Магура  Самоорганизация | Исследования | Труды | Сосен перезвон | Стожары | Троянская война 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   
Карпато-Дунайские земли в период римских завоеваний
от 22.12.07
  
Корни



Племена Днестровско-Карпатских земель и античный мир. Многочисленные племена, обитавшие к востоку и северо-востоку от границ Дакии, постоянно совершали нападения на римские провинции. Римское правительство старалось сдержать их натиск. Дунайская граница империи представляла собой укрепленный лимес романус, который отделял римлян от варваров. Укрепления, крепости и гавани были построены вдоль правого берега Дуная, а также в Дакии, вдоль горной дуги Карпат. Они обеспечивали защиту северной границы империи и безопасность римского флота на Дунае. Все крупные римские правобережные дунайские крепости имели, как правило, предмостные укрепления на левом берегу реки. Многие из таких крепостей были местами причала римских кораблей и высадки войск на левый, варварский берег Дуная в случае военных экспедиций. Одной из них была крепость у нынешнего с. Орловка не территории Украинской ССР. Крепость находилась на левом берегу Дуная, где было наиболее удобное место для переправы через реку в этом районе. Крепость Орловка контролировала также единственную в этой местности дорогу, которая вела в варварские земли. Другая римская крепость находилась в устье реки Сирет, при ее впадении в Дунай.
Обе крепости, очевидно, должны были преграждать племенам путь к местам переправ через Дунай, предотвращая внезапность варварских вторжений в провинцию Нижняя Мезия. Севернее этих крепостей, в 40-50 км от Дуная, римлянами был сооружен так называемый Нижний Траянов вал, который также должен был преграждать путь варварским племенам через Дунай. Остатки некогда мощного деревянно-земляного укрепления, дополненного глубоким рвом с северной стороны и бастионами, можно и сейчас видеть на южной окраине степей Днестровско-Дунайского междуречья. Его трасса длиной в 126 км начиналась от Прута, близ нынешнего с. Вадул-луй-Исак, проходила между придунайскими озерами и заканчивалась у озера Сасык, южнее поселка Татарбунары. На фланге был дополнительный 24-километровый вал, который полукругом замыкал угол, образованный нижними течениями Сирета и Прута при их впадении в Дунай. Только Тира, находившаяся в стороне от этих укреплений, была слабо защищена от нападений варварских племен.
Возникшая некогда как древнегреческая колония, Тира, вероятно, с начала II в. находилась в составе провинции Нижняя Мезия. Во времена правления Антонина Пия (138-161) Тира была уже римским провинциалным городом, во главе которого стояли магистраты. Наряду с греками в городе жили геты, сарматы, скифы. В декрете в честь некоего Коккея (181 г. н.э.), где перечислены имена 4 архонтов и 17 свидетелей, встречаются негреческие имена, в том числе фракийские. В посвятительной надписи того же года упомянут Пидан, сын Питфарнака, несомненно сармат. Известно надгробие тирита, отцом которого был грек, получивший римское гражданство, Аврелий Гераклид, а матерью - сарматка Магадава. В обиходе горожан Тиры были лепная керамика, близкая сарматской, а также сделанная на гончарном круге посуда с вертикальными линиями - орнаментом, типичным для сарматов, сарматские зеркала. О варварском влиянии на быт жителей Тиры свидетельствуют также обширные дворы домостроений, низкое качество каменных кладок.
Тира, а также крепости на Дунае, играли большую роль не только в отражении нападений варваров, но и в торговле с соседними племенами, через которую античный мир оказывал значительное влияние на племена Днестровско-Карпатских земель, способствовавшее разложению у них первобытнообщинных отношений и углублению имущественного неравенства. Город был не только торговым центром, но и одним из опорных пунктов римского флота на Понте. Торговые связи Тиры с соседними племенами содействовали прогрессу у них ремесленного и сельскохозяйственного производства, совершенствованию военного дела, их общественному развитию. Тира торговала с племенами изделиями собственного ремесленного производства и выполняла посредническую роль в торговле других античных центров с варварским миром. Римляне экспортировали в варварские земли бронзовые, стеклянные и керамические изделия, украшения из золота и серебра. К ним относятся, например, три бронзовых сосуда из Оланештского сарматского погребения. При содействии греческих и римских купцов попадал в Днестровско-Карпатские земли с Востока сердолик, популярный у сарматских племен. Привозными были и стеклянные бусы до тех пор, пока в Восточной Европе не развилось свое стеклоделие.
