Трагедия Свободы  Умопримечания | Стихи | Библиотека 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   
Волшебный конь
от 02.07.03
  
Архив



182. Свинка золотая щетинка, утка золотые перышки, золоторогий олень
Жил старик со старухою; у них было три сына: двое умных, третий дурак. Старик со старухой померли. Перед смертью отец говорил: Дети мои любезные! Ходите три ночи на мою могилу сидеть. - Они кинули между собой жребий; досталось дураку идти. Дурак пошел на могилу сидеть; в полночь выходит отец его и спрашивает: Кто сидит? - Я, батюшка, - дурак. - Сиди, мое дитятко, господь с тобою! - На другую ночь приходится большому брату идти на могилу; большой брат просит дурака: Поди, дурак, посиди за меня ночку; что хочешь возьми. - Да, поди! Там мертвецы прыгают... - Поди; красные сапоги тебе куплю. - Дурак не мог отговориться, пошел другую ночку сидеть. Сидит на могилке, вдруг земля раскрывается, выходит его отец и спрашивает: Кто сидит? - Я батюшка, - дурак. - Сиди, мое дитятко, господь с тобою! - На третью ночь надо среднему брату идти, то он просит дурака: Сделай милость, поди посиди за меня; что хочешь возьми! - Да, поди! Первая ночь страшна была, а другая еще страшнее: мертвецы кричат, дерутся, а меня лихорадка трясет! - Поди; красную шапку тебе куплю. - Нечего делать, пошел дурак и на третью ночь. Сидит на могилке, вдруг земля раскрывается, выходит его батюшка и спрашивает: Кто сидит? - Я - дурак. - Сиди, мое дитятко, господь с тобою! Вот тебе от меня великое благословение. - И дает ему три конских волоса. Дурак вышел в заповедные луга, прижег-припалил три волоса и крикнул зычным голосом: Сивка-бурка, вещая каурка, батюшкино благословение! Стань передо мной, как лист перед травой. - Бежит сивка-бурка, вещая каурка, изо рту полымя пышет, из ушей дым столбом валит; стал конь перед ним, как лист перед травой. Дурак в левое ушко влез - напился-наелся; в правое влез - в цветно платье нарядился и сделался такой молодец - ни вздумать, ни взгадать, ни пером написать. Поутру царь клич кличет: Кто в третьем этаже мою дочь Милолику-царевну с разлету на коне поцелует, за того отдам ее замуж. - Старшие братья сбираются смотреть, зовут с собой дурака: Пойдем, дурак, с нами! - Нет, не хочу; я пойду в поле, возьму кузов да набью галок - и то собакам корм! - Вышел в чистое поле, припалил три конские волоса и закричал: Сивка-бурка, вещая каурка, батюшкино благословение! Стань передо мной, как лист перед травой. - Бежит сивка-бурка, вещая каурка, изо рту полымя пышет, из ушей дым столбом валит; стал конь перед ним, как лист перед травой. Дурак в левое ушко влез - напился-наелся; в правое влез - в цветно платье нарядился: сделался такой молодец, что ни вздумать, ни взгадать, ни пером написать. Сел верхом, рукой махнул, ногой толкнул и понесся; его конь бежит, земля дрожит; горы, долы хвостом застилает, пни, колоды промеж ног пускает. Через один этаж перескакал, через два - нет, и уехал назад. Братья приходят домой, дурак на полатях лежит; говорят ему: Ах, дурак! Что ты не пошел с нами? Какой там молодец приезжал - ни вздумать, ни взгадать, ни пером написать! - Не я ли, дурак? - Да где тебе такого коня достать! Утри прежде под носом-то! - На другое утро старшие братья сбираются к царю смотреть, зовут с собой дурака: Пойдем, дурак, с нами; вчера приезжал хорош молодец, нынче еще лучше приедет! - Нет, не хочу; я пойду в поле, возьму кузов, набью галок и принесу - и то собакам корм! - Вышел в чистое поле, припалил конские волосы: Сивка-бурка, вещая каурка! Стань передо мной, как лист перед травой. - Сивка-бурка бежит, изо рту полымя пышет, из ушей дым столбом валит; стал конь перед ним, как лист перед травой. Дурак в левое ушко влез - напился-наелся; в правое влез - в цветно платье нарядился, сделался такой молодец - ни вздумать, ни взгадать, ни пером написать. Сел верхом, рукой махнул, ногой толкнул, через два этажа перескакал, через третий - нет; воротился назад, пустил своего коня в зеленые заповедные луга, а сам пришел домой, лег на печи. Братья приходят: Ах, дурак, что ты не пошел с нами? Вчера приезжал хорош молодец, а нынче еще лучше; и где эта красота родилась? - Да не я ли, дурак, был? - Эх, дурак дурацкое и говорит! Где тебе этакой красоты достать, где тебе этакого коня взять? Знай на печи лежи... - Ну, не я, так авось завтра узнаете. - На третье утро сбираются умные братья к царю смотреть: Пойдем, дурак, с нами; нынче он ее поцелует. - Нет, не хочу; я в поле пойду, кузов возьму, набью галок, домой принесу - и то собакам корм! - Вышел в чистое поле, припалил конские волосы и закричал громким голосом: Сивка-бурка, вещая каурка! Стань передо мной, как лист перед травой. - Сивка-бурка бежит, изо рту полымя пышет, из ушей дым столбом валит; стал конь перед ним, как лист перед травой. Дурак в левое ушко влез - напился-наелся; в правое ушко влез - в цветно платье нарядился и сделался такой молодец - ни вздумать, ни взгадать, ни пером написать. Сел верхом, рукой махнул, ногой толкнул, через все три этажа перескакал, царскую дочь в уста поцеловал, а она его золотым перстнем ударила в лоб. Воротился дурак назад, пустил своего доброго коня в заповедные луга, а сам пришел домой, завязал голову платком, лег на полати. Братья приходят: Ах, дурак! Те два раза молодцы приезжали, а нынче еще лучше; и где этакая красота родилась? - Да не я ли, дурак, был? - Ну, дурак, дурацкое и орет! Где тебе этакой красоты достать? - Дурак развязал платок, всю избу осветил. Спрашивают его братья: Где ты этакой красоты доставал? - Где бы ни было, да достал! А вы всё не верили; вот вам и дурак! - На другой день царь делает пир на весь православный мир, приказал сзывать во дворец и бояр, и князей, и простых людей, и богатых и нищих, и старых и малых: царевна-де станет выбирать своего нареченного жениха. Умные братья сбираются к царю на обед; дурак завязал голову тряпицею и говорит им: Теперь хоть не зовите меня, я и сам пойду. - Пришел дурак в царские чертоги и забился за печку. Вот царевна обносит всех вином, жениха выбирает, а царь за ней следом ходит. Всех обнесла, глянула за печку и увидала дурака; у него голова тряпицей завязана, по лицу слюни да сопли текут. Вывела его Милолика-царевна, утерла платком, поцеловала и говорит: Государь батюшка! Вот мой суженый. - Видит царь, что жених нашелся; хоть дурак, а делать нечего - царское слово закон! И сейчас же приказал обвенчать их. У царя известное дело - ни пиво