Трагедия Свободы  Умопримечания | Стихи | Библиотека 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   
Василий Васильевич Налимов - математик и мыслитель
от 05.03.04
  
архив2



Василий Васильевич Налимов - математик и мыслитель

Я знаю Россию и русский народ, знаю их в беде. Я не проповедую. Моя мысль всегда свободна. Я преклоняюсь только перед свободой. Не принимаю насилия и власти. Боюсь больше всего глупости, судьбинно довлеющей над нами. Нам нужна сейчас мысль вольная, разномысленная, свободная от глупости. Нужна, как никогда. Я уже на грани лет моих. Кому передать эстафету? Прожитое в многообразии наших дней дает мне моральное право говорить о многом, выходя за привычные грани профессионализма. Да, свободная мысль должна быть необузданной. Такой, какой хочет
Да, я пытаюсь внести математику
в философию. Математика делает
мысль четкой и, соответственно,
сурово требует аксиоматического
обоснования при построении концепций
В.В. Налимов. Разбрасываю мысли. В пути и на перепутье. Прогресс-Традиция, Москва, 2000
Суметь создать свой текст, отвечающий смыслу и требованиям сегодняшнего дня...Рассказчик мог изменять текст в соответствии с запросами культуры. Это не значит, что изменялся дух учения - изменялось его звучание
В.В. Налимов В. Об истории мистического анархизма в России. Путь № 3, 1993  
Система всегда самоорганизуется, и канатоходец знает, какой танец он должен исполнять на канате...
Желая понять принцип самоорганизации, я начал с осмысления сознания человека, затем попытался понять биосферу как самоорганизующую систему, и наконец, совсем недавно попытался расширить принцип самоорганизации, включив в него Вселенную в целом. В моей системе самоорганизация порождается сознанием. Отсюда у меня возникло представление о вездесущности слабых форм сознания, которые могут быть названы квазисознанием...
Я входил в медитационное состояние перед восходом солнца. Вот оно засветилось первым лучом там за сопками, еще невидимое. Я жду напряженно, механически выполняя свою работу. Еще мгновение - и блеснул его край над темной скалой, и во мне что-то засветилось - я не чувствую себя больше рабом. А ночные смены осенью: медитация под звездным небом. Никогда раньше я не ощущал себя так близко к Вселенной, как в эти длинные ночи. И я уже потом понял, что выжить в лагере может только тот, кто не смирился с мыслью о том, что он стал, как это ему внушали, сталинским рабом...
Я написал эти воспоминания для того, чтобы сохранить память о том, кто умел жить не покоряясь, сохраняя свое достоинство, свою самобытность
В.В. Налимов. Канатоходец. Воспоминания. Москва. Издательская группа Прогресс, 1994
Оставаясь на позициях кибернетики, мы рассматриваем язык как некоторый организм, полагая, что возникнув под влиянием определенных (может быть, еще далеко не понятых нами, тем более в деталях) причин, он продолжает самостоятельно развиваться, проходя свой, специфичный путь эволюции и оказывая подчас решающее влияние на иерархически выше стоящие системы, скажем на мышление человека
В.В. Налимов. Вероятностная модель языка. М. Наука. 1979
Изначально все возможные смыслы как-то соотнесены с линейным континуумом Кантора - числовой осью, на которой в порядке возрастания величин расположены все вещественные числа...Смыслы Мира спресованы так, как спресованы числа на действительной оси...Распаковывание (появление текстов) осуществляется вероятностной взвешенностью оси - разным ее участкам приписывается разная мера
В.В. Налимов. В поисках иных смыслов. М., Прогресс, 1993
Я обратил внимание на смыслы, организующие наше сознание. Смыслы можно обсуждать. Смыслы нужно обсуждать. Смыслы динамичны. Если смыслы не осмысливать, то они начинают меркнуть...