Значительное место в хозяйстве Тиры занимала торговля зерном, которое скупалось у племен Поднестровья. Хозяйственные интересы и занятия тиритов отражены в монетах Тиры, на которых часты изображения тунца, быка, головы лошади, а также надчеканки в виде виноградной кисти или колоса. Были у города и постоянные поставщики сельскохозяйственных продуктов, например Никоний - греческое поселение, находившееся у нынешнего с. Роксоланы (УССР), где сосредоточивалось все зерно и другие продукты из многих оседлых селений Поднестровья. В первые века нашей эры возделывались просо, ячмень и пшеница-двузернянка. Район Днестра был возможным поставщиком древесины в империю через Тиру. Торговле лесом способствовало также наличие такой широкой водной артерии, как Дунай, в дельте которого произрастали хорошие леса. Можно предположить, что в добыче леса, особенно на удаленных территориях, принимали участие и варвары, получая за это изделия ремесленников античных городов. В Оланештском сарматском погребении были обнаружены деревянная пиксида, чарка в сарматском стиле, а также блюдо и чаша, выточенные на токарном станке в мастерской одного из городов Северного Причерноморья. Наличие таких рек, как Днестр, Прут и их притоки, а также не пересыхающих в летнее время придунайских озер, способствовало развитию рыболовства и экспорту рыбы.
Находки монет свидетельствуют о развитии торговли с античными центрами Северного Причерноморья. Начавшееся еще во второй половине I в. до н.э. проникновение римских монет в земли к северу от Дуная продолжилось и в первом столетии нашей эры. Распространение монет в среде варварских племен, обитавших в Днестровско-Карпатских землях, происходило неодновременно. В I в. н.э. римские монеты появились главным образом в бассейне Сирета и его притоках. В это же время на территории Днестровско-Прутского междуречья все еще продолжался безмонетный период (начавшийся здесь с первой трети I в. до н.э.). Только со II в. н.э. началось массовое распространение римских монет на всей территории Днестровско-Карпатских земель, достигшее своей наивысшей точки во второй половине этого столетия. Среди находок кладов и особенно единичных монет выделяется большой клад из 346 серебряных денариев императора Антонина Пия, обнаруженный около с. Калинешты.
В начале III в. в связи с денежным кризисом, охватившим всю Римскую
империю, приток римских монет в Днестровско-Карпатский регион стал резко сокращаться и с середины века временно прервался (до начала IV в.).
Основную массу римских монет, имевших хождение в регионе в I- середине III в. н.э., составляли серебряные денарии, выполнявшие в варварской среде функции средства платежа и накопления, а в известной мере и денежного обращения в самом варварском мире. Относительная немногочисленность находок монет на варварской территории и в то же время наличие большого количества серебра в виде кладов свидетельствуют о том, что наряду с торговлей, носившей денежный характер, существовала и меновая торговля. Соседние с Тирой племена продавали скот, кожи, рабов, лес, смолу, лучину, мед, воск. Римлянам разрешалось продавать варварам все, кроме хлеба и соли, железа и оружия.
Провинциальная римская культура оказывала влияние на быт карпов, костобоков, бастарнов, сарматов и др., затрагивая преимущественно племенную знать, потребности и вкусы которой удовлетворялись широким кругом предметов, вывозимых из греческих городов Северо-Западного Причерноморья или захватываемых в войнах с Римом. Обнаруженные в Оланештах, Первомайске, Боканах сарматские погребения содержали много дорогой античной посуды. Часто встречаются предметы античного быта и в большом количестве амфоры. В погребении у с. Корпач, например, при совершении тризны было использовано свыше 10 амфор. Во фракийских погребениях нет такого количества античных предметов, что могло быть следствием более сильного социального расслоения сарматского общества, а также большей отдаленности фракийских племен на территории Молдавии от причерноморских античных центров торговли.
