Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будеславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Иван Вишенский. Писание к утекшим от православнои вЪры епископам
от 24.01.08
  
О памянте


Писание к утекшим от православнои вЪры епископам о имени згоды в книжках от них выданое, показуючи, яко тая згода не таковыми, яко ж они, безплодными в вЪрЪ и житии, чинена и еднана быти мает, но святыми и духовного разума достигшими, и на прочая хулы, лож и клевету, от них на благочестие и ему послЪдующих рыгненую, отповЪд и обличение, откуду сию мудрость и разум постигли, которым так безбожне мудрствовати ся отрули

Велможным их милостям, панам арцибискупу Михайлу и бискупам ПотЪю, Кирилу, Леонтию, Деонисию и Григорку совышше памят покаяния, страх геены и будущого суда низпослатися от всевидящого ока троичного божества, отца и сына и святого духа, Иоанн мних з ВишнЪ от святои Афонскои горы усердно вам зычит
Ознаймую вашим милостям, иже достигло мя вашего подвига (труда, ревности и тщания) писание, зовемое - Оборона згоды з латинским костелом и вЪрою, Риму служачею -, вами, ходотаими и будовничими тое мененое згоды, от руского народа клЪченое. И видЪвши тое, велми почудихся не простим малым чудом, але со удивлением великим и ужасом, разсуждаючи в собЪ сам в затворЪ, темницЪ безмолвия, сЪдячи: яко како и откуду бы ваши милости такое ласки, дару блаженства и святости доспЪти могли? Чого и я частю свЪдом, як есте таковых почестий и благодати отгорЪ николи не искали ани просили, и слЪда Христова скорбного не топтали, и пелкгримаций ко горнему Иерусалиму забавою молитвы умное не творили, а так, знагла, без заслуги жадное от бога, тую годност, зацност и достоинство дару привлащати (як бы запевне от небесного откровения) собЪ смЪете и оную згоду, вЪры тайнство со безвЪрством тосуючи, мЪшаете и споиваете. Если бо земного закона обычай таковый власти господские, цареве или кролеве, обыходити и заживати звыкли, иж кроме заслуги, чести и дикгнитарства или преложенства в подвыщшеню титулу даровным обычаем никому дармо не дают ани возвышают, аж то добре угодник их им заслужит, то колми о небесных дарах, от божества исходящих, не без заслуг и порядку законного дарованы бывают, розумЪти маемо. Почудившися теды тому достаточне и абым и на бога хулного мнеманя не поднес и, вам в простоть своей правду мовячи, не согрЪшил, поидох искати слЪда евангелского, приводячого до познаня явного, которым таковые справы, живота вЪчного таемници, от бога поручены и отправованы быти ся даруют. А если бы иначей, а не тым способом, хто того дару доспЪти ся хвалил и вЪрою шафовати хотЪл, такового антихристова слугою и тайником его божественное Евангелие называет. Который же ест слЪд, до того дару цыля приводячий, пилне прошу, послухайте, показати вам не прокурацкое фантазии выкрутами, але самими усты Христа бога нашего, рекшими от святого Евангелия, хощу! Не для похвалы выграня препирателного (як же мирская мудрост звыкла проходити) то чиню, але для спасения моего и вашего, о котором, бог вЪсть, яко же и о своем ревную.
ВЪдомост тую вам короткими словы открываю. Начало же вслЪд бога из мира изшедших и того дару доспЪти хотящих тых ступнев пять.
Первое - вЪра крещеная во имя отца и сына и святого духа; второе - при вЪрЪ узаконеные заповЪди исполнити, по реченному от господа, егда послав на проповЪдь учеников по воскресении глаголя: Шедше, научите вся языки, крестяще их во имя отца и сына и святого духа; таже паки учаще их блюсти вся, - елика заповЪдах вам; третее - крест Христов на рамо взяти и душа своея во мир сем отрещися, по реченному от господа: Аще кто хощет в слЪд мене ити, да отвержется себе и возмет крест свой и послЪдует ми - и паки: Аще кто не возненавидит душа своея, не может быти мой ученик; четвертое - дом, села, имЪния, сородство и мирское дружество оставити, по реченному от господа:
Всяк, иже оставит дом, села, имЪния, отца, матер, братню, сестры имени моего ради сторицею восприимет и живот вЪчный наслЪдит - и паки: Любяй отца, матер, сына или дщер паче мене, нЪсть мене достоин; пятое - конечная нищета, по реченному от господа: Аще хощеши совершен быти, иди продажд имЪния своя и дажд нищим и имЪти имаши сокровите на небеси и, взям крест, последуй ми -.