В чем смысл жизни? Ответ на этот вопрос для меня звучит просто: смысл существования Вселенной - в раскрытии заложенной в ней потенциальности. Смысл нашей жизни - в активном участии в этом процессе, в расширении горизонта нашего существования
В системе вероятностной логики, отвечающей глубинному мышлению, некоторые идеи раскрываются более отчетливо, чем в привычной нам системе логических построений. С этой точки зрения попробуем взглянуть на одну из важнейших экзистенциальных категорий - свободу воли. Что это значит? Еще Гегель обратил внимание на то, что идея свободы в большей степени, чем какая-либо другая, подвержена величайшим недоразумениям. И действительно, западный мыслитель в соответствии с требованиями логической мысли всегда пытался тщательно отделить свободное поведение от заранее заданного. И это, естественно, приводило к недоразумениям. Безусловная свобода немыслима. Абсолютно свободный человек должен быть прежде всего свободен от системы его ценностных представлений. Но лишившись ценностных представлений, индивидуальность умирает естественной смертью, она превращается в ничто или во все. Смыслы исчезают, потеряв селективность в оценке. Семантический континуум возвращается в свое нераспакованное состояние. Оказывается, что свобода - это только свобода в выборе фильтров. И если это так, свободным может быть только несвободный человек. В этом парадоксальность понятия свобода. Приведенные здесь соображения дают нам возможность понять, что такое состояние нирваны - понятия, трудно поддающегося осмыслению в западной культуре. Нирвана - это сглаживание кармически заданной селективности смысловых (и в то же время ценностных) представлений. Это потеря личности, задаваемой смысловой селективностью. Это и потеря творчества, поскольку теряется возможность оперирования с фильтрами. Нирвана - это абсолютная свобода. Свобода, порождаемая умиранием личности
Мы очень похожи на текст, который сам себя все время реинтерпретирует, т.е. становится уже не самим собой...Личность - это прежде всего интерпретирующий себя самого текст. Этот текст еще и способен к самообогащению, к тому, чтобы, стать многомерным. Этот текст способен к агрегированию себя в единое с другими текстами. Этот текст нетривиально связан со своим носителем - телом, а в случае гиперличности - со многими телами


Русский провидец - так в одном из американских журналов была названа статья о Василии Васильевиче Налимове - ученом, судьба которого по-русски нелепа, драматична, а порой и фантастична. Не получив возможности закончить физико-математический факультет Московского университета из-за морально-политического конфликта с комсомольской организацией, он много позже стал профессором этого университета, где в течение 10 лет работал первым заместителем крупнейшего математика нашего времени академика А.Н. Колмогорова, руководившего Межфакультетской лабораторией статистических методов. Восемнадцатилетний ГУЛАГовский период его биографии, включающий тюрьмы, лагеря и ссылки, был не просто драматическим недоразумением, но результатом сознательного сопротивления свободного философа тоталитарной идеологии.  Характеризуя одну их книг Налимова,  рецензент уподобил многообразие ее идей пиру, где каждый может найти что-то свое на столь изобильном столе. Эту метафору можно отнести ко всем работам Налимова. Создавая этот раздел, посвященный В.В. Налимову, мы хотим привлечь внимание наших читателей к его работам и идеям, систематическое общение с которыми помогает формированию вероятностного мышления. Раздел будет пополняться работами самого В.В. Налимова, публикациями о нем, и другими смежными работами
В.В. Налимов. Вселенная смыслов
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_970.htm
Развиваемая нами вероятностно ориентированная философия в целом направлена на то, чтобы по-новому осветить следующие проблемы
Язык и логика
1 Почему мы понимаем друг друга, когда в нашей речи используются слова с полиморфными (а не атомарными) смыслами?
2 Как мы понимаем метафоры? Почему метафоры и синонимы обогащают наш язык?
3 Если наше обыденное мышление преимущественно аристотелево, то как возникают исходные предпосылки?
4 Можно ли раскрыть механизм возникновения предпосылок? Возможна ли формальная (не аристотелева) логика порождения препосылок?
Личность
1 Если сознание человека - это преобразователь смыслов, то как возможно построение математическии заданной семантической модели личности?
2 Как возможно сравнение такой модели с тем, что ранее было сказано о природе человека в академической и религиозной философии?
Творчество и эволюция
1 Как возможна единая модель, задающая творчество в самом широком его понимании, включающем развитие как ноосферы, так и биосферы?
2 Как возможно введение представления о собственном времени как о мере изменчивости? Как возможны собственные ритмы?
Терапия сознания
1 Если сейчас во всем мире со всей остротой ставится вопрос о том, что есть здоровая, гармонически развитая личность, том как можно задать математически семантическую модель такой личности? Как можем мы сейчас попытаться представить семантический портрет человека будущего?
