Магура  Самоорганизация | Исследования | Труды | Сосен перезвон | Стожары | Троянская война 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   
К.Ф. Смирнов. О погребениях роксолан
от 16.12.07
  
Корни


Вестник древней истории, 1948(1), с.213-219

Первые достоверные сведения о присутствии сарматов в Европе, т.е. западнее Дона, нам сообщает Полибий, упоминая сарматского царя Гатала (на берегу Понта Эвксинского), примкнувшего к большому союзу государств Малой Азии около 179г. до н.э. (SG, стр. 444). Это первое упоминание формы сармат вместо прежних савромат и сирмат.
Постепенное просачивание отдельных сарматских племен за Дон приводит уже во II в. до н.э. к занятию ими отдельных больших степных районов от Дона до Днепра, если не западнее, и к постепенному оттеснению скифов из этих районов далее на запад и в Крым. Известно, что во времена Цезаря, в момент кратковременного усиления гетов и их владения Ольвией, западной границей сарматов был Днепр. Об этом свидетельствует официальная карта Римского государства, составленная Агриппой на основании источников времен Цезаря. В состав 24 областей римского мира входили, как IX область, Sirmatia и Scythia Taurica. Сарматия представляется обширной страной от Кавказских гор и Каспийского моря до Днепра. Scythia Taurica находилась в пределах Крыма и граничила на севере с сарматами [1] .
Таким образом, римлянам, хорошо осведомленным о Северном Причерноморье, в I в. до н.э. известна Сарматия - основная земля старой Скифии, населенная теперь сарматами. С этого времени общее имя для новых пришельцев-сарматов чередуется у античных авторов с названиями отдельных крупных племен или их союзов, среда которых в Европейской Сарматии выделяются языги, затем роксоланы, а за ними идут могущественные аланы.
В языгах-сарматах Страбона Е. Minns, вслед за Мюлленгофом, видит более позднюю форму имени яксаматов [2], живших по соседству с савроматами у Меотиды. Одни античные авторы считали их меотийскими племенами (Деметрий), другие - савроматскими (Эфор) [3]. М.И. Ростовцев видит в языгах меотов, изгнанных на запад сарматами [4]. Артемидор Эфесскнй (конец II в. до н.э.), послуживший источником Страбона для его VII книги, указывал, что около этого времени языги дошли уже до степей между Днепром и Дунаем, а роксоланы заняли равнины между Доном и Днепром.
Если языгов не считать сарматской группой, то авангардным сарматским союзом надо признать роксолан. Их появление здесь в конце II в. до н.э. зафиксировано двумя источниками: Артемидором Эфесским и херсонесской надписью в честь Диофанта.
Первый (в передаче Страбона) отмечает участие роксолан во главе со своим царем Тазием в борьбе скифского царя Палака с Диофантом, имевшей место около 109г. до н.э. (SG, с.120). Надпись в честь Диофанта (ICSPE, 11, 352), отмечая то же событие, указывает, что Палак привлек на свою сторону в борьбе с Митридатом народ ревксиналов.
Роксоланы, занявшие в конце II в. до н.э. определенные степные районы между Доном и Днепром, представляли, по-видимому, наиболее могущественную и многочисленную группу сарматских племен.
В период кратковременного усиления гетов и захвата ими Ольвии (в середине I в. до н.э.) продвижение сарматов за Днепр было на время приостановлено. Но уже в начале н.э. сарматы, как свидетельствует Овидий, достигли нижнего Дуная. В 50-х гг. н.э. мы находим языгов между Тиссой и Дунаем, а роксолан за Днепром [5]. Тацит сообщает о неудачном набеге роксолан на Мезию около 70 г. н.э. (SC, с. 284). Во II в. н.э. они воюют с Адрианом на Дунае, и их земля простирается до границ Дакии [6]. При Марке Аврелии языги сносились с роксоланами через Дакию (Дион Кассий, SG, 623).
По-видимому, к Дунаю в I в. н.э. прошла сравнительно небольшая часть роксолан. Их основная масса осталась между Доном и Днепром, разделяя свое господство в этих районах с другими не-сарматскими и сарматскими народами, отчасти и с могучими аланами, идущими на запад в арьергарде сарматского движения. Отдельная группа аланов, оторвавшись от своего основного массива в задонских и поволжских степях, пройдя роксоланские районы, при Нероне, по свидетельству Сенеки, появилась на Нижнем Дунае [7].
