учинком выполняет, молвячи, хто бы тя не святил, не чтил, не славил, не признавал за лучшейшаго, разумнейшаго, славнейшаго, от всех высокого, старшого, первейшаго и голову всемирную, - огня, мечя, бед, мук и розмаитых смертей и утрапений страдателных таковый годен есть. Присмотриж ся, любимый прочитателю, для чего костел латинский щасливый. Для того, бо юж запевно антихристу породитися уготовил, по Павлу апостолу к селуняном реченному: "Ожидай, дондеже от среды будет, тайна бо уже выполняется беззакония" - и отступление от православной веры влезло, и чтилище боготворное на земли явилося и покору и науку Христову збурило. Знай же, правоверный християнине, что уже быти антихриста. О сем до зде.
И еще мало о щастии костела латынского припомнити мушу, абы не утаила Скаржина похвала некому. Для чего есть щасливый костел латинский? Бо Скарго только щастье надворное хвалит, а мы за отвнутр Божия разума откровеного познавати и разумети маемо и не лакомимося на поганское щастье, бо то самое слово "щастие" не есть православное церкве мудрости, але поганское. Щасливый теды и для того костел латынский, мовлю, бо ся з своего учителя, апостола Петра, ругает, смеет и шидит, а пред ся ним ся хвалити безвстыдне смеет, которому повинен будучи костел латынский повиноватися и покаряти, яко наставнику и учителю своему, бо сам Владыка Христос рече: "Довлеет быти ученику, яко учитель его". Тот бо блаженный Петр святый, навыкши образ и подобие от Учителя своего, яко в добродетели, так в покоре, так тежь и в нищете и необладаню земными добрами и маетностями, как в гостине и в чюжом доме, то есть веку, а не во своем, оное власное отчизны будущаго века будучи, сам себе не дедичем туташным, але пелгримом и преходнем чинит и своих учеников того же следа держатися учит и мовит: "Возлюбленныи, мовлю, яко странники и пришелцы, отгребайтеся от плотских похотей, яже воюют на душу, житие ваше имяще добро во языцех" и прочая. Вид ж ту кажды того сукцесора, не имущаго где главу подклонити! Апостол Петр, сукцесию приемши, на своих последователей и учеников той же образ и подобие налагает, и не мовит: "Мовлю, яко дедичи, поземных держав обладатели", але "пельгримы и преходны", ведаючи гостину живота сего нетревалого, - днесь ту, а завтра в гроб ко оному веку отходячих, того ради не привязыватися ту на земли нечим, толко житие доброе показати и огребатися от телесных пожадливостий, которые воюют на душу, учит. Ты же, костеле латынский, со сукцесором и учеником апостола Петра, честным папою, противячися и тлумячи науку своего учителя Петра, не странником и пришелцем, то есть пелгримом и приходнем, але дедичем вечным (помпы, славы, суетного могутства и видимое державы, маестату и власти поземнаго начальства всемирного обладателя) именуешися. А хто бы тя не так разумел и славил и под твою сукцесию не подлегал, и убивати и в жизни сей не жити, тиранский обычай наследуючи, своим послушным учеником, костеле латынский, за своею головою заказуеш и благословляеш. Заправды тогда щастливый есть костел латынский, бо тому, который Петра збурил и убил, скоро служит и угожает. Пытаю жь тя теперь, костеле щасливыи латинский, где ты сукцесия Петрова? Где ты учениче есть, в котором ся хвалиш и гробом его пышниш, ани единого пункту от учения его не только не держиш, але еще, стлумивши и загребши учение его своим противенством, другим наследовати науку апостола Петра забороняеш. Видеши ли, костеле латынский, тое щастие, от кого еси его уловил и хто тя ним во жизни сей коруновал. Раздери жь очи помысла, учению костела латинскаго верный Скарго, и познай, хто твоему костеловати щастие, от тебе захваленное, даровал. А если ты дародавца познати не хочеш, тогда мы иж за неволю и по нужде, от тебе оболженныи будучи, тебе его открыта и показати мусим.
Власне той хитры, а неиначей, Скарго, твоему костелови щастье даровал, которого Господь наш Исус Христос, приразившагося и показавшаго ему всю суету века сего, царства мирское с славою его, ухитряючи лакомством алчтво его и поклонения ищучи от него, если бо оно имети вожделев, того абие оттряс, отверг и обезчестив, мовячи: "Иди за мною, сатано! Писано бо есть, иж толко Господу Богу свойственно есть кланятися и служити, а не тебе, прелеснику света сего". Ты же, костеле латынский, не зрозумел еси и не познал того мечтания сатанинского, манячего и прелщающаго такою славою и хитростию премудрости века сего, як чачкою некоторою оздобною детинолюбною, але зараз, узревши, полакомитися попрагнув показалника, поклонився, взем, пожер щастье, земного могутьства ухватив и от всея души возлюбив и ту на земли важити, вымудроватися и выславитися изволив. Буде же себе Скарго, учениче костела латинского, из своим костелом, из своими школами и науками в веце сем щастливым, мудрым, хитрым и дедечем, а мы, глупая Русь, по гласу Павла апостола, глупы и дурны и, по гласу Петра апостола, странники и пришелцы, то есть пелгримы и приходне, ту на земли быти изволяем да оную отчизну и дедичество вечное, от Христа избавителя нашего (не имущаго на земли где главу подклонити) зготованое в царстве небесном, наследим и получим, которого да нас доместит Христос, Сын Бога живаго, пришедый в мир грешных спасти, яко тому подобает всяка слава, честь и поклонение со Отцем и Святым Духом ныне, всегда и в безконечныя веки веком. Аминь.
 
К ПРОЧИТАТЕЛЮ СЕГО ПИСАНИЯ
 
Не мов же ани разсужай, любимый прочитателю, неверием альбо мнением читаючи, абы что своим помыслом или враждею против рода латынского рекло, але веруй и власне как зо уст Божиих приими, бо самая кривда Божия мовила тое в той книжице, в которой Скарга Русь потупил и яко отступников от костела латынского во муку осудил. Веруй, любимый прочитателю, если Скарга и всякий латынского рода человек до руской веры церкви и науки правдивой не приступит за добро а за добродетель, ведай, иж в геену огня вечнаго отидет, которого не выпургуется во веки, от которого всех обще и Русь, в православии стоящих и латыну знаменитых, Христе Боже, захавати рачь. Аминь
Текст по изд. М.-Л. 1955 г., стр.179-205; публ. И.П. Еремин
http://www.bochenin.com/text/1/20.html
http://www.kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_224.htm
А.М. Камчатнов. Страница из истории борьбы за церковнославянский язык
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_672.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001