Искусственный интеллект
1 Как возможен исскуственный интеллект? Что принципиально возможно и невозможно в моделировании сознания человека средставами ЭВМ?
Смыслы и материя
1 Если сознание - действительно функция высокоорганизованной материи, то почему до сих пор не появилось модели, эксплицирующей это утверждение?
2 Возможна ли другая постановка вопроса? Может быть, разумнее исходить из представления о том, что смыслы и материя - это две различные реальности, и искать их единую первооснову?
3 В философской мысли как Запада, так и Востока издревле развивалось представление о том, что первоосновой Мира является Ничто. Можно ли ничто редуцировать к представлению о нечто, которое можно содержательно обсуждать?
Запредельные вопросы
1 В чем главное отличие христианского миропонимания от буддисткого?
2 В чем смысл жизни человека? В чем смысл жизни Вселенной?
Комплексность изучения
1 Как возможно использование всего арсенала знаний - математики, физики, психологии, психиатрии, философии, философской антропологии религиоведения - при попытке осмыслить природу человека?
Обращаясь к мысли прошлого, мы пытаемся раскрыть перед читателем панораму развития представлений человека о самом себе. Она развертывается как свободное раскрытие человеческой мысли, идущее из глубин самосознания
В.В. Налимов. Спонтанность сознания. Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности Москва. Прометей. 1989г.
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_958.htm
http://www.astrologer.ru/rarebooks.html.ru
http://www.biometrica.tomsk.ru/nalimov.htm
Теория смыслов
I. Идея конструктивизма в вероятностной модели сознания Естественно, что, излагая свои мысли, мы пользуемся Аристотелевой логикой. Но в моем представлении формальная логика - это лишь средство общения между людьми. Не более. Сам процесс мышления (обретения новых смыслов) интуитивен. Исходные посылки порождаются спонтанно на смысловом континууме. Затем они редуцируются к семантическим дискретам и раскрываются через логически  формулируемые тексты. Несмотря на всю свою внешнюю логичность, текст воспринимается нами как некий процесс переживания. Каждый из нас один и тот же текст может понимать по-разному и, может быть, совсем не так, как он был задуман. Вот что я хочу зафиксировать в своей модели сознания. Я понимаю, что процесс мышления может выражаться на разных языках, например, на языке музыки, танца и других. Но этой темы я здесь не буду касаться. Моя исходная позиция состоит в утверждении, что смыслы изначально заданы в своей потенциальной, непроявленной форме. Это платонизм. Но надо ли понимать платонизм как наивный реализм (а это принято в высказываниях конструктивистов [Панов, 1984])? Человек не механически считывает, а творчески распаковывает континуум смыслов, обращаясь к неформальной, вероятностной, то есть числовой логике (вспомним здесь платоновское пристрастие к числу). Обратим здесь внимание и на то, что наш физический мир задан изначальным набором фундаментальных числовых констант. Но посмотрите, как многообразен ландшафт нашей земли. Другой пример - цветовое восприятие. Оно исходно задано человеку умением воспринимать короткий отрезок электромагнитной волновой шкалы, но как велико многообразие цветовых образов у человека, особенно у художника. Строя модель сознания, я обращаюсь к смысловому континууму, то есть к пространству, в котором нет пустых мест. Смысловой континуум, гипотетический по своей природе, обретает актуальность, когда человек, активный наблюдатель, задает на нем некую систему предпочтения, обращаясь к вероятностной мере (плотности вероятностей). Так происходит квантование - создание текста (одного из множества возможных, поскольку по-разному можно задавать вероятностную меру). Здесь возникает аналогия с кванто-механистическими представлениями: наблюдатель не воспринимает в микромире частицу, размазанную в пространстве-времени; она становится осязаемой только после редукции волнового пакета. Мы могли бы, следуя Уиллеру [Wheeler, 1988], сказать, что в наблюдаемом нами физическом мире нет континуума, - есть только дискреты. В нашей модели заданы аксиомы, но они не используются для доказательства каких-либо теорем. Они, аксиомы, сами по себе создают модель сознания. В соответствии с методологией конструктивизма, мы не провозглашаем предварительно приверженность к вероятностной логике - она возникает непосредственно из построенной модели. Отказ от закона исключенного третьего (одна из основных идей Брауэра) не постулируется заранее - он естественным образом следует из возникшего у нас бейесовского варианта логики. Мы не формулируем каких-либо законов сознания, полагая, что порядок в изучаемой системе создается вероятностным характером глубинного мышления, опирающегося на регулирующую роль смыслов в функционировании сознания. Не делается также какой-либо попытки доказать истинность модели. Модель имеем статус метафоры. Мы считаем возможным предлагать ее для рассмотрения, поскольку она, как нам представляется, выглядит достаточно элегантно и обладает большой разьясняющей силой
