Магура  Самоорганизация | Исследования | Труды | Сосен перезвон | Стожары | Троянская война 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   
Константин Иречек. Образ жизни Славян
от 06.07.11
  
Сказ о Святославе



с.120А. Образ жизни Славян
Описывать образ жизни Славян в первобытной их родине, до переселения на запад и юг, не наша задача: достаточно указать на богатую литературу, существующую по этому предмету. О племенах, поселившихся в VI и VII столетиях на Балканском полуострове, мы имеем одновременный известия Греков Прокопия и Маврикия и затем Сирийца Иоанна Эфесского.
По Прокопию все Славяне были высокого роста и крепкого телосложения. Их волосы были ни слишком светлы, ни слишком темны, а скорее русые. У нынешних их потомков не редко встречается черный цвет волос. Нрав древних Славян, по свидетельству Маврикия, чужд злобы и коварства, но скорее добрый и открытый; много хвалит он их гостеприимство. Гостя
провожали с места на место и если с чужестранцем что нибудь случалось по небрежности хозяина дома, то ближайший сосед должен был отомстить за него.
Семейное родство было у южных и северных Славян основой общественной и государственной жизни. Такое учреждение до сих пор сохранилось в первобытнейшем виде у Болгар, Сербов и Хорватов. В чем же состоит этот семейный союз, задруга? Это общество, в котором несколько человек, одинакового родового происхождения, или несколько семейств, связанных близким кровным родством, живут вместе и сообща работают и хозяйничают под управлением избранного старшины (сербск. старешина, древне-чешск. староста, владыка, болг. дьядо, домакин). Бывают задруги, состояния из 60 членов. Старшиною обыкновенно бывает или отец, или старший брат. Он управляет домом и общественным имуществом, разделяет работы между мужскими членами общины и работниками и производит продажу и покупку, соблюдая интересы всего рода. В языческие времена он совершал богослужение, также как в наше время на его обязанности лежит устройство празднеств. Он же был представителем своего рода на общих собраниях, в которых обсуждались родовые и народные вопросы. Между членами общины господствовала полнейшая равноправность. Земля, на которой живет семья, есть общинное имущество, которым все члены общины равно могли пользоваться. При таком учреждении не могло быть бедных; каждый был членом какой-нибудь семьи, которая во всяком случай обеспечивала его существование. Только лица, в наказание исключенные из семейного союза, были бедны; оттуда и тождество понятий: бедности и порочности (худ). Положение женщин в семейной общине было почетное. Старейшая из семейства (сербск. домачица, болг. домовница, стопаница) управляет всеми женщинами семейства и разделяет между ними работу: в болгарским общинах, когда мужчины вне дома на работе, наступало женское междуцарствие.
Государственный строй Славян был демократический (Прокопий рассказывает, что они - не управлялись одним человеком, но издревле существовало у них господство народа: и как при мирном, так и при тревожном положении дел все обстоятельства подвергаются общему обсуждению.
Несколько родственных семейств, живущих в отдельных деревенских поселениях, составляли племя, а земля занятая племенем называлась жупа. Центр жупы составлял град - укрепление жупы. Славяне обыкновенно строили это укрепление или посреди болот, или на полу-острово-образном возвышении, которое с той стороны, где оно соединялось с окрестными возвышенностями, было защищено валом и рвом, а с других сторон крутыми склонами. Каждой жупой управлял старшина, который всегда был избираем из одной определенной семьи; из этих-то привилегированных семейств развилось славянское дворянство, которое с западноевропейским, феодальным дворянством сначала имело общего только наследственность. Общие дела жупы решались в собрании всех старшин семейств.
Славяне ненавидели господство одного какого-либо лица. - Господина они не терпят и живут между собой в несогласии -, говорит Маврикий. Только во время опасности соединялись племена для общей защиты или нападения: но едва миновала опасность, каждый заботился только о касающемся его самого. Эта чрезмерная любовь к свободе была причиной того, что Славяне так часто были покоряемы лучше организованными иноземцами. - Более всего любят они независимость и ни за что не дозволять обратить себя в подданство и зависимость. В своей родине проявляют они большую храбрость и терпение, перенося очень легко жару и холод, недостаток в одежде и пище -.
У Славян, также как и у Германцев и Кельтов, не было укрепленных городов. Находящиеся на славянской земле города большею частью римского или греческого происхождения, или же развившееся из пригородов (поселения вокруг жупных укреплений). Византийцы рассказывают о Славянах VI столетия, что они жили в бедных и далеко отстоящих одна от другой хижинах, которые они строили среди лесов, у рек, болот и озер.