О происхождении роксолан, откуда они пришли - нам ничего не сообщают античные авторы. Плиний связывал роксолан с аланами, называя первых светлыми, белокурыми аланами. По-видимому, роксоланы были близки по языку и культуре аланам. F. Westberg [8], отождествляя геродотовский Аракс, который перешли скифы, с Волгой, производят имя роксолан от этого названия Волги - араксаланы.
Однако не эти мало убедительные доводы заставляют нас обратиться в степи Поволжья как к родине роксолан. Генетическая связь между 4 стадиями развития культуры ранних кочевников Поволжья в Приуралья (с VI в. до н.э. по IV в. н.э.), как об этом свидетельствует археология, не оставляет сомнений, что основным местом формирования сарматских племен, нахлынувших со II в. до н.э. на украинские степи, были поволжско-уральские степи. Археологический материал показывает, что основная масса украинских сарматов представляла выходцев из Поволжья. Погребальные сооружения и весь погребальный ритуал, материальная культура (керамика, оружие, ритуальные сосудики, украшения, зеркала) украинских кочевников Iв. до н.э. - Iв. н.э. тождественны одновременным сарматским памятникам Поволжья.
В это время население Поволжья представляло разноплеменной, но тождественный по материальной и духовной культуре массив. Выражением этой многоплеменности являются разнообразные типы погребений (5 основных типов), сосредоточенные на одной территории и даже в одном могильнике (Сусловский могильник). Среди этих погребальных типов особую роль играет группа погребений в широких, часто квадратных могилах с положением погребенных по диагонали могилы - с угла на угол.
Диагональные погребения являются наиболее типичными для Поволжья на среднесарматской стадии (Iв. до н.э. - нач. IIв. н.э.) [9].
В целом они отличаются большим богатством инвентаря, чем остальные типы погребений. Могилы - грунтовые и не велики по своим размерам: средняя длина каждой стороны 1,80-2м, глубина - от 0,50 до 2м. а в среднем немного более 1м. Могилы сторонами, реже углами, ориентированы по странам света. Внутри могилы делали деревянный склеп из плах или досок, поставленных на ребро. Стенки склепа чаще всего плотно прилегали к земляным стенкам могилы, реже они находились на некотором расстоянии от стенок. Доски укреплялись вбитыми кольями. Дно могилы устилалось досками, тонкими плашками, корой, травой, посыпалось желтым песком; подстилалась кошма. Внутреннее оборудование могилы зависело от зажиточности погребенного. Находки под костяком стеблей травы, плотного черного тлена от какой-то подстилки говорят за то, что покойника клали на мягкое возвышенное ложе, часто подгибая ноги в коленах. Руки нередко спадали с этого возвышения и раскидывались в стороны, а кости ног, лишившись связок, также распадаясь в стороны. Отсюда характерная поза костяков - танцующая (руки раскинуты, обе ноги согнуты в коленях ромбом) и атакующая (одна нога вытянута, другая согнута в колене). Очень часто покойника завертывали в луб, опутывая его ветвями, или же покрывали его сверху дубом, а также тонкими дощечками, травой, хворостом. Господствующая ориентировка костяков - ЮЗ, реже ЮВ, и еще реже - южная, и лишь один случай восточной ориентировки (Суслы, погр. 1 в кург. 43). Редкие случаи СЗ ориентировки на среднесарматской стадии относятся к концу этой стадии, когда намечается общая тенденция к северной ориентировке в сарматских могилах Поволжья.
Поблизости от места погребения разводился погребальный костер, совершались жертвоприношения и тризна у открытой могилы. Могилу засыпали землей с остатками погребального костра (угольки в насыпи и в засыпке могилы). В могилу клали кучки горячей золы (чаще в ногах покойника).
Посыпка сплошь или частично ложа покойника мелом встречается довольно редко, но зато очень часто клали мел в кусках (от 1 до 8) в разных частях могилы. Некоторые куски имеют вид неправильных конусов и пирамидок. В погребении № 35 Сусловского могильника кусок мела лежал в цилиндрическом ритуальном сосудике. Чаще сосудики-курильницы встречаются очень часто, особенно в женских погребениях. В могилу клали также обломки зеркал.
Сверху могилы покрывались досками, плахами, иногда в два ряда - вдоль и поперек, сверху иногда могилу заваливали хворостом. Над могилой насыпали курган до 1 м высотой.
Мной учтено 38 диагональных погребений среднесарматской стадии, что составляет 28% всех сарматских могил Поволжья этого времени.
