Магура  Самоорганизация | Исследования | Труды | Сосен перезвон | Стожары | Троянская война 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   
М.Ю. Брайчевский. О распространении римских монет у древних восточных славян
от 11.04.09
  
Троянская война


Сличение данных о находках на антских землях римских вещей и римских монет свидетельствует о несомненной диспропорции между количеством тех и других. Из этого следует вывод, что из империи к антам ввозились главным образом монеты

За последние годы опубликован ряд статей, специально посвященных вопросам, связанным с находками римских монет в Восточной Европе (М.Ю. Брайчевский. Знахiдки римських монет на территорii УРСР, Археологiя, т.III, К., 1950, с.93-101; О.В. Фенiн. Знахiдки римських монет у Прикарпаттi. Археологiя, т.V, К., 1951, с.92-104; В.В. Кропоткин. Клады римских монет в Восточной Европе. ВДИ, 1951(4), с.241-281). При этом определились некоторые расхождения во взглядах, касающихся прежде всего вопроса о роли и значении римской монеты в древнеславянском обществе.
Изучение находок римских монет в Восточной Европе приводит к бесспорному выводу, что территориально они распределяются весьма неравномерно. Можно выделить три основных района распределения римских монет: а) территория лесостепной полосы и прежде всего - Правобережье Днепра, Волынь, Подолия, Прикарпатье; б) Закавказье и Северный Кавказ и в) Прибалтика. Вне этих районов находки римских монет также известны, но там они встречаются крайне редко.
…Распространение римских монет у древних славян, т.е. в первом из указанных районов, довольно точно совпадает с территорией распространения культуры полей погребений черняховского типа, которую исследователи считают антской (Б.А. Рыбаков. Древние руссы, СА. Т.XVII, М. 1953, с.41 сл).
…Б.А. Рыбаков обратил внимание на поразительное совпадение в названиях и размерах римских и древнерусских мер сыпучих тел и сделал отсюда правильный вывод о том, что это совпадение может быть обьяснено только наличием в первые века н.э. торговли сыпучими телами (т.е. зерном) между антами и римлянами. Увязав этот факт с находками римских монет, он сделал заключение о весьма широкой для своего времени торговли славян хлебом (Б.А. Рыбаков. Ранняя культурв восточных славян, ИЖ., 1943,11-12, с.73-80; он же, Ремесло древней Руси, М. 1948, с.42 сл).
…Используя новейшие данные, можно насчитать в пределах современной УССР 83 случая находок вещей римского производства, в том числе: амфор - 35, посуды типа сигиллята - 4, стекла - 24, бронзовой посуды - 10, культовых предметов - 6, прочих - 4. Этому можно противопоставить 1028 случаев находок римских монет, в том числе 137 кладов. Если учесть количество монет, разница представляется еще более явственной. Учитывая только клады, состав которых известен более или менее точно, можно насчитать около 30 тысяч монет (при этом необходимо иметь в виду, что значительная часть кладов количественно не определена или определена крайне неточно. В совокупности римские монеты, найденные на антских землях, составляют сотни килограммов серебра).
Итак, количество монет, попадавших в руки антов, не может идти ни в какое сравнение с количеством вещей римского производства; следовательно, как это ни покажется странным с первого взгляда, ввозили анты из империи главным образом именно монеты. Это явление представляет большой интерес и со стороны развития экономики древних славян и со стороны римской экономики.
Находки большого количества римских монет на антских землях означает, что римляне получали отсюда продуктов больше, чем ввозили сами. Нужно сказать, что такой характер носила торговля римлян не только с восточными славянами, но и вся их внешняя торговля вообще. Плиний сообщает, что только на восток ежегодно вывозили более 100 млн. сестерций (NH, XII,18,84). Даже если эта сумма значительно преувеличена, само явление отражено Плинием совершенно верно: находки римских монет в восточных странах вплоть до Индии и Цейлона поддерживают это сообщение.
…В связи с этим следует напомнить некоторые высказывания римских авторов по вопросам о ценах на товары. Ювенал писал о правилах купцов покупать товары так, чтобы продать их за двойную цену (Saturae, XIV,200-203). Плиний отмечал, что цены на ввозимые в империю товары увеличивались в сотни раз из-за расходов по перевозке, вследствие таможенных податей, а также ради обогащения купцов (NH,VI,23,101).
…Находки демонетизированных экземпляров римских монет, превращенных в привески, известны на территории антских земель, но очень редки: найдено 17 монет с приделанными ушками, 7 монет с пробитыми в них дырками, 1 монета, утилизированная в виде геммы для перстня, и 1 браслет, изготовленный из нескольких римских монет, а всего 35-36 демонетизированных монет, причем они из 13 мест находок. Эти 35-36 монетам противостоят более 30 тысяч монет, не подвергшихся демонетизации.
...Неопровержимым доказательством использования антами римских монет в их прямом монетном назначении является положение монет в погребениях: монеты не раз были найдены в погребениях завернутыми в тряпочку (своего рода кошелек) и подложенные под бок скелету. Такое положение монет в погребениях было зафиксировано в Черняховском и Масловском полях погребений.