В том конечном обнищеню ученици, послЪдуючи Христу, еще не могли тайнства вЪры навикнути и притчей Христовых зрозумЪти, для чого и приходят, пытаючи господа: Чему, рече, во притчах глаголеши народом якобы рекучи, которых и мы постигнути сокровенный разум не можемо? - ОтвЪща Исус, рече им: Вам ест дано вЪдати тайны царства небесного, то ест обнажившим мысль свою от мирских справ и вослЪд мене изшедших, а мирским еще притчами и завЪсою, то ест покрытыми повЪстьми. Ато чему? Для того, их нё вомЪстят духовного разума, а не толко мирские не вомЪстят, але и вы, о ученици, если ж и вослЪд мене изишли есте, нищету конечную понести изволили есте и ко страстем моим, мнЪ послЪдуючи, приспЪваете, вЪры тайнства вомЪстити не можете. Много бо, - рече, - имам глаголати вам, но не можете носити нынЪ. Егда же приидет утЪшител, его же аз от отца вам послати хощу, тот вам отверзет вЪдомост всю моих справ -. Таже по воскресении отверзает им ум разумЪти писание закона, пророк и псалмов, реченных о нем, и еще тайнства вЪры вомЪстити не могуг. Таже паки рече им: Сядте вы здЪ во градЪ ИерусалимстЪм, дондеже облечетеся силою совыше -. И убо сам на небеса отходит, духа же святого во уреченный час на апостолы посылает. По принятю же духа святого уже все вЪдают и беспечне вЪры тайнство проповЪдуют и спасением людским (з невЪрства до вЪры приводячи) шафуют. Который слЪд нашои вЪры православнои пастыри и учителие вселенские, святне отци, ощупавши, сами тым способом на стан священический возшедши, и иншим такожде восходити узаконили, - о чом Дионисий Ареопагит достаточне пише, знати даючи, як не досыт на том, если бы и тые пять степеней, вослЪд бога изшедшие, которых вышше поменил есм, исполнил, а свыше от духа святого ся не посвятил, истинным законным священиком и знателем достаточным тайнства вЪры быти не может. А понеже того тайнства вомЪстити не может, як же таковый вЪрою шафовати важити ся смЪет? Явно ест, яко такая дерзост богопротивна и духа антихристова плода овощ, воля и дЪло. Таже и порядок Дионисий Ареопагит описал по том пятом стопню, то ест конечной нищетЪ, хотящому священство постигнути и тайнство вЪры разумЪти иначей, - рече, - не мощно, толко прежде подобает ему ся очистити; очистившижся, просвЪтитися; просвЪтившижся, совершитися, - о чом читай Дионисия Ареопагита - О священноначалии - и узриши, иж правду мовлю.
Тут теды ставши, вопросил бых вас, згоду вЪры вяжучих, что ест степен совершения, о котором Дионисий рекл? Але вЪм, иж не толко отповЪдЪти ми силы совершения мЪры не можете, але не знаю, самые голые слова, Дионисием реченные, если коли в книзЪ его проходили есте. Вопросил бых вас, что ест просвЪщение, але вЪм, иж ни мякнути отповЪди ми дати о нем не знаете. Вопросил бых вас, что ест труд очищения, але вЪм, иж вам ни снилося о том. Якож вы явные во образЪ быти звыклые ступнЪ ко приближению небесного бога знати маете? А не толко вы не знаете, але и ваши папы и исусоругатели, зовомые езуиты, о том ни писнути ми справы дати не могут. Ато чем? Для того, иж поганские еще догматы (Аристотелев, Платонов и прочиих), кусаючие Исусовы простоты, Петровы вЪры, Иоанновы чистоты, Иакового беззлобия и прочиих апостол безхитрства вомЪстити, ниже помыслити не могут. А не толко ко благодати духа святого приводячих порядках мЪры, если вас вопрошу, отповЪдити ми не можете, але и от тых пят телесно узаконеных степеней, о невыполненю их, егда вас вопрошу, соромЪтися будете. Еднак, я вас вопрошу, хоч вы ся за правду на мене фрасовати схочете, лЪпше богу и правдЪ его, нежли ласце вашой смертной, в том догодити хотячи.
Покажите ми убо, о згоду вяжучии, где которий з вас первый степен сам собою выполнил и в вЪрЪ, основаной в непорушенном фундаментЪ, со исполнеными заповЪдми ся знашол? Не ваши милости ли вЪру дЪлы злыми наперед еще разорили? Не ваши милости ли прагненя лихоимства пЪнежного и достатку мирского жерело похотий в собЪ роспустили и насититися никакож не можете и еще болшею алчбою и жаждею, свЪцких достатков прагнучи, оболЪли есте? ПокажЪте ж ми, о згоду вяжучии, где который з вас, в мирском житии будучи, оных шест заповЪдей, от Христа узаконених, сам собою исполнил, то ест алчных прекормил, жаждных напоил, странных упокоил, нагих одЪял, болным послужил, в темницах навежал? Не ваши милости ли тых шест заповЪдей не толко в мирском чину разорили есте, але и нынЪ, в мнЪмаючемся духовном, непрестанно разоряете?
Не ваши милости ли алчных оголоднЪваете и жаждными чините бЪдных подданых, той же образ божий, што и ви, носячих; на сироты церковные и прекормлене их от благочестивих християн наданих лупите и з гумна стоги и обороги волочите; сами и з своими слуговинами ся прекормлюете, оных труд и пот кровавый, лежачи и сЪдячи, смЪючися и граючи, пожираете, горЪлки препущаные курите, пиво трояковыборное варите и в пропаст несытного чрева вливаете; сами и з гостми ся своими пресыщаете, а сироти церковные алчут и жаждут, а подданые бЪдные и своеи неволи рочнего обходу удовлЪти не могут, з дЪтми ся стискают, оброку собЪ уймуют, боячися, да им хлЪба до пришлого урожаю дотягнет.
Где который з вас странных в дом ввел, упокоил, ублажил, ноги авраамски страннику умыл? Не ваши милости ли сами нынЪ у мнимаючимся духовном чину из странных ся пугаете, хулите, поносите, ненавидите, злословите, клевещете? Што ся показало с тых уст, смродливую згоду вяжучих, которые тым духом ругали, мовячи: А што ж сут патриархи или грецкие владыки? Жебраки, волоцуги, змаменники! - Видите ли вашого мудрования странноприимство!