Центральной областью распространения диагональных погребений (Iв. до н.э. - Iв. н.э.) являются правобережные и левобережные степи Поволжья от Саратова на севере почти до Сталинграда на юге и несколько западнее Уральска на востоке (см. чертеж). Погребения расположены по степным речкам: Иловле, Б. Караману, Epyслану, Соленой и Белой Кубе, Торгуну и Деркулу. Эти могилы образуют целые курганные группы. У ст. Шипово на Деркуле и в Сусловском могильнике на Б. Карамане они идут растянутой цепью, располагаясь по возвышенности, как бы господствуя над другими курганами. По отношению к этому основному району диагональные погребения составляют около 34% всех сарматских погребений.
Крайним восточным пунктом распространения диагональных погребений является район Оренбурга. Здесь мы имеем лишь одно такое погребение с ЮВ ориентировкой костяка в кургане 7 у Берлинского поселка [10], причем это единственное погребение раннесарматской стадии (IV-IIвв. до н.э.), судя по круглодонному горшку того типа, который был найден и в самих Прохоровских курганах и в Нежинской курганной группе под Оренбургом. Диагональные погребения по своему ритуалу чрезвычайно близки круглым и овальным могилам, которые существовали в поволжско-уральских степях уже на савроматской стадии, а к началу н.э. они бесследно исчезают. Для обоих типов погребений характерны случаи парных погребений, значительные остатки погребального костра и вообще ярко выраженный культ огня, преимущественно ЮВ ориентировка. Таким образом, широкие и квадратные могилы среднесарматской стадии, подобно круглым, выражают местную традицию савроматского времени - выкапывать обширные могилы с деревянными конструкциями (Блюменфельдский тип могилы).
Эта традиция в скрещении со стремлением к уменьшению размера могилы на более позднем этапе приводит к образованию небольшой квадратной могилы, где погребенного удобнее положить по диагонали. Круглые могилы II-Iвв. до н.э. сосредоточены в саратовском Заволжье, в центре основного района диагональных погребений. Они могут рассматриваться как разновидность диагональных погребений.
Зародившись на раннесарматской стадии (III-IIвв. до н.э) и став характерными на следующей, диагональные погребения еще продолжали свое существование в начале позднесарматской стадии, т.е. во II-начале IIIв. н э, когда ареал их распространения значительно расширяется на восток и юг, но не они теперь составляют наиболее характерный тип погребений Поволжья. Таковыми становятся глубокие узкие и подбойные могилы. В других районах сарматского расселения, где сарматы представляли пришлое население, датированные погребения известны на Кубани и в степях левобережной Украины. На Кубани господствующим типом курганных погребений Iв до н.э. и Iв. н.э. были погребения в больших подбоях. Единственное диагональное погребение вскрыто Н.И. Веселовским в кург 2 у Армавира (OAK за 1902г, с.87-88).
На левобережной Украине, несмотря на небольшое в целом количество открытых здесь сарматских памятников, диагональные погребения занимают определенный район, и их распространение здесь совпадает со временем окончательного заселения сарматами степей между Доном и Днепром по показаниям античных авторов. Диагональное погребение, открытое Н.Е. Макаренко в кургане 11, у д. Вороной, б. Новомосковского у. Екатеринославской губ. [11], представляет наиболее раннее достоверное сарматское погребение поволожского типа.
Под насыпью, высотой в 1м, находилась почти квадратная могила 3 арш. 10м х Зарш.5 в., глубиной 2 1/2 арш. Она была расположена длинными сторонами с в. наз. Дно ямы под костяком было выложено тростником (0.05м толщиной). Костяк лежал на спине, вытянут по диагонали могилы, головой на ЮВ. У кисти правой руки лежал точильный брусок, у пальцев левой руки - бронзовые треугольные стрелки, короткие с втулкой и длинные без нее, с остатками деревянных стерженьков. По бронзовым наконечникам стрел данное погребение должно быть отнесено к раннесарматской стадии и одновременно оренбургскому диагональному погребению у Бердинской горе (кстати сказать, тоже с ЮВ ориентировкой костяка).
Таким образом, диагональное погребение у д. Вороной должно быть датировано не позже IIв. до н.э. т.е. началом активного заселения сарматами степей между Доном и Днепром. К этому времени пришельцы из оренбургско-поволжских степей достигают левого берега Днепра выше порогов.
Большинство известных нам сарматских погребений Украины относятся к Iв. до н.э. - Iв. н.э. На левобережной Украине в этот период продолжают существовать диагональные погребения, абсолютно тождественные поволжским по устройству могилы и погребальному инвентарю.