…Здесь мы подходим к центральному вопросу всей проблемы находки римских монет на древнеславянских землях - к вопросу о том, использовались ли римские монеты антами только в торговых сношениях с римлянами, или же они служили также средством общения в внутреннем обмене…
Как показывает хронология находок, торговые отношения антов с римлянами были установлены около рубежа I-IIвв. н.э., к этому времени относится начало массового распространения римских монет (Монеты времени до Нерона на антских землях очень редки. Монеты второй половины Iв. н.э. встречаются уже гораздо чаще, но в подлинно массовом количестве они начинают встречаться лишь от времени Траяна. Закономерно предположить, что более ранние монеты попадали на атские земли также главным образом во IIв. н.э.). Максимальных размеров приток римских монет достигает в период правления Антония Пия и Марка Аврелия; после М. Аврелия приток этот несколько уменьшается, а после Септимия Севера сокращается настолько резко, что в это время можно говорить о всяком прекращении тесных связей. Все это можно проиллюстрировать следующими цифрами: из числа поддающихся учету, хронологически определенных римских монет, найденных на территории современной УССР, ко времени до Нерона относятся 58 экз.; ко времени от Нерона до Септимия Севера (1.5 столетия) - 24847; ко времени от Септимия Севера до Диоклетиана (II столетие) - 151; ко времени от Диоклетиана до Феодосия Великого - 157; к Vв. - 190 (из них 175 - в составе одной находки (при этом большинство монет III-Vвв. были найдены в Прикарпатье, на территории к югу от Днестра (Закарпатская, Станиславская, Дрогобычская, Черновицкая области). Ясно, что серьезно можно говорить о распространении на территории современной УССР только римских монет конца I-IIвв. н.э. Хронология римских вещей, найденных на территории антских земель, свидетельствует о том же: все они датируются I-IIIвв. н.э., за исключением трех амфор и двух стеклянных кубков, обнаруженных на правобережье Днестра. Таким образом, время торговых сношений антов с римлянами соответствует времени господства римлян в Дакии и тем самым - наличия общей границы между антскими землями и Римской империей. В начале IIIв. торговые связи антов с Римом прекращаются.
Однако, как показывает ряд находок, с прекращением этих связей, римский денарий IIв. н.э. не потерял у антов своей ценности и продолжал обращаться еще минимум в IV-Vвв. н.э. Об этом свидетельствует ряд кладов, имеющих в своем составе монеты I-IIвв. и IV-Vвв. н.э., причем иногда на одну позднюю монету приходится несколько сот и даже тысяч монет I-IIвв. н.э. (можно предположить, что часть кладов, состоящих исключительно из монет I-IIвв. н.э., также могла быть фактически зарыта в III-Vвв. н.э. Пример Борогицкого и Пустоваровского кладов, где поздние монеты были найдены лишь по одному экземпляру, призывает к крайней осторожности: если бы этих единственных экземпляров по чистой случайности не оказалось, оба клада безусловно были бы отнесены исследователями к числу ранних кладов. В связи с этим, например, Нежинский клад, состоящий из 1312 монет времени от Нерона до Пертинакса (54-193гг.) должен быть тем не менее датирован временем не ранее IVв., ибо в составе его была найдена фибула IV-Vвв. н.э.).
Укажем на важнейшие из этих кладов:
Борочицы (Берестечский район, Волынская обл.) - монеты I-IIвв. и золотой медальон Иовиана (363-364г.)
Берегово (Береговская окр., Закарпатская обл.) - монеты времени от Доминиана до Константина I (81-337гг.)
Брестов (Мукачевская окр., Закарпатская обл.) - монеты времени от Сабины (жены Адриана) до Валента (2-я четв. IIв. - 378г.)
Мукачево (Мукачевская окр., Закарпатская обл.) - монеты от Антония Пия до Гонория (138-423гг.)
Городище Пустоваровское (Володарский район, Киевской обл.) - монеты I-IIвв. и кольцо с монетой Констанция II (337-361гг.), вставленной вместо геммы
Крылос (Галичский р-н, Станиславской обл.) - монеты времени от Веспасиана до Грациана (69-383г.)
Заболотив (Заболотивский р-н, Станиславской обл.) - монеты времени от Фаустины Младшей (жены М. Аврелия до Валентиниана (3-я четв. IIв. - 375г.)
Черниев (Лысецкий р-н, Станиславской обл.) - монеты времени от Августа до Валентиниана (27г. до н.э. - 375г.), а также эллинистические, еврейские и арабские
Снятин (Снятинский р-н, Станиславской обл.) - монеты времени от М. Аврелия до Констанция II (161-361гг.)
Куриловка (Нежинский р-н, Черниговская обл.) - монеты времени от Доминициана до Проба (81-282гг.)
Сучава (Румыния, близ границы с СССР) - монеты времени от Ю. Цезаря до Констанция II (49г. до н.э. - 361г. н.э.)