Где есте нагих одЪвали? Не ваши милости ли сами обнажаете, из оборы конЪ, волы, овцЪ у бЪдных подданых волочите, дани пЪняжные, дани пота и труда, от них вытягаете, от них живо лупите, обнажаете, мучите, томите, до комяг и шкут безвременно, зимою и лЪтом, в непогодное время, гоните, - а сами, як идоли, на одном мЪсцу присЪдите или, если и трафится того трупа отидолотворенного на другое мЪсце перенести, на колысках, як бы и дома сЪдячи, безскорбно преносите, а бЪдные подданне и ден и ноч на вас трудят и мучат; которых кров, силы и праци и подвига выссавши и нагых в оборЪ и коморЪ учинивши, вырванцов ваших, вам предстоящих, фалюндышами, утрфинами и каразиями одЪваете, да красноглядством тых слуговин око накормите, а тые бЪдные подданые и простои сермяжки доброи, чим бы наготу покрыти могли, не мают! Вы их пота мЪшки полны грошми золотими, талярми, полталярки, орты, четвертаки и потройными напыхаете, сумы докладаете, в шкатулах мЪсца, где бы которой особЪ с тых помененых годное было починати, росправуете, а тые бЪдници шелюга, за што соли купити, не мают.
Где есте болным послужили? Не ваши милости ли болных еще сами от здоровых чините, биете, мучите и убивате? Пощупайся тылко в лысую головку, ксенже бискупе луцкий, колко еси за своего священства живых мертво ко богу послал, одных сЪканою, других водотопленою, третих огнепалною смертю от сея жизни изгнал? Так розумЪю, иж памятаеш, ваша милость, всЪх тых, если схочеш покаятелное исповЪди правду стригнути. Воспомяни и Филипа, маляра многопЪняжного. Камо тые румяные золотые по его неволном отходЪ осталися и в чием нынЪ везеню сЪдят?
Где есте в темницах посЪщали? Не ваши милости ли в темницах за правду затворяете и бЪды людем християнским терпЪти еднаете? Не ваши милости ли и Никифора добре посЪтили и в темницу затворити исходотаили есте, яко да со лжею беспечне пануете и обличения на свое отступление со папою своим от оного уст не относите? Але так вЪдайте, если и язык человЪчий умолкнет, але зрител видит от горЪ долних, и узрите все свое нынЪшнее тогда, егда, тайнство жизни сея выполнивши, в страну будущого вЪка отидете. Тогда все ся вам тое открыет, чого нынЪ ощупати и видЪти (за окраденям слЪпоты мира сего и славы его) не можете.
Але тепер забаву о том чинити мЪсца не маю, толко путем повЪсти идый, о степенях евангелских реч совершити и наявно показати, яко есте их сами собою попрали и потоптали, хочу.
ПокажЪте ми, о згоду вяжучие, где кой з вас мира ся отрек, крест Христов на рамо взял и душу свою в жизни сей возненавидЪл? Не ваши милости ли болшую помпу и тайнство своволного жития вЪка сего в себЪ нынЪ изобразуете, болшие достатки в мниманом духовном, нежели в мирском чину, угонили есте, славы и богатства дотиснулися есте, чого в мирскум чину не имЪли есте, тучнитеся, кормите, питаете, насыщаете чрево розкошными снЪдми, гласкаете гортань смачнЪйшими кусы, услаждаете, смакуете, мажете, собЪ угождаете, волю похотную во всем исполняете?
ПокажЪте ми, о згоду вяжучии, где который з вас оставил дом, села, имЪния, маетност, сородство и мирское житие господа ради. Не ваши милости ли того ради и бискупства ся докопали, яко да сокровище болшее имЪней, маетност, скарбов пЪняжных и прибытков в церкви божой знайдете, слуг личбою двояко и трояко, нежли перво есте мЪли, умножите; славою вЪка сего коронуетеся, в достатках беспечальных и розкошных, як в маслЪ, плаваете, дочки богатым вЪном бискупским обвЪнуете, зятей панами пышногордшими почините и своих повинных церковным, сиротским, убозским, и слЪда Христова держачихся добром обогатЪли есте, титулы им славнЪйшие у свЪта сего починили есте, от войских на подкоморих, от подкоморих на судЪй, от судЪй на каштеляны, от каштелянов на старосты, от старост на воеводы переворочаете?
ПокажЪте ми, о згоду вяжучии, где который з вас тот конечный степень Петрова гласа исполнил: Се мы, - рече, - оставихом вся и вслЪд тебе идохом, - что убо будет нам -, слышавше от учителя, яко неудоб богатии вниидут в царство небесное. Не ваши милости ли болшей нынЪ маете, нежли перво есте имЪли, и богатшими и пышнЪйшими есте, нежли перво есте были? А если неправду мовлю, отвалЪм тот надгробный камен и узрим явно все житие ваше першее в мирском стану и нынЪ рекомо в духовном, хто што перво был и что имЪл и хто тепер ест и што мает.
Начну ж от мирославнЪйших. Перво его милость каштелян Патей, если и каштелянства титул догонил, але толко по чотыри слуговины и во одежди, якая барва вомЪстнтися могла, за собою волочил, а нынЪ, коли бискупом зостал, перебЪжит личба и десятковая и барва скуподорожшая и славнЪйшая. Так же и его милость арцибискуп, коли простым Рогозиною был, не знаю, если и два слуговины переховати на службу свою могл, а нынЪ личбою перебЪжит и десяток, барвою повно с першим. Так же и Кирило, коли попом простым был, толко дячка за собою волочил, которому кермашами пирожными заплату чинил, а нынЪ, коли бискупом зостал, догонит слугами и барвою первых. Так же холмский, коли в Луцку жил, саксоном и майдебурским правом свое черево кормил, а нынЪ, коли бискупом зостал, мусит быти и слуговин собЪ набыл. Так и Григорко, коли дворянином Рогозиным был и хлопчика не мЪл, а нынЪ и тот тепер, коли бискупом зостал, в черевЪ ширший, в горлЪ сластолюбнЪйший, в помыслЪ высочайший, в достатку богатший и в слуговинах доволнЪйший. А пинского в первом житию не зналем; але по нынЪшнем показуется, што и тот, як и другие, так же единою бо вижу, яко не вслЪд Христа, но вслЪд свЪта сего пелгримацию всЪ вышреченные трудят.