У Днепровских порогов, в районе Запорожья, М.А. Миллером в 1930г. были исследованы 2 диагональных погребения и несколько впускных сарматских узких могил того же времени [12]. Под невысоким курганом 29 была квадратная могила 2,40 х 2,40м и 1,5м глубиной: костяк лежал на спине с раскинутыми руками, головой на ЮЗ. Погребение по своему инвентарю входит в раннюю хронологическую группу курганов среднесарматской стадии, т е. конца II-Iв. до н.э. Железный кинжал с кольцевым навершием и прямым коротким перекрестьем, железные мелкие трехлопастные черешковые наконечники стрел, кольцевидная пряжка с острым язычком этого погребения находят точные аналогии в инвентаре сарматских погребений В1 и В2 на Торгуне [13]. Серолощеный кувшин с шаровидным туловом, лентовидной ручкой и кольцевидным поддоном из этого погребения не имеет точных аналогий в сарматской поволжской керамике, но типичен для позднеэллинистических (II-Iвв. до н.э.) погребений из грунтовых могильников Кубани (Усть-Лабинский могильник 2). Витые бронзовые проволочки с петельками встречаются в Поволжье и на Кубани.
Второе погребение (в кургане 21) было разграблено, но, судя по квадратной форме могилы (2,5x2,5м глуб. 1,65м) и инвентарю (мелкие железные, черешковые наконечники стрел, узкий четырехгранный оселок с отверстием), оно относится к тому же типу погребений и современно ему.
Еще одно диагональное погребение было обнаружено на Харьковщине, у ст. Сватова Лучка, б. Куплен, у. [14]. Здесь Е. Трифильев в кургане 3, высотой 0,50м. исследовал квадратною могилу, 1,80x1,80м и глубиной 1,50м. Могила со всех 4 сторон была облицована на высоту 0,30м дубовыми досками, поставленными перпендикулярно ко дну могилы. Костяк лежал у W стороны почти вплотную к ней на спине головой к S в вытянутом положении; руки были вдоль туловища, ноги раздвинуты до 0,60м. между ступнями. Из описания Трифильева не совсем ясно, был ли покойник положен по диагонали могилы. Однако из дальнейшего описания расположения вещей видно, что череп покойника находился в ЮЗ углу могилы. Сам костяк мог быть сдвинут к стенке могилы. Отклонение от строго диагонального положения погребенных мы имеем и в Сусловском могильнике. Среди инвентаря типичные вещи диагональных погребений Поволжья - зеркальца с конической выпуклиной в центре и боковым квадратным ушком, ритуальный цилиндрический сосудец, серолощеный кувшин с биконическим туловом и резным орнаментом по плечику, песчаниковая плитка, тщательно сглаженная с одной стороны. Погребение М.И. Ростовцев датирует по стеклянному сосудику-слезнице Iв. н.э. [15].
К нашему же типу погребений следует отнести погребение 2 в кургане у Д. Селямовки, б. Изюмского у, исследованное В.А. Городцовым в 1902г. [16]. Могила была вырыта на значительно большей глубине и несколько иных пропорций (около 1,80x1,40). Костяк лежал на спине головой на ЮВ, вдоль продольной оси могилы, Стенки могилы были оборудованы деревом, сверху могила покрыта накатником из толстых плах. На покрытии лежал бронзовый котел. Одежда погребенною была покрыта мелкими сарматскими золотыми нашивными бляшками.

Таким образом, по археологическим данным мы имеем две области распространения диагональных погребений IIв. до н.э. - Iв. н.э.: основная - поволжско-уральская и западная, охватывающая район левобережья Днепра от Днепропетровска до Запорожья и южные районы Харьковщины. По свидетельствам античных авторов, эта территория была занята в конце IIв. н.э. (а может быть, и на полвека раньше) роксоланами. Поэтому диагональные погребения с ЮЗ и ЮВ ориентировкой костяков я считаю возможным считать роксоланскими. Диагональные погребения Украины, как и в Поволжье, сопровождаются одновременными узкими могилами, часто впускными, с бедным инвентарем. Они, по-видимому, принадлежали иным сарматским племенам, увлеченным роксоланами в их движении на запад.
Заселение сарматами донских и приднепровских степей, начавшееся как медленный процесс инфильтрации на эту территорию отдельные племен, по-видимому, быстро завершается к концу IIв. до н.э. Какая причина заставила часть сарматских племен во главе с роксоланами передвинуться с Поволжья к Приднепровью?