Можно указать также погребения III-IVвв. н.э., в которых были найдены римские монеты IIв. н.э.; 160-е погребение из Черняхова, где были найдены 2 монеты: Фаустины Младшей и варваркое подражание монете Гордиана III, и погребение в кургане у с. Галалаевка (Черниговщина), где найдены монеты А. Пия, М. Аврелия, Фаустины и Аврелиана. Несомненно, что монеты I-IIвв. н.э. в антском обществе удерживалось в обращении еще по крайней мере в IV-Vвв. При этом, учитывая состав таких кладов, как Борочицкий и Пустоваровский, где на одну монету IVв. приходится в одном случае несколько тысяч, а в другом - 386 ранних монет, можно утверждать, что в IVв. в обращении удерживалось еще очень большое количество римских монет. Вероятно и позже - в VI-VIIвв. римский денарий сохранял свою ценность у антов, и лишь отсутствие на антских землях монет VI-VIIвв. препятствует установлению этого факта на основании конкретных находок.
М.Ю. Брайчевский. О распространении римских монет у древних восточных славян. Вестник древней истории 1954(1), с.119-134
Происхождение и исторические судьбы древних славян - проблема первостепенной важности для истории древности и раннего средневековья. Несмотря на значительные достижения советской науки в разрешении сложных проблем славянского этногенеза, взгляды советских ученых по ряду важнейших вопросов поразительно разноречивы. Необходимость накопления и введения в научный оборот нового фактического материала ясна каждому исследователю, который занимается историей и археологией древних славян.
Римские монеты, встречающиеся в изобилии в кладах и отдельными экземплярами на территории европейской части СССР, являются ценным источником по истории Северного Причерноморья и славянских земель. Сводка материала по Среднему Приднепровью, изданная В.Г. Ляскоронским в 1901г. (В.Г. Ляскоронский. Находки римских монет в области Среднего Приднепровья. TXIAC,I,М., 1901г., с.458-464) давно устарели. В 1949г. польским археологом К. Маевским опубликован подробный каталог находок римских монет и ремесленных изделий на территории Польши и западных областей Украины (К. Маjewski. Importy rzymskio na ziemiach Slowianckich. Wroclaw, 1949; Рецензия: В.Ф. Гайдукевич, ВДИ 1951(2), с.187-194). Находкам римских монет на территории Украинской ССР посвящена рпубликованная в 1950г. статья киевского археолога М.Ю. Брайчевского (М.Ю. Брайчевский. Знахiдки римських монет на территорii УРСР, Арх., т.III, К., 1950, с.93-101), но полной сводки кладов и отдельных экземпляров автор не напечатал.
В представленную сводку включены римские монеты, найденные в европейской части СССР, исключая черноморское побережье, где они очень обильны и требуют специального изучения. Разумеется, собранные сведения о находках римских монет далеки от исчерпывающей полноты. Не все обращавшиеся монеты попали в клады - часть их уходила обратно в империю или переливалась в слитки - и, конечно, не все клады еще обнаружены. Монетные находки стали регистрироваться с начала XIXв; клады, найденные раньше, почти все пропали бесследно для науки. Очень немногие счастливые клады определялись целиком, большинство расходилось по рукам, и только ничтожная часть монет попала в музеи и определялась нумизматами. Материал, которым наука располагает в настоящее время, дает только приблизительное представление о притоке римской монеты в Восточной Европе, но тем не менее он все же может служить ценным историческим источником, освещающим одну из наиболее темных и запутанных страниц истории племен и народов, населявших в древности нашу страну.
Торговые связи Среднего Приднепровья преимущественно с Ольвией устанавливаются в раннее скифское время, но до Iв н.э. они носили характер натурального обмена (M. Rostovzeff, Iranians and Greaks in South Russia, Oxford, 1922, c.214). Единичные находки монет классического и эллинистического времени на степных и лесостепных пространствах от Дуная до Волги, заселенных скифами и сарматами, никак не могут опровергнуть тезиса о полном господстве меновой торговли в эту эпоху. В лесостепной области, насколько известно, не найдено еще ни одного клада с монетами Ольвии, Херсонеса, Боспорского царства или монетами, чеканенными в Греции.
Поразительное обилие римских монет, найденных в кладах и отдельными экземплярами, по сравнению с монетами предшествующего времени, нужно обьяснить не столько простым ростом денежного обращения Причерноморья с внутренними областями Восточной Европы, сколько глубокими переменами, которые совершались на рубеже нашей эры в социально-экономическом строе приднепровских и прикарпатских племен.