варить, ни вино курить; живо свадьбу справили. У того царя было два зятя, дурак стал третий. Один раз призывает он своих умных зятьев и говорит таково слово: Зятья мои умные, зятья разумные! Сослужите мне службу, какую я вам велю: есть в степи уточка золотые перышки; нельзя ли ее достать мне? - Велел оседлать им добрых коней и ехать за уточкою. Дурак услыхал и стал просить: А мне, батюшка, дай хоть водовозницу. - Дал ему царь шелудивую лошаденку; он сел на нее верхом, к лошадиной голове задом, к лошадиному заду передом, взял хвост в зубы, погоняет ладонями по бедрам: Но, но, собачье мясо! - Выехал в чистое поле, ухватил клячу за хвост, содрал с нее шкуру и закричал: Эй, слетайтесь, галки, карги и сороки! Вот вам батюшка корму прислал. - Налетели галки, карги и сороки и съели все мясо, а дурак зовет сивку-бурку: Стань передо мной, как лист перед травой. - Сивка-бурка бежит, изо рту полымя пышет, из ушей дым столбом валит; дурак влез в левое ушко - напился-наелся; в правое влез - в цветно платье нарядился и стал молодец. Добыл утку золотые перышки, раскинул шатер, сам в шатре сидит; а возле уточка ходит. Наехали на него умные зятья, спрашивают: Кто, кто в шатре? Коли стар старичок - будь нам дедушка, коли средних лет - будь нам дядюшка. - Отвечает дурак: В вашу пору - братец вам. - А что, братец, продаешь уточку золотые перышки? - Нет, она не продажная, а заветная. - А сколько завету? - С правой руки по мизинцу. - Отрезали по мизинцу с правой руки и отдали дураку; он в карман положил. Приехали зятья домой, полегли спать; царь с царицею ходят да слушают, что зятья говорят. Один говорит жене: Тише, руку мне развередила. - Другой говорит: Ох, больно! Рука болит. - Поутру царь призывает к себе умных зятьев: Зятья мои умные, зятья разумные! Сослужите мне службу, какую велю: ходит в степи свинка золотая щетинка с двенадцатью поросятами; достаньте мне ее. - Приказал оседлать им добрых коней, а дураку опять дал шелудивую водовозницу. Дурак выехал в чистое поле, ухватил клячу за хвост, содрал шкуру: Эй, слетайтесь, галки, карги и сороки! Вам царь корму прислал. - Слетелись галки, карги и сороки и расклевали все мясо. Дурак вызвал сивку-бурку, вещую каурку, добыл свинку золотую щетинку с двенадцатью поросятами и раскинул шатер; сам в шатре сидит, свинка около ходит. Наехали умные зятья: Кто, кто в шатре? Коли стар старичок - будь нам дедушка, коли средних лет - будь нам дядюшка. - В вашу пору - братец вам. - Это твоя свинка золотая щетинка? - Моя. - Продай нам ее; что возьмешь? - Не продажная, а заветная. - Сколько завету? - С ноги по пальцу. - Отрезали с ноги по пальцу, отдали дураку и взяли свинку золотую щетинку с двенадцатью поросятами. Наутро призывает царь своих умных зятьев, приказывает им: Зятья мои умные, зятья разумные! Сослужите мне службу, какую велю: ходит в степи кобыла золотогривая с двенадцатью жеребятами; нельзя ли достать ее? - Можно, батюшка! - Приказал царь оседлать им добрых коней, а дураку опять дал шелудивую водовозницу. Сел он к лошадиной голове задом, к лошадиному заду передом, взял в зубы хвост, ладонями погоняет; умные зятья над ним смеются. Выехал дурак в чистое поле, ухватил клячу за хвост, содрал шкуру: Эй, слетайтесь, галки, карги и сороки! Вот вам батюшка корму прислал. - Слетелись галки, карги и сороки и поклевали все мясо. Тут закричал дурак громким голосом: Сивка-бурка, вещая каурка, батюшкино благословение! Стань передо мной, как лист перед травой. - Сивка-бурка бежит, изо рту полымя пышет, из ушей дым столбом валит. Дурак в левое ушко влез - напился-наелся; в правое влез - в цветно платье нарядился и стал молодец. Надо, - говорит, - добыть кобылицу златогривую с двенадцатью жеребятами. - Отвечает ему сивка-бурка, вещая каурка: Прежние задачи были ребячьи, а это дело трудное! Возьми с собой три прута медных, три прута железных и три оловянных; станет за мною кобылица по горам, по долам гоняться, приустанет и упадет наземь; в то время не плошай, садись на нее и бей промеж ушей всеми девятью прутьями, пока на мелкие части изломаются: разве тогда покоришь ты кобылицу златогривую. - Сказано - сделано; добыл дурак кобылицу златогривую с двенадцатью жеребятами и раскинул шатер; сам в шатре сидит, кобылица к столбу привязана. Наехали умные зятья, спрашивают: Кто, кто в шатре? Коли стар старичок - будь нам дедушка, коли средних лет - будь нам дядюшка. - В вашу пору молодец - братец вам. - Что, братец, твоя кобыла к столбу привязана? - Моя. - Продай нам. - Не продажная, а заветная. - А сколько завету? - Из спины по ремню. - Вот умные зятья жались-жались и согласились; дурак вырезал у них по ремню из спины и положил в карман, а им отдал кобылицу с двенадцатью жеребятами. На другой день сбирает царь пир пировать; все сошлись. Дурак вынул из кармана отрезанные пальцы и ремни и говорит: Вот это - уточка золотые перышки, вот это свинка золотая щетинка, а вот это - кобылица золотогривая с двенадцатью жеребятами! - Что ты бредишь, дурак? - спрашивает его царь, а он в ответ: Государь батюшка, прикажи-ка умным зятьям перчатки с рук снять. - Сняли они перчатки: на правых руках мизинцев нет. - Это я с них по пальцу взял за уточку золотые перышки, - говорит дурак; приложил отрезанные пальцы на старые места - они вдруг приросли и зажили. - Сними, батюшка, с умных зятьев сапоги. - Сняли с них сапоги - и на ногах не хватает по пальцу. - Это я с них взял за свинку золотую щетинку с двенадцатью поросятами. - Приложил к ногам отрезанные пальцы - вмиг приросли и зажили. - Батюшка, сними с них сорочки». Сняли сорочки, у обоих зятьев из спины по ремню вырезано. - Это я с них взял за кобылицу златогривую с двенадцатью жеребятами. - Приложил те ремни на старые места - они приросли к спинам и зажили. - Теперь, - говорит дурак, - прикажи, батюшка, коляску заложить. - Заложили коляску, сели и поехали в чистое поле. Дурак прижег-припалил три конские волоса и крикнул громким голосом: Сивка-бурка, вещая каурка, батюшкино благословение! Стань передо мной, как лист перед травой. - Конь бежит, земля дрожит, изо рту полымя пышет, из ушей дым столбом валит, прибежал и стал как вкопанный. Дурак в левое ушко влез - напился-наелся; в правое влез - в цветно платье нарядился и сделался такой молодец - ни вздумать, ни взгадать, ни пером написать! С того времени жил он с своей женою по-царски, ездил в коляске, пиры задавал; на тех пирах и я бывал, мед-вино пивал; сколько ни пил - только усы обмочил!