Тут теды вас вопрошу в доконченю тых пяти стопней. ПокажЪте ми, о згоду вяжучии, откуду есте тое годности вЪрою шафовати доспЪли, коли плоды вЪры сами собою есте разорили и самую вЪру обесчестили и поругали. Не видите ли, нендзные мудрцеве, што рек Христос: Если хто не отречется себе и своеи души, не может быти мой ученик? - А коли не может быти его ученик, як же тот вЪры познати тайнство может? А коли вЪры тайнство познати не может, як же таковый вЪрою шафовати смЪет? Видите ли, згоду вяжучие, вашу самых вЪру, яко воскресению мертвых не вЪруете! Видите ли вашу смЪлост, яко во отчаяние воверглися есте! Видите ли вашу слЪпоту, яко во погибел миролюбия угрязли есте! Видите ли вашу премудрост, яко во прелести вЪка сего утонули есте! Видите ли ваш подвиг, труд, ревност и тщание, яко да настоящого вЪка благая погоните, о будущого же памят, теплоту, страх и боязнь уморили есте!
Но, о возлюбленнии, вЪруйте, вЪруйте, яко будет суд, и страшный суд, и так страшный, яко и нынЪ, егда бы ся вам очи сердечнне створили, устрашившися судии страшного видЪнием, бЪгали бысте голы, як мати вас народила, от тых бискупств и от титулу того и санов тых, которых есте в РимЪ наздобывали, за шматину или вЪхоть бы есте не вмЪнили!
Але што ж, коли вмЪстити мир и его любов и державца оного вам не попустит. Прето я з повинности своеи християнскои вас остерЪгаю, навпоминаю, молю, прошу и ногам ся вашим кланяю, - бЪгайте в Сигор от Содомы, да не жупел и огонь геенский в том невЪрию вас постигнет, бЪгайте на покаяние, донели же время вЪка вашего продолжися вам, - по смерти бо покаяния не обрящете! Аще не можете великое подвига покаянне показати, поне дух свой в праваславной вЪрЪ испустЪте, да не от всЪх частей бога отпадете. Истиною бо вам мовлю, истиною, яко аще не покается и в православие истинным помыслом, сердцем и душею не возвратитеся, во огни геенском вЪчном купно и с папами вашими клокотати и кипЪти будете, которого да вас освободит сын бога живого, пришедый в мир грЪшники спасти. Аминь.
О возлюбленнии! Если бы есте видЪли и вЪдали того диявола, умного борителя, которому под царство подпали есте, вЪдаю, яко о честь папину и кролевскую не дбали бысте и, ни единого рода любодЪйного в вЪцЪ сем не соромЪючися, зас ко благочестию скоро, яко добрые и мужственные воини, возвратилися бы есте. Се бо ест храброго воина: и поползнутися, и зас укрЪпитися, и на мЪсци своем стати. Але не видите и не вЪдаете, яков ест тот диявол и як уловляет, прелщает, прехитряет и от пути спасителного отвлачит! Для чого вы, се вЪдаючи, соромЪетеся возвратитися в свое достоинство благочестивое вЪры? Чи не болшей же будет сором на вселенском позорищи, пред тмы тмами ангел, архангел, начал, властий, престол господский сил, херувим и серафим, так же и естества человЪческого - патриарх, пророк, апостол, мученик, преподобных, праведных и всЪх богу добре угодивших, пред которыми всЪми наша вся содЪянная и тайная открыются и сором чинити будут вЪчного безчестия? Там того бы ся нам сорома убояти потреба, а нынЪ покаятися, да не поставлени будем з нашего нынЪшнего жития безплодием пред оным страшным и нелицемЪрным судиею. Тамо бо не толко вам, але ани собЪ папа и корол помочи не могут и ровно з иншими всЪми и найубожшими голо предстанут и от дЪл своих или славу или бесчестие вЪчно приимут. А чем же ся их соромЪете и для их встыду царствия божия отпасти (и лица господа нашего не видЪти) хочете? - Аще бо, - рече, - кой постыдится мене и моих словес в родЪ сем прелюбодЪйном и грЪшном, и сын человЪческий постыдится его во предстоянии тмам ангелских сил пред отцем небесным -. Я тылко с повинности своеи и любви християнскои што знаю, то вам открываю и утаити от вас не хощу. Вам же послухати и сотворити волно, - як хощете, тако творЪте, волю и самовластие имате.
Сие же речение мое толко о имени згоды тои вашои книжки, ксендзове бискупи, реклося, показуючи, як басномудрецами мирскими, статутового, прокурацкого, каштелянского, надутого, сварливого и телесного мудрования разуму вЪра шафована быти не мает, не может и не будет. И если бы помощию Велияра от таковых ходотаев в таковых речах в малЪ времени што и зшиватися начало, еднак скоро ся зас роздирает и в конец исчезает, - не толко тая самая згода, але и едначеве згоды с памятию своею во вЪки пропадают и погибают. Што ся трафило и тому баламутови Исидору мудрому (суетногонцеви славы мирскои), ему же ваши милости подражатели есте ся стали, которого в книжках своих залецаете, як и того згода, ним клЪченая, розвалитися поневоли мусЪла. Ато чему? Для того, понеже основания духа святого премудрости не мЪла, без которого фундаменту клЪтка от леда вЪтрца розвалитися мусит. И тот бовЪм Исидор мусит быти по сак, як и ваши милости, до Риму бЪгал. Но о том много и забаву чинити не хощу. Единою бовЪм того Исидора тая ж мудрость плотская, которая и ваши милости в тщую славицу мира сего взбудила, в гору высокомыслия двигнула и взнесла. И тоеж чести и достоинства был, которого и ваши милости, и тоеж безплодное житие жил, которое и ваши милости, и так же своих си и вЪка сего (а не яже Христа Исуса) искал и гонил, як же и ваши милости, и тую ж заплату за свой подвиг в пеклЪ приимет, як же и ваши милости приняти хочете, если ся не покаете и з выпалого благочестия зас скорым обращением не вшрубуете.