II. Исходные посылки модели
1 Будем считать, что весь воспринимаемый нами эволюционирующий Мир можно рассматривать как множество текстов. Когда мы говорим о биосфере, то текстами оказываются отдельные особи, виды и другие составляющие биосферы. Когда мы говорим о социальной сфере, то текстами называем все серьезные проявления сознания человека, направленные на коммуникацию с другими, или даже с самим собой. Эго человека рассматривается как особый, живой текст, способный самостоятельно измерять, реинтепретировать самого себя
2 Тексты характеризуются дискретной (семиотической) и континуальной (семантической) составляющими, последняя из которых не видима нами непосредственно
3 Семантика определяется вероятностно задаваемой структурой смыслов. Смыслы - это есть то, что делает знаковую систему текстом
4 Изначально все возможные смыслы Мира как-то соотнесены с линейный континуумом Кантора - числовой осью m, на которой в порядке возрастания их величин расположены все вещественные числа. Иными словами, смыслы Мира спрессованы так, как спрессованы числа на действительной оси
5 Спрессованность смыслов - это нераспакованный (непроявленный) Мир - семантический вакуум
6 Распаковывание (появление текстов) осуществляется вероятностной взвешиваемостью оси m: разным ее участкам приписывается разная мера. Метрика шкалы m предполагается изначально заданной и остающейся неизменной
7 Соответственно, семантика каждого конкретного текста задается своей функцией распределения (плотностью вероятности) - p(m). В общем случае можно говорить о текстах, определяемых функцией распределения вероятности, задаваемой на многомерном пространстве. В тексте смыслы всегда оказываются заданными избирательно. Нам не дано знать все. Напомним английскую пословицу - Знать все, значит не знать ничего. Функция p(m) оказывается тем окном, через которое нам дана возможность всматриваться в семантический мир
III. Вероятностная логика Сконструированная нами модель заставила нас разработать соответствующую ей вероятностную логику, которая выглядит несколько необычно. Будем считать, что изменение текста (его эволюция) связано со спонтанным появлением в некоей ситуации y фильтра p(y/m), мультипликативно взаимодействующего с исходной функцией p(m). Положим, что это взаимодействие задается известной в математической статистике формулой Бейеса:
p(m/y) = k p(m) p(y/m),
где p(m/y) - функция распределения, определяющая семантику нового текста, возникающего после эволюционного толчка y; k - константа нормировки. Формула Бейеса в нашем случае выступает как силлогизм: из двух посылок - p(m) и p(y/m) с необходимостью следует текст с новой семантикой p(m/y). В силлогизме Бейеса, в отличие от категорического силлогизма Аристотеля, как обе посылки, так и возникающее из них следствие носят не атомарный, а вероятностно размытый характер и хотя бы вторая из посылок носит условный (обусловленный ситуацией y), а не категорический характер. Существенным в бейесовской логике оказывается следующее:
1 признается открытость семантической системы - она открыта спонтанному появлению фильтров;
2 признается трансперсональность сознания: спонтанность появления фильтров связывается с существованием трансличностного космического сознания;
3 бейесовский силлогизм применяется к смыслам, размытым на континууме, - возможность появления атомарных (точечных) смыслов исключена;
4 логические операции носят числовой характер - в правой части формулы Бейеса стоит знак умножения, имеющий числовое раскрытие;
5 исключена возможность сильной дизьюнкции; язык оказывается свободным от закона исключенного третьего, соответственно он свободен от разграничения истинности и ложности.
Из сказанного здесь следует, что творческое (дологическое) мышление по своей природе оказывается мифологичным. Отметим здесь еще раз близость нашего подхода к философской позиции Брауэра, настаивающего на несостоятельности формальной логики, опирающейся на закон исключенного третьего. Подчеркнем, что отказ от закона ислючения третьего у нас не постулируется, а вытекает непосредственно из сконструированной модели. Таким образом, мы идем дальше Брауэра в развитии его идеи
...