Находки кладов римских монет тянутся широкой полосой от Карпат к среднему Днепру и дальше к верховьям Донца. В европейской части СССР зарегистрировано уже свыше 100 кладов и несколько сотен отдельных находок. В основном клады сосредоточиваются в лесостепной полосе, в области так называемой культуры полей погребений, которую современные ученые приписывают славянским племенам. Наибольшее число кладов отмечено в Киевской, Винницкой, Житомирской, Тернопольской и Станиславской областях Украинской ССР. В степной полосе, которая была населена многочисленными сарматскими племенами, находки римских монет, в особенности кладов, очень редки. Это может обьясняться кочевым бытом сарматов в отличие от оседлого быта населения лесостепной полосы. Однако, вместе с тем сарматские племена были, видимо, слабо вовлечены в денежное обращение с Причерноморьем и в первые века нашей эры, несмотря на значительные торговые связи с боспорскими городами, которые прослеживаются по материалу Сусловского и других могильников в Нижнем Поволжье (К.Ф. Смиpнов. Сарматские курганные погребения в степях Поволжья и Южного Приуралья. Доклады и сообщения исторического факультета МГУ, вып. 5. М., 1947, с. 82). Почти полное отсутствие римских монет в низовьях Дона и Донца (разумеется за исключением Танаиса и его ближайшего окружения) можно обьяснить недостаточной изученностью этих областей. На Северном Кавказе обнаружено много отдельных находок римских монет: известны и клады, в том числе клады варварских подражаний. Такая же картина наблюдается в нижнем Поволжье, но по сравнению с Приднепровьем находки кладов в этих районах единичны. Клады римских вещей найдены даже в далеком Прикамье, куда они проникли из Нижнего Поволжья, но римские монеты здесь почти не встречаются (А.М. Волкович, К южным связям Прикамья в последние века до н.э. и первые в. н.э. ТОИПКГ, I, Л., 1941, с.219-236). С другой стороны, для Прикамья известны многочисленные находки восточных изделий - сасанидского металла и отдельных монет, например, в известном Гляденовском костище.
Клады и отдельные монеты, находимые в лесной полосе Восточной Европы, в области юхновской, дьяковской, городецкой и других культур, свидетельствуют о значительных связях Преднепровья с более северными областями.
Частые находки приднепровских изделий - различных фибул, вещей с выемчатой эмалью, чернолощеной керамики и мечей римского образца позволяет сделать предположение о том, что проникновение римских монет в более северные области также не было случайным явлением.
Появление значительного количества римских монет в Прибалтике неудивительно: янтарь, добывавшийся там, дорого ценился в Риме (Plin, NH,XXXVII,45; Tac., Germ.14).
Если разделить все известные металлы, из которого изготовлены монеты, то получается таблица: Клады золотых монет - 3; Серебряных - 60; Бронзовых - 4; Медных - 8; Римских монет без указания металла - 34; Всего - 109
В особую группу следует выделить смешанные клады: клады золотых и серебряных монет - 4; серебряных и бронзовых - 2; серебряных и медных - 5; всего 11
На Северном Кавказе найдены два клада варварских подражаний римским монетам (Новороссийск, 146, ст. Червленная, 150). Таким образом в список внесено 122 клада.
…Большинство кладов римских монет относятся к I - началу IIIв. н.э. Наука располагает ценным источником для изучения этнографии Восточной Европы в эту эпоху - картой Европейской Сарматии Птолемея. Если согласиться с локализацией племен, предложенной А.Д. Удальцовым (Племена Европейской Сарматии IIв. н.э., СЭ, 1946, 2, с.41-60) и нанести на карту находки римских монет, то подавляющее большинство их разместится в областях славянских и фрако-иллирийских племен. На пространствах, заселенных кочевниками-сарматами, встречены лишь единичные находки римских монетных кладов. Интенсивные экономические связи с Причерноморьем в первые века н.э. существовали главным образом у оседлых, земледельческих племен Приднепровья и Прикарпатья, а кочевые сарматские племена были втянуты в торговлю с Римом значительно слабее. Это можно обьяснить территориальной близостью Приднепровья и северо-восточных провинций Римской империи во II-IIIвв. н.э. Повидимому, основная масса римских монет поступала в Восточную Европу через римский limes, из Дакии, Мёзии, Паннонии, а не из городов Северного Причерноморья. В Ольвии, например, найдено очень мало римских монет (А.Н. Зограф. Римские монеты в Ольвии. ИРАИМК, VI, 4, c.70).
Важно отметить, что монеты Боспора, Херсонеса, Ольвии и Тиры за пределы узкой полосы побережья Понта встречаются сравнительно редко (клад боспорских монет I-IVвв. Найден у д. Княжа Криница б. Липовецкого у. Киев. Губ. Архив А.А. Синицина, л.22).