183. Свинка золотая щетинка, утка золотые перышки, золоторогий олень Жил-был царь, у него была дочь, царевна Неоцененная Красота, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Царь сделал клич по всем городам: кто поцелует царевну через двенадцать стекол, тот, какого бы роду ни был, возьмет царевну себе в жены и получит за нею полцарства. А в этом царстве жил купец; у него было три сына: два - старший и средний - умные, а третий - меньшой - дурак. Вот старшие братья и говорят: Мы, батюшка, поедем добывать царевну. - Поезжайте с богом! - говорит купец. Взяли они себе что ни самых лучших лошадей и стали собираться в путь-дорогу, а дурак тоже себе собирается. - Куда тебе, дураку, ехать, - говорят братья, - где тебе поцеловать царевну! - и всячески над ним смеются. Поехали они, а дурак вслед потащился на худой, паршивой лошаденке. Выехал в поле да как крикнет зычным голосом: Гой ты, сивка-бурка, вещая каурка! Стань передо мною, как лист перед травою. - Откуда ни взялся отличный конь, бежит - земля дрожит. Дурак влез ему в одно ушко, в другое вылез и сделался такой молодец да красавец, что и не видывано и не слыхивано! Сел на коня, приехал к царскому дворцу, как разлетится - так шесть стекол и разбил. Все так и ахнули, кричат: Кто таков? Ловите его, держите! - А его и след простыл. Уехал себе в поле, опять влез своему коню в одно ушко, в другое вылез и стал такой же дурак, каков был прежде; сел на клячу, приехал домой и лег на печке. Воротились и братья, рассказывают: Вот, батюшка, был молодец так молодец! Шесть стекол зараз пробил! - А дурак с печки кричит: Братцы, а братцы! Не я ли это был? - Куды тебе, дураку! Тебе ли добыть царевну! Ты ее ногтя не стоишь. - На другой день братья опять собрались ехать к царскому дворцу, а дурак тоже себе собирается. Ты зачем, дурак? - смеются братья. - Недоставало тебя там, что ли? - А дурак выехал опять на паршивой, лядащей лошаденке в поле и крикнул зычным голосом: Гой ты, сивка-бурка, вещая каурка! Стань передо мною, как лист перед травою. - Конь бежит, земля дрожит. Опять влез коню в одно ушко, в другое вылез и сделался такой молодец да красавец, что и не видывано и не слыхивано! Разлетелся на царском дворе, так все двенадцать стекол и разбил и поцеловал царевну Неоцененную Красоту, а она ему прямо в лоб клеймо и приложила. Все так и ахнули, кричат: Кто таков? Ловите его, держите! - А его и след простыл. Уехал себе в поле, опять влез своему коню в одно ушко, в другое вылез и стал такой же дурак, каков был прежде. Приехал домой, завязал свой лоб тряпицею, притворился, что голова болит, и лег на печку. Воротились и братья и рассказывают: Эх, батюшка, вот был молодец так молодец! Зараз пробил все двенадцать стекол и поцеловал царевну. - А дурак с печки отзывается: Братцы, а братцы! Не я ли это был? - Куды тебе, дураку! - Царевна тем времечком думает: кто бы таков был ее жених? Приходит к царю и говорит: Батюшка, позволь мне собрать всех царевичей и королевичей, дворян, и купцов, и всяких крестьян на пир, на беседу и поискать, кто меня поцеловал. - Царь дозволил. Вот собрался весь крещеный мир; царевна сама всех обходит, сама всех вином угощает да высматривает, не приметит ли у кого на лбу клейма. Обошла уж всех и под конец стала подносить вино дураку. А что это у тебя завязано? - спрашивает царевна. Так, ничего! Голова болит, - отвечает дурак. - Ну-ка развяжи! - Дурак развязал голову; царевна узнала клеймо и обмерла. Царь и говорит ей: Теперь уже этого слова изменить нельзя; так тому и быть, будь ему женою. - Перевенчали дурака с царевною; она горько-горько плачет, а другие две царевны, ее сестры, что повыходили замуж за царевичей, смеются над нею: Вот вышла за дурака! - Раз царь призывает своих зятьев и говорит им: Любезные мои зятья! Я прослышал, что в этаком-то царстве, в этаком-то государстве есть диковинка: свинка золотая щетинка. Нельзя ли ее каким образом добыть? Постарайтесь-ка! - Вот двое умных-то зятьев оседлали себе самых что ни на есть отличных лошадей, сели и поехали. Ну что ж? - говорит царь дураку. - И ты поезжай. - Дурак взял с конюшни что ни есть самую последнюю клячу и поехал следом за царевичами; выехал в поле, закричал зычным голосом: Гой ты, сивка-бурка, вещая каурка! Стань передо мною, как лист перед травою. - Откуда ни взялся чудесный конь, так и храпит, копытом землю роет. Дурак влез ему в одно ушко, в другое вылез; откуда ни выскочили - стали перед ним два молодца и спрашивают: Чего хочешь, чего изволишь? - Чтоб была здесь разбита палатка, в палатке кроватка, а возле гуляла бы свинка золотая щетинка. - Все это явилось в одну минуту: раскинулась палатка, в палатке кроватка, на кроватке разлегся дурак, да таким молодцом, что никому не признать его! А свинка золотая щетинка гуляет возле по лугу. Другие зятья ездили-ездили, нигде не видали свинки золотой щетинки и ворочаются уж домой; подъезжают к палатке и видят диковинку. Ах, вот где ходит-гуляет свинка золотая щетинка! Поедем, - говорят, - что ни дать - дадим, а уж купим свинку золотую щетинку да угодим нашему тестю. - Подъехали к палатке и поздоровались. Дурак спрашивает: Чего вы ездите, чего ищете? - Не продашь ли нам свинку золотую щетинку? Мы давно ее ищем. - Нет, не продажная; себе нужна. - Что хошь возьми, только продай! - и дают они за свинку тысячу, и две, и три тысячи, и больше. Дурак не соглашается: Не возьму и ста тысяч! - Пожалуйста, уступи; возьми что хочешь. - Ну, коли она вам очень надобна, я, пожалуй, отдам и недорого возьму: с ноги по мизинцу. - Вот они подумали-подумали, сняли сапоги и отрезали с ноги по мизинцу. Дурак взял пальцы и спрятал к себе, а свинку золотую щетинку отдал. Зятья приезжают домой и приводят с собою свинку золотую щетинку; царь от радости не знает, как их назвать, где посадить и чем угостить. - Не