XII. Последнее слово Из всего сказанного выше следует, что наша модель оказалась построенной в соответствии с принципами конструктивизма. Это не было задумано. Так получилось само собой. Предлагаемая нами модель сознания удовлетворяет требованию Брауэра - быть интуитивно ясной. Ясность достигается путем геометризации представлений о смыслах и текстах, что было запрещено Декартом (ум - не протяжен), и этот запрет продолжался почти до наших дней. Геометризация сознания сближает описание семантического мира с описанием физического мира. Отсюда открывается путь к построению сверхьединой теории поля, обьединяющей оба мира. Итак, я предлагаю читателю оценить обьясняющую силу изложенной здесь теории смыслов и модели сознания. Все остальное - не существенно
В.В. Налимов. Разбрасываю мысли
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_961.htm
В.В. Налимов. Осознающая себя Вселенная
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_957.htm
В.В. Налимов. Самоорганизация как творческий процесс
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_960.htm
В.В. Налимов. Иррациональное в рациональном
http://azbuk.net/cgi-bin/az/aut_inf.cgi?aut_id=1196
В.В. Налимов. Теоретическая биология? Ее все еще нет...
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_849.htm
Но вот что поразительно: если мы обратимся к системе философских представлений древней Индии, особенно к раннему буддизму - великой попытке сделать религию из философии, с отсутствием всякой богословской тенденциии отвращением к метафизическому мировоззрению, попытке, смелость которой нам трудно в должной мере оценить, - то здесь вся система взглядов необычайно похожа на то, что мы видим сейчас в кибернетике. Неповторяем ли мы тот же цикл мышления, но только теперь уже на базе современных научных представлений, используя все то, что бы ло накоплено наукой за два-три века детерминистического пути ее развития?..Древнеиндийская философия, может быть, впервые в истории человеческой мысли нашла путь, позволяющий оставаться свободным, будучи элементом системы и активно действуя в ней
В.В. Налимов, З.Б. Баринова. Этюды по истории Кибернетики. Предтечи кибернетики в древней Индии (1973г.)
http://www.biometrica.tomsk.ru/nalimov/NALIMOV16.htm
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_827.htm
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_828.htm
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_829.htm
В.В. Налимов. На изломе культуры: некоторые наблюдения и вольные размышления о них
http://www.politstudies.ru/archive/authors/424.htm
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_972.htm
В.В. Налимов. Почему так нужен был нам Даниил Андреев?
http://proroza.narod.ru/Nalimov-2.htm
В.В. Налимов. Христианский миф и современное его эхо
http://aquarun.ru/psih/relig/relig15.html  
Как было встарь. (Из книги В.В. Налимова - В поисках иных смыслов, Москва, 1993 г.)
http://mumidol.ru/taiga/panth.htm
В.В. Налимов, Ж.А. Дрогалина. Реальность нереального. Вероятностная модель бессознательного
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_963.htm
В.В. Налимов. Вероятностная модель языка. О соотношении естественных и искусственных языков 3 издание. Томск-М. Водолей. 2003 http://www.gileia.ru/
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_980.htm
Вероятностная модель языка В.В. Налимова
http://www.synergetic.ru/sections/index.php?article=books/post/g1.htm#4
Кандидатская диссертация по метрологии: Дифференциальное изучение ошибок спектрального и химического анализа 1957
Докторская диссертация - Метрологические аспекты химической кибернетики 1963
В.В. Налимов. Применение математической статистики при анализе вещества М.: Физматгиз, 1960
В.В. Налимов. Н.А. Чернова. Статистические методы планирования экстремального эксперимента. М.: Физматгиз, 1965
В.В. Налимов, З.М. Мульченко. Наукометрия. Изучение развития науки как информационного процесса. - М.:Наука, 1969  
В.П. Налимов. Из истории изучения обрядов жизненного цикла народов коми
http://www.komi.com/pole/publ/history/5.asp
http://verbum.syktsu.ru/1299/11.htm
Канатоходец, или Рай парадоксов. В. Голованов.
http://ps.1september.ru/2001/48/3-1.htm
http://magazines.russ.ru/nov_yun/1997/1-2/nalimov.html
Осужденный на смыслы. Олег МРАМОРНОВ. Новый Мир 1995, 11.