В Прибалтику римские монеты проникали по янтарному пути, по Висле и Балтийскому морю. Если в Приднепровье и Прикарпатьяе бронзовые и медные римские монеты встречаются очень редко (зарегистрировано 9 кладов), то в Прибалтике наблюдается совсем другая картина. Из 14 кладов, внесенных в список, восемь кладов содержит бронзовые или медные монеты и только четыре клада - серебряные монеты, причем два из них - смешанные. Таким образом, если исключить клады, найденные в Прибалтике, то отношение между кладами бронзовых и медных монет и кладами серебряных монет резко изменится (приблизительно 1:7). С другой стороны, в Прибалтике найдено много поздних римских монет III-IVвв. н.э., которые в приднепровских кладах встречаются редко. М.Ю. Брайчевский отмечает, что из 113 зарегистрированных им находок монет III-IVвв. н.э. большая часть (73) обнаружена в Станиславской и Дрогобычской областях (ук. соч. с.96). Клады римских монет на правобережье Днепра сосредоточиваются преимущественно в лесостепной полосе и лишь изредка встречаются в степи. Б.А. Рыбаков связал этот факт с земледельческим хозяйством славянских племен и преобладанием хлебной торговли в экономических связях Приднепровья с римскими провинциями (Б.А. Рыбаков. Ремесло древней Руси, М., 1948, с.43).
...Греческие монеты встречены в известных кладах 3 раза, римские республиканские монеты - 2 раза, монеты Августа - 5, Нерона - 6, Веспасиана - уже 13 раз. Но общее число подсчитанных монет этих императоров ничтожно: например, монеты Веспасиана только 13 экз.
…Начало регулярного проникновения римских монет в Восточную Европу связано с первым этапом оккупации римлянами отдельных пунктов на северном берегу Понта. Ко времени Нерона относится экспедиция римского полководца Плавтия Сильвана против осаждавших Херсонес скифов, которые были разбиты и оттеснены от города. По окончании войны Плавтий Сильван вывез их Херсонеса большое количество хлеба (CIL, XIV, 3608=ILS,I,986; Г.Д. Белов. Херсонес Таврический, Л., 1948, с.103). При Веспасиане на южном берегу Крыма римляне построили крепость Харакс. Римские монеты, найденные там при раскопках, начинаются с Веспасиана (более ранние монеты единичны и заканчиваются Гордианом III, т.е. серединой IIIв. (Ж.М.Н.П. 1900, с.153 сл; ИАК, XL, с.35 сл; МИА, XIX,1951, c.290-291).
Второй этап римского проникновения в Северное Причерноморье связан с покорением Дакии при Траяне. В начале IIв. римские границы придвинулись к Карпатам. При Антонине Пие римляне вынуждены были послать в Ольвию свои войска, которые помогли защитникам оттеснить наседавших на город варваров (М.И. Ростовцев. Военная оккупация Ольвии римлянами, ИАК, LVIII, 1915, с.1-16).
Конец Iв. и первая половина IIв. н.э. - время экономического расцвета Римской империи. Римские денарии IIв. распространяются на громадной территории. Их находят в Прибалтике, на Волге, в Средней Азии и на дальнем Востоке.
Очень интересна статистика проникновения римских монет в Вовточную Европу в эту эпоху. Монеты Траяна встречены в составе 30 кладов, монеты Адриана - в составе 39 кладов. Максимума ввоз римских монет достигает при Антонине Пие и Марке Аврелии. Монеты Антонина Пия определены в составе 47 кладов (из 78 кладов), т.е. 3/5 всех определенных кладов имеют его монеты. Монеты Марка Аврелия найдены в составе 39 кладов.
Если изобразить графически число подсчитанных монет каждого императора, распределив их равномерно на каждый год его правления, то получится приблизительная кривая ввоза римской монеты.
Таблица поступления римской монеты в Восточную Европу (годы правления, число кладов с монетами императора, общее число подсчитанных монет в кладах, число монет на один год правления):
Нерон, 54-68, 6, 5, > 1
Гальба, 68-69, 2, 1, 1
Веспасиан, 69-79, 13, 13, < 1
Тит, 79-81, 3, 1, > 1
Домициан, 81-96, 6, 4, 2
Нерва, 96-98, 7, 2, 2
Траян, 98-117, 30, 89, < 4
Адриан, 117-138, 39, 128, < 6
Антонин Пий, 138-161, 47, 502, < 21
Луций Вер, 161-169, 16, 64, 8
Марк Аврелий, 161-180, 39, 448, < 22
Коммод, 177-192, 37, 199, < 12
Септимий Север, 193-211, 15, 19, < 1
Гета, 209-212, 2, 2, > 1
Каракалла, 198-217, 3, 5, >1
Элагабал, 218-222, 1, -, -
Александр Север, 222-235, 2, 2, > 1
Составленная таблица свидетельствует о том, что максимальный приток римской монеты в Восточную Европу падает на середину IIв. н.э. Монеты Коммода встречены в составе 37 кладов, но сумма подсчитанных монет равна 199 экз., значительно меньше общей суммы монет Марка Аврелия, которые найдены в количестве 448 экз. Катастрофическое падение ввоза римской монеты начинает происходить при Септимии Севере (193-211), в конце II - начале IIIв. н.э. Его монеты встречены в 15 кладах, но сумма их равна только 19 экз.