видали ль где дурака? - спрашивает их царь. - Видом не видали, слыхом не слыхали! - А дурак влез коню в одно ушко, вылез в другое и стал такой же дурак, каков был прежде; убил свою клячу, содрал с нее кожу и надел на себя, потом наловил сорок, ворон, галок да воробьев, нацеплял кругом на себя и пошел домой. Пришел во дворец и распустил всех своих птиц; они разлетелись по разным сторонам и побили почитай все окна. Царевна Неоцененная Красота как увидела это, так и залилась слезами, а сестры ее так и хохочут: Наши мужья привезли свинку золотую щетинку, а твой-то дурак, посмотри-ка, посмотри, каким уродом нарядился! - А царь закричал на дурака: Это что за неуч! - Ну, хорошо. - В другой раз царь призвал своих зятьев и говорит им: Любезные мои зятья! Я прослышал, что в этаком-то царстве, в этаком-то государстве есть диковинка: олень золоторогий, золотохвостый. Нельзя ли его коим образом достать? - Можно, ваше царское величество. - Вот двое умных-то зятьев оседлали себе что ни самых лучших лошадей и поехали. - Ну что ж? - говорит царь дураку. - Поезжай и ты. - Дурак взял с конюшни что ни есть самую последнюю клячу и поехал следом за умными зятьями. Выехал в поле, закричал зычным голосом: Гой ты, сивка-бурка, вещая каурка! Стань передо мною, как лист перед травою. - Откуда ни взялся чудесный конь, так и храпит, копытом землю роет. Вот он влез ему в одно ушко, вылез в другое; откуда ни выскочили - стали перед ним два молодца и спрашивают: Чего хочешь, чего изволишь? - Чтоб была здесь разбита палатка, в палатке кроватка, а возле гулял олень золоторогий, золотохвостый. - В ту же минуту раскинулась палатка, в палатке кроватка, на кроватке разлегся дурак, да таким красавцем, что и не признаешь! А возле гуляет по лугу олень золоторогий, золотохвостый. Умные зятья ездили, ездили, нигде не видали такого оленя и ворочаются домой; стали подъезжать к палатке и видят диковинку. Вот где гуляет-то олень золоторогий, золотохвостый! Поедем, - говорят, - что ни дать - дадим, а уж купим этого оленя да угодим тестю. - Подъехали, поздоровались. Дурак спрашивает: Чего вы ездите, чего ищете? - Не продашь ли нам оленя золоторогого, золотохвостого? - Нет, не продажный; себе надобен. - Что хошь возьми, да продай! - и дают за оленя тысячу, и две, и три тысячи, и больше. Дурак и слышать не хочет, не берет денег: А коли вам полюбился мой олень, я, пожалуй, за него недорого возьму: с руки по мизинцу. - Вот они подумали -подумали и согласились, сняли перчатки и отрезали с руки по мизинцу. Дурак спрятал пальцы к себе, а оленя отдал. Приезжают зятья домой и приводят оленя золоторогого, золотохвостого; царь от радости не знает, как их назвать, где посадить и чем угостить. - Не видали ль где дурака? - спросил царь. - Видом не видали, - говорят зятья, - слыхом не слыхали! - А дурак влез опять коню в одно ушко, вылез в другое и стал таким же, каков был прежде; убил свою клячу, содрал с нее кожу и надел на себя, наловил после галок, ворон, сорок, воробьев, нацеплял их кругом себя и пошел домой. Опять приходит во дворец и пустил птиц в разные стороны. Жена его, царевна, так и зарыдала, а сестры ее смеются: Наши мужья привели оленя золоторогого, золотохвостого, а твой-то дурак - посмотри-ка, посмотри!..- Царь на дурака закричал: Что за неуч такой! - а умным зятьям полцарства отдал. В третий раз призывает царь своих зятьев и говорит: Ну, любезные мои зятья, отдам я вам и все мое царство, коли вы добудете мне коня золотогривого, золотохвостого, о котором прослышал я, что есть в этаком-то царстве, в этаком-то государстве. - Вот двое умных-то зятьев оседлали себе по-прежнему что ни есть самых лучших лошадей и поехали в путь-дорогу. Царь посылает и дурака: Ну что ж? Поезжай и ты. - Дурак взял с конюшни самую последнюю клячу и поехал следом за умными; выехал в поле и закричал зычным голосом: Гой ты, сивка-бурка, вещая каурка! Стань передо мною, как лист перед травою. - Откуда ни взялся чудесный конь, так и храпит, копытом землю роет. Вот влез он ему в одно ушко, в другое вылез - и сделался таким красавцем, что и признать его никому невмочь! Вдруг откуда ни выскочили - стали перед ним два молодца и спрашивают: Чего хочешь, чего изволишь? - Чтобы была здесь разбита палатка, в палатке кроватка, а возле гулял бы конь золотогривый, золотохвостый. - Тотчас раскинулась палатка, в палатке кроватка, на кроватке разлегся дурак, а возле гуляет по лугу конь золотогривый, золотохвостый. Умные зятья ездили-ездили, нигде не видали такого коня и ворочаются домой; стали подъезжать к палатке и видят такую диковинку. - Вот где ходит-гуляет конь золотогривый, золотохвостый! Поедем, - говорят, - что ни дать - дадим, а уж купим коня золотогривого, золотохвостого да угодим тестю. - Подъехали, поздоровались. Дурак говорит: Чего вы ездите, чего ищете? - Продай нам коня золотогривого, золотохвостого. - Нет, не продажный; самому нужен. - Что хошь возьми, только продай! - и дают ему за коня тысячу, и две, и три тысячи, и больше. - Не возьму и сотни тысяч! - говорит дурак. - Пожалуйста, уступи; возьми что знаешь. - Ну, коли вам очень надо, я, пожалуй, отдам и недорого возьму: дайте со спины по ремню вырезать. - Вот они думали-думали, мялись-мялись, и коня-то очень хочется, и себя-то жалко, и решились наконец: разделись, сняли с себя рубашки, дурак вырезал у них из спины по ремню; взял и спрятал ремни к себе, а им отдал коня. Приезжают зятья домой и приводят с собой коня золотогривого, золотохвостого; царь от радости не знает, как их назвать, где посадить и чем угостить, и отдал им и остальную половину своего царства. А дурак опять влез коню в одно ушко, вылез в другое и стал таким же, каков был прежде; опять убил свою клячу, содрал с нее кожу и надел на себя, наловил галок, сорок, ворон, воробьев и нацеплял их кругом