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1995/11/bookrev02.html
Памяти Василия Васильевича Налимова. В. Голованов.
Е.В. Маркова. Устремленный в иные смыслы. Слово о В.В. Налимове
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_829.htm
Можно ли измерять науку? Исследования В.В. Налимова по наукометрии.
Ю.В. Грановский
http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/BIO/NALIMOV.HTM
http://magazines.russ.ru/nov_yun/1996/17/nalimo1.html
Знания и информация - это не одно и тоже. Ю.П. Адлер, Е.А. Черных
Vasily Vasilevich Nalimov: Russian Visionary.  ANGELA THOMPSON
Global Strategies Project: Probabilisitic Vision. 15.5 Pattern learning: probabilistic vision of the world

Посмотрите - вот он без страховки идет.
Чуть правее наклон - упадет, пропадет!
Чуть левее наклон - все равно не спасти

В. Высоцкий. Натянутый канат


Из всех суждений Андрея Николаевича Колмогорова самым существенным для меня было, пожалуй, его часто повторявшееся высказывание, звучавшее примерно так: Мы имеем по крайней мере одно весьма серьезное преимуществом - владеем вероятностным мышлением. Он никогда не эксплицировал эту мысль ее надо было понимать в зависимости от ситуации, в которой она произносилась. Мне представляется, что разговор о вероятностном мышлении относится не столько к развитию самой математики (теория вероятностей такая же математическая дисциплина, как и все другие), сколько к использованию математики для вероятностного описания внешнего мира, минуя тот жесткий детерминизм, в который западная культура была погружена изначально. Естествоиспытатель, обращенный к вероятностно-статистическим представлениям, начинает мыслить иначе, чем это было традиционно принято. Напомним, что идея случайности обрела познавательное значение сравнительно недавно. Первые толчки этому дали: статистическая физика, прикладная математическая статистика, (включая контроль качества, биометрику и пр.), квантовая механика. Вызывающе прозвучала субъективная (бейесовская) статистика. Вероятностно-статистическое оценивание физико-химических параметров привлекло мое внимание еще в 30-е годы, в самом начале моей научной деятельности. В начале 50-х годов появились мои публикации по изучению ошибок химического анализа. Пользуясь дисперсионным анализом, удалось показать, что в стандартной аналитической практике имеет место непредвиденно большое рассеяние результатов, совершенно не укладывающееся в представления классически воспитанного химика, для которого химия - наука точная. Именно обобщение этих работ привело меня к встрече с Андреем Николаевичем. Планирование эксперимента, заинтересовавшее А.Н., могло бы, в его элементарной трактовке, возникнуть еще в постдекартовское время или, во всяком случае, в дни создания линейной алгебры. Но возникло оно лишь в 20-е годы нашего времени усилиями Р. Фишера - вероятностно мыслящего математика, бывшего одновременно и естествоиспытателем. Здесь, естественно, возникал вопрос: как далеко может простираться вероятностное мышление? Может ли оно охватить гуманитарные науки - в том числе и те из них, которые непосредственно соприкасаются с философией? Старшие сотрудники Лаборатории, насколько я мог судить, относились весьма настороженно к такой перспективе. Правда, под руководством Андрея Николаевича в Лаборатории проводилось статистическое изучение стихотворного ритма (А.В. Прохоров). Но эту деятельность старались как-то не замечать. Я в это время заинтересовался использованием количественных методов в науковедении. Впоследствии привился предложенный мною термин наукометрия, но тогда, по крайней мере, в нашей стране, это звучало несерьезно: считалось, что в науковедении надо было заниматься изучением неких жестко детерминированных закономерностей функционирования и развития науки. Помню, что как-то, зайдя к Андрею Николаевичу, я застал его просматривающим очередной том Большой Советской Энциклопедии. Обращаясь то мне, он сказал: - Вот, В.