На этот вопрос, может быть, будет легче ответить, если мы по археологическим данным представим себе состояние сарматского общества в Поволжье к концу IIв. до н.э.
Сарматы Поволжья не были однородны по своему племенному составу. Сосуществование 5 погребальных типов на одной территории свидетельствует о том, что поволжское население состояло из пяти основных родственных этнических групп с одним социально-экономическим укладом, материальной и духовной культурой.
Основной массив поволжской группы сарматов составляли потомки местного населения, которое постоянно здесь проживало, по крайней мере с VIв. до н.э. Эти потомки савроматов оставили нам круглые могилы на Торгуле, Б. Карамане и Еруслане, многочисленные, чисто впускные, погребения в этих могилах. Последние занимают в поволжско-уральских степях несколько более широкий район, чем район диагональных погребений. К потомкам древнего местного населения следит отнести и группу диагональных могил. Во всех этих могилах связь с древним местным населением проявляется в ряде черт погребального ритуала (пережиточные формы древнего трупосожжения, культ очистительной силы огня) и инвентаря (ряд форм глиняной лепной посуды, короткий меч с кольцевым навершием, развившийся из старого скифского акинака, и пр.). На раннесарматской стадии племенной состав населения Поволжья осложняется вследствие большой подвижности населения обширных степных просторов Сибири и Средней Азии. В среду старых поволжских групп населения влились новые группы из более восточных районов, что подтверждается и палеоантропологическими данными Г.Ф. Дебеца [17] и Т.А. Трофимовой [18] - проникновение брахикранного типа Прикаспия, Приуралья (Прохоровки) и Средней Азии в Поволжье (главным образом по Ахтубе). Это выразилось в появлении могил с заплечиками и подбойных могил, характерных для оренбургских и среднеазиатских степей, а также в появлении среднеазиатских форм кувшинов, краснолощеной посуды, железных наконечников стрел крупных размеров и больших сложных луков с костяными обкладками.
Мирное соседство разноплеменного населения Поволжья свидетельствует о сложении в степях Поволжья к концу IIв. до н.э. могущественного племенного союза, руководящую роль в котором заняли наиболее богатые и многочисленные племена роксолан. Создается могучая сила, способная к завоеванию новых земель. С образованием этого мощного племенного союза следует усматривать первое крупное перемещение части поволжских сарматов во главе с роксоланами и окончательное занятие ими в Iв. до н.э. некоторых степных районов Европы вплоть до Днепра. Отныне эта область получила название у римлян - Сарматия.
[1] М.И. Ростовцев. Скифия и Боспор. с.44-45
[2] Minns E. Scythians and Greeks, с.120
[3] В. Латышев. SC, с.2 (сообщает псевдо-Скимн)
[4] Rostovtzeff M., The Sarmatae and the Parthians, САН, XI, с.92-93
[5] Rostovtzeff M., Iranians and Greeks in South Russia, с.116; Minns E., Scythians and Greeks, с.121
[6] Minns, указ. соч., с.211
[7] Ю. Кулаковский. Аланы по сведениям классических и византийских писателей. Киев, 1899, с.9
[8] Westberg F., Zur Topographie des Herodotes, Klio, Bd. IV, 1904, с.182-192
[9] Общая характеристика диагональных погребений составлена по данным П.Д. Рау, И.В. Синицина (Нижнее поволжье, 1946), П.С. Рыкова (Сусловский кург. могильник. Саратов, 1925), Б.Н. Граков (с. Харьковски Сарат. обл, также см. ВДИ 1947(3). Пережитки матриархата у сарматов)
[10] Труды Оренбургской ученой архивной комиссии, XVI (1906), Оренбург, рис.7., с.89-90
[11] ИАК, вып.43 (1911), СПб., рис.84, с.96
[12] С неопубликованными материалами этих раскопок меня любезно познакомил Б.Н. Граков, за что приношу ему большую благодарность
[13] Rau P., Ук. соч., рис.33А, с.28
[14] Е.П. Трифильев. Археологическая экскурсия в Курянском у., Труды XII Арх. Съезда в Харькове, 1902, т.1, с.136-138
[15] М.И. Ростовцев. Скифия и Боспор. с.587
[16] Труды XII Арх. Съезда, т.I, табл.XIV
[17 Г.Ф. Дебец. Материалы по палеоантропологии СССР (Нижнее Поволжье), Антропологический журнал, 1936, 1, с.65-80
[18] Т.А. Трофимова. Краниологический очерк татар Золотой орды, Антропологический журнал, 1936

  

  
СТАТИСТИКА
  

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001