Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будеславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Платон Лукашевич. Чаромутие или священный язык магов, волхвов и жрецов
от 12.12.07
  
О памянте


Примечания

Введение
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_166.htm
Примечания
1 Храбрии Русици прегородиша (поля) черлёными щиты (против конных орд Половецких). Песнь о полку Игор. Разумеется, наши предки имели и конное войско, но в малом числе.
2 Между многими примерами Силезия сделалась таким образом совершенно Немецкой страною.
3 Наприм. Гердер.
4 К сожалению, и поныне весьма мало, особенно как следует, переложено на значи из сих песен. Сначала из первых довольно было переложить: уничтожение Запорожской Сечи и смерть Байды, Нечая и Железняка; потом стон по Отечестве: Чайку или Сокола; удалость козацкую: шумить, гуде ветер по дороге; месть любовницы: Не ходи Грицю; весёлыя: Под вишенькою, Гречку, журавля. великоросийские песни имеют другой напев; из них совершенно схожи с Южно-Русскими напевами только некоторые старинные молодецкие песни, которые удалось мне слышать.
5 Освобождение из теремов (!) женского пола в Великой России Западные недомыслы поставляют себе за победу; но это рано или поздно, а должно было произойти. Следовало бы им сперва знать, что обычай, или приличие затворничества девиц в Великой России не был никогда там народным, племенным, а произошёл от подражания во многом Византийскому и Грузинскому дворам и Греческим обычаям как единоверческим. Обычаю сему стали следовать Бояре, за ними купцы и зажиточные гродские жители.
6 По уступке той стороны Днепра Польской Республике, война туземцев с Поляками и борьба их с Жидами с того времени (1667 г.) длилась ещё более ста лет…По мере истощения Руси, Поляки назвали её под конец гайдамацкою, т.е. разбойническою (народ - колийщиною), а остатки воинского сословия оной - гайдамаками, разбойниками. Конец сих войн и последствия известны: туземцы утверждены за Поляками; а Жиды десятками тысяч поселились на новозавоёванных землях во всех древних Русских городах и местечках. Оттуда с 1794 года перебрело их в Полтавскую и Черниговскую Губернии до 40000 душ, и там они прибрали в свои руки всю прежнюю торговлю и промыслы Христиан.
7 Нельзя сказать, что были плохи и на море, но не таковы на конях…правда, что сотня их в таборе не побоится и тысячи Ляхов, ни нескольких тысяч Татар. Если бы конные казаки имели такое же мужество, как пешие, то были бы, по моему мнению, не победимы. Боплан. 1832 г., 8. О пешем бою Славян см. выше.
8 Тоже знал и Платон: варвары древнее Греков. Кратил 25, 26, т.е. Фригийцы и Фракийцы.
9 Не в осуждение великому мужу, а поставляю себе в обязанность сказать: установить, образовать письменный язык на одном из его наречий - значит употребление его ограничить, а ещё более утвердить в нём неправильности и уклонения от природных настоящих образим чуждые другим его наречиям. Не значит ли это в сии наречия вводить те же вопиющие неправильности, уклонения и недостатки? Ни один народ в мире не имеет таких непреложных законов языка, как наш…причины раскрываются.
10 Не все журналы офранцузились: издатель посредника г. Усов однажды в нём заметив, что время уже иноязычину у нас исключит, издаёт свой журнал с безпримерною чистотою Русского слова. Исполать таким издателям.
11 В 1842 году в Московитянине появилось: Полтора слова о нынёшнем Русском языке, соч. Луганского; выписано из него то, чего я недосказал: переделать, переплавить склад языка по другому образцу, не лишив его в то же время соку из корня, нельзя. Язык погибнет, утратится всё то, что давало ему право называться отдельным, самостоятельным языком, - и мы, как давно уже было замечено, будем знать Русские слова, но не Русский язык, будем говорить русскими словами по-Французски и по-Немецки…Все особенности Русского языка, отличительные свойства и преимущества словосочинения и склада его, теряются на письме всё более и более, изглаживаются; язык приводится в уровень и под стрижку с Западными языками. Он слаб и тяжёл в несвойственных ему оборотах; а свойственные ему и собственно ему принадлежащие изгоняются и забываются. Их можно найти там только, где язык не изменился, в народе; ими должно дорожить, искать их и вводить снова в письмо, чтобы прошлое и слабое заменить свежим и сильным.
