Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будеславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
В. Хлебников. Вы, привыкшие видеть жизнь
от 26.12.07
  
О памянте


31 I 22

Вы, привыкшие видеть жизнь
Под дающими паек углами,
Треочие увидите в звоне чаш тризн?
За личинами всячески(х) тризн -
смерт(и) и человеч(ества) -
Вы не заметите старое три.
Вы видали, как сгоревшие
Страницы рукописи становят(ся)
Сгоревшими селами,
Красным кукарека(я) петухом?
К пастуху звезд земное овечье: наука, паси,
Небо будь пастухом! -
Загрызено псами веселым(и).

А вила чечевицей
Наводит луч военный
На бедные столицы.

Вы видали, как разложение слова
На мелкие земельные владения
Зарницею лени
Оглавила Госпожа Ленин?
В Ряве она мною дана.
Луч из будивремен, из Будимира
Сверкал как чернила под пером Велимира.
А Ленин оглавил разложен(ие)
Простр(анства) России, торг и труд
В их мелкие единицы.
Вы видали, как копье
Событий вороча(лось) во мне рукой оттуда?
Это глаз вырван, чтобы темнеть,
Меня нежно (?) вне -
Убитый Аспарух.
Знайте, даже слабый насморк в песн(е) - весть оттуд(а),
Что будет целых войск простуда.

Вы видали, как Ганг тихо стучится в Зангези,
Зоями художника зван?
Вы видели, как вождь
Серых полчищ Брусилов,
Лапой медведя ломавший хребет лба,
В песень вошел словом брусь?
Это тогда запела судьба
Той тропы, где пройдет позже Русь.
И если Вила умчала золотые
чувалы Казани,
Ищите на это в Виле и Лешем
Вовремя данные мно(й) указания,
Свинцовые стрижи - (б)лиже, позднее
Летели в отместку Разина
В камен(ный) утес Романов(а).

Любят поэта, но какого -
Чей голос гнет пятак и выпрямл(яет) подков(ы),
Чей железный больш(ой) подбородок
Любит лодкою плыть по реке внимания,
За собой увлекая стаю глаз вер(ноподданных).

Вы много видели:
Вы видали Дункан,
Романченко, большого в море пловца.
А вы видали, как
Лесной леший, лесная овца
Богатыр(ем) стал, великаном,
Вырос в Россию,
Чтобы жезлу песни сделать послушней?
А Вила стала
Московск(ой) Че-ка,
Той - что обогатила
Москву постройкой, увы, конюшни.
Вы видали, как Ка
Вело на запад Колчака,
На запах выстрелов и ядер?

Как нищий то, царь то
Я жизнь пью из кубка Моцарта.

В новом сане лешему любо забыться,
Как птицы века, ему очищали копытца,
Клювом держа червяка,
Сотня Сальери.
И я один с ду(шой) Моцарта.

Судьбы нарастающий угол,
За новыми дугами выр(осший) угол.
Это чудо, чудо чудское,
Что глазом у лешего стало
Море из озеро Чудское -
туокому,
сеокому.
Когда броском к очередному долою
Ты тетивой тугих закруч(енных) сердец
Без промаха и проигрыша
Меня бросаешь верною стрелою,
Чей наконечник из кремневой глыбы.
Я гордец.
И после напяли(т) смерти тулупы,
Волосы меха - пегие мертв(ых) трупы.

И стучали два жильца, возвратный и сыпняк,
Занимали чью-нибудь душу, точно особняк.

На веслах дней
Плывет глаз времени.
И вам видней -
Вы не старей меня.

Вы слышите
грохот события лавы?
Вы видали, как черные
Волосы мавы
Станов(ились) Волгами трупов,
Смерти ручьями?
Не даром, когда был в столице я,
Я душою бродил по Галиции,
По холодным высоким горам,
В пророчество кричал про опасно(сть) с выс(оты) ея.
И война мировая,
Ведьминскосдобная пышка войны -
Это Мавы плоть,
Пожар резать и колоть
истины жизни,
спалив устои,
Красочных соблазнов выставки,
А хребет ея, где лишь кости одни,
Кожи нет, только ходят как звезды
кишки -
Это чистые законы времени.
Здесь она, как часы - обнажены
Железные суставы колес.

Здесь, выше моря голосов
Хриплых войны, на военном пире,
Где народы лежат на секире,
Здесь ходит стрела человеч(ьего) рода:
- Четыре! - показывает. - Двенадцать часов,
Полчаса первого.
Скоро проснется природа,
Солнце взойдет да будет тепло!
И нужно было иметь душу
хрупкую,
Прозрачную, как стекло,
Как часов стеклян(ная) крышка,
Чтобы какой-то полумальчишка
За тылом войны, воен(ной) стервы
Обнажил, как ходят часы
Человечества, войн(ами) тикают,
Государством чиликают.