В Днестровско-Карпатских землях не было римских легионов и администрации, крепостей и военных лагерей (исключение - Тира и узкая полоса левобережья в устьях Дуная), селений колонистов и сельскохозяйственных вилл (усадеб) латифундистов. Здесь не получили развития рабовладельческие отношения, создавшие условия для массового распространения римской культуры и латинского языка. Влияние провинциальной римской экономики и культуры в Днестровско-Карпатских землях не перерастало в романизацию. Разноплеменное население этих земель сохранило свою самобытность, несмотря на близкое соседство с дунайскими провинциями Римской империи.
§ 3. Уход римлян из Дакии и судьба населения Карпато-Дунайских земель
Провинция Дакия и пограничные племена.
Процесс исторического развития Карпато-Дунайских земель не был единообразным. В то время как в римской провинции Дакия длительный период существовало и развивалось римское провинциальное рабовладельческое общество и происходила интенсивная романизация, что было связано с господством здесь Рима, племена и народы, населявшие области на восток от Карпат, жили в условиях более или менее глубокого процесса разложения первобытнообщинного строя. По отношению к Римской империи они были настроены воинственно, как и большинство пограничных с Римом народов. Для них войны продолжали оставаться регулярными функциями народной жизни (Маркс и Энгельс, т. XI. с.164), которыми племена пользовались все шире, по мере того, как прирост населения вызывал потребность в новых средствах производства и новых землях.
При императоре Адриане в Дакии было закончено начатое Траяном строительство крепостей вдоль правого берега реки Олт - Лимес Алутанус. Система защиты Дакии постоянно совершенствовалась и приспосабливалась к географическим особенностям провинции. Древние авторы отмечали, что Дакию, как корона, окружают горы, которые затрудняли доступ в провинцию. Дополнительной преградой был лимес - система крепостей, укрепленных лагерей, сторожевых бургов, наблюдательных постов и сигнальных башен, соединенных военной дорогой. В этих крепостях и бургах стояли пешие и конные когорты, конные алы, а также войска, сформированные из романизованных слоев населения Римской империи. И число укреплений, и количество войск в Дакии все время возрастало. Построенный в конце II в. при Септимии Севере между Карпатами и Дунаем, в 50 км к востоку от реки Олт, Лимес Трансалутанус в середине III в. был оставлен под давлением варварских племен, и границей вновь стала река Олт. Защита провинции обеспечивалась охраной горных проходов в Карпатах, где в крепостях стояли алы и когорты. На востоке ряд римских крепостей, в том числе Претория Аугуста и Ангустия, обороняли карпатские проходы от нападений костобоков и карпов. На западе римские войска в Апуле, Тибиске, Миции защищали Дакию от вторжений языгов. Военные крепости были соединены между собой дорогами.
Несмотря на принятые меры, уже в 107-108гг. в Дакию вторглись языги, недовольные тем, что Траян не вернул им земли, захваченные у них Децебалом. Языги были разбиты Адрианом, который тогда был наместником Нижней Паннонии. В 118г. на провинцию с востока напали роксоланы, с запада - языги. Роксоланы, которые со времен Траяна находились на положении клиентов римского государства, жаловались на сокращение выплачиваемых им римлянами денежных субсидий. Причиной вторжений роксоланов в Дакию послужило, вероятно, и то, что находящиеся в их областях римские крепости ограничивали возможности передвижения племени и тем самым сокращали площадь его кочевий. Римляне вынуждены были оставить эти крепости и отступить за линию лимеса.
