Магура  Самоорганизация | Исследования | Труды | Сосен перезвон | Стожары | Троянская война 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   
Волосовская культУРА
от 11.10.07
  
Самоорганизация


Рщено есе о кудъсныцы а те прч ендше нзд врцетсе

Каменный топор. Волосовская культураОдной из самых ярких и наиболее хорошо изученных археологических культур центра Русской равнины является волосовская. В настоящее время большинство исследователей относят ее к периоду лесного энеолита (Д.А. Крайнов,1987). Основу экономики волосовцев составляло высокоэффективное присваивающее хозяйство - охота, рыболовство и собирательство, т.е. вся их материальная культура отражала дальнейшее развитие хозяйственного уклада, сложившегося в предшествующую неолитическую эпоху.
Наоборот, духовная культура волосовцев качественно отличалась от духовной культуры неолитического населения. В культурных слоях волосовских поселений найдены самые древние для лесной зоны Восточной Европы духовые музыкальные инструменты - флейты и игральные фишки, по внешнему виду напоминающие современные шашки. Только для волосовской и синхронных ей культур пористой керамики характерны миниатюрные кремневые скульптуры, изображающие человека, человека-медведя, животных, птиц и т.д., которые мы рассматриваем в качестве каменных иллюстраций к тотемическим мифам (А.В. Уткин, Е.Л. Костылева, 1996).
Наиболее полно вся сложность и многогранность духовной культуры волосовцев отразилась в погребальном обряде. Он, судя по многолетним исследованиям Сахтышских и других могильников, включал в себя как собственно захоронение трупа, так и связанную с этим актом целую систему действ ритуального характера, материально засвидетельствованных в остатках кострищ и кладов сломанных орудий близ могил, в разбросанных вещах и костях животных на особых поминальных площадках и в своеобразных святилищах.
Последние исследованы Д.А. Крайновым и авторами на трех Сахтышских памятниках (Тейковский р-н Ивановской обл.). Первое святилище обнаружено на стоянке Сахтыш VIII в 1977 г. Это была слегка углубленная в землю постройка прямоугольной формы площадью не менее 45-50 кв.м. Внутри ее, по центру - с ЗСЗ на ВЮВ - находилась овальная яма длиной около 3 м, шириной - 1,2 м и глубиной 1 м. В древности яма была перекрыта деревянным настилом, на котором к моменту его обрушения, располагалась кучка жженых птичьих костей и остатки сильно истлевшего черепа медведя. На дне ямы в специальном углублении лежало скопление мелких отщепов и чешуек из желтого кремня. Аналогичный клад отщепов прослежен и у края ямы в пределах постройки.
Второе святилище раскопано в 1979 г. на стоянке Сахтыш II (Д.А. Крайнов, 1982). Его, в целом, можно реконструировать следующим образом. Наземная часть представляла собой углубленную в грунт на полметра узкую прямоугольную постройку типа шалаша, сгоревшую в древности, а подземная - глубокую (до 1 м) яму, ориентированную по длинной оси с ЮВ на СЗ и перекрытую деревянным настилом. Максимальная длина ямы составляла 3,55 м, ширина - не более 1,15 м. Стенки ее были облицованы тесом. На дне, на специальной подушке из песка и глины располагалась своеобразная деревянная конструкция из плоских реек, скрепленных лучиной. Длина конструкции составляла около 2 м, ширина - 0,5 м. Не исключено, что эта конструкция, названная Д.А. Крайновым (1982) гробовищем, всего лишь остатки рухнувших в яму продольных бревен настила, которые под воздействием колебания грунтовых вод расслоились в лучину.
У северо-восточного края ямы, на уровне древней дневной поверхности обнаружено овальное пятно охры, в котором расчищен раздавленный волосовский сосуд. В нем лежал обломок скульптурной модели фаллоса из рога и нож из лопатки лося. Рядом с сосудом, в основании охристого пятна находились часть скелета бобра и клад орудий.