Примечание 1. На виновных пусть бог взыщет, а русские всё таки не оправдываются, попустив изувечить в самых драгоценнейших отметах свой живой язык. Конечно, можно ещё поправиться, равно как и всякую истину можно доказать и употребить для славы отечества, а то что прилично, чем должны дорожить и гордиться и поготову. Наш язык отныне не принадлежит одним нам, а составляет общее достояние древнего мира, следовательно всех нынешних очаромутившихся народов. Каждый просвещённый иностранец в праве упрекать нас в невнимании к безсмертному языку. Каким же образом решить задачу г. Луганского скоро и верно? Дело идёт не о словах, а о складах, оборотах, словосочинении Русской природной речи, о самом слоге. Отвечаю, задачу решают: 1. Древние Русские летописцы и сочинения; старинные судебные дела, грамоты, бумаги. 2. Народная речь. Для этого не годится ни Петербургския, ни Московская; она давно уже испортилась, равно как речь солдата, дворового человека, мастерового, горожанина. Положим, что сия порча ещё не велика, мало приметна, но всё таки есть. Будь по мне, я бы так сделал: послал бы скорописца (или действую через знакомого) в любую Русскую Губернию, где избрал бы деревушку самую отдалённую от столбовых дорог и городов, в которой не бывает воинского постоя, а жители зажиточны и не ходят никуда на работы, довольствуясь земледелием, рубкой лесов, звериною и рыбною ловлею. Затем по приезде туда скорописца, он, угостив поселян, потребует из их общества говоруна самого искусного, но не грамотного, и, по составленной наперёд памяти, стоящей во вопросах, он ему предлагает первый, второй и т.д. Краснобай отвечает, а скорописец его отповедь от слова до слова записывает, сохраняя совершенно местный выговор; мирь или семья поправляет или дополняет этот рассказ, что также записывается. Сии вопросы, сообразно предметам, можно предлагать по возрастам и полам. Так, о душевных и духовных свойствах человека - старику; о быте, воспитании и благосостоянии семьи - мужу; о домашнем хозяйстве - жене; о невинных удовольствиях - деве; об окружающей природе - юноше. Искусство вопросодавца должно заключаться в том, чтобы заставить повествующее лицо высказать о предложенном предмете всё, что знает сперва простыми, а потом самыми трудными оборотами речи. Когда, по возможности, весь язык жителей той деревушки с помощию таких вот вопросов (которые должны приспособляться к самому наречию жителей, а не щеголять книжными словами) передан на бумагу: рукопись готова. Затем можно таким точно образом записать рассказ о местных искусствах, художествах, врачебстве, о травах и пр; потом местные сказки, песни (вместе с переложением на значи), предания; а напоследок названия окрестных языческих городищ и урочищ той местности. Вообще для нашего языка, при одних и тех же вопросах, на первый раз нужно сделать таких вот снимков, взятых со всех мест России: для Великороссийского наречия 17, для Новгородского с Вологодским, Вятским и Архангельским 8, для Малорусского с Галицийским и Карпато-Русским 15, для Белорусского 10. Затем каждая рукопись переходит в руки вежослова (филолога): в ней он означает и выписывает на пробелах: полувспомогательные глаголы, слова, управляющие разумом речи и чаромутие с обозначением его подразделения, т.е. какого именно образования (через что можно будет знать, какая часть или страна России более была ему подвержена, и где даже было главное его вместилище); затем делается разбор гранесловный и все особенные обороты и построения речи отмечаются; напоследок сводятся отдельно три главные наречия; а по окончании сей второй работы, производится общее сличение всего Русского языка: тогда древние образимы и общность принимается, а частность, если она примечательна, отмечается. Общие извлечения издаются, а рукописи отдаются в книгохранилище Российской Академии.
Примечание 2. Всё сие освежит племенную нашу речь, но не нужно нарушать наши основные гранесловные образимы, прямо исходящие из одного общего славянского источника: сия-то письменность оберегает от окончательной порчи наш язык, а не мирь, которая вековечно подражает высшим включам (классам). Язык рода человеческого образовался не от говора народного, а из книг. Мы бы не потеряли безвозвратно в 13 и 14 веках столь много драгоценных первобытных образим языка, доказывающих величайшую его определительность, образность и изящность, если бы в то же время не погасла письменность. Едва ли прошло два века, как мирь Великороссийская начала говорить я есть, ты есть, мы есть, вы есть, они есть или же вовсе опускать впомогательный глагол быть в настоящем времени. Во всём этом мы можем подражать ей, в этом добрая воля: но настоящая обязанность письменности требует исправить эту погрешность или порчу языка - сие свидетельствует каждое руское гранесловие (грамматика). Вы низачто не заставите говорить Француза je est, tu est, nous est, vous est, ils est иначе он расхохочется до слёз и назовёт эту образиму варварскою (брадарскою), и в правду! Петербургская мирь ввела немеччину (германизм): он был пришедши, она была ушедши: Московска начала её подражать. Чей же долг эту основную порчу языка исправить?
12 Оно состоит из двух слов: чера, мн. чары - буква, буквы и мутить - изменять вид, потемнять. См. слово чера.
13 Сия буквы по Первобытному языку, как выше я заметил в единственном числе назыв. чера, а во множ. чары, также черта, а во множ. чарты; отсюда происходят чародей и чёрт; родит. падеж был черджя, черчя, в последствии обратилось в черт, хотя в Великор. наречии и удержалось во множ. черти: оба сии слова означали людей письменных; а в глубокой древности последнее означало верховного жреца (см. мой Первоб. Славян. язык); отсюда множество чёртовых городищ или градищ на славянских землях.
14 К получаромути не должно относить окончаний слов, хотя они по большой части чарноистотные, и служат только к определения свойства и качества слова, к которому придаются.