А о прочиих баснях прокурацких, в ваших книжках оголошеных, княжата бискупи, ни упражнятися на басни, вам отповЪдати не хочу. Скоро бо углянул есми у тое ваше писание, зараз познал есми мудрость ваших милостей рЪчницкую, а не божию, зараз познал есми учителя фантазии ваших милостей, свЪтолюбца, а не мироненавистника Христа, зараз познал есми мистра ваших милостей, славолюбца, а не обещещенного Христа, зараз познал есми ректора ваших милостей, саколюбца, селолюбца, злато- и сребролюбца, а не нищого сирамаху, бездомника, не имущего где главу подклонити, Христа. А для того, видЪвши иж тую игру ваши милости скачете, которое ноту дудка диявол вашим милостям заиграл, отповЪдати на басни не хочу; видЪти танцоводца змию прелести, вслЪд которое ваши милости поступуете и крочите, Духа чистого мудрования в забавЪ смрода свЪцкого препираня упражняти не хощу. Еднак же, выбравши нЪкоторые артикули, от ваших милостей на православных сопротивоборно и хулно реченые и на бога гордым духом рыгненые, поставивши их рядом на своем мЪсцу, каждого стиха зособна, пытати ваши милости буду и показати хочу вам, як тот дух заразливый, вами реченный, с пекелной отхланЪ вылетЪл, и пеклом смердит, и в пеклЪ гнЪздо мает, и там почивает и живет, и в вЪки жити будет, если ся не покает.
Имена стихом згоду вЪры клЪтячих.
1. Яко в костелЪ римском не пытаются бискупове своих овечок в премЪнах и вымыслох своих, которых в костел вносят, але што постановят, то кажут своим овечкам держати, а они теж слухают пастырев своих, - так же бы и в Руси быти мело. 2. Як дурные и бесчестные патриархи ничого славного и пожиточного, приежджаючи, в земли сей не чинят; як Иеремия учинил, толко хлопов простых, швецов, седелников и кожемяков над епископов преложил и увес порядок церковный, от духовенства отнявши, свЪцким людем в мод дал, в чом великое уближене власти епископской учинил. 3. Яко от неволник до пана, яко от страдалцев патриархов оторвавшися до свободного и нЪким невладомого папы пристати волЪли. 4. Яко то не чудо ся стало, иж з вина вода ся учинила в згодной мши римское вЪры попа на правосдавное вЪры престол отправованой, але так, омылкою и трафунком, ся тое прилучило.
На тые чотыри артикулы дух благочестия молчати мя не оставил, - ато для того, иж хула в них крыется на бога, которую свЪтом правды обголити и наявно всЪм показати хощу, яко тая хула ест курва и вшетечница, а не цнотливая дЪвица и панна. А другие басни блюзнЪрства телесного и мирского мудрования, в той книжце блекотаные, претерплю и ни за што поличу и вмЪшо, для того, иж язык тое брЪдив, што ему дух лукавьш шептав, а не што его мысль разсуждения чистого, от умного существа образа божия плынущия, наставляла. Того дЪля другие самохвалства, возношения и напинаня себе и з папою своим князей бискупов на рамЪ терпения без отповЪди перенесу, не чудуючися их самохвалию, по простой приповЪдце нашои братии россив, як мовят: каждая, рече, лишка свой хвост хвалит, и зас: тое мовит, говорит, што и любит и рад видит, и зас: о том ся и поучает, за чим гонити хочет, як бы тое прагненое ухватити могл, и еще нЪкоторый от святых рече: о нем же бо кой внутр поучается, рече, о сем и язык движим имат. Так же и ваши милости, ксендзове бискупи, тое славите в своем писаню, што есте возлюбили и тому ся поклонили, тое зас хулите, от чого есте утекли и возненавидЪли, тое износите от своего сокровиша, што есте в сховане сердца вложили и вмЪстили; ту пЪснь козлогласуете, которое ноту есте ся изучили и нынЪ учите. Прето я ся тому писаню хулному, на православное вЪры вЪрных от вас змышленому, ни мало не чудую, згажаючися з нЪкоторым от святых, до которого прийде нЪкий брат и рече со удивлением: Слышал ли еси, честный отче, яко онсица брат в таков и таков грЪх впадеся? - ОтповидЪл ему отец святый: Не чудуйся, - рече, - друже милый, падежи не чудуй, але раднЪй и барзЪй тому чудуйся, кто может от грЪха повстати, чудуйся, - мовит, - великим чудом, кто может из сЪтей сидла и уплетения грЪховного выплестися и вымотати -. Так же и я не чудуюся, ваши милости ксендзове бискупи, клеветЪ, хулЪ, бесчестию и лжи, глаголемой вами на благочестие. Але бым ся болше чудил, да бых могл щирост, правду и суд, от вас мовленый, слышати. Которых догмат есте ся не учили, слЪду бразды истинны мыслию есте не прочертали, скорбный путь оное ступами трудными розсуждения есте не трудили и не ступали, тЪснотою ж истинного житня и безмолвия до розума Христова есте ся не тиснули.