Каждый дом был снабжен, на случай внезапной опасности, несколькими выходами. Лучшее свое имущество прятали они под землею. Это происходило вследствие их неоседлости и после того как они утвердились совершенно на полуострове. Разбросанные поселения, о которых говорит Прокопий, еще и теперь напоминаются путешественнику в Сербии и Далмации дворами отдельных задруг, хотя и соединенных в одну сельскую общину, но разбросанных по лесам и горам.
С незапамятных времен занимались Славяне не только скотоводством, но и земледелием. По Маврикию они имели - в изобилии скот и злаки, в особенности просо и рожь, которые они ссыпали в кучи -. Что просо было любимейшим злаком Славян, говорит и Приск, о Славянах на Тисе, и Араб Ибн-Даста.
Довольно много свидетельств о домашнем образе жизни Славян представляет сам язык. Вещи, имена которых одинаково звучать на всех славянских наречиях, без сомнения были им известны до их разделения на различные народности; не могли же они переноситься в позднейшие времена от Триеста до Волги, от Шумавы до Олимпа.
Названия злаков ныне одинаковы у всех славянских народов: рожь, пшеница, ячмень, просо, также горох, мак. Общи также всем Славянам названия земледельческих орудий: плуг, коса, серп, мотыга, лопата и т.д. Из домашних животных имели они рогатый скот (говядо, бык, вол, корова, тела, бывол), овца, коза, пес, гусь. В садах разводили: яблоки, груши, черешни, вишни, сливы, орехи. Пчеловодство было очень распространено: из меду делали они любимый свой крепкий напиток. Железо, медь, золото и серебро были им известны, также как из орудий - клещи, секира, нож, долото, пила и т.п. Слово ремесло встречается во всех славянских наречиях, также как слова ковар, гончар, ткач. Славяне возделывали вино, грождье в виноградах. Полотно, сукно, плащ, рива - слова общие всем Славянам, также как  и печать, перстень, торг, мера, локоть. Из оружий всем были равномерно известны: копье, меч, сулица, стрела, щит, пращ: в войне употребляли бубны, трубы, рога и хоругви (Ср. Воцеля гл. II).
Император Маврикий дает нам самые обширные сведения об особенностях военного быта южных Славян. Сражались они чаще всего пешие, не редко до пояса почти нагие, прикрываясь крепким и тяжелым щитом: многие же сражались и без щита. Кроме того они употребляли деревянный лук и маленькие, напитанные сильным ядом, стрелы. В схватках они употребляли молоты, топоры и палицы. Они не умели сражаться в открытом поле, но зато в маленьких стычках они отлично пользовались выгодами местности, в узких и неудобно проходимых местах, в лесах и болотах. Внезапные нападения и скрытые засады составляли их любимую тактику, чем они и заставляли врага быть всегда бдительным. Они в особенности были ловки и находчивы во всех военных хитростях. Часто оставляли они добычу, по видимому беззащитной, и уходили в лес; но как только неприятель неосмотрительно приближался, они поражали его с стремительной быстротой. Поэтому Маврикий советует в своей стратегии сражаться с Славянами только зимой, когда деревья без листьев и леса не так темны, когда на снегу легко заметны следы бежавших, а покрытые льдом реки легко переходимы. Древние южные Славяне умели искусно нырять в реках, как и в прошедшем столетии Гайдамаки, во время борьбы с Поляками, умели отлично прятаться в воды Днепра. Если на них нападали неожиданно в их жилищах, Славяне тотчас кидались в воду, ложились на дне на спину, брали длинный, выходящий над поверхностью воды, тростник и дышали посредством его. Неопытный неприятель не замечал этих камышей, опытный же спешил прокалывать или рот погруженных в воду, или, вытаскивая тростники, заставлял выходить спрятавшихся из их мокрого убежища.
С течением времени Славяне очень многому выучились у Римлян и Византийцев. Описание осадных машин, которые они употребляли при осаде Солуня, показывает с их стороны большое искусство. Там читаем мы о железных таранах, больших метательных машинах, которые сооружены были для бросания больших камней и прикрыты крышей, о штурмовых крышах, покрывавшихся свежими шкурами быков и верблюдов, для защиты против сожжения зажигательными венками.
- Военно-пленных, рассказывает Маврикий, Славяне не держали в вечном рабстве, как другие народы, а только известное время, потом они им предлагали или выкупиться и возвратиться к своим, или оставаться между ними на свободе и в дружбе -.
