Магура  Самоорганизация | Исследования | Труды | Сосен перезвон | Стожары | Троянская война 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   
И.И. Первольф. О славянской взаимности
от 19.05.10
  
Сказ о Святославе




Осип Осипович (Иосиф Иосифович) Первольф (26 февраля 1841, Чимелице близ г. Писек, Богемия в составе Австрийской империи (ныне Южночешского края, Чехии) - 21 декабря 1891, Варшава) - ученый-славист, славяновед, филолог, этнограф, педагог. Доктор славянской филологии (с 1876). Чех по происхождению.
В 1874 году за диссертацию «О славянской взаимности» (в «Журнале Министерства народного просвещения») получил в Санкт-Петербургском университете степень магистра, а в 1876 году степень доктора Варшавского университета за книгу «Германизация балтийских славян», в которой осветил вопросы славянской колонизации полабско-балтийских земель, описал залабских и люнебургских славян, славянские племена брижан, стодорян, ратарей, укрян, вагров, полабов, бодричей, лютичей, поморян и других, провел исследование следов славянства в нижненемецком народонаселении.
В 1886 году вышел I-й том его труда «Славяне, их взаимные отношения и связи» (очерк политической истории славян по племенам и быт их), в 1888 году - II том (славянская идея в литературе славян до XVIII века), в 1890 году - 1 часть («Западные славяне») III тома (славянская идея в политических и культурных сношениях славян до XVIII в.; в рукописи, из-за смерти автора, осталась глава о польско-русских отношениях). IV том - «Возрождение славян» - остался незаконченным
Введение
I. Очерк древней истории славян
II. Разъединение славян
Славянские учреждения
А. Сознание национального единства у отдельных народов славянских
I. Славянское сознание у Чехов
II. Славянское сознание у Поляков
III. Славянское сознание у Славян балтийских и лабских
IV. Славянское сознание у Югославян
V. Славянское сознание у Русских
В. Взаимные отношения между отдельными народами Славянскими
I. Чехи и поляки
II. Чехи и Балтийско-Лабские славяне
III. Поляки и Славяне Балтийско-Лабские
IV. Поляки и Русские
V. Русские и Чехи
V. Чехи и Юго-Славяне
VII. Поляки и Юго-Славяне
VIII. Русские и Юго-Славяне
Заключение
Проследив внимательно взаимные сношения Славянских народов с древнейших времен до XVIII века, мы видим, что Славяне хотя и лишились национального единства, но не лишились вместе с тем, сознания племенного родства и никогда не переставали считаться членами одного рода. Это сознание видно не только в их духовной, литературной жизни, но заявляло свою силу и в политических их сношениях: народы Славянские ищут себе друг у друга правителей славянского рода, и если и ссорятся, то все-таки, в конце концов, приходят к убеждению, что им следует жить – в согласии и в вечной неразделенной любви братской, как людям одного языка и народа славянского -.
Так было у Славян до XVII-XVIII века.
Очерк древней истории славян Славяне принадлежат к племени Индо-Европейскому или Арийскому, отрасли которого в доисторические времена переселились из Средней Азии в Европу. На юге поселились Латины, Иллиро-Фраки и Греки; на север от них - Кельты или Галлы, Германцы, Литовцы и Славяне. Жилища последних простирались - вообще говоря - от Адриатического моря через Придунайские земли на Карпаты (Татры).
Славяне назывались первоначально, вероятно, Сербами, а у других народов - Венетами (Венедами). Оба названия - темного происхождения. Первое - Сербы Лужицкие и Дунайские; вторым Немцы и Чудь до сих пор называют некоторые отрасли славянские (Wenden, Winden, Vane). Из Дунайских земель Славяне, по большей части, были вытеснены Влахами или Волохами (Галлами или Римлянами?) на Карпаты. Здесь на Висле и на Днепре, они или умножили число обитавших там своих соплеменников, или отняли земли у других племен, особенно у Чуди. В этих эакарпатских странах, известных древнему миру под названием Скифии и Сарматии, греческие и римские писатели знают уже несколько племен Венетов под именами Нуров, Будинов, Сербов, Хорватов, Полян, Велетов, Словен, Кривичей, Северян и др. Дальнейшему распространению Славян на восток помешало движение племен Уральских, Чудских и Тюркских на запад, именно - Гуннов и Аваров. Теснимые, в последствии, и покоренные этими иноплеменниками, Славяне стали напирать на западных своих соседей, особенно на немцев, и распространились на запад - в земли Лабские, и на юг - в давнюю свою родину, в земли Дунайские.
В VI веке по Р.Х. - многочисленное племя Венедов - разделилось на две отрасли, западную - Славян, и восточную - безчисленных - Антов (Венетов). Последнее название скоро исчезает, и все племена древних Сербов или Венетов принимают имя Славян, или правильнее Словен. На запад Славяне подвигались вслед за племенами германскими и к концу V века были уже на Лабе, Сале, Волтаве и Мораве. Таким образом Бодричи, Велеты или Лютичи, Сербы, Чехи и Мораване заселили свои земли, лежащие на восток от Лабы, Салы и Шумавы. На юг Славяне, в течение IV и V веков, заняли северное прибрежье Дуная; потом, перешедши за Дунай, стали селиться в империи Византийской, Мизии, Фракии, Македонии, Эпире, Фессалии, и даже в собственной Греции. Около того же времени, в конце VI, Славяне стали распространяться из Придунайских земель в земли Альпийские. Эти Славяне, поселившиеся в землях Дунайских и Альпийских, больше и чаще, чем все другие славянские племена назывались своим именем Словене, Словенцы (Словенский) и у себя и у иностранцев.
В первой половине VII выступили из древнеславянских земель Карпатских - из Белой или Великой Хорватии и Сербия. Хорваты и Сербы, перешли за Дунай и поселились посреди Славян Альпийских и Византийских, заняв южную Паннонию, Далмацию и Иллирию. В VII же веке прекратилось это громадное переселение Славян на запад и на юг. С этих пор Славяне являются племенем, распространенным в средней, восточной и юговосточной Европе, начиная от Лабы, Салы, Шумавы, Инна, Альп и Адриатического моря глубоко на восток к верхнему Дону и нижнему Днепру, от моря Балтийского, озера Ильменя и верховья Волги на юг - к морям Черному и Эгейскому.
А) Западные Славяне занимали земли на Лабе, Одре, Висле, Волтаве и Мораве: 1) Бодричи (Вагры, Полабы, Глиняне, Древляне и др.); 2) Велеты или Лютичи (Чрезпеняне, Ратари, Укране, Брежане, Стодоряне, Рана, Волынь и др.); 3) Сербы (Суслы, Нишане, Гломачи, Мильчане, Лужичане и др.); 4)Чехи (Лучане, Лютомиричи, Хорваты, Дудлебы и др.); 5) Мораване и Словаки - старейшие обитатели южного склона Карпат; 6) Ляхи (Поляне, Поморяне, Мазовшане, Куяване, Хорваты, Слязане и др.).