ТЪмже и не чудуюся тому, яко истину хулите, а лож, чого ся есте изучили, славите. Тако бо Спас ко иудеям рече: Како вы можете добро глаголати, зли суще? - Так же и аз, ваши милости, подобно Спасову реченню мовлю: Како вы можете истину глаголати, в сопротивоборной школЪ на истину учившися -. А если неправду мовлю, розсуди, любимиче, дай мЪсто судови, а не дияволу и гнЪву, отвори книгу совЪсти и узриш явно все тое, што я мовлю, - а если сам не хочеш тое книги створити и мною мовленому вЪрити, пытаю вас, где в законЪ и правдЪ учили есте ся день и нощ, которого Давид блаженыи зовет, где - Господи, кто обитает в жилищи твоем - псалма 14 плоды дЪлом пролЪзли есте? ПрочтЪте пилно в той книзЪ сумненя своего и видите не сопротивное ли школы учення тым плодом истинным проходили есте, не в сварах ли, препираниях, прехитренях, преборенях прокурацких и велерЪчницких, лжею истину пребороти всегда учачися, увес вЪк свой изнурили есте. Не днес ли каштеляны, дворяны, жолнЪрми, воины, кровопролийцами, прокураторми, курцияны, корчмарами, купцами, медвЪдниками, а утро - попами, а поутру - бискупами, а поутру утрешнем - арцибискупами починилися есте. Како вы можете истину глаголати, о школЪ, истину учащей, ни слыхавши? Еще ли речеши, яко неправду мовлю, яко в сопротивоборной школЪ на истину училися есте и днес тоеж мудрости учением дышете, а не толко сопротивным учением дышете, але и явственно на истину борете, але уже и граници истины и ограды законные, истиною оточенные, сами собою поламали, попреворочали и подгвалтовали есте. Ато як? Понеже дЪрами през ограды, силою, посулами, вылыганям, человЪкоугождением и другими козньми в церков Христову (а не слЪдом закокным) Удрали есте ся и началствуете. А если сами не видите, зас створити книги совЪсти вашее на показане вам мною реченного мушу, яко да правда вотмЪ лжи вашее не сЪдит, але на свЪт, наявно всЪм, вырнет. ПокажЪте ми, о бискупи, где который з вас иноческого жития степен, ко Христу и духовному разуму скорбным путем ведущий, сам собою пролЪзл, без которого искуса - закон мовит - епископ быти не может. Тот закон есте попрали и внивеч обернули. Ато чему? Для того, иж не толко искуса иноческого не знаете, але ни того самого голого имени, што ест инок, не слыхали есте, и як перво в мирскум стану, так и нынЪ бо рекомо в духовном албо и двояко горше мирскими есте и мирско живете и мудруете. Где который з вас дияконский степен многолЪтным искусом священодЪйства служебного по законе прошол? Тому и сами признаете, иж ся от вас гвалт стал, в котором забавы не толко не чинили есте, але, не знаю, епископством если не попередили есте его. Где который з вас священство по закону узаконеному постигл? Тое и сами признаете, иж от вас згвалчено ест. Где который з вас епископство от вышнего звання, дарования и освящения и от всенародного избрания гласа восприял? Тое и сами признати мусите, яко згвалтили есте. А коли гвалт закону церковному от всЪх сторон починили есте, признайтеся сами, не сопротивно ли на истину лжею вашею борете. Мусите, хоч и не хочете, бо ся со лжею пред истиною укрыти, ани утаити не можете, а коли в такой школЪ лживой учили есте ся и нынЪ учитеся. Паки спасов глас к вам мовлю, како вы можете добро глаголати, зли суще? Смотрите пилне и розчтЪте книги сумненя своего, не на вас ли нынЪ, якож древле на иудеев за згвалченя закона божия Исаин глас кличет, мовячи: Слыши, небо, и внуши, земле, яко сыны родих и вознесох, сии же отвергошася мене! - Видите ли, як вы бога отверглися есте! Видите ли, яко вы добро глаголати, зли суще, не можете! Видите ли, яко вы, из вЪры благочестия в невЪрие нечестия и своволного жития выбЪгши и для того покрыти свою ганбу и соромоту вЪчную хотячи, лжею на истину борете, истину топчете и попираете, благочестие православное вЪры хулите! Но убо того не достигнете, на што усадилися есте. Истины лжею пребороти не зможете и сами исчезнете и погибнете, а истина живет и жити будет во вЪки. Прето не чудуюся вам, ксендзы бискупи, яко того ради православних хулите, которых отбЪгли есте. Иначей быти не может, и поневоли хулити мусите, бо хулникови и служити приказалися есте. Время же приспЪло уже на тые артикули, от вас реченные, вас вопросити и показати, правду ли есте то рекли или лож, добрым ли духом или злым.
Начало же оттуду чиню. Вопрошаю убо вас, ксендзове бискупи, из благочестивое вЪры избЪгшие, дадите ми свЪдителство от писания евангелского, апостолского и святых богоносных отец, где есте ся того дощупали и дочитали, яко да стадо словеснее, крещенное во имя отца и сына и святого духа, познавши вЪру, закон своея вЪры, благочестия тайнство, в предЪлах непреложных ограды законное стоячее, в слЪд волков, на розшарпане сумненя их чистого, послЪдуют и зедатися новыми вымыслы в церков вносити хотячих, як в римском костелЪ (которого есте похвалили, чинят) попустят. Не сам ли владыка Христос рекл: ВнемлЪте себЪ от лжепророк, иже приходят к вам во одеждах овчих, внутр же сут волци и хищници! - и паки: От плод их познаете их -. До кого рекл Христос - внемлЪте себЪ -? До стада словесного. Что ест - внемлЪте себЪ -? То ест - стережЪтеся -. От кого? От лжепророк. Кто сут лжепророци? То ест пастыри и наставници. Як же их велиш устеречи? Ото так: если и в одежди овчей и смиренной приходят, але от зубов волчих познаете их; от мудрования правого или сопротивного зрозумЪете их; от новин и вымыслов, от себе, а не от закона, изнесеных, явны будут вам, а до того и от жития, нехристиянски проходячого, ощупаете их. Добре, господи, остерегл еси нас. А коли их познаемо, што нам подобает учинити? Тое: внимати собЪ от них, не слухати их, ниже послЪдовати им.