15 У Великороссиян слово лафа - польза, выигрыш, в старину означало почесть (honoraire), почётное жалование, содержание; пусть сие слово они заимствовали у Арабов через Татар, но и у тех оно есть поистотное.
16 Вот каким образом открыто мной Чаромутие: когда я оканчивал Первобытный славянский язык, т.е. которым, по тогдашним моим соображениям, говорили предки наши по крайней мере за 3000 лет - язык, выведенный мною из сравнения нынешних Славянских и древних землеописных названий: в то время имя Глеб меня особенно занимало; оно было для меня камнем преткновения. Я уже тогда открыл значение имени Бориса и других имён: они были отнесены ко временам священным, имеющим тайный смысл, или к таким, которыми простолюдины и подчинённые не могли называться. Составивши сим именам особеный отдел, и как бы исключение из целого, я назвал их священным языком. Но сей язык в точности был истотен. Удостоверившись в таинственности значений имён Славянских владык, богов и многих городищ, я всё таки в производстве имени Глеба не продвинулся…Я любил разбирать древние надписи. Особенно моё любопытство занимали письмена Этрусские; и часто жалел, что не имел вожможности достать необходимое их собрание; тем более, что из некоторых Этрусских слов я знал, что Этруски были Славяне, и по наречию принадлежали к племени нынешних Словен; и потому, для продолжения своих изследований, предполагал отправиться во Флоренцию. Некогда я сделал следующее заключение: Пелазги и Этруски писали одну строку от левой руки к правой, а другую от правой руки к левой или обратно, посему соединяли образ писания нынешних Европейских и Азиатских народов; их буквы в строках, от правой к левой руке написанные, обращены выворочены тоже на левую сторону: во времена столь отдалённой древности и владычества жрецов, не могли ли сии народы почитать письмена свои даром небес; и потому их князи и вообще все письменные люди должны были читать, особенно священные песнопения и предания, всё в одну сторону, а не заворачивать их от одной руки к другой; а потому и читали одну строку так, как мы, а другую, касательно самого чтения слов, в обратном порядке. Прочитав на сём основании имя Глеб, получил - Белг; удовольствие моё было неизяснимо: это в Первобытном нашем языке 2-я, или сравнительная степень прилагательного бел, велик! Затем прочтён: Шварп - правш (шварный, у Чехов лепый, пригожий). Перешёл к Бялгарам и Фракийцам: Кардам = Мядрак, - ац; Rhoemetalkos = ключемер, Ключимир, - рж. Долго я ограничивался в чаромутии одними собственными именами. Однажды любознание заставило меня взглянуть на Греческий алфавит: не возможно было выразить моего удивления и восторга: казалось, алфавит сам сказал: О хвала теб ё Мага сл ёда!… Я признал тогда Финикиян Славянами, и нашёл, что имя Annibal - Hannibal = яньбял, т.е. великий господин, схожо со словом бял - с чаромутным именем сына Кадмова: Labdakos = чадбял, кудбел - великий кудесник, чудодей. Наконец, развернув словари языков Греческого и Латинского, удостоверился, что они состоят из смешения Славянской чаромути с чарно славянской же истотью (Сию открыл я в последствии, когда изследовал на чаромутном основании Славяно-Русский язык, и окончив его чаромуть, вторично должен был к объяснению и описанию его же чарной истоти). Тогда я возблагодарил Творца, что столь неожиданно и решительно вновь благоугодно было Ему прояснить прежние судьбы рода человеческого, а конечно и будущие.
17. Немцы называют себя Германцами, а страну Германиею: ежели и Немецкий уголок на твёрдай земле Европы Римляне, по недосмотру, могли назвать тоже Германиею: то это было с их стороны ошибочно, также как древние смешивали под именем Скифов различные племена Азии и Европы. Но утешимся: имя Германцев у Немцев есть только учёное, книжное. Настоящее же их имя есть чаромуть: Deutscher = чядель, чядень, то же, что и Чудин, и то же что Scandia = чядья, чухонщина; Scotia, Шотландия = чодья, чудья, тоже чухоньщина. Романские народы называют в истоти Немцев: Tudesque = чядеск, Tedesco = чодеско = чядеско. Удивительно, что и слово Чудин не их собственное, ибо народ Чудский в языке совершенно отличествует от Немцев! хотя по Швеции и граничит с ними. Какое же было настоящее их имя?…После всего этого не возможно на деле искать.
Славяне хоть народ назвали Немцами, потому что в их языке, в сравнении со старым Славянским, не достаёт на половину гласных и одной трети согласных: дикие звуки эй, ай и т.п. суть двойные, а не первообразные.
Происхождение этого народа лучше всего объясняется самим его языком: он состоит из двух оснований или чаромутий.
Первое и главнейшее есть Калмыцко - Татарское:
Калмыцко - Татарские слова Немецкие
Ир, земля Erde
Сать, время Zeit
Су, вода Wasser
Балта, топор Beil
Орду, орда Herde, стадо
Бурдюг, мешок Beutel, с опущением буквы р (r)
Башка, голова Kopf = бокш, бошк
Якши, хорош Schon = якш и др.