В) Югославяне населяли земли, начиная от Альп до Черного и Эгейского морей; разделялись, как и теперь, на четыре главные отрасли: 1) Словенцы, 2) Хорваты, 3) Сербы, 4) Славяне, принявшие в последствии название Болгар, по племени Урало-Чудскому, которое основало в Мизии свое государство (678г.). Они разделялись на несколько племен (Браничевцы, Драговичи, Сакулаты, Берзяни, Вагенеты, Велегостичи, Мильчане, Езеричи и др.).
С)Восточные Славяне, принявшие в последствии название Русы, жили в бассейнах Днестра, Днепра, Двины и верхней Волги: Хорваты, Тиверцы, Волыняне, Дулебы, Древляне, Поляне, Северяне, Радимичи, Вятичи, Кривичи, Дреговичи, Словене и др.
Сверх этого, колонии славянские являются в Германии, Малой Азии, Сирии и в арабских владениях - Сицилии, северной Африке и Испании.
Пространство, занимаемое Славянами, было огромно, и если же писатели VI века называют их народом многочисленным, безконечным, то позднейшим авторам, например, XII века, казалось, что их почти нельзя сосчитать: так возрасла численность Славянского народа.
Не все эти Славянские племена успели дать прочную основу дальнейшему своему быту и развитию; только некоторым удалось создать государство и возвыситься, таким образом, над первобытною жизнью отдельных родов, общин и племен, друг от друга вполне независимых. У западных Славян возникли только два государства - Чешское и Польское. У всех остальных западных Славян стремление некоторых князей собрать под более сильную центральную власть несколько племен были лишь кратковременны, или остались только попытками. Таково было именно государство Моравское (Великая Моравия), существовавшее только одно столетие, и несколько мелких государств у Балтийских Славян. Государственным элементом в Чехии было племя собственно Чехов, в Польше - племя Полян; вокруг обоих собирались и соседние, ближайшие, и дальние племена Славянские в прочнейшие целые, которыми княжили князья обоих упомянутых племен.
У восточных Славян государство создано не ими самими, а чужеземцами: государственным элементом являются здесь норманские Варяги, прибывшие в 862 году - княжить и владеть. Эти варяжские князья собрали в течение одного века (X) многочисленные восточные Славянские племена в одно целое - Русь. Подобное тому случилось и у восточной части южных Славян, где, как уже выше сказано, основали государство тоже иноплеменники, Болгаре (678г.). Но у обеих этих ветвей славянских влияние иноплеменников было слишком слабо, чтобы долго удержаться: чужая, малочисленная стихия скоро исчезла в огромной массе славянства, оставив о себе незаметные следы. У Сербов, Хорватов и отчасти у Словенцев основали государства, хотя мелкие, свои собственные князья.
Принятие христианства - событие вообще в истории всех народов европейских очень важное и решавшее их дальнейшее развитие - сделалось в особенности важным и решительным для народов Славянских. Народы, с которыми Славяне граничили на западе и юге - Немцы, Итальянцы и Греки, сделались христианами гораздо раньше и стремились потом к распространению христианства и у своих соседей.
Первые зачатки христианства у Славян западных и южных были по большей части мимолетны и без прочной основы, благодаря немецким, итальянским и греческим миссионерам, не знавшим славянского языка. Только апостолам, братьям Константину (Кириллу) и Мефодию, Солунским уроженцам, и их ученикам удалось в IX и X веках распространить и утвердить христианство у большей части Славян западных и южных. Нельзя сомневаться, что еслиб единство тогдашней церкви продолжало существовать, то и все Славяне вскоре приняли бы от этих апостолов и их учеников и последователей христианство, а также и важный символ народного единства - славянское письмо и язык - словенский -, на который первоначально переведены все богослужебные книги.
Но уже тогда все сильнее и сильнее проявлялись признаки распадения церкви христианской на две половины, уже тогда кипела борьба за первенство между Римом и Царьградом. Борьба эта сделалась особенно роковою и решительною для Славян и их дальнейшего развития.
Славяне южные и западные находились именно на рубеже обоих патриархатов - Римского и Царьградского, и когда раскол между церквями западной латинской и восточной греческой, упрочился, то естественно, эта борьба и ее последствия коснулись главным образом Славян. У южных Славян западная церковь должна была по большей части уступить восточной церкви, к которой примкнули именно Болгары и Сербы, не смотря на все усилия римских пап. Хорваты и Словенцы присоединились к западной церкви. Восточная церковь принята потом и народом Русским. К церковному расколу присоединились потом и другие важные обстоятельства, которые еще более упрочили раздробление Славян. Римские папы, перенеся императорскую римскую корону на королей Франкских и Немецких, приобрели себе в лице их могучего союзника для распространения своего авторитета и своей власти: императоры - священной Римской Немецкого народа - сами по себе, как Немцы, уже завоевательные - всегда умножатели империи -, считали себя в праве подчинять папе и себе, духовной и светской властям, кресту и мечу, все остальные народы. Кроме этой опасности со стороны римско-немецкого креста и меча, наступила для Славян, уже и без того разьединенных, новая гроза, в следствии которой славянство, так сказать, разрублено было на две части. Дикие Мадьяры или, как их называли Славяне, Угры, Онгры, Венгры, одноплеменники Гуннов, Аваров и Болгар, вторглись в древнюю Дакию и Паннонию, истребили или подчинили себе тамошних Славян (и Румын) и основали (около 900 года) на развалинах Великой Моравии и в Предунайской Болгарии свою державу, которая не пошла по следам Гуннов, Аваров и Болгар, а сохранилась, и не ославянилась, а осталась мадьярскою. И Мадьяры, благодаря влиянию Чехов, примкнули к западной церкви. Следствием основания Угорского королевства было отделение южных Славян от западных и предание этих последних наступательной политике Римско-Немецкой империи и соединенной с нею церкви латинской.
Церковь латинская одержала победу также в Чехии, Моравии и Польше, куда была занесена из Чехии. Зачатки славянского богослужения, с успехом развивавшиеся в обеих землях, впоследствии здесь совсем исчезли. Церкви чешская и польская сделались частями церкви западной, латинской и таким образом, народы чешский и польский вошли в круг западно-европейских народов и их культуры. Тем решена была и судьба Славян Балтийских и Лабских, пребывавших еще в язычестве, не смотря на соседство принявших уже христианство Поляков, Чехов, Немцев и Датчан: они должны были, по тогдашним понятиям, или сделаться християнами, или, как язычники, быть истреблены.