При Антонине Пие (138-161) в Дакии имели место войны с племенами свободных даков, среди которых были какие-то другие племена, обитавшие у северных и северовосточных границ провинции. Во второй половине II в. Римская империя была потрясена тяжелыми и длительными войнами на Дунае, получившими в литературе наименование Маркоманнских войн (167-180). По словам древних историков, это были войны, когда все племена от Галлии до Иллирика составили как бы заговор против Рима. Военные действия были начаты давними соседями Рима на Дунае - маркоманнами, квадами и языгами. К дунайской границе подошли также племена, выступившие из глубинных областей Европы. Наличие среди убитых варваров женских трупов свидетельствует о том, что происходило переселение племен. К бедствиям римского государства добавилась чума, занесенная вернувшейся с Востока после войны с Парфией (162-166) римской армией.
Основной театр маркоманнских войн находился на Верхнем и Среднем Дунае, но варвары усилили свои нападения и на Дакию. Языги нападали на западе, роксоланы и костобоки - на востоке. В числе напавших на Дакию племен были также аланы - сарматское племя, занимавшее на рубеже нашей эры обширные пространства от предгорий Кавказа до Дона и в течение I в. н.э. продвинувшееся к Дунаю. Северная граница Дакии подвергалась нападениям буров. Какая-то группа варваров прорвала северо-западную границу Дакии и проникла в золоторудный район провинции. Костобоки выступили против римлян в 171г. Они вторглись в Нижнию Мезию и, пройдя через эту провинцию, а также Фракию и Македонию, достигли Греции. В Аттике, в Элевсине они сожгли знаменитое святилище Деметры, построенное еще при Перикле. Против костобоков была предпринята карательная экспедиция, во время которой римские войска, возможно, достигли верхнего течения Днестра. В Риме в качестве пленных или заложников оказалась царская семья костобоков.
Однако опустошения варварами нижнедунайских провинций были очень значительными. В плен были уведены десятки тысяч человек. В 175г. только языги по условиям мирного договора вернули римлянам 100 тыс. пленных. Множество пленных выдали также буры и, очевидно, аланы.
В то же время в дунайских провинциях были поселены отдельные группы варварских племен, для которых торговые связи с Римом были жизненно важными. Восстановления торговых дней и отмены запрещения приходить на римский берег Дуная с целью торговли они настойчиво добивались после Маркоманнских войн. Варварам было разрешено посещать римские рынки в установленные для торговли дни. Они должны были вступать на римскую землю безоружными. Сама торговля обычно происходила в канабах - лагерных городах, возникших близ крупных римских крепостей. Экономика этих поселений была очень развитой и интенсивной и в значительной степени ориентировалась на торговлю с варварской периферией. Как показывают археологические исследования канаб, их форумы были намного большими, чем форумы соседних муниципиев. Отдельные отрасли ремесленного производства в дунайских провинциях, как, например, простая керамика для домашнего обихода, были ориентированы на экспорт в варварские земли.
Давление варварских племен на Дакию возросло после Маркоманнских войн и было вызвано тем, что в конце II-начале III в. стала перемещаться к югу группа восточно-германских племен, известная в источниках как готы. Движение готов на юг шло в двух направлениях: одно - к границам Римской империи, другое - в области Северного Причерноморья, к пределам Боспорского царства. Перемещение готов существенным образом затронуло давнее население левобережья Нижнего Дуная - сарматов, бастарнов, карпов и, несомненно, какие-то другие, в том числе славянские, племена. Одни из них силой, другие добровольно включались в союз с готами. В нападениях варваров на дунайские провинции империи участвовали коалиции многих племен, в которых далеко не всегда ведущая роль принадлежала готам. Такие коалиции, определяемые древними авторами как готы или скифы, свидетельствовали о том, что к IV в. этническое понятие готы стало собирательным.