Второе отделение оного есть уже Славянское, Лятского нареция, напр. чаромуть: Schuld, долг = длуж, у чехов dluh, долг = длог (см. о койности); Stuck, кусок = кусч, куск, Чешское кус совершенно соответствует Нем: Stuck, штука; Tuch, сукно; платок, плат = хуст; хуст у Поляков полотно, хустка, платок; acht, тщание = тща; Wohl, благо = блгов; brechen, ломать = щербати; warten, ждать = травети, у Чехов трвати, продолжаться; чарная истоть: bild, образ = облич, у Чехов обличей - лице, чело.
Откуда же этот народ, уж верно из Персии?..Когда образовался там, гораздо после Александра Македонского, мнимо-Персидский язык, или Монгольско-Татарский, в то время Монголы, завоевавшие Персию, оставили в ней кочевую жизнь. Арабы долго останавливали движение мнимых Персов на Запад, т.е. на Сирию и Малую Азию; потом другое кочевое Монгольское, или Калмыцкое племя, под именем Турков, приняв закон и письменность арабов, завоевала Восточную Римскую Праву, и остановилось только у Дуная. Пройти от Аральского моря и Коби к сей реке по трупам избиенных туземцев и по пеплу сожжённых городов и весей, требовалось, как явствует из быстьтвори, более тысячи лет безпрерывной резни; а до того, не опустошив Персии, не возможно было войти в Сирию и Малую Азию; и, не утвердившись в последних странах, нельзя было кочующим переплыть Босфор и Геллеспонт. Со стороны же Уральских гор и Киргизских степей Монголы через Новороссийский край (где чистые степи), Бессарабию и Молдавию вторглись в Паннонию, но не далее: поелику, кроме сей страны, для кочевья далее в Европе раздолья нет. И поныне чистые Монголы под именем Мадьяров здравствуют в том крае, занимая поля, равнины; сему народу никогда в голову не приходила мысль занимать горы, погарье Европы, а ещё горше северные её острова и безплодные скалы Шотландии или Скандии.
Монгольские кочевые племена разделяются: на табунщиков, живущих в Средней Азии, и занимающихся скотоводством; и на охотников и рыболовов, населяющих преимущественно всю Северную Азию, или Сибирь. Какая же местность вид сей последней страны? От реки до реки непроходимые леса, простирающиеся на несколько сот вёрст; между них поляны, озёра, и вообще многоводие и половодие, погарь, подины, горбы, снега, льдины. Северный водян (океан). При полянах и озёрах в местах иуедненных, диких, или при берегах рек и речек по нескольку юрт (Нем. Hutle, хижина - юрте, юрта. См. о чарной истоти), где живут герои рыбаки и охотники. Наша Архангельская и Олонецкая губернии с холмогорами и Финляндия такую же имеют подь и ту же местность, с тою разницею, что здесь поднебесье (климат) не столь сурово, а Ледовитый океан становится судоходен, где мореплавание, конечно в древности, производилось байдарами. Швеция примыкает к Финляндии и вместе с Шотландиею и окрестными островами имеет те же скалы, погарь, подины, леса, озёра, льды, снега, Северный водян, но с тою разницею, что поднебесье становится чем западнее, тем умереннее, теплее. Сии последние страны составляют едва ли одну двадцатую часть Северо-Восточных, к коим Швеция примыкает! И все сия неизменные пространства искони были олюднены, всегда обитаемы родом человечским: таков закон Божеский! Все сии без исключения народы в древности не знали употребления хлеба и соли; а западные, в последстви, начали печь коржи, лепёшки хлебные, которые и теперь употребляют более как прикуску, без коей можно обойтись; главная их пища есть рыба, мясо, молоко: вероятно посему у сей породы людей редкозубие и гнилозубие есть общее и проч.
Но что всего для нас жителей Юга удивительнее: это быстрота сообщений северных народов на величайших пространствах, напр. кочующие народы Архангельской губ., их промышленники, охотники сходятся ежегодно у Ледовитого водяна для торговли с Якутами (Сие сообщил мне почтенный сосед мой И.Г. Кардашевский, служивший 30 лет в Северо-Восточной Сибири, и бывший 13 лет Начальником Якутской области. Он превосходно изследовал нравы и обычаи Якутов. В управление его Якутскою областью и его пособием открыт известный допотопный мамонт.)!
Пространство в три раза более, нежели от Архангельска до середины Швеции! Что же тут странного, если напр.: сани в Камчатке называются нарта, а у Франков (Французов) = traineau! решите же, которое из сих слов есть истоть, а которое чаромуть?…Нем. Schlitte, сани = слыджа, лыжа…Пичины столь отдалённых и скорых сообщений суть: обилие снегов и следовательно, езда на нартах (traineau)и ходьба на лыжах (Schlitte); также малое население тех стран: двадцать, а много тридцать человек могут вооружённою силою победоносно пройти весь северный берег Азии и Европы, особенно потому, что жители совершенно миролюбивы. Держась берегов водяна, от реки Лены тамошние народы легко проходят Карское море; далее людство увеличивается; весной становится морской путь и байдарами, обогнув Северный мыс, путешественники очутывались в Норвегии, где находили более обилия и умереннее поднебесье.