При этих переменах является все больше и больше и сопровождающая всю историю славянскую вражда и ненависть обоих соседних племен Славянского и Немецкого. Ненависть эта, причины которой скрыты в доисторических временах, обнаружилась с самого первого столкновения обеих племен и повела к страшным, беспрерывным войнам, и доселе не конченным. Почти вся история западных Славян, а отчасти и восточных, не что иное, как постоянные столкновения и борьба обоих этих элементов - немецкого и славянского, который, очутившись в особом положении, должен был главным образом защищать свое существование. Характеристические черты Славян - внутренние междуусобицы, безграничная любовь к свободе и нежелание подчиниться центральной власти - повели их к политической слабости и были причиною, что Славянам не удалось создание сильного государства по примеру соседних Немцев, которые, сами по себе будучи более склонны к завоеваниям, кроме того, сосредоточены под сильною властью, - бросились на своих разрозненных, вековых врагов, добиваясь, по словам одного немецкого летописца, - славы и великого и обширного господства, между тем как Славяне сражались за свободу и для избежания крайнего рабства -.
Эта племенная ненависть между Немцами и Славянами является естественно сильнее у тех Славян, которые жили в более близком соседстве с Немцами, именно у Чехов, Поляков и Славян Лабских и Балтийских. Этой ненависти не смягчило даже и принятие христианства. Немцы, по какой-то врожденной гордости и надменному высокомерию, не переставали презирать Славян и их язык, как замечает первый летописец чешский Косма.
Великим несчастием для западных Славян было то, что им не удалось основать на долго сильное государство, которое могло бы с успехом начать борьбу с сильною и сосредоточенною империей римско-немецкой.
Все большие западно-славянские государства распадались со смертью их основателей. Так, уже Само собрал (627-662) многие славянские племена, начиная с Альпийских Словенцев и до жителей прибрежья Лабы, Одр и Вислы, и успешно воевал с Аварами и Франками. Подобно тому собрал в одно государство большую часть западных Славян и Святополк Моравский (870-894), для усмирения которого Немцы вынуждены были пригласить на помощь Мадьяр, отселе верных своих союзников против Славян.
По примеру Сама и Святополка, и чешские, и польские князья стремились собрать, на сколько возможно, племена западно-славянские под свою власть, чтобы остановить наступление Немцев. Так действовали в X веке оба чешских Болеслава, господство которых простиралось далеко на восток в земли Польские, до самых границ Руси.
Но существование всех этих государств было не продолжительно: они изчезали со смертью своих основателей. Подобной же участи подвергалось и самое блестящее западно-славянское государство, основанное наследником чешских Болеславов, польским князем Болеславом Храбрым (992-1025гг.). Этот сильный - король славянский - избрал чешскую Прагу средоточием могучего государства Славянского, которое по его плану, должно было обнимать всех западных Славян, Чехов, Моравов и Словаков, Лабских Сербов, Лютичей и Поляков. Под ударами этого грозного Славянина, ревущего льва, ядовитой змеи, такими эпитетами честят Болеслава современники-Немцы - падали ниц немецкие войска, дрожала вся Римско-Немецкая империя, и наконец, должна была примириться с мыслью иметь подле себя сильную державу западно-славянскую, от которой, себе в ущерб, отстали Чехи.
Но со смертью Болеслава изчезло и это государство, возобновление которого уже не удалось чешскому Брячиславу (1039г.). Народы западно-славянские отселе живут скромно, заслоненные сильною Германией. Чехи должны были примкнуть к ней, хотя пользовались в ней исключительным положением. Польшу спасло от подобной участи, только большая отдаленность - хотя и на нее имели притязания все сильные императоры римско-немецкие - и безпрерывная борьба Немцев с Лабскими и Балтийскими Славянами, которою долго занималась экспансивная сила немецкая.
Славяне Балтийские и Лабские
Грозная борьба между Лабско-Балтийскими Славянами и Немцами не могла иначе кончиться, как только гибелью того или другого племени. При тогдашнем положении дел не подлежало сомнению, что погибнут Славяне: их преследовали и Немцы, и Датчане, и даже, как язычников, родственные им Чехи и Поляки; они безпрестанно ссорились между собой, часто воевали только за – могущество и храбрость – и сами призывали Немцев на помощь.
Христианство распространяли у них немецкие монахи, не знавшие славянского языка, иногда одни, а иногда и с толпами вооруженных ратников, которые на принявших крещение Славян налагали иго и разные подати. Латинские обряды и пение, которых Славяне не понимали,…подати епископам и герцогам (бископовница и воеводница) и другие обременительные вещи, к тому же и презрение со стороны господствующих Немцев – вот что главным образом ожидало Славян с принятием христианства. По свидетельству современных немецких летописцев, Немцы не так дорожили распространением христианства, как порабощением Славян. К тому же Немцы – христиане, в случае нужды, не стеснялись приглашать на помощь и полки языческих Славян против Славян крещенных. Так было именно в их войнах с польским Болеславом Храбрым: тогда Немцы не пренебрегали помощью языческих Лютичей.
Нельзя удивляться, что Славяне, при всяком удобном случае, усиливались свергнуть это насильно навязываемое им христианство; из этого возникали все более и более страшные войны и велись иногда с безпримерным ожесточением. Лабские и Лужицкие Сербы прежде всего должны были покориться Немцам (968г.) и принять христианство, которое Немцы потом разным образом упрочивали. Упорнее других сопротивлялись Бодричи и Лютичи, но и эти пали под ударами Немцев победителей и соединенных с ними Датчан (1157-1168гг.). На развалинах побежденного славянства основано несколько немецких держав, именно – зародыш империи Германской, маркграфство Бранденбургское. Убывшие в этих землях Славяне, едва терпимые, если не совсем прогоняемые, скоро уступали место немецким колонистам.
Это распространение немецкого элемента не ограничивалось только землями, подвластными непосредственно немецким герцогам, маркграфам, графам, епископам и другим, но пошло и дальше на восток, из края, где остались еще свои князья славянской крови, - в Мекленбург, Ране, Поморье, Силезии. Сами эти князья скоро принимали немецкую народность, поддерживали из всех сил немецкую колонизацию в своих державах, вообще любя Немцев и благоприятствуя им. При таком положении дел понятно, что Славяне уступали Немцам: ведь эти князья хотя и были славянского происхождения и назывались князьями славянскими (principes, duces Sclavorum), сами однако постановляли, чтобы право суда перешло от Славян к Немцам, чтобы Славяне больше не селились в деревнях, и наконец, даже так забылись, что прямо называли усиление славянского элемента в балтийских землях в ущерб немецкому – несчастием, - от которого да избавит нас Бог -.