Да, Брусилов до себя в военном виде
В песне прячется в брусь.
Ленин - это леший, народ - это Русь,
И набат (?) связал (?) его рассудок.
Хорошенькоокая Вила - свобода,
А Мава, ее муравьи, ты кто? - Война мировая.
На ней стеклянная крышка,
Прозрачный хребет - законы о времени
И часы человече(ства).

Трупьями косы текли
Ведьмы пышной и белой.
Песня, ты наконечник из звука
Жизни копья.
Мава вольется войною в Галицию,
Прозрачная, как родн(ик) закон(ов) времени.
Вот ты села на край крыши,
Села и смотришь:
На Юпитере, спросишь, что?

Леший их ненавидит,
Бросает охапкой в костер:
Погибни, нечистая чара.
Смерти сестер с обнаженным хребтом,
Где ходит нагое созвездие кишок.
Леший, народ после Бреста
Продрав, как глаза после сна военн(ой) могилы -
Уста(л) быть в пальцах смерти тесто -
Занял место
Председателя земного шара.

Не раз, чтобы отразить татарина грядущего,
Я высовывал копье, пророч(а)
Учителя и ученика.
Ленин в женской одежде
Оглавит престол или крем(ль) -
Разложения целого осуществлени(я)
На мелкие единицы духа,
На мелкие единицы труда,
Мелкие земель(ные) владения.
Раньше, чем зубами мышей,
Проточит основы
И созовет латышей
В крем(ль) московский.

Великая страна!
Очи, где волны Оки,
Зачем бросила стае волков?
Как волосы Волги,
Прыгали волосы,
Как Волги волны.

Вы видели, как Мава
Обращает в мух мурашей,
Мураву, и муку, и миги,
Столетья великанов.
Это Эм намыленной веревкой
на шее
У великана миров,
Объятья любя Мавы,
Как жернова да и нет,
Мелет народы в муку,
Посыпает мукой сквозь муки,
как сито.

Рубеж
Войны русских Вы
И немцев Вы дели!
Вы видели,
Как строчка песни,
Набор букв, сапог печати,
душа зачатия,
Живой состав поезда слов,
Дико гикнув улю-лю,
Садится на коня событий,
И ей не нужны стремена,
Дума быт(и)?
Мы пересекли времена,
Их угол разной близости чертам
Именем одно, и то огромней.
Умейте отпечатки ящеров будущего
Раскапывать в слов каменоломне,
И по костям строить целый костяк.
Мы у прошлого только в гостях.
Будущее наш дом, где нас ждет
Самовар горячий в парах
И французская булка.
Пусть прошлого убийца глядит
из переулка
С бледным перекошенным лицом.
Не надо мести, не надо казни -
Все мы гайки, все мы гвозди
На челноке Земного Шара.
Да здравствует лицо самовара
В клубах доброго умного пара.

А Ка оков -
Звук подков.
Эм - твердое Ка
Делит на п, где п - рост в
бесконечность.
Ведь Мы взял взаймы
У Эм, матери малых миров,
Радость Мавы,
Радость ведьмы.
Мава ведает Му,
Не мед, а меч раздела
Стран в море мора.
Ведь мы и ведьмы я
Великой ведуньи мы (не тьм(ы), а мы)
Стоит у ворот велик(ого) Мы.
А слово кол -
Трупознахар(ство) (колет) от(туда).

Вы видели Маву
У свайных столбов
Буквы Эм?
Гадая цыганкой о н(ей), застигают
Туземцы облаков грядущего
столетия.
Вам, вашим беседам и умным речам,
Вам эта громкая песнь,
Эта подушка бессонн(ым) ночам.
Ведь мы мирское целое
Делим на Я, на множество Я,
Муку Я,
Дерево Господина Народа
Мелем на я,
Состоим из многих частей.

Она тиха,
Бледна и сиротлива, Мава.
Нет Лешего, нет пастуха,
Нет книжн(ика), художника
и нет пророка,
Что ломал хребты
Привычным детским слов(ам)
Могучим голосом,
Похожим на объятия лап
Пещерного медведя,
Чей резал толпы
Железный подбородок,
Как ледокол
Установившихся понятий
Трещала льдина дум.

Ах, Мава в шкуре
Мертвых войск,
Великая по-свойскому,
В стране белокурых
дол бедокур(ит).

Что делать Вам?
Струи мора
Текут с веселого востока,
Голод еще зарницами
Блистал по улицам Москвы.
Кого обнять, понять, обвить
Ручками девы-младенца
В великий невод людей?
Она ячейка в нем.
Дрожит, созвучиями всеми
Окутан, земной шар.
А ты пьешь щи из трупа.
Молчит веселая частуха
275  В устах у пастуха
Велимiр Хлъбников. Доски Судьбы
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_151.htm

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001