В., сколько лет мы занимаемся здесь различными проблемами, а в Энциклопедию попала только ваша наукометрия, а ведь мы все относились к этому несколько иронически. Буквально в БСЭ (т. XVII, 1974) было написано следующее: Оформилась область статистич. исследования структуры и динамики информац. массивов науки и потоков научной информации (наукометрия) (с. 981). Проблема наукометрии разрабатывается в лаборатории математической статистики МГУ и Всесоюзном институте научной информации (с. 982). Далее была указана книга В.В. Налимов и 3.М. Мульченко. Наукометрия. Изучение развития науки как информационного процесса. М.: Наука, 1969, 191 с. Книга была переиздана в Польше (1971) и Венгрии (1980). В США ее перевод доступен на микропленке (Translation Division, United State Air Force Systems Command, 1971). Готовится (с таким опозданием) издание книги в Китае. (Выяснилось, что ранее меня, наукометрическими исследованиями (в математике) стал заниматься А.Г. Курош. Он не знал о существовании гарфилдовского Индекса цитирования и всю работу проводил сам, просматривая непосредственно журналы. Много интересных бесед мы провели с ним. На мой вопрос, почему он не публикует результаты своих наукометрических исследований, ответ прозвучал примерно так: Боюсь, что это сократит мою жизнь.) Следующий мой еретический шаг - обращение к построению вероятностной модели языка. Мне хотелось понять, почему мы, люди, понимаем друг друга, когда пользуемся языком, слова которого не имеют атомарных смыслов. Мне представлялось естественным воспользоваться здесь вероятностными представлениями. Но это вызвало явное раздражение у коллег. Казалось, что я стал заниматься чем-то недопустимым, научно недозволенным. Был назначен мой отчетный доклад (в Лаборатории не было традиции заслушивать отчетные доклады заведующих отделами). Сразу же после доклада Андрей Николаевич встал и сказал примерно следующее: В.В. ученый такого ранга, что может заниматься тем, чем хочет - и вышел, хлопнув дверью. Все разошлись. Мне не было задано ни одного вопроса, не высказано ни одного суждения. Появилась моя книга о вероятностном понимании языка (В.В. Налимов. Вероятностная модель языка. 1-е издание 1974 г., 2-е, расширенное,-1979 г. М.: Наука, 303 с. Повторное издание книги в издательстве Наука-событие отнюдь не ординарное - оказалось возможным благодаря особому стечению обстоятельств: неожиданно появилась совсем краткая рецензия Лица, с которым нельзя было не считаться. Книга была также переиздана в Польше (1976) и США (1981)). Многое относящееся к этой теме уже опубликовано. Одна из последних работ - книга Спонтанность сознания. Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности (М.: Прометей, 1989, 287 .с.). Я отдаю себе отчет в том, что, публикуя такие работы, ставлю себя под удар: они очень уж далеко уходят за границы дозволенного, установленные существующей парадигмой. И в зарубежных изданиях я встретил такие отклики: Нет, это, конечно, не философия и тем более не наука. Это гипернаука, то, что может получить отклик в будущем. Или: Ставятся только вопросы, а ответов нет. -  Да, я думаю, что мы переходим сейчас в новую фазу культуры - культуру вопросов, в которой ответом на вопросы будут не утверждающие высказывания, а новые, более глубоко сформулированные вопросы.  Андрей Николаевич, познакомившись с первым изданием, сказал мне с усмешкой: При случае я готов буду вас покритиковать, но не за то, о чем вы думаете. Но этот случай почему-то так и не представился. Позднее я обратился к вероятностному пониманию природы сознания. Здесь речь уже пошла о возможности использования некоторых математических представлений при обсуждении проблем, традиционно относящихся к философии.  Но как бы ни оценивалась моя деятельность, она стала возможной благодаря разрешению, данному мне А.Н. Это разрешение каким-то образом сохранилось и до наших дней
В.В. Налимов. Канатоходец. Воспоминания Москва. Издательская группа Прогресс, 1994. Глава 12, 13.