себя. Пришел во дворец и распустил птиц по сторонам: они разлетелись и побили почитай все окна. Царевна-то, его жена, плачет, а сестры ее так и смеются: Наши мужья привели коня золотогривого, золотохвостого, а твой-то дурак, посмотри-ка, посмотри, каким уродом идет! - Закричал царь на дурака: Что это за неуч такой! Я тебя велю расстрелить! - А дурак спрашивает: Чем-то будешь меня жаловать? - За что тебя, дурака, жаловать-то? - Да коли пойдет на правду, я добыл тебе и свинку золотую щетинку, и оленя золоторогого, и коня золотогривого. - А чем докажешь? - спрашивает царь. Дурак говорит: Вели, государь, снять своим зятьям сапоги-то. - Зятья начали переминаться, не хотят снимать сапогов. - Снимите сапоги, - заставляет царь, - тут еще нет вины. - Сняли сапоги; царь смотрит: нет у них на ногах по пальцу. - Вот ихние пальцы! - говорит дурак. - Прикажите теперь снять им перчатки. - Сняли перчатки, и на руках нет по пальцу. - Вот они! - говорит дурак. - Прикажите-ка теперь снять им рубашки. - Царь видит, что дело идет на правду, велел им раздеваться. Сняли рубашки, видит царь: у каждого вырезано из спины по ремню, шириною пальца в два. - Вот эти ремни! - говорит дурак и рассказывает все, как было. Царь не знал, как его угостить и как пожаловать; отдал ему все царство, а других зятьев за то, что обманывали, велел расстрелить. Дурак вышел в поле, закричал зычным голосом: Гой ты, сивка-бурка, вещая каурка! Стань передо мною, как лист перед травою. - Конь бежит, земля дрожит. Дурак влез в одно ушко, вылез в другое, сделался молодцом да красавцем, воротился домой и стал с своею царевною жить да поживать да добра наживать
184. Свинка золотая щетинка, утка золотые перышки, золоторогий олень и золотогривый конь Жив колись на світі старенький панок вдовець і мав у себе трьох синів: двох розумних, а третього дурня; і дурень усе було сидить у грубі (в печи) і мне в попелі пузирі. Як же прийшла пора батькові умирати, то він, зізвавши до себе усіх, заповідав, щоб вони, де його поховають, приходили по очереді три ночі зряду кождий особне до його на могилу: старший на першу ніч, середульший на другу, а дурень на третю. І послі, як умер, вони його поховали і одпоминали; то дурень, діждавшись темноi ночі, виліз із груби і, побачивши, що у братів повні хати гостей, пють та бенкетують (пируют), спитав старшого: чи піде він на могилу до батька - і почувши, як сказав той: не хочу, - побрів сам, нікому не сказавши, до могили і сів із-боку коло iй. У саму ж глупу (глухую) ніч земля на могилі розступилась і батько, вилізши наверх з ямы, спитав: А хто тут сидить? - Як же почув, що обізвався дурень і розказав, що старший казав: іти не хочу, - то він, оддаючи йому уздечку, велів, щоб коли йому буде яка нужда або чого треба - то потряс би уздечкою, і до його прибіжить зараз чорний кінь; тогді вліз би йому у праве ухо, а у ліве виліз і загадував коню, чого йому треба. А сам поліз упять у яму, і могила затулилась (затворилась). Тогді дурень, узявши уздечку, вернувся додому і поліз у грубу спати. На другий же день, почувши, що гості у братів бенкетують, і, діждавшись ночі, знайшов середульшого і спитав: чи піде він до батька на могилу? Но як сказав і сей, що не хочу, то він побрів сам і сів на тім же місці коло могили. У саму ж глупу ніч земля на могилі розступилась, батько з ями виліз наверх, і, узнавши, що сидить дурень, а середульший сказав: не хочу, - то він, оддавши йому і другу уздечку, тоже велів: як треба колись буде - щоб він потряс уздечкою, і зараз прибіжить до його рижий кінь; то він щоб уліз йому у праве ухо, а у ліве виліз і загадував коню, чого йому треба. Сам сховався у яму, земля затулилась, а дурень, вернувшись додому, поліз у грубу спати. Проснувшись же на третій день, почув, що усе гості бенкетують, і діждавшись ночі, пішов на могилу, як тільки гаразд смеркло, і сів у тім же самім місці коло могили. Земля розступилась, батько з ями виліз і, побачивши, що сидить дурень, оддав йому і третю уздечку і розказав, що коли йому чого буде треба, то щоб потряс єю - і тогді вже прибіжить до його кінь сивий; щоб вліз йому в праве ухо, а у ліве виліз і загадував, чого буде треба. Попрощавсь з дурнем, не звелів вже до могили приходити, поліз у яму. Земля затулилась, і дурень, з уздечкою вернувшись додому, поліз у грубу спати. У те ж саме время цар тіеi земельки, де жив дурень з братами, мавши у себе одну дочку дівку, построiв терем, чи стовп камяний превисокий, і розіслав по царству бумаги, що хто з молодців дістане там дочку його, за того оддасть ii і усе царство з нею. І назначив для того три дні, коли хто схоче з царів і панів і усякого народу, зiжджатись і сходитись. То до братів дурневих зiхалось багато молодців, і брати вже туди убирались самі і коней убирали; дурень попросив, щоб узяли і його хоч подивитись, но усі вони, осміявши його, покинули дома. Дак він, узявши перву уздечку і вийшовши за царину (огорожа кругом деревни) у поле далеченько, як потряс уздечкою, то зараз прибіг до його чорний як галка кінь і поспитав, чого треба - а взнавши, звелів лізти у праве ухо, а у ліве вилазить. І як зробив се дурень, то сам себе не пізнав в дорогій одежі - дуже хороший зробився! А кінь його поспитав: чи бігти по землі, чи піднятись вище. Скочивши раз, полетів, як птиця, і долетівши до царівни, мимо ii промчався. Тут народ наробив крику, щоб ловити; но він, як птиця, тільки мелькнув, одбіг у поле, зняв з коня узду, сам перемінився, прийшов додому і поліз у грубу. Як же приiхали брати і навезли гостей до себе, то тільки і мови було, що про тее чудо. На другий же день упять народ збирався, і до братів заiхало товариство і вже готовились iхать, так і дурень попрохавсь, щоби взяли його хоч подивитись. Но вони, над ним насміявшись, поiхали. Тогді дурень, узявши другу уздечку, вийшов у