Но эти последние опасения не сбылись: славянский элемент изчезал все больше и больше, преследуемый и теснимый разным образом. Высшие сословия, славянского происхождения, сколько их еще оставалось, скоро онемечивалось, города и монастыри и другие местности заселялись почти исключительно Немцами: оставшиеся Славяне, едва терпимые, исключались из цехов, заставляемы были жить на особых местах и проч. Уже во второй половине XIV века земли лабские и балтийские были по большей части онемечены, и от Бодричей, Велетов, Сербов и Поморян остались только незначительные остатки. Немецкий язык господствовал здесь везде – в Мекленбурге, Ране, Поморье, Бранденбурге, Мишнии, Лужицах и Силезии. Только на нижнем Лабе, в Люнебургии, сохранились остатки Бодрицких Древлян, существовавших до конца прошлого столетия, да в обеих Лужицах остатки Сербов, не вымерших до сих пор.
Славяне Балтийские и Лабские погибли вследствие внешнего насилия и внутренней слабости: сами они не сумели и не были в состоянии создать большое государство. Равным образом, не упрочилось в их соседстве на востоке, после Болеслава Храброго, государство Польское, на столько, чтобы они могли на него опираться при напоре Немцев. Немцы теснились все больше и больше на восток и Поляки, скоро после гибели своих балтийских и лабских соплеменников, должны были также начать с ними жестокую борьбу не только на западе, но и на севере, где вследствие польской неосторожности, внедрились хищные рыцари немецкие и распространялись все больше на восток в земли балтийские. (с.8-10)
...Славяне с древнейших времен всегда имели участие в государственных делах, решая их вместе с выбираемым или наследственным князем. - Народы славянские и антские - говорит один Византиец VI века - не повинуются одному мужу, но живут издавна в народном правлении, и потому всегда о своих пользах и нуждах сообща совещаются; равным образом и почти все другие дела у них по древним законам управляются -.
Такие народные сходки встречаются у Славян и в последующих веках. Это - славянские веча, соборы, снемы или сеймы, на которых народ совещался, собирался (снимался). У Русских Славян народные веча издавна собирались в главных, племенных городах (властях) - в Киеве, Новгороде, Смоленске, Полоцке и др.; звоном вечевых колоколов созывался каждый свободный человек на вече - думать - о важных делах. Веча на Руси приобретают себе большую силу и власть во время безпрерывных междоусобиц княжеских, но лишаются ея при сильных князьях, особенно в северо-восточной Руси, Владимирско-Московских, и, наконец, совсем изчезают в централизованном государстве Московском; позже всего, в конце XV и в начале XVI веков, они изчезают в Новгороде и Пскове. Слабым их отголоском сделались земские соборы Московского государства; но более прямые преемники веч явились на окраине русского мира: казацкие круги и рады - не что иное, как древне-русские веча.
Такие всенародные веча являются и у западных Славян, особенно у Поморян и у Лютичей. У Чехов и Поляков и, соединенных с ними впоследствии, юго-западных Русских снемы или сеймы позже сделались сходками только шляхты. Сеймы ограничивали государей во все существование обоих западно-славянских государств.
У южных Славян соборы и веча разнообразны. В городских общинах адриатических римское начало смешалось с славянским; первоначальные всенародные соборы заменились позже сходками только властельства. Но подле них остались и древне-славянские веча, как например, в хорватской общинах Полицкой, Винодольской, Керцкой и др. В государствах Хорватском, Сербском, Болгарском общенародные соборы прекратились, как и у Чехов и Поляков, в соборы одного только племства, властельства или болярства. Такие соборы, применимые к требованиям времени, сохранились до сих пор в Хорватии и вообще в землях короны Угорской, перенявшей государственное устройство от Славян.
У Славян искони было свое право, своя правда, свои законы, о которых упоминают уже Византийцы VI века. Это древне-славянское право и законы, - по которым всегда жили отцы, деды и все предки -, составляет и основу права, как оно в последствии развилось у разных народов славянских. В их правах сохранилось до позднейших времен много сходства, и некоторые юридические обычаи у Югославян напоминают до сих пор многие древне-чешские, древне-польские и древне-русские законы. Некоторые сходства права государственного и частного у всех Славян видны и в этом очерке внутреннего быта Славян. Приведем еще несколько сходных черт в юридическом быту у Славян. Свод (извод), то-есть, отклонение от себя подозрения в преступлении, встречается у Чехов, Сербов и Русских; след, то есть, род судебных сыщиков - у Чехов, Русских и Югославян, у которых отчасти остались до сих пор (в Черной Горе); вдание (вздание, выдачка), то есть, судебный заклад противников - у Чехов, Сербов, Русских (в Литве, Киеве, Смоленске); лице, поличное (corpus delicti)- у всех Славян и пр. Суд присяжных (порота) встречается особенно у Югославян; следы его у Чехов, Полянов, Русских; суды божии (вода, железо, меч, кий)употреблялись у всех Славян, и следы их остались до сих пор у Югославов, и пр.
Законы хранились главным образом посредством устного предания, но вместе с тем, и записывались чертами или резами на таблицах, досках, десках. Такие доски, в смысле записей, встречаются на Руси до XV века (в Новгороде и Пскове); у Чехов же государственный архив называется до сих пор - земскими десками.
Много общих черт сохранилось у Славян и в духовной их жизни: так, в славянской мифологии, не смотря на то, что она не развивалась у всех племен одинаково, у них был один наивысший бог Сварог - небо, отец обоих Сварожичей, солнца и огня; обожание небесного света, солнца, играет важную роль во всей славянской мифологии. Кроме того главного бога, было много и других божеств высшего и низшего разряда, боги домовые (деды) и пр., которые, равно как и разные богослужебные обряды, у Славян были более или менее сходны. Отголоски этих древних верований раздаются до сих пор в народной поэзии славянской.
Нравы древних Славян описывают сами враги их в недурном свете. Особенно хвалят их добрый и искренний характер, ласковое обращение с пленными и безпредельное гостеприимство. Но вместе с тем, рано заметна в характере Славян черта, которая оказалась роковою для их дальнейшей судьбы. - Славяне дорожат свободой, никаким образом не склоняются служить или слушаться и не выносят никакого повелителя. Между ними постоянно господствуют различные мнения; ни в чем они между собой несогласны; если одни на что-нибудь согласятся, другие тотчас же нарушат их решение, ибо все питают друг к другу вражду, и не один не хочет повиноваться другому. Еслибы многочисленные Славяне не были так раздроблены и не воевали беспрестанно друг с другом, то они были бы самый могучий народ на свете -.
Так отзываются о Славянах иноплеменники VI и X веков.