http://www.biometrica.tomsk.ru/nalimov/NALIMOV20.htm
http://www.kolmogorov.pms.ru/nalimov-kanatokhodets.html
Это письмо вождя Сиэтла из племени Дуанов на территории штата Вашингтон президенту США Франклину Пирсу, написанное в 1854 г. по поводу передачи земли предков правительству США
Где орел? Президент в Вашингтоне посылает нам весть, что он хочет купить нашу землю. Но разве можно купить или продать небо? Тепло земли? Эта мысль нам чужда. Если мы не владеем свежим воздухом и искрящейся водой, как же можно их купить? Каждая частица Земли священна для моего народа. Каждая блестящая сосновая иголка, каждый песчаный берег, каждый туман в темном лесу, каждая лужайка, каждое жужжащее насекомое. Все они святы в памяти и опыте моего народа. Мы Знаем сок деревьев, как кровь, текущую в наших жилах. Мы - часть Земли, а она - часть нас. Пахучие цветы - наши сестры. Медведь, олень, великий орел - все они наши братья. Каменистые перевалы, нектар лужаек, тепло тела пони и человек - все принадлежат к одной семье. Искрящаяся вода, текущая в ручьях и реках, не простая вода, но кровь наших предков. Если мы продадим вам землю, помните, что она священна. Каждое призрачное отражение в чистых водах озер рассказывает о событиях и воспоминаниях в жизни моего народа. Журчание воды - это голос отца моего отца. Реки - наши братья. Они утоляют нашу жажду Они несут наши каноэ и кормят наших детей. Поэтому вы должны относиться к рекам с такой же добротой, как к брату. Мы знаем, что Белый человек не понимает наших обычаев. Один участок земли похож для него на другой, ибо он - чужак, приходящий ночью и забирающий у земли, что ему надо. Земля - не брат ему, а враг, и, покорив ее, он идет дальше. Он оставляет могилы своих отцов и забывает место, где родились его дети. В городах белого человека нет тихих уголков. Нет места, где можно услышать весенние листья или шуршание крыльев насекомых. Может быть, я не понимаю, потому что дикарь, но грохот лишь оскорбляет слух. И что остается в жизни, если человек не может слышать восхитительный вскрик водоворота или рассуждения лягушки ночью около пруда? Если мы продадим вам землю, помните, что воздух для нас драгоценен, что воздух дает свой дух всей жизни, держащейся на нем. Ветер, давший нашему деду первое дыхание, принимает и его последний вздох. Ветер также дает нашим детям дух жизни. Поэтому, если мы продадим вам нашу землю, держите ее отдельно и неприкосновенно, и пусть она остается священной, как место, где человек может попробовать вкус ветра, напоенного луговыми цветами. Вот что мы знаем: Земля не принадлежит человеку; это человек принадлежит Земле. Вот что мы знаем: все вещи взаимосвязаны, как кровь, объединяющая нас всех в одну семью. Будете ли вы учить ваших детей тому, чему мы учим своих? Что Земля - наша мать. Что ни выпадает на долю Земли, то выпадает и на долю человека. Не человек плетет паутину жизни, он лишь ниточка в ней. Что он сделает паутине, то сделает и себе. Когда последний Краснокожий исчезнет вместе со своей дикой природной жизнью и его память будет лишь тенью облака, несущейся над прерией, будут ли еще существовать прибрежья и леса? Останется ли хоть что-нибудь от духа моего народа? Даже Белого человека не минует общая судьба. Мы знаем одно, и Белый человек тоже поймет это однажды: наш Бог - один и тот же. Вы можете думать, что владеете им, как владеете этой землей; но это не в ваших силах. Это Бог людей, и его сострадание одинаково и для белых и для краснокожих. Эта Земля дорога Ему, и приносить ей вред - значит громоздить презрение к ее Создателю. Исчезнут и белые люди, может быть, раньше, чем наши племена. Если будете и дальше гадить в свою постель, то захлебнетесь в собственных нечистотах. Ваша судьба для нас тайна. Что будет, когда перебьют всех бизонов? Приручат всех диких лошадей? Что будет, когда все тайные уголки леса пропитаются запахом многих людей, а вид на округлые холмы испортят говорящие провода? Куда уйдет чаща? Она исчезнет! Где будет орел? Исчезнет! А каково распрощаться с быстрыми пони и с охотой? Это будет конец жизни и начало выживания. Мы любим эту Землю, как новорожденный любит биение сердца матери. Поэтому, если мы продадим вам нашу землю, любите ее, как мы ее любили. Заботьтесь о ней, как мы заботились. Сохраните память о том, какая она была, когда вы ее получили. И изо всех сил, со всем разумом и сердцем сохраните ее для своих детей и любите ее, как Бог любит всех нас. Мы - часть земли, и вы тоже - часть земли. Эта Земля дорога нам. Но она дорога и вам. Мы знаем одно: есть только один Бог. Ни один человек, ни Краснокожий, ни Белый, не может существовать сам по себе. В конце концов, все мы братья

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001 Copyright © Трагедия Свободы, 2001-2004