поле далеченько, потряс уздечкою - і зараз прибіг до його рижий кінь і поспитав: чого треба? - а взнавши, звелів влізти у праве ухо, а у ліве вилізти. І як зробив тее дурень, то став ще в багатшій одежі і кращий, ніж первий раз. І звелів коню нести його од землі високо. Кінь як скочив раз, то дурень і не вглядів, коли став коло царівни і ii минув; прибігши ж у поле, почув, що народ кричав: Ловіть!, но вже пізно. Він з коня уздечку зняв, сам перемінився, пішов додому і поліз у грубу. Брати приiхали з гостями і усе розказували тее чудо. А на третій день упять народ туда ж збирався; до братів заiхало товариство, і вже з двора виiжджали, тогді і дурень, узявши третю уздечку, вийшов у поле, потряс уздечкою - і зараз прибіг до його кінь сивий і, взнавши, для чого він званий, звелів пролізти у обое уха. А як дурень тее зробив, то явивсь ще в багатшій одежі і кращий од первих двох разів і звелів нести його од землі високо. Кінь як скочив раз - долетів до царівни; дурень зірвав у неi із шиi платочок, а вона вдарила його в лоб перстнем - напечаталась печатка. Народ кричав, кричав, що ловіть, но він пролетів, з коня уздечку зняв у полі, сам перемінився, прийшов додому і уліз у грубу, а печатка на лобі осталася вічно. На другий же день послав цар усіх оглядати, у кого на лобі осталась печатка. Посланці, обійшовши скрізь і усіх оглядівши, привернули і до братів, і не знайшовши ні на одному печатки, виволокли дурня з груби за ноги, і як угляділи на його лобі печатку - полякались (испугались); узявши з собою дурня, повели до царя, і цар, щоб не ізмінять слова, звелів попам його з дочкою звінчати і дав iм, щоб вони жили, особу хатину. А сам обявив, що хто приведе до його козу, на которій золота та срібна шерсть, тому вручить царство. Зібралось багато різного народу і по усіх дорогах і стежках розiхались кози шукати. Так і дурень упросив жінку, щоб випросила і йому у царя яку-небудь шкапу (клячу). А як вона з сльозами випросила водовоза, то він, узявши з собою перву уздечку і сівши на шкапу задом до голови, а очіма до хвоста, узяв у зуби хвіст і, поганяючи долонею (ладонью), виiхав у поле, а там, вставши, узяв за хвіст, смикнув (дернул) і зтяг шкуру, стерво (тело, туловище) покинув собакам, а сам потряс уздечкою, і як прибіг до його чорний кінь, то він, розказавши, чого треба, і взнавши од його, де коза ходить, проліз крізь уха, перемінився зовсім і, сівши на коня, зараз козу піймав, привязав до стремена і вернувся назад потихеньку. Недалеко ж одiхавши, зустрів (встретил) одного із тих, що поiхали козу шукати, і той став просить, щоб він узнав, що хоче, і козу йому оддав. Так дурень стребовав із правоi руки од крайнього пальця урізать один сустав, і той согласився; так він козу оддав, а сустав заховав у кишеню (в мешок). І як розiхались, то дурень узду з коня зняв і прийшов додому, а той як привів до царя козу, то цар зготував обід, скликав народ і обявив, що хто ще приведе до його дикого кабана в золоті та в сріблі, то той і царство получить. На другой день зібрався народ, і усі в різні сторони розiхались кабана шукати. І дурень упять намігся (напустился) на жінку, щоб і йому випросила у царя шкапу. І та як з плачем випросила, то він упять, виiхавши у поле, зтяг шкуру, покинув стерво у полі, а сам потряс другою уздечкою. І як прибіг кінь рижий, то він, розказавши, чого треба, і почувши од його, де кабан ходить, проліз у обое уха, перемінився, сів на коня і зараз піймав кабана, привязав у пояса і вернувся назад. Недалеко ж одiхавши, зустрів упять того, що козу купив, і як став він прохати (просить), щоб і кабана йому оддав, то дурень потребовав, щоб на правій же руці дав одрізать другого пальця перший сустав; і той согласився. Він урізав сустав, заховав у кишеню, оддав кабана, а сам, одiхавши, зняв уздечку, коня пустив і вернувся додому. Як же той привів кабана, то цар звелів готувати обід, усіх скликав і сказав, що хто іще приведе у послідній раз кобилу в золоті та сріблі, то той вже получить і царство. На третій день зібрався народ, і усі розiхались в різніi місця кобилу шукати. Так і дурень на жінку намігся, щоб йому випросила шевлюгу (клячу). Вона пішла до царя, і хоч той не хотів давати за те, що двое вже пропало, но, уваживши на сльози, дав; а сей, виiхавши у поле, также зтяг шкуру, стерво покинув собакам, а сам узяв третю уздечку і потряс. І як прибіг кінь сивий і дурень йому розказав, чого треба, а кінь обявив, що кобила тепер з ним паслась у полі, то він, пролізши в обоє уха, перемінився, на коня сів і зараз кобилу піймав і вернувся назад. Не доiжджаючи додому, зустрів упять того ж чоловіка і за кобилу зторговався, щоб на тій руці урізать третього пальця первий сустав. І як урізав, сховав сустав у кишеню, сам одiхав, з коня узду зняв і вернувся додому. А як привели кобилу, то царь звелів готувати обід, поззивав народ і, сидя за столом, обявив, що завтра вручає царство тому, хто піймав козу, кабана і кобилу. Тогді дурень обявив, що усе половив він і попродав за сустави на правій руці із пальців, і, вийнявши, поклав на тарілку сустави, а тому звелів, щоб показав руку. Тогді народ здивувався, цар і його жінка зрадувались, повставали од обіда, вийшли усі на двір, а дурень потряс усіми трьома уздечками - прибігли усі три коні; він лазив до усіх у обое уха і перемінявся так, що із хорошого зробився кращим, а із кращого йще кращим, на конях літав поверх хат і лісів. Коней він не пустив у поле, а поставив з кобилою, кабаном і козою у стайні (в конюшне). Сам зробився царем, ввійшов жить у царські будинки (большой дом, дворец), братів зробив панами; бог послав жінці двоiх близнюків-діток; над батьком вистроiв церков, щодня (ежедневно) його поминае, сам пе горілку з барильця (бочонка), і я прихопився (примкнул) тай собі напився - по бороді текло, а в роті не було!