Тысячелетия прошли в подобных сообщениях на Севере и всегда там прилив народу был не от Запада к Востоку, а от Востока к Западу. Хотя прибывало каплями, но сии капли со временем становились потоками, ручьями, озёрами, а теперь образовалось целое море (Положим что самое умеренное приращение народонаселения есть то, когда оно во сто лет только удвояется; то такое население, состоящее из одной тысячи хунг и живущее под защитой и покровом Севера, должно с 500 лет иметь 32000 душ; через другие 500 лет будет оного 1024000 д., а через 600 лет заключат иметь 65 тменей. Для сего увеличивания нужны только частная безопасность, пространные земли и след. средства к пропитанию. Разумеется такое размножение населения иначе быть не может, как на счет существования и благоденствия других соседственных народов.).
Первобытные поселения Сибирских Монголов в местах пустынных, диких были Норвегия, устье Рейна, Голландия, Шотландия, острова Оркадские: море, между сими странами находящееся, справедливо названо Дейчерским, хотя у него от Дании до Голландии ещё долго обитали Славянские племена. Другая часть Монголов-рыбаков и охотников входила, по зимнему пути, прямо через землю Лопарей в Северную Швецию. Здесь-то, на пути переходном, у Белого моря, искони обитали славившиеся своей образованностью племена чудские. Они-то положили начало таковой же новым переселенцам и, конечно, были у них жрецами, установителями веры и нового чаромутного языка, так что сии переселенцы назывались в чаромутии родовым их именем, как выше уже показано. Новое чаромутие сего народа, из которого образовался язык Дейчеров, имеет следующие основания: 1. Истоть его состоит из слов Монгольских и Славянских, пропущенных сквозь чары. 2. Когда чаромуть обращена в истоть, но выходит слово Монгольское или Славянское Лятского наречия; необходимо при сих изследованиях руководствоваться языками Якутским, Тунгусским и т.п.
по-Якутски по-Немецки
Ыт, собака Hund
Огус, бык Ochs
Прахта тагара, земной Бог, Государь = Прахта
гатара
irdisch Gott
По принятии Дейчерами Христианства в их язык вошло много Латинских слов, на которые не должно обращать внимания: они очищаются через справки с подобными словами в других Дейчерских языках, которые их не имеют.
Когда составился народ = Дейчерский, то всякий проницательный наблюдатель, взглянув только на местность Немецкого моря и на отдельные окрестные его страны, мог предвидеть: что дейчеры должны со временем всё выиграть, всем завладеть, а терять что-либо на голых скалах им нечего.
Самый непреоборимый оплот для них был север, откуда неприятелей никогла не могла быть; а морские берега, ущелья, вертепы, острова, Норвегия, имевшая сообщение с Азиею, служили им лучшею защитою. Здесь - то образовались морские разбои, которые породили в последствии и сухопутные. Не стану следить за постепенным их размножением и расширением их владений, замечу только: когда Дейчерами был почти оселён Рейн, в то время Франкам, Дейчерской вольнице, удалось завладеть Галлиею. Тогда с помощью побеждённых ими Галлов, старинных очаромутившихся Славян, они ударили на земли Славян истотных Боев, Турингов и многих других, и истребив там тмени туземцев, ввели в их края свои поселения. Со времени Карла великого счастье Дейчерам посыпалось, как из рукава; с тех пор уже более тысячи лет сие стремление сильнее и сильнее производится на земли Славянские. В Галлии напротив не так-то им посчастливилось: там заставили их совсем замолчать и принять язык Романский. В нынешнем Французском языке находится весьма мало Тудеских слов; а в гранесловных образимах замечается в существительных и прилагательных женского рода отсутствие окончания а. Ежели бы так же приняли Славяне Дейчеров, как Галлы: то всё их население в нынешней Германии ограничивалось бы оселением Рейна, и правый берег сей реки не превышал бы населением левого.
18 В языках, в коих вовсе не находится буква Рцы, всё сие относится к Люди, л, ль.
19 Тоже должно сказать и о Египетском: у Коптов корова - vahsi и соответствует Латин. vacca = храва, крава, но крава есть наша главная чарная истоть = карма, корма, от глагола кормить, питать, вскормлять, а млеко есть главная чаромуть и = кормо; по-Коптски: jahsi (чаром,), коза = хазн, но коза есть главная истоть и = гонза от гонзати, бежать, уходить; в том же языке jahsi (чаром.), овен = овех, но овен есть главная чаромуть и = волен, от волны, руна, шерсти, и т.д. Посему слова: vansi, jahsi, hiev - суть третьего образования, почаромутность. По причине, вышеобъяснённой, я признаю языки: Латинский, Коптский, Арабский, Абиссинский, Грузинский, Армянский, простонародные Индийские и др. также чаромутными, хотя они все суть третьего образования.