Третье святилище исследовано в 1990 г на стоянке Сахтыш IIA (Д.А. Крайнов и др., 1993). Оно также как и два предыдущих состояло из двух частей. Наземная постройка, как нам представлялось по первым впечатлениям, имитировала обычное прямоугольное волосовское жилище столбовой конструкции с двускатной крышей. Однако детальное изучение полевой документации дало неожиданные результаты. Строение, оказывается, имело в плане правильный пятиугольник со стороной 5 м и выходом на восток в вершине. Его площадь не превышала 45-50 кв.м. Внутри постройки располагалась яма, углубленная в материк на 0,8 м и ориентированная по длинной оси с ЮЮЗ на ССВ. На глубине 50 см от современной поверхности ее контуры были подовальными, а размеры составляли 1,8х1,4 м. С отметки 0,95 м яма приобрела почти правильные прямоугольные очертания (1,7х0,4 м), прослеживавшиеся до самого дна. В углах ямы сохранились четкие пятна двух пар мощных столбов, нижние концы которых были заострены. Остатки еще двух аналогичных, но меньших в диаметре столбов отмечены и внутри ямы. Все эти столбы, по-видимому, являлись деталями конструкции внутреннего крепления стен ямы и, возможно, ее перекрытия. На дне находился настил из дерева (веток?). В центральной части ямы, в ее заполнении расчищено небольшое, компактное скопление костей медведя, лося, бобра и куницы. Под ними находился неполный развал волосовского сосуда. И кости, и сосуд первоначально располагались на перекрытии ямы.
Под развалом сосуда обнаружена уникальная находка - маска. Она изготовлена из цельного куска рога лося и представляет собой неполное изображение лица взрослого человека в натуральную величину. На ее внешней поверхности тщательно проработаны основные детали анатомии лица - лобные бугры, брови и объемные очертания носа. Внутренняя поверхность маски обработана более грубо, но этого оказалось достаточно, чтобы ее можно было безболезненно надевать на лицо. Крепление маски на голове осуществлялось с помощью простых шнурков, которые провздевались в четыре просверленных по краям налобника отверстия и завязывались на затылке. Непосредственно под маской находились куски углей и древесный тлен, - очевидно, остатки подноса или короба для ее хранения.
Четвертое святилище обнаружено также на стоянке Сахтыш IIA, но в 1991 г. (Д.А. Крайнов и др., 1993). От него дошли только остатки ямы глубиной около 1 м. Каких-либо четких следов наземной постройки над ней не прослежено, но о ее существовании в древности косвенно говорит крупный валун, специально положенный у южного края ямы в качестве крепежной подпорки. Яма имела почти квадратную в плане форму (1,75 х1,48 м), с юго-западной стороны к ней примыкал коридорообразный вход с полого спускающимся полом длиной 0,9 м и шириной 0,5-0,65 м. По углам ямы и на торце входа обнаружены остатки вертикальных столбов, на которых, очевидно, держалось крепление сте-нок ямы и ее перекрытие. Находки, которые предположительно можно связать с ритуальным использованием ямы, представлены крупными обломками сводов двух черепов - взрослого человека и ребенка, а также скульптурной подвеской из кости в виде головки птицы
А.В. Уткин, Е.Л. Костылёва (г.Иваново). Волосовские погребальные святилища сахтышских стоянок. Тверской археологический сборник. Тверь, 2003. Вып.5. С.342-347
http://rustrana.ru/print.php?nid=33364
Распространение медной и бронзовой культуры в Центральной России прогрессировало значительно медленнее, нежели на юге. Ввозилось большинство медных и бронзовых инструментов. Некоторые изделия, подобные иглам, были, тем не менее, отлиты из ввозимого металла. Каменные изделия были еще в ходу наряду с медными и бронзовыми. Некоторые из каменных топоров этого периода кажутся имитацией ввезенных бронзовых топоров. Культура Центральной России второго тысячелетия была в основном того самого фатьяновского типа, как и в конце третьего тысячелетия. Могилы расположены в мелких углублениях без внешнего холма. В некоторых из них обнаружены встроенные каменные камеры примитивного типа. В подобных случаях скелеты находились в скрюченном положении со следами пятен охры. На некоторых стоянках замечены остатки сожженной ритуальной пищи. Орнаментированные вазы со сферическим дном, упомянутые раньше, также характерны для распространения фатьяновской культуры бронзового века. Преобладает гребенчатый орнамент; обычно орнаментировано горло вазы. В могилах московской губернии были найдены вазы нитяной орнаментации. Медные и бронзовые топоры немногочисленны в Фатьяновском регионе. Некоторые из топоров обладают выгнутыми выступающими концами. Медные и бронзовые долота, шила и серпы также обнаружены в некоторых из фатьяновских могил, равно как и серебряные украшения вроде подвесочных височных колец. Рукояти кинжалов иногда имеют форму голов животных.