Пытаю вас на тое, ксендзове бискупи, вЪруете ли Христу, яко закон осторожности от лживых пастырей стаду овцам даде, или не вЪруете? А если вЪруете, чем же вы на стадо хулите, як за спробованными и досвЪдчоными волками вслЪд ходити не хотят и марне и нагло потратити душ своих не попущают? Видите ли, як Христу и Евангелию его не вЪруете, понеже на стадо, Евангелию послЪдуючее, хулите.
Пытаю вас зас, ксендзове бискупи, где пастирям тая власт назначена и узаконена, яко да вслЪд блуду и новых вымысл, собою набытых, из оборы законное, вЪчне уфундованое, овца вытягают и в свою погибел (если сами в ней утонути злым мудрованием и нечистим житием изволивши) и тых вовлачат? и вас где узаконено, яко если видит овца пастыря от окрадения душегубца в ров невЪрия впадша, или во огнь ереси вскочивша, или в водЪ прелести утонути умысливша, яко да и овца вслЪд пастыря в тые погибелные мЪста за оным вскакует и явственно погибает? Не сам ли рече Христос: Аще и око десное и началнЪйшее соблажняется, изверзи е -? Ато чему? Для того, иж лЪпше тобЪ и з одным оком в рай или в царство небесное, нежели со двЪма в геену отити. Хто ж ест око в тЪлЪ церковном? То ест вожд и наставник. Чему ж вы на тЪло церковное хулите, яко око гнилое, гноем миролюбия засмердЪлое, с посродку себЪ тЪла здорового измЪтуют и вслЪд его не послЪдуют, лЪпше хотячи безславных члонков, сами о собЪ в царство небесное, нежли соочима слЪпыми или наставниками прелщеными в геену внийти? Видите ли, яко Евангелию христову не вЪруете, понеж на тЪло церковное судом зависти и неправды хулите!
Пытаю вас зас, годит ли ся стаду всякого пастыря слухати, который имя собЪ пастырства угонил, а до овчарнЪ не пастырски, дверми, от бога званием и народным избранием, во овчарню стада входит, але тайно дЪрою и через законный плот, злодЪйски, лжею, куплениною и заслугою мирскою, для згубы, а не для спасения овец, влазит? Не сам ли рече Христос: Не входяй дверми во двор овчий, но прелазяй инудЪ, тат ест и разбойник -? Чем же вы на стадо христово хулите, яко овчарню законную от злодЪев и разбойников пилне стерегут, яко да душ своих марне не потратят, и егда не дверми вшедших, але дЪрою влЪзших, ощупают, таковых за пастырев не приимут, гласа их, яко чуждого, слухати не хощут и вон зганяют? Видите ли, яко Евангелию не вЪруете, понеж на овца правомудруючие хулите!
Пытаю вас зас, где пастырем власт дана болшей што мудровати над овца вЪрные и крещеные во имя отца и сына и святого духа? Того ни единым писанием не покажете; толко тоеж, як и пастырем: Аще любите мя, заповЪди моя соблюдЪте; а не любяй мя, заповЪдей моих не соблюдает -. Пытаю вас зас, имают ли пастыре власт што нового в церков законную, вЪчным фундаментом писання, чина и благообразия укгрунтованую, уставы неподвижными огороженую, от своего вымыслу мирского вносити и столпы основы закона неподвижного преправовати или на негрунтовное и пропастное мЪсто преносити и увес фундамент законний потрясати албо отмЪняти? Того ни единым писанием не толко не покажете, але еще и проклятство на смЪющих ся того важити услышите. Блаженный Павел рече: Аще кто благовЪстит вам инако, а не якоже благовЪстихом, - анафема; или и ангел с небесе - анафема -. Такожде и святые, Павлу послЪдуючи и церков законом ограничивши, яко да проповЪд евангелская внутр цЪло пребудет, рекоша: Иже приложит и отимет - проклят -. И зас: Не прелагай предЪла, их же дух святый усты богоносными отци помЪрил, ограничил, закопал, утвердил и непреложны в вЪки быти ознаймил -. Видите ли, яко вы предЪла тые сами собою поламали, закону, и Евангелию, и учению святых гвалт, явно всему свЪту, учинили и, по апостолу Павлу, сопротивно и ново благовЪствуете; треклятии от церкве и закона церковного будучи, а пред ся стадо, в оборЪ правовЪрия цЪло и здорово стоячее, хулите! Видите ли, як совершенные слуги антихристовы есте!