20 Кортав = дрожав, дрогав; chorda = дрожа.
21 Коити (Чеш.), тоже что покоить, от койный (Чеш.).
22 У Подеснянцев (Черниг. Губер.; и у Карпато-Руссов (Срезневский: Обозрение глав. черт сродства звуков в наречиях Славянских.) прямое койное O = уи, напр: кOнь = куинь, вOл = вуил. В Полтавской, Киевской, Подольской, Волынской Губ. и в Галиции находится второй койный чарного онемения звук; а у Малороссиян, живущих в южных уездах Черниговской и в Северных окраинах Полтавской также у Чехов, Словаков, Поляков - первый койный чарного онемения. Почтенный мой земляк М.А. Максимович, признал невозможность писать койность через и, у, уи, стал изображать оную для Малороссийского наречия через надстрочный знак O, Ё. Сей отличный наш Лежослов первый превосходно изследовал Русский язык по трём или четырём главным наречиям, в сочинении своём: История древней Русской Словесности. Сие изследование осталось почти неприметным! Г. Максимович справедливо находит сходство (второго чарного онемения) Южно Русской койности с таковою же Эльбских Древлян: kist, nic, pic, т.е. кOсть, нOчь, пЁчь. Наши древние летописцы сделали довольно примечательную погрешность, произошедшую от дурного толкования Южно-Русской второй чарн. онем. койности: ПеченOги = Печениги, но так как Южная Русь и тогда ё заменяла (как и Новгородцы) через и, о её койность принята за ё и стали писать Печенёги. Печь никого нельзя нежно, а сии лютники пекли ноги своим пленникам для воспрепятствования им побега: Кавказские Горцы и теперь употребляют подобные средства. Сия Лежословная ошибка наших летописцев доказывает, что и в Х веке: 1-е, Южная Русь и упоребляла вместо ё; 2-е, койность O произносила как и ныне, по второму чарному онемению оной. В Сербии, Крагуевской Иахии, есть село Печеног (Караджича: Данница за годину 1827, стр. 67); а близ Новгорода - Северского, близ Десны, сел. Печен iоги.
23 Brigi (истоть) = БрЁги, брег (Илл.), гора; Phrigia (чаромуть) = ГOржва, отс. Горжянин (без койности), а множь. Гаржяне - Фригийцы.
24 Македонянин Белов (Belon), военачальник, воевода Александра, между прочим так обвиняет Филота: он привык всегда смеяться с нашей простоты или грубого обхождения и малого учтивства, называя нас Фригийцами и Пафлагонийцами; родившись в самой Македонии он не стыдился через переводчика изъясняться со своими единоземцами - Кв.Кур. Кн. VI, пер. Мартоса. Если мы и теперь скажем вместо поблагонец - поблажонец, то выйдет обидный смысл.
25 Ulphilas, Vulphilas (истоть) = ВOлхвил, - ац, т.е. Первосвященник, Епископ Готский, не изобрёл письмена Готские, или Славянские, а заимствовал все от Славян Малоазийских. Филосторг, его современник, свидетельствует (посвечает), что родители матери ВOлхвила бали родом из Каппадокии: сего достаточно. Обращаю особенное внимание моих соотечественников на города: Олбу (Olba) и Олбяшу (Olbasa): найдите их развалины, освидетельствуйте окрестности, ищите…и обрящете.
26 Несчастные Христиане Азии склоняют головы под иго Халифов …но - эпоха терпимости вскоре проходит. Магометане, утвердившись в своих владениях, принуждают Христиан принять свою веру. Все ужасы, все роды мук употреблены для обращения Христианских племён; жестокость завоевателей простирается до того, что отрезываются языки отцам и матерям, чтобы новое поколение, потеряв родной язык, приняло язык и веру победителей - О нынешнем состоянии Православной церкви на востоке. Архипелаг и Греция, соч. Базили. Часть 1, стр. 188.
27 Объяснение перехода и в   и обратно в Первобытном языке есть самая трудная задача, между тем во всех языках главного чаромутия он находится, у Римлян даже и превозмогает  . И по Тауту нельзя решить сего вопроса, наприм. липше и д итя, у Коптов: дитя. Хотя переход ьи в , а потом в я (я) и мог зависить от свойств ударений слоговых, но должно на верное полагать, что в самой глубочайшей древности гласная   составляла несовершенный носовой звук ин, который переходит в ьи,  , и я: так Французы пишут in, а выгов. эн и пр.
28 Небольшого Славянского племени едвали из 140000 душ состоящего, оно делится на два наречия и находится под властью двух Немецких королевств.
29 Между прочим не более тридцати лет в Малороссии Муза Каллиопа (= Зума Пойблага; зума или сума от суметь) добровольно разбила свою лиру. Единственные в мире благие гласы исчезли: Украина уже не поёт! Но в Галиции племенные песни ещё не забываются.
30 Лет двадцать назад народ Славянский Котбусы исчез, уничтожился навсегда в Пруссии, от его языка осталось в печати несколько, священного содержания, книг.