К дунайской границе подходили все новые племена и народы из внутренних, глубинных областей Европы и Азии, которые существенным образом влияли на историю не только Карпато-Дунайского региона, но и Римской империи. В начале III в. в Дакию последовали вторжения карпов и, очевидно, готов. Тогда же в Дакии произошло несколько стычек с готами, которые вторглись в провинцию, очевидно, с северовостока. На Тиру напали карпы, но были отбиты от города гарнизоном крепости во главе с Титом Аврелием Флавином. Давление готов и карпов на Дакию и Нижнюю Мезию продолжало возрастать. В 238г. готы и карпы захватили Тиру, вторглись в Нижнюю Мезию и напали на Истрию. Уже в это время римское правительство выплачивало готам денежные субсидии, пытаясь обеспечить этим безопасность правобережных провинций. О таких субсидиях просили карпы, в чем вначале им было отказано, но затем карпы стали получать от римлян деньги.
В 242г. в Дакию снова вторглись готы вместе с карпами, тайфалами и вандалами-асдингами; отряд карпов насчитывал 3 тыс. человек. Был прорван и совсем оставлен римлянами Лимес Трансалутанус, захвачена уведена в плен часть населения провинции. Тогда же последовало вторжение аланов во Фракию, где нанесли поражение римской армии. В 245г. в Дакию прибыл император Филипп Араб, ставший во главе войск. Не выдержав ударов римской армии, карпы укрылись в каком-то укреплении, где подверглись осаде. Победа над карпами была одержана в 247г. В Риме была выпущена серия монет с легендой Победа над Карпами. При императоре Деции (249-251) полчища готов и союзные с ними племена вторглись в Нижнюю Мезию и во Фракию. Во Фракии готы захватили Филиппополь (ныне Пловдив) и ушли за Дунай с огромной добычей и множеством пленных. В это время в руках варваров находилась Тира, сильно пострадавшия при вторжении готов и карпов в Нижнюю Мезию в 238г. В середине III в. город стал местом сбора варварских сил против Рима. С мощью римских пленных в Тире строили суда готы, певкины, герулы и другие племена. В 269-270гг. из Тиры отплыли морем варвары на 2 тыс. судов. Достигнув Греции, они вместе с другими отрядами, двигавшимися по суше, захватили без боя множество городов и десятки тысяч пленных. Тира продолжала сохранять для варваров свое торговое значение. Находки римских монет из Тиры доходят вплоть до времен Диоклетиана (284-305). Жизнь в городе прекратилась в 70-х годах V в. в связи с нашествием гуннов.
Эвакуация римской провинции Дакия. Правительство императора Галлиена (253-268), время правления которого было периодом глубокого политического кризиса Римской империи, не могло сдержать напор варварских племен и защитить свои правобережные провинции. Вторжения племен происходили на Дунае, в Африке, на Рейне, в Греции и на Востоке и имели своим следствием то, что целые области империи восставали и провозглашали собственных ставленников на императорский трон. По выражению древних историков, это был период правления 30 тиранов. Дакия в сущности была потеряна для римлян. Ее восточные области были заняты готами; на северо-западе еще ранее укрепились вандалы; по соседству с готами появились гепиды - восточно-германское племя, родственное готам.
Уже к середине III в. римские города и селения существовали только на юго-западе Дакии. На остальной территории провинции они были разрушены. Даже победоносные войны императора Клавдия II (268-270) не могли улучшить положения в Дакии. Империя решила оставить задунайскую провинцию. Источники не сохранили нам сведений относительно того, на каких условиях была оставлена Дакия. Была ли провинция предоставлена варварам по какому-то соглашению или она была просто захвачена ими, остается неизвестным. Скорее всего, провинция была оставлена вследствие невозможности удержать ее в римской власти. Римские историки IV в. Евтропий и Фест, сообщая об оставлении Дакии Галлиеном, эвакуацию населения провинции относят к Аврелиану (270-275), который - вывел римлян из городов и полей Дакии, свидетельствуя таким образом, что из провинции ушло как городское, так и сельское романизованное население. Иордан, готский историк VI в., писал, что Дакия была оставлена при Галлиене, не упоминал о гражданском населении. Он же отметил, что Аврелиан вывел из провинции войска. В жизнеописании императора Аврелиана сказано, что он вывел из Дакии войска и гражданское население: Император видел, что опустошен Иллирик и разорена Мезия, он оставил тогда задунайскую провинцию Дакию, созданную Траяном, выведя войско и провинциалов...Уведенных оттуда людей он поселил в Мезии и назвал эту область своей Дакией, которая разделяет теперь обе Мезии (Scriptores Historiae Augustae, II. Leipzig, 1965, р. 178-179). Новая провинция предназначалась для романизованного населения, эвакуированного с левого берега Дуная, хотя все это население вряд ли могло оставить левобережную провинцию. В современной исторической науке общепринятой датой эвакуации Дакии считается 271г.