Пытаю вас зас, чем бы и для котрое причины словесное стадо пастыря (если ж не право ходит и трутизною ереси, а не правым евангелским мудрованием их кормити хочет) глядЪти и обличити не мЪло? А чему ж Павел стадо наупоминает, абы и сами в добродЪтел Павлову достигали и тым слЪдом не ходячих и образа Павлова не носячих, прозрЪвше, не приймали и с таковыми ся никакож не общили: к филипписиом тако рече: Подобни мнЪ бывайте, братие, и смотряйте не тако ходящих, яко имате образ наш; мнози бо ходят, их же многажды глаголах вам, нынЪ же и плача глаголю, враги креста Христова, им же кончина - погибел, им же бог - чрево и слава - во студ их, иже земная мудрствуют -. Видите ли, яко овца добре чинят, Павла в том слухаючи: таковые, которые не сут подобни Павлу и которым бог - чрево, и которые мирское мудрствуют и которые славы вшетечное свЪта сего ищут, - проглядуют, а позвавши их, не приимуют, изганяют и общитися з ними, яко со враги креста Христова (для которых и сам Павел плакал), не хотят. Видите, чого ради Русь хулите, а латину хвалите, - яко Русь дурная, если и малое порохно ереси во своей церкви ока, от лжеименных пастырей запорошити хотячих, ощупают, зараз очищают и вон измЪтуют, а у латины лжеименные пастыре целым бервеном вымыслов новых зЪницу спасения людского завалили, а прописнути и промовити за истинну нЪмаш кому. Ато чему? Для того, иж яко мертви всЪ овци в той долинЪ костелного бесловесного послушенства ока бервеном власти пастырское привалены сут и в нечувствЪ и безгласии сЪдят и о спасений своем, збавенны ли будут или ни, не вЪдают, толко, як ся кому трафит, безсмысенно и скотски умирают.
Пытаю вас зас, добре ли в том латинские овца чинят, иж пастырей, если и направо ходячих, видят и, сопротивно закону божию и евангелскому мудруючих, знают и, в блудЪ прелести валяючихся явно, видят: оных не толко не остерегают и не обличают и смрада их ся не гнушают, але еще во всем ся им повинуют и вслЪд оных, если жив погибел, запевне вЪдаючи, идут, за ними безрозмысльне послЪдуют и тую ж погибел, што и пастыре, душам своим относят. Тут, вЪм, речете, своей хоробЪ догожаючи, добре чинят. Але ми тое - добре -, не голословне, але писанием, покажЪте и зас того - добре - пожиток ми покажЪте, то ест - будут ли збавени овца, яко вслЪд волков, блазнителей, злодЪев и разбойников, по Христову гласу, и злых дЪлателей и псов, по Павлу, послЪдуют, - але, если чинят добре, иж во слЪд таковых пастырей послЪдуют, чем же их пастыре от шуее страны на страшном судищи не освобожают, чем же о собЪ за сЪбе отвЪт дати хощут, по Павлу: Кождо бо, - рече, - о собЪ отвЪт даст пред богом.
А егда истязан и пытан кождый за свое житие будет, што ж за пожиток слуханя тых овец, которые вслЪд пастырей своих, во погибел ведущих, и сами з ними в тую ж пропаст впадают и погибают. Што ж за пожиток молчаня тых овец, которые, ради невЪдомости своего збавеня, за пастырским слЪдом йдучи, в геену огня вЪчного трафляют и погибают? Што ж за пожиток с повинованя пастырского тых овец, которые, если дЪла, доброго жития и правое вЪры нЪмают, пастырми от оного страшного гласа, судиею реченного (отидЪте от мене, проклятий, во огонь вЪчный, уготованный дияволу и ангелом его), освободитися не могут?
Видите ли, иж не добре римские овци чинят, што о своем спасений не дбают. Видите ли, иж не добре римские овци чинят, што куревником и дворяном безвстыдным над собою владЪти допущают. Видите ли, иж не добре римские овци чинят, што новинами трутизн, закону противных, ден по ден пасучися, пастырем своим о правдЪ евангелской молчат. Видите ли, як тые пастыре овцам на страшном судЪ ничого помочи не могут. А не толко овцам своим, але и собЪ самым могут ли што помочи, скажЪте ми и научите мя о том, молю вас! ВЪм, вЪм, вЪм, яко бЪднЪйший и срожший еще глас, нежели простаки, пастыре услышат и за ходотайство погибших душ со своею погибелию отвЪт невымовный дати хотят, и сугубое сторицею приложение муки приимут, и срожшее каране праведним судом божиим отнесут; але овцам пастырская великая бЪда и мука их малой бЪдЪ и муцЪ пожитку и утЪхи бынамнЪй не принесет. Доволно овцам свое страдание и мучание за грЪхи и выступки терпЪти и в собЪ самых скорб и горест тую слышати! А пастыре если и велми строго и бЪдно за себе и за овци свои мучитися будут, что ж за пожиток овцам от их великобЪдного мучения, коли их меншему помочи не могут и отраду и прохлаждение ни едино дати силы не мают! Видите ли, ксендзове бискупи, яко неслушне того прагнете, яко да звычаем римским над росскими овцами владиете! Видите ли, яко слЪд антихристов ухвалили есте и себе ни в чом не гледЪти заказуете, блуду же и вымыслом, от мистра диявола вами изученых, словесним, образ божий и подобие носящим, овцам, безгласно, яко же скоту, послЪдовати повеливаете! Видите ли, яко сами, от которых бы ся образ чистоты, паненства, невинности, чистои вЪры и доброго сумненя в облюбеници церкви Христа бога показати мЪл, прелюбодЪйцами, вшетечниками и куревниками стали есте ся и, от жоны законное венчалное вЪры восточное украдшися, до зантуза вшетеченства римского отбЪгли есте! Суди сам, если неправду мовлю. Том вам першую баснь вашу, як хотЪли есте по-римски над Русю владЪти, одправил.
СтупЪм зас до второго стиха, которого червоными словы для того повторяю, абы судеве и чителници добре присмотровалися образу, як соромЪтися и румянЪти тот щекун будет, коли его солнце праведное своею истинною освЪтит и пригрЪет. Имя же тому стиху тое: Яко дурный, неславный и непожиточный был приезд Иеремия патриархи; ато тым, иж хлопов простых, швецов, седелников и кожемяков над епископов преложил и увес порядок церковный, от духовенства отнявши, свЪцким людем в моц дал, в чом великее уближене власти епископской учинил.
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_217.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001