За сим приношу искреннюю благодарность В.В. Ганке и И.И. Срезневскому в доставлении мне возможности получения из-за границы необходимых для меня книг, а равно в ссужениии редкими. Без чего долго бы ещё не окончил своего труда.
О Платоне Акимовиче Лукашевиче, чаромутии и языке Платон Акимович Лукашевич (1809-1887) в первую очередь был тем, кто знал, любил и ценил язык, слово. Вместе с немногими другими речетворцами и вежословами (литераторами и филологами), среди которых сам Лукашевич выделяет М.А. Максимовича, он защищал русский язык и культуру. Защищал от нескончаемых и по сей день полчищ тех, кому выгодно скрывать настоящую историю, язык и мировоззрение славян.
Зная десятки языков и наречий, путешествуя, будучи близко знакомым с культурой различных народов и народностей, Лукашевич всю жизнь занимался развитием удивительного и для самого себя, нежданного своего открытия. Назвал он его Чаромутие, что значит речесмешение, смешение языков.
Чаромутие, а полностью - Чаромутие или священный язык магов, волхвов и жрецов, открытый Платоном Лукашевичем с прибавлением обращенных им же в прямую истоть чаромути и чарной истоти языков Русского и других славянских - первая и главная работа Платона Акимовича о происхождении всех языков от праязыка, Первобытного языка, и их дальнейших превращениях. В работах, посвящённых чаромутию, - а других у Лукашевича почти и нет - он выводит основные положения и законы чаромутия и разбирает в подтверждение десятки тысяч слов.
В отличие от тех, кто строит свои воззрения на том, что человеческий язык произошёл от бубнения и бормотания обезьян, Лукашевич рассматривает изменения и превращения языков в первую очередь как искажения Первобытного. Искажённые языки искажались и далее, в том числе смешивались с другими искажёнными, и возникали всё более удалённые от Первобытного языки. Праславянский язык, предок русского и других славянских языков, был наименее искажённым, языком первого и второго образования.
Чаромутие вызывалось тщеславием жрецов, изобретавших новые языки и раскалывающих единство народа, а также злобой и стяжательством воинствующих поработителей (более мягко и современно - колонизаторов и цивилизаторов), от нашествий которых страдал в первую очередь язык. И если смешение языков пошло от чрезмерной гордости человека, выразившейся в строительстве Вавилонской Башни под руководством жрецов, то стоит задуматься, к чему приведёт происходящее сейчас новое строительство (или восстановление некогда разрушенной Промыслом) Пирамиды, и сопутствующее ей насаждение универсального языка. Мёртвого и плоского языка, исключительно подходящего для примитивного калейдоскопического мышления добровольных рабов-зомби, для торговли и обмена информацией, для управления Пирамидой через лишённые смысла биты и байты.
Чтобы уничтожить народ - нужно уничтожить или исказить его язык. Язык лежит в основе мышления, в основе любой мало-мальски сознательной деятельности. А потому - в основе всех и любых возможных парадигм, концепций, теорий, моделей, которые, сколько ни разрабатывай их искусственный язык, никогда не могут выйти за рамки Языка, за рамки построенного на человеческом языке мировоззрения, за рамки смысла слов. Выражая мировоззрение, язык всегда был главным и незримым орудием (и, как разум народов, становился первой жертвой) всех войн. Если не искажено мировоззрение, если человек различает правду и ложь и может огласить своё понимание соответствующим словом и делом - то завоевать народ невозможно. Можно только физически уничтожить.
Именно поэтому поработителям так важно доказать, что славянские языки появились совсем недавно, что история славян коротка и бесславна, что свет цивилизации принесён тёмным варварам прогрессивным Западом, истоком наук и искусств, мерилом истины. Точнее, не доказать - этого они сделать не могут - а скрыть обратное...
Именно поэтому Лукашевич был объявлен сумасшедшим. Именно поэтому интересны само его открытие и его разработки. Можно и нужно оценивать, критиковать и разбирать открытие Лукашевича. Хотя бы потому, что оно касается не только и не столько каких-то частностей, совпадающих или противоречащих друг другу в различных языковых теориях, а говорит о происхождении и развитии языка как такового (а не русского, английского, французского), о законах этого развития. Хотя бы потому, что предлагается глобальная теория, достаточно проработанная и подкреплённая огромным материалом. Хотя бы затем, чтобы использовать шанс на получение действительно нового знания. Лукашевич развил и серьёзно обосновал своё открытие, которое наносит сильнейший удар по нелепому, но общепринятому, взгляду на историю и язык. И то, что работы Лукашевича скрываются, а не критикуются - вернейший показатель как продажности жрецов от науки, так и того, что, очень вероятно, Лукашевич был на верном пути.
1 Быстьтворь - история.
2 Гранесловные образимы - грамматические формы.