Эта-то безграничная, ничем необузданная любовь к свободе, или скорее, к неповиновению, эти безпрестанные драки, приводящие с собою политическую слабость, и были главною причиною неудач и падения независимости Славян. (с.33-35)
И.И. Первольф. Славянская взаимность с древнейших времен до XVIII века. СПб., 1874г., 296с.
http://ia351439.us.archive.org/3/items/slavianskaiavza00perwgoog/slavianskaiavza00perwgoog.djvu 7.75Мб
http://www.knigafund.ru/books/8556
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_352.htm
Германизация балтийских племен. Введение В средней Европа совершается уже больше чем тысячу лет важный и интересный процесс: в ней происходить борьба двух великих племен арийских, немецкого и славянского, борьба упорная, составляющая так сказать жизненный вопрос того и другого племени. Завязалась она в незапамятных времена, еще с самого начала истории обоих племен, и продолжается до сих пор, таким именно образом, что племя немецкое подвигается все больше и больше на восток в ущерб племени славянскому. Славяне, сталкиваясь и сражаясь с немцами, в борьбе погибают или поглощаются победоносным элементом немецким.
Еще семь столетий слишком тому назад все земли на правому берегу Лабы - теперь корень могучей германской империи - были населены почти исключительно племенем славянским, а немецкий элемент был тут лишь редким исключением. Во второй половины ХII века падает независимость полабских и балтийских Славян окончательно: на развалинах славянских возникают новые государственных тела, либо чисто немецкие либо онемеченные славянские. Славянский элемент мало по малу уступает перед наступающим элементом немецким, и наконец исчезает совсем.
Проследить этот постепенный процесс германизации у балтийских Славян - вот цель этой книги. Балтийскими же Славянами называют Бодричей, Beлетов или Лютичей, и Поморян, т.е. тех Славян, которые жили в землях прибалтийских, полабских и поодрянских, начиная с Травны, Белины, Ильменавы и Оры далеко на восток за Персанту, на юг-же за Гаволу и до Варты и Нотеци (Восточные Поморяне не входят в наше исследование; они, примкнув к Польше, не подверглись такой германизации, как Поморяне западные).
Вся история балтийских Славян - одна только трагедия. Едва они заняли свои земли, завязывается упорная борьба между ними и их западными соседями, вековыми врагами Славян, Германцами, Немцами и Скандинавами. К племенной вражде присоединяется вражда религиозная. Славяне упорно держатся веры своих отцов, и не соглашаются никоим образом заменить ее новой верой, христианством. Это понятно. Кто же является апостолами Христова учения? Немецкие епископы и священники, окруженные полками ратников, в одной руке держат кресты, а в другой меч; они заставляют Славян отказываться от Святовита, чтобы преклониться перед святым Витом и платить подать епископам - бископовницу; вооруженные помощники тех апостолов лишают Славян свободы, налагают на них другую подать, герцогу - войводницу. Не мудрено, что Славяне всеми силами стараются прогнать этих непрошенных гостей, которые однако не перестают навязываться. Немцы добиваются славы и обширного господства. Славяне же сражаются за свободу и для избежания крайнего рабства - так характеризует эту борьбу уже в Х веке один немецкий-же монах.
Но Славяне не отстояли своей свободы и самостоятельности, и подпали под власть жаждущих славы и господства Немцев.
Посмотрим на оба воюющие лагеря. Немцы выступают против своих врагов под предводительством своих императоров-королей, окруженных герцогами, маркграфами, епископами. С другой стороны наезжают на балтийских Славян хищные короли датские. Обоими германскими племенами руководит одна сосредоточенная власть, их короли направляют силы подвластных своих народов, своих государств, на одну цель, порабощение Славян-язычников. Что-же делаете другая сторона, Славяне? У них не прекращаются внутренние распри, драки, междуусобицы, нигде не возникает сильное государство, которое было-бы в состоянии поднять борьбу с сосредоточенными Немцами и Датчанами. Вместо того видим, как то или другое племя славянское одно с своими силами нападает на немцев; если и соединяется несколько племен в одно целое, и действуют сообща, то это не длится долго, и как скоро виновник такого союза, сильный князь, сходит со сцены, возобновляется старая славянская разрозненность. Мало того, по славянскому обычаю, племена балтийских Славян ненавидят друг друга до такой степени, что они не только живут в безпрерывных драках, но даже помогают немецким наездникам друг против друга. Если христианские Поляки и Чехи, во имя христианства забыв чувство одновременности, идут на помощь Немцам против Бодричей и Лютичей, то это еще понятно; ведь в средние века суть всей духовной жизни была религия, поглощая все остальные чувства и стремления человечества. Но что же сказать, если видим, как языческие Бодричи из слепой ненависти к Лютичам спешат немцам на помощь против этих своих ближайших соседей, единоверцев и соплеменников? Что-же сказать, если даже племена Лютичей неистово воюют друг с другом и наконец призывают на помощь Немцев? Польский князь Болеслав задумывает великолепный план соединить всех западных Славян в одно государство, начинает с успехом борьбу с римско-немецкой империей, громит немцев на повал. Можно-бы было ожидать, что все западные Славане с восторгом сгруппируются около сильного своего князя соплеменника, что они все под его победоносными знаменами пойдут на векового своего врага. Но увы, на деле выходит иначе. Чехи предпочитая общим интересам славянским свою династию Премысловичей, с помощью немцев прогоняют Болеслава из Праги; Лютичи сами подстрекают немецкого короля Генриха против Болеслава, и охотно примыкают к немецкому войску, и их бог Сварожич идет дружелюбно рука об руку с патроном Саксов, св. Маврикием, так что этот неестественный союз возмущает даже одного немецкого миссионера.
При таком положении дел, при таком ослеплении западных Славян нельзя удивляться, что они наконец падают в неравной борьбы. На их могилах водружают немцы победители кресты и вместе с тем и свое знамя - знамя немецкой народности.
Земли между нижней Одрой и Лабой являются в конце V-го века после Р.X. заселенными многочисленными племенами славянскими. Северо-западный угол занимали Бодричи или Ободриты (Вагры, Полабяне, Бодричи, Варны и др. - В исторической науке принято предлагаемое Шафариком название Бодричи, и мы за неимением другого - его здесь тоже употребляем; но кажется, в названии Ободриты скрывается другое название, в роде Ободричей т.е. жителей об Одру), на восток и на юг от них жили Велеты или Лютичи (Ране, Xижанe, Чрезпеняне, Pатаре, Укряне, Брижане, Стодоряне и др.), за Одрой - Поморяне.