Труднейшая часть изучения славянских древностей - их мифология. Отчасти по недостатку и неясности источников, отчасти вследствие бессмысленнейших соображений новейших писателей, мифология Славян превратилась в хаос, который должен был охладить интерес, возбуждаемый этим вопросом. Только в последние годы беспристрастная критика проложила себе и здесь дорогу. Прежде некоторые без разбора собрали все то, что нашли у разных Славянских народов, в разные периоды истории, и это все вместе приписывали равномерно всем Славянам всех времен: другие блуждали в беспредельных лесах арийских мифов и дали волю расходившейся фантазии для смелых комбинаций. Самые положительные сведения имеем мы о Полабских Славянах, которые дальше других оставались язычниками: о южных Славянах, у которых постепенное обращение в христианство началось рано, существуете менее всего известий. Число источников ничтожно; многое могло бы быть выяснено критическим исследованием нынешних сказок и песен, поверий и обычаев. Здесь мы скажем только то, что вне всякого сомнения.
Древнейшее извести о религии Славян находим мы у Прокопия: они признают, как единого творца всех вещей, одного бога, молниеносца, которому приносят в жертву быков и других жертвенных животных -. И далее: они также почитают реки, нимф и другие божественные существа, которым и приносят жертвы, причем произносят предсказания.
Всю природу представляли они себе оживленною существами, подчиненными высшему богу. Они различали богов от бесов; первые были благосклонны к человеку, вторые напротив. Славяне не имели идолов, как Римляне и Греки, столь же мало как и жрецов и храмов. Христианские проповедники застали идолов только у Полабских Славян и у Русских. Каста же жрецов выработалась единственно только у Полабских Славян. Высшее божество называлось Сварог (ср. санскр. svarga: coelum Indri, aether, svar-небо). Его сыновья были солнце и огонь. В болгарской народной песне, которую и ныне еще можно слышать в разных местностях, о браке солнца с Денницою, брат солнца называется Огнен. Солнце называлось также Даждьбог или Хрос. О поклонение Святовиту, столь важном у Полабских Славян, равно как и Триглаву у южных Славян нет никакого следа. О поклонении богу грома Перуну, столь высоко чтимому Русскими, на Балканском полуострове других следов не сохранилось, кроме названия растения перуника (ирис) и горы Перуновой в Родопе у Пештеры.
Выше мы привели два места из апокрифов болгарского происхождения, сохранившихся в русских рукописях. В одном из них говорится о почитании Трояна, Хроса, Велеса, Перуна, в другом - Перуна, Хроса, Дия (Zeus) и Трояна. Существовали ли эти места в болгарском оригинале или их вставил русский переписчик - вопрос не решенный. Велес, бог скотоводства, известен был Русским и Чехам; также и между южными Славянами встречаются некоторые следы поклонения ему. Славянин молился богам под открытым небом, в кустах, под тенью деревьев, на скалах и возвышенностях. При жертвоприношениях пели. Перемены времен года, имеющие такое важное значение для земледельческого народа, ознаменовывались всегда веселыми празднествами, обычай удержавшийся в продолжении средних веков и до нашего времени на Балканском полуострове. Древне-славянское обет - означало данное богам обещание; жрътва (литовск. гирти -landare) хвалебное или благодарственное приношение. Слова вештьсь - знающий (кор. вед-scire), влъхв (magus), жрець (ср. жрътва), общи у всех Славян; конечно из этих авгуров со временем могла бы выработаться каста жрецов.
Относительно космогонии все Славяне думали, что мир произошел из морского песку, который бог взял из глубины и рассыпал на поверхности моря, чтобы из этого сотворить землю. Следовательно Славяне представлял себе землю плавающей на поверхности моря.
Что Славяне не были фаталистами, доказываюсь слова Прокопия: Они вовсе не имеют понятая о роке и не приписывают ему никакой власти над людьми. Но когда в сражении или болезни они чувствуют приближение смерти, то обещают богу, если он их спасет, принести благодарственную жертву. Спасенные, они приносят обещанную жертву, полагая, что они выпросили спасение этой жертвой.
Славянам не было чуждо верование, что боги властвуют над людьми с самого их рождения; это доказывают чешские сказки о судичках (парки), называемых по-русски рожаницами, по сербски и хорватски родjеницами или судjеницами, по болгарски наръчницами и в иных местах орисницами.