Очень интересна статистика монет, которыми начинаются и кончаются известные клады. Монетами Веспасиана начинаются 9 кладов,. монетами Траяна - 17 кладов. Этот максимум совпадает с римским завоеванием Дакии. Если накопление кладов начинается в конце I - начале IIв н.э., то прекращение их накопления падает на конец II - начало IIIв. н.э. Монетами Марка Аврелия кончаются 8 кладов, монетами Коммода - 20 кладов, монетами Септимия Севера - 11 кладов. Большинство кладов, повидимому, в это же время попадает в землю. Монетами Элагабала и Александра Севера заканчиваются три клада. Только в шести кладах с денариями IIв. встречены поздние монеты конца III-IVвв.
Полученные цифры очень определенны - они требуют исторического истолкования. Известно, что варварские племена в это время усиливают натиск на рабовладельческий мир. В бурных событиях Макоманских войн во второй половине IIв. принимают участие сарматские и прикарпатские племена. Со времени Марка Аврелия усиливается порча римской серебряной монеты. - Количество лигатуры к концу IIв. начинает подходить к 50 проц. В связи с этим падает и курс денария. В обращении начинают разграничивать старые денарии l - начала llв. от новых и расценивают первые вдвое дороже, чем вторые (A.Н. 3ограф, Аптичные монеты, МИА, XVl, 1951, с.54).
Приток римской серебряной молоты в Восточную Европу резко сокращается в конце II - начало lllв. За короткий промежуток времени - 40 лет (177-217гг.) - прекращается накопление 40 кладов, в то время как за последующие 20 лет прекращается накопление только трех кладов!
Основная причина этих событий - глубокий кризис Римской империи в lllв. н.э. Экономический кризис античного рабовладельческого общества сплетался с революционной борьбой рабов и колонов, с могучим наступлением варваров на границы империи. Натурализация экономической жизни, падение торговых связей приводят к тому, что Диоклетиан в конце IIIв. заменил денежные налоги натуральными поставками. Упадок торговли и ремесла, рустификация города особенно ярко проявлялись в городах Северного Причерноморья (В.Д. Блаватский. Северопонтийские города в конце II-Iв. до н.э., ВМУ, СОН, 1949, 7, с.70). Во второй половине IIIв. количество чистого серебра в серебряных монетах уменьшилось на 75 и даже на 98 проц.! Другими словами, это были лишь посеребрённые медные деньги. Обесценивание денег в свою очередь вело к росту цен, к расстройству оборота и к тому, что полноценные монеты исчезали, превращались в сокровища и зарывались в землю (Н.A. Машкин, История древнего Рима, М., 1949, с.585).  Кризис империи и вторжение готов в Северное Причерноморье привели к резкому падению экономических связей варварских племен с Дакией и причерноморскими городами. Напротив, военно-политические отношения усиливаются и к середине IIIв. достигают особенной остроты и силы. Именно в конце II-первой трети IIIв., в эпоху вторжения готов, прекращается накопление упомянутых выше 43 кладов, которые в эти тревожные годы были зарыты своими владельцами в землю. Утверждение Ростовцева об усилении экономических связей Приднепровья с причерноморскими городами после прихода готов и их якобы культурной миссии среди племен Восточной Европы (М. Rostovtzeff, ук. соч., 216-217) не подтверждается никакими материалами. Но наряду с разбойничьими походами готов, которые, без сомнения, были одной из причин попадания денежных богатств в землю и гибели их владельцев, опасность со стороны кочевого сармато-аланского мира также нужно постоянно иметь в виду при оценке событий, происходивших в это время в лесо-степной полосе Восточной Европы.
Клады римских монет второй половины III-Vвв. очень немногочисленны. Известно одиннадцать кладов поздних монет: два клада в Киеве (101; 124), по одному в Минске (103), в Соболевке (126а), в Рублевке (11), два - в Красном Куте (21, 69) и четыре клада в Прибалтике: Икшкиле (175), Дандале (176), Рауне (177), Энгуре (178). Но, как уже упоминалось выше, в нескольких кладах с денариями IIв. встречены единичные экземпляры поздних римских монет (Борочицы, 2а; Вилкай, 85; Борочицы, 94; Пустоварни, 99; Черниев, 100, Даугавпилс, 170). В известном Нежинском кладе (Пашковка, 28) с монетами II - начала IIIв. найдены две роскошные лучевые фибулы, инкрустированные гранатами, которые по аналогии с фибулами из Керчи датируются IV-Vвв. (рис. 1). Повидимому, денарии  I-IIвв. н.э. сохранялись местным населением, как сокровища, и вместе с драгоценными вещами были зарыты в эпоху вторжения гуннов в Северное Причерноморье во второй половине IVв. М.Ю. Брайчевский на основании нескольких находок в Приднепровье варварских подражаний римским монетам и перечисленных кладов с денариями, IIв., которые были зарыты значительно позднее прекращения их накопления, считает, что римский денарий обращался на славянских землях не только во II, по и в III-IVвв. Он утверждает, что римская монета, имела значение прежде всего в качестве средства внутреннего оборота и что после падения римского господства в Дакии денарий IIв. имел хождение в антской среде (М.Ю. Брайчевский, ук. соч., 101).