Об оставшемся в левобережной Дакии населении нет никаких письменных свидетельств римских или византийских историков. После эвакуации римлян в Дакии исчезла городская культура, замерла городская жизнь. Как свидетельствуют раскопки, развалины римских городов населяли небольшие, разрозненные группы людей, чей быт был очень прост. Совершенно вышли из строя водопровод, термы, мощеные улицы, дороги, канализация. Для жилищ использовались некоторые здания общественного назначения. Могильники и отдельные погребения IV в. открыты в развалинах Ампела, Напоки, Поролисса. Здесь обитало какое-то беднейшее население, на что указывает скудный инвентарь находок. Под давлением готов, гепидов, гуннов оставшееся в провинции романизованное население ушло из городов и, оттесненное в горы, не могло оставить о себе письменных свидетельств.
В оставленной римлянами Дакии, по свидетельству древних авторов, обосновалось три германских племени. Господствующее положение заняли готы. Евтропий и историки V-VI вв. Орозий и Иордан называют задунайскую Дакию Готией, упоминая при этом племена тайфалов, виктуалов и готов-тервингов. Готы расселились также к востоку от Карпат, заняв области в междуречье Прута и Днестра. Тайфалы заняли земли между Карпатами и Дунаем, а также области в верхнем течении Сирета. Здесь их соседями были вандалы на Верхней Тисе. Поселение готов на левобережье Нижнего Дуная заставило сдвинуться со своих прежних мест обитания карпов, бастарнов и сарматов. Теснимые готами, эти племена участили свои вторжения в дунайские правобережные римские провинции, так что императорское правительство дважды было вынуждено принимать их в пределы империи. Аврелиан поселил часть карпов в Нижней Мезии. В 295г. император Галерий разгромил карпов, сарматов и бастарнов. Он также поселил на римских землях множество пленных, в частности карпов в Паннонии. Император Проб (276-282) переселил в Мезию 100 тыс. бастарнов. Осевшие в Дакии племена вели между собой войны за господство и лучшие земли. В 260-290гг. происходили столкновения гепидов с готами. В 335г. готы разбили вандалов на реке Муреш. Оставленные вандалами области захватили гепиды. Междоусобные войны происходили среди сарматов междуречья Дуная и Тисы. Какие-то лесистые области в Дакии занимали в конце IV в. сарматы. В Дакию и Нижнее Подунавье в 376г. отступили готы при движении гуннов к Дунаю.
Передвижения племен в III-IV вв., их расселение на территории оставленной Дакии, а также в соседних с нею областях привели к значительным переменам в этническом составе населения Карпато-Дунайских земель, в общественной и хозяйственной жизни.
История Молдавской ССР. Том I, 1987 (Глава V. Карпато-Дунайские земли в период римских завоеваний. § 1. Завоевание Римом северодунайских земель и их романизация. § 2. Днестровско-Карпатские земли в I-III вв. н.э. § 3. Уход римлян из Дакии и судьба населения Карпато-Дунайских земель. - с.154-180. Ю.К. Колосовская - гл. V, § 1,3; Н.А. Чаплыгина - гл. V, § 2)
http://www.taraklia.ru/001tar/index.htm
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_272.htm

  

  
СТАТИСТИКА
  

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001