185. Волшебный конь В некотором царстве, в некотором государстве жил-был старик со старухою, и за всю их бытность не было у них детей. Вздумалось им, что вот-де лета их древние, скоро помирать надо, а наследника господь не дал, и стали они богу молиться, чтобы сотворил им детище на помин души. Положил старик завет: коли родит старуха детище, в ту пору кто ни попадется первый навстречу, того и возьму кумом. Через сколько-то времени забрюхатела старуха и родила сына. Старик обрадовался, собрался и пошел искать кума; только за ворота, а навстречу ему катит коляска, четверней запряжена; в коляске государь сидит. Старик не знавал государя, принял его за боярина, остановился и давай кланяться. - Что тебе, старичок, надобно? - спрашивает государь. - Да прошу твою милость, не во гнев будь сказано: окрести моего новорожденного сынка. - Аль у тебя нет никого на деревне знакомых? - Есть у меня много знакомых, много приятелей, да брать в кумовья не годится, потому что такой завет положон: кто первый встретится, того и просить. - Хорошо, - говорит государь, - вот тебе сто рублев на крестины; завтра я сам буду. - На другой день приехал он к старику; тотчас позвали попа, окрестили младенца и нарекли ему имя Иван. Начал этот Иван расти не по годам, а по часам - как пшеничное тесто на опаре подымается; и приходит ему каждый месяц по почте по сту рублев царского жалованья. Прошло десять лет, вырос он большой и почуял в себе силу непомерную. В то самое время вздумал про него государь, есть-де у меня крестник, а каков он - не ведаю; пожелал его лично видеть и тотчас послал приказ, чтобы Иван крестьянский сын, не медля нимало, предстал пред его очи светлые. Стал старик собирать его в дорогу, вынул деньги и говорит: На-ка тебе сто рублев, ступай в город на конную, купи себе лошадь; а то путь дальний - пешком не уйдешь. - Иван пошел в город, и попадается ему на дороге стар человек. - Здравствуй, Иван крестьянский сын! Куда путь держишь? - Отвечает добрый молодец: Иду, дедушка, в город, хочу купить себе лошадь. - Ну так слушай меня, коли хочешь счастлив быть. Как придешь на конную, будет там один мужичок лошадь продавать крепко худую, паршивую; ты ее и выбери, и сколько б ни запросил с тебя хозяин - давай, не торгуйся! А как купишь, приведи ее домой и паси в зеленых лугах двенадцать вечеров и двенадцать утров по росам - тогда ты ее узнаешь! - Иван поблагодарил старика за науку и пошел в город; приходит на конную, глядь - стоит мужичок и держит за узду худую, паршивую лошаденку. - Продаешь коня? - Продаю. - А что просишь? - Да без торгу сто рублев. - Иван крестьянский сын вынул сто рублев, отдал мужику, взял лошадь и повел ко двору. Приводит домой, отец глянул и рукой махнул: Пропащие деньги! - Подожди, батюшка! Авось на мое счастье лошадка поправится. - Стал Иван водить свою лошадь каждое утро и каждый вечер в зеленые луга на пастбище, и вот как прошло двенадцать зорь утренних да двенадцать зорь вечерних - сделалась его лошадь такая сильная, крепкая да красивая, что ни вздумать, ни взгадать, разве в сказке сказать, и такая разумная - что только Иван на уме помыслит, а она уж ведает. Тогда Иван крестьянский сын справил себе сбрую богатырскую, оседлал своего доброго коня, простился с отцом, с матерью и поехал в столичный город к царю-государю. Ехал он близко ли, далеко ль, скоро ли, коротко ль, очутился у государева дворца, соскочил наземь, привязал богатырского коня за кольцо к дубовому столбу и велел доложить царю про свой приезд. Царь приказал его не задерживать, пропустить в палаты без всякой задирки. Иван вошел в царские покои, помолился на святые иконы, поклонился царю и вымолвил: Здравия желаю, ваше величество! - Здравствуй, крестник! - отвечал государь, посадил его за стол, начал угощать всякими напитками и закусками, а сам на него смотрит-дивуется: славный молодец - и лицом красив, и умом смышлен, и ростом взял; никто не подумает, что ему десять лет, всякий двадцать даст, да еще с хвостиком! - По всему видно, - думает царь, - что в этом крестнике дал мне господь не простого воина, а сильномогучего богатыря. - И пожаловал его царь офицерским чином и велел при себе служить. Иван крестьянский сын взялся за службу со всею охотою, ни от какого труда не отказывается, за правду грудью стоит; полюбил его за то государь пуще всех своих генералов и министров и никому из них не стал доверять так много, как своему крестнику. Озлобились на Ивана генералы и министры и стали совет держать, как бы оговорить его перед самим государем. Вот как-то созвал царь к себе знатных и близких людей на обед; как уселись все за стол, он и говорит: Слушайте, господа генералы и министры! Как вы думаете о моем крестнике? - Да что сказать, ваше величество! Мы от него не видали ни худого, ни хорошего; одно дурно - больно хвастлив уродился. Уж не раз от него слыхивали, что в таком-то королевстве, за тридевять земель, выстроен большой мраморный дворец, а кругом превысокая ограда поставлена - не пробраться туда ни пешему, ни конному! В том дворце живет Настасья прекрасная королевна. Никому ее не добыть, а он, Иван, похваляется ее достать, за себя замуж взять. - Царь выслушал этот оговор, приказал позвать своего крестника и стал ему сказывать: Что ж ты генералам да министрам похваляешься, что можешь достать Настасью-королевну, а мне про то ничего не докладываешь? - Помилуйте, ваше величество! - отвечает Иван крестьянский сын. - Мне того и во сне не снилося. - Теперь поздно отпираться; у меня коли похвалился, так и дело сделай; а не сделаешь - то мой меч, твоя голова с плеч! - Запечалился Иван крестьянский сын, повесил свою головушку ниже могучих плеч и пошел к своему доброму коню. Возговорит ему конь человеческим голосом: Что, хозяин, кручинишься, а мне правды не сказываешь? - Ах, мой добрый конь! Отчего мне веселому быть? Оговорило меня начальство перед самим государем, будто я могу добыть и взять за себя замуж Настасью прекрасную королевну. Царь и велел мне это дело исполнить, а не то хочет рубить голову. - Не тужи, хозяин! Молись богу да ложись спать; утро вечера мудренее. Мы