К остаткам язычества принадлежать также празднество русалья и вера в русалок, которые мы встречаем у Болгар, Сербов, Словенцев, Словаков, Великороссиян и Малороссиян. Название русалья перенесено было позднее на праздник Св. Троицы. Шафарик видит в русалках богинь вод, речных и ключевых нимф; Миклошич же утверждает, что имя это взято из византийского роusalia (романск. pascha rosarum), т.е. будто христианский термин был перенесен в языческое богослужение.
Леса, реки и ручьи были местом пребывания женских существ, называвшихся у древне-Русских, а у Сербов и ныне называемых, вилы (един. вила). В одной грамоте болгарского царя Константина (1258-1277), в местности у Прилепа упомянут источник Вилски кладезь. У Болгар и теперь еще сильно держится вера в самовил. Эти самовилы (во Фракии - самодивы) живут в горах, на вершинах которых они охотно пляшут большой толпой. Быстро проносятся они в воздухе; по земле ездят они на оленях, причем дикие ужи служат им уздою, а желтыя змеи (смока) - хлыстом. Их волосы светло-русые. К людям вообще они не благосклонны, охотно их ослепляют и выпивают у них черные глаза; кто осмеливается работать в праздник, в особенности в Светлое Воскресение, тот подвергается наказанию самовил. Но они дружны с героями, как например, с кралем Марком, спасают их от смерти и живут с ними, по южно-славянскому обычаю, в побратимстве, в дружеских отношениях, как посестримы. Есть и морские самовилы; многие живут в рощах или под мостами. Некоторые голубые и желтые цветы посвящены им. С самовилами сходны юды (единств. юда), известные только в Македонии в окрестностях Охриды, Прилепа, Солуня, в Дибре и в Родопских горах. Во многих песнях юды и самовилы одно и тоже (Апострофы: Юдо Cамовило! Стара Юдо Самовила!). Это также женщины-нимфы с длинными волосами, живущие в глубине и в водоворотах озер и рек. Кого они увидят в воде, того опутывают своими распущенными косами и тащат на дно. Часто причесывают они свои волосы на берегу. Юды также любят танцы; но горе тому, кто попадет в Юдинско село и должен танцевать с ними Юдинско хоро (К. и Д. Миладиновы, Блыгарски народни пЪснн, Загреб 1861).
Древнейшее известие о самовилах находится в сербском пергаментном кодексе у Григоровича; там читаем, что в Болгарии господствуют поверья в бродниц (волшебниц) и самовил. Другое известие находится в сербской рукописи конца XIV ст. (Из млада пострадает зли друг, будет Самовили брать. Cod. Chodoc (в Пражск. муз.) 134 (Miklosich, Lex. palaeoslov)).
В 1756 году один монах в Габрове на Балкане списал житие св. Иоанна Рыльского, чтобы прочесть его женщинам; поводом к этому были чертовщины (враговщини) старух, самовил и бродниц. До сих пор нам не посчастливилось найти древние известия о юдах.
Стии, которые ныне являются вместе с юдами в народных верованиях жителей Македонии, ничто иное как греческое стихия. Вьюлици - невидимые существа, обладающие громадной телесной силой, могущие переносить людей по своему желанию; вследствие этого Македонцы отплевываются в опасных местах. Их часто смешивают с самовилами. Духове беснуются ночью, зазывая людей и заманивая их таким образом в реки и пропасти.
Искони существовала у всех Славян вера в вампиров (влкодлак). От Болгар (влъкодлав, връколак) вампир перенят Албанцами (vurvolak), Румынами (vъrkоlаk) и Новогреками. В древне-сербском номоканоне (1262) читается следующее толкование: Облакы гонещеи влькодлаци нарицають се. Да егда убо погибнеть луна и сльнце, глаголють: влькодлаци луну изЪдоше или сльнце. Си же вьса басни и льжа суть (Обнародовано Ягичем в Starine загребской академии VI 1874 83).
По мнению Славян-язычников душа была существом совершенно различным и отделенным от тела, живущим в груди и проявляющимся в дыхании. Они верили в загробную жизнь. Слова небо и рай общи всем Славянам.
Константин Иречек. История Болгар. Глава IV. Образ жизни, нравы, поселения, племена переселившихся Славян и сношения их с туземцами (с.120-131), 1878г., 798с., PDF 38.45 Mb
http://www.turklib.com/?category=general_history-science-documents&altname=istoriya_bolgar_-_irechek_k

  

  
СТАТИСТИКА
  

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001