Однако эти категорические утверждения преждевременны. Во-первых хождение полноценных денариев I - начала IIв. наравне с низкопробными монетами IIIв. мало вероятно. Полноценные монеты, как указано выше, изымались из обращения и превращались в сокровища. Во-вторых, клады с денариями IIв., закопанные в IV-Vвв., содержат только случайные, единичные поздние монеты, что совершенно непонятно, если предположить их обращение вместе с ранними монетами, тогда как клады поздних монет - конца III-Vвв.- не содержат более ранних монет. В-третьих, варварские подражания еще очень немногочисленны, мало изучены, и нельзя утверждать, что они изготовлялись в Приднепровье. Наконец, не совсем ясно, что же покупало рядовое население Приднепровья на римские деньги на внутреннем рынке при незначительном развитии ремесла и еще полном господстве натурального хозяйства.
Денежное обращение между римскими провинциями и племенной знатью Прикарпатья и Приднепровья во IIв. несомненно (известно уже свыше 100 кладов, а сумма подсчитанных монет превышает 28 тыс.). Экономической основой этого обращения могло быть развитое земледельческое хозяйство, лесные промыслы, торговля рабами. Археологические данные свидетельствуют о высоком уровне экономической жизни славянских племен. Пашенное земледелие было основой их хозяйственной деятельности, сочетаясь со скотоводством и ремеслом. Производство гончарной посуды и металлических изделий находилось в руках специалистов-ремесленников. Производство хлеба на продажу, о котором писал Геродот (IV, 17) в Vв. до н.э., имея в виду окрестности Ольвии, достигло в первые века н.э, повидимому, значительных размеров и захватывало обширную территорию. Неукрепленные поселения древних славян в первой половине 1 тыс. н.э. располагались в таких местах, которые были наиболее удобны для земледелия. Поля погребений, насчитывавшие до 500-600 могил, могли принадлежать только крупным земледельческим поселкам (Б.А. Рыбаков, ук. соч. 43).
Именно поэтому в лесостепной земледельческой полосе найдено преобладающее число кладов и отдельных экземпляров римских монет, Наконец, связь денежного обращения с земледелием прекрасно подтверждается точным совпадением основных русских и римских мер сыпучих тел: амфореус равен четверику, а медимн - полосмине (Б.А. Рыбаков, ук. соч. 43). |.
Денежное обращение, захватившее верхушку славянского общества, с несомненностью подтверждается всей суммой имеющихся в распоряжении науки фактов.
Кризис Римской империи в IIIв. привел к значительному сокращению экономических связей с соседними народами, зато военные столкновения, вторжения на римскую территорию варварских племен в IIIв. значительно усиливаются.
Наступление славянских племен на границы Римской империи и города Северного Причерноморья началось не в VIв., как это было принято ранее считать на основании известий византийских писателей, а в IIIв., хотя письменные источники применительно к этому времени не упоминают по имени антов-славян, а причерноморские племена именуются скифами или готами, причем под этими названиями скрываются различные причерноморские племена.
Прекращение регулярных торговых связей и ввоза римской монеты на славянские земли еще не означает их изоляции от Причерноморья. Есть все основания предполагать, что именно в это время дружины славянских племен появляются на Боспоре, на восточном и южном берегу Черного моря и в балканских провинциях Римской империи.
Греческий историк Vв. Зосим свидетельствует о событиях середины IIIв.: При таком положении дел...снова готы, бораны, уругунды и карпы стали опустошать европейские города, подчиняя себе все, что осталось от прежних разгромов (I, 27 сл). Важным источником для изучения этих походов может служить нумизматический материал IIIв. В немногочисленных кладах IIIв. и отдельных находках встречаются монеты провинциальной римской чеканки.
В киевском кладе 1876г. (137) наряду с римскими найдено 45 бронзовых императорских монет, чеканенных в Антиохии в Писидии в период от Филиппа Араба до Галлиена, т.е. в середине IIIв. Известно несколько находок провинциальных монет, чеканенных в Александрии (Савинки, 131; Чернигов,  132; о. Эзель 133; г. Тарту, 134), в Антиохии (Перекопная Лука, 138), в Никомедии (Старая Полтавка, 139), в Никее в Вифинии и в Томах на Черном море (Нарушай, 179). В Приднепровье найдены провинциальные монеты из Малой Азии (Смела, 140), г. Виминакия на Дунае (Кошеватое, 142), г. Филиппополя во Фракии (Райковецкое городище, 180) и т.д. Все эти монеты чеканены в восточных провинциях Римской империи. Большинство найденных провинциальных монет датируется серединой IIIв. - от Гордиана III до Карина - временем крупных походов причерноморских дружин в Малую Азию и на Балканы.