Эти три главных племени балтийских Славян составляли часть того национального целого, которое простиралось от балтийского моря на юг через земли лабские, одрянские и вислянские до Карпат, и которое - по примеру первого летописца русского - можно назвать отраслью ляшско-славянской: СловЪни пришедшее сЪдоша на ВислЪ и прозвашася Ляхове, а от тЪх Ляхов прозвашася Поляне, Ляхове друзии Лутичи (вм. Лютичи), ини Мазовшане, ини Поморяне -. Это национальное единство ляшских Славян помнят в Польше еще в XIII веке, оно видно между прочим и в их языке; характеристический знак их языка - полное господство носовых звуков (an, en, in, un и пр.), которых в языке южных и восточных соседей Ляхов, отрасли полабско-сербской, чешской и русской или совсем не достает, или oни составляют чрезвычайно редкое исключение.
Ляхов разделила история на две половины. Восточная их половина, племена жившие на верхней Одре и по Висле, Слезане, Хорваты, Поляне, Мазовшане и восточные Поморяне, сгруппировались около князей племени Полян, и составили с течением времени одно национальное и политическое целое, народ польский, Польшу. Между тем западные Ляхи такого национального и политического единства не достигли; у них упрочилось племенно, раздробление, а не образовалось национальное и политическое единство.
Главным содержанием истории балтийских Славян - это, как уже сказано, беспрерывная упорная борьба с племенем германским, с Норманами, Датчанами и Немцами. Первые, отделенные от Славян морем, не могли, конечно, действовать так, как Немцы, сухопутные соседи Славян по всей лабской линии. Столкновения Норманов и Славян носят характер морских разбоев: то Норманы нападают на балтийское поморье славянское, то опять балтийские Славяне опустошат страны датские и скандинавские. Более опасными врагами Славян сделались Норманы, особенно же Датчане, как хpистианские союзники своих соплеменников Немцев.
Постоянные племенные войны между полабскими Немцами, именно Саксами, и Славянами приняли - после крещения Саксов - другой характер: к борьбе племенной присоединилась борьба религиозная, и победитель и креститель Саксов, король Франков, в последствии император римский, Карл, направляет силы всех подвластных себе немецких племен против всех западных Славян. Воинственные Велеты покоряются Карлу, а в его войске находятся верные его союзники против своих соплеменников, Бодричи, эти наши Славяне, как их честили сами Немцы. Карл и его преемники распоряжаются в странах балтийских Славян; Карл назначает бодричских Дражка и Славомира великими князьями славянскими, а Людовик решает вопрос о занятии княжеских столов у Бодричей и у Лютичей. К такому вмешательству побуждали немецкого государя сами недовольные своими князьями Славяне.
Разделением великой державы Франков Славяне не сумели воспользоваться; они оказываются от дани, постоянно воюют с новым своим соседом, королем немецким - но все их военные действия страдают недостатком обдуманного плана, ограничиваясь сражениями отдельных племен с Немцами. Упадшее в славянских странах немецкое владычество возобновлено уже в первой половине Х-го века; герцог Саксов, Генрих, избранный в короли немецкие, взялся энергически за покорение Славян; завоевана земля стодорская, поражены Лютичи, именно Ратари, и Бодричи. Образ действий Генриха относительно Славян продолжал и его сын и преемник немецкий король и римской император Оттон. Немецкое владычество у тех Славян упрочено избиением нескольких десятков князей, рядом побед, и наконец устройством особых военных украин, марк. В число последних была одна на нижней Лабе, в Саксонии против Бодричей, другая же, так называемая Северная - управляемая известным Славяноубийцей Героном - учреждена против Лютичей. Все эти племена от Лабы до Одры сделались данниками короля и императора. Рядом с этими светскими порядками водворялось у Славян и новое устройство церковное; ведь пораженные Славяне - по мягкому замечанию одного летописца - обещали добровольно королю дань, а богу христианство -. До половины Х-го века основаны в их землях три епископии, в Альденбурге для Бодричей и северных Лютичей, и в Гавельберге и Бранденбурге для остальных Лютичей; первая подчинена гамбургскому, две другие магдебургскому архиепископам. Христианство пускало впрочем очень слабые корни в странах славянских, и его зачатки скоро исчезли в новом, повсеместном движении Славян.
В 983 году возникло всеобщее возстание балтийско-полабских Славян, которое кончилось прогнанием Немцев за Лабу и истреблением христианства у Лютичей; только Бодричи остались в некоторой зависимости от Немцев. Немецкое владычество на правом берегу Лабы у Лютичей совсем исчезло, власть маркграфа Северной Марки туда не простиралась, епископы гавельбергский и бранденбургский скитались в соседних странах немецких.
В начале XI века, казалось, что и на долю западных Славян достанется то, что у немецких племен было уже несколько веков, то-есть, образование сильного государства. Польский князь Болеслав поднимает мысли Сама, моравского Святополка и чешских Болеславов, и начинает собирать племена ляшские в одно политическое целое. В состав нового великого государства западославянского входит, кроме Полян и Мазовшан, и Поморяне, Слезане, карпатские Хорваты, Мораване и Словаки. Но у Болеслава есть более обширный план; он стремится дальше на запад, отнимает у Немцев земли полабских Сербов до Лабы, и, наконец, садится и на чешский княжеский стол в Праге.
Большая часть западных Славян вошла в состав нового основанного польским Пястовичем государства опасного соседа Германии. К встревоженным Немцам явились неожиданно союзники из рядов самих Славян. Старинные враги Поляков, Лютичи, опасаясь усиления Болеслава, вдруг приблизились к королю немецкому, и из заклятых врагов сделались лучшими его друзьями. С другой стороны и Чехи отрываются от Болеслава. Таким образом король немецкий, в союзе с Лютичами и Чехами, начинает упорную войну с Болеславом, которая кончается неблагополучно для Германии; но не удался и план польского князя, - создать из всех западных Славян одно политическое тело. Со смертью Болеслава эта опасность исчезла для Германии совсем.
В половине XI века зарождалось у Бодричей более сильное государство. Князь Годескальк, сделавшись из врага Немцев и христианства их другом и усердным христианином, соединил под свою власть все бодричские и некоторые лютичские племена. Вскоре наступившая у Бодричей анти-христианская и анти-немецкая реакция уничтожила с помощью Лютичей новые порядки, и восстановила старинную веру отцов, но мысль о более сильном государстве осталась. Наследство Годескальта принял ранский князь Крут. Впрочем, балтийские Славяне опять не сумели воспользоваться тогдашним смутным временем в Германии, да когда сам король Генрих IV старался возбудить Лютичей против старинных их врагов, Саксов, обещая им их землю, то те Славяне в ответ немецкому королю сказали, что у них своей земли достаточно, и что они довольны, если могут защищать ея границы. Национальное и языческое государство Крута скоро сменено государством хотя наружно христианским и опирающимся на Немцев; убийца и преемник Крута, Генрих Годескалькович, с помощью Немцев сломил сопротивление балтийских Славян и распространил границы от Вагрии далеко на восток за Одру; Бодричи, северные Лютичи и западные Поморяне входили в состав государства этого славянского короля. Со смертью Генриха (ок. 1119г.) распалось и его государство; только бодричские земли остались его сыновьям; Лютичи и Поморяне - между тем соединенные в одно политическое целое - должны были признать верховную власть польского князя.