3 Чаромутие: Из Русских наречий все драгоценны, но более печати первобытности в Малорусском, сверх того в нём склонение имён по старинному со звукозаменением окончательных согласных, а в глаголах будущих (неопред. и многократ.) времён употребляется - иму вместо буду -. Здесь интересно, что - иму - это уже не умозрительное описание возможного будущего состояния (я буду писать), а принятие решения, изменение настоящего во исполнение принятого здесь и сейчас образа будущего действия (иму писать). Уже в миг оглашения человек может изменить неопределённое будущее, поскольку эти слова подразумевают внутреннее усилие: сказано - сделано. А человеку остаётся только верить и речь слово твёрдо.
4 В введении к Чаромутию, Лукашевич пишет о Максимовиче: Сей отличный наш Лежослов первый превосходно изследовал Русский язык по трём или четырём главным наречиям, в сочинении своём: История древней Русской Словесности. Сие изследование осталось почти неприметным! -. Лукашевич поддерживал добрые отношения с Н.В. Гоголем, с коим учился вместе в Нежинской гимназии. Также Лукашевича можно назвать славянофилом и этнографом - но это лишь ярлыки для человека, не принадлежащего к академической элите, но искренне любящего Родину и родной язык, и при этом глубоко интересующимся другими языками и культурами.
5 А следовательно, и о происхождении всех народов от одного.
6 Лукашевич насчитывает шесть ступеней чаромутия. Например, Латынь, по Лукашевичу, есть говорка, т.е. язык четвёртого образования. Французский, Итальянский, Испанский - языки пятого образования, полуговорки, образованные из Латинского и нескольких языков третьего образования. Языки шестого образования (например, Poмaнский, употpeбляющийся частью в Швeйцapии) - балаки. Лукашевич пишет в работе Мнимый Индо-Германский мир: А в нaшe вpeмя пepвaя полуговорка образовала нынешнюю письменную и частью разговорную Русскую балаку с её недавно принятыми 50,000 иноязычными словами, большею чacтью Французскими. Есть ли на земном шаре и полубалаки? - Не знаю -. Конечно, обидны эти слова о русском языке, особенно если учесть, в какую сторону изменился наш язык за полторы сотни лет. Ведь вообще - главное чаромутие только отчасти коснулось языков славянских, а почаромутность весьма мало и оставила в них только слабые ростки - это из Чаромутия. Примечание: главная чаромуть - первое искажение, почаромутность - второе. Здесь следует заметить, что в последующих за Чаромутием работах (Мнимый Индо-Германский мир - был издан через 24 года) Лукашевич отчасти (насколько - следует выяснить) пересмотрел некоторые свои выводы и уточнил некоторое основные положения, в т.ч. законы чаромутия.
7 Ярким примером является математика. Математика - это просто некий язык. Говорящий на нём, использующий язык математики как надстройку в своём мышлении, всегда будет упираться в исходные положения математики. Одно из главнейших - возможность тождества одного (в левой части уравнения) другому (в правой). Это положение присутствует в математике в виде знака равенства, и, выходя за рамки отдельных граней частных задач, проникая в мировоззрение человека, скрывает от него особость (в том числе собственную) как глубочайшее свойство человека. Торжествует (не допуская уточнений и тем других трактовок) герметический принцип - что вверху, подобно тому, что внизу -, все различия становятся условны, диалектичны, а сам мир - сферически замкнутым, однородным, самоподобным и самоотражённым. Это - главная тайна и высшее понимание не только математиков, но и жрецов всех времён и народов. Но оно основано всего лишь на предположении. Что в основе - то и на выходе. Что можно сказать о мире с помощью математики, где главным является знак равенства? Недавно Г. Перельман доказал теорему Пуанкаре для наших трёх измерений, за что его присудили к награде в миллион долларов, от которой он отказался; для большего количества измерений теорема была давно доказана. И теперь мы знаем, что думает о нашем мире математика - односвязное (однородное) трёхмерное пространство подобно сфере -. Сфера бытия. Но что, если пасынки Вселенной снова зададутся совершено нематематическим вопросом: а если в стенку этого шарика ткнуть ножичком? Что за ней? И - главное - Кто тогда мы?. Искусственный язык никогда не сможет ответить на все вопросы, который ставит человеческий язык.
8 Чаромутие: Мы также имеем слова, правящие умом, и подобных слов из других языков нельзя принимать даже в переводе -. Там же Лукашевич уделяет внимание тому, что русский язык при попустительстве и тупом восторге интеллигенции в XIX веке принял множество слов, управляющих разумом других народов (в основном французов). Последние, при принятии в язык, в простонародное употребление, искажают разум нашей речи, а соответственно, и наш разум, разум русских, т.е. русскоговорящих и русскомыслящих народов, в общем, русских духом. Одним из главных рычажков такого искажения, допущенного в XIX веке, он называет слово факт. Действительно, благодаря прогрессивному Западу мы стали мыслить фактами. Но что же такое факт?!
9 А именно то, что предполагаемый праязык, о котором, конечно, известно задолго до Лукашевича, в явном виде живёт в существующих языках, в разной степени искажённый в ходе речесмешения, ход и основные черты которого Лукашевич описывает в своих работах.
См. Чаромутие, или Первобытный язык, открытый Платоном Лукашевичем
http://charomutie.ru

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001