это дело обделаем; только попроси у царя побольше денег, чтобы не скучать нам дорогою, было бы вдоволь и поесть и попить, что захочется». Иван переночевал ночь, встал поутру, явился к государю и стал просить на поход золотой казны. Царь приказал выдать ему, сколько надобно. Вот добрый молодец взял казну, надел на своего коня сбрую богатырскую, сел верхом и поехал в путь-дорогу. Близко ли, далеко ль, скоро ли, коротко ль, заехал он за тридевять земель, в тридесятое королевство, и остановился у мраморного дворца; кругом дворца стены высокие, ни ворот, ни дверей не видно; как за ограду попасть? Говорит Ивану его добрый конь: Подождем до вечера! Как только стемнеет - оборочусь я сизокрылым орлом и перенесусь с тобой через стену. В то время прекрасная королевна будет спать на своей мягкой постели; ты войди к ней прямо в спальню, возьми ее потихоньку на руки и неси смело. - Вот хорошо, дождались они вечера; как только стемнело, ударился конь о сырую землю, оборотился сизокрылым орлом и говорит: Время нам свое дело делать; смотри не давай маху!   - Иван крестьянский сын сел на орла; орел поднялся в поднебесье, перелетел через стену и поставил Ивана на широком дворе. Пошел добрый молодец в палаты, смотрит - везде тихо, вся прислуга спит глубоким сном; он в спальню - на кроватке лежит Настасья прекрасная королевна, разметала во сне покровы богатые, одеяла соболии. Засмотрелся добрый молодец на ее красоту неописанную, на ее тело белое, отуманила его любовь горячая, не выдержал и поцеловал королевну в уста сахарные. От того пробудилась красная девица и с испугу закричала громким голосом; на ее голос поднялись, прибежали слуги верные, поймали Ивана крестьянского сына и связали ему руки и ноги накрепко. Королевна приказала его в темницу посадить и давать ему в день по стакану воды да по фунту черного хлеба. Сидит Иван в крепкой темнице и думает думу невеселую: Верно, здесь мне положить свою буйную голову! - А его добрый богатырский конь ударился оземь и сделался малою птичкою, влетел к нему в разбитое окошечко и говорит: Ну, хозяин, слушайся: завтра я выломлю двери и тебя ослобоню; ты спрячься в саду за таким-то кустом; там будет гулять Настасья прекрасная королевна, а я обернусь бедным стариком и стану просить у ней милостыни; смотри ж, не зевай, не то худо будет. - Иван повеселел, птичка улетела. На другой день бросился богатырский конь к темнице и выбил дверь копытами; Иван крестьянский сын выбежал в сад и стал за зеленым кустиком. Вышла погулять по саду прекрасная королевна, только поравнялась супротив кустика - как подошел к ней бедный старичок, кланяется и просит со слезами святой милостыни. Пока красная девица вынимала кошелек с деньгами, выскочил Иван крестьянский сын, ухватил ее в охапку, зажал ей рот таково крепко, что нельзя и малого голосу подать. В тот же миг обернулся старик сизокрылым орлом, взбился с королевною и добрым молодцем высоко-высоко, перелетел через ограду, опустился на землю и сделался по-прежнему богатырским конем. Иван крестьянский сын сел на коня и Настасью-королевну с собой посадил; говорит ей: Что, прекрасная королевна, теперь не запрешь меня в темницу? - Отвечает прекрасная королевна: Видно, мне судьба быть твоею, делай со мной, что сам знаешь! - Вот едут они путем-дорогою; близко ли, далеко ль, скоро ли, коротко ль, приезжают на большой зеленый луг. На том лугу стоят два великана, друг дружку кулаками потчуют; избились-исколотились до крови, а ни один другого осилить не может; возле них лежат на траве помело да клюка. - Послушайте, братцы! - спрашивает их Иван крестьянский сын. - За что вы деретесь? - Великаны перестали драться и говорят ему: Мы оба - родные братья; помер у нас отец, и осталось после него всего-навсего имения - вот это помело да клюка; стали мы делиться, да и поссорились: каждому, вишь, хочется все себе забрать! Ну, мы и решились драться не на живот, на смерть, кто в живых останется - тот обе вещи получит. - А давно вы спорите? - Да вот уж три года, как друг дружку колотим, а толку все не добьемся! - Эх вы! Есть из-за чего смертным боем драться. Велика ли корысть - помело да клюка? - Не говори, брат, чего не ведаешь! С этим помелом да с клюкою хоть какую силу победить можно. Сколько б неприятель войска ни выставил, смело выезжай навстречу: где махнешь помелом - там будет улица, а перемахнешь - так и с переулочком. А клюка тоже надобна: сколько б ни захватил ею войска - все в плен заберешь! - Да, вещи хорошие! - думает Иван. - Пожалуй, пригодились бы и мне. Ну, братцы, - говорит, - хотите, я разделю вас поровну? - Раздели, добрый человек! - Иван крестьянский сын слез с своего богатырского коня, набрал горсть мелкого песку, завел великанов в лес и рассеял тот песок на все на четыре стороны. - Вот, - говорит, - собирайте песок; у кого больше будет, тому и клюка и помело достанутся. - Великаны бросились собирать песок, а Иван тем временем схватил и клюку и помело, сел на коня - и поминай как звали! Долго ли, коротко ли, подъезжает он к своему государству и видит, что его крестного отца постигла беда немалая: все царство повоевано, около стольного города стоит рать-сила несметная, грозит все огнем пожечь, самого царя злой смерти предать. Иван крестьянский сын оставил королевну в ближнем лесочке, а сам полетел на войско вражее; где помелом махнет - там улица, где перемахнет - там с переулочком! В короткое время перебил целые сотни, целые тысячи; а что от смерти уцелело, то зацепил клюкою и живьем приволок в стольный город. Царь встретил его с радостью, приказал в барабаны бить, в трубы трубить и пожаловал генеральским чином и несметной казною. Тут Иван крестьянский сын вспомнил про Настасью прекрасную королевну, отпросился на время и привез ее прямо во дворец. Похвалил его царь за удаль богатырскую, велел ему дом готовить да свадьбу справлять. Женился Иван крестьянский сын на прекрасной королевне, отпировал свадьбу богатую и стал себе жить, не тужить. Вот вам сказка, а мне бубликов связка

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001 Copyright © Трагедия Свободы, 2001-2004