Поморяне, достигнут по смерти Болеслава Храброго самостоятельности, защищали ее против Польши целое столетие; с другой стороны им пришлось бороться и с норманскими викингами, беспрестанно наезжавшими на славянское поморье; не даром получили один шведский ярл прозвище убийцы Славян (Vinda myrdir). В Поморье, при устья Одры, именно в Волыне, водворились еще в Х веке норманские викинги, которые не мало повлияли и на развитие морских разбоев у балтийских Славян. В начала XII века польскому князю Болеславу удалось, наконец, покорить Поморян и сделать их своими данниками, и таким образом распространить польское владычество глубоко на запад до реки Пены и озера морицкого; ибо и восточные Лютичи около того времени вошли в состав поморского княжества. Вместе с тем Поморяне и соединенные с ними Лютичи приняли крещение, - из рук Оттона Бамбергского, - и таким образом отняли у Немцев и у Датчан повод к войнам под предлогом религии.
Не так было у Бодричей и у западных и южных Лютичей.
У Бодричей старинная вера отцов восторжествовала еще на короткое время, при князьях Прибиславе и Никлоте, и оба князя пробовали продолжать борьбу с наступающими Немцами.
Но скоро должен был Прибислав покориться, его княжество, обнимавшее земли западных Бодричей (Полабян и Вагров) присоединено к Саксонии. Дольше держался Никлот. Первый крестовый поход Немцев и Датчан против него был неуспешен, но на другой раз этот храбрый защитник старины погиб (1160г.); Никлотовичи покорились и сделались васалами герцога саксонского. Напрасно они еще раз пытались освободиться от немецкого владычества; возстание Славян кончилось тем, что оставшийся в живых Никлотович Прибислав крестился, покорился герцогу и получил от него почти всю отчину, то-есть земли восточных Бодричей и некоторых смежных племен лютических.
Между тем и южные Лютичи подпали под владычество Немцев; маркграф Альбрехт Медведь завоевал землю Брижан и приобрел землю Стодорян, и упрочил здесь - в марке бранденбургской - свое владычество (1157г.). Оставалась еще Рана. Семь походов должен был предпринять датский король против Ран, и только с помощью князей бодричского и поморских удалось, наконец, покорить это последнее убежище старины (1168г.); Ране приняли крещение, и князь ранский сделался васалом короля датского.
Таким образом все Бодричи, Лютичи и западные Поморяне подпали под непосредственное или посредственное владычество Немцев, отчасти и Датчан.
Балтийские Славяне поселились в своих землях - равным образом как и ближайшее их соплеменники, остальные западные Славяне - родами, т.е. союзами более или менее близких родственников, семейств или хиж; род жил сообща в своем имении - дедине, под выбираемым начальником, старостой, жупаном, князем. Со временем родовой быт исчез, и род заменила община, т.е. совокупность людей соединенных уже не кровными связями; но от старинного родового быта остались и в последствии некоторые следы. На него указывает множество мастных названий с патропимическим окончанием; так напр. названия сел Славиборичи, Лобковичи, Гостирадичи, - первоначально означают потомков, род Славибора, Лобка, Гостирада, но потом вообще общину, вступившую на место рода, но с сохранением его имени. Остатки родового быта - также известный балтийским Славянам названия староста (сторiст), жупан и князь, первоначально названия родоначальников, принявшие потом другое значение, именно сельского старосты, жупана-вельможи, князя-вельможи и князя-государя. В знатных родах общее владение имением сохранилось до позднейших времен; еще в ХIII веке встречаем целые роды, владевшие сообща имением, напр. род Тешимеричей, который состоял из нескольких двоюродных братьев, их жен и детей и других родственников, и др.
Насколько родов составляло племя, т.е. более обширное целое, общественное и политическое. Представителем племени был князь - кънязь, лицо возвысившееся каким бы то ни было образом над остальными родоначальниками, и часто сделавшее свое достоинство наследственным в своем роде. Князь был верховным судьей и воеводой (вождем) своего племени или народа. Таких мелких князей у балтийских Славян было много. У Велетов в самом начале их истории - кроме мелких князей - является и великий князь; великокняжеское достоинство было в одном роде, но зависело от воли народа; народ выбирал великого князя по своему усмотрению, обыкновенно старшего в роде, но иногда и младшего, более способного. В Х веке, однако, княжеская власть у Велетов упадает; князья отступают на задний план, а вся власть переходит к самому народу, который на своих сходках решает общественных дела. Только под конец существования Лютичей являются опять князья; так было именно у южных племен брижанско-стодорских. У Бодричей, кроме мелких племенных князей, был тоже великий князь; княжеская власть развилась здесь в значительной степени, и бодричские князья попытались даже основать сильное государство по примеру соседних Немцев и Датчан, как напр. Годескальк, Крут, Генрих Годескалькович. У Поморян и соединенных с ними восточных Лютичей тоже образовалась центральная власть в лице князя; поморская общины пользовались значительным самоуправлением. Ранскому князю придавала особое значение находящаяся на острове святыня бога Святовита.
Балтийские Славяне являются в самом начале своей истории разделенными на высшие и низшие сословия. Первое место в государственной и общественной жизни занимала шляхта, знать, - которая называлась вероятно князьями, - богатые землевладельцы, - дедичи, советники, сановники и должностные лица князя-государя. Остальное народонаселение жило в городах и селах, не отличаясь, впрочем, в юридическом отношении друг от друга. Город или гард балтийских Славян был первоначально укрепленное, огороженное место, местопребывание княжеских чиновников, жреца, и - в случае войны - убежище окрестного народа; под гардом было иногда открытое пригардье или подгардье (позже вик), населенное ремесленниками, торговцами и проч. Важными городами балтийских Славян были Старгард, Любек, Дымин, Волынь, Щетин, Колоберг и др. Города были главными местами торговли внутренней и внешней; в Волынь прибывали купцы немецкие и русские. В весях (селах) жили смарды (смерды), поселяне под своими старостами; поселяне были люди лично свободные, - в Поморье они имели право носить копья, - но обремененные разными тяжелыми работами относительно государства и князя; они были подвержены круговой поруки, должны были нести всеобщую воинскую повинность, или как это называлось, ополчение славянского народа, строить и поправлять города, дороги, мосты, платить подать (вероятно порадлне, т.е. подать по ралу) с поземельной собственности, деньгами и натурой (осеп, восоп) и разные пошлины, угощать и кормить путешествующего и охотящегося князя и его чиновников (гоститва, нарез), доставлять им подводы (превод) и другие разные удобства, вообще - нести многочисленные повинности по праву славянскому. Славяне как данники империи римской, платили подать деньгами и натурой императорам, герцогам-войводам (войводницу), маркграфам, графам; Поморяне были некоторое время данниками польских князей. Наконец, - после введения христианства, - обязаны были платить и епископам-бископам или общую тогда десятину, или особую славянскую, так-называемую бископовницу (бископницу), натурой и деньгами.