Торговые связи и военные походы - не единственный источник проникновения римской монеты в Восточную Европу. Система подкупа и наемничества, которая была широко распространена в эпоху Римской империи по отношению к варварским племенам, могла служить некоторым источником притока римской монеты. Возможно, римские почетные награды за взятие неприятельских укреплений, например, так называемые соrоnae vallares, найденные в Семенцах Тернопольской обл. (М.A. Тиханова, Культура западных областей Украины в первые века н.э., МИА, Vl, 1941, с. 267), в урочище Голубине б. Липовецкого у. Киевской губ. (рис. 2), в хуторе Лески Менского р-на Черниговской обл., имеют некоторое отношение к этой системе, хотя не исключено и то, что они попали сюда в качестве добычи...
Список находок римских монет в Восточной Европе см.
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_316.htm
Клады римских монет в Восточной Европе
В.В. Кропоткин. Клады римских монет в Восточной Европе. ВДИ, 1951(4), с.241-282
В первом веко н.э., а особенно со второго века н.э., т.е. после включения Дакии в состав Римской империи, через нее осуществлялись интенсивные торговые связи римских купцов с соседними славянскими племенами. О размерах этой торговли мы можем судить по многочисленным находкам римских монет в районе Поднестровья, Прикарпатья, Южной Волыни и на Правобережье Днепра (М.Ю. Брайчевский. Римская монета на территории УССР. М., 1954, стр. 5; его же. О распространении римских монет у древних восточных славян. ВДИ, 1954(1), с.119). Описывая эти находки, Ляскоронский склонен полагать, что они (римские монеты) появлялись здесь не в силу одних только торговых сношений обитавших в Южной России племен с классическим миром, как это обыкновенно принимают, а скорее - в силу тех бесчисленных столкновений этих народов с Римской империей или посредством союза со своими ближайшими западными соседями - гетами и даками, или же непосредственно путем самостоятельных нападений на восточные римские области (В.Г. Ляскоронский. Находки римских монет в области Среднего Приднепровья. Труды XI археологического съезда в Киеве, 1899, с.464). Вероятно, тут имело место и то и другое, но рассмотрение монетных находок с точки зрения хронологической принадлежности показывает, что на территории современной УССР монеты до 45г. н.э. были найдены 45 раз, от 54 до 211г. - 633 раза, монеты IIIв. н.э. - 80 раз, IVв. - 74 раза и Vв. н.э. - 12 раз.
Количественно они распределяются, примерно, следующим образом: монет до 54г. - 58 шт., с 54 до 211г. - 24 847 штук, IIIв. - 151, IV в. - 157 и Vв. - 198 (из них 187 в составе одного клада). (М.Ю. Брайчевский. Римская монета на территории УССР, с.5,6). Именно со времени Траяна начинается действительно массовый приток римских монет на территорию восточнославянских племен (с.11), и наибольшее количество монет относится ко IIв. и началу IIIв. н.э., т.е. ко времени господства римлян в Дакии, когда у славян появилась общая граница с Римской империей. Этот факт заставляет предположить, что основной причиной массового распространения римских монет у восточнославянских племен были тесные экономические и торговые связи, осуществлявшиеся непосредственно через границы Дакии. Таким образом, Дакия являлась путем, по которому римское влияние распространялось на территорию и Средней Европы и нашей страны (В.В. Кропоткин. Клады римских монет в Восточной Европе. ВДИ, 1951(4), с.244. Нельзя согласиться с К. Маевским (К. Маjewski. Importy rzymskio na ziemiach Slowianckich. Wroclaw, 1949), когда он, намечая основные пути, связывающие Римскую империю со славянскими территориями (см. карту 1), совсем игнорирует Дакию, считая, что торговлю вели только купцы Норика, Реции и Паннонии). О распространении этого влияния говорят и археологические находки, часто встречающиеся в могильниках и на поселениях, относящихся к культуре полей погребений, которую исследователи связывают с древнеславянскими племенами. Найденные здесь предметы носят ясный отпечаток воздействия Рима. Там часто встречаются римские провинциальные фибулы, которые вызывали местное подражание, найдено много предметов домашнего обихода, изделий из стекла и украшений, изготовленных в римских городах и привезенных сюда торговцами, повидимому, в обмен на продукты сельского хозяйства. В Приднепровье найдены, например, прекрасные римские фибулы круглой и ромбической формы, украшенные разноцветной выемчатою эмалью (А.A. Спицын. Предметы с выемчатой эмалью. Записки отделении русской и славянской археологии императорского Русского археологического общества, т.V, СПб., 1903, с.156). Всего на территории УССР в настоящее время насчитывается 84 находки предметов римского производства, в том числе амфоры, стеклянные, бронзовые, красно-лаковые сосуды, культовые предметы, светильники, резные камни и т.д. Территория распространения этих находок и их хронология вполне совпадают с районом и временем распространения римских монет (М.Ю. Брайчевский. Указ. соч., с.10) и, повидимому, дакийские купцы играли не последнюю роль в расширении торговых связей с соседними восточнославянскими племенами.
И.Т. Кругликова. Дакия в эпоху римской оккупации. Приложение. О связи Дакии со славянами, с.163-166, М., 1955
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_309.htm

  

  
СТАТИСТИКА
  

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001