Более развитая стадия бронзовой культуры представлена кладбищем Сейма, Относящимся к концу второго тысячелетия до н.э. Оно расположено в регионе нижнего течения Оки. Топоры, долота, копья и ножи составляют инвентарий бронзовых инструментов могил Сейма. Некоторые из топоров схожи с теми, что найдены в фатьяновском регионе. Один из ножей имеет обоюдоострое лезвие, лезвие на вогнутом конце оснащено множеством зубцов, которые, должно быть, использовались как пила. Наконечники копий похожи на те, что замечены в хранилище Бородино. Следует отметить, что кремневые ножи и наконечники стрел, так же как и нефритовые кольца были обнаружены вместе с бронзовыми инструментами. Глиняная посуда могильников Сейма хороша с точки зрения ремесленного мастерства, большинство ваз имеют сферическую конфигурацию с плоским дном. Горловина и нисходящие части вазы обычно декорированы гребневым орнаментом, схожим с фатьяновскими вазами.
Другое достойное внимания кладбище в регионе Оки - так называемое позднее Волосово близ Мурома. Здесь железные изделия были обнаружены вместе с бронзовыми, что является немым свидетельством перехода культуры от бронзового к железному веку. Хронологически Волосовское кладбище может быть отнесено к началу первого тысячелетия до н.э.
Судя по центральнорусским находкам второго тысячелетия, земледелие, охота и рыболовство составляли основные сферы занятий. Сходство некоторых ввезенных инструментов со скандинавскими (долота), равно как и с кавказскими и балканскими типами (топоры, кинжалы, наконечники копий) является указанием на широкий размах торговых отношений Центральнорусского региона в этот период; региона, который простирался к Балтийскому морю, с одной стороны, и к Черному морю - с другой.
Г.В. Вернадский. Древняя Русь. I. Предыстория  5. Медный и бронзовый века. Центральная Россия
http://www.kulichki.com/~gumilev/VGV/vgv112.htm#vgv112para05
Граф А.С. Уваров, который одним из первых занимался археологическими исследованиями на Владимирской земле, в 1877 году обнаружил в районе пригородного села Карачарова палеонтологическую стоянку - поселение людей древнекаменного века. Было найдено много отбивных орудий палеолитической эпохи (ножи, скребки, осколки, ядрища). Одних топоров самого первобытного типа - до 10 тыс. штук. Последующие исследования этой стоянки (ее возраст 12 тысяч лет) показали, что жившее здесь финско - угорское племя мурома занималось охотой, рыболовством, скотоводством, собирало в лесах мед, пчелиный воск, растения. Из ремесел процветали кузнечное и литейное дело (топоры и наконечники копий славились далеко за пределами ареала племени), ткачество, обработка камня, кости и кожи, изготовление керамики. Интересно отметить, что сначала литейным делом занимались женщины и лишь позже - мужчины. Но главным в жизни племени была торговля, особенно с ближайшими соседями - славянами и волжскими булгарами. Даже греки из далекой Тавриды и арабские купцы приплывали по Оке за мехами белки и куницы, черной и красной лисы, кожами, рыбой, медом. Недаром на территории города в 1867 году был найден один из самых крупных кладов арабских монет VII-XII веков весом 42 кг. Археологи находили и греческие ювелирные изделия. Говорило племя на языке, близком к мордовскому. Интересной особенностью племени является большое число конских погребений, имеющих явное ритуальное значение. Головные уборы женщин племени отличаются изысканностью и сложностью - тут и шумящие подвески, и височные кольца, и разные привески. Бронзовые височные кольца со щитком являются одним из самобытных украшений племени
http://www.df.ru/~kraus/famous.htm
Волосовская культУРАКак во городе во Муроме,
Во селе-то Карачарове,
Жил да был старый казак,
Илья Муромец, Сын Иванович
Белая Скуфь
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_582.htm
КуБанская Скуфь
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_581.htm
В каждой деревне был идол Велеса...теперь на месте его - крест и часовня...но отношение осталось старое...
Как на идола вешали полотенца и проч...Так и теперь
Николай Клюев. Богоносец ли народ?

  

  
СТАТИСТИКА
  

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001