Кроме лично свободного народонаселения были и люди несвободные, невольники, рабы, считавшиеся имуществом своих господ. Рабы были большею частью пленники, и безпрерывные, упорный войны в странах балтийских и полабских доставляли Славянам рабов намецких, датских и славянских; ибо и между
собой воюющие Славяне бросали своих пленников в тяжкую неволю. С другой стороны многочисленные пленники славянские наполняли базары Германии и остальной западной Европы, так что тут название Славянин приняло даже значение склава - раба. Кроме пленников попадали в неволю, на подачу, и неоплатные должники.
Средоточием племени было укрепленное место, гард (город); если племя было побольше, то и у него было больше городов. К гарду принадлежал известный округ, известная земля. Город был для окрестного народонаселения средоточием судебно-административным, военным и религиозным. В городе жил князь или его наместник (кастелян) и другие должностные лица; в нем была корчма, куда вносились подати, храмы; в город собирался народ на сходки, на храмовые праздники, и стекался в случае опасности; повинность постройки, починки и защиты города лежала на окрестных жителях. На этом городовом устройстве основывался - после возникновения более обширных политических целых, государств - государственный строй у балтийских Славян. В этом строе не малое участие принимал и сам народ, преимущественно его высшее сословие - шляхта. Народ сходился на снемах или сеймах, вецах (вечах), - так назывались, вероятно, эти общие сходки по примеру Чехов, Сербов и Поляков, - и на них, вместе с князем (у Лютичей же некоторое время и без князя) совещался и решал публичные дела, о войне и мире, разные судебные дела, и пр.
Религия балтийских Славян, - из-за которой они так упорно боролись, - основывалась, как и у остальных Славян, на обожании природных сил. Но так как у балтийских Славян старинные верования сохранились до самого падения славянской независимости, то они успели развиться в более полную систему; природных силы превратились в божества, чтимые в виде кумиров. Балтийские Славяне чтили одного наивысшего бога, Сварога (т.е. небо), от которого происходили все остальные боги, именно Сварожич, т.е. сын Сварога, солнце, носившее имя Святовит, т.е. святый свет, Белбог, белый, светлый бог, Триглав, бог трехглавый. Так как у балтийских Славян война стала на первом плане, то и Святовит, или - как у некоторых балтийских Славян назывался - Яровит, принят характер бога войны; мирные же занятия поручены Радигостю. Со временем развилось представление и о противоположном Белбогу божестве, Чернобоге, злом боге. Кажется, балтийские Славяне знали и другого Сварожича, огонь, именно небесный, молнию, Перуна или Перена. Кроме этих главных божеств было множество частных, местных богов; сохранились и остатки стихийного поклонения священным рощам, деревьям, камням, источникам. Богослужением заведывало особое сословие жрецов в многочисленных храмах; главные храмы были в Радигоще, Арконе и Щетине.
И.И. Первольф. Германизация балтийских племен. СПб., 1876
http://ia340938.us.archive.org/2/items/germanizatsiaba00perwgoog/germanizatsiaba00perwgoog.djvu 12.284Мб
Oглавление
Введение - 1
Славянская колонизация полабско-балтийских земель - 24
I. Залабские Славяне - 34
1. Славяне люнебургские - 39
2. Славяне в Старой Mapке - 66
II. Брижане и Стодоряне - 76
III. Ратаре - 101
IV. Укряне - 104
V. Любушская земля - 109
VI. Hoвая Марка - 113
VII. Вагры - 119
VIII. Полабяне и западные Бодричи - 129
IХ. Бодричи и западные Лютичи - 146
Х. Рана - 180
XI. Поморяне - 212
Следы славянства в нижненемецком народонаселении - 256
3аключение - 260

Так в Новгороде в XIIIв. досками называли известные записи, а в XVв. в Пскове известные грамоты, акты; Чехи же называли вообще записи, именно судебные записи, книги, и потом государственный архив - дески (desky zemske, tabulae terrae). Слово книга означало первоначально тоже доску (срв. поль. кnieja - лес)
И.И. Первольф. Славяне, их взаимные отношения и связи. Варшава, 1886, Т.I. Очерк истории славян до XVIII века. Славяне балтийские и полабские (с.15-21(33-39)), Мифология и поэзия (с.178-197(196-215)), Язык и письмо (слова резы, мета, дощка, книга и т.п. с.197-208(215-224))
***
заветной мечтой И.И. Первольфа было прекращение взаимных враждебных отношений между отдельными славянскими племенами.
В 1871 г. по приглашению П.А. Лавровского он занял кафедру славяноведения в Варшавском Университете, в котором его преподавательская деятельность продолжалась около 20 лет.
В России им напечатаны, кроме ряда отчетов о научных занятиях, статей о славянской взаимности и по истории восточного вопроса, следующие труды:
1) Славянская взаимность с древнейших времен до XVIII в. (магистрская диссертация). СПб., 1874г.;
2) Германизация балтийских славян (докторская диссерт.). СПб., 1876г.;
3) Варяги - Русь и балтийские славяне - в Журнал Министерства Народного Просвещения 1877г., N 7;
4) Словенский язык и его судьба у народов славянских (в Мефодиевском Сборнике, изд. Варшавским Университетом в 1885г.).
Но главным трудом Первольфа является
Славяне, их взаимные отношения и связи,
т. I. Очерк истории славян до XVIII в. (1886);
т. II. Славянская идея в литературе до XVIII в. (1888);
т. III. Славянская идея в политических и культурных сношениях славян до конца XVIII в. Ч. I. Западные Славяне (1890); Ч.2. Славяне западные и восточные в их взаимных сношениях (1893). Труд этот остался незаконченным;
наибольший интерес должен был бы представлять т. IV, посвященный истории славянского возрождения и развития панславистской идеи в XIX в.
И.И. Первольф. Славяне, их взаимные отношения и связи т.1-3 (1886-1893). Типографiя Варшавскаго Учебнаго округа, Варшава
http://mirknig.com/2011/02/15/slavyane-ih-vzaimnye-otnosheniya-i-svyazi-t-1-3-1886-1893.html 81,8 Мб

  

  
